'Вопросы к интервью
А.ПЛЮЩЕВ: В Москве 22 часа 10 минут, вас приветствует Александр Плющев. Минут через семь я вернусь сюда со своими гостями, чтобы уже вместе с вами начать обсуждать темы сегодняшнего эфира. О чем пойдет речь, вы прямо сейчас и услышите.

Сегодня мы попробуем поговорить о том, как интернет шагает по России. Нас с вами как обычных пользователей прежде всего интересует возможность подключения к интернету, и вправду, насколько легко и затратно оно в зависимости от региона? Набор каких услуг мы получим за одну и ту же сумму в разных городах? И получим ли? Ну и кроме того, время от времени мы путешествуем по родной стране. поэтому понять, как работает гостевой интернет, то есть насколько доступна разовое, а не постоянное подключение, весьма полезно. Вот обо всем этом и пойдет речь в сегодняшней программе.

Принято считать, что цифровыми столицами у нас являются Москва и Санкт-Петербург. Массовый высокоскоростной интернет развивается здесь впечатляющими темпами. Десять лет назад пределом мечтаний считалось подключиться к домовой сети, где на одном высокоскоростном модеме сидели десятки пользователей и скорость соединения по нынешним меркам была весьма условной. Зато был свободен телефон, при этом большинство сидело на коммутируемых линиях, что не только лишало стационарной связи, но и по всем тактико-техническим характеристикам было просто ужасно. До провайдера приходилось дозваниваться, связь то и дело рвалась. Чтобы скачать одну небольшую программку или песню требовалось, ну там, минут 40. О фильмах, клипах и прочих популярных ныне сетевых развлечениях не заходило и речи. Сайты, которые содержали много картинок и прочей графики подвергались нещадной критики как недружелюбные к пользователю, заставляющие его проводить в сети больше времени. При этом пользователь как правило платил как раз за время нахождения в сети. Помнится, мои расходы на такой интернет достигали 150 долларов в месяц, и это, повторюсь, при ужаснейшем качестве самой услуги. Сейчас этой суммы при гораздо лучших условиях связи хватит чуть ли не на год. В столицах уже выросло поколение, которое не знает, что означает словосочетание «Dial-Up». Бурное развитие получила технология ADSL, где тон задавала компания, ныне называющаяся ComStar Direct, а затем и другие виды высокоскоростного подключения. А сейчас при подключении практически в любом московском доме можно выбрать не только провайдера, но и вид подключения – через телефонную линию, которая при этом остается свободной для звонков, через специально выделенный кабель, через телевизионную антенну, а в центре столицы есть устойчивое Wi-Fi-покрытие, что вообще избавляет от кабелей и проводов. За каких-то лет семь стоимость высокоскоростного канала в интернет снизилось в разы. За Москвой с небольшим отставанием шел и Санкт-Петербург, где уровень проникновения интернета хоть и ниже чем в столице, но гораздо выше, чем в целом по стране. А что же остальные регионы? В прошлом году компания Яндекс провела исследование под названием «Развитие интернета в регионах России», оно подтвердило распространенное представление о существенном цифровом разрыве между Москвой и Санкт-Петербургом с одной стороны, и с остальными городами и весями с другой. Свои изыскания на этот счет проводил и Региональный Общественный центр интернет-технологий РОЦИТ, и подробнее об этом через несколько секунд, во второй части нашей программы.

Итак, исследование Яндекса подтвердило: одна из основных особенностей распространения интернета в России – огромная разница между двумя столицами и регионами. По всем показателям распространения интернета и активности пользователей лидируют Москва и Санкт-Петербург. Интернетом в России пользуются 25% взрослого населения страны, около 29 миллионов человек. Из них более 6 миллионов в Москве и Санкт-Петербурге. Доля пользователей интернета, проникновение в регионах в 2,5 раза ниже чем в Москве – 23% в регионах и 57% в столице. Кроме разницы между столицами и регионами очень заметна разница между городами и остальной частью России. Интернет используют около 40% жителей городов с населением более 100 тысяч человек. Фактически это означает, что проникновение интернета в малых городах и деревнях существенно ниже 20 процентов. Больше всего пользователей интернета после Москвы и Санкт-Петербурга в Центральном федеральном округе – 17 процентов всех российских пользователей. Меньше всего – на Урале и Дальнем Востоке, 6 и 5 процентов соответственно. Самое большое проникновение интернета среди семи федеральных округов – в Северо-Западном 31% и Дальневосточном 28%. При этом Северо-Запад без учета Санкт-Петербурга – наименее активен в интернете, практически все показатели интернет-активности пользователей Северо-Запада значительно ниже средних по федеральным округам. Яндекс не делает никаких выводов из своего исследования, а вот РОЦИТ, проводивший свое исследование несколько раньше, делает вывод, что ничего катастрофического с подключением к интернету в России, в том числе в регионах нет. Правда, за этим кроется некоторое лукавство. Действительно подключиться уже не в диковинку, только что это будет за подключение? Вот, что пишет РОЦИТ: «К числу благополучных следует отнести и ситуацию с подключением к интернету. Действительно, проблем, связанных с приобретением компьютеров, в том числе по льготным программам, и получением коммутируемого доступа в сеть в городах исследования практически нет. С распространением высокоскоростных технологий передачи информации ситуация несколько более сложная. Также в некоторых регионах отмечено давление крупных операторов связи на местных провайдеров, а также завышенные цены на некоторые виды услуг. Однако факт остается фактом: интернет в российских городах перестал быть экзотикой, и подключение к нему доступно для значительной части населения». Обращу ваше внимание на очень важную, как мне представляется, вещь, а именно давление крупных операторов связи на местных провайдеров, а также завышение цены. Известно, что в большинстве регионов уровень жизни ниже чем в столицах, поэтому любая услуга, которая предлагается еще дороже, чем в Москве и Санкт-Петербурге, становится для местного населения практически недоступной. Ситуация с, условно говоря, интернетом для путешественников также остается крайне неровной. Основным остается стационарное подключение в интернет-кафе и гостиницах, Wi-Fi-соединения в точках общепита, отелях, аэропортах и так далее, а также GPRS и CDMA, для подключения к которым используются мобильные телефоны и коммуникаторы, самостоятельно или в виде модема. С одной стороны, доступ в интернет можно встретить порой в весьма неожиданных и даже глухих местах, с другой, казалось бы, вполне себе развитых населенных пунктах интернетом, что называется, и не пахнет. Да что там интернет? Мобильная связь до сих пор встречается далеко не везде. В конце сентября этого года я ездил на анимационный фестиваль Крок, который проходил на теплоходе, путешествующем по северу. Ладожское и онежское озера и река Свирь. Телефонная связь отсутствовала часами. Есть населенные пункты, в которых не присутствует какой-нибудь один из операторов «большой тройки». Какой уж там интернет? Ситуация в разных регионах разная, но похоже, главная причина медленного развития интернет-проникновения заключается в монополизированности рынка связи. Там, где есть серьезная конкуренция, как в Москве и Санкт-Петербурге, цена на подключение быстро становится приемлемой для пользователей, и чаще всего он даже не замечает ее в структуре своих расходов. Хотя, наверняка, у вас есть свое мнение на этот счет.

Увы не все упомянутые ссылки легко запомнить, зато можно посмотреть на сайте plushev.com в разделе ЭхоНет, или просто поискать их там по ключевым словам. Ну а не найдете – пишите plushev@gmail.com. Текст ведущего читал Александр Плющев, за звукорежиссерским пультом работала Елена Королева. До следующих встреч в эфире.



А.ПЛЮЩЕВ: 22 часа 18 минут, слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». У нас в гостях Артемий Лебедев и Николай Данилов, он же Норвежский лесной. Как тебя лучше называть в эфире?

Н.ДАНИЛОВ: Да как угодно.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Будешь тогда Лесным. Добрый вечер.

А.ЛЕБЕДЕВ: Здравствуйте.

Н.ДАНИЛОВ: Добрый вечер.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, буквально эти люди, только что, примерно месяц назад вернулись из этнографической экспедиции по России. Там было много трудностей разных, может быть, мы о них тоже поговорим, но как мне кажется с точки зрения нашей программы, интересней всего поговорить про интернет в России, и вот как мы сделаем. Наши слушатели, особенно в регионах, ну и в Москве тоже, разумеется, вы все наверняка общаетесь с жителями каких-либо регионов, по интернету в том числе, или сами, бывает, ездите, и так далее – и московский опыт, и питерский тоже интересен, так вот. Все слушатели наши будут рассказывать, если захотят, о том, как в их местности обстоят дела с подключением к интернету, почем это стоит и так далее, ну, каковы самые выгодные предложения, какова там скорость, какова оплата. А мы будем здесь разговаривать вот о чем. Наши эксперты Николай Данилов, он же Норвежский лесной и Артемий Лебедев, проехавшись, они же там отправляли всевозможные отчеты о своей экспедиции, прямо оттуда, не привозя сюда. Значит, как-то пользовались интернетом. Вот, мы с ними поговорим об интернете для путешественников по России, таким образом попытаемся охватить эту тему более или менее подробно. Видеотрансляция идет на сайте plushev.com, в разделе «Видео» можно видеть и Лесного, и Лебедева. Так что присоединяйтесь, в чате там тоже, видимо, будет какая-то дискуссия и можно задавать вопросы. Все, я собственно на этом закончил. Телефон нашего эфира 363-36-59, код Москвы 495, особенно если вы будете звонить из регионов, имеет это смысл сказать. И +7 985 970-45-45 – это номер нашего SMS. Ну, давайте вот что, давайте начнем с такого, может быть, самого несерьезного, но, пожалуй, самого волнующего. В каком наиболее глухом месте вам удалось воспользоваться интернетом?

А.ЛЕБЕДЕВ: Вот для начала, наверное, надо в двух словах описать наш маршрут.

Н.ДАНИЛОВ: Кто не читал.

А.ЛЕБЕДЕВ: Ну, кто не знает: мало ли интернета у кого нет. Правильно. Сидят люди, слушают про интернет. Мы проехали из Москвы до Владивостока на автомобилях, после этого мой коллега Норвежский лесной сел на самолет, а я поехал обратно на автомобиле, чтобы вернуться через Монголию и Казахстан. И, собственно, в Монголии мой замечательный автомобиль остался на ремонт.

А.ПЛЮЩЕВ: Он там до сих пор?

А.ЛЕБЕДЕВ: Landrover. А всем остальным пришлось вернуться обратно разными другими путями. Две машины перевернулись, одна сбила корову, а последняя машина доехала своим ходом. Одна единственная. У меня еще помимо российского опыта есть небольшой монгольский опыт, который очень интересно сравнить. Потому что слушатели наверняка думают, что в Монголии кроме степей и коз ничего нет, а интернет там лучше чем в России, по крайней мере в той части, которая справа от Урала, если смотреть на карту. И если вернуться к твоему вопросу по поводу самой загадочной точки, где интернет все-таки был, то это населенный пункт Ерофей Павлович, где абсолютно неожиданно посреди России – а это полная задница, это тысяча километров до любого места.

А.ПЛЮЩЕВ: Это где? Где, какой регион?

А.ЛЕБЕДЕВ: Ерофей Павлович – это Алтай уже, да?

Н.ДАНИЛОВ: Ну, это между Читой и Хабаровском. Это центр действительно, середина такой полной задницы, и там как раз… Мы очень удачно сломались, до этого нету никакой связи, нету-нету-нету-нету, и вот мы выезжаем, и Ерофей Павлович – это такой маленький городок, который из серии городков сделан для обслуживания Транссиба. То есть основное, скажу так, градообразующее предприятие – это железная дорога, станция, которую надо обслуживать, и все – больше там нету ничего. На вопрос «Есть ли у вас интернет?» мужики сказали: «Да-да-да», и нас через некоторое время через минут десять привели к местному интернату. То есть это уровень проникновения. Но там есть, там появился Билайн. Потому что Билайн на самом деле заканчивается на подъезде к Читинской области, и я не думал, что есть: во Владивостоке, например, нету Билайна. Это удивительно, но…

А.ЛЕБЕДЕВ: Он только в Хабаровске появляется.

Н.ДАНИЛОВ: Да, а потом опять исчезает. Но есть Билайн, у Билайна есть GPRS и соответственно там, где мы сломались, потом чинились, потом грузили автомобиль на платформу, все это удалось не только запечатлеть, но и вести практически прямую фототрансляцию с места трагедии.

А.ПЛЮЩЕВ: Здорово. То есть Ерофей Павлович был самым таким пунктом. А где, скажем, наоборот произошло: где интернет ожидался – ну, казалось бы, есть цивилизация, и вдруг с ним возникли какие-то непредвиденные трудности?

Н.ДАНИЛОВ: Вот удивительно, что, на самом деле мы предполагали, что где-то сеть будет, где-то сеть не будет, но понятно – мы перемещаемся на автомобилях из города в город, поэтому мы не можем в каждом городе подключать ADSL и так далее. Мы полагались на то, что с нами – на GPRS, например, и так далее.

А.ПЛЮЩЕВ: Или Wi-Fi хотя бы в кафе.

Н.ДАНИЛОВ: Да. Или в гостиницах, или еще что-то. Соответственно, есть огромное количество гостиниц, где Wi-Fi нету. Есть гостиницы, в которых Wi-Fi номинально есть, но лучше бы его там не было.

А.ПЛЮЩЕВ: Почему?

Н.ДАНИЛОВ: Ну, потому что он не работает.

А.ЛЕБЕДЕВ: Уровень представления российских управленцев отелями о том, что такое интернет и зачем он нужен постояльцу, это что-то абсолютно запредельное. То есть люди слышали, что интернет бывает и что кто-то за границей даже требует, чтобы он был в каждом номере, но зачем – они не знают. И уровень технической организации, подключения, вот эти пять листов инструкции, которые тебе выдают на ресепшене на этаже — точнее, мы проехали по России, оказалось, что огромное количество служительниц живут на этажах. То есть ты на ресепшене вписался, поднимаешься на пятый этаж, там сидит тетка, которая тебе выдает ключ и пятистраничную инструкцию от интернета. Она естественно для PC, а у меня Макинтош. Соответственно, идешь отдыхать – потому что надо подключить какой-то провод, настроить какие-то несуществующие пункты в несуществующем меню и тогда тебя, может быть, пустят за чудовищные деньги, там, 100 рублей за мегабайт. Это все равно, что 100 рублей за проезд в метро брать, примерно такой же уровень наглости и непонимание того, зачем это существует.

А.ПЛЮЩЕВ: Ерофей Павлович – это Амурская область, нам тут подсказывают слушатели наши.

Н.ДАНИЛОВ: Правильно. Точно.

А.ЛЕБЕДЕВ: Я помню, что на «А».

А.ПЛЮЩЕВ: Они. Да нет. Ну просто надо понять и Лебедева, и Лесного – они, конечно, там сбились уже в регионах, путаясь. Вы попробуйте проехать по России. У меня, кстати, будет автомобильный потом вопрос, уже пользуясь случаем.

А.ЛЕБЕДЕВ: Ну, под этим вот, у RangeRover’а двигатель провалился ровно перед Ерофеем Павловичем. Это зона непростая.

А.ПЛЮЩЕВ: Давайте друзья, вот что сделаем. Включим вас. Телефон 363-36-59. Отличная фраза пришла в наш чат, который на plushev.com в разделе «Видео» сопровождает. Вот человек пишет просто и откровенно: «В регионах провайдеры просто грабят людей, с этим нужно что-то делать». Сейчас мы проверим, так это или нет? Пожалуйтесь или, наоборот, похвалите своих провайдеров в ваших регионах, где они там есть. Москву могу похвалить в этом смысле – нам, мне кажется, грех жаловаться на это дело. Я вот сейчас залез оплачивать в очередной раз свой Стрим, и смотрю, а оказывается мой тарифный план подешевел на сто рублей. Ну, только галочку переставить надо было и все. Он точно такой же.

Н.ДАНИЛОВ: У нас с тобой по-моему один и тот же тарифный план, поэтому я галочку переставил в Стриме позавчера.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, видишь как. Раз – и…

А.ЛЕБЕДЕВ: Если говорить с точки зрения зажравшегося москвича, то я считаю, что Москва, конечно, не самое идеальное место, потому что здесь мало точек бесплатного Wi-Fi. Я считаю, что когда лезет из ужей, должно лезть конкретно из ушей – чтобы ты шел, в любом месте Москвы должен быть бесплатный Wi-Fi.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть чтобы покрытие было прям? Прямо покрытие: сел на скамейку, а там Wi-Fi бесплатный.

А.ЛЕБЕДЕВ: И работает. Да.

А.ПЛЮЩЕВ: А есть бизнес-модели, которые позволяют это сделать?

Н.ДАНИЛОВ: Ну, интернет — как в деревне дерьма, пардон – то есть он в мире вообще ничего не стоит. Это абсолютно… ну как, я не знаю с чем сравнивать, как электричество на улице – мы же освещаем улицы, не жадничаем. То же самое и с интернетом должно быть.

А.ЛЕБЕДЕВ: Хотя бы медленный канал.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть в твоей модели мира это должны делать городские власти?

А.ЛЕБЕДЕВ: Я считаю, что все должны делать люди, а как они себя называют это уже неважно, власть или бизнес. Государство, частное партнерство, мне совершенно все равно, они должны это сделать.

Н.ДАНИЛОВ: У нас есть разные модели. Потому что Москва в большей степени, Питер в меньшей с местами бесплатного Wi-Fi в кафе, в ресторанчиках и так далее – это одна история. Найти эту историю, повторяющуюся по России, довольно сложно. Там другая модель.

А.ЛЕБЕДЕВ: Невозможно. По-моему единственное место, где мы сразу сели и тут же нашли, наслаждались Wi-Fi, это была Йошкар-Ола.

Н.ДАНИЛОВ: Ну, еще Новосибирск я бы добавил.

А.ЛЕБЕДЕВ: А, ну Новосибирск. И все. В Новосибирске карта покрытия выглядит как редкая сыпь на теле больного.

Н.ДАНИЛОВ: В крупных городах это можно найти, а потом еще нужно сказать. Саш, ты перечислял кроме гостиниц, кроме GPRS, кроме других вещей, есть такая вещь, которая называется Почта России.

А.ПЛЮЩЕВ: Да-да, есть. Я не стал это трогать, потому что это глыба и пласт. Это отдельную передачу надо вести.

Н.ДАНИЛОВ: Это штука, которая нас спасала во время всей поездки, потому что это была некоторая гарантия. Мы туда могли заехать, отделение могло быть маленьким, из пяти компьютеров могло не работать четыре.

А.ЛЕБЕДЕВ: Но единственное место, где не работал интернет на Почте России, был, естественно, Ерофей Павлович.

Н.ДАНИЛОВ: Но в принципе, когда нужно взять и отправить большой файл – у меня задача была класть и видео, и фотографии, и так далее – Почта Россия – это был некоторый момент, на который можно было положиться. Ты шел на почту и там был интернет.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот я в московские отделения захожу, там никто никогда не пользуется.

А.ЛЕБЕДЕВ: Потому что это смешно для Москвы.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, это смешно. И есть впечатление у меня, что это не очень работает. Есть какое-то, как в Северной Корее. Там, читал компьютер отключенный?

А.ЛЕБЕДЕВ: Вот в Москве это ровно так, а в регионах работает.

А.ПЛЮЩЕВ: Пользуются люди?

А.ЛЕБЕДЕВ: Да. Многие же как Ломоносов. Только они не могут дойти, у них нет ни краюхи хлеба, ни кружки кваса уже нет, но они сидят, заходят на свою почту и приобщаются к мировым тенденциям.

Н.ДАНИЛОВ: И там опять же немножко по-другому это работает. Например, в большом торговом центре, это было в Благовещенске, там все местное население, которому нужен интернет, но либо дома нет компьютера, либо не проведена линия, они сидят на третьем этаже, там забиты все компьютеры. Там сумма за час какая-то нечеловеческая по нынешним временам, то есть в районе 40-50-ти. И там на десять человек один раздолбай, который сидит просматривает свою френд-ленту…

А.ПЛЮЩЕВ: Сорок рублей – это за час?

А.ЛЕБЕДЕВ: За час, да. Лесной сказал, что это очень много.

А.ПЛЮЩЕВ: Это ничего вообще, мне кажется. Нет?

Н.ДАНИЛОВ: По-моему, если ты сидишь и каждый час отстегиваешь по 40 рублей. Вот, переведи на свой Стрим, например, безлимитный.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, ну если в качестве рабочего дня, то конечно.

Н.ДАНИЛОВ: На одного человека. Вот это самое раздолбайство, потому что я там прошел, посмотрел, кто с чем сидит, и там самое раздолбайство – сидел, просматривал свою френд-ленту. Остальные – кто писал реферат, кто обрабатывал фотографию, то есть люди занимались делом, они приходят как раз не для того, чтобы поиграть в компьютерные игры или для того, чтобы сделать ставки по интернету, это место, где они могут поработать с компьютером. И в общем-то, 40 рублей, ну, 2 доллара в час – по-моему это много.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да, в общем, уже как смотреть. Хотя я видел и по 100 рублей такие интернет-кафе, сколько хочешь.

Н.ДАНИЛОВ: Ну это в гостинице.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет.

Н.ДАНИЛОВ: Более дорогое и менее качественное ты можешь найти в большинстве.

А.ПЛЮЩЕВ: Все, поехали. Телефонные звонки сейчас включаем. 363-36-59, код Москвы 495. Что вы расскажете нам из вашего региона? Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

А.ПЛЮЩЕВ: Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Василий зовут.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, Василий, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Я живу в Твери, но работаю в Москве.

А.ПЛЮЩЕВ: Отлично. Рассказывайте, что у вас в Твери с интернетом?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, в Твери у нас с интернетом откровенно говоря беда. Потому что по-нормальному работает только Dial-Up, Dial-Up в общем достаточно дорогой, он на уровне московского того, который был лет пять или шесть назад.

А.ПЛЮЩЕВ: Напомните нам, Тверь – это же, кажется, 150 километров от Москвы всего лишь?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, если от МКАДа – это 160. А я в Москве подключал себе Стрим. И последний раз – я вот сейчас на другую квартиру переехал— Стрим мне обойдется где-то, я самый минимальный тариф взял, где-то 350 рублей и 25 рублей за аренду модема. Плюс к этому Стриму можно подключить ТВ, там порядка ста с лишним программ. Ну то есть все очень-очень бюджетно, в 500-600 рублей можно получить очень хороший, мощный пакет. Вроде бы совсем недалеко Тверь от Москвы, причем Тверь считается таким, вполне продвинутым городом.

А.ПЛЮЩЕВ: Да у вас даже пробки помощнее чем в Москве бывают!

СЛУШАТЕЛЬ: Ну да, бывает такое. Но вот с интернетом откровенная беда. И я считаю, что самая главная проблема по сравнению с Москвой, это просто монополия местной Электросвязи. Вот и все. Единственное. И это обсуждается тверским интернет-сообществом, и все на этом сходятся.

А.ПЛЮЩЕВ: Меня всегда волновало, а как в других больших странах с этим делом? В каком-нибудь Китае, Соединенных Штатах? Чего у них-то по местам, мне кажется, что нет никаких проблем ни с мобильной связью, ни с интернетом вообще.

Н.ДАНИЛОВ: В Китае была замечательная история, потому что в Китае фильтруют и ЖЖ. Когда ты сидишь в (НЕРАЗБОРЧИВО) и на другом берегу Амура у тебя Благовещенск, то как раз сотового оператора, который добивает с противоположного берега, хватает, чтобы постить в свою уютную ЖЖшечку. Есть еще один момент на самом деле, и он тоже относится и к регионам, и относится, мне кажется, и к человеческой жадности. Есть такая штука: у каждого из сотовых операторов есть свое предложение: ты можешь сидеть на GPRS. Если ты просто сидишь на своем привычном тарифном плане, то мегабайт тебе обходится, условно говоря, примерно в 5 или 6 рублей, что очень много. Но при этом есть у каждого оператора свой отдельный тариф, который рассчитан на домашний интернет, то есть он рассчитан на то, чтобы сидеть дома, где нет ADSL, куда невозможно протянуть включить кабель, и ты сидишь и ты можешь либо покупать пакетами, либо покупаешь такую услугу, как, условно говоря, домашний интернет. Конечно же это не Flat Rate, и стоимость мегабайта — это 2 рубля, это все-таки много. И есть вещи, которые ты не можешь делать: не можешь смотреть видео, ты не можешь все-таки качать песни, потому что есть определенные виды деятельности, как только у тебя Flat Rate – ты начинаешь смотреть видео. До этого, если ты платишь за мегабайт, как правило ты не будешь качать. И мне кажется, что это тоже частично способ немножечко по крайней мере побороться с Dial-Up, но с другой стороны это пока очень-очень дорогой способ борьбы, и поэтому он тоже не идет.

А.ПЛЮЩЕВ: Иван пишет: «У нас в Зеленодольске анлим стоит 400 рублей за 50 килобит. Это нормально по московским меркам?» Скорость – ненормальная, а цена-то ничего, но только не за такую скорость. Ненормальная это по нашим меркам. Вот Екатеринбург уже приближается между тем, Павел оттуда пишет: «700 рублей в месяц за 1 мегабит, это счастье. Год назад было в три раза дороже». Ну уже как-то. Прямо мегабит – 700 рублей, а я за два. Нет, за четыре мы с тобой платим, 600.

Н.ДАНИЛОВ: 650 платили, 550 будем со следующего месяца. Я правильно угадал?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, а у меня 750 – 650. Значит, ты – два, я – четыре. Но а разницы по-моему никакой нету, я не ощущаю на компьютере. Я подумываю, а может взять, там, восемь. Ну, не ощутишь же.

А.ЛЕБЕДЕВ: А ты кино качай.

А.ПЛЮЩЕВ: Я не качаю кино, поэтому да. Мне некогда его смотреть, к сожалению.

Н.ДАНИЛОВ: Ты смотри тогда видеотрансляцию Эха Москвы.

А.ПЛЮЩЕВ: Не, а видеотрансляцию-то вполне. На двух даже, на твоем потянет легко, без вопросов совершенно. Я когда тестирую видеовещание, я из дома вещаю и дома же смотрю, то есть у меня он в два раза.

Н.ДАНИЛОВ: Вот я смотрю.

А.ПЛЮЩЕВ: В смысле как?

Н.ДАНИЛОВ: Ну, не Эхо Москвы, я имею в виду.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, я понял. Ты имеешь в виду так, какая задержка. Ты знаешь, доходит до, где-то десяти секунд, но это максимум. Десять-пятнадцать секунд.

Н.ДАНИЛОВ: Я и говорю, что не смотрю по одной причине, то что я тут торчу, а я без ноутбука и все такое.

А.ПЛЮЩЕВ: А, ты все время смотришь хочешь сказать?

Н.ДАНИЛОВ: Да, время от времени.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну понятно. 363-36-59, рассказывайте, как у вас? В Красноярске анлим 1 мегабит в секунду – 700 рублей в месяц. Ну вот, смотри, то же самое, что и в Екатеринбурге. 4 мегабита в секунду – 4 тысячи рублей. Ну, то есть Ерофей Павлович – это Приморье, ну да. Так звали Хабарова, между прочим.

А.ЛЕБЕДЕВ: Нет, это Амур, не Приморье. Приморье далеко.

А.ПЛЮЩЕВ: Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Владислав, я из Ярославля.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, рассказывайте, как у вас в Ярославле? Я недавно там был у вас. Когда мы Шинник обыграли.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, но у нас с интернетом ситуация такая, в принципе проблемная. При том, что существует некоторая конкуренция, то есть, есть несколько провайдеров и доступ по выделенной линии – в принципе это популярная такая забава. Но вот у нас самый дешевый безлимит… Мне можно назвать оператора, на котором я?

А.ПЛЮЩЕВ: Пожалуйста, называйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Корбина-Телеком, теперь ныне Билайн. Самый дешевый безлимит у нас – 450 рублей на скорости 150 килобит в секунду.

А.ПЛЮЩЕВ: Дорого однако.

СЛУШАТЕЛЬ: А самый дорогой – 1300 мегабитная скорость.

А.ПЛЮЩЕВ: 1300 за мегабит. Слушайте, дорого. В Красноярске лучше живут люди и Екатеринбурге, чем в Ярославле.

СЛУШАТЕЛЬ: А я сейчас сам сижу за 875 рублей у меня 512 килобит в секунду безлимит стоит.

А.ПЛЮЩЕВ: Пожалуй, самый сбалансированный план.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, на самом деле это наиболее выгодное по соотношению скорости и цены.

А.ПЛЮЩЕВ: Отлично. Слушайте. Нет, раньше, еще где-то год назад, там ниже тысячи по-моему нигде в регионах не опускалось, года полтора. Сейчас уже смотрите, несколько лучше. Я вот вспоминаю, когда я сел на выделенку адслевскую, это был год 2003-й что-ли, но ЖЖ у меня был уже, значит, 2003-й год. И я платил за 128 килобит в секунду здесь, в Москве, был план, как сейчас помню, «Кремлевский». 99 долларов в месяц. Можете себе представить сейчас такое?

Н.ДАНИЛОВ: Ну что же, тогда это выгодно было.

А.ПЛЮЩЕВ: Выгодно, очень выгодно. Потому что я на Dial-Up, ну. я много сижу в интернете, а Dial-Up за время считает – я просиживал по 150.

Н.ДАНИЛОВ: Ну давай тогда откатимся на 15 лет назад, вспомним какой-нибудь 93-й или 94-й год, вспомним, как люди сидели на модеме 1200 без аппаратного сжатия. И по сравнению с этим все, что творится, это замечательно, это очень дешево.

А.ПЛЮЩЕВ: Не, я не зря же об этом вспоминаю. Просто в регионах вообще выделенка появилась позже чем в Москве в принципе.

Н.ДАНИЛОВ: Да, и в регионах то, что происходит в Москве, где в общем-то много провайдеров, где уже появился выбор, где есть выбор ADSL от этого, от этого, от этого, от этого, где все-таки идет конкуренция и цены падают и каналы становятся шире, в регионах эта история развивается очень-очень-очень медленно и плохо. И у тебя есть с одной стороны большие города, города-миллионники – там история получше, и у тебя есть все остальное, где ситуация намного более тосклива.

А.ПЛЮЩЕВ: Так. Есть две замечательные смски. «В Нью-Йорке сложно найти место, где нет интернета, хотя это, конечно, не Россия», — пишет Митя из Москвы. Да. Это правда. Это за пределами МКАДа. А вот насчет МКАДа, Кащей пишет: «Господа, о чем вы говорите? В Москве нет 3G, мне кажется это катастрофа, что нет 3G».

А.ЛЕБЕДЕВ: Нет 3G. Нет, я не понимаю, как мы выживаем.

А.ПЛЮЩЕВ: Как мы живем вообще. «GPRS дохнет уже за МКАД». Вот это полная неправда.

А.ЛЕБЕДЕВ: Абсолютная ерунда. GPRS работал всю дорогу вообще, везде где была связь.

Н.ДАНИЛОВ: С GPRS надо понимать одну историю, которую я понял только когда мы поехали. GPRS по-разному работает, когда ты сидишь в машине, которая стоит, и ты пытаешься работать в машине, которая едет. Это две большие разницы.

А.ПЛЮЩЕВ: У тебя работало, все нормально?

А.ЛЕБЕДЕВ: Когда я не за рулем, пользуюсь телефоном, он работает на ходу, вполне.

Н.ДАНИЛОВ: Когда ты заливаешь файл, залить видеофайл – да, тебе надо залить где-то 16 мегабайт, и вот 16 мегабайт заливаются на берегу какого-нибудь. На берегу чего мы были?

А.ЛЕБЕДЕВ: Амур?

Н.ДАНИЛОВ: Нет. Мы были не на Амуре.

А.ПЛЮЩЕВ: А у них уже все спуталось – имя и название.

Н.ДАНИЛОВ: У берегов Байкала за 2 часа примерно заливается. То есть надо 2 часа ждать, когда твой видеофайлик зальется. С одной стороны это можно, с другой стороны все равно, конечно, скорость недостаточна для того, чтобы по GPRS качать видеофильмы.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну понятно. Вообще для Почты.

А.ЛЕБЕДЕВ: У меня еще была с собой связь скайлинковская. Когда я лежал в больнице, был единственный нормальный способ подключить ноутбук.

А.ПЛЮЩЕВ: У меня тоже с собой в поездке была.

А.ЛЕБЕДЕВ: Ну, в Москве оно работает, понятно, вполне прикольная скорость. Цена не очень прикольная.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, а скорость хорошая.

А.ЛЕБЕДЕВ: А он работал еще раз где-то посередине, жалко, как-то прерывисто и последний раз в Хабаровске. То есть вот был огромный перерыв в течение всей России, последний в Новосибирске какой-то сигнал был, и все. А потом до Хабаровска, почему-то вдруг в Хабаровске снова работает Скайлинк, и ты там километр от города отходишь – он естественно исчезает. Но вот такой альтернативный способ и с собой таскать этот модемчик бывает полезным.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, у меня работал естественно в Москве – это понятно. Хотя если ты где-то на первом этаже здания, это ничего он не будет работать. То есть в здании плохо принимает, надо выходить на улицу или подниматься наверх. Значит, в Санкт-Петербурге все нормально. В Карелии, даже мы доехали до Карелии, весьма там такие дикие места, местами брал в Карелии. А потом – все. Нет никакого Скайлинка. Ярославль – написано, что он есть: он подключался, но не работал. То есть он включался отлично, но ничего по нему даже посмотреть нельзя было. Слушайте, здесь кошмарное количество смсок, по-моему все регионы России нам прислали, все 40 городов, которые у нас на эфире и остальные, которые на интернете. Так. «В Оренбурге кабельный безлимит стоит в среднем 800 рублей, скорость скачки – 15-20 мегабит в секунду. После скачивания двух мега…» Я попросил бы здесь гостей ручками не сучить. Да. Ну так вот. «После скачивания двух гигабайт скорость падает до 3-х мегабит секунду. Кроме Дом.ру и Волга Телеком других провайдеров нет». Еще. «Через Edge на Мегафоне – 4-15 килобит в секунду, безлимитный на месяц 500 рублей круглосуточно, ночной – 200 рублей», — пишет Виталий из Саратовской области. Слушайте, потрясающе разнообразная жизнь в регионах. Просто разнообразная. Я на самом деле и ожидал примерно чего-то такого, потому что, ну кажется, казалось бы, Ярославль – сколько там, 400 километров от Москвы? Ну что-то в этом духе. И, скажем, Красноярск, в который ехать несколько дней поездом или машиной, и лететь довольно долго.

Н.ДАНИЛОВ: Ну посмотри. Красноярск, во-первых, он все-таки большой. Во-вторых, у тебя по стране есть некоторые места силы, которые являются таким средоточием научной мысли и так далее, и тому подобное. Как, например, Томск, как например еще что-то. И Красноярск как раз хорошо подходит к таким городам.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот и отлично. «Норвегия – ADSL – 1580 рублей в месяц за 6 мегабит, безлимит, конечно. В любой деревне», — пишет Влад из Осло. Что для меня новость, так это то, что в Норвегии стали рассчитываться рублями. Добрый день, вы в эфире. Алло, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Это Евгений из Ростова-на-Дону.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, Евгений. Расскажите, как у вас?

СЛУШАТЕЛЬ: Хотел бы поделиться нашим опытом. У нас тоже есть и анлимы, есть и помегабайтные тарифы, но вот вы обсуждаете в основном соотношение цен и скоростей. Но мне кажется еще один важный момент – качество, насколько провайдер выдерживает ту скорость, которую он заявляет в тарифном плане.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, это важно.

СЛУШАТЕЛЬ: И у нас в этом смысле большие проблемы.

А.ПЛЮЩЕВ: Обманывают что ли? То есть за 2 мегабита продают один, обвешивают?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Но у нас таких скоростей нету. Например, год назад, когда ввели тариф «256 килобит», то по факту выяснилось, что там раза в четыре меньше, и провайдер сказал, что это нормально. Что действует дарвиновский подход, и кто самые выносливые, тот и выживает в этих условиях, то есть он отказался поддерживать эту скорость.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну это нормально? То есть они продают вам заведомо худшую вещь, чем рекламируют, признают это, и еще отказываются это исправлять? Потрясающе.

СЛУШАТЕЛЬ: В общем-то да. Они говорят: «Канала на всех не хватает, поэтому как есть – так и есть». Причем собралась группа, мы даже судимся по этому поводу, но год уже прошел и не сказать, что у нас есть успех, потому что мы столкнулись с большим противодействием зависимой судебной системы.

Н.ДАНИЛОВ: Другого провайдера, к которому можно перейти, нету?

СЛУШАТЕЛЬ: Сейчас, слава Богу, появился. Пришла Корбина, пришел Фарк, а теперь Билайн-интернет купил Корбину. То есть появились такие возможности. Они поджимают и по качеству, и по ценам бывших двух наших местных монополистов. Но все равно со скоростью провалы случаются даже у той же Корбины. Она, правда, признает, извиняется, говорит, что мы расширяем, но тем не менее со скоростью проблемы.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. Вы знаете, что меня радует сильно, то что сейчас видеотрансляцию об региональном интернете смотрят почти 200 человек, что у нас не так часто бывает.

А.ЛЕБЕДЕВ: И они видят две абсолютно неподвижные головы, которые сидят и смотрят на микрофон.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, они слышат звонок, между прочим, в это время. То есть это значит, что у людей все-таки есть, и все больше и больше такого хорошего, широкополосного интернета. Про Монголию. Кстати, расскажи про Монголию и про интернет их. Ты был немало удивлен, я так понимаю, тем, что интернет там оказался лучше, чем в матушке России местами?

А.ЛЕБЕДЕВ: Да, я был весьма удивлен. Во-первых, потому что за те два года, что я не был в Монголии, там все существенно улучшилось, американизировалось и выросло. Ну, я имею в виду Улан-Батор. То есть степь она осталась, никуда не делась, и там по-прежнему так хорошо, в этой степи. А в Улан-Баторе… я никогда не видел, вот честное слово, ни в одном другом городе мира я не видел такого количества гостиниц, которые сегодня есть в Улан-Баторе, то есть это просто не поддается никакому описанию.

А.ПЛЮЩЕВ: А они как-то заполняются?

А.ЛЕБЕДЕВ: Я не знаю. Но ты идешь даже в просто обычный спальный район, стоят девятиэтажки, построенные еще советскими рабочими, и между ними, там где раньше была бройлерная, там теперь надпись «Hotel». Ну и обязательно бильярд у них – это любимое у них развлечение, они там набухиваются. Монголы пьют очень смешно, очень. У них нету вот этой последней остановки, то есть они напиваются насмерть, пока кто-то просто не ложится мертвым мешком на стол, и товарищи его не будят и не трогают, то есть относятся с большим уважением, с пониманием. И соответственно в каждой гостинице, где я жил – а я там перепробовал несколько гостиниц, пока сидел неделю пока чинили мой бедный RangeRover, в ожидании запчастей – в каждой из этих гостиниц был интернет, был Wi-Fi. Wi-Fi был быстрый и стоил он самое дорогое 10 долларов в сутки. То есть по меркам гостиниц это вообще, можно сказать, приемлемо. А в некоторых гостиницах он был просто бесплатный, то есть считалось, что это входит в стоимость номера. В отличие от русских гостиниц, где мы… ну такое ощущение, что мы были на космической станции, где закончился кислород и мы судорожно бегали, искали последний баллон, чтобы хотя бы еще немножко посидеть – вот такое было ощущение. То есть когда приезжали в каждый город, у нас было буквально на последних дыханиях мы находили гостиницу, где есть хоть какой-то интернет, хотя бы в холле на третьем этаже, может быть работает Wi-Fi, если администратор соизволит тебе продать карточку, проснуться и.

Н.ДАНИЛОВ: Включить еще роутер.

А.ЛЕБЕДЕВ: Да. И потом мы приезжали в какой-то ресторан, и они говорили: «Вот у нас Wi-Fi-точка есть, но она работает». – «А можно мы потрогаем?»

Н.ДАНИЛОВ: 30 минут ты уговариваешь ее, что надо нажать кнопку. Потом, если она нажимает кнопку, то есть выключает и включает, то после этого чаще всего Wi-Fi в кафе появляется. Но вот эти 30 минут объяснения о том, что может быть, все-таки, давайте мы это как-нибудь все же поправим, это…

А.ЛЕБЕДЕВ: То есть у нас в этом смысле какое-то, конечно, не очень развитое государство, и люди сами собой не знают, зачем этот интернет нужен. То есть они не понимают, зачем люди пришли в кафе с ноутбуками. Они смотрят круглыми глазами.

А.ПЛЮЩЕВ: Ты знаешь, хотел у тебя спросить как раз о твоей машине, уж, пользуясь случаям что ты здесь. Потому что мы пристально следили здесь за путешествием в нашей автомобильной рубрике – у нас по утрам есть – с нашим гуру Александром Пикуленко, который после меня придет в эту программу. И следили за судьбой твоей машины. Во-первых, как она, что с ней сейчас?

А.ЛЕБЕДЕВ: Машина, я тебе могу доложить, завтра в понедельник на монгольской, уланбаторской таможне автосервис забирает инструменты – потому что это дизельный двигатель, а дизельные двигатели не поставляются в недоразвитые страны, то есть в России и Монголии дизель не продается официально. Они запчасти получили, сейчас забирают инструменты, неделю чинят и я через неделю…

А.ПЛЮЩЕВ: То есть ты находишься в состоянии активного контакта с монгольским сервисом?

А.ЛЕБЕДЕВ: Да, у меня активные контакты и обратный билет на 21-е число в Улан-Батор. И я туда лечу, сажусь в машину, продолжаю поездку, я ее собственно не прекращал.

А.ПЛЮЩЕВ: А, то есть ты еще в этнографической экспедиции?

А.ЛЕБЕДЕВ: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Просто ты в Москве.

А.ЛЕБЕДЕВ: Я не собирался дарить машину монголам.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну естественно, да. Ну и скажи тогда… Это RangeRover у тебя был?

А.ЛЕБЕДЕВ: Это RangeRover.

А.ПЛЮЩЕВ: И скажи тогда собственно о машине?

А.ЛЕБЕДЕВ: Машина – зеленая.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет-нет. Я имею в виду о качестве. Вот скажи все, что ты думаешь о качестве этой машины.

А.ЛЕБЕДЕВ: Я думаю, что в принципе должно быть стыдно такое продавать. Потому что я, конечно, не могу похвастаться каким-то особенным знанием машины или особым знанием ее внутренности, я не профессиональный водитель, но я езжу нормально. Езжу аккуратно, спокойно, никак машину не насилую. У нас, тем более, поездка была по дорогам, у нас не было никаких планов найти специальное, какое-нибудь особо заболоченное место, с бревнами, чтобы пользоваться лебедкой или вертолетом подниматься. Мы просто ехали по шоссе. Ну, иногда шоссе превращалось в проселочную дорогу, не по нашей вине – потому что ну такие у нас дороги в стране. И все. Ничего особенного не происходило. Машина не вынесла тряски, как потом выяснилось, потому что трасса «Амур», которая где-то протяженностью полторы тысячи километров, она уже представляет собой просеку с насыпью, но там еще нету асфальта. И соответственно после любого дождя это продолжается в такую, лунную поверхность с кратерами – либо ехать 10 километров в час, что невыносимо, потому что ехать будешь три дня, либо едешь там свои 50, 40, ну, как можешь, чтобы совсем голова не растряслась в машине.

Н.ДАНИЛОВ: Небольшая стиральная доска.

А.ЛЕБЕДЕВ: Да, небольшая стиральная доска. Машина этого не вынесла. То есть у нее сначала разломался кронштейн крепления двигателя, она же опора, и двигатель просто упал, он лег и соответственно у него там вырвало какие-то внутренности машины, сорвало сальник привода.

Н.ДАНИЛОВ: Ну, Артемий Андреевич, надо понимать, знакомился с устройством автомобиля очень простым образом: что следующее полетело, то сальник, то выясняется, что в машине есть такая важная деталь, она выполняет такую важную функцию.

А.ЛЕБЕДЕВ: Ну, мы сели на автовоз, доехали до какого-то ближайшего крупного населенного пункта – это был Благовещенск – там полетели очередные запчасти. Мы успели доехать до Владивостока. А на обратном пути двигатель еще раз сломался, а потом когда мы въехали в Монголию, он сломался в третий раз. И уже окончательно: то есть он не просто отвалился от своей опоры, а он смешал антифриз с маслом без моего участия – это не то, что я залил антифриз в дырку для масла – настолько я все-таки еще разбираюсь в машине. Это произошло без моего участия, внутри. Из него повалил белый дым, машине стало плохо и я на ЗИЛе, в кузове советского ЗИЛа довез машину до Улан-Батора, где оказалось есть официальный дилер LandRover, потому что Монголия считается таким местом, такой страной, где в общем LandRover’ам самое оно, пастись. В основном это, естественно, Дефендеры там, которые обслуживают иностранцев. И там компания, которая продает Катерпиллары, она заодно, вот у нее в качестве хобби, американская компания, она чинит LandRover. Вот они уже полтора месяца этим занимаются, я в Москве езжу на метро и на такси.

Н.ДАНИЛОВ: Скажи пожалуйста, а вот если все-таки вдруг ты из Улан-Батора доедешь до Москвы, то есть там у тебя двигатель не провалится в четвертый, пятый и шестой раз, ты не планируешь все-таки этого инвалида довезти, установить напротив представителей RangeRover, создать пресс-конференцию, раздать журналистам бейсбольные биты и как-то уже завершить эту.

А.ЛЕБЕДЕВ: У меня было несколько сценариев на эту тему, один из них заключался в покупке большого кузнечного пресса, который должен был напротив представительства, один раз нажать на кнопку, чтобы он превратился в лепешку такую, как в мультфильме. Было бы красиво завершено. Продать билеты зрителям, чтобы они могли полюбоваться этим.

А.ПЛЮЩЕВ: Он еще и деньги на этом сделать. Это было небольшое лирическое отступление в интернет-программе «Точка», кивок в сторону автомобильной передачи нашей. Ни одного практического совета сегодня не прозвучало, и, может быть, сегодня не прозвучит, но Александр из Екатеринбурга настойчиво спрашивает: «Посоветуйте безлимитный интернет. В неделю порой три дня не работает, а абонентскую плату взимают исправно. Как призвать наглецов к ответу?» Я бы просто ушел к другому оператору, я бы даже не стал никого ни к чему. Если он есть.

Н.ДАНИЛОВ: Ну просто когда есть возможность уйти к другому оператору, то тот оператор, услугами которого ты пользуешься, прекращает не работать по три дня подряд. Это как раз понятная история. Потому что если есть возможность куда-то перейти, то весь этот монополистический фашизм заканчивается.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть, а если нет— не знаю. Ну, как их призвать к ответу? Никак их не призовешь к ответу, я думаю. В суд подавать, мне кажется, также примерно бесполезно как писать жалобы. Мне кажется, это абсолютно бесполезная вещь. Давай еще один звонок послушаем, прямо под занавес программы? Алло? Вы в эфире, да.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

А.ПЛЮЩЕВ: Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

А.ПЛЮЩЕВ: Добрый.

СЛУШАТЕЛЬ: О, нифига себе, дозвонился на Эхо Москвы.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, точно. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Олег, из Самары.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, очень приятно, Олег. Что у вас в Самаре?

СЛУШАТЕЛЬ: В Самаре у нас…

А.ПЛЮЩЕВ: В Самаре у вас радио не выключают, когда дозваниваются. Выключите радио, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Отрубились от радио. Слушаем только вас. Да, Александр, в общем, такая ситуация, что у нас здесь много всяких провайдеров. У нас непосредственно здесь рулит Дом.ру так называемый.

А.ПЛЮЩЕВ: Так?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну вот самое что интересное, есть такой провайдер, как то Самара.Лан, который очень хорошие сервисы предоставляет, ну, то есть у них свои там… Ну, в общем туса такая огромная, но порой туда просто не пускают людей. В общем там получается ситуация такая, что если, допустим, приходят к провайдеру, то его просто отключают порой грубо говоря и заставляют подключаться.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, это у вас в Самаре или в Саратове? Есть такая штука очень интересная, в Саратове мне кажется. Там у них есть какой-то свой внутренний интернет. Вот, представляете? И из него работает аська.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, у нас не так. У нас вообще-то в принципе здесь существует система такая, что, как бы, собственные сервисы, которые здесь предоставлены, этим же Самара.Лан, Тахеон так называемый… Ну, нормальные. Еще такой мелкий есть, он называется Тринити, и во многие дома их просто не пускают. Просто обрубают. Ну, такая война идет конкретная, причем такая. Вот случай даже такой глупый был – что когда человек подключился, потом говорит: «Вот вы знаете, приходил человек, он ваши тахеоновские провода обрубал – его даже чуть током не убило». Вот так вот было.

А.ПЛЮЩЕВ: Какой ужас. слушайте, что в Самаре творится? Ну так вот, продолжим про Саратов. У меня был знакомый из Саратова, который выходил по аське, и я ему когда кидал ссылки, он спрашивал что-нибудь, ну, например, где там прочитать про это? Я ему ссылку на сайт Эха. А он говорит: «А я не могу посмотреть, потому что я в своем внутреннем интернете нахожусь, а это в вашем внешнем». Ну это было для меня потрясающе совершенно. Но аська работает при этом. Как этого добиваются люди? Я не знаю.

А.ЛЕБЕДЕВ: Кстати, в Томске такая же ситуация. Он – один из редких городов, который замкнут сам на себя, там очень дорогой трафик исходящий из города в Россию, а внутри Томска копеечный. Поэтому у них все связи, все сайты, все сервисы – они внутригородские.

А.ПЛЮЩЕВ: Это, видимо, не одного Саратова или Томска история, это частная история, потому что это действительно трафик внешний, он как-то мощно тарифицируется. Именно из-за этого. 363-36-59. Успеем еще один звонок выслушать или нет? Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Будьте любезны, у меня землянка во Владимирской области, и у меня задача такая: дать работнику задание и получить от него решение, результат. Я подключился на Мегафон через телефон. Там только два часа приблизительно в сутках работает. Я замучился. Через месяц я стал на электричке гонять на почту через Сергиев Посад. Что вы посоветуете? Что такое? Место у нас гнилое такое?

А.ПЛЮЩЕВ: Потрясающе. Два часа в сутки работает телефонная связь?

СЛУШАТЕЛЬ: Мегафон. Да. Интернет. Ну надо ждать несколько часов, но невозможно, нет времени.

Н.ДАНИЛОВ: А кто-нибудь кроме Мегафона есть?

СЛУШАТЕЛЬ: Да нет, вроде ничего нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Тогда. что уж тут посоветуешь.

Н.ДАНИЛОВ: Целых два часа в сутки. Надо радоваться.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот именно. А то вообще ничего может и не произойти. Давайте-ка может быть подведем некоторый итог. Понятно, что мы не сможем охарактеризовать состояние Рунета в России, за нас это гораздо лучше сделают социологи и компании типа Яндекс, которая исследует все это дело, но тем не менее. Вы же еще по за рубежам бывает ездите? И там, как-то, с этой проблемой, даже в Монголии, хоть и вне степи, но справились. Что в этом смысле у нас? Мы когда-нибудь можем приезжать в тот же Ярославль и не беспокоиться за состояние интернета там? Или еще куда-нибудь? Будет ли такое время и если будет, то когда по вашему прогнозу?

А.ЛЕБЕДЕВ: Начаться должно естественно с того, что у многих людей возникнет абсолютная потребность и необходимость в том, что..

А.ПЛЮЩЕВ: А, то есть типа не надо и все?

А.ЛЕБЕДЕВ: Вот если они не знают зачем, то чего они будут стараться чего-то улучшить? Как в этих гостиницах, в Томске продавали, в Благовещенске была карточка 400 рублей за 100 мегабайт, карточка Wi-Fi, это называлось какие-то «Крылья свободы».

Н.ДАНИЛОВ: И не стыдно. Она проходит то ли по классу роскоши, то ли красивая какая-то непонятная штука, которая зачем-то каким-то идиотам нужна.

А.ЛЕБЕДЕВ: Если сейчас вот брать отели, которые очень хороший показатель уровня жизни и отношения к тому, что бывает у разных людей, которые долго на месте не застаиваются, то сегодня люди не знают что это такое и продают плохой интернет задорого.

Н.ДАНИЛОВ: Есть единственная гостиничная сеть, которая называется «Азимут», там может быть совершенно разная.

А.ЛЕБЕДЕВ: Только в тот раз, когда мы там были, там не работал интернет, а так все было замечательно.

Н.ДАНИЛОВ: У меня работал почему-то.

А.ЛЕБЕДЕВ: На твоем этаже. А должно работать на любом этаже.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть пока людям не станет надо прямо так в массовом порядке «надо-надо».

А.ЛЕБЕДЕВ: Да, потому что интернет для многих это наркотик. Для меня это наркотик. Особенно сейчас, в воскресенье вечером, спасибо тебе, что ты позвал, что я сейчас не у компьютера. А так, вообще трафика нет никакого.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну приходи чаще, Тем. Будем лечить тебя от интернет-зависимости.

А.ЛЕБЕДЕВ: Когда у людей возникнет такая же потребность, тогда будет интернет везде и нам будет счастье.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. Норвежский Лесной и Тема Лебедев были сегодня в студии. Еще не раз будут, я думаю.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире