'Вопросы к интервью

Александр Плющев Московское время 21 час 4 минуты. Добрый вечер! Вас приветствует Александр Плющев. И здесь же управляющий партнер компании «NotaMedia» Сергей Оселедько.

Сергей Оселедько Добрый вечер!

А. Плющев Слушай, отлично получилось, что мы продолжаем предыдущую программу. Они про образование, понимаешь. И мы про образование. И в кое-то веки будем говорить не о каких-то там гаджетах и даже не о политике, как ты любишь, а об online-образовании. 2 года назад ровно у нас была передача, посвященная, я бы так сказал, образовательному сервису Coursera. Вот. И мы продолжим… продолжим сегодня в какой-то мере эту тему. Здесь у нас директор по развитию бизнеса образовательного сервиса Coursera Никхил Синха. Мы рады его приветствовать. Мистер Синха, добрый вечер!

Никхил Синха Здравствуйте!

Денис Демин Спасибо.

А. Плющев И Сергей Рощин, проректор, член ученого совета Научно-исследовательского университета ВШЭ. Сергей, Добрый вечер!

Сергей Рощин Добрый вечер!

А. Плющев Вот собственно с этого, с представления гостей и начнем. Coursera на российском рынке… Да? Ну, как? В российском интернет, я не знаю, представлена уже, получается, несколько лет. Что бы Вы назвали здесь главным итогом? Может быть, количество пользователей из России? Может быть, Ваши… Ваши, там я не знаю… Ваше сотрудничество с местными университетами, которые предоставляют Вам курсы, помогают и так далее? Вот. Может быть, что-то иное.

Н. Синха Да, конечно, спасибо за то, что меня пригласили. Я в 1-й раз в Москве. Мне очень приятно. Наша история взаимоотношений с Россией восходит к тому году, когда компания Coursera была основана. Мы уже очень давно сотрудничаем с российскими коллегами. И мы рассматриваем Россию как один из наших ведущих рынков. У нас на сегодняшний день более 650 тысяч обучающихся, а из России… более 350 тысяч обучающихся из стран СНГ. И у нас очень много курсов, которые нам предоставляют наши университеты-партнеры российские. У нас где-то 8 партнеров, 8 российских партнеров. Для нас Россия – это один из самых важных рынков в том, что касается нашего будущего роста.

А. Плющев Я единственное, что хочу сказать, что не я представил Дениса Демина, который нам с переводом. Спасибо большое. И… Сереж, пожалуйста.

С. Оселедько А что с точки зрения сервиса изменилось в платформе за эти 2 года? Вот мы 2 года назад примерно обсуждали, что из себя представляет платформа Coursera как инструмент для online-образования. Какие-то инструментальные возможности расширились за эти 2 года?

А. Плющев Ну, я, кстати, нашим слушателям хотел бы тоже напомнить, что они могут присоединяться – +7 985 970 45 45 или твиттер-аккаунт @vyzvon. Если у вас есть вопросы не только по «Курсере», вообще по online-образованию, если же есть, что обсудить, пишите, будем обсуждать. Пока об усовершенствовании «Курсеры» за эти годы.

Н. Синха 2 большие области улучшения. 1-я – это то, когда мы начинали 5 лет назад, это была настоящая революция – открытый контент, который становился доступным людям по всему миру. А сейчас у нас есть контент, который основан на самом разном опыте. Есть какие-то образцы, то есть вы можете посмотреть, понять, хотите ли вы дальше изучать эту область. Можно получать профессиональные сертификаты. Можно какие-то конкретные навыки прорабатывать, готовиться к конкретной работе. И даже вы можете получить MBA и получить научную степень, например, даже по информатике. Мы адаптируемся для… под индивидуального обучающегося. 2-я область – это то, что мы хотим предоставить образование людям вне зависимости от того, где они находятся. У нас сейчас более 6 миллионов зарегистрированных студентов по всему миру. Но мы предоставляем им возможности для обучения, получения дополнительных навыков на рабочем месте и вне зависимости от того, какие у них цели.

С. Рощин Здесь, позвольте, я добавлю?

А. Плющев Да. Это Сергей Рощин из высшей школы экономики.

С. Рощин Да. Сначала на Ваш вопрос о том, что случилось после того, как «Курсера» стала работать… сотрудничать с Россией. Высшая школа экономики была в числе первых 3-х университетов, который так начал делать, и вот весной 2014 года, 3 с половиной года назад у нас начались первые курсы. Что за это случилось? Время. Если брать только наш университет, это более миллиона слушателей наших курсов, и мы входим в десятку университетов мира из тех, кто в наибольшей степени представлен на «Курсере». Но дело не в этом. Дело в том, что получилась возможность войти, во-первых, в очень широкий сегмент русскоязычного online-образования, которое до такого сотрудничества российских университетов с «Курсерой» не было широко освоено. Мы увидели, что этот сектор, этот сегмент, эта ниша пока очень слабо был освоен. И тут произошло ее довольно мощное начало освоения. 2-е, что интересно, что это экспорт российского образования, потому что, скажем, у нас больше половины слушателей – это не россияне.

А. Плющев Слушателей или тех, кто закончил курсы?

С. Рощин Слушателей. Я сейчас говорю не только те, кто закончил, потому что заканчивают по-разному. И здесь на самом деле нет различий. Это скорее индивидуальные особенности того или иного человека, его потребностей и всего прочего. А с точки зрения того, что изменилось на «Курсере», для университетов, не только для российских, но и для других произошло одно важное изменение. Сначала все это работало так, что объявлялся курс, и его можно было прослушать раз в полгода. За эти годы одно из важнейших…

А. Плющев В определенное время.

С. Рощин В определенное время. Абсолютно…

А. Плющев … в определенное время.

С. Рощин Да. Только в определенное время. Сейчас произошло изменение… произошел переход к технологии on demand, то есть по сути дела по спросу.

А. Плющев Когда хочешь.

С. Рощин Когда хочешь. И это создает очень широкие возможности для того, чтобы и университетам, и тем, кому просто нужен какой-то конкретный курс встраивать это в свои графики, в образование, совмещать это с чем-то другим. Это очень важно. Это один из элементов очень важной гибкости тех технологий, которые представляет online-образование.

А. Плющев А Вы используете в своей программе – да? – курсы «Курсеры»? Ну, то есть я что имею в виду? Может ли Ваш студент Высшей школы экономики…

С. Рощин Я готов сразу ответить…

А. Плющев … пройти курс на «Курсере»… Ну, я для слушателей поясню. Пройти курс на «Курсере» и получить его в зачетку?

С. Рощин Да. Мы для этого отстроили все необходимые документы внутри университета. И с 2013 года у нас это все практикуется. Более того последние 2 учебных года мы вменяем в обязательном порядке, чтобы в наших образовательных программах студент слушал online-курс.

А. Плющев А зачем?

С. Рощин Это очень хороший вопрос, что вообще дает online-образование. Online-образование позволяет выйти за свою околицу. Странно думать, что качественное образование ограничено только тем, что на расстоянии вытянутой руки, какая бы она не была длинная. И с этой точки зрения возможность, в том числе и вмененная для начала, потому что любая инновация требует некоторых усилий, получить доступ к другому образованию с другими традициями, в том числе с элементами конкуренции по тому, что есть внутри университета, это очень важный элемент развития качества образования.

С. Оселедько А диплом-то когда-нибудь можно будет получить целиком вот дистанционно?

А. Плющев Когда уже телевизор заменит театр наконец?

С. Оселедько Ну, да. То есть пока, пока это все равно…

С. Рощин Ну, вообще такие…

С. Оселедько … некие фрагменты…

С. Рощин Нет, такие опыты есть. Я сошлюсь не на опыт наш, Высшей школы экономики, на опыт друзей и партнеров в Физтехе. Они открыли online-магистратуру, online…

С. Оселедько На «Курсере»? Ну, смотри…

С. Рощин … не на «Курсере», в рамках других ресурсов электронных, но тем не менее это сделали…

С. Оселедько Они сделали свою платформу дистанционную, полностью дистанционного образования…

С. Рощин Вот помимо «Курсеры» развиваются уже и другие платформы, в том числе Национальная платформа открытого образования в России, ряд других возможностей. Ну, вот я Вам привожу пример, когда это уже возможно.

С. Оселедько Ну, пока это единственный пример в России?

С. Рощин В России – да. Но по миру – нет.

А. Плющев Да, пожалуйста, господин Синха.

Н. Синха Я хотел бы добавить несколько слов к тому, что сказал Сергей. В 1-ю очередь, когда Coursera влилась вот в эту вот online-революцию, речь шла о том, чтобы расширить кампус, расширить университет за пределы его физических границ. И сейчас мы видим, что наши партнеры, университеты, они берут контент, который находится за пределами университета для того, чтобы принести… принести его в физические границы университета. То есть этот процесс идет в обоих направлениях, и границы между физическим и виртуальным классом стираются. Но в то же самое время они не конкурируют друг с другом, а они друг друга дополняют.

А. Плющев У меня, господин Синха, можно сказать, личный вопрос. Да и к Вам, Сергей, тоже. Вы сами проходили какой-нибудь online-курс на «Курсере» или где-нибудь еще?

С. Рощин Сразу отвечу: я нет.

Н. Синха Да, я 3 прошел. И я прошел их до того, как я стал работать в «Курсере»…

А. Плющев Вас поэтому взяли потом?

Н. Синха Ну, да, я в самом начале своего резюме это указал. Ну, это интересно, потому что помимо меня есть очень много молодых людей сейчас, которые включают то, что они прошли курсы на Coursera в своих профилях в LinkedIn, в резюме это включают. И когда я говорю своим студентам, что я прошел курс на Coursera, это уже – да, – зажигает какой-то огонек в голове работодателя. То есть они… Это облегчает им процесс приема на работу.

А. Плющев А вот мне как раз было интересно, а в России так или нет. Просто вот у нас с Сергеем есть одна общая знакомая, я бы так сказал, у которой есть муж. И муж в Великобритании серьезно продвинулся в работе благодаря 2-м курсам на «Курсере». Вот мне просто было… мне просто интересно, возможно ли подобное в России, и насколько это характерная история. К Вам обоим вопрос.

С. Рощин У нас нет пока данных, чтобы достоверно говорить о том, что у российских работодателей различные компетенции, сформированные с помощью online-обучения являются значимым фактором при оценке работника. С другой стороны мы видим, что сам факт не того, что человек прошел такое обучение, а то, что имея такие компетенции, неважно где он их сформировал, это сейчас особенно актуально для сферы Computer Science, IT-технологий, IT Skills, но этот сам факт работодателя вполне устраивает, даже если это сформированные компетенции за счет «Курсеры». Но подтверждение, что да, российские работодатели однозначно отдают предпочтение вот этим компетенциям, сформированным с помощью online-курсов, пока у нас таких нет.

Н. Синха У нас нет надежных данных со стороны работодателей, но у нас есть надежные данные со стороны студентов, потому что спустя полгода после того как прошел студент курс, мы делаем опрос для того, чтобы понять, какой был у него опыт, и две трети студентов, они сообщают о том, что они получили преимущество от прохождения курсов на Coursera. И где-то от 27 до 35 процентов сообщают о том, что они – да, – получили большие преимущества. То есть получили повышение по работе, открыли собственный бизнес, получили прибавку к зарплате. В России 85 процентов студентов, которые прошли наши курсы, говорят, что они получили преимущества, а 35 процентов из них опять-таки говорит о том, что они смогли получить работу, начать новый бизнес, получить повышение или получить прибавку к зарплате благодаря курсам Coursera. И мы видим, что эти выгоды, которые они получают, благодаря прохождению курсов Coursera вполне осязаемы.

С. Рощин … дополнение…

А. Плющев Да.

С. Рощин … потому что звучит, как студенты, и может сложиться впечатление, что это студенты как учащиеся университетов. На самом деле большая часть аудитории – это не студенты, не те, кто сейчас одновременно учится. Это те, кто уже имеет образование и желает его обновить, улучшить, получить более новые знания. И это потребность, связанная с их профессиональной деятельностью и переключением этой профессиональной деятельности.

С. Оселедько Да. У меня… у меня вопрос опять чуть больше в сторону технологий. А как дистанционно контролировать качество этого образования? Да? Потому, что, ну, вот мы говорим о том, что курс дистанционно человек его как-то прослушал, видя неизвестно где и неизвестно с кем. Потом там есть какой-то там тест в конце. Да? Является ли это неким объективным критерием того, что человек действительно его прослушал. А то как бы им всем нравится то, что они это сделали, а…

А. Плющев Прослушал-то ладно. Усвоил – главное.

С. Оселедько Усвоил – главное. Да. То есть, а, может быть, это вовсе и не он там этот тест потом заполнил. Как технически качество верифицируется?

С. Рощин Если позволите, я тогда начну. Синха тогда продолжит. В Вашем вопросе есть 2 вопроса. 1-й вопрос: является ли какое-либо тестирование и оценка знаний свидетельством того, что эти знания вообще существуют в человеке? Ну, вообще говоря, это без разницы – online или offline. Это относится, собственно говоря, и к любым другим оцениваниям и экзаменам.

С. Оселедько Ну, по крайней мере, можно отобрать у человека… Увидишь, что этот человек физически существует, отобрать у него…

С. Рощин А это другой вопрос, который Вы задали.

С. Оселедько … телефон и так далее.

С. Рощин Это другой, Сергей, вопрос, который Вы задали. Да? В этом смысле, если построены нормальные измерения каких-либо знаний, навыков, компетенций, то они работают. И в принципе мы видим, что в онлайне это работает точно так же как в оффлайне. Другой вопрос: сам ли он это делал? Но это вопрос идентификации того, кто выполняет.

С. Оселедько Именно.

С. Рощин Это один из важнейших вопросов, один из важнейших вызовов, которые сейчас существуют перед online-образованием. И это тема того, что получило технологически название proctoring – различные системы идентификации личности, когда он проходит какое-либо оценивание. Эти технологии сейчас тоже активно развиваются. И насколько успешно они будут развиваться, настолько и успешно будет решаться этот вопрос.

С. Оселедько Ну, да.

Н. Синха Да, я думаю, что это очень важно. Мы тоже проводим верификацию идентификации студента до того, как мы выдаем сертификат. Они должны предоставить нам скан паспорта или скан удостоверения личности. А затем мы уже все проверяем для того, чтобы убедиться, что мы выдаем сертификат действительно тому человеку, который прошел курс. Мы делаем это повсеместно. Но на самом деле в системе очень мало мошенничеств. Мало очень тех людей, которые хотят получить сертификат и вот смухлевать. Для того, чтобы кто-то вместо… кто-то вместо них прошел курс. Как сказал, Сергей, да, вот эта технология proctoring, она работает очень хорошо. Я думаю, что проблема качества, она больше сосредоточена на том, что люди получают из курса, а не… дело не в том, насколько качественное образование, потому что у нас хорошие партнеры. У нас такие партнеры как Высшая школа экономики. У нас в партнерах 150 ведущих вузов со всего мира. И все эти институты – это лидеры. Поэтому качество – это что-то само собой разумеющееся в нашем случае. Это лучшие университеты в мире, лучшие преподаватели. И, конечно, затем уже, когда мы делаем оценку, это все…

С. Оселедько То есть это все про мотивацию студентов, ну, самомотивацию, получается.

С. Рощин Про мотивацию и про отбор того материала, который попадает в online.

С. Оселедько То есть у нас все равно есть некое базовое обычное оффлайновое образование, есть некий набор дополнительных факультативных курсов на «Курсере» и некое доверие просто тому, что человек…

С. Рощин Необязательно факультативных. Я уже сказал, что опыт нашего университета, когда мы их вменяем как курсы не факультативные, а как элементы основной образовательной программы.

С. Оселедько Я подумал, что это от факультета…

С. Рощин Ни в коем случае. Нет, нет. Каждая образовательная программа бакалавриата у нас так или иначе в учебном плане на год имеет online-курс.

С. Оселедько На «Курсере»?

С. Рощин На «Курсере» в 1-ю очередь, потому что там очень большой. Но не только. Потому, что я говорил, что развивается Национальная платформа открытого образования, которая для этого и была создана в содружестве с 8-ю университетами. И оттуда тоже. В этом смысле это не факультативы уже.

А. Плющев Я вот какую тему хотел затронуть. Господин Синха сказал, что сам проходил несколько курсов еще до того, как стать директором по развитию бизнеса «Курсеры». И мне просто хотелось еще уточнить, Вы в каком возрасте это делали? Сколько Вам лет было? Просто есть… есть какое-то, может быть, устаревшее или устаревающее – да? – клише такое, что образование – это дело юных и молодых. Вот. А потом ты получаешь образование и должен работать, ну, может быть, там повышать квалификацию максимум.

Н. Синха Да, ну, теперь Вы все секреты заставите меня раскрыть, включая мой возраст. Я думаю, что мне было 54 года, когда я 1-й курс прошел на «Курсере», и где-то 55, когда 2-й и 3-й я прошел. Ну, да, где-то вот 54-55 лет мне было, когда я проходил эти курсы. Мы видим, что много людей проходят наши курсы постоянно в разные периоды своей жизни для продолжения постоянного образования для своих каких-то личных… по своим каким-то личным мотивам. Сейчас образование – это не что-то эпизодическое. Ну, вот, например, 4 года – бакалавриат, 2 года – магистр, потом 4 года – доктор. Это так было раньше. Сейчас образование становится постоянным процессом, процессом, который длится всю жизнь вне зависимости от того, сколько вам лет вы можете продолжать получать новые навыки и расширять свое образование. Поэтому люди, которые уже получили высшее образование, они все равно продолжают брать online-курсы.

С. Рощин 2 реплики. Почему образование действительно стало непрерывным? Потому, что мы находимся в ситуации очень быстрого, динамичного развития технологий. Поэтому необходимо формировать новые компетенции вслед за этими технологиями.

С. Оселедько Поэтому вот в основном технологические курсы на «Курсере», а не…

С. Рощин Конечно. Конечно.

С. Оселедько … какие-то гуманитарные…

С. Рощин Конечно. Гуманитарные тоже есть, но спрос на это гораздо выше. И 2-е, связанное с этим: ведь online-образование позволяет получить дополнительные знания вот по микрокомпетенции. Отсюда достаточно интересная тема – micro degree в мировом образовании, когда речь идет не про большой диплом, где упаковано все от базовых знаний, там гуманитарных, социальных и все прочее, а дополнение по конкретным… Неважно, что это. IT Skills. Это финансовый менеджмент или что-то еще, что позволяет дополнить то, что у тебя уже есть вслед за развитием технологий и бизнес-процессом.

С. Оселедько А нет тогда тренда, что вот этот базовый degree, вот этот базовый диплом, он скоро будет и не нужен. Просто в тот момент, когда мы его получим, вот эта база она уже устареет просто. И нам проще… Как у врачей – да? – каждый… каждый год получать вот эти micro degree, чем сидеть и гордиться, что…

С. Рощин Это…

С. Оселедько … у тебя…

С. Рощин … вопрос. Да, да.

С. Оселедько … диплом.

С. Рощин Это очень интересный вопрос, и он активно обсуждается в мире образования. Но ответ на него… Даже не ответ, а попытка ответа к чему добавлять эти micro degree и компетенции. Вопрос: как выстроена база? Вопрос готовности…

С. Оселедько Да к средней школе и начинаем добавлять.

С. Рощин Ну, вот пока…

С. Оселедько Читать и писать научили…

С. Рощин Пока сфера образования говорит, что этого маловато, что это еще не формирует многие основы мышления, к которым потом можно добавлять. Хотя далеко не во всех сферах. Есть сферы, где это можно делать.

С. Оселедько И еще один, ну, такой традиционный скепсис в отношении online-образования –это некая обратная связь, некая практика, некие навыки – да? – там и так далее. То есть информацию-то передать легко в одну сторону. Да? Но надо в обратную сторону получить еще обратную связь. А вот с этим как быть. Потому, что в одну сторону масштабируется все хорошо, а в обратную сторону – плохо.

С. Рощин Ну, есть несколько вызовов у online-образования. Об одном мы уже поговорили. Это вопрос идентификации того, кто его получает для оценивания и так далее. 2-й вызов – это действительно обратная связь. Здесь есть пока нащупываемые 2 ответа. 1) Дополнение online-образования различными технологиями тьюторства, когда online может еще и сопровождаться контактом…

С. Оселедько Искусственный интеллект… или tutor?

С. Рощин Нет, пока не обязательно. Живой. Не искусственный. И 2-е – это то, что получило название blend of learning, когда смещаются online— и offline-форматы. И вокруг online определенных знаний, которые транслируются и передаются, и есть еще занятия, комментарии, которые происходят в offline.

С. Оселедько … некоторое… некоторое offline-наставничество.

С. Рощин Уже. Да.

С. Оселедько Более близкое к этому. Это потому, что уровень компетенций лектора и ведущего практической части разные, это проще масштабировать?

С. Рощин Не только. Проблема в том, что сейчас мы находимся в ситуации взрывного доступа к информации. Бесполезно транслировать информацию. Достаточно нажать кнопку, и ты получаешь гораздо больше. В этом отношении задача преподавателя меняется. Он перестает быть транслятором информации. Он становится коучером. Он становится лоцманом в море информации. И здесь действительно нужна обратная связь, которая не всегда возможна online.

Н. Синха Да, в «Курсере» одна из наших целей – это предоставление интерактивного образования. Для того, чтобы решить вот эту проблему online-платформы, которая работает в одном направлении. Мы делаем это различными способами. В 1-ю очередь это то, что во многих наших курсах у нас коллеги, обучающиеся сами, оценивают друг друга. Мы часто используем этот метод. Когда, например, 15 тысяч обучающихся на курсе, многие комментируют работу друг друга и предоставляют обширную обратную связь. Во-вторых, во многих наших курсах есть менторы. Менторы – это те люди, которые уже проходили этот курс, а сейчас они помогают новым обучающимся, которые проходят эти курсы. И что еще я хотел бы упомянуть, это то, как мы приносим специалистов для того, чтобы они предоставляли обратную связь для наших программ, где можно получить степень. У нас есть ассистенты, преподаватели. У нас есть инструменты для того, чтобы могли студенты и выпускники предоставлять обратную связь. То есть 3 вот этих способа получения и обеспечения обратной связи.

С. Оселедько А менторы – это у Вас такой crowdsourcing? То есть они как бы… Как Вы их отбираете, этих менторов? Вот как они… как они… их количество зависит от их аудитории?

А. Плющев И какой… Какая у них мотивация? Вот.

С. Оселедько Да, следующий вопрос.

Н. Синха Это люди, которые проходят курс. Вы разделяете группы… разделяете класс на группы для того, чтобы они комментировали работы друг друга. То есть…

С. Оселедько Как староста группы.

Н. Синха … мотивация… Нет, как в классе. У вас 200 студентов. Вы делите их на группы. И они предоставляют комментарии по работе друг друга. Групповые проекты. И мы предоставляем… Они предоставляют обратную связь. То есть мы здесь расширили масштаб этого. То есть мы здесь имеем дело не с сотнями людей, а с тысячами обучающихся.

А. Плющев Давайте на этом прервемся. Через 5 минут… Ой! Через 2 минуты уже продолжим.

**********

А. Плющев: 2135 в Москве. Вы слушаете программу «Точка». И мы продолжаем про online-образование. Здесь Никхил Синха, директор по развитию бизнеса образовательного сервиса Coursera, и Сергей Рощин, проректор, член ученого совета Научно-исследовательского университета Высшая школа экономики. Наши слушатели могут присоединяться: +7 985 970 45 45 – это номер для ваших смс, твиттер-аккуант – @vyzvon. Также есть web-форма на нашем сайте. Идет трансляция в «Ютьюбе». И один из главных вопросов задает Дмитрий из Кирова, который, видимо, совсем не знаком…

С. Оселедько О чем.

А. Плющев … с «Курсерой». Да. Спрашивает: «А какой уровень цен на это удовольствие?» Здесь можно, в общем, даже поговорить, а должно ли online-образование быть платным, бесплатным, какой должен быть уровень цен и так далее. Давайте вот с этого начнем. Какой уровень цен на это удовольствие у Вас в «Курсере» нынче?

Н. Синха Цены варьируются в зависимости от того, на какую программу регистрируется обучающийся. Курсы в России, я думаю, что… Сейчас мне нужно чуть-чуть больше времени. Ну, в среднем 50 долларов в месяц, если у вас… вы какую-то специализацию хотите получить, или 85, если просто один курс, в месяц. А если вы хотите полную программу получить, например, получить MBA от университета штата Иллинойс. 20 тысяч долларов это стоит. А в рублях, я думаю, что в среднем 29 тысяч рублей…

С. Оселедько 29 долларов.

Н. Синха 29 долларов. 29 долларов за…

А. Плющев Большая разница.

Н. Синха … курс.

С. Оселедько В тысячу раз.

А. Плющев В тысячу раз. Насколько я помню просто, была такая история, что собственно сами-то знания во многих курсах распространяются бесплатно. Но сертификат стоил денег.

С. Рощин Так и есть.

Н. Синха Это по-прежнему правда. Все курсы на нашей платформе бесплатны, и все видео бесплатны, весь контент бесплатен. Только если вам нужен сертификат, вы проходите оценку, сдаете зачет вот такой своеобразный и платите за это.

С. Оселедько А! То есть…

Н. Синха А все остальное бесплатно.

С. Оселедько Платят только за сертификат? То есть даже… даже Вышку можно всю посмотреть бесплатно?

С. Рощин Да.

Н. Синха Да, они платят за оценку и за сертификат, потому что вы можете все видео загрузить любого курса, загрузить на планшет, на телефон, и всю эту информацию, весь этот контент получить абсолютно бесплатно.

С. Рощин Сейчас появилось несколько вариаций политики «Курсеры» по отношению к платности соответственно сертификатов или каких-то материалов. Все материалы лекционные, преподавательские можно посмотреть бесплатно. Платно или получение сертификата, или в ряде случаев для ряда курсов – доступ к тестированию.

А. Плющев Я напоминаю, что мы про online-образование. И если у вас был, например, опыт какой-нибудь по online-образованию, тоже можете прислать и им поделиться. Именно так делает наша слушательница Анна, она реагировала на то, что господин Синха сказал о большом количестве положительных опытов… положительных отзывов. И она пишет так: «В западной культуре, — пишет она, — принято все нахваливать и поощрять. Поэтому на отзывы о курсах «Курсеры» я бы не стала полагаться. Есть риск купить кота в мешке. На личном опыте: я прошла курс не совсем тот, который хотела бы. Пока курс не просмотришь, не поймешь его содержание». Ну, на самом деле при всей, может быть, бытовой форме этого замечания, достаточно важная штука: как, каким образом… каким образом правильно выбирать курс?

Н. Синха Очень хороший вопрос. У нас около 20 тысяч курсов на нашей платформе. И обучающимся очень сложно понять, какой контент для них подходит, и какой уровень образовательный для них подходит. Сейчас мы ввели то, что мы называем персональными планами обучения. Они позволяют обучающимся сказать нам то, чего они хотят достичь. И мы стараемся понять, что они знают на основании того образования, которое у них уже есть. И затем мы объединяем эту информацию и предоставляем им набор рекомендаций в отношении того, какие курсы им стоит пройти для того, чтобы они могли достичь своих карьерных и личных целей.

А. Плющев Я прерву… прерву. Прощу прощения. Ну, если я продаю курсы, ну, точнее сертификаты, тогда я прямо заинтересован в том, чтобы продать побольше.

С. Оселедько: Ecommerce.

А. Плющев Ну, да.

Н. Синха Мы заинтересованы в том, чтобы предоставить нашим обучающимся те курсы, которые позволят им добиться успеха. Если они хотят разрабатывать ПО, то вот да, пожалуйста, курс, какой… который нужно пройти. Но если они 90 процентов уже знаний получили, то мы будем также рады им предоставить те 10 процентов, которых у них еще нет. То есть здесь вопрос не в том, чтобы предоставить им больше или меньше. Самое важное – это предоставить им правильную рекомендацию для того, чтобы они могли добиться успеха.

С. Рощин Мы вышли на очень хорошую, важную тему.

А. Плющев Спасибо, Анна.

С. Рощин Позволяет поговорить о том, какие новые возможности создает online-образование по сравнению с offline-образованием. На самом деле данные об обучении – это большие big data. И с ними можно работать аналитически совершенно не так, как работает преподаватель с данными при offline-образовании, когда он взаимодействует в аудиторией. То, что сейчас развивает наш университет в большей степени на Национальной платформе открытого образования, чем с «Курсерой», — это так называемая психометрия, когда мы на основе различных следов, которые оставляют учащиеся при прохождении того или иного курса, тех или иных заданий, выполнения и так далее, и так далее, можем сформировать рекомендации преподавателю, университету как улучшить курс, как изменить, где какие реакции, какие задания трудные. И это не на одном кейсе. Это тысячи и десятки тысяч измерений при массовом прослушивании курса. И таким образом возникают вокруг online-образования новые сервисы, которые могут способствовать качеству образования, и лучшему мэтчингу между курсом и слушателем. И в этом задача.

С. Оселедько Да, но это…

А. Плющев Прости, Сереж. Например, какие сервисы?

С. Рощин Психометрии. Психометрические сервисы, которые позволяют оценивать…

С. Оселедько Это они анализируют…

С. Рощин … и как можно потом его улучшить…

А. Плющев Ну, да.

С. Оселедько … взаимодействие пользователя с самой системой и постепенно про него все больше и больше узнают.

А. Плющев Господин Синха… Вмешаться в нашу беседу.

Н. Синха Это действительно очень важно, потому что это возможность для online-образования сделать то, что очень сложно сделать в традиционном образовании и при личном образовании. Когда приходит преподаватель прочитать лекцию в аудиторию в университете, она всем прочитает одну и ту же лекцию, неважно какой уровень подготовки, какое уже образование, какой стиль обучения у студентов. А когда мы говорим об online-образовании, мы можем адаптировать индивидуально эту лекцию или серию лекций, или курсов под каждого обучающегося на основании того, что о нем уже знают, какой у них стиль обучения, как… что для них будет наиболее эффективным. И мы анализируем эти большие данные для того, чтобы мы могли применять искусственный интеллект и экспертные системы для того, чтобы расшифровывать, понимать эти большие данные. Мы анализируем то, какие студенты проходили наши курсы за последние 5 лет, и мы можем, проанализировав эту информацию, сделать правильные рекомендации тем обучающимся, которые только думают проходить наши курсы.

С. Оселедько Но это все равно Ваша собственная big data, big data, которая накопилась внутри системы. Но все равно остается… остается вопрос как бы перво… первоначальных… первоначального уровня. Здесь много вопросов, связанных там, а вот достаточно ли компетенции гуманитария для того, чтоб понять технический курс на «Курсере»?

С. Рощин Это никогда нельзя сказать заранее. Никогда не возможно…

С. Оселедько А поэтому…

С. Рощин … пытаться…

С. Оселедько А поэтому в университете есть вступительные экзамены.

С. Рощин Да. Но Вы думаете в университете… Вот я преподаватель, который там уже 3 десятка лет входит в аудиторию. И когда ты начинаешь работать с живой аудиторией, даже с самыми лучшими студентами, которые там отобрались, поступили по высоким баллам ЕГЭ, они все разные. И все равно, когда ты с ними работаешь, никогда нельзя заранее сказать, у… никак у него так получится. Ему надо пробовать. Его надо чем-то нагружать. Поэтому человеку, который начал слушать online-курс, сказать заранее, я смогу это или нет, это история его.

С. Оселедько Ну, то есть дорогу осилит идущий. Да?

Н. Синха Я думаю, то, что Вы увидите в будущем, – это оценка результатов студентов. Сейчас мы делаем рекомендации на основании того, что они уже знают, а в течение очень короткого времени мы уже будем проводить короткие оценки. Если вы хотите быть разработчиком ПО, пожалуйста, ответьте на вот эти 20 вопросов. И на основании ваших ответов мы будем знать, какие курсы порекомендовать, потому что мы будем знать, какой уже уровень опыта и знаний.

С. Оселедько Самые востребованные курсы у Вас какие? Самый популярный какой?

Н. Синха Сейчас самый популярный курс – это новая специализация, основанная… Это курс, который основан одним из основателей «Курсеры» Эндрю Ыном. Глубокое обучение. И этот курс, который называется «Глубокое обучение», он основан на, в общем, базовой работе профессора Эндрю Ына о машинном обучении.

С. Оселедько Я уже боялся, что blockchain какой-нибудь. Нет, ну…

Н. Синха Ну, blockchain все еще впереди.

А. Плющев Ваш ход…

Н. Синха … про blockchain…

С. Рощин Ну, это действительно так. На самом деле самые популярные курсы связаны с новыми технологиями, ну, всем тем, что связано с Computer Science так или иначе. И те курсы, которые у нас сейчас на «Курсере», нашего университета, в рамках специализации. Да? Но Вы знаете, бывает и спрос на такие очень базовые курсы, хотя и связанные с новыми развивающимися сферами. Вот самый популярный курс у нас англоязычный, который размещен на «Курсере», по нейроэкономике. У него очень большая аудитория слушателей, причем не только из России. Его активно слушают в Америке. Его активно слушают в других странах. Вызывает большой интерес.

С. Оселедько Ну, а всякие технологические навороты там, типа курсы виртуальной реальности… Что-нибудь… Что-нибудь такое?

А. Плющев Применение новых технологий…

С. Оселедько Нет, даже не применение. Нет. Обучение. Нет.

А. Плющев … при online-обучении. Я и говорю.

С. Оселедько Есть… есть ли применение, над котором нужно надеть вот этот шлемофон…

А. Плющев Да, да. Я об этом.

С. Оселедько Контент, адаптированный под 360… видео 360 или что-то такое. Хоть один… Ни одного еще нет.

Н. Синха Скоро будет.

С. Оселедько Пока нет?

Н. Синха Пока еще нет. Но дополненная реальность и виртуальная реальность… Я бы сказал, что через 3 года будет много уже курсов как раз вот таких, о которых Вы сейчас говорите, курсов с использованием дополненной реальности и виртуальной реальности.

С. Рощин Это же еще вопрос в том, что есть на стороне потребителя. Вот мы сидим за этим столом, я ни у кого не вижу шлема виртуальной реальности для того, чтобы прослушать такой…

С. Оселедько Но мы здесь беседуем, а не учимся.

С. Рощин Но тем не менее это же вопрос еще в готовности потребителя работать в этом. Да? Мне кажется, что это как раз будет одно из если не главных проблем, то по крайней мере тем, что должно развиваться. Но я согласен с оценкой господина Синха. Действительно 3-4 года, я думаю, это то, что уже вполне достаточный горизонт, чтоб появились такие курсы.

А. Плющев Сергей сорвал мне шутку. Я хотел сказать, что на одной из предыдущих передач просто Сергей Оселедько надел шлем виртуальной реальности и никак не может его снять. Действительно было такое.

С. Оселедько У меня трагедия… Трагедия. Шлем, который ты мне подарил, не подходит под 8-ку самсунговскую. У нее только… 7-ка влезает.

А. Плющев … обновить. Все пропало. Ну, а теперь вернемся… А?

Н. Синха Но мы уже вышли за пределы даже шлемов. У нас сейчас есть очки. Они дешевле эти очки. И они будут идти за этой тенденцией. И все будет становится меньше, легче и дешевле.

С. Оселедько Сергей, несколько вопросов, что такое нейроэкономика? А то, может быть, всем надо, а просто не знают…

С. Рощин Да. Это на стыке когнитивных наук и анализа экономических процессов, поведения людей в области, так сказать, экономических решений и так далее, потому что есть же важнейшие вопросы о том, как… как мы принимаем решения экономические. И к этому подбираются не только экономисты, но к этому подбираются и нейропсихологи со стороны когнитивных наук. Вот приблизительно об этом курс.

С. Оселедько И это не было бы «Эхо Москвы», если бы здесь не было вопроса: «А нет ли у Вас проблем с нашим государством?»

Н. Синха Нет. У нас никаких проблем с государством. На 83 процента растет количество студентов. Мы продолжаем очень успешно работать с Высшей школой экономики и с другими 7-ю университетами российскими, которые наши надежные партнеры. Мы… Нам очень приятно слышать, что правительство занимается online-образованием, что они хотят создавать и создают национальную платформу online-образования. Мы очень довольны нашей работой в России.

А. Плющев Господина Синха просто не предупредили, что такой ответ означает, что аудитория теперь будет с большим подозрением относиться… Наша.

С. Оселедько Нет, ну, там вообще всякие есть у нас фишки национальные, типа персональных данных…

А. Плющев Да.

С. Оселедько Какие-то такие…

А. Плющев Серверы в России.

С. Оселедько … Роскомнадзор, Рособрнадзор, Роспотребнадзор. У нас тут хватает.

А. Плющев Да. Рособрнадзор.

С. Оселедько Рособрнадзор. Конечно.

А. Плющев Может возмутиться в случае чего. Ну, пока не возмутился, и Слава Богу. А есть еще…

С. Оселедько Повезло, короче.

А. Плющев … вопрос от наших слушателей. Нельзя… нельзя не спросить о языковых курсах. Просто когда мы собирались в прошлый раз, там русских было что-то прямо раз, два и обчелся. На русском языке курсов. Сейчас, я так понимаю, их уже более-менее не стыдно сказать об этом.

С. Рощин Их не стыдно сказать. Я уже говорил, что один из таких – что ли? – интересных… одним из интересных открытий было то, когда мы начали сотрудничать с «Курсерой» и пошли в этот глобальный online-рынок образования, то, что действительно сегмент русскоязычных курсов не насыщен. Но сейчас это происходит, и достаточно нормальный спрос. Ну, я обращаю внимание, что есть «Coursera», с которой мы замечательно сотрудничаем, и это глобальный рынок. Если говорим еще про Россию, то это Национальная платформа открытого образования, где уже тоже ни одна сотня курсов создана 8-ю университетами на русском языке, адаптированных к нашим образовательным программам, рассчитанных в 1-ю очередь на бакалаврский уровень. К ней, кстати, проявляют интерес и слушатели не только в России, но и за пределами, мы видим. Да, это так. Так что сейчас по сравнению с ситуацией 3 года назад есть серьезные изменения.

А. Плющев А есть ли… Известны ли Вам там какие-то истории, там примеры, когда бы люди не просто улучшили свои навыки, скиллы… Как там правильно говорить? Что там? Квалификацию. А просто полностью изменили свою жизнь в результате прохождения курсов?

С. Оселедько Ну, что? Нашли мужа, – что ль? – или жену?

А. Плющев Может, и так.

С. Рощин Нет, я таких историй не знаю. Надо бы иметь много времени, чтобы наблюдать за слушателями.

А. Плющев Тут, кстати, спрашивали, следите ли Вы за ними.

С. Оселедько … каким образом…

А. Плющев С другой стороны, если он менторы…

С. Оселедько Отслеживаете ли Вы дальнейшую судьбу…

А. Плющев Почему нет?

С. Оселедько … своих подопечных?

С. Рощин Скажем так, мы задаем вопросы про аудиторию, про реакцию, про те изменения, которые есть. Но, конечно, не на таком уровне. Нет.

А. Плющев Господин Синха, минутка есть, может быть, на какой-нибудь пример?

Н. Синха Да, я Вам два примера сейчас очень быстро приведу. Ольга Резникова говорит, что она за последние 5 лет, после того, как она прошла online-курсы, два раза она уже сменила работу и оба раза получила прибавку в работе. А Станислав Крюков был очень рад рассказать нам о том, что он полностью начал новую карьеру в технологиях здравоохранения благодаря тем курсам, которые он прошел на нашей платформе. У нас очень-очень много таких примеров у обучающихся как из России, так и из других стран, которые вот добиваются большого успеха благодаря прохождению курсов на нашей платформе. И мы всегда рады этими историями успеха с Вами делиться.

А. Плющев Пора заканчивать, но я Виктору быстро отвечу, видимо, он пропустил. Да, если у Вас корочки, что называется, не интересуют, не интересуют сертификаты, Вы можете пройти курс бесплатно, совершенно спокойно ознакомиться с тем, что там выложено…

С. Оселедько Да еще Ирине можно добавить, что курсы там не только на английском, но и на русском тоже.

А. Плющев Да. Рассказали. Спасибо большое. Благодарю наших сегодняшних гостей: господина Никхила Синха, директора по развитию бизнеса образовательного сервиса Coursera, и Сергея Рощина, проректора, члена ученого совета Научно-исследовательского университета Высшая школа экономики. Спасибо Вам большое. До свидания!

С. Рощин Спасибо!

Н. Синха Пока!

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире