'Вопросы к интервью
11 октября 2015
Z Точка Все выпуски

Безроуминговый мобильный интернет по всему миру. Утопия или реальность?


Время выхода в эфир: 11 октября 2015, 22:05

А. Плющев Московское время 22 часа 10 минут, вы слушаете программу «Точка», у микрофона Александр Плющев. Здесь жеуправляющий партнер компании Notamedia Сергей Оселедько.

С. Оселедько Добрый вечер.

А. Плющев Он у нас выступает в качестве обычно эксперта по разныминтернет-делам.

С. Оселедько Кого попало, да, кого придется.

А. Плющев Несколько недель назад была устроена очень мощная презентация такого, ну, в общем, сенсационного, я бы сказал, проекта. Он заявляет себя как сенсационный, я таковым не могу его называть, но вот преподносилось это как сенсация и выглядело как сенсация. Может быть, даже это и было сенсацией.

С. Оселедько Если что-то выглядит, как утка…

А. Плющев Да. Проект под названием Yaliny.com. Можете посмотреть на сайте пока открыть. Смысл в том, чтобы охватить всю планету связью, как интернетом, так и голосовой связью, и брать за это по 10 долларов в месяц. И, конечно, выглядело это довольно революционно, опять же скажу. Я пришел на эту презентацию, она была довольно такой красивой и представительной, проводил ее Вадим Тепляков, основатель компании Yaliny, он у нас сегодня в студии – Вадим, добрый вечер.

В. Тепляков Здравствуйте.

А. Плющев И представляло собой это следующее. Я очень кратко расскажу, что это такое. Нам сегодня с вами предстоит разобраться, вообще утопия это или реальность, вместе с Вадимом Тепляковым. Многие мои коллеги, сразу забегая вперед, скажу, выходя оттуда, говорили, что это минимум утопия, а вообще похоже на аферу, конечно. Я не такой большой специалист, поэтому я предположил, что с Вадимом здесь вместе и с вами на связи – я напомню, у нас есть смс +7-985-970-45-45 или твиттер-аккаунт @vyzvon – разобратьсябудетнескольколегче.

В общем, компания, которая занимается в том числе разработкой спутниковых аппаратов, эти спутниковые аппараты поднимает на орбиту в 600 километров. Таких аппаратов получается там на орбите 144, они покрывают всю планету.И с помощью этих аппаратов снабжают потребителей спутниковым интернетом. На Земле несколько десятков базовых станций, которые тоже, они подключены к высокоскоростному интернету. А у потребителей не какие-то специальные спутниковые телефоны, а обычные их смартфоны или телефоны даже, которые соединяются по Wi-Fi или по Bluetooth с так называемым яйцом, Wi-Fiроутером, который, собственно, и осуществляет связь со спутником.

Вопросов возникало море ко всему этому, но, тем не менее, выглядело это, конечно, заманчиво, получить связь где бы то ни было. Когда вот тут выезжаешь из Москвы, допустим, на 20, 30, 50 километров – и у тебя нет никакой связи. Или, может быть, за 300 километров. Даже здесь, я уж не говорю про роуминг европейский или американский. Получить связь, которая везде с тобой, которая тебя вообще не парит(ставить другую симку, чужую симку и так далее), платить за это всего 10 долларов в месяц – в общем, было как-то заманчиво. Поэтому мы будем сегодня разбираться вместе с Вадимом Тепляковым. Во-первых, я более-менее правильно изложил проект?

В. Тепляков Да, Александр, спасибо большое, что так подробно рассказали про нашу компанию. Единственное, что правильное ее название – Yaliny (Ялини), с Y (И) на конце. И что я хотел бы еще сказать по поводу аферы? Очень часто многие проекты, которые предполагают какое-то большое значительное изменение глобальных индустрий, и особенно если эти проекты объявляются молодыми и неизвестными компаниями, вызывают большой скепсис и недоумение разных экспертов. Но, как показывает практика, в этом нет ничего страшного, и давайте разбираться сегодня, что же собой представляет наша компания.

А. Плющев Да, значит, я сразу скажу нашим слушателям, я уверен, что еще будет… тут одна уже смска есть такая, я думаю, что будет таких смсок много, что, типа: 600 рублей в месяц? Да я за 200, в общем, отлично разговариваю, и интернет у меня есть. Тут за 150 Артем из Ростова-на-Дону. Это не стоит судить исключительно по себе. У меня, например, безлимитный интернет дома выделенный, он тоже стоит 600 рублей в месяц или 500, там 100 гигабит. Другое дело, что если вот вы в Ростове-на-Дону, Артем, живете, вот если вы от Ростова отъедете, у вас там может совершенно не быть никакой связи. Я знаю, в Ростовской области это запросто случается.

С. Оселедько А еще международный дата-роуминг стоит запредельных денег.

А. Плющев Артем не ездит, Артем сидит там в Ростовской области, он не ездит, с ним все нормально.

С. ОселедькоНе так давно еще эти миллионные счета получали.

А. Плющев Другое дело, что тут много сомнений во всяких других историях, но сама по себе история покрытия, повсеместного покрытия интернетом и связью планеты, она чрезвычайно… и не за небесные деньги какие-то. Сколько сейчас у нас спутниковая связь стоит? Кто знает?

В. Тепляков Средняя стоимость минуты голоса – 1 доллар. Средняя стоимость одного мегабайта трафика приближается к 10 долларам.

А. Плющев Вот, это повсеместно везде, вы можете где угодно, на Килиманджаро подключиться или еще где-то там, запросто, но цены совсем другие. Но давайте начнем вот с чего. Мне-то казалось, вот то, о чем вы рассказали, оно стоит каких-то совершенно баснословных денег. Там еще на презентации был показан, я так понимаю, макет спутника или прототип спутника, я не знаю, что это было. Такая здоровая, в общем, дура в несколько десятков метров размах у нее солнечных… не солнечных, а вот этой антенны, да? Это антенна же, которая принимающе-передающая. Извините, привык, что у космических аппаратов есть солнечные батареи. Ну, и так далее, много чего. На высоте 600 километров эти спутники должны летать. Мне казалось, что это какая-то гигантская сумма. Выведение одного космического аппарата – это же несколько десятков, мне кажется, миллионов долларов.

В. Тепляков Действительно, у спутника были большие солнечные панели размахов больше десяти метров, значительно больше десяти метров. И была антенна, основная бортовая антенна, активная фазированная антенная решетка размером чуть больше двух метров. И что касается стоимости вывода аппаратов, к счастью, сейчас современные технологии позволяют строить такие ракеты-носители, которые существенно снижают стоимость вывода. Например, если посмотреть на замечательную американскую компанию Space Exploration (SpaceX), она все больше и больше прогрессирует в своих носителях и хочет довести стоимость запуска одного килограмма на орбиту до одной тысячи долларов. Наш аппарат весом шестьсот килограмм, в перспективе пяти лет вывод его будет стоить шестьсот тысяч долларов за один аппарат, что для аппаратов такого…

А. Плющев Вы с SpaceXсобираетесь выводить их?

В. Тепляков Если мы говорим о всей группировке, то да, мы хотели бы использовать ракеты FalconHeavy, которыеSpaceXв ближайшее время собирается протестировать, в ближайшие месяцы будет первый пуск, и мы очень надеемся, что этот первый пуск будет успешен. Но, в любом случае, у нас еще достаточно времени до вывода всей группировки – а это должно произойти в 2019 году, возможно, в начале 2020-го, чтобы посмотреть, как у них будут развиваться дела и что будет происходить с их ракетами-носителями. Пока они для нас являются основным вариантом.

А. Плющев А на презентации вы, кстати, об этом не говорили, вы говорили о ракетах «Днепр» российского производства.

В. Тепляков Дело в том, что прежде чем выводить всю группировку, прежде чем производить такое большое количество спутников, нужно вывести первые два тестовых аппарата и протестировать наши технологии. А я напоминаю, что мы все свои спутники, все свои технологии разрабатываем внутри нашей компании. Так вот, мы хотели бы сначала вывести их и проверить их работу в условиях реального космоса. Когда делаются такие сложные проекты, частенько возникают различные ошибки, различные какие-то баги в программном обеспечении, еще какие-то недоработки. Это всегда так бывает, когда делаются такие вещи. И, соответственно, мы хотели бы сделать два тестовых аппарата, первый тестовый пуск и отладить это все, устранить все недочеты, прежде чем масштабировать этот опыт. Ну, и, опять же, продемонстрировать всем, над чем мы работаем, как мы хотим решить эту проблему уже в реальных условиях. И для этих тестовых аппаратов именно, это всего два аппарата, мы хотим использовать ракету-носитель «Днепр», он вполне подходит для этой цели, прекрасно выведет нас на низкую орбиту.

С. Оселедько А вас не смущает, что через пять лет произойдет какое-то существенное улучшение?

В. Тепляков Прорыв.

С. Оселедько Прорыв в LTE, в технологиях 4G, и международный роуминг через операторов сотовой связи станет существенно дешевле.

А. Плющев Тут важно сказать, что все это там не завтра появляется.

С. Оселедько Да.

А. Плющев Это очень важно.

С. Оселедько Если бы это было… вот это основная, на мой взгляд, проблема этой всей истории, потому что если бы это было завтра, то была бы понятна ниша, в которой сейчас реально можно найти потребителей. А вот через пять лет вообще непонятно, как это будет выглядеть и будет ли тогда все еще потребность в этом устройстве – вот это большой вопрос. Вы как-то эти риски оцениваете?

В. Тепляков Ну, на самом деле я не вижу, что ситуация со связью как-то изменится в следующие пять, и даже десять, и, возможно, даже двадцать лет. И это зависит не только от технологий, LTE или еще чего-то. Дело в том, что сотовая инфраструктура, она очень дорогая и подразумевает под собой огромное количество вышек и подразумевает, что эти вышки должны быть везде, чтобы обеспечивать связь. К сожалению, в мире до сих пор много мест, где вышки поставить сложно или полностью невозможно. И это не только горы и океаны, но это и множество стран с не очень стабильными условиями, политическими, я имею в виду, условиями, или еще какими-то проблемами.

С. Оселедько… собираетесь продавать это все?

В. Тепляков Продавать, как и сейчас продают крупные интернет-магазины. Слава богу, сейчас есть интернет-доставка, и доставить можно товар практически куда угодно. Даже бывают такие страны, где адрес пишется как «второй дом под вывеской слева», и, тем не менее, все равно доставка туда работает. На самом деле роуминг, он же происходит не из-за того, что сейчас нет каких-то технологий, а роуминг происходит из-за того, что многие компании до сих пор не могут договориться между собой, и они не смогут это сделать в ближайшее время. То есть, прорыва политического не видно на этом горизонте. Да, они как-то пытаются кооперироваться..

А. ПлющевВроде бы до конца года должны были в Европе…

С. Оселедько Во-первых. А во-вторых, сейчас же Apple, они вообще… без сим-карты будут телефоны,и, собственно говоря, решить вопрос с приобретением местной симки можно в точке выезда. Сим-карта физически будет не нужна, и можно будет, просто скачав приложение оператора…

А. Плющев Ты имеешь в виду, что Apple строит структуру надоператорскую.

С. Оселедько Да, виртуального оператора. И это решит вопрос в том числе и…

А. ПлющевКогда ты выбираешь его просто…

С. Оселедько Конечно, да, из списка.

В. Тепляков Дело в том, что это абсолютно неважно, будет ли сим-карта или сим-карты не будет, будет структура какая-то поверх операторов или нет. Вопрос весь в инфраструктуре. Мы хотим построить самую эффективную инфраструктуру для глобальной связи. И мой ключевой аргумент или ключевое утверждение в том, что инфраструктура, построенная на низкоорбитальных спутниках, всегда будет эффективнее, чем инфраструктура, построенная на базовых станциях, воздушных шарах, дронах или еще чем бы то ни было. Вот в чем ответ. Неважно, какой будет LTE и где он будет или что сделает Apple, но важно то, что всегда будет роуминг, и от роуминга не могут избавиться даже в Европе, хотя долго стараются. Есть такие страны, как Люксембург, где отъезжаешь на 30 километров от Люксембурга – попадаешь в другую страну, и начинают тебе приходить огромные счета за роуминг. И есть такая страна, как Япония, где два оператора, даже работающие в одной и той же стране, не могут договориться между собой, и даже отправить смску обычную с одного оператора на другой невозможно, потому что отсутствуют шлюзы обмена информацией между двумя этими операторами. Неважно, какую надстройку еще изобретут, но для глобального покрытия ничего лучше низкоорбитальных спутников не существует. Именно поэтому мы занимаемся низкоорбитальными спутниками. Если бы мы видели другой способ решить проблему глобального покрытия, мы бы занимались чем-то другим. То есть, основная цель нашей компании – не сделать какие-то спутники или не построить группировку. Основная цель нашей компании – сделать мобильную связь удобной, дешевой, везде доступной. И мы верим, что мы знаем наилучший способ решения этой проблемы.

С. Оселедько Но вы, по-моему, не единственные знаете этот способ решения этой проблемы. У вас же есть конкуренты именно в том способе, о котором вы говорите. Тот же самый Outernetвот тут, кстати, коллега из Москвы упоминал его.

В. Тепляков Как раз то, что у нас есть конкуренты, это доказывает то, что…

С. Оселедько Фейсбук тоже что-то такое, о чем-то таком говорил.

А. Плющев Воздушные шары, да, то и дело хотят запускать. Гугл, Гугл.

В. Тепляков Во-первых, то, что у нас есть конкуренты, это доказывает то, что многие смотрят и имеют схожие взгляды так же, как и мы.

С. Оселедько Но конкуренты-то у вас такие, с много-многомиллиардными ресурсами.

В. Тепляков Теперь подробнее про конкурентов. Если мы говорим про проект Outernet, то это спутниковое радио, он не планирует предоставлять дуплексный канал. Вы не можете никуда позвонить или воспользоваться интернетом в прямом смысле этого слова в любой точке. Вы сможете получать строго определенный контент в строго определенное время и смотреть этот контент. Влиять на то, какой контент вы смотрите, вы не сможете. То есть, это проект по спутниковому радио. Это первое. Второе. Что касается…

С. Оселедько Я думал, это Wi-Fi вообще будетпросто.

В. ТепляковWi-Fi – это просто способ доставки информации, как они хотят. Они пока еще не решили эту проблему, но они пытаются решить ее, с помощью Wi-Fiдоставлять этот контент. Но этот канал будет только вниз, он не будет работать от абонентов к спутникам, а только от спутников к абонентам. Соответственно, говорить о том, что они строят инфраструктуру для связи, было бы не совсем правильно.

Если мы говорим о компании Гугл и воздушных шарах, воздушные шары плохо подходят для глобального покрытия, еще хуже, чем базовые станции на самом деле, по той простой причине, что воздушные шары должны работать в таких условиях, в таких территориях, где их очень быстро сдувает ветром. Это первое. Второе: они не смогут покрывать большую площадь, из-за того что они как раз будут находиться на небольшой высоте. В итоге, получается, что таких воздушных шаров нужно десятки тысяч, чтобы покрыть весь мир. И самое главное, срок жизни их будет не очень долгий. Соответственно, даже компания такая, как Гугл, с такими огромными ресурсами, не сможет себе позволить построить глобальную инфраструктуру. То же самое с дронами и Фейсбуком. Это хороший способ, для того чтобы решить локальную проблему в отдельно взятом регионе, отдельно взятой территории, но для глобального покрытия эти все способы не подходят.

А. Плющев Со спутниками, конечно, очень заманчивая эта вся история, но давайте поговорим о технических каких-то вещах, тем более что здесь уже задают вопросы по этому поводу. Прежде всего по Wi-Fi роутеру, который, значит, в кармане у каждого вашего потенциального клиента. Каким образом он передает сигнал на спутник? Потому что для этого требуется, в общем, немалая мощность, насколько я понимаю. У нас же проблема нашего спутникового интернета, который вот здесь тоже развивается – вероятно, вы знаете KiteNetкакой-нибудь, еще другие – она была всегда… я помню, еще НТВ+ даже делал спутниковый интернет. Проблема была всегда в одном…

С. ОселедькоТуда заслать.

А. Плющев Со спутника-то легко получить…

С. ОселедькоА в ту сторону…

А. Плющев В ту сторону как-то он так не але. Да, он как в ту сторону у вас идет?

В. Тепляков На самом деле это один из, наверное, двух или трех огромных мифов, которые существуют у спутниковой связи. На самом деле канал вверх, uplink, организовать намного проще, чем канал вниз, downlink. Просто, к сожалению, люди, не работающие с низкоорбитальной спутниковой связью, плохо представляют себе даже самые фундаментальные вещи. Дело в том, что передатчик, который есть на спутнике, он должен делить свою мощность между всеми абонентами. А передатчик, который работает с девайса вверх в канале uplink, он работает только на один спутник. В итоге, интегральная мощность всех тех абонентских терминалов, которые находятся у пользователей, она несравнимо выше, чем та мощность, которую спутник может передавать вниз. И если учесть, что антенна на спутнике и приемная, и передающая одна и та же, антенны у абонентских терминалов одни и те же, в итоге, если мы построим бюджет радиолинии для канала вверх и бюджет радиолинии для канала вниз, то мы увидим, что бюджет радиолинии для канала вверх имеет несравнимо более высокую энергетику и канал вверх построить намного проще. Люди, которые этого не понимают, ну, они просто не знают фундаментальных вещей, к сожалению.

А. Плющев С другой стороны, работа по постоянному приему и передаче сигнала, она требует какой-то очень приличной батарейки. Я посмотрел, что вы обещаете 10 часов в рабочем режиме и 10 суток в режиме ожидания. Это там еще будет чемоданчик с ним прилагаться с батарейкой для этого роутера?

В. Тепляков Как раз за счет того, что канал вверх имеет более высокую энергетику, чем канал вниз, мы можем позволить себе работать существенно меньшее количество времени, передавая вверх. То есть, грубо говоря, если у нас есть частотное разделение и мы вводим, что каждый абонент работает вверх всего лишь треть времени, и при этом еще мы считаем, что у нас энергетика канала вверх превышает энергетику канала вниз, а нам этот запас не нужен, мы можем понизить пропорционально мощность передатчика. В итоге, передатчик вверх работает, во-первых, одну, скажем, тридцатую, треть времени. И, во-вторых, он работает с очень низкой энергетикой. То есть, условно говоря, сотни милливатт – это энергетика меньшая, чем использует сотовый телефон, для того чтобы связываться с базовыми станциями. Так происходит из-за того, что на спутнике стоит очень мощная приемная антенна с очень большим коэффициентом усиления, которая формирует цифровые лучи для каждого абонента свои независимые и, в итоге, вытягивает всю энергетику. В итоге, никакой особой специальной энергетики для абонентского устройства не требуется.

То есть, это простые расчеты, можно это проверить на бумажке буквально за пять минут, имея самые простые принципиальные… зная принципиальные вещи в радиосвязи. То есть, никакого фундаментального изобретения мы здесь не делали и делаем все то же самое, что и, например, система спутниковой связи Iridium, которая имеет сегодня 66 работающих спутников низкоорбитальных. Мы работаем по такой же схеме.

А. Плющев Артем из Ростова-на-Дону спрашивает: «А можно узнать мощность клиентского передатчика в ваттах? И все-таки, он направленный или изотропный?». Вступаем мы на скользкую тропу терминов.

В. Тепляков Мощность передатчика, как я уже сказал, будет составлять сотни милливатт, и у него будет и направленные антенны, и всенаправленные антенны. И в зависимости от того, есть ли прямая видимость между абонентским устройством и спутником, в зависимости от погодных условий и десятков других факторов, абонентский терминал будет уметь гибко электронно переключаться между различными типами антенн и излучать туда, куда ему нужно в данный момент.

А. Плющев Спрашивают о суммарной пропускной способности системы, сколько народу одновременно смогут пользоваться. Вот человек, который нам послал это сообщение, считает, что реально очень немного, до десяти тысяч. До десяти тысяч где, на одном спутнике? Или до десяти тысяч в мире, вы имеете в виду? Я читал, опять же, материалы, там обещают по сорок тысяч на одном спутнике.

В. Тепляков Это правда, суммарная пропускная способность одного спутника, то есть то количество одновременных соединений, которое он сможет поддерживать, будет не менее сорока тысяч.

С. Оселедько Это означает, что если спутников всего чуть больше сотни, это означает, что максимальная емкость ваша – это всего несколько миллионов абонентов. Причем они должны еще, эти четыре миллиона абонентов должны быть равномерно распределены…

А. Плющев Размазаны.

С. Оселедько Да, то есть, тогда как-то экономика не очень понятная.

В. Тепляков Тут нужно учесть очень простую вещь – что мобильными телефонами мы пользуемся только очень небольшое количество времени. Если смоделировать то, сколько в течение суток вы пользуетесь абонентским вашим телефоном, то получится, что, в итоге, суммарное время, в среднем, получается около двадцати минут.

С. Оселедько Разговариваем – да. Но интернет у нас сейчас работает постоянно.

В. ТепляковПо статистике в США, средний пользователь в самой насыщенной стране мира, где интернетом пользуются больше всего, использует смартфон для интернета не более 90 минут.

А. Плющев То есть – это важно сейчас – получается, что у вас не постоянно поддерживаемый канал, а такой дискретный. Я не знаю, как это правильно назвать. То есть, вот для того чтобы уменьшить энергопотребление своего смартфона, я выключаю обновления в фоне, обновление всех моих приложений. И, соответственно, делаю это ручками. Таким образом, у вас это будет уже аппаратно отключено на спутнике. Ну, в смысле, аппаратно отключено еще на роутере. Я, для того чтобы воспользоваться интернетом, каждый раз должен это дело запросить.

В. Тепляков Не совсем так. Это будет происходить автоматически. Когда вы не пользуетесь интернетом, соответственно, спутник автоматически не тратит, не резервирует под вас свою пропускную способность, то есть он обслуживает каких-то других абонентов. Когда вы захотели воспользоваться интернетом, он начинает общаться с вами в режиме связи. Там на самом деле чуть более сложная технология используется, которая осуществляет опрос абонентов в разные периоды времени, в зависимости от того, разговаривает абонент, пользуется интернетом или он просто ничего не делает. И, соответственно, в зависимости от этого, разные модели поведения всей связной системы. Но суммарная общая пропускная способность, имеется в виду то количество людей, то количество клиентов, которое мы хотим обслуживать нашей первой инфраструктурой – это сорок миллионов человек, мы ставим себе такую задачу.

С. Оселедько Для сорока миллионов человек вам нужно в десять раз больше спутников, чем вы хотите запустить. Или вы?..

В. Тепляков Ну, не совсем так. Я же уже сказал, что одновременно смогут работать действительно несколько миллионов человек, но так как каждый человек общается только ограниченное количество времени внутри суток, то суммарно общей пропускной способности хватит, для того чтобы работало всего сорок миллионов клиентов.

А. Плющев Продолжим об этом, готовьте свои вопросы – +7-985-970-45-45 или твиттер-аккаунт @vyzvon – через две минуты.

РЕКЛАМА

А. Плющев Мы продолжаем программу «Точка». Здесь Вадим Тепляков, основатель компании Yaliny.com, и говорим мы о безроуминговом мобильном интернете по всему миру, в том числе и голосовой связи. Очень обоснованные вы выражаете сомнения. +7-985-970-45-45 и твиттер-аккаунт @vyzvon. Правильно ли я понял – мы остановились на количестве абонентов, которые могут этим воспользоваться – что теоретически есть такая возможность, что абонент попадет в очередь для обслуживания себя?

В. Тепляков Не совсем так. Дело в том, что мы моделируем эти ситуации, для этого мы написали специальное программное обеспечение, которое учитывает полностью распределение реальное людей на планете, и мы задали то распределение абонентов, которое мы хотели бы получить. И свою группировку и ее работу мы смоделировали таким образом, чтобы абоненты не попадали в очередь. Это число сорок миллионов, которое я уже упомянул, оно вышло не случайно, а из наших моделей, которые как раз мы построили, для того чтобы обеспечить нормальную работу, комфортную всем. Это наша основная цель, сделать мобильную связь не только дешевой, но и удобной, и везде доступной. Поэтому никаких очередей.

А. Плющев Вот про удобную и везде доступную. Тут пишут нам: «Фигня, роутер еще с собой таскать.Всем предложениям гостя для общения есть замена уже сейчас». Ну, здесь я бы хотел взять на себя не свойственную мне роль и ответить немного за гостя. У нас роутеры с собой и таскали, и таскают сейчас довольно много людей без всяких спутниковых интернетов, надо сказать. Мобильные роутеры, они как-то уже стали довольно привычными. Какие втыкаются в компьютер, какие просто автономные. Так что, это как раз никого не удивляет. А если у вас будет роутер, который позволит вам быть на связи везде… Он сейчас, кстати, для европейского интернета как раз есть решение, выпускается, я писал о таком, в виде роутера именно, для того чтобы европейский роуминг не был для вас роумингом.

С. Оселедько Я все-таки не очень понимаю. Вот с интернетом мне более-менее понятно, как это…

А. ПлющевА с голосом?

С. Оселедько Вот с голосом не очень понятно, как. То есть, в нем будет какой-то свой виртуальный оператор? То есть, какой-то номер будет получен?

В. Тепляков Да, разумеется, каждому абоненту будет предоставляться номер, примерно так же, как это происходит в случае со Скайпом: вы устанавливаете себе просто Скайп-приложение на телефон, и у вас появляется виртуальный номер. И, соответственно, то же самое планируем делать мы. Абонент будет устанавливать на свой смартфон наше приложение, которое позволит не только взаимодействовать с нашим девайсом и отправлять сигнал на спутник, но и пользоваться им, как и любым другим VoIPприложением, в том числе и виртуальным номером.

А. Плющев Да, но вот насчет того, что удобно и доступно везде, я хотел бы еще уточнить. Спутниковая связь, она очень чувствительна к внешним всяким разным проявлениям, начиная от стен и заканчивая погодой. У нас сейчас, насколько я понимаю, когда ты пользуешься навигатором, в общем, есть проблемы внутри помещений и, например…

С. ОселедькоДаже в зонах плотной застройки проблемы.

А. ПлющевВ зонах плотной застройки, да, в городах с высокими домами и в лесу, например, в лесу тоже есть проблемы с деревьями. А тут-то как? Я в помещение зашел – и все, до свидания?

В. Тепляков Смотря какое помещение. Помещение, дело в том, что бывает очень разное. Можно говорить о летней веранде, условном помещении, или о помещении, которое находится внутри какого-то комплекса.

С. ОселедькоНу, вот как мы сейчас с вами сидим.

В. Тепляков Да, вот как мы сейчас с вами сидит…

А. Плющев Все, связи не будет.

В. Тепляков … если честно, я плохо представляю, как устроена эта студия…

А. Плющев Сзади нас окно.

В. Тепляков Если есть сзади нас окно, то, скорее всего, это будет работать. Дело в том, что то, будет ли это работать в том или ином помещении, определяется всего лишь несколькими простыми вещами. Во-первых, то, сколько реально энергетики в радиолинии, о которой мы говорим, между спутником и абонентскимустройством. И от самой системы связи, может ли оно эффективно работать в условиях того, чтобы канал имел низкую стационарность и работал в условиях многочисленных переотражений. Наша система связи, как и система, допустим, сотовой связи, она подразумевает то, что канал умеет детектировать сигнал, пришедший с разных направлений, и исправлять помехи, которые образуются в результате таких переотражений.

Другое дело, что, да, энергетики у нас будет несколько меньше, чем в сотовых радиолиниях, потому что все-таки спутники находятся существенно дальше, чем сотовые вышки, от абонентов. Но, тем не менее, система связи абсолютно одинаковая, что базовые станции, они же работают в помещениях, сотовая связь, и никаких вопросов ни у кого это не вызывает. Ну, спутниковая связь будет работать в существенно меньшем количестве помещений, но, тем не менее, во многих помещениях работать будет. Что касается погоды и леса, то это вообще не представляет собой никаких проблем, это всего лишь вопрос энергетики и условий работы с переотраженным сигналом. Все это мы будем уметь делать.

А. Плющев То есть, гроза не будет мешать.

В. Тепляков Есть такое понятие, как коэффициент готовности системы. Мы берем коэффициент готовности системы примерно такой же, как вот он у сотовой связи. То есть, сотовая связь примерно 2% времени у вас недоступна в году. И, соответственно, это обуславливает то, с каким уровнем помех и потерь может работать радиолиния. Мы примерно берем такой же коэффициент готовности системы, мы берем такие частоты, для которых уже построены реальные модели потерь. И, соответственно, мы даем столько энергетики в радиолиниях, чтобы оно нормально работала в 98% случаев, при потерях и так далее.

С. Оселедько А скорость какая интернета?

А. Плющев Вот это самое главное, самый, мне кажется, основной вопрос. Давайте остановимся на нем подробнее. Каковы скорости, хотелось бы понять, и конкурируют ли они с нынешними мобильными.

В. Тепляков Безусловно, с какими-то нынешними мобильными они не конкурируют. С LTE или 3G, скорее всего, мы конкурировать в большей части случаев не будем, с какими-то конкурировать. Потому что в большинстве территорий нашей страны, к сожалению, даже 3G – не совсем 3G. Скорости будут, в среднем, на одно устройство на мобильный терминал около 2 мегабит в секунду, до 2 мегабит в секунду. Это мы говорим про интернет. Ну, для голоса, соответственно, требуется существенно меньшая пропускная способность.

А. Плющев Это и туда, и обратно?

В. Тепляков Да, это мы говорим про дуплексный канал. То есть, скорость должна быть достаточна, чтобы, условно говоря, смотреть онлайн-видео, или чтобы можно было участвовать в видео-конференции по Скайпу. Такой канал требует, в среднем, 1,5, чуть больше мегабит.

А. Плющев Это я могу подтвердить в этом смысле. Вот установил у себя в деревне спутниковый интернет – 2 мегабит вполне хватало для просмотра видео, да, это правда. Правда, там обходится это существенно дороже, и очень все быстро заканчивается. Там лимитированный трафик, очень все быстро заканчивается. Но это же до 2 мегабит, и все будет зависеть, я так понимаю, от того, сколько абонентов прилипнут к одному спутнику, правильно ведь?

В. Тепляков Да, это зависит от нескольких условий.

С. Оселедько Если он будет один, то будет 2 мегабита.

А. ПлющевА так дели на всех.

В. Тепляков Не совсем так, конечно, мы не будем 2 мегабита делить на всех. Но в целом, действительно, это зависит от многих факторов. Мы не можем гарантировать строго 2 мегабита просто по той простой причине, что абонент может зайти в здание такое, в котором очень сложно работать, не получит свои 2 мегабита и потом скажет, что вот мы его обманули. Поэтому мы говорим, что мы обещаем скорость до 2 мегабит, но это, разумеется, будет зависеть от множества-множества разных факторов.

С. Оселедько В (неразб.) день в зоне прямой видимости спутника.

А. Плющев Да.

В. Тепляков Ну, не совсем так. Но при этом мы говорим о том, что мы хотим выпустить еще один девайс чуть большего размера, который будет работать с еще лучшей энергетикой, и на нем мы будем гарантировать от 2 до 5 мегабит в секунду. То есть, у нас будет два типа девайсов.

А. ПлющевЕсли девайс базового типа, вот этотWi-Fi роутер, вот это яйцо, как планируется, будет стоить 200 долларов, сколько же будет стоить большой?

В. Тепляков Большой будет стоить не намного дороже, в рамках 250, возможно, 300 долларов.

А. Плющев Еще недавно 200 долларов, в общем, казались не такими большими деньгами, а сейчас это ощутимо, простите.

С. ОселедькоЭто 200 долларов в ценах 2020 года.

А. Плющев Да, ты представь себе. Я вот тоже с трудом. Долгое время у нас доллар не рос и было около 30-35 рублей, и все время 200 долларов были одними и теми же деньгами. Но кто знал, что вдруг – раз, и 200 долларов станет 13 тысяч рублей.

С. Оселедько Коллеги спрашивают, чем вы отличаетесь от похожего проекта Илона Маска.

А. Плющев Который, кстати, оценивается в 10 миллиардов долларов.

В. Тепляков Ну, не совсем так. Илон Маск имеет проект не только спутниковый, но и компанию SpaceX в целом, и именно она оценивается в 10 миллиардов долларов, и туда входит очень большое количество разработок, в том числе по ракетам-носителям. С проектом, о котором говорит Илон Маск, очень сложно себя сравнивать по той простой причине, что они очень мало информации про него рассказывают. Они просто говорят, что мы хотим запустить много спутников и предоставлять интернет спутниковый. Никаких особых деталей ни по массе аппарата, ни по пропускной способности, ни даже о том, будет ли это фиксированный или мобильный интернет, они не дают. Поэтому сказать, чем мы от них отличаемся, мы пока не можем. Но то, что мы точно можем сказать – это то, что у нас есть сейчас некоторый набор технологий, которых нету ни у Илона Маска, ни у кого бы то ни было еще в мире. Это первое.

Второе. Мы сфокусированы, а Илон Маск, к счастью или к сожалению, занимается огромным количеством других вещей: это и ракеты, это и доставка на Марс, это и автомобили Tesla, это и Hyperloop,транспорт будущего, это и космический скафандр новый, это и солнечные панели, компания SolarCity, ну, и так далее и так далее. Всегда отсутствие фокуса губительно, поэтому я думаю, что именно в этом направлении мы имеем определенное конкурентное преимущество.

С. Оселедько А когда вы говорите слово «мы», вы кого имеете в виду? Собственно говоря, кто такие «вы»?

А. ПлющевВот, да, откуда взялись? Мы тут с Оселедько тоже подумали и хотели… у него есть какой-то капиталец, там в Notamedia сколотил – тоже хотели на самом деле запустить…

С. Оселедько… пару спутников.

А. Плющев По меньшей мере. Привлечь инвестиции. Но вот как-то все не удается…

С. Оселедько Собственно говоря, да, за чей счет этот банкет?

В. Тепляков Тут сразу огромное количество вопросов вы подняли. Отвечаю по порядку.

А. Плющев Про нас не надо, мы все про себя знаем.

В. Тепляков Нет, я понимаю. Когда я говорю «мы», разумеется, я имею в виду нашу компанию Yaliny, в которой я являюсь основателем и руководителем, но в которой работает еще около 60 человек, энтузиастов своего дела. Но самое главное даже не в энтузиазме, а в том, что они являются очень высокопрофессиональными специалистами в тех задачах, которые они решают. И у нас более 50 инженеров и еще несколько человек, которые помогают, организовывают их работу. И когда я говорю «мы», то я имею в виду всю нашу команду, разумеется.

Если мы говорим о том, за чей счет, то до этого, до этой компании я занимался некоторой предпринимательской деятельностью и заработал небольшие деньги. И плюс у меня есть несколько партнеров – это предприниматели, у которых есть собственный небольшой средний или малый бизнес и которые верят в то, что мы делаем, верят, что это важно и нужно, верят в меня, верят в нашу команду, и которые поддерживают нас финансово на данном этапе. Плюс мы ведем несколько переговоров с более крупными серьезными партнерами, которым тоже интересно то, что мы делаем.

А. Плющев Вот я просто гляжу на презентацию, которая выложена на вашем сайте. Значит, первые инвестиции, я так понимаю, 10 миллионов долларов, которые были запланированы до третьего квартала, вы уже привлекли.

В. Тепляков Да, уже привлекли.

А. Плющев Это уже есть.

В. Тепляков И именно на них мы живем, работаем и может себе позволить в том числе устроить какое-то мероприятие, на котором вы первый раз нас увидели.

А. Плющев Это правда, да. И начиная с третьего квартала 2015-го, с настоящего времени, по первый квартал 2017-го, то есть около года, весь 16-й год, короче говоря, что вы собираетесь делать? Собрать и запустить на низкую орбиту два тестовых аппарата. Затем комплексное тестирование провести и отладку систем в реальных условиях, оптическую межспутниковую линию связи протестировать и радиоканалы. И на это вы собираетесь поднять 40 миллионов долларов. Это не самые большие инвестиции, потому что самые большие ожидают дальше, с 2017-го по 2020-й – 1,5 миллиарда. А где вы собираетесь брать все эти деньги?

В. Тепляков Честно говоря, я думаю, что тот первый раунд –или не первый, неважно – о котором вы сейчас упомянули, эти 40 миллионов долларов, его привлечь нам будет намного сложнее, чем следующие раунды, по той простой причине, что сейчас нам очень сложно показать и очень явно продемонстрировать эти технологии, которые у нас есть. В основном они предназначаются для космоса, и наглядным подтверждением их работы будут как раз запущенные спутники. И пока эти спутники не запущены, нам очень сложно вот перебороть скепсис. Все, что у нас есть – только разумные адекватные слова в защиту нашей позиции и поддержки.

После этого, после того, как мы запустим первые два тестовых аппарата, отладим их работу и продемонстрируем, мы сможем намного более убедительно демонстрировать, что мы из себя представляем и что из себя представляют наши технологии. Очень яркий пример, как это произошло с компаниейSkyboxImaging: имбыло очень сложно привлекать первые инвестиции, но они это сделали. И после того, как они запустили один свой первый аппарат, на них действительно обратили внимание, к ним выстроилась очередь из различных компаний, которые хотели бы с ними сотрудничать, и их купила Гугл за 500 миллионов долларов. То есть, в космической индустрии команда, которая уже что-то запустила и имеет, скажем так, летную квалификацию, она очень сильно отличается от всех остальных команд, которые не имеют такой квалификации. И, соответственно, ей привлекать деньги несравнимо проще.

А. ПлющевВот сейчас я услышал, знаете, что, Вадим? Я сейчас услышал, что мы бы не прочь вот на этом этапе продаться кому-нибудь – Гуглу, например, за 500 миллионов долларов. Ну, условно говоря. Потому что сам проект, реализация самого проекта – это дело такое долгое и рискованное, а вот если на этом этапе, после того, как ты выведешь спутник и презентуешь свою технологию, кто-нибудь купит – всем было бы хорошо. Это ваша цель на самом деле?

В. Тепляков Не совсем так. Пример с покупкой SkyboxImagingГугломя привел потому, что покупка Гуглом демонстрирует очень ярко интерес Гугла к такому проекту. Интерес, он может выражаться и в покупке, и в инвестициях, и в партнерстве, и в чем угодно еще. И я упомянул не только Гугл, но и другие компании крупные: туда входит и Apple, и Фейсбук, и много-много кто еще. На самом деле нет, наша цель не планирует продажу, мы хотим построить действительно работающую нормальную компании. Это то, что заставляет вставать нас по утрам, потому что мы хотим сделать этот мир чуточку лучше.

А. Плющев Вы сказали о том, что вот ваши коллеги давали деньги, предприниматели какие-то не очень известные и так далее. Потому что, конечно же, масса слухов сразу поползла, кто за вами стоит и так далее. Чаще всего назывался один из больших сотовых операторов, в частности назывался Мегафон и Алишер Усманов. Он точно не имеет никакого отношения к этому проекту?

В. Тепляков Абсолютно точно, никакого отношения ни к Мегафону, ни к Алишеру Усманову, ни к какому-то другому большому, крупному игроку из индустрии мы не имеем отношения.

А. Плющев А что же они потом будут делать, вот если вы появитесь? Это же серьезная конкуренция, особенно в смысле голоса. В смысле интернета-то – нет. Потому что мы уже с вами установили, что, в общем, конкурировать с нынешними поставщиками интернета можно будет только в тех местах, где этого интернета нет вообще.

В. Тепляков Ну, я не совсем согласен. Есть еще роуминг.

А. Плющев Ну, считаем, что его в роуминге тоже нет, ну, дешевого. Там есть, но дорогой.

В. Тепляков Просто роуминг сегодня – это больше ста миллиардов долларов, поэтому я бы не скидывал его так просто со счетов. Но не об этом речь. А речь о том, что, разумеется, сотовые операторы сегодня тоже не стоят на месте, конечно, у них наступают все более и более сложные времена, они должны каким-то образом выработать модель работы, модель взаимодействия с различными интернет-компаниями, которые по факту каким-то образом пользуются их инфраструктурой, они должны придумать модель разделения средств от использования этой инфраструктуры. Но они не стоят на месте. Я думаю, что точно они не пропадут. Это большие корпорации, которые всегда найдут выход из сложной ситуации.

А. Плющев Я правильно понимаю, что если, допустим, мы, люди обеспеченные (обеспеченные интернетом, я имею в виду, разумеется, не деньгами, а интернетом), здесь в Москве у нас есть большой выбор, во многих городах тоже есть приличный выбор, сейчас еще вот Tele2 везде где-то идет тоже, мощно шагает. И большая конкуренция, все друг друга давят за цены и так далее. Что нам, в общем, мы можем рассчитывать на эту штуку как на некий дополнительный сервис. Вот я, допустим, часто езжу в Европу, в Соединенные Штаты и в деревню. Правда, так и получается. И мне бы очень поспособствовал, но в качестве второго, а скорее даже третьего телефона, третьего устройства, через которое я получаю интернет. Так это или нет?

В. Тепляков Безусловно, в мире существует очень много людей, очень много проблем, и мы не можем претендовать на то, что мы появимся и решим сразу все мировые проблемы…

А. ПлющевКстати, в презентации вот эти ваши два ролика вначале, они именно об этом говорили, что вы решите все проблемы.

В. Тепляков Тут ключевое слово «сразу». Я же говорю о том, что сразу после того, как мы появимся, я думаю, что мы не сможем решить все проблемы. На это нам потребуется, к сожалению, некоторое время.

Так вот, речь идет о том, что мы собираемся двигаться последовательно и поступательно. Сегодня есть некоторые ниши, которые очень плохо покрыты современными услугами. Ну, например, это те, кто пользуются спутниковым интернетом или спутниковой связью сегодня и платят по доллару за минуту и также пользуются большими дорогими неудобными спутниковыми телефонами, которые очень сильно отстают от наших современных смартфонов. Они для нас первая и совершенно естественная категория клиентов, потому что им не нужно объяснять, что такое спутниковая связь, они ею пользуются в ежедневном режиме. А по всей планете это несколько миллионов человек и несколько миллиардов долларов.

Следующая наша категория клиентов – это те, кто реально много путешествуют и у кого сегодня нет связи никакой или есть роуминг. Нет связи никакой или есть роуминг просто потому, что они не могут себе позволить купить очень дорогой спутниковый телефон. Сегодня телефон Thurayaможет стоить близко к 100 тысячам рублей. И так далее и так далее. То есть, мы будем постепенно занимать нишу за нишей, мы так планируем, и предоставлять сервис для все большего и большего количества людей, параллельно масштабируя нашу инфраструктуру, повышая ее надежность, улучшая ее эффективность, и постепенно сможем решить все большее и большее количество проблем. В этом состоит наш план.

С. Оселедько А вы не боитесь все-таки, что к 2020 году спутниковая связь вот обычная стандартная станет сильно дешевле, мест, где нет связи, станет существенно меньше, а проблемы роуминга решат такие мета-операторы, типа Эппла или Гугла, когда в принципе решится проблема? Ну, мне кажется, что это самый перспективный сейчас способ решить проблему международного роуминга. И что тогда вам останется?

В. Тепляков Какие бы надстройки над инфраструктурой ни были, сама проблема инфраструктуры останется. И Apple может сделать какую-то надстройку, но, тем не менее, они должны пользоваться тем интернетом, который предоставляет та инфраструктура в том регионе, которая уже существует сегодня. И, к сожалению, эта инфраструктура, если она даже и хорошего качества, то от роуминга она не застрахована. То есть, грубо говоря, сегодня, приезжая в Европу, попадая в условия очень хорошей инфраструктуры, вы, тем не менее, и пользуясь даже цифровыми средствами связи и VoIPприложениями, вы, тем не менее, вынуждены платить за интернет-роуминг. И эту проблему без операторов не решить. А проблему с роумингом и собрать вокруг себя всех операторов – это задача, которая вряд ли решится за 5, 10 или даже 20 лет. К сожалению, наш мир так устроен, что большие компании имеют очень большую инертность и очень медленно реагируют на какие-то внешние изменения ситуации.

Что касается того, будет ли спутниковая связь более дешевой к 2020 году, то нет, она не будет более дешевой, никаких предпосылок к этому сегодня нету.

А. Плющев Тут еще спрашивают про базовые станции. Есть ли смысл устанавливать базовые станции в густонаселенных регионах?

В. Тепляков Нет, благодаря межспутниковой линии связи наша инфраструктура достаточно гибка, и мы можем размещать базовые станции там, где это удобно. И если вдруг в каком-то регионе базовой станции не будет…а они, я напоминаю, нужны нам для того, чтобы сопрягать группировку с интернетом. Так вот, если в каком-то регионе не будет базовой станции, мы вполне можем передать по межспутниковой линии связи сигнал туда, где базовая станция есть. Поэтому, нет, мы не будем располагать их в густонаселенных территориях.

А. Плющев А межспутниковые линии связи – это еще и… то есть, все спутники связаны между собой, и трафик еще и прокачивается сквозь них, если это необходимо.

В. Тепляков Все правильно, межспутниковая линия связи, каждый аппарат имеет шесть таких каналов – это каналы, соединяющие всю группировку между собой и позволяющие нам гибко и эффективно направлять информацию на тот спутник, на который требуется.

А. Плющев Посмотрим, что из этого выйдет. Когда у вас тестовая эксплуатация-то начинается?

В. Тепляков Первых клиентов мы хотим начать обслуживать в конце 2019 – начале 2020 года.

А. Плющев Дай бог, доживем, да? 2019-й – 2020-й, отсюда пока так видится, далеко. Но успехов вам, Вадим. Вадим Тепляков, основатель компании Yaliny, сегодня был у нас в гостях. Сергей Оселедько, Александр Плющев провели программу.

В. Тепляков Спасибо большое.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире