'Вопросы к интервью
А. ПЛЮЩЕВ: В Москве 22 часа 12 минут, вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», программа «Точка» начинается. Ну, и сегодняшнее название нашего эфира я, честно сказать, украл, вот. Ну, не совсем украл, а подглядел у героя нашего предыдущего эфира, одного из гостей нашего предыдущего эфира – главного редактора журнала «Мир ПК» Сергея Вильянова. Он написал отличную статью «Почему Apple не хочет нас удивлять». И я назвал: «Почему Apple перестал нас удивлять?» Надеюсь, Сергей не предъявит мне материальных претензий, а только моральные. Вот. А в студии у нас гости: блогер, эксперт по технике и технологиям Apple, так мы его представляем в нашем эфире – Валентин Петухов.

В. ПЕТУХОВ: Добрый вечер.

А. ПЛЮЩЕВ: Он же Wylsacom.

П. КУШЕЛЕВ: Wylsacom!

А. ПЛЮЩЕВ: Да, голос, который вы слышите, наверняка вам знаком – ведущий программы Вести.net на канале Россия-24 Павел Кушелев.

П. КУШЕЛЕВ: Здравствуйте.

А. ПЛЮЩЕВ: И, наконец, Эльдар Муртазин…

П. КУШЕЛЕВ: … который в представлениях не нуждается.

А. ПЛЮЩЕВ: … последний по порядку, но не по значению, безусловно. Ведущий аналитик Mobile Research Group. Все вам хорошо знакомые эксперты. Ну, вот этот вопрос на самом деле, даже перестал ли удивлять Эппл, мне кажется, сначала нужно адресовать Павлу Кушелеву, который единственный из нас из всех не смотрел это дело по телевизору, а присутствовал непосредственно в этом замечательном зале в Сан-Франциско.

П. КУШЕЛЕВ: Не.

А. ПЛЮЩЕВ: Что не?

П. КУШЕЛЕВ: Не в Сан-Франциско.

А. ПЛЮЩЕВ: В Купертино.

П. КУШЕЛЕВ: Там была шутка по этому поводу, я расскажу. В Купертино.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, значит, в Купертино. Ну, это же все рядом.

П. КУШЕЛЕВ: 50 километров, наверное, час езды.

А. ПЛЮЩЕВ: Собственно говоря, ты был excited как-то?

П. КУШЕЛЕВ: Я был excited, я был worried, а потом excited.

В. ПЕТУХОВ: Переведите, непонятно.

П. КУШЕЛЕВ: Ровно так же, как и все. У нас в последнее время, как ко всему магическому, у нас же нет отношения к Эпплу как просто к конторе, которая делает телефоны. Это было бы неинтересно. И Wylsa, который он же com, Валя не собирал бы такие адовые толпы людей…

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас, прости, пожалуйста, извини, пока ты не разогнался, я все-таки тебя перебью. Извини, я сделал одну фатальную ошибку в эфире. Я для остальных слушателей, которые не поняли вообще, собственно, ради чего мы собрались, я им поясню, что на минувшей неделе, может быть, вы не слышали – бывает и такое – Эппл представил два своих новых телефона, часы, платежную систему. Ну, и это как бы в технологическом мире считается очень мощным событием. Именно поэтому здесь мы и собрались. А Павлик присутствовал там и видел все своими глазами. Вот.

П. КУШЕЛЕВ: Это правда. Поскольку Эппл, в общем, продает нам, может быть, надежду, может быть, будущее, может быть, обещание, как сказал сегодня у меня в эфире еще, не уже, а еще у меня в эфире Эльдарчик. Он не продает просто какие-то телефоны, наушники – вот он такими не занимается мелочными делами. По крайней мере внешне. Потом-то, по бухгалтерским книгам в основном телефоны проходят, да? Ты едешь туда в боязни разочарования. Вот не дай бог они тебя разочаруют – что же будет с твоим культом? Что же будет с тем, во что ты веришь? Я в этот раз ехал с опасением туда, и вышел с пониманием, что ничего очевидно не изменилось, и нет никакого провала, нет никакого, знаешь ли, угасания магического поля знаменитого эппловского джобсовского…

В. ПЕТУХОВ: Искажения реальности…

П. КУШЕЛЕВ: Искажает реальность по-прежнему. Может быть, немножко по-другому, но искажает реальность и по-прежнему удивляет, и хочется сразу утащить оттуда. Вот, собственно, все. Находится в этот раз… обычно действительно в Сан-Франциско все происходит, и в этот раз это происходило в Купертино, в 15 минутах ходьбы, собственно, от штаб-квартиры, в зале искусств имени Флинта. И шуточка там была центральная следующего содержания. Эдди Кью, старший вице-президент по сервисам, написал: приехал в West Moscone – где все? Потому что West Moscone – это в центре Сан-Франциско здание, конференц-центр, там обычно проводятся и эппловские события, и события всей Силиконовой долины.

В. ПЕТУХОВ: Ну, Флинт Центр был выбран еще и потому, что это знаковое для компании событие, там был в 84-м году представлен первый компьютер Mac, собственно, самим Стивом Джобсом.

П. КУШЕЛЕВ: Macintosh, точнее.

А. ПЛЮЩЕВ: В конце концов, и черт бы с ним, где все это происходило.

П. КУШЕЛЕВ: Не-нет, они это объявили. На самом деле происходило это просто потому, что они решили, когда им нужно, в какой день именно, конечно, когда им пришло в голову. А люди бронируют за год. И в это время в West Moscone был IDF, интеловский форум девелоперов. Вот и все.

В. ПЕТУХОВ: А ранее они не могут, потому что нужно сохранять интригу, чтобы все волновались, когда же, когда же представят.

А. ПЛЮЩЕВ: Давайте ближе к потребителю все-таки обратимся. Вот Эльдар молчит. Его, кстати, не видно на видеотрансляции…

Э. МУРТАЗИН: Я знал, что, да, лицо за кадром.

А. ПЛЮЩЕВ: Будешь лицо за кадром, да. И давайте обратимся вот к этому. Вы здесь смотрели видеотрансляцию – это Валентин и, соответственно, Эльдар. Ну, и я тоже. Вот эту прерывающуюся, все ужасно. Валентин, кстати, сам организовывал у себя…

П. КУШЕЛЕВ: Сам прерывался.

А. ПЛЮЩЕВ: … на ресурсе, да. 500 тысяч человек смотрели его трансляцию, полмиллиона людей видели его трансляцию.

П. КУШЕЛЕВ: Видели Вилсу.

В. ПЕТУХОВ: Она была ужасной, там было 90 тысяч комментариев, что вообще как так можно, ты не прав. В итоге, я хорошо отмазался, сказал, что я-то вообще замечательный, это все Эппл, они…

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно.

П. КУШЕЛЕВ: Даже Wylsa катит бочку на Эппл. Посмотрите, как изменился мир.

В. ПЕТУХОВ: Это, знаешь, когда тебя припирают к стенке, ты должен как-то выкрутиться.

А. ПЛЮЩЕВ: Какие впечатления от представленных продуктов были у вас? вы были удивлены?

П. КУШЕЛЕВ: А что за продукты представили? Расскажи нам, Валя.

В. ПЕТУХОВ: Во-первых, были представлены два Айфона ожидаемых. Сливы первые начались пять месяцев назад с заводов, разного рода фотографии. И тогда все не верили, что Айфон может быть настолько страшным. И, к сожалению, все картинки, которые уплывают из солнечного Китая, они ужасного качества, и по ним определить, что это за устройство, сложно. Чем ближе дата выхода телефона непосредственно в продажу, тем лучше фотографии, тем больше утекает всевозможных деталей. И интересная история: в прошлом году Айфон 5S практически собрали из этих самых элементов, в этом году китайцы смогли умыкнуть настоящий работающий Айфон, и все тоже до конца не верили, так это или нет. Поэтому, с этой стороны, не стало действительно удивлением то, что показала компания. Но они сделали не свойственный для себя шаг, второй раз за свою историю они сразу показали две модели. В прошлом году это был Айфон 5S и, ну, как бы в народе названный бюджетным, хотя, наверное, он таковым не является, 5C. А в этот раз они выпустили две одинаковых версии, но с разными экранами. И сейчас основная на самом деле полемика идет именно вокруг какой же купить и зачем Эппл предала те идеалы, которые еще Стив Джобс провозглашал со сцены, что не нужно делать гигантские экраны, лопатофоны и так далее. 4,7 дюйма – это сегодня, наверное, чуть меньше, чем у флагманов на Андроиде. И 5,5 – это…

П. КУШЕЛЕВ: Это сейчас маленький, 4,7 – это сейчас маленький.

В. ПЕТУХОВ: Маленький. И вот 5,5 – это большой. И, с одной стороны, вроде как они находятся в роли догоняющих, они показали телефон с большим экраном сильно позже, чем их конкуренты. С другой, люди говорят, раз они это сделали, они созрели, и вот тут начинается сложно.

Показали платежную систему, которая основана на Touch ID, на NFC. Опять же, компания долгое время игнорировала этот стандарт и не внедряла его в свои устройства. Здесь сделали. Но здесь я на самом деле очень так ожидаемо отреагировал, собственно, сам, и мне очень понравилась реакция аудитории. Все пришли к выводу, что если компания делает и внедряет чуть позже, но делает это как ей свойственно, то, в общем, это даже хорошо, потому что они не пытаются внедрить какой-то полуфабрикат, а делают это только тогда, когда уже готовы и у них есть комплексное решение. Потому что, по слухам, компания обсуждала с партнерами внедрение Apple Pay около трех лет. То есть, это вот уже… Они зашли с другой стороны. Они не представили инструмент, с помощью которого вы можете подойти к терминалу и касанием оплатить покупку. Они сначала договорились с основными игроками: с Visa, с MasterCard, с магазинами и так далее, будет ли это им интересно. И когда это вот уже пошло в какое-то такое правильное русло, они это выпустили.

И Apple Watch, о которых на самом деле больше всего…

П. КУШЕЛЕВ: Вот, это самое удивительное, потому что утечек не было.

В. ПЕТУХОВ: А знаешь, почему не было? Потому что, в отличие от Айфона…

П. КУШЕЛЕВ: Они еще не пошли в производство.

В. ПЕТУХОВ: Да, и так было на самом деле и с первым Айфоном, и с первым Айпэдом. Есть какие-то прототипы, есть собранные в очень таких секретных условиях…

А. ПЛЮЩЕВ: То есть, утечки, чтобы понимали наши радиослушатели, идут с производства в основном.

В. ПЕТУХОВ: С производства.

А. ПЛЮЩЕВ: Со сборки.

В. ПЕТУХОВ: Есть даже теория, что это контролируемый сброс информации, для того чтобы правильно подогреть публику. То есть, вроде как Айфон ничего в этот раз сверхэкстраординарного не показал, с одной стороны. Чтобы подготовить людей к тому, что не стоит ждать чего-то такого прям совсем. Они уже вот пять месяцев назад варятся в собственном соку, в этих слухах, и уже все настолько перегорели… Кстати, вот это слово мне очень нравится, я его сам придумал и везде говорю. От Эппл в этот раз ожидали, наверное, чего-то сверхъестественного, каждый придумал…

А. ПЛЮЩЕВ: Каждый раз такого ждут.

В. ПЕТУХОВ: В этот раз просто слухи об iWatch, которые, в итоге, превратились в Apple Watch, они ходят действительно уже много лет, и реально каждый себе придумал, что это должно быть что-то, ну, вот экстра-сверхординарное, чтобы люди захотели это купить. Компания показала просто крепкий продукт, который является первой версией. Нужно вспоминать, что Айфон в 2007 году не умел ничего. Там не было на App Store, он был достаточно средненький по характеристикам, и какая-нибудь Нокиа на Симбиане его на самом деле по железу, там, уделывала в пух и прах. Айпэд в 2010-м не имел камеры и тоже был достаточно странным устройством. То есть, это заход, это, не знаю, пометили территорию, и после этого мы будем развивать этот рынок. Я думаю, что настоящая такая эра Apple Watch наступит где-то в 2016 – 17-м годах.

П. КУШЕЛЕВ: Вы знаете, я его крутил в руках, хотя и не настоящий Apple Watch, потому что то, что давали в руках подержать журналистам – это были такие куклы.

В. ПЕТУХОВ: Прямо вообще без начинки?

П. КУШЕЛЕВ: Ну, никто не знает, мне не позволили расколоть их, к сожалению. С зацикленным программным демо. Что меня поразило – это невероятное внимание к деталям промышленного дизайна. Вот корпус и вообще сами часы сделаны так, как будто бы это не самые дорогие, но, знаете, швейцарские часы. Вот это на меня произвело впечатление. Я не понял, как работает головка подзавода, хорошо или плохо. Потому что органов управления в демо, ну, три: кнопка, кнопка с подзаводом и собственно экранчик. Так вот, демо-версси, эти прототипы, куклы, они не слушались органов управления. Но ощущение внимания к деталям, очень точной подгонки, ну, вот, знаешь, клевости продукта есть. Меня, может быть, немножко расстроили ремешки, которые вот именно мне попались, те, которые я мерил, обычные, они обычные. Отдельно были, знаете, инновационные ремешки – это там какие-то магнитики, обычная кожаная полоска, которая там продевается в проушину и потом фиксируется на магните. Все просто, и ты думаешь: почему не догадались другие? Ну, вот ощущение того, что Джонни Айв долго корпел над этой штукой, друзей позвал, всем миром корпели, вот оно есть. Это я видел все, наверное, часы, которые есть на рынке.

В. ПЕТУХОВ: Умные.

П. КУШЕЛЕВ: Умные. И, в общем, есть ощущение, что Эппл очень сильно ближе к нормальным часам, хорошим реальным, ну, механическим, не механическим, чем к тому, что называется smart watch. Smart watch – это, в общем, такие брусочки или полосочки с какими-то ужасными экранчиками.

В. ПЕТУХОВ: Ну, это фитнес-браслеты, они выросли…

П. КУШЕЛЕВ: Вот, значит, Apple Watch – это…

В. ПЕТУХОВ: Часы, да?

П. КУШЕЛЕВ: Это часы, и они производят впечатление.

А. ПЛЮЩЕВ: Еще ни слова практически не проронил Эльдар Муртазин.

Э. МУРТАЗИН: Я внимательно слушаю.

А. ПЛЮЩЕВ: Ждем от него отповеди этим ябло, не побоюсь этого слова, филам.

Э. МУРТАЗИН: Филы, слушайте меня внимательно. Значит, я начну издалека.

П. КУШЕЛЕВ: Слушаем тебя.

Э. МУРТАЗИН: На сегодняшний день, если говорить про Айфон, у Айфона было разрешение, по сути, экрана и диагонали 3,5 дюйма, ну, 4 дюйма, вытянутых по вертикали. И он устарел. То, что будет расти диагональ экрана, было понятно всем, наверное, абсолютно всем. А то, что появилось две диагонали – это хорошо. С этой точки зрения, Айфоны догоняют рынок, который давно ушел в этом направлении. И если говорить конкретно по направлениям развития телефонов сегодня, что развивается? Технологии внутри, то есть, чипсеты – здесь Эппл выступает на равных со всеми. 20 нанометров, А8. То есть, достаточно производительное решение, оптимизированное под софт.

С точки зрения батареек и с точки зрения времени работы, Эппл, к сожалению, разочаровывает из года в год последние несколько лет. Он работает значительно меньше, чем флагманы на Андроид. Просто там батарейки больше, и оптимизация лучше. Выйдет Андроид 5, эта разница будет заметна еще больше.

Следующий момент – это камеры. То есть, по сути, нам представили те же 8-мегапиксельные камеры, много маркетинговой шелухи вокруг них. Вот Паше они понравились, как снимают, за счет того, что разрешение экрана выросло.

П. КУШЕЛЕВ: Нет, вот давай ты сейчас расскажешь, а я расскажу, как они мне понравились.

Э. МУРТАЗИН: Хорошо. По сути, за несколько лет, за три года, если говорить про гонку Андроид-флагманов, и не только Андроид, Windows Phone Нокиа, очень сильно выросло качество камер. То есть, качество камер выросло в любых практически условиях, и они стали принципиально другими. То есть, сегодня можно сделать кроп картинки. Я недавно так поиздевался над владельцами Айфонов, сделал кроп картинки с пчелой на цветке и предложил повторить нечто подобное. Ну, почему-то никто не повторил и не прислал, хотя говорили, что все снимает так же. Ну, возможно, пчел не нашли или цветков.

Помимо этого, есть еще несколько вещей, которые, на мой взгляд, кажутся мне очень характерными для сегодняшнего момента. Андроид изначально был сложной системой для восприятия, и Айфон, который был простым: простой, как лапоть: иконки, входишь, понимаешь, что делать. Он постепенно усложнялся. Сегодня он заимствовал из Андроида много вещей: шторку, напоминания и тому подобные вещи. И вот это усложнение, оно наслаивается от версии к версии. Сегодня эти две системы становятся все больше и больше похожи между собой, ну, они идут в одном направлении, по сути. И если говорить про технику, Эппл всегда брал экстранаценку за свои устройства, по сравнению с другими. Сегодня это продолжается в большем объеме, то есть, новое поколение на 7-9% дороже предыдущего. Но самое главное, пожалуй, в этой истории, если говорить про рынок фаблетов, он маленький. Изначально можно говорить, что повторится ситуация с Айфон 5C и 5S. То есть, вот шестерка будет самым продаваемым, а 6 Plus, фаблет 5,5 дюймов, он будет менее продаваемым, просто потому, что ниша меньше. Чтобы даже ее нарастить, нужно, чтобы прошло время, там, год или прочее.

По поводу позиционирования 6 Plus. Для очень многих… для меня это стало не очевидным, но для очень многих это замена Айпада Мини, по которому можно звонить. То есть, звонить, смски получать. То есть, второе устройство к Айфону, опять-таки.

П. КУШЕЛЕВ: Кайфон.

Э. МУРТАЗИН: К Айфону. Ну, и последнее, о чем хотел бы сказать, что мне кажется интересным. Ну, наверное, про часы сейчас не буду говорить, отдельно поговорим. Apple Pay как система, она обещает очень многое. Но многие восприняли то, что договорились с платежными системами, как нечто, что открывает возможность буквально завтра платить где угодно, там, в той же Америке. Это не так. Есть три банка, которые занимаются, ну, которые имеют договоренности с торговыми сетями, еще где-то. И больше 20 тысяч точек, где можно оплатить…

П. КУШЕЛЕВ: 22, по-моему.

Э. МУРТАЗИН: Ну, чуть больше, там, не суть важно. Следующий шаг, который нужно сделать, не только в Америке, в России, в Европе, не суть важно – договориться с лояльными банками, чтобы они делали эквайринг платежей через Эппл. И тут самое сложное будет. Ну, например, в России договориться со Сбербанком, который является одним из лидеров этого рынка, о том, чтобы Сбербанк отдавал Эппл часть платежей, процентик, будет крайней сложно. Тем более что процентик, вот который обсуждается, 0,15, с одной стороны, он небольшой. С другой стороны… ну, вот в восприятии человека, да? Что 0,15% — это мало, ничто. В восприятии банков это много. Но в восприятии просто для понимания. Бен Эванс привел очень интересную статистику, которая мне понравилась, что даже в лучшем случае в первый год только в США, если пройдет 100 миллиардов долларов платежей через устройства Эппл, можно посчитать, 0,15%, сколько это будет. То есть, это даст порядка 150 миллионов компании, то, что она сможет положить себе на счет. То есть, в рамках того бизнеса, который существует, пока это немного. Но этот бизнес будет, безусловно, расти, это самое перспективное направление, которое показали, и за этим, безусловно, будущее. Потому что в этот поезд пытался впрыгнуть Гугл, начиная, там, с 10-го года. В 12-м они сделали Google Wallet на линейке Nexus …

А. ПЛЮЩЕВ: Кстати, кто-то из слушателей пишет: а как же украденная технология Google Wallet?

Э. МУРТАЗИН: Вот видишь…

А. ПЛЮЩЕВ: Все покрал Эппл.

Э. МУРТАЗИН: Все покрал Эппл.

П. КУШЕЛЕВ: Причем дважды украденная, потому что Google Wallet тогда, если это технология, то она украдена нагло у Нокиа. Может быть, из-за этого и загнулась. Да, в 2006 годуд уже первый раз. На каком? На раскладушке…

Э. МУРТАЗИН: На раскладушке, да, с NFC, со всеми делами…

П. КУШЕЛЕВ: Украл Гугл. И причем украл, надкусил…

Э. МУРТАЗИН: Ребят, смотрите, самое смешное, что хорошо, что есть разнообразие, да? Хорошо, что есть Андроид, хорошо, что есть Эппл.

П. КУШЕЛЕВ: Так, все, точка.

Э. МУРТАЗИН: Без Эппла было бы скучно. Но я хочу еще раз…

А. ПЛЮЩЕВ: Скажи, что хорошо, что есть Майкрософт и Нокиа.

Э. МУРТАЗИН: Я обожаю Майкрософт и Нокиа.

П. КУШЕЛЕВ: А вы знаете, что…

Э. МУРТАЗИН: … уже все, не будет. И самое смешное, что я не знаю, как это трактовать. Они отказываются от Windows Phone как названия. То есть, у меня теряется смысл жизни…

А. ПЛЮЩЕВ: Давай ты в другой передаче об этом, в следующей.

Э. МУРТАЗИН: Давай. Короче, про Эппл что я хочу сказать? У Эппла сегодня глобально все будет неплохо с Айфон 6, Айфон 6 Plus, продажи вырастут за счет бюджетных предыдущих моделей, они уже в продажах в прошлом и в этом году больше 50%. Россия вообще номер один Айфон 4S 8GB.

П. КУШЕЛЕВ: Хорошо, но нож-то в спину всади им.

Э. МУРТАЗИН: Нож в спину – все очень просто. Ну, как бы если посмотреть поквартальные продажи в мире, Андроид уже 85%, Эппл, iOS – 13%. Дальше это будет меньше десяти, ну, и так далее, пока до 5 не докатится и остановится.

В. ПЕТУХОВ: При этом они собирают все равно сливки с рынка.

Э. МУРТАЗИН: Сливки с рыка… Павел любит говорить об этом.

А. ПЛЮЩЕВ: Давайте бизнес оставим в стороне.

П. КУШЕЛЕВ: Вот можно я чуть-чуть, если ты мне дашь слово…

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, давай, да.

П. КУШЕЛЕВ: Просто тут несколько раз прозвучало то, что я имел возможность потрогать и пощупать или спросить.

А. ПЛЮЩЕВ: Про камеру.

П. КУШЕЛЕВ: Камера. Конечно, не было такого, чтобы взвыл зал, но к тому моменту починили Wi-Fi в зале, и я видел, как начали писать: 8! 8!

В. ПЕТУХОВ: Все как бы в шоке были, потому что слухи были про минимум 13.

П. КУШЕЛЕВ: 8 – как можно? Ну, там старались убедить их: смотрите…

А. ПЛЮЩЕВ: Для отстающих слушателей перевожу…

П. КУШЕЛЕВ: 8 мегапикселей камера.

А. ПЛЮЩЕВ: Разрешение.

П. КУШЕЛЕВ: Что там пиксели большие, полтора микрона, и что они какие-то…

В. ПЕТУХОВ: Больше света на них попадает, за счет этого…

Э. МУРТАЗИН: Нет, ну, они не большие, они маленькие.

А. ПЛЮЩЕВ: Перестаньте мучить всех этими деталями малозначительными.

П. КУШЕЛЕВ: Большие пиксели, которые собирают больше света, и какие-то фокусировочные. Я не понял, в чем там дело, но как-то они еще помогают фокусировать. В общем, они какие-то хорошие, пиксели, хорошие пиксели! – говорили им со сцены. Вот. И оптика хорошая, и передняя оптика. Конечно, когда только я получил доступ к этому, я пошел фотографировать. И я сделал несколько фотографий со своим 5S, который, как теперь понятно, уже превратился в тыкву, и с теми, что еще в тыкву не превратились. И фантастическая разница. Вот не поверите, фантастическая разница.

А. ПЛЮЩЕВ: Ты на экранах видел, на одном экране и на другом.

П. КУШЕЛЕВ: Я смотрел на экранах, это конечно.

А. ПЛЮЩЕВ: Ты знаешь, я когда фотографирую Нокиа 930, мне ужасно нравится, клево. Потом, когда ты на компьютер переносишь – ну, неплохо, но ничего особенно.

П. КУШЕЛЕВ: Согласен. Но знаете, что? При этом, во-первых, все равно очевидно, что качество лучше. Может быть, не катастрофически, как это видно с хорошим новым экраном, но выросло. А во-вторых, я вам что хочу сказать? И Эльдарчику в том числе. На сегодняшний момент Айфон и на протяжении последних пяти, по-моему, лет – самая популярная в мире фотокамера. Об этом обычно говорят, ссылаясь на Flickr, ну, в общем, она так и есть.

Э. МУРТАЗИН: Это правда.

П. КУШЕЛЕВ: Чем она отличается? Она делает очень хорошие фоточки, очень хорошо покрашенные. У них какие-то там… знаешь, тонкий тюнинг. Сидят, да, сидят теплые ламповые фотографы, которые подбирают как-то схемки, что что ты ни сфотографируешь на Айфон, это приятно выглядит.

В. ПЕТУХОВ: Как в Инстаграме фильтры.

П. КУШЕЛЕВ: Да.

В. ПЕТУХОВ: Слушай, ты знаешь, что хочу сказать?

П. КУШЕЛЕВ: Подожди, я закончу. Единственное, что он работает, как автомат Калашникова. Ты направляешь, нажимаешь – и он фотографирует. И это стабильность, это безотказность, это работа фокуса нормальная. Он всегда фотографирует. Лучше, безусловно, 930 и 1020 Нокиа. Говорят, что лучше Note 3. Самсунг… но ты не можешь предсказать, как он в этот раз фотографирует, ты ждешь… какие-нибудь близкие кадры, там начинается статистика, попал, не попал. Сделай шесть фоток, выбери одну. Ты ничего не можешь предсказать. Здесь надежность, простота и надежность.

А. ПЛЮЩЕВ: Это правда, то, о чем говорил Валя, в том смысле, что когда технология работает надежно. Так же, как с отпечатком пальцев.

П. КУШЕЛЕВ: Вот, вот. И ведь у Самсунга он тоже хорошо работает, но ты там точно должен позиционировать палец, точно вертикально. Поэтому как только ты его взял и вертикально одной рукой невозможно – все, все мимо. Бери другой, да, и держи именно под этим углом. Конечно, вот внимание к деталям, то, что они делают, оно если уж сделано, оно обычно работает, просто насколько это возможно.

В. ПЕТУХОВ: Два слова. Мне очень понравилось сравнение с автоматом Калашникова. Потому что, конечно, есть сегодня более продвинутые варианты оружия, но почему это самое популярное стрелковое оружие в мире? Потому что оно просто работает под водой, где угодно. На самом деле я тут недавно тестировал Galaxy S5 и Айфон 5S именно как телефоны, которые вот… две камеры. И без вопросов на Galaxy S5 за счет большего количества мегапикселей, всевозможных пресетов при желании можно снять в разы лучше картинку. Но Айфон чем радует? Что это point and shoot camera, да? Когда ты вот взял – бум… И очень здорово, что в iOS 8 они не стали заморачиваться возможностью выставления ISO и прочих-прочих

П. КУШЕЛЕВ: Ну, есть там, третьи партии делают, там, 360 чего-то там. Есть, можно и ISO выставить, и еще что-то.

В. ПЕТУХОВ: Ты можешь скачать приложение, в котором это можно сделать. Я имею в виду, основная камера, которой пользуется большинство. То есть, это вещь, которая имеет полторы настройки, где ты можешь заблокировать экспозицию, фокус и чуть-чуть покрутить экспозицию. Все. И большинству этого более чем достаточно. Поэтому это и отличает Эппл от основных конкурентов.

А. ПЛЮЩЕВ: Хотел бы с вами вот куда повернуть. Значит, у нас название нашего эфира немного обязывает, и как раз я прочел интересную штуку у Сережи Вильянова, который сегодня мысленно с нами здесь присутствует.

П. КУШЕЛЕВ: Ну, почему? И фейсбучно с нами. И говорит, что мог бы быть вместо нас.

А. ПЛЮЩЕВ: Прости, Сереж, но два раза подряд – как-то меня бы заподозрили в излишней любви к тебе. Значит, и он говорит, что вообще перестаньте оценивать продукцию Эппл с точки зрения как бы рынка и достижений. Поскольку для основного потребителя продукции Эппл, для основного потребителя Айфонов их само по себе существование и их все характеристики – это некий сферический конь в вакууме, потому что для них все равно больше ничего не существует, и они как покупали, так и покупают. Выкатили новую модель с несколько улучшенными характеристиками – и отлично. Много ли мы знаем примеров массового вообще ухода с Эппл на Андроид? Ну, кроме нас, гиков, да, которые все так или иначе пользуют. Тем более что любая операционная система подсаживает тебя магазином, там, и всеми прочими делами.

П. КУШЕЛЕВ: Так вопрос-то в чем?

А. ПЛЮЩЕВ: Вопрос в том, что… то есть, Эппл фактически может и не возглавлять гонку технологическую, абсолютно. При этом она все равно останется лидером по продажам.

П. КУШЕЛЕВ: Она не может быть, она и не является лидером по продажам.

Э. МУРТАЗИН: Я не соглашусь с этим, потому что если три года назад Эппл собирал 90% прибыли с рынка телефонов, сегодня…

П. КУШЕЛЕВ: Теперь он собирает 87.

Э. МУРТАЗИН: Ну, не 87 и 50…

В. ПЕТУХОВ: Динамика-то какая.

П. КУШЕЛЕВ: Динамика? А почему 50, а не 42?

Э. МУРТАЗИН: Ну, потому что…

П. КУШЕЛЕВ: Где, откуда это? Эльдар, прекрати. Нет ничего такого, ну, перестань.

В. ПЕТУХОВ: У Тима Кука было интервью на канале ABC, приуроченное к презентации. Его спросили: кто ваш прямой конкурент? Он сказал: Гугл. А его ведущий спрашивает: многие сказали бы, Самсунг. Он говорит: нет, абсолютно Гугл. Самсунг, борясь с Эппл и настраивая свою аудиторию против Эппл, у них такая серьезная кампания, они забывают, что, с другой стороны, есть совершенно чудовищная сила, которая называется Китай и которая совершенно спокойно может снести и Самсунг, и Гугл…

Э. МУРТАЗИН: Я абсолютно согласен, потому что пока борются эти две компании, китайцы тихой сапой растут, и будут расти, и Гугл им в этом помогает. Если говорить…

П. КУШЕЛЕВ: Особенно тем, что он там не работает.

Э. МУРТАЗИН: Он там работает.

П. КУШЕЛЕВ: В смысле? Но сервисов Гугла нет, и поэтому…

Э. МУРТАЗИН: Ну, слушай, не преувеличивай.

А. ПЛЮЩЕВ: Я понимаю, о чем говорит Эльдар.

П. КУШЕЛЕВ: Производственные, имеется в виду.

Э. МУРТАЗИН: Не только, не производственные. Скажем так, Гугл не умеет зарабатывать в Китае сам деньги, но при этом он свои технологии китайцам в том или ином виде отдает. Тут интересен и другой момент, наверное – что действительно сегодня Самсунг пытается… то есть, Самсунг – это организация, которая во многом подстраивает себя под конкурента, чтобы задавить его. И они научились за много лет это делать. Это была компания Sony, потом это была компания Нокиа, сейчас это компания Эппл. Я уверен, что в какой-то момент они могут победить. Проблема в том, что пока они дерутся с Эпплом, приходят китайцы, которые отнимают у них, и у тех, и у других, рынок. Потому что сегодня вот случилось так, не только в России, в Европе та же самая ситуация, в Америке та же самая ситуация: люди не приходят в магазин и не просят теперь Самсунг, или, там, HTC, или Sony. Они приходят, и первая фраза: дайте мне Андроид. А дальше они уже говорят, какой Андроид и за сколько денег они хотят получить.

В. ПЕТУХОВ: Например, за 15 тысяч рублей.

Э. МУРТАЗИН: Да, например. И вот здесь возникает такая вещь, что для них Андроид, он одинаков, по сути. Хотя он отличается в деталях, о которых мы знаем…

П. КУШЕЛЕВ: Кстати, это очень интересное наблюдение. Это означает, что Эппл выиграл. Потому что они приходят и говорят «Эппл» либо «Анродид». Эппл выиграл, Самсунга больше нет.

Э. МУРТАЗИН: Ну, как его нет? 50% продаж Андроида.

П. КУШЕЛЕВ: Но его, ты сам говоришь, что его нет. Приходят китайцы, которые сметут его с лица земли. А Эппл-то не снесут. Можно я еще один кусочек? Вот про 5,5 мы говорили, я сегодня тоже уже об этом говорил, но на всякий случай. Когда я увидел 5,5, это все-таки огромная штука. Ею одной рукой пользоваться нельзя, и обойти заповедь святого Стива о том, что нужно достать thumb, большим пальцем, никак невозможно, даже двойным тапом. Все-таки он очень большой. Двойной тап, еще нужно посмотреть, как он работает. Если кто не понял, это двойное касание центральной клавиши, оно опускает нижнюю грань, ну, где-то больше чем на половину, и ты можешь достать до всего, что находится вверху интерфейса. Вот. Это типа удобно, но все равно 5,5 дюймов – это огромный совершенно экран. И когда я говорил там с аналитиками, которых специально Эппл приглашает на такие события, чтобы выражать их устами свои мысли… потому что они, помимо того, что было на сцене или редкое интервью на ABC или где-нибудь вот вверху, они сами ничего не комментируют обычно. Так вот, там было сказано четко, что это товар, который нацелен на Юго-Восточную Азию, в первую очередь на Китай. Китай – это самый важный для всех сейчас рынок. На Китай. В Китае ужасно популярны модели, которые являются маленькими планшетиками с возможностью звонить. Об этом говорил Эльдар, и не раз, и это действительно так. Возможно, проникновение этой моды существует и в России, но в гораздо меньшем варианте. То есть, они сделали товар – вот просто не смотрите на 5,5 – специально для Китая, специально для Китая.

А. ПЛЮЩЕВ: Давай про Россию сейчас поговорим. Мне интересно здесь мнение Эльдара. Смотрите, у нас потребление немножко отличается, потребление именно техники и именно Айфонов. Ни один из других аппаратов не является предметом имиджа, кроме Айфона, ни один, даже самые дорогие… ну, может быть, какие-то, я не знаю, Vertu, там. По-моему, уже сейчас нет.

П. КУШЕЛЕВ: А также причем какой-то точкой, я не знаю, источником вдохновения для известных писателей, типа Сережи Вильянова. Но ведь, но, в принципе, даже несмотря на присутствие всех точек, запятых и какого-то смысла, это было написано только для того, чтобы получить трафик, и может быть написано только вокруг очень яркого явления какого-то, как Эппл.

А. ПЛЮЩЕВ: И все равно, вот как бы там ни было, презентация Эппл, новые продукты Эппл, как бы люди ни говорили, что он уже не торт, и нам не интересно, и у меня… Вот сейчас нам, например, пишут: а у меня вот такой-то телефон, и мне хватает, все отлично, он лучше. Все равно вызывает самый большой интерес. Две вещи: имиджевый момент и самый большой интерес к продукту.

Э. МУРТАЗИН: Я хочу сказать, что премиальный сегмент, в котором играет Айфон – это 5% рынка, по сути. В России чуть больше. За счет чего? Это желанный продукт…

А. ПЛЮЩЕВ: Ты говоришь про белые продажи.

Э. МУРТАЗИН: Не про белые, про любые продажи. Если говорить про прошлые года, когда Айфон появлялся не сразу, в первый день его продавали за 150 тысяч рублей. Находилось примерно 100-150 человек, кто его покупал вот в первые часы.

А. ПЛЮЩЕВ: Я лично знаю несколько человек.

Э. МУРТАЗИН: Я тоже их знаю, как минимум с десяток. Дальше в следующие дни цена падает, но пока он не появляется официально, цена держится, там, двойная цена, она совершенно нормальна для этого продукта. Это формировало некое ожидание, да? Что люди готовы платить такие деньги. Сегодня срок между серыми и официальными продажами, он сокращается очень сильно. И вот этот элемент, он очень важный для России конкретно. Он вышибается, вышибается очень сильно. И есть еще вторая составляющая…

А. ПЛЮЩЕВ: Подожди, сейчас. Я тебя правильно понял, что Эппл, сокращая срок поставки сюда… сейчас он сократился до недели, 26 сентября здесь продажи, через неделю после официальных. Значит ли это, что он сам вышибает вот эту некую…

Э. МУРТАЗИН: Эксклюзивность. Да, совершенно верно.

В. ПЕТУХОВ: Чем сложнее добыть устройство, чем больше с ним геморроя, тем выше к нему интерес. Поэтому, с одной стороны, они продают, с другой стороны, они сами себе…

Э. МУРТАЗИН: Смотри, глобальная стратегия Эппл, она очень простая. Она заключается… Что, Эппл не может обработать все предзаказы или заказы? Да может совершенно спокойно. Они создают в первые недели дефицит для любого продукта. То есть, тебе надо постараться, чтобы получить устройство. Ты сделал усилие, эмоционально привязываешься к этому устройству больше, чем к любому другому.

А. ПЛЮЩЕВ: Это правда. Я тогда половину Соединенных Штатов объездил, что пятерку Павлику купить.

П. КУШЕЛЕВ: Это правда. В которой пророс табак почему-то.

В. ПЕТУХОВ: И так привязался к Павлику и к пятерке…(смеется)

Э. МУРТАЗИН: Второй момент, связанный с Россией, он не только с Россией, наверное, сейчас связан, это мировой глобальный кризис экономический. Есть определенная рецессия, в России она заметна несколько больше. В прошлом году, в 13-м году, Айфоны лидировали по потребкредитованию. То есть, это желанный продукт. У человека где-нибудь в регионе нет на него денег, и он покупает самый последний Айфон 5S 16GB, то есть, за 30 тысяч рублей, в кредит.

В. ПЕТУХОВ: На год.

Э. МУРТАЗИН: На год. При этом Эппл не делал программ кредитования, насколько я помню, как другие производители, то есть, 10 месяцев без переплаты. Сейчас получается, что потребкредитование упало. И если сравнивать даже вот продукты Эппл, мы сегодня это с Павликом обсуждали как раз, Андроид покупали меньше в кредиты. Почему? Потому Андроид покупали осознанно. Там брали неважно какой бренд. Брали кредит под конкретное устройство, денег не было. А Айфон – вот сниму последнее, но куплю его, потому что это признак статуса.

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно.

Э. МУРТАЗИН: И вот сегодня этот признак статуса начинает размываться по многим причинам. Потому что банально у человека нет денег на это, например, да?

А. ПЛЮЩЕВ: Мне казалось, потому, что даже он у таксистов, у дворников есть.

Э. МУРТАЗИН: Да у всех. Это тоже играет роль. Если глобально смотреть, в каждой стране свои причины. Например, в Китае China Mobile, крупнейший оператор, 700 миллионов абонентов, он убирает субсидирование. Когда ты мог купить Айфон за 200 долларов плюс контракт на два года, это одна история. А когда тебе говорят: ты должен заплатить 700-750 долларов при средней зарплате в 150 в месяц, это абсолютно нереально.

П. КУШЕЛЕВ: Слушайте, а какое это имеет отношение, в общем, ко всему? То, на что мы молимся, все флагманы… ну, то есть, речь идет о чем? Мы будем покупать дешевые телефоны, потому что у нас у всех стало мало денег.

В. ПЕТУХОВ: Не правда.

П. КУШЕЛЕВ: Это правда. Хорошо, мы будем покупать… и, наконец, Эльдар лишится своего S5. Ну, а как? Ты на него копил же год и взял потребкредит, он стоит сейчас дороже, чем Айфон.

Э. МУРТАЗИН: Почему Айфон?

П. КУШЕЛЕВ: Ну, как? Он сейчас дороже стоит, чем Айфон 5S. Нет?

Э. МУРТАЗИН: Здрасьте.

П. КУШЕЛЕВ: Он столько же стоит?

Э. МУРТАЗИН: Он ровно столько и стоит.

П. КУШЕЛЕВ: А, ровно столько же стоит. Но его будут покупать, потому что он Самсунг и люди к нему ближе душой и кошельком. Ты говоришь о том, что в мире…

Э. МУРТАЗИН: Паш, можно я закончу как раз таки очень важную вещь, которая связана… вот то, о чем мы с Валей говорили, почему они связаны в этой связке. У Самсунга стратегия сегодня быть в премиум-сегменте.

П. КУШЕЛЕВ: Согласились. Там только и есть деньги.

Э. МУРТАЗИН: Естественно. Но впремиум-сегменте быть – это не значит просто выпускать продукты и позиционировать, и говорить, что это премиум. Это значит работать с огромным числом брендов, чего Самсунг до недавнего времени не делал.

П. КУШЕЛЕВ: Ну-ка поясни, извини, мне, тупому.

Э. МУРТАЗИН: Поясняю. Ну, например, есть компания, которая выпускает различную аксессуарику в реальной жизни – Montblanc. Они выпускают чехлы для Айфона. Чехол стоит 200 евро, там, 150-200 евро стоит чехол. Огромное количество людей обеспеченных, для того чтобы выделиться с Айфоном – ты можешь купить любой чехол, да, любой компании – они покупают Montblanc, потому что это признак хорошего вкуса, например, да? Условно.

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошего достатка, прежде всего.

Э. МУРТАЗИН: Безусловно. Что делает Самсунг? Они делают ровно то же, но они делают чехлы как интегрированная часть того же продукта Note 4. То есть, это не просто чехол, который надевается, это задняя крышечка телефона, плюс ты покупаешь ручки Montblanc, которые играют роль не только ручки, но и стилуса, и ты покупаешь их за 500, 600, 700 евро. То есть, по сути, это кооперация, когда они берут…

П. КУШЕЛЕВ: Я не знаю про Валю и про Сашу, но меня ты потерял. Ты посвятил полчаса своей речи…

Э. МУРТАЗИН: Не полчаса.

П. КУШЕЛЕВ: … ужасному кризису, который в России…

В. ПЕТУХОВ: Мне кажется, здесь основная мысль в том, что Эппл перестает быть сверхжеланным продуктом, который хочется добыть прям в первый день продаж, сняв с себя последнее. И это на самом деле не – мое мнение – не вина Эппл. Хотя вот то, что они начинают продавать их быстро в розницу, это, наверное, вот играет свою роль определенную. Но есть ощущение, что вообще телефоны переходят из разряда чего-то такого экстраординарного в стан бытовой техники.

Э. МУРТАЗИН: Коммодити.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, но переходит ли этот статус, вот этого предмета, к часам? Ну, и вообще к wearable devices.

П. КУШЕЛЕВ: А этого пока, боюсь, что никому неизвестно.

Э. МУРТАЗИН: Я могу сказать так. Я считаю, что швейцарские часы еще много лет вперед останутся механическими швейцарскими часами, никакая электроника их заменить не сможет.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот Павлик сказал, похожи очень по ощущениям эппловские часы.

В. ПЕТУХОВ: Я почитал обзор сайта, который занимается именно часами. Потому что мы все привыкли, что умные часы, давайте узнаем, какие у них сенсоры, сколько мегагерц процессор, а тут люди, которые профессионально долго и с чувством, с толком, с расстановкой рассказывают о миланской петле. И ты такой: о-па, это совсем другой взгляд.

А. ПЛЮЩЕВ: Поясни нам.

В. ПЕТУХОВ: Это плетение, если я правильно перевел, вот этой вот… на ремешочке, который вот такой металлический…

П. КУШЕЛЕВ: А, как заплетаются проволочки.

В. ПЕТУХОВ: И они говорят: ребята, это абсолютно новый уровень именно в low end сегменте и таком middle end сегменте по деньгам. Потому что 349 долларов, которые они озвучили, минимальный прайс..

А. ПЛЮЩЕВ: За часы.

В. ПЕТУХОВ: ... это действительно нижняя планка. Есть и 1 200 за золотую версию.

П. КУШЕЛЕВ: Ну, об этом, опять же, никто не знает.

Э. МУРТАЗИН: Это предположение, да.

В. ПЕТУХОВ: Да, ну, понятно, что…

Э. МУРТАЗИН: Скорее всего.

П. КУШЕЛЕВ: Да, я тоже читал эту статью. Похвалили. Сказали, что не без ошибок сделано, но с таким вниманием к деталям не делал ни один электронный производитель. И что они видят в этом мысль человека, который до этого работал с нормальными часами. Я, кстати, в помещении демо-зоны, которую выстроили прямо напротив (неразб.), я увидел Джонни Айва, был поражен, потому что я его вживую никогда вообще не видел. Более того, были слухи, что он такой, значит, бурундук, что он из норки не высовывается.

А. ПЛЮЩЕВ: Главный дизайнер.

П. КУШЕЛЕВ: И он стоял с девушкой из Барберри, которую наняли на продажи розничные или там чего-то. И потом к нему пришел человек, которого, мне казалось, я где-то видел. И я вспомнил, где я его видел – это фоточка дизайнера, который пришел помогать, значит, с этого года, буквально с этого…

В. ПЕТУХОВ: Марк Ньюсон

П. КУШЕЛЕВ: Ньюсон, да? Помогать Айву. И я понимаю, что именно этот человек, он же до этого … у него был, правда, что называется, не очень получилось, но у него был стартап, он производил швейцарские такие интересные довольно часы. Люди, которые понимают этот рынок, они работали. Этот рынок точно, мне кажется, что не массовый, да? То есть, часы будут покупать люди все-таки с достатком. Это точно на сегодняшний момент партнерское устройство, которое не является основным, просто так ты его носить не будешь, и оно стоит от 350, да? Но, по ощущению, это вот что-то новое и удивительное. У такого человека, как я, безусловно, такие часы появятся, хотя бы для того, чтобы выяснить, получилось или нет. Но я понимаю, что начальство любое, человек, условно желающий подчеркнуть свой статус, сможет сделать это теперь эппл-девайсом.

А. ПЛЮЩЕВ: Статусность перетекает потихонечку просто к другим…

Э. МУРТАЗИН: … к другим устройствам.

П. КУШЕЛЕВ: Только не очень понятно, сыграют ли они. Потому что до сих пор ни одни смарт часы, ни одни не сыграли.

В. ПЕТУХОВ: Но ты правильно сказал, что они сделали акцент именно не на умные часы, что, ребята, это еще один продукт, который там что-то. Они в презентации очень долго рассказывали, что они суперточные, работают плюс-минус 15 миллисекунд. А в ролике, который они всегда делают к новому продукту, Джонни Айв очень витиевато рассказывает, что мы общались с экспертами во времени, по времени…

А. ПЛЮЩЕВ: Во времени (смеется).

В. ПЕТУХОВ: Заглядывали в завтрашний день. И это отложилось на дизайне часов. То есть, я просто удивился, что это первые люди, которые в анонсе своего продукта умных часов большое внимание уделяют именно часам.

П. КУШЕЛЕВ: Традиционным ценностям.

А. ПЛЮЩЕВ: У нас буквально две минуты осталось до конца. Ваш прогноз. Вот 26-го здесь будут продажи, начнутся. До этого, во-первых, 20-го привезут первые Айфоны. За сколько можно будет продать серый Айфон?

Э. МУРТАЗИН: В первый день? 100 тысяч.

А. ПЛЮЩЕВ: 100 тысяч кто-то купит. То есть, еще это работает.

В. ПЕТУХОВ: Селебритиз все, они сделают фоточки, выкинут их в Инстаграм – и это дополнительный импульс обычным людям вот так вот закусить локоть и идти оформлять кредит. Хотя мы уже знаем, что это не так уж активно…

А. ПЛЮЩЕВ: 26-го будут ли очереди у нас у магазинов?

Э. МУРТАЗИН: Ну, их будут искусственно создавать. Да, они будут, люди будут покупать. Более того, в первые недели, я думаю, что в России будет дефицит.

В. ПЕТУХОВ: А есть информация? У меня ощущение, что их привезут, как и в прошлый раз, мало, и они разлетятся по предзаказам. И номинально старт продаж 26-го, но уже 27-го их просто не купить будет.

Э. МУРТАЗИН: 40 тысяч аппаратов.

П. КУШЕЛЕВ: А скажи мне пожалуйста, я правильно понимаю, что все операторы, все операторы закупили себе, все? Мегафон, Билайн – точно. Может быть, МТС.

Э. МУРТАЗИН: Да.

П. КУШЕЛЕВ: Ну, то есть, будут у операторов, будут в онлайн-магазине.

А. ПЛЮЩЕВ: Насколько я понимаю, у МТС еще нет договоренности по LTE. Не саппрувил…

П. КУШЕЛЕВ: Как это? Саппрувили.

А. ПЛЮЩЕВ: Нет.

П. КУШЕЛЕВ: В смысле? Новый?

А. ПЛЮЩЕВ: Да.

П. КУШЕЛЕВ: А как? А зачем новый аппрувить?

Э. МУРТАЗИН: Они каждую модель аппрувят.

А. ПЛЮЩЕВ: Да-да. Ну, во всяком случае, так утверждает министр Никифоров, что они вручную всех…

П. КУШЕЛЕВ: Министр Никифоров был введен в заблуждение. Он является моим, в общем, так скажем, начальником, потому что я работаю в госконторе. Я думаю, что он был введен в заблуждение.

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Значит, ну, в общем, есть отличия между остальными операторами…

Э. МУРТАЗИН: Про министра не надо…

А. ПЛЮЩЕВ: Все, заканчиваем. Программа «Точка» была. Валентин Петухов, эксперт по технике и технологиям Apple; Эльдар Муртазин, ведущий аналитик Mobile Research Group; и Павел Кушелев, ведущий программы Вести.net на Россия-24. Спасибо, счастливо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире