'Вопросы к интервью


С. ОСЕЛЕДЬКО: 21 час 8 минут в Москве, в эфире программа «Точка», обо всем интересном, чем богат цифровой мир. И сегодня мы собрались в студии, я, Сергей Оселедько, и Александр Плющев…

А. ПЛЮЩЕВ: Да, добрый вечер.

С. ОСЕЛЕДЬКО: … для того чтобы поговорить о сервисах такси. И у нас в гостях сегодня Тигран Худавердян, руководитель мобильных программных продуктов Яндекс. Тигран.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Да, добрый вечер.

С. ОСЕЛЕДЬКО: И технический директор и один из основателей компании Wheely Иван Самсонов.

И. САМСОНОВ: Всем здравствуйте.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, я вот очень хочу начать с основного вопроса, который меня очень беспокоит на протяжении последних нескольких лет, с тех пор как я уехал жить за город и поселился невдалеке от аэропорта Шереметьево. Вопрос такой: как мне с помощью ваших сервисов добраться до своего дома, который находится в трех километрах, в Химкинском районе Московской области, за сумму меньшую, чем 2 тысячи рублей?

И. САМСОНОВ: У меня к вам встречный вопрос: вы работали когда-нибудь водителем?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Слава богу, бог миловал.

И. САМСОНОВ: А вы представьте, что вы стоите где-нибудь в районе Красной площади, вам падает заказ съездить в Химки, отвезти до Шереметьево и, соответственно, за заказами надо будет вернуться назад, какой это пробег?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Это неправда, я вижу свободные автомобили, которых очень много в районе аэропорта.

А. ПЛЮЩЕВ: У вас один водитель в Wheely работает?

И. САМСОНОВ: Нет, не один, несколько больше.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Я попробую ответить. На самом деле я там по поводу конкретных Химок не могу, то есть, у меня данных нет, но у нас есть очень много водителей, в том числе в ближайшем Подмосковье и в том числе в Химках, и, да, действительно, те тарифы, которые у московских таксопарков за МКАДом, они имеют некую наценку, в основном это из-за так называемых поездок на дачи. Но, в целом, это не 2 тысячи рублей.

С. ОСЕЛЕДЬКО: 1 800.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Даже из аэропорта, из Шереметьево сейчас приехать в центр города стоит 950 рублей – тысячу.

А. ПЛЮЩЕВ: Я, кстати, был сильно удивлен, в последнее время вот я Яндекс Такси довольно много пользуюсь и прилично их тоже критикую, поскольку качество в последнее время очень сильно падает, на мой взгляд. Так вот, и…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Ты просто стал слишком часто пользоваться, поэтому абсолютное количество ошибок увеличилось.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну да ладно. Значит, и в смысле цен, в смысле цен там как-то вроде бы произошел порядок. Сейчас просто все обсуждают, что цены на такси, там, типа, будет ли единая цена или не будет. И вроде бы московские власти сказали, что Антимонопольный комитет сказал, что, нет, не будет. Они хотели, а Антимонопольный комитет…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Как раз вот буквально два дня назад прошла новость, что ФАС разрешил, ну, или одобрил…

А. ПЛЮЩЕВ: Наоборот, не разрешил – ты что?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Я по радио слушал, что…

А. ПЛЮЩЕВ: И я слушал.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Это на самом деле долгая история, пытаются действительно власти делать единые тарифы, им не разрешают. Но в онлайн-сервисах у нас почти у всех сейчас у разных сервисов практически единый тариф. Яндекс ввел ограничения по тарифу. По букве закона, мы не имеем права тоже диктовать рынку правила, поэтому мы не имеем право выставлять единый тариф, но поставить фактически ограничение сверху можно. И сейчас по Москве это стоит днем 199 рублей 10 минут и 249 рублей в выходные и ночью.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Но в аэропортах у вас фиксированный какой-то тариф…

Т. ХУДАВЕРДЯН: В аэропорт тоже фиксированный тариф, ну, то есть, тоже такое же есть ограничение. Если не ошибаюсь, например, из Шереметьево в центр города стоит 950 рублей.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Давно?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Это произошло 1 мая, мы, да, ввели ограничения на все тарифы, можете проверить.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Очень хорошая новость.

А. ПЛЮЩЕВ: Серьезно, кроме шуток, я потому что в аэропорт тут ездил буквально раза три или четыре в последнее время, я пытался найти разные тарифы. В какую компанию ты ни заходишь, везде тарифы одинаковые. Ну да ладно. Значит, я хочу привлечь наших слушателей к вопросам. +7-985-970-45-45 – номер для смс, твиттер-аккаунт @vyzvon. Давайте пока, чтобы нам очертить круг такой географический: в каких городах сейчас работают ваши сервисы? Тигран. У вас наверняка больше.

Т. ХУДАВЕРДЯН: У нас, нет, я не знаю, у нас больше или меньше, честно говоря, не знаю, в каких городах работает сервис Wheely. Мы, фактически мы работает сейчас в двух городах – это Москва и Санкт-Петербург. При этом у нас с Санкт-Петербургом был такой двойной запуск, и мы вначале работали с неким ограниченным количеством таксопарков, потом стало понятно, что так нельзя, и мы заново запустили сервис сейчас, привлекли много туда новых таксопарков и диспетчерских. И сейчас там можно сказать, что завелась жизнь, потому что до этого сервисом пользовались несколько сотен человек всего лишь в Санкт-Петербурге – это, конечно, скорее всего, были все командировочные, те, которые приезжают из Москвы.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот я пользовался как раз, да.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Сейчас там просто растет…

А. ПЛЮЩЕВ: Прежде чем Иван ответит. Мы правы оба с тобой насчет ФАС, потому что ФАС сказал, что единый тариф в Москве на такси – это нереально, но поддержал единую цену на такси от вокзалов и аэропортов.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Да-да-да, мне на самом деле в этой новости не понравилось, что на цену от не только аэровокзалов, но еще от Белорусского, Ленинградского, железнодорожных вокзалов. И, конечно, это, скорее всего… ну, сейчас, например, когда вы вызываете, там, от Яндекс Такси или от любого другого такси с железнодорожного вокзала, то там никакого специального тарифа нет надбавочного, что, например, от Ленинградского вокзала столько-то стоит. Приезжают и просто по обычным тарифам возят. Не дай бог, если введут такой тариф, конечно.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, Иван, продолжаем про города.

И. САМСОНОВ: Мы в России, как ни странно, присутствуем более широко. Помимо Санкт-Петербурга и Москвы, мы присутствуем достаточно уверенно в Перми, Екатеринбурге и Казани, совсем недавно запустили Казань. И на следующей неделе у нас будет новый город, пока не скажу, какой.

А. ПЛЮЩЕВ: У вас будут тоже какие-то новые в ближайшее время?

Т. ХУДАВЕРДЯН: У нас в ближайшие месяцы пока не будет. На самом деле я хотел бы… ну, наверное, слушатели не знают, у нас немножко разные сервисы, Яндекс Такси и Wheely. Дело в том, что, насколько я понимаю, Wheely – это такой премиум-сегмент, это Мерседесы, которые приезжают, и аудитория другая, это бизнес-класс только.

И. САМСОНОВ: Ну, я могу сказать так: и да, и нет. Вот в тот момент, когда мы запускались (осень 2012), у нас был такой тариф: 1 200 рублей за один час и 600 рублей после этого. И это был, ну, да, действительно, даже не бизнес-класс…

А. ПЛЮЩЕВ: И езжай куда хочешь, хоть на дачу?

И. САМСОНОВ: Конечно.

А. ПЛЮЩЕВ: Клево.

И. САМСОНОВ: Так это и сейчас до сих пор, люди гоняют из Питера в Псков.

А. ПЛЮЩЕВ: Здорово.

Т. ХУДАВЕРДЯН: У нас просто немножко разные требования к понятию работает или нет. Ну, например, чтобы заработал сервис Яндекс Такси в городе, как Казань, нужно, чтобы минимум на линии одновременно было 500-600 машин. Там, для Москвы это число минимум 3 тысяч машин. Потому что когда у тебя меньше машин на линии, то время подачи даже 15 минут сложно обеспечить. Это очень важно. Ну, людям нужно здесь и сейчас, они уезжают, там, из баров из ресторанов, из дома, заказывают такси. Все-таки в бизнес-сегменте немножко другие требования, и там люди за комфорт готовы подождать, поэтому…

И. САМСОНОВ: Да, да. Но я не договорил. Сейчас ситуация такая, что в будни ночью тариф наш бизнес с ешками, эсками, грубо говоря, отличается от комфорта в Яндекс Такси, в Get Taxi меньше чем на 100 рублей.

А. ПЛЮЩЕВ: Значит, я еще раз призываю слушателей, поскольку все вопросы традиционно скапливаются под конец программы, когда все выслушали. Знаете, что? Давайте прямо сейчас, потому что к концу программы времени может уже не быть. Еще 40 минут мы будем в эфире.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Хорошо, а вот кроме городов, сколько вот… у вас же основной источник заказов – это мобильное приложение.

И. САМСОНОВ: Безусловно.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Сколько установок под разные платформы у вас есть, какая абонентская база, сколько скачано приложений Яндекс Такси для iOS и Андроид?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Вы знаете, возможно, к стыду я не знаю, сколько конкретно скачано, потому что мы оперируем данными не сколько людей когда-либо скачало, это не очень интересно, а какая аудитория, сколько заказов, например, происходит в день, в неделю, в месяц. И на самом деле такая по всему миру практически единая распределенная… ну, число, которым все оперируют – это число поездок в неделю, потому что каждый день недели имеет совершенно разный спрос. Там, в пятницу-субботу в разы больше, чем в понедельник-вторник. И сейчас в Яндексе порядка 150 тысяч заказов в неделю. На самом деле это очень большое число для Москвы, в Москве столько. И где-то около 6 тысяч в Санкт-Петербурге.

С. ОСЕЛЕДЬКО: А у вас?

И. САМСОНОВ: Я могу сказать порядок такой. У нас как бы один клиент, он весит гораздо больше, чем клиент из комфорт-класса, потому что он катается часто и катается много.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Весит не в килограммах.

И. САМСОНОВ: Да, не в килограммах, в денежном эквиваленте. И у нас в России порядка десятков тысяч активных пользователей, порядок такой.

С. ОСЕЛЕДЬКО: А что касается… по платформам есть какое-то разделение?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Ой, да, это очень интересная штука. На самом деле вот пользователи Андроида, даже если брать дорогие телефоны в Андроиде, они, конечно, пользуются в разы меньше, чем пользователи Айфонов, во всяком случае в Москве это так.

И. САМСОНОВ: Мне нечего добавить. Один в один.

А. ПЛЮЩЕВ: Просят назвать фирму, которая в Казани, Эльдар, наш постоянный слушатель. Вы присутствуете в Казани же, да?

И. САМСОНОВ: Да, мы присутствуем в Казани, но я не владею информацией, какая именно фирма нас обслуживает.

А. ПЛЮЩЕВ: Имеется в виду, что из двух присутствующих сервисов Wheely там присутствует, и можно ею попробовать воспользоваться. И потом в какой-нибудь передаче отпишите нам, интересно, как там, значит, у вас происходит.

С. ОСЕЛЕДЬКО: У меня вопрос про Wheely. А какой вообще у вас объем парка автомобильного? Ну, вот в Москве, например.

И. САМСОНОВ: Подключено машин – это порядок сотни.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Сто автомобилей.

И. САМСОНОВ: Нет, сотни.

С. ОСЕЛЕДЬКО: А, сотен.

И. САМСОНОВ: То есть, это, скажем, от ста до тысячи. Это Москва.

С. ОСЕЛЕДЬКО: А поточнее не обязательно?

И. САМСОНОВ: Ну, вот где-то так примерно.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Тигран, а вот последняя цифра, которая вот у вас была, я слышал, 10 тысяч автомобилей в Москве – это актуальная цифра на данный момент, или что-то поменялось после аттестации?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Не-не-нет, смотрите, у нас вообще в Москве… я немножко больше, широко отвечу. В Москве за последние два года произошла полная революция на рынке такси, произошли два события одновременно. Во-первых, ну, это, может быть, немножко не очень скромно будет сказано, но появился сервис Яндекс Такси, который собрал все таксопарки как бы воедино, и очень-очень много, практически Яндекс Такси – 150 таксопарков маленьких. Маленькие службы объединились фактически в единую платформу, и это обеспечило мгновенную подачу машины. И фактически начал строиться вот такой настоящий сервис такси, с одной стороны. С другой стороны, Департамент транспорта, наконец, то есть, перешел к действиям, и если вы посмотрите на улицы Москвы, сейчас очень много желтых машин едут, фактически произошла легализация рынка. И большинство людей, которые раньше вот ездили по городу и пытались зарабатывать деньги, фактически полностью нелегально, сейчас большинство из них перешло в легальный сектор. То есть, одновременно происходит две революции, которые удачным образом совпали. И сейчас, если не ошибаюсь, в Москве выдано около 40, даже больше, 40-тысячная лицензия была выдана несколько месяцев тому назад Департаментом транспорта. Мы считаем по активной базе, очень много водителей просто получают лицензию и потом не ездят или ездят слишком редко. Мы считаем, сколько водителей выходит в неделю хотя бы несколько часов. И это порядка 20 тысяч водителей. Если говорить в течение одного дня, то это порядка 10-12 тысяч водителей. Ну, и одновременно у нас, в зависимости от времени суток, бывает от 4 до 10-11 тысяч водителей.

А. ПЛЮЩЕВ: Можно я чуть-чуть поспрашиваю про конкретно Яндекс, сервис Яндекс Такси, Иван? Просто я буду ставить проблемы какие-то перед Тиграном, а вы будете рассказывать, Тигран, как у вас это решается в том числе. Я просто не пользователь Wheely. Ну, во-первых, я не из бизнес-сегмента, я совсем из эконома. Может быть, у вас как-то по-другому это решается и так далее. Смотрите, значит, во-первых, Тигран, ты же за мобильные приложения отвечаешь, да, там?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Так, немножко.

А. ПЛЮЩЕВ: Почему у вас такое ужасное мобильное приложение?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Ну, ты же им так часто пользуешься – почему оно такое ужасное?

А. ПЛЮЩЕВ: Именно, я как раз его хорошо изучил. Ну, например, ты…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Давай так, чтобы не оправдываться, да? В действительности оно давно не обновлялось. Мы сейчас готовим новую версию…

А. ПЛЮЩЕВ: Хочешь я тебя удивлю?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Да.

А. ПЛЮЩЕВ: Когда ты был у нас в прошлый раз – а это было уже довольно давно…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Нет, совсем новую версию мы не готовили тогда, мы тогда…

А. ПЛЮЩЕВ: … ты говорил то же самое.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Ну, можно поднять записи – слава богу, все записи есть. Нет, мы много что меняем в нем, и на самом деле за это время изменилось очень много что. Решено очень много проблем, связанных с тем, что машины, ну, там отменялись машины, пользователь это не видел. Ну, это сейчас все детали. Но если говорить про интерфейс, а я думаю, что ты в частности говоришь про устарелый интерфейс, особенно под Айфон…

А. ПЛЮЩЕВ: И функциональность, конечно.

Т. ХУДАВЕРДЯН: … то мы сейчас готовим новую версию с полностью обновленным интерфейсом. Я надеюсь, она в июле появится уже.

А. ПЛЮЩЕВ: А, уже вот в этом месяце.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Да.

А. ПЛЮЩЕВ: Нет, потому что я, например, не могу следить за заказом, если я выйду из приложения. Оно мне говорит: ты можешь выйти из приложения. Но если я из него выхожу, я не могу следить за заказом. Вот в чем…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Ну, возможно, у тебя какая-то ошибка. На самом деле там появляется…

А. ПЛЮЩЕВ: Нет никакой ровным счетом ошибки. Значит, во-вторых, если оно мне прислало после выполнения заказа то, что, ну, дескать, оцените… а я не могу оценить, я с сумками иду домой. Я выключаю телефон – и все, у меня больше этой картинки никогда не появляется, я не могу ее никак вызвать из приложения, у меня никакой ни истории заказов, ни черта.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Ну, вообще проблема есть. То есть, да, есть какие-то вещи, которые недоучтены. Мы сейчас выпускаем новую версию, и в ней уже все будет постепенно улучшаться.

А. ПЛЮЩЕВ: Иван.

И. САМСОНОВ: Я могу сказать немножко в защиту Тиграна, что на самом деле техническая команда Wheely, техническая команда Яндекс по числу человек совпадают – 11 человек. Такая вот информация.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Одна и та же команда?

(смех)

А. ПЛЮЩЕВ: Это очень важно сейчас вот прозвучало, в самую точку.

И. САМСОНОВ: К сожалению или нет, не знаю, но нет, не одна и та же команда. Но, видимо, у нас просто больше разработчиков под мобильное приложение, и мы все-таки под седьмую iOS приложение выпустили. И вот все те проблемы, которые ты озвучил, они у нас решены. Ты можешь даже проголосовать за водителя с поездки и с 2012 года, если захочешь.

А. ПЛЮЩЕВ: Меня, надо сказать, вывел вообще из себя один случай, о котором я написал в блоге тут недавно. Это было в апреле, в конце апреля. Я не буду все рассказывать, это довольно долго. Ну, надо сказать, что там вот были практически все, все провалы, которые могли быть, начиная от того, что одна машина отказалась, вторая приехала не та, которая…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Я все понял, тебя надо просто взять тестировщиком в команду…

А. ПЛЮЩЕВ: Меня можно тестировщиком в любой сервис брать, абсолютно в любой. Поэтому я готов. Но никто не хочет делать это за деньги, все хотят бесплатно. А я готов, я готов, но я пишу об этом в блоге или рассказываю по радио. Вот. Значит, что я хотел спросить? Смотри, тут, опять же, очень много было всяких таких провалов, и в конце, вот что меня добило уже окончательно… ну, мало того, что… слушай, почему еще у вас не ездят люди, вы их не обязываете ездить с Яндекс Навигатором? Мне кажется, это было бы как-то очень корпоративно, здорово, замечательно. Вот именно обязать. Ездит, ну, треть, наверное, а все остальные как-то пробки по ощущениям так, знаешь – а плачу за них я.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Ну, на самом деле, по моим ощущениям, как раз 99% ездят с Яндекс Навигатором.

А. ПЛЮЩЕВ: Нет.

Т. ХУДАВЕРДЯН: И как раз у нас очень много жалоб, что таксист не знает Москвы, ездит по навигатору, по Яндекс Навигатору обычно.

А. ПЛЮЩЕВ: Так он же пробки видит. Таксист, он что, должен мозгом ощущать?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Люди все равно жалуются.

А. ПЛЮЩЕВ: Так. То есть, вы не хотите их обязать, они вроде бы как и сами ездят.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Будем честными, это на самом деле сделать практически невозможно. То есть…

А. ПЛЮЩЕВ: Но он же Яндекс Такси. Ну, логично, согласись, Яндекс Такси ездить с Яндекс Навигатором.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Скажу тебе честно, есть… ну, если вот там выписать список проблем… например, вот в Москве сейчас совершенно чудовищная проблема – это детские кресла. И несмотря на то, что водители покупают машины, которые стоят сотни тысяч рублей, они покупают оборудование, мобильный телефон, чтобы получать заказы, который стоит, там, 15 тысяч рублей, вот купить просто даже не обязательно такое детское кресло, которое для младенцев, а обычное, называется бустер, он стоит… за 600 рублей можно купить такой бустер. Для них это проблема. При этом проблема какая-то абсолютно нерациональная, там, начиная от того, что вот он у меня в багажнике место занимает. И вот решить эту проблему уже достаточно сложно. На самом деле намного критичнее для пользователей, чем по какому навигатору ездят.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, может быть, просто, да, передо мной не вставала проблема.

С. ОСЕЛЕДЬКО: У меня на самом деле был общий вопрос к вам обоим по поводу безопасности. Как бы детские кресла – это одна проблема. Вторая проблема – это ваше собственное приложение для водителей. Я где-то даже в каком-то блоге, по-моему, у Экслера, читал про то, что ваши водители постоянно контролируют приход новых заказов в приложении. И он, помнится, Экслер, даже по этой причине перестал пользоваться Яндекс Такси, потому что им приходят какие-то уведомления постоянно, они взаимодействуют с этой вашей софтиной, и там просто реально стоял вопрос о безопасности пассажира в этот момент.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Я отвечу. На самом деле это было раньше. Вообще Яндекс Такси появился на рынке, который только переходил от рации к Андроиду, к каким-то устройствам для приема вот в этот момент. И он только сформировывался. Тогда практически все таксопарки выставляли заказ как бы на всю Москву, и таксисту надо было нажать кнопочку. Сейчас большинство заказов, наверное, там, 90%, назначаются автоматически. То есть, это так называемые роботы, которые понимают, какие водители могут тот или иной заказ обслужить. И на самом деле я могу, один из ответов, почему у нас такое старое приложение – потому что мы, признаюсь, последние много месяцев работали над другой частью сервиса – это над его качеством. Ну, у нас практически для любого заказа есть несколько водителей, до 10, которые могут его обслужить. И задача выбрать того водителя, во-первых, с одной стороны, самого лучшего водителя. А с другой стороны, достаточно сложная задача, чтобы более-менее равномерно распределять заказы, чтобы у них был бы равномерный доход.

С. ОСЕЛЕДЬКО: То есть, у вас сейчас нет рейтинга компаний…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Есть рейтинг водителей. Соразмерно этому рейтингу по достаточно сложному алгоритму назначаются заказы…

С. ОСЕЛЕДЬКО: Один водитель.

Т. ХУДАВЕРДЯН: На одного, вот вы говорите, что это, вот все, ты приезжай. И бывают заказы, когда вот некому обслужить, когда люди заказывают, например, из Подмосковья где-то на даче – тогда действительно заказ высвечивается, и водитель должен выбрать. Но это происходит очень-очень редко, фактически этой проблемы уже в Москве нет.

С. ОСЕЛЕДЬКО: По поводу детских кресел, кстати, очень важный вопрос. В премиум-сегменте их вообще невозможно найти, то есть, там в принципе не предполагается…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Не бывает бизнесменов-детей просто.

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Бизнесменов с детьми бывает.

И. САМСОНОВ: Могу сказать просто такую статистику: порядка 100 заказов у нас с детскими креслами в неделю – это точно.

С. ОСЕЛЕДЬКО: 100 заказов в неделю.

И. САМСОНОВ: То есть, достаточно сделать заказ хотя бы за два часа вперед – и с 99%-ной вероятностью…

С. ОСЕЛЕДЬКО: А неужели в премиум-сегмент так сложно положить детское кресло?

Т. ХУДАВЕРДЯН: У нас на самом деле очень много заказов с детскими креслами, и очень много водителей есть, но мы хотим, чтобы это было, чтобы 100% водителей ездило. Сейчас у нас фактически вот база водителей…

А. ПЛЮЩЕВ: Чтобы у них в багажнике…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Всегда было. Потому что фактически, когда ты ставишь галочку «детское кресло», у тебя, ну, получается, что машин может обслужить в два – в два с половиной раза меньше, и увеличивается время подачи. Мы на самом деле эту проблему решаем, конечно.

И. САМСОНОВ: Я не договорил. Но если каждой машине положить по детскому креслу в багажник… а если встречать пассажира с тремя чемоданами – куда тогда чемоданы?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Четырех пассажиров, и салон тоже весь занять. А много, вот таких заказов у вас, с большим багажом, пять человек?

И. САМСОНОВ: Это сложно узнать. Некоторые пишут: будет четверо и много багажа – пожалуйста, свободный багажник. Некоторые пишут. Таких заказов не очень много. И, возвращаясь к вопросу про безопасность, мы его решили на корню, у нас водитель просто никогда не видит телефона пассажира. Это всем очень безумно нравится.

С. ОСЕЛЕДЬКО: А у вас видит водитель телефон?

Т. ХУДАВЕРДЯН: У нас, да, видит, мы сейчас, наверное, ну, мы собираемся его скрывать и разрабатываем специальную технологию. Дело в том, что на самом деле проблема массового сервиса. Когда у тебя сервис обслуживают сотни тысяч людей, то возникает проблема, вот у Саши Плющева возникли его личные проблемы, и таких очень много. Очень типичная проблема в Москве, что заказывали на какой-то адрес, к этому адресу просто, например, физически невозможно подъехать. Ну, давайте представим, это вот все бары, клубы на острове, где Digital October, где бывшая фабрика Красный Октябрь.

А. ПЛЮЩЕВ: Кстати, вот здесь на Новом Арбате…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Очень много таких мест. Это означает, что водителю либо диспетчерской службе нужно связаться с клиентом и сказать: я стою вот здесь, ну, как-то подойдите. Надо объясниться или сказать: извините, я на 5 минут опаздываю. Для этого нужна связь обязательно. Мы сейчас будем специальное технологическое решение, позволяющее скрывать номер телефона, но все-таки иметь возможность позвонить, ну, потому что без этого практически невозможно.

И. САМСОНОВ: Да, но мы-то возможность позвонить не убираем.

А. ПЛЮЩЕВ: То есть, она у вас уже есть.

И. САМСОНОВ: Конечно.

А. ПЛЮЩЕВ: Хотя номер…

И. САМСОНОВ: Конечно, конечно.

А. ПЛЮЩЕВ: Я хотел чуть-чуть откатиться назад и объясниться, почему я так наехал на ваше приложение. Потому что я привык, вы меня приучили к тому, что у Яндекса все приложения, они очень передовые. Они очень красивые, от них захватывает дух. И тут вдруг есть какой-то анахронизм, вот, который, надо сказать, работает с чувствительным для меня сервисом. Ну, в том смысле, что он мною используется. Это не какой-то там, знаешь, который я раз или два в год…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Ну, Саш, вот специально для тебя мы обновляем интерфейс, он будет фантастической красоты. Надеюсь, тебе понравится.

А. ПЛЮЩЕВ: А второе, что я хотел сказать или спросить – как бороться со следующей штукой. Вот мне кажется, что здесь как-то расходится ваша отличная задумка, совершенно фантастическая задумка, по моим пожеланиям каким-то, кресло, не кресло, там, и так далее, и это огромный разрыв с менталитетом собственно водителей и, может быть, компании, которая их нанимает. Потому что я убедился на 100% своих примеров, что практически пожелания какие-то собственные, кроме стандартных, ну, например, там, водитель не курит – и то это не всегда соблюдается. Но нестандартные пожелания, например, написать, что у меня 5 тысяч рублей, и мне нужна сдача – бессмысленно оставлять. Потому что к тебе приезжает машина, и первое, что тебе говорит водитель, говорит: ой, как хорошо – но мы 5 тысяч-то где-нибудь поменяем? – говорит он. Абсолютно. И как этот разрыв преодолевать? Вы-то прекрасно, вы оставили мне возможность, и я написал. А они даже… в лучшем случае он посмотрел и сказал, а обычно даже не смотрит никто на все, что я написал.

Т. ХУДАВЕРДЯН: На каждую такую проблему, на самом деле на каждый тип проблемы есть разное решение. Конкретно на сдаче, к сожалению, решение – это только удобная оплата безналом.

А. ПЛЮЩЕВ: Слушай, это вообще отдельный вопрос. Плевали они на ваши карточки, просто плевали.

Т. ХУДАВЕРДЯН: При этом, да, мы… я могу рассказать про карточки, я могу рассказать про ментальность. Ну, давай вначале про проблему так называемой ментальности. На самом деле, в действительно люди забыли, что три года тому назад не было в Москве возможности вызвать такси, которое приезжает через 2 минуты, и сейчас возникла следующего рода проблема – что я хочу, чтобы ко мне приехал культурный, чисто русскоговорящий москвич. Ну, я немножко преувеличиваю, но, в целом…

А. ПЛЮЩЕВ: 25 лет, без вредных привычек…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Ну, что произошло? Что на самом деле ниоткуда таксистов в Москве не взялось, не образовалось ни одной школы, где таксистов учат. Вот весь тот так называемый серый сегмент, который был, он легализовался. Ну, он начал платить налоги, там, за лицензию платит и тому подобное, но это те же самые люди. И теперь возникла задача следующего шага – это как сделать так, чтобы этих людей одновременно обучить и, извините, отфильтровать. Это задача достаточно сложная. Часть ее решают диспетчерские службы, которые их нанимают, но они, так как произошел взрыв, то, скажем так, недостаточно сейчас количество компаний и ресурсов, которые это могут делать. Мы несколько недель тому назад объявили о запуске специального образовательного экзамена, мы его так называем. То есть, одновременно мы собираемся переэкзаменовать всех наших водителей, и одновременно как бы они должны прослушать где-то, по-моему, 50-минутный ролик, который им объясняет какие-то… их образовывает. При этом понятно, что… ну, то есть, там это не сложный экзамен, когда надо написать сочинение, проверить ошибки. Мы проверяем, что человек умеет объяснять. При этом он может говорить с акцентом, он может говорить… ну, извините меня, да, быть шовинистом, наверное, не очень хорошо. Но мы проверяем, что человек даже, пусть если он не идеально разговаривает, там, не на чистом московском русском, но он точно объясняет. Или ему, например, показывается фотография какого-то места, он говорит, как бы он объяснил клиенту, где он находится. Это важно. По сути, людям важно, чтобы люди могли изъясняться. Там определяется психотип водителя, насколько он раздражительный, как он себя ведет, насколько он вежлив. Ну, и еще плюс он смотрит специальный образовательный ролик про правила Яндекс Такси, там, как нужно здороваться, как нужно звонить, что вначале говорить. Как-то так. Этим мы надеемся изменить ситуацию.

А. ПЛЮЩЕВ: Иван, у вас подход какой-то к водителям есть специальный?

И. САМСОНОВ: У нас с самого начала был такой подход. Стало понятно, что массовостью не возьмешь. Кто такие Wheely, кто такой Яндекс? А запускались мы примерно в одно и то же время. Поэтому мы решили строить сервис премиум-сегмента, но и с качественным водителем. У нас все водители проходят экзамен, не проходит точно 50%, все, кто к нам приходит. После этого еще отсеивается какая-то треть, кто, ну, не умеет соблюдать стандарты, не умеет открывать двери, кто, как выяснилось, списал на экзамене, не знает город.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Признаюсь мне, например, на форумах очень сложно отвечать на вопросы, что, мол, почему приехал нерусский. Ну, особенно с моим именем как-то достаточно тяжело хоть что-то сказать…

А. ПЛЮЩЕВ: Давай напомним, кто у нас в студии сегодня.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Да, у нас сегодня в гостях Тигран Худавердян, руководитель мобильных программных продуктов компании Яндекс, и Иван Самсонов, технический директор и основатель компании Wheely. То, о чем вы говорили – это все на этапе, ну, как бы до заказа, да? То есть, улучшение качества водителя. А что происходит с водителями, которые все-таки, несмотря на… как вы контролируете качество по факту? Что происходит с водителями, которые получили двойку от клиента и так далее?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Тут много факторов. Во-первых, у нас очень сложный многофакторный анализ не только на основании пользовательских оценок, но и на основании, например, мы следим за водителем, вот сколько раз он опоздал, вот из десяти заказов сколько раз он приехал вовремя. И у каждого этого фактора есть свой некий вес, и на основании разных факторов строится водительский рейтинг. Водители, которые имеют рейтинг ниже, чем некая отметка, вообще не получают заказов, просто они перестают получать заказы. А если водитель очень, наоборот, хороший, то он получает заказы в разы больше. Это первая мера. На самом деле, как мне кажется, стратегически самая правильная. А вторая мера, которую мы используем – мы запустили в Москве еще так называемый мобильный контроль, у нас по Москве ездят сейчас три машины, они делают заказ как будто от пользователя, и приезжает водитель, и его проверяют. Проверяют состояние машины, проверяют состояние документов, соответствуют ли вот все заявленные: вот курит – не курит, есть ли детское… вот. Это такой у нас мобильный контроль, в день мы проверяем порядка 150 машин. Ну, это на самом деле много, потому что мы за месяц – за два можем проверить весь парк наш.

С. ОСЕЛЕДЬКО: А как, кстати, таксисты соблюдают законодательство при оплате за услугу выдачи чека, бланка строгой отчетности? Вот несколько раз из Санкт-Петербурга наш слушатель задавал этот вопрос.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Наверное, вопрос такой: соблюдают ли они законодательство?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Да, соблюдают ли, и как вы контролируете соблюдение ими этого законодательства?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Мы, ну, вот тот мобильный контроль, который у нас есть, он проверяет, чтобы у водителя были эти все бланки строгой отчетности, потому что, ну, если, например, у водителя нет, то он штрафуется и на какое-то время лишается заказов. Контроль такой. Выдают ли они на самом деле и что происходит в момент, когда их просят выдать… ну, в общем, по нашему опыту, такого не происходит, и жалоб таких нет, что просили бланк строгой отчетности, а он не дал. Такой проблемы реально нет.

А. ПЛЮЩЕВ: Как вы, обе компании, отнеслись к появлению на нашем рынке в вашем сегменте Убера? Поскольку, ну, я не знаю, насколько это касается Яндекса, но, в принципе, у вас тоже есть и комфорт, и бизнес, но это прямой конкурент Wheely, мне кажется.

И. САМСОНОВ: Да, безусловно.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, расскажите, как вы с ними будете бороться.

И. САМСОНОВ: Благо, в Москву они опоздали, они зашли, когда рынок уже был занят.

А. ПЛЮЩЕВ: Но у них есть международный бренд.

И. САМСОНОВ: Да, международный бренд есть. И, действительно, водители, которые работают с Убером, они сами говорят, что мы очень много возим экспатов. В плане русских пользователей мы в Москве точно…

С. ОСЕЛЕДЬКО: А чем вы лучше-то, ну, то есть, за счет чего вы с ними боретесь? Вот я, например, ваш клиент, и я пользовался вами. Когда появился Убер, я перешел на Убер. Вот что сейчас заставит меня вернуться в Wheely?

И. САМСОНОВ: Ну, смотрите, во-первых, у нас есть сокрытие номера то же самое пресловутое – не знаю, как для вас это важно. Во-вторых, у нас есть предзаказ. Вот вы рискнете заказывать машину на текущее время, когда вы собираетесь в аэропорт? A.S.A.P. это называется.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, из Подмосковья точно вряд ли.

И. САМСОНОВ: Потом, у нас есть так называемое корпоративное обслуживание. То есть, корп. сегмент мы сразу покрываем, у Убера просто такого нет, не то что в России, вообще нигде, как и предзаказа – у них тоже этого нигде нет. Плюс…

С. ОСЕЛЕДЬКО: Какие-нибудь там плюшки: Wi-Fi…

И. САМСОНОВ: Wi-Fi, я просто не знаю, обязан ли в машинах Убера стоять Wi-Fi. У нас Wi-Fi есть, да, практически во всех машинах. Если вы поймали машину, где Wi-Fi нет, можно написать в поддержку, мы вам там как-нибудь бонусом поблагодарим и в эту машину Wi-Fi добавим или водителя отругаем. И… забыл, что-то еще.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Я думаю, что Wheely – компания локальная, и Уберу с той скоростью, с которой он развивается по всей планете, очень тяжело будет поддерживать, вообще понимать каждого пользователя в каждом городе. На самом деле такси – очень локальный бизнес, и в каждом городе свои правила, свои потребности, свои какие-то проблемы, свой Digital October с неподъездными путями. Ну, то есть, поэтому я думаю, что, в целом, у Wheely есть конкурентное преимущество как минимум в том, что ребята сидят здесь и знают, что происходит.

И. САМСОНОВ: Последний пункт – то, что у нас есть поддержка по email, по телефону и прямо в приложении.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Как у вас с национальностью водителей дела обстоят? Очень тема тоже актуальная.

И. САМСОНОВ: Ну, так как со всеми водителями мы знакомимся лично, и, ну, конечно, не русскоговорящих или говорящих на русском с трудом у нас нет вообще. В плане национальной принадлежности, ну, вот я сижу в офисе, я, в принципе, всех водителей вижу сам, так получается – я честно ни одного не славянской внешности, скажем так, не видел.

С. ОСЕЛЕДЬКО: А вы что, отказываете не славянской внешности?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Мы – нет.

И. САМСОНОВ: А к нам просто не приходят они. Или отбор не проходят. Как правило, так.

А. ПЛЮЩЕВ: Правильно ли я понимаю, что людям не славянской внешности труднее пройти отбор в вашу компанию?

И. САМСОНОВ: Ну, они, боюсь, так даже не доходят до отбора в нашу компанию, потому что они приходят, у них нет Мерседесов, и они приходят в какую-то транспортную компанию, где они есть. А хозяин смотрит: вот у меня есть 10 москвичей и ты. Ну, наверное, извини, но ты не удел, ничего личного.

А. ПЛЮЩЕВ: Андрей почему-то считает нашу передачу рекламной и обвиняет вас в том, что вы угробили такси в Москве ценами, а в Питере еще пока держитесь. Ну, видимо, наоборот, такси держится. Я ничего не понимаю, что сказал Андрей. Есть одно обвинение: вы угробили такси в Москве ценами. То есть, видимо, убили. Они должны были брать больше с нас, вот, и тогда бы они жили и развивались, может быть, я не знаю. А вы убили.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Ну, можно выйти на улицу и увидеть, как вот эти мертвые такси разъезжают по всему городу, и тысячи людей не только через Яндекс, через другие сервисы с такими же ценами на самом деле, там, есть крупнейший, например, игрок на московском рынке – это компания Сити-Мобил. Это такая оффлайн-компания, то есть, основные заказы принимаются по телефону, но там очень похожие тарифы, как у Яндекса. Поэтому, говорить, что… нет, как раз рынок сформировался, есть много игроков с очень похожими тарифами, плюс-минус буквально, там, за поездку 25 рублей.

А. ПЛЮЩЕВ: А вот смотри, у вас, получается, цены вы ограничили сверху, тарифы ограничили сверху для компаний, которые работают с вами. Они могут назначить какие-то другие цены, когда они принимают не через вас заказ?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Да, они могут назначить любые цены. Мы вначале, когда только основывали сервис, переживали за это, думали, что вдруг будет считаться, что через Яндекс, например, ехать дороже. Но на самом деле рынок так не делают, в основном компании так не делают, это делают только крупные службы, которые имеют свой собственный таксопарк и свой собственный сильный бренд. Ну, например, компания Мостакси, у них свои тарифы есть, но они, когда берут наши заказы, ездят по нашим тарифам. Мне кажется, что и рынок, и потребитель в итоге выиграет. Какая была проблема? В какой-то момент невозможно было доехать от метро до дома или просто вот в центре…

А. ПЛЮЩЕВ: Короткие поездки.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Да, короткие поездки. Цены достигали 450, 500 рублей. Да, это было за 20 минут, но в выходные дни, ночью таких поездок не существует. Мы фактически… что мы сделали? Мы сделали так, чтобы минимальная поездка была бы 10 минут. И если посмотреть на средний чек, мы за этим следим, то средний чек практически не изменился: он у нас примерно был 630 рублей, стал 624 – то есть, в рамках погрешности, немножко упал, но меньше чем на 1%.

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Что может сделать пользователь вашего сервиса, если ему не понравилась поездка, кроме как оценить… сколько там? На один балл у вас минимальная получается, на одну звездочку или даже на ноль можно?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Нет, один, на одну звездочку. Ноль – это не проголосовать.

А. ПЛЮЩЕВ: Не оценил, да. Что он еще может сделать, ну, кроме того, что ему надо, может быть, запомнить название компании, которая его везла? Я-то пользуюсь Яндекс Такси, мне все равно.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Да, я сейчас скажу. Кроме того, что пользователь может поставить одну звездочку, кроме того, есть поле комментария, где он может сообщить, что вот со мной произошел такой-то случай. И у нас есть правило, что в течение, по-моему, 48 часов компания получает, руководитель компании получает все вот эти отбивки, все комментарии, и они в течение 48 часов должны отреагировать. Если они не отреагировали, то компания на сутки отключается. Вот буквально не только этот водитель…

А. ПЛЮЩЕВ: Коллективная ответственность.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Коллективная ответственность всей компании. Весь таксопарк, вся диспетчерская служба перестает получать заказы в течение 24 часов. Понятно, что это очень мотивирует руководителей компании, мы много раз это применяли уже и даже очень крупные таксопарки отключали.

А. ПЛЮЩЕВ: Давайте Ивану дадим высказаться на эту тему.

И. САМСОНОВ: Мы выясняем, у нас нет такого правила, 48 часов, мы, как правило, связываемся сразу. Если ночью – пишем email, конечно, звонить ночью никто не будет.

С. ОСЕЛЕДЬКО: У меня такой вопрос, вот меня на него Дмитрий Мезенцев, наш постоянный слушатель, навел. А вы сами какую-то ответственность несете или вы всю ответственность, претензии по качеству перекладываете на ваших партнеров: водителей, автопарки и так далее? Если недовольно…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Это терминологическая такая… что такое ответственность? Конечно, больше ответственности как бренд…

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, какие-нибудь гарантии даете?

Т. ХУДАВЕРДЯН: … несем мы. Мы следим за тем, чтобы, если пользователя обидели… Например, когда мы переходили на новые тарифы, у большинства компаний были проблемы, ну, ошибки в программах, неправильно считали деньги. И мы заставляли всех возмещать деньги, давать бесплатные поездки. То есть, по факту, ответственность своим именем несем мы. Но каким образом мы решаем эту проблему – конечно, мы заставляем решать проблему, ну, чтобы директора таксокомпаний, диспетчерские службы возмещали бы убытки.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Вот в моем случае – я вот, опять же, личный – этого не произошло. Я добирался вот как раз из Шереметьево домой, и приложение Яндекс Такси выдало сумму 450 рублей. Однако, когда мы доехали, таксист показал, что, ну, как бы…

Т. ХУДАВЕРДЯН: А вы не оставили отзыв?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Оставил. Вот. Со мной связались представители транспортной компании, сказали, что это проблема Яндекса, почему он показал 450, у нас фиксированный тариф от аэропорта – 1 800 рублей, и до свидания. А на вас жаловаться некуда. То есть, как бы я могу оставить комментарий в приложении, но со мной из Яндекса никто не связался…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Мы собираемся сделать горячую линию, где можно будет позвонить…

С. ОСЕЛЕДЬКО: То есть, можно будет вам пожаловаться…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Я сейчас точно сроки не могу сказать, это не ближайшие недели, но это произойдет.

А. ПЛЮЩЕВ: У меня был как раз отличный случай, когда у таксиста не нашлось сдачи 110 рублей. Ну, вроде сумма не такая гигантская, но обидно, согласись. Вот. И он сказал: да ладно, ничего страшного, — сказал он. Это как раз был тот случай, когда там было много косяков всяких ужаснейших, ну, вот в конце еще сдачи не нашлось. И он сказал: ну, ладно, ты вообще не переживай, мы тебе их зачтем, в общем, типа, в следующий раз поедешь. То есть, я должен этой компанией воспользоваться. Такой отличный способ лоялизации клиента.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Ну, на самом деле, мне кажется, люди, которые не пользовались еще онлайн-сервисами, нас слушают, им кажется, что это что-то такое… накал страстей такой, что как будто все плохо. На самом деле, конечно, надо признать, что, в целом все нормально, и люди ездят, радуются, и много успешных поездок.

А. ПЛЮЩЕВ: Это правда. Но только вот что делать в случае, если у меня есть проблемы – непонятно, понимаешь? Потому что вы говорите: мы агрегатор, а там есть компании, которые мы вам предоставляем. Мы и так вам хорошо сделали: единые тарифы, типа, вот, заказ за 10 минут, кресло добиваемся, водителей аттестуем – чего вы еще от нас хотите? А мы хотим многого.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Нет, мы так не говорим. Мы говорим, что…

С. ОСЕЛЕДЬКО: А вас кто-то контролирует?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Нас? В каком…

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, не знаю, вот за услуги, которые вы оказываете, кто-то осуществляет надзор за качеством?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Нас контролируют пользователи. Если мы плохо работаем, то…

С. ОСЕЛЕДЬКО: То есть, на вас пожаловаться в принципе некуда, если, ну, вдруг?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Есть, не будем называть фамилии людей, кому можно пожаловаться на нас – это большие люди. Так. У меня была какая-то мысль, которая…

С. ОСЕЛЕДЬКО: В общем, Дмитрий, ответ на ваш вопрос: никто не осуществляет, и пожаловаться…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Нет, я хотел сказать, что мы не говорим, что мы не несем ответственности. Дело не в том, что агрегатор или не агрегатор, важно то, что мы не можем делать все одновременно и мгновенно. То есть, решить все проблемы, чтобы было абсолютно идеальное такси… Во всех городах, в которых, считается, самое лучшее такси в мире, такое классическое, там, в Лондоне, в Нью-Йорке – проблем еще больше на самом деле, и с водителями, которые хамят, и которые… ну, то есть, поэтому, в целом, это мировая проблема такая, там, качество сервиса такси. И мгновенно решить проблему невозможно в том сегменте, в котором мы работаем, массовом сегменте, где люди, сотни, тысячи людей пользуются этим сервисом.

И. САМСОНОВ: Могу сказать даже такой факт, что вот если кто-то удивляется, что в России вот как бы водители, большинство, они не совсем славяне, в Лондоне, в принципе, все водители – не лондонцы, скажем так. Потому что типичный лондонец, для него это просто такая профессия, можно сказать: ну, что, я буду водителем работать? Я лондонец.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Когда мы только начали разрабатывать Яндекс Такси, мы узнали, что, оказывается, в Нью-Йорке таксисты ночью одевают на шею специальные, ну, или раньше одевали такие как кольчуги, потому что очень распространенно – это когда закидывают леску какую-то и начинают…

А. ПЛЮЩЕВ: Почему в нью-йоркских такси отделили, вообще в американских такси…

С. ОСЕЛЕДЬКО: Еще маленький тоже личный вопрос. Скажите, а с каким-то из сервисов, либо с Яндексом, либо с Wheely, можно одного ребенка отправить? Как вообще вопрос вот безопасности в таком случае? То есть, может мать посадить несовершеннолетнего ребенка в точке А, а, скажем, другой человек встретить его в точке Б?

И. САМСОНОВ: Я скажу, не только можно, но и нужно. Очень много заказов таких, и всем очень нравится. И не только детей, но и бабушек отправляют.

Т. ХУДАВЕРДЯН: Я своего десятилетнего сына так… ну, мы так ехали на концерт, и вот он должен был приехать из дома, я так делал.

И. САМСОНОВ: Вы на Яндекс Такси его отправили?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Да, конечно.

А. ПЛЮЩЕВ: А что такого? Ну, кстати сказать, в защиту Яндекс Такси и Тиграна лично, не надо представлять, что это вот все колымаги и шахид-такси срочно пошли под знамена Яндекса, во-первых. А во-вторых, там же есть и комфорт, и бизнес, если уж вы как-то совсем не доверяете эконому. Я ни разу не пользовался ни комфортом, ни бизнесом, я вечно езжу в экономе. Но иногда вот попадается…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Нет, я отправлял своего сына, никаких проблем нет абсолютно.

А. ПЛЮЩЕВ: Экономом?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Экономом, да, Я езжу экономом, в частности, потому что, только пользуясь сервером, можно его как-то улучшать и понимать его проблемы каждый день. Что нельзя делать, вот самое интересное – это нельзя отправлять документы, потому что там закон запрещает.

А. ПЛЮЩЕВ: Детей можно…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Детей можно, документы нельзя.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Дети иногда могут испачкать салон, особенно это вот для премиум-класса актуально. Я даже помню, была какая-то история, что ребенок своими ногами испачкал сиденье, впередистоящее сиденье, и там что-то вы наложили там то ли 6 тысяч рублей штрафа…

И. САМСОНОВ: Ну, вот это именно, что все СМИ, как обычно, переврало. Был звонок человеку и сказали: ну, как бы вот ваши дети испачкали – мы с вас снимем 6 тысяч? Клиент сказал: нет. Мы с него не сняли, заплатили сами за чистку. То есть, как обычно, все переврали.

С. ОСЕЛЕДЬКО: А насчет животных, кстати, тоже вопросик был.

И. САМСОНОВ: Маленьких собачек мы на подстилке берем. Но только действительно маленьких собачек или кошечек. Потому что а что…

С. ОСЕЛЕДЬКО: То есть, вызываешь, приезжает таксист с рулеткой, измеряет – эта подходит.

А. ПЛЮЩЕВ: По породам.

Т. ХУДАВЕРДЯН: У нас есть, если не ошибаюсь, галочка такая, можно вызвать машину, которая согласна перевозить, ну, там, универсал, где можно в багажнике… не багажнике, а как это называется? Сзади у универсала.

И. САМСОНОВ: У нас больших точно нельзя…

А. ПЛЮЩЕВ: Там, да, вот в приложении очень забавно. Там, например, если… однажды мне понадобился универсал, и я его заказал. Вот. И галка там остается у тебя, ты уже думать забыл. Мне все время приезжает универсал. И мне, в конце концов, таксист один не выдержал, видимо, и спросил. Ну, я один еду, там, все нормально, никого нет. Говорит: а вот почему вы заказываете универсал? Я говорю: слушайте, а я не заказывал универсал. Он говорит: ну, как? Галка там стоит у вас. Боже мой, я забыл ее снять. Он говорит: она 200 рублей дороже. Ну, это сразу мотивирует, надо сказать, вот. Но…

Т. ХУДАВЕРДЯН: Согласен, это ошибка, надо…

А. ПЛЮЩЕВ: Мне кажется, да, дополнительные услуги нельзя таким образом навязывать.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Вот расскажите немножко о ваших планах. Очень много вопросов. Особенно в плане географии.

А. ПЛЮЩЕВ: У нас минута осталась.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Да, спрашивают, вообще какие в принципе планы, что планируется в ближайший, там, год?

Т. ХУДАВЕРДЯН: Если коротко, у нас сейчас, ну, кроме приложения, про интерфейс – это такая понятная тема. Значит, мы очень сильно сейчас фокусируемся на качестве, и вот эта история про экзамены, про мобильный контроль. Мы хотим сделать, чтобы были бы эконом-цены, но при этом очень-очень хорошее качество поездок, водителей и тому подобное. Вот если про географию, сейчас ничего конкретно сказать не могу. На самом деле есть глобальная проблема, что сервис такси вот такой нужен в очень крупных городах, и в маленьких городах он не заводится. Но, в общем, будем стараться.

И. САМСОНОВ: У нас в планах – это все города-миллионники в России к концу года, это обязательно, потому что у нас сервис менее массовый. Ну, а также на следующей неделе у нас в приложении появится очень клевое новое предложение для пользователей. Обязательно следите за новостями.

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Еще раз тогда представлю наших гостей. С нами были сегодня Тигран Худавердян, руководитель мобильных программных продуктов Яндекса, и Иван Самсонов, технический директор и основатель компании Wheely. Спасибо. С вами были Сергей Оселедько и Александр Плющев.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, я оставляю вас на Сергея Оселедько на ближайшие две недели, ухожу в отпуск. Всем счастливо, пока. a


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире