'Вопросы к интервью


С. ОСЕЛЕДЬКО: Время 21 час 7 минут, и в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Точка». В студии на этот раз полный комплект ее ведущих. Меня зовут Сергей Оселедько, также со мной в студии Александр Плющев.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, добрый вечер.

С. ОСЕЛЕДЬКО: На уходящей неделе одним из важнейших событий IT-отрасли в мире была конференция для разработчиков компании Эппл под названием WWDC. В рамках этой конференции компания сделала несколько анонсов, касающихся программного обеспечения. Сегодня мы собрались здесь для того, чтобы обсудить, чем компания занималась в этом направлении последнее время. В гостях у нас Эльдар Муртазин, ведущий аналитик Mobile Research Group и главный редактор Mobile-Review.com. Эльдар.

Э. МУРТАЗИН: Добрый вечер.

С. ОСЕЛЕДЬКО: А также Алекс Пацай, эксперт по мобильным технологиям и Эппл-евангелист.

А. ПАЦАЙ: Здравствуйте, да, добрый вечер.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, и первый вопрос к вам такой. В рамках презентации в прошлый понедельник Эппл, как мне показалось, не особо удивило какими-то цифрами, показывающими сравнение их успехов с конкурентами, в частности с Андроидом. Похвастаться удалось только, по сути, скоростью обновления программных продуктов. А также недавно подоспела информация от компании Millvard Brown, которая занимается оценками торговых марок, информация о том, что бренд Гугл сместил с первого места в рейтинге самых дорогих мировых брендов бренд Эппл. Получается, что Эппл уже не торт, да, и теперь ей приходится довольствоваться ролью догоняющего по отношению к ее известному конкуренту в лице Гугл. У вас нет такого ощущения?

Э. МУРТАЗИН: Мне кажется, это не так. Но тут другая проблема существует, и я вот не хотел об этом говорить, но все-таки поговорим, наверное. После того, как ушел Стив Джобс… Стив Джобс был известен простой вещью: он создавал новые ниши на рынке, в которые приходили другие компании, и, в общем-то, он открывал новые горизонты. Так было с Айподом, так было с Айфоном, так было с Айпадом. По сути, сегодня, если мы посмотрим, после ухода Стива Джобса ни одной новой ниши Эппл пока не открыла. И инвесторы, и обычные люди ждут, что же это будет. Возможно, это будут часы, хотя вряд ли. Возможно, это будет телевидение – тоже вряд ли. Что-то новое должно появиться. Вот когда появится это новое, весь рынок ринется туда. Вот по часам это видно: все представляют свои часы, хотя Эппл выдерживает такую паузу. И проблема, наверное, сегодня в нашем восприятии компании Эппл, она заключается в том, что они живут на старых дрожжах. То есть, нельзя каждый год создавать революцию, но вот сейчас уже такой переломный момент, когда им пора что-то показать, что станет чем-то новым. Это может быть то, что мы не можем вообразить сейчас, ну, вот это как «Стратегия голубого океана», им это жизненно необходимо, потому что для Эппл это стиль жизни, то, чем они всегда удивляли. Потому что, по сути, электроника не может удивлять в большинстве случаев, она такая, эмоционально не окрашена никак.

А. ПАЦАЙ: Я добавлю к тому, что говорит Эльдар. Когда все ожидают действительно каждый год на каждом мероприятии от Эппл, что они наконец-то что-то покажут, нужно помнить, что между анонсом Айпод и Айфон прошло 6 лет. Между Айфоном и Айпадом прошло еще 4 года. То есть, не стоит ожидать от Эппл того, что она каждый год будет создавать новые ниши.

С. ОСЕЛЕДЬКО: А сколько прошло после анонса Айпада?

А. ПАЦАЙ: После Айпада 4 года. То есть, в принципе, я думаю, что есть смысл ожидать в этом году чего-то нового. И Тим Кук, опять же, ориентируясь на всевозможных критиков рынка, которые все время говорят: вот Эппл опять ничего нового не показал. Тим Кук буквально в пресс-релизах уже говорит: мы очень близки, — как раз вот для этих людей он говорит, — мы очень близки к тому, чтобы выпустить продукт новой продуктовой категории.

Э. МУРТАЗИН: Вот мне это как раз таки не нравится в сравнении со Стивом Джобсом. Он никогда не рассказывал, пока продукт не готов. А дальше происходила некая магия. Никто не гадал, он выходил и показывал продукт, который был совершенно другим, чем мы его…

А. ПАЦАЙ: Ожидания были другими.

Э. МУРТАЗИН: Ожидания были другими. Сейчас же вот это гадание на кофейной гуще, что он каждый раз уже в течение года подогревает интерес: вот скоро-скоро, совсем чуть-чуть. При этом, если говорить про Гугл, с чего мы начали обсуждение, Гугл тихой сапой сделал очень важную вещь. Они никогда не были такими модными, назовем это так. Сейчас Гугл стал модным, потому что они выпускают гиковские штуки, ну, типа Google Glass, например. Это не коммерческий продукт, это продукт для разработчиков изначально. Тем не менее, огромное количество людей платили бешеные деньги, как обезьянки, нацепляли… Если я кого-то сейчас обидел, прошу прощения, просто…

А. ПЛЮЩЕВ: В этом нет ничего расистского.

А. ПАЦАЙ: Их очень много, этих обезьянок.

Э. МУРТАЗИН: То есть, я не обидел сейчас обезьянок. Просто я все время на конференциях…

А. ПЛЮЩЕВ: Я просто последний раз на ком эти очки видел – на Германе Грефе.

Э. МУРТАЗИН: Ничего страшного, ему можно. Но что я хочу сказать? На конференциях люди в Google Glass, они выделяются из толпы по одной простой причине: что, ну, это вот как телеге пятое колесо приделать. В общем-то, непонятно зачем. Вот они сидят с умным видом, это некий модный такой фетиш, показать: я продвинутый человек в технологиях. На самом деле это не так. Гугл развивает это направление, вот сейчас планшет появился для разработчиков с огромным количеством камер, можно панорамы делать, еще что-то. Зачем – непонятно. Стоит символических денег, 1 024 доллара, то есть, разработчики поймут, почему так. Даже если не разработчики, может, поймут.

Но вопрос в другом: что сейчас битва вот эта за умы, она Эпплом не проиграна. Это массовый бренд, массовый в самом хорошем смысле этого слова. Они как были эталоном в планшетах, так они эталоном и остались, Айпад не имеет прямого конкурента сегодня, плюс-минус, по соотношению цена-качество. Но в телефонах они эту конкуренцию проиграли. И сегодня, если мы смотрим на андроид-смартфоны, их огромное количество, они многообразны, и вы можете выбрать на любой кошелек, на любой вкус. В то же время как…

А. ПАЦАЙ: С планшетами то же самое все-таки, но, тем не менее…

Э. МУРТАЗИН: С планшетами – нет. С планшетами просто экосистема другая, потому что Андроид изначально не делал, до Андроид 5 нет планшетной версии Андроида. Поэтому интерфейс не такой хороший.

А. ПАЦАЙ: До Андроид 3, наверное.

Э. МУРТАЗИН: До Андроида 5, который выйдет вот совсем-совсем скоро…

А. ПАЦАЙ: Все, что мы сейчас видим андродное – это не планшеты.

Э. МУРТАЗИН: Оно не планшетное. Я много раз говорил об этом. Не адаптированные приложения для планшетов. То есть, начиная с версии 3 они пытались приблизиться к этому. Но когда ты берешь Айпэд в руки и андроид-планшет, ты понимаешь всю пропасть, то есть, это разные устройства.

А. ПАЦАЙ: Я, несмотря на всю свою эпплофильность, вполне могу пользоваться Нексус 7 и считаю это неплохим планшетом.

Э. МУРТАЗИН: Я тоже могу им пользоваться.

А. ПЛЮЩЕВ: Ряд каминг-аутов сегодня ожидается.

А. ПАЦАЙ: Я хочу вот добавить к этому всему, по поводу вот Эппл торт или не торт. Смотрите, то есть, от Эппл действительно каждый год ожидают, что они что-то выпустят, но они не выпускают. Они продолжают что-то делать, в Эппл все-таки десятки тысяч людей работают, да, они какие-то продукты делают, но они их не выпускают до того момента, пока Эппл не скажет, что вот этот продукт готов. Можно сколько угодно анализировать, что Эппл идет на рынок телевизоров или на рынок носимой электроники, пока Тим Кук, или Джони Айв, или еще кто-то в Эппл не скажет: этот продукт готов – он не появится на рынке.

Э. МУРТАЗИН: А вот это, кстати, большая проблема…

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас, извини, ты скажешь о большой проблеме обязательно. Я просто напомню наши координаты для слушателей, может быть, между политическими программами у них немножечко забылись наши координаты. +7-985-970-45-45 – это номер для смс, твиттер-аккаунт @vyzvon. Ваши хорошие знакомые, которых мы тут промеж себя называем сиамскими близнецами, Эльдар Муртазин и Алекс Пацай, ну, всегда мы их зовем по продуктам Эппл время от времени, и вот они могут ответить на ваши вопросы легко в свете прошедшей конференции и в свете ожидающихся новых продуктов Эппл. Они, собственно, всегда ожидаются. Извини, Эльдар.

Э. МУРТАЗИН: Вот большая проблема, на мой взгляд, как раз таки… раньше был человек, который был ответственным за все, Стив Джобс, да? Можно было его любить, не любить, но он брал на себя всю ответственность и говорил, этот продукт готов или не готов, и выпускал его на рынок. Сейчас я знаю как минимум двух человек, только что перечисленных, кто принимает какие-то решения, на основании чего – не очень понятно, но вопрос в другом. Нам, наверное, это и неважно как потребителям. Но вообще все направление, куда идет Эппл сегодня, оно, ну, для меня не очень понятно с точки зрения… если вот говорить про Айфоны, например. Последняя презентация для разработчиков показала, что Айфоны стали копировать интерфейс Андроида и многие фишки, которые пришли оттуда. Ну, это началось не вчера еще. И когда была операционная система для условных блондинок, она была очень простой, с ней бабушка могла, ребенок разобраться, все было очень просто. То с первого дня, с 2007-го года было понятно, что как только будет появляться больше программ, как только будет усложняться, интерфейс будет нагружаться. И был нужен некий красивый выход. Красивый выход был iOS 7. Переработали, сделали воздушнее, отрихтовали все что можно, не стали Андроидом при этом. iOS 8 – уже это скрещение всего, но главное, что взяли очень многое от Андроида. Например, виджеты в шторке нотификаций, как они выглядят сейчас на iOS 8, для меня… надо пробовать в жизни, но для меня они более чем бесполезны в большинстве случаев, потому что нотификации для другого. То есть, есть спорные решения, на мой взгляд. Таких решений будет становиться, мне кажется, все больше. А причина очень простая: что сегодня в мире 80% смартфонов – это Андроид, и только 15% Айфоны, и доля будет продолжать падать. То есть, они пытаются скопировать более успешную систему.

А. ПАЦАЙ: Я бы оспорил утверждение успешности, потому что все зависит от того, что мы меряем. Андроидные устройства, понимаешь – это дешевые девайсы, которые не приносят денег ни производителям, ни разработчикам софта…

Э. МУРТАЗИН: Подожди, можно вклинюсь сразу?

А. ПЛЮЩЕВ: Я правильно услышал, что андроидные девайсы дешевые?

А. ПАЦАЙ: Слушай, есть статистика, ну, информация по прибыльности производителей телефонов, да? Эппл с Самсунгом зарабатывают 106% прибыли…

Э. МУРТАЗИН: Вот я про это и хотел сказать как раз. Самсунг Айфоны не производит, понимаешь, в чем проблема?

А. ПАЦАЙ: Интересно, а кто же производит самсунговские смартфоны?

Э. МУРТАЗИН: Самсунг. Очевидный ответ.

А. ПАЦАЙ: Ок, Самсунг зарабатывает на этом рынке, и Эппл зарабатывает. Все остальные что делают на этом рынке – вообще непонятно.

Э. МУРТАЗИН: Они существуют, понятно. Я про другое хотел сказать. Как раз таки вот эти 106% возможной прибыли с рынка, раньше Эппл занимал в этой пропорции – там было 110%, 105, не суть важно – он занимал 80%. Потом он стал занимать 70%. Сейчас он занимает пополам с Самсунгом, они пополам делят этот рынок. То есть, фактически о чем это говорит? Если продолжить эту аналогию в будущее, то доля Эппл будет сокращаться, что мы и видим.

А. ПАЦАЙ: Возможно. Возможно, нет. Потому что тот резкий рывок, который сделал Самсунг, он не может продолжаться бесконечно. И мы видим, что те же продажи новых смартфонов у Самсунг, они уже не идут такими темпами, как было до этого.

Э. МУРТАЗИН: А они и не должны идти. Смартфоны, так же, как и планшеты, стали коммодити, то есть, фактически рынок убивается для всех.

А. ПАЦАЙ: Соответственно, вот это вот прямое разделение, допустим, прибыли, она не будет продолжать идти в том же направлении, в котором она шла до этого.

Э. МУРТАЗИН: Она будет как раз таки, потому что Эппл – более дорогой бренд, и попытка выйти с более дешевым продуктом Айфон 5C, она провалилась совершенно…

А. ПАЦАЙ: Провалилась или не провалилась – мы не знаем, потому что четкой статистики по продажам Эппл не предоставляет, и это предположение.

Э. МУРТАЗИН: Нет, это не предположение, я могу четко сказать про российский рынок, как два дистрибьютора носятся по рынку…

А. ПАЦАЙ: Хорошо, есть совершенно конкретная цифра, 45 миллионов, да, Айфонов, проданные за квартал. Ты знаешь распределение между…

Э. МУРТАЗИН: В России – знаю, конечно.

А. ПАЦАЙ: А по миру? По миру же совсем другие продажи.

Э. МУРТАЗИН: Я думаю, что по миру примерно то же самое. Просто хочу в качестве анекдота рассказать про одного нашего дистрибьютора, кто завез изначально по просьбе Эппла много Айфонов и хотел их подавать, и 5S, и 5C. Там была пропорция примерно 60 на 40. Вот 40% аппаратов сейчас на складах в России, их 65 тысяч штук. Они готовы продать в любую страну мира ниже себестоимости в два раза, просто чтобы со склада убрали. Потому что ухода нету, не продается продукт, и никаких закупок новых практически не идет. То есть, они счастливы от этого избавиться, потому что, ну, нету спроса.

А. ПАЦАЙ: Ну, это Россия, это совершенно не означает, что по всему рынку такая же ситуация.

Э. МУРТАЗИН: В Китае такая же ситуация абсолютно.

А. ПАЦАЙ: Не знаю.

С. ОСЕЛЕДЬКО: У меня все-таки предложение: давайте вернемся к WWDC. Что, собственно, показали?

А. ПАЦАЙ: Да показали два основных продукта, которые предоставляет Эппл для своих устройств. Это, во-первых, iOS 8, операционная система для Айфона и Айпэда. А также OS X, версия 10.10 под кодовым названием Yosemite (это такой парк красивый в Калифорнии) – это операционная система для Маков. Та гоовришь, три? А что третье?

Э. МУРТАЗИН: Я хотел про Swift еще поговорить, потому что это третье отдельно стоящее и для разработчиков.

А. ПАЦАЙ: Поскольку, да, конференция для разработчиков, то, соответственно, фокус всей конференции был не столько на функциях именно пользовательских в новой системе, а на системных вызовах, на API в новых системах, которые в последующем разработчики могут использовать для написания своих приложений. И в том числе важная часть, о которой упомянул Эльдар – это новый язык программирования Swift, который позволит разработчикам, по идее, быстрее и более качественно разрабатывать приложения iOS и OS X.

Э. МУРТАЗИН: Я вот, абстрагируясь от Эппл, хочу сказать, что самая интересная была последняя часть, потому что она не пользовательская, она действительно дает некое видение рынка, что будет происходить. Пользовательская часть для людей обычных, вот кто смотрел, чтобы узнать про Айфончики что-то, прочее. Там было изображение следующего Айфона на слайдах, на двух-трех как минимум, так же, как это было с пятеркой. Никто его не увидел, никто не стал обсуждать. Это показывает, наверное, внимательность людей. Но рынок сегодня, он стал коммодитизированным для планшетов и смартфонов. Что это означает? Представьте себе, что был раньше рынок автомобилей. Вспомним фразу Форда: вы можете выбрать любой цвет машины, если это черный. А потом стали появляться разные машины, стали появляться гоночные машины спортивные, стали грузовики, там, как Форд Т. И вот они стали нишевыми разными очень. То же самое сейчас будет происходить с рынком смартфонов. Если раньше люди выбирали какой-то универсальный смартфон, то появятся в течение 3-4-5 лет игровые смартфоны и планшеты, то есть, для игроков, как это на рынке ПК…

А. ПАЦАЙ: Пока что такие попытки провалились, с игровыми смартфонами.

Э. МУРТАЗИН: Совершенно верно.

А. ПЛЮЩЕВ: С планшетами, прежде всего.

Э. МУРТАЗИН: Рынок не был готов. Но как только рынок становится однородным, и нельзя заработать на нем… то есть, сегодня производители…

А. ПАЦАЙ: Уже 80% Андроидов – куда уже дальше-то?

Э. МУРТАЗИН: Вопрос не в Андроиде…

А. ПАЦАЙ: В США уровень проникновения смартфонов уже под 90%. То есть, мне кажется, самое время уже тому, о чем ты говоришь, происходить.

Э. МУРТАЗИН: Так вот сейчас и будет происходить, Эппл сделал первый шаг. Я к чему говорю? Предпосылка простая: зарабатывать на вот этих железках сегодня уже невозможно, то, о чем мы говорили сейчас. Две компании делят прибыль. Значит, должно появиться что-то новое. Эппл показал, как они видят вот это деление, то есть, как они хотят обеспечить свое будущее. Фактически, если сегодня вам нужно написать красивую тяжелую игрушку в плане графики и каких-то вещей, вы должны использовать OpenGL, ну, как вариант, это проще всего. В Эппл решили дать некий слой программный и SDK для программистов, чтобы напрямую обращаться к железу. То есть, фактически очень тяжелые красочные игрушки можно делать с меньшим приложением усилий, ну, там, в теории. Как на практике будет – неизвестно. Это то, что пыталась сделать NVIDIA, которая на графике съела очень-очень много всего, много лет со своей Tegra, и не стала успешной. Это то, что может получиться у Эппл. То есть, следующее поколение, там, через год-два может получить очень-очень интересные игрушки, с точки зрения анимации. Это не решает кризис на рынке игр, которые пришли в тупик по механикам, по тому, как это выглядит. Потому что хороших игрушек за год появляется 5-6 штук, и все. Но, тем не менее, это дает инструмент, как бороться вот с этим застоем на рынке устройств. Это инструмент понятный, хороший. Я уверен, что Гугл на конференции 25 июня тоже что-то покажет в игровом направлении, потому что для них это важно. То есть, рынок идет туда.

С. ОСЕЛЕДЬКО: То есть, они решили двигаться в сторону софта больше, в первую очередь давая больше инструментов для разработчиков? В этом их тренд?

А. ПАЦАЙ: Вот я скорее как раз соглашусь с этим утверждением по поводу софта, потому что то, что показало Эппл, инструменты для гаджетов о здоровье, HealthKit, SDK вот следующее, HomeKit – это инструмент для управления, это SDK, по сути, для различных домашних гаджетов. То есть, Эппл действительно фокусируется не столько на фишечках самой операционной системы, сколько на возможностях привлечь в эту экосистему Эппл различных сторонних производителей, таким образом, завязав на себя, сделав Айфон, по сути, центром этой вселенной гаджетов, которые вокруг нас.

Э. МУРТАЗИН: Я вот сейчас скажу такую вещь, которая не понравится, наверное, многим людям, кто выложил сегодня, в 2014-м году, там, тысячу долларов за свой телефон, 30 тысяч рублей. В скором времени эти телефоны не будут стоить ничего, разница между ними будет практически нулевой. Его будут отдавать за ноль рублей, ноль долларов, ноль евро. Почему? Потому что ценность в железе, она уходит. Ценность, она в том софте и в тех сервисах, которые дают компании. Сегодня китайцы могут за 2-3 месяца, условно, скопировать ту или иную технологию, тот или иной продукт, плюс-минус, крупные компании это могут быстро. То есть, копировальная машинка поставлена на поток. Но что нельзя скопировать? Когда у тебя есть облако с некими решениями, ты не можешь его физически скопировать, потому что тебе нужны сервера, на которых все это хранится, тебе нужна пропускная способность, где это хранится, тебе банально нужен софт, который ты можешь написать. Это недостаточно просто иконки передрать, надо, чтобы при нажатии на иконку что-то происходило, то есть, телефон или планшет шел в сеть, что-то брал. В зависимости от расстояния до сервера, отклик будет разным. То есть, не все компании способны будут конкурировать. И сегодня то, куда идут все компании без исключения: Гугл, Эппл, Самсунг, Хуавэй, другие китайцы…

А. ПАЦАЙ: Амазон.

Э. МУРТАЗИН: Амазон. Это наращивание сетевой инфраструктуры и переход на другой уровень. В какой-то момент устройства станут бесплатными. Приведу другой пример. Ну, у нас у всех были домашние компьютеры. Но представьте себе, сегодня компания NVIDIA наращивает не только графические карточки, которые можно ставить в компьютер, они фактически графическую карточку отдали в облако. И в зависимости от того, в какую игрушку ты играешь, сколько тебе нужно обсчитывать, там, полигонов, треугольников, неважно, тебе выделяют на сервере мощность и ты получаешь уже красивую картинку. Мы дожили до такого, когда клиент-сервер архитектура снова пришла в мир, именно в пользовательском там каком-то применении. Это очень круто.

А. ПАЦАЙ: С этой точки зрения, Эппл, опять же, представила на конференции некий SDK под названием CloudKit, который позволяет многим разработчикам перенести часть функций приложения на серверную сторону, в облако, по сути, сфокусировавшись, таким образом, только на именно интерфейсной части приложения и взаимодействии с этим облаком.

Э. МУРТАЗИН: Кстати, это очень интересная вещь, потому что размер играет значение. И Андроид постепенно стал разработчиков перетягивать на себя. То есть, если раньше мы радовались тому, что на Айпэде, на Айфоне появляются игрушки быстрее. Сейчас они появляются, ну, примерно пополам, а в скором времени, наверное, Андроид начал бы обгонять по приоритетам…

А. ПАЦАЙ: Эрик Шмидт уже делал этот прогноз года полтора назад.

Э. МУРТАЗИН: Но это уже вот сейчас как бы де-факто произошло.

А. ПАЦАЙ: Пока не произошло.

Э. МУРТАЗИН: Ну, нет, произошло.

А. ПАЦАЙ: … какой-нибудь только через три месяца появился на Андроиде.

А. ПЛЮЩЕВ: Главное, что сделали в Эппл, — считает наш слушатель из Иркутской области, — это выпустили новый язык программирования. «Теперь я снова ничего не знаю», — пишет он. Мне ужасно понравились шутки про то, что ищем разработчика на Swift, опыт не менее года.

А. ПАЦАЙ: Интересная вот была информация с WWDC, что Эппл Swift разрабатывалf 4 года, и никаких утечек об этом не было. То есть, это, кстати, тоже интересный показатель, что все утечки, которые об Эппл происходят, они происходят извне в основном, потому что то, что внутри у Эппл, оно сохраняется.

Э. МУРТАЗИН: Сейчас борьба идет за разработчиков, у них лимитировано время. То есть, человек не может программировать и под Андроид, и под iOS, если мы не говорим о крупных транснациональных компаниях. Как правило, для маленьких разработчиков, которые вот этот длинных хвост и составляют, то есть, это основная масса, 85% тех, кто добавляет программs в тот или иной аппстор, их надо привлечь. Эппл сделал, мне кажется, гениальный ход, потому что они сделали его первым. Вот этот набор CloudKit, который дается сегодня, он фактически снимает… он имеет некие ограничения, но они несерьезные для небольшого разработчика. И он снимает вашу головную боль. То есть, вы программируете под Эппл и гарантированно можете… вам не нужно заботиться о серверах, что они лягут, платить за них. Вы просто отдаете часть своих денег, как и раньше вы отдавали их, компании Эппл. Но привлекательность программирования под эту платформу, она возрастает. И это четко показывает, как Эппл пытается перетянуть одеяло на свою сторону. Удастся или нет – вопрос, потому что зависит от ответных шагов, дадут там бесплатно место, не дадут, будут поддерживать так же или нет. Но, в целом, ход очень хороший, он без исключения гениальный, так же, как и Swift, потому что…

А. ПАЦАЙ: Вот, кстати, мой опыт общения с разработчиками показал их скептичное отношение к CloudKit, потому что большинство из них действительно настроены на кросс-платформенную разработку, сразу на несколько платформ. И они говорят: ну, хорошо, я возьму этот CloudKit, и я буду ограничен только iOS. Я не хочу быть ограничен только iOS. И пока что детали о том, будет CloudKit доступен только iOS-разработчикам или же…

А. ПЛЮЩЕВ: Парни, давайте ближе к людям, а.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Вот тут очень интересует, что ждать простому обывателю-то от этого. Счастье разработчикам – понятно…

А. ПЛЮЩЕВ: Напомню координаты для вопросов: +7-985-970-45-45 и твиттер-аккаунт @vyzvon.

А. ПАЦАЙ: Важный момент, который, наверное, плохо был скоммуницирован Эппл на этой конференции – то, что инструменты, которые предлагает сейчас Эппл разработчикам, они приведут к очень интересным и неизвестно каким приложениям в течение ближайшего года-двух. Потому что вот эти…

А. ПЛЮЩЕВ: Давай пофантазируем.

А. ПАЦАЙ: … вот эти киты, этот инструмент HealthKit, любой гаджет для здоровья, он может быть интегрирован туда, сразу будет вся информация…

А. ПЛЮЩЕВ: А какой еще не интегрирован?

Э. МУРТАЗИН: А я вот вспоминаю…

А. ПЛЮЩЕВ: Есть ли хоть один, который так или иначе не интегрирован? Может быть…

А. ПАЦАЙ: Каждый идет со своим каким-то приложением.

А. ПЛЮЩЕВ: Подожди. Может быть, плохо интегрирован. Условно говоря, что? Глюкометр, да? Они, может быть, плохо интегрированы, там надо кровь забирать, туда-сюда…

А. ПАЦАЙ: Вот они показывали это. У тебя есть сразу вот этот HealthKit, к которому могут, с одной стороны, подключаться гаджеты, а с другой стороны, сразу больница подключается. И больница может сразу получать информацию о пациенте, о его каких-то жизненных характеристиках из телефона, только потому, что и производитель гаджета, и больница подключены к этому HealthKit.

Э. МУРТАЗИН: Я сейчас в это вмешаюсь, потому что у нас был проект смешной, где было несколько государств, в том числе Россия, и, ну, мы выступали как консультанты в этом проекте. Оказалось неожиданно, что был такой проект Google Health, который был направлен на то же самое. Google Health умер не потому, что он не пошел технически и не было спроса, он не пошел по другой причине: что у каждого государства есть своя нормативная база, как больницы должны работать, как они охраняют данные, прочее-прочее. И они сегодня не готовы отдавать в какое-то не свое облако эти данные, даже если вы разрешите это делать. Вот вы придете и скажете: я хочу, чтобы Эппл держал все мои больничные данные. Это конкретные договоренности с каждой конкретной больницей, госпиталем и прочим. На уровне системы это не работает пока.

А. ПАЦАЙ: Ну, не совсем так. Допустим, есть рынок США, который более-менее стандартизирован в плане как раз обработки персональных данных. И этого рынка, даже если будет только он покрыт этой технологией, это уже более чем достаточно. Понятно, что сложно говорить о России, например, в разрезе HealthKit, если до сих пор мы получаем бумажные карточки на руки.

Э. МУРТАЗИН: А я сейчас про США как раз сказал, про больницы, что их невозможно подключить все вместе. И это проблема. То есть, проблема, которая будет решена рано или поздно. Она очень вкусная, проблемка, потому что это огромный рынок, огромные деньги, в первую очередь страховые деньги, надо это понимать, для США. Но все компании пойдут туда, безусловно. Просто сейчас на презентации, то, о чем мы говорим, получилось скрещение ужа, носорога и не знаю кого. То есть, представьте, у вас есть какой-то трекер, который меряет вашу активность физическую, ну, там, шаги, например, фитбит некий. И этот фитбит попадает в ту же самую базу на вашу карточку, где ваши анализы крови, например, в больнице. Это данные разных порядков. То есть, фитбит – не медицинское устройство, это фитнес-устройство.

А. ПАЦАЙ: Для этого же и существует SDK, в котором ты определяешь, какие данные тебе могут попадать в карточку, которые могут не попадать.

Э. МУРТАЗИН: Совершенно верно.

А. ПАЦАЙ: Хорошо, у меня вопрос. А ты предлагаешь ничего не делать? То есть, по крайней мере, пытаться можно, да?

Э. МУРТАЗИН: Да не, пытаться можно, но сегодня, если мы говорим про компанию Эппл, как сказал Сережа Вильянов, с которым мы в этой студии периодически сидим, после презентации он написал в Твиттере, с чем я согласен: компания Эппл продемонстрировала недюжинные усилия повысить свои доходы на обыденных вещах. Это действительно так, они пытаются застолбить некие стандарты, чтобы на их устройствах в силу их распространения они стали стандартными и мы, де-факто, вот за эти сервисы платили.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Но это же уже не первый кит, я помню, год назад CarKit появился от Эппл.

А. ПАЦАЙ: CarPlay, да.

С. ОСЕЛЕДЬКО: А есть какие-то успехи? Вообще о каком времени мы говорим? То есть, когда эти усилия, когда производители электроники…

А. ПАЦАЙ: Когда был анонсирован CarPlay, они сразу говорили, что в 2014-м году будут появляться автомобили, которые эту штуку поддерживают. Автомобильная отрасль, она вообще очень сильно консервативна, и процессы разработки там очень длительные. То есть, новые автомобили разрабатываются несколько лет. В любом случае, в марте на Женевском автосалоне были продемонстрированы Вольво, Феррари и еще что-то, которые уже продемонстрировали CarPlay, работающий в автомобилях. И они говорят, что эти машины в 14-м году уже будут доступны для потребителей. Ну, CarPlay – это в данном случае, да, скорее отдельная фича от iOS 8, она развивается сама по себе параллельно. И, там, я нахожу забавным то, что, по сути, CarPlay работает на основе QNX, который принадлежит Блэкберри. То есть, Эппл не имеет особого контроля над тем, что там происходит.

Э. МУРТАЗИН: Причем QNX – это сегодня половина всех встраиваемых систем в машины.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Такой вопрос: русскоязычная Сири будет в iOS 8? Я вот не понял.

Э. МУРТАЗИН: Пока нет.

А. ПАЦАЙ: Это будет, конечно, но когда – неизвестно.

С. ОСЕЛЕДЬКО: А вот русский язык диктовки, который там…

Э. МУРТАЗИН: Он есть уже.

А. ПАЦАЙ: Появился, да, неплохой, кстати.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Понятно. А что еще такого значимого для пользователей вы могли бы в iOS 8 назвать? Топ-3 функций.

А. ПАЦАЙ: Я бы назвал функцию, которая не является эксклюзивно именно функцией iOS 8 – это то, что демонстрировала Эппл под названием Continuity, некая непрерывность. Это функция, которая позволяет одновременно интегрировать все яблочные устройства, которые есть у пользователя, интегрировать в плане продолжения работы. Ты набираешь письмо на Айфоне, нажимаешь одну кнопочку – и продолжаешь набирать это письмо на Маке. Ты видишь на Маке номер телефона, кликаешь в него – Айфон совершает звонок, ты на Маке продолжаешь разговаривать, используя Мак, по сути, как громкую связь. Вот это вот Continuity, непрерывность – это то, чем Эппл как раз хочет привязать к себе пользователей. Потому что если у тебя Windows PC и Айфон, это не будет работать. Если у тебя Мак и Андроид, это не будет работать. Только если у тебя вся экосистема состоит из яблочных устройств, ты получишь возможность этим пользоваться.

Э. МУРТАЗИН: Я, забегая вперед, скажу, что подобные функции, их, конечно, назовут копией, они есть у компании Гугл и появятся в этом году, то есть, это связка Хром OS и андроид любого смартфона, это работа андроид-планшета, андроид-смартфона. Созданы они были впервые в компании, лаборатории компании Моторола, даже были коммерческие продукты, которые на рынке были, это смартфон плюс планшет. То есть, ты работаешь – и плюс ноутбук – ты работаешь в некой среде телефонной и дальше плавно, в зависимости от того, подключил клавиатуру – переключаешься в другой режим. Здесь это направление станет очень популярным, это то же самое, что нам показывали когда-то в Умном доме, когда ты идешь по своему Умному дому, и вот тебя окружают некие панели, которые могут показывать информацию. Смотришь, там, футбольный матч, пошел на кухню – картинка идет за тобой. То есть, ну, вот в более простом варианте то, что показали Эппл. Пока кривенько. Объясню, почему.

Вот во время презентации я очень был восхищен тем, что вот они сделали, и за счет Эппл, наверное, мы двинемся в этом направлении более быстро. Потом я задумался: как часто я действительно отвечаю на письмо очень долго с телефона или планшета, чтобы иметь возможность, дойдя до дома, до офиса, не суть важно, где у меня Мак стоит, продолжить там отвечать? Я понял, что за 10 лет ни разу, то есть, я ни разу не писал таких трактатов. Но при этом есть удобные фишки, когда действительно вам не нужно… Алекс не сказал про самую крутую, как мне кажется, вещь. Когда вы сидите на Маке и вам нужна точка доступа, у вас рядом лежит телефон, вы можете активировать эту точку доступа на телефоне, не включая его, не трогая прям. Вот он лежит рядом, вы с Макбука это делаете. Это очень круто.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Еще на звонок можно ответить.

Э. МУРТАЗИН: На звонок можно ответить. Но вот тоже не знаю, да? Дома, наверное, да, но во всех остальных ситуациях…

А. ПАЦАЙ: Я, кстати, обратил внимание, что вот эти вот функции как раз интеграции телефона с Маком, по крайней мере набор номера, или ответ на смс, или возможность ответить на звонок – это все уже было у Эппл. В 2004-м году была технология iSync, которая позволяла синхронизировать даже симбиановские смартфоны с Маками, и похожая функциональность там уже была. Она постепенно отмерла с появлением Айфона и сейчас обратно возвращается.

С. ОСЕЛЕДЬКО: А если говорить про OS X, да? Вам новый ее плоский интерфейс нравится?

Э. МУРТАЗИН: Мне нравится.

А. ПАЦАЙ: Кстати, забавно, мне тоже понравились иконки, которые у многих пользователей вызывают намного меньше отторжения, чем плоские иконки в iOS 7, когда ее анонсировали. То есть, многие до сих пор ненавидят иконку Сафари в iOS 7, вот. А в Маке она такая достаточно… ну, вообще иконки там получились достаточно симпатичные. Вообще было понятно, что какое-то такое движение, развитие интерфейса в более плоский, оно будет. И, похоже, Эппл его решила сделать не насколько радикальным, как это произошло в iOS 7, и получилось симпатично.

А. ПЛЮЩЕВ: Так, значит, во-первых, вам пишут, что во всех новых Шевроле в России уже установлен CarPlay.

А. ПАЦАЙ: Вот так вот.

А. ПЛЮЩЕВ: Между прочим. У тебя просто очень старый Шевроле.

А. ПАЦАЙ: У меня старый Шевроле, да.

А. ПЛЮЩЕВ: Так, сейчас еще. Значит, спрашивают: «Неужели главное в телефоне – это игрушки? Не интернет, не навигатор, не офис, даже не звонилка, а игрушки», — спрашивает Алла из Тульской области. Ну, видимо, мы как-то это…

Э. МУРТАЗИН: Можно я Алле отвечу?

А. ПЛЮЩЕВ: Да.

Э. МУРТАЗИН: Сегодня все современные телефоны и планшеты любой цены умеют выходить в интернет, показывать страничку какую-то, с тем или иным удобством, звонить, ну, и показывать видео и музыку играть – это основные вещи, которые хотят люди. Они все умеют. Поэтому они и стали коммодити, то есть, общими, распространенными, люди не видят разницы в них.

А. ПАЦАЙ: Ну, возможность возможностью, просто есть статистика, (неразб.), Distimo, они собирают статистику, по которой примерно 40% времени на смартфонах люди проводят в социальных сетях, я еще около 30% — в игрушках.

А. ПЛЮЩЕВ: Я бы другую статистику здесь привел. Возьми любой, что Google Play магазин, что iTunes, и войди в самые популярные приложения, что платные, что бесплатные. Платные даже лучше, то есть, за что люди… не что они просто себе скачивают, посмотрели и… За что люди реально готовы отдавать реальные деньги.

А. ПАЦАЙ: Есть более классный чарт, есть чарт по выручке, топ по выручке.

Э. МУРТАЗИН: Топ гроссинг.

А. ПАЦАЙ: Там обычно на протяжении года 9 из 10, а иногда и все 10 приложений – это игрушки.

А. ПЛЮЩЕВ: Так что… ну, насчет главное, не главное – это выбор пользователей.

А. ПАЦАЙ: Это главное, это то, за что платят пользователи.

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно.

Э. МУРТАЗИН: Я сейчас дегтя немножко добавлю в эту историю. Я относительно недавно, там, год назад узнал впервые, сколько нужно продавать игрушек в России, например, для того чтобы – не говорим про американский рынок – чтобы у Эппла или у Google Play попасть вот в топ гроссинг. Это очень небольшие числа. То есть, когда накладываешь на число людей, кто имеет смартфоны на руках, понимаешь, что как минимум 60% этих людей не покупают ничего за деньги. То есть, они бесплатно качают игрушки или еще что-то, но вот они не тратят деньги на то, чтобы играть или покупать что-то, не суть важно.

А. ПАЦАЙ: Но, тем не менее, миллиард долларов в месяц примерно – это выручка Аппстора.

Э. МУРТАЗИН: По всему миру.

А. ПАЦАЙ: По всему миру. И большая часть этой суммы – это выручка от игрушек.

Э. МУРТАЗИН: Да. Причем Россия на третьем или четвертом месте сейчас.

А. ПАЦАЙ: Сложно сказать.

А. ПЛЮЩЕВ: Безотносительно к игрушкам вообще, а вот возвращаясь к новым разработкам Эппл и iOS 8, может быть, памятуя не так давнюю программу, посвященную Windows, в которой Эльдар принимал участие, Илья спрашивает: «А Windows смогут что-то противопоставить?» Э. МУРТАЗИН: Как известный бурундук или бунбук, не помню, как меня назвали наши слушатели после этой программы, но сказали, что я работаю на Майкрософт и так сильно хвалил, что просто неприлично. Я хочу отметить следующее: что на сегодняшний день, к сожалению моему, платформа Windows Phone является сильно отстающей. И каждый год нам обещают, что вот сейчас мы догоним, сейчас перегоним. У них 200 тысяч приложений уже появилось. Я вот на Люмиа 630 зашел буквально на днях в несколько разделов, топ приложений, мне показали просто пустой список. Ну, то есть, вот ноль приложений, пустые списки. Я такого нигде не видел. Я думаю, что…

А. ПЛЮЩЕВ: Что это за разделы?

Э. МУРТАЗИН: Ну, могу показать, у меня где-то телефон здесь, там, в предбаннике. Но вопрос в другом. До появления Windows Phone 9 можно про Windows Phone забыть. То есть, до 15-го года опять ждем светлого будущего.

А. ПАЦАЙ: Каждый раз ждем. На самом деле я хочу выступить в данном случае скорее апологетом Майкрософт…

А. ПЛЮЩЕВ: Наконец-то!

Э. МУРТАЗИН: Так я-то апологет.

А. ПЛЮЩЕВ: А все хвалят Майкрософт, здесь всегда это происходит.

А. ПАЦАЙ: А я вот хочу сказать, я был пару месяцев назад на конференции, Майкрософт организовывал в Москве, и они показывали то, что примерно похоже на то, что Эппл совсем недавно на WWDC показала. То есть, у тебя есть смартфон, планшет, компьютер, все на Windows. Ты, значит, открываешь офисный документ на телефоне, продолжаешь его редактировать на планшете и заканчиваешь редактировать на компьютере, потому что облако, Azure, все дела.

Э. МУРТАЗИН: Я хочу сказать, что у Майкрософта голова варила всегда хорошо. То есть, с точки зрения… так же, как у Нокии, кстати. С точки зрения стратегии того, куда идти и что делать, у них все правильно. Когда дело доходит до правильно растущих рук из плечей, все становится неправильно, потому что продукты получаются не такими, как должны, и проблема ими пользоваться просто. Простой пример, да? Как компания, которая купила Скайп, продвигает видеозвонки в Скайп, рекламирует телефон вместе со Скайпом, может не добавить фронтальную камеру в этот телефон? Как? В моей голове это не умещается.

А. ПАЦАЙ: Может, новый CEO им там навтыкает по голове…

Э. МУРТАЗИН: Вот только на него надежда.

А. ПАЦАЙ: Вся надежда на него, да.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот что касается противопоставления Windows, в смысле, Майкрософта, конечно. Часть пользовательских вопросов, потом вернемся. Сергей из Москвы спрашивает, такой философский вопрос: «Вы до сих пор не чувствуете усталости от смартфонов как таковых? Мне они уже надоели, до сих пор не совсем удобны».

Э. МУРТАЗИН: Ну, это вот продолжение той темы, о которой я сказал. Есть усталость в целом от электроники у людей, вообще в целом, да? И они начинают не видеть разницы. Зачем мне покупать дорогой смартфон, если более дешевый, в принципе, делает все то же самое? Зачем покупать дорогой планшет? И сегодня, не только по российскому рынку, видно, что спрос смещается к бюджетным и средним аппаратам по цене, он резко сместился. И проблемы есть сегодня у всех без исключения производителей, они будут заметны в конце 14-го. Вот в сезон предновогодних продаж мы увидим, что впервые люди покупают некий no name и умеренно покупают, условно, Эппл, умеренно покупают Самсунг, HTC, Сони. Эти проблемы видны даже по финансовым отчетам компаний. Флагманы не покупают в таких объемах.

А. ПАЦАЙ: Я хочу еще вот что сказать. Вот эта вот некая усталость, да, от смартфонов – это, простите, я скажу грубое слово, признак зажратости. Потому что для многих людей в мире смартфон – это единственное устройство, которое заменяет компьютер, которое заменяет планшет. Это единственное окно в мир. Многие люди покупают вот эти же дешевые смартфоны за 50, 70, 100 долларов, потому что это их возможность получить доступ к информации, которая есть в мире. И у них нету этой усталости, это их инструменты зачастую работы, инструменты познавания мира. И вот эта усталость, она только если слишком много гаджетов.

С. ОСЕЛЕДЬКО: У меня тоже такой пользовательский вопрос. Вы осени ждете, когда выйдет вот эта вся красота от Эппл, которую они анонсировали в понедельник?

Э. МУРТАЗИН: У меня жена ждет, потому что она до сих пор на Айфон 4…

А. ПАЦАЙ: У Эльдара Самсунг – как он может ждать?

Э. МУРТАЗИН: А зачем ждать, да?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Следующий был вопрос: ставить ли бета-версии? Они в этот раз уже не только для разработчиков.

А. ПАЦАЙ: Первую пока что не стоит. Летом будет публичная бета OS Х и, по-моему, будет даже публичная бета iOS. А вот когда будет публичная, можно попробовать, особенно если есть второй телефон, не основной, тем более можно попробовать.

Э. МУРТАЗИН: Я долго думал, ставить вот десятку как раз таки или не ставить. На запасной компьютер поставил, посмотрел – ну, в общем, красиво, все то же самое, работает.

А. ПАЦАЙ: Еще надо понимать, что многие функции, которые сейчас Эппл показала, они пока не работают. Эти функции требуют поддержки со стороны разработчиков. То есть, нужно взять тот же Pages, который сама же Эппл разрабатывает, и дописать в него возможность одновременной работы на Айфоне или на Айпаде и на Маке. Только тогда ты сможешь оценить эту фишку. Family Sharing для iTunes точно так же, пока что не работает.

Э. МУРТАЗИН: Ну, то есть, фактически вы можете посмотреть на иконки на реальном устройстве, по сути, посмотреть, как интерфейс работать, но все фишки, которые показали, вы не сможете использовать. Поэтому смысла особого нет.

А. ПАЦАЙ: Если хочется надиктовывать на русском языке текст, можно, но это не самое главное.

А. ПЛЮЩЕВ: Извините за совсем такой не то чтобы пользовательский, а прямо ламерский-ламерский вопрос, но, смотрите, с iOS 7 произошла какая история? Ее многие пользователи не приняли. Я вот пример такой. Я до последнего не переходил. Когда перешел, вот ужаснулся, и до сих пор ужасаюсь. И, например, некоторыми программами, скажем, любимым Tweetbot для Твиттера я пользуюсь старой версией, а не новой, потому что новый для меня – просто кровь из глаз. Вот. И я знаю таких людей, их довольно много. Что будет с iOS 8 в этом смысле, это еще хуже будет?

А. ПАЦАЙ: Я могу цифрами оперировать. Смотри, год назад, когда Эппл анонсировала iOS 7, к тому моменту на iOS 6 было 92% пользователей. В этом году, когда Эппл анонсировала iOS 8, на iOS 7 было 89% пользователей.

А. ПЛЮЩЕВ: Там понятно, я не могу пользоваться некоторыми приложениями, если я не перейду. Ну, о чем мы говорим?

А. ПАЦАЙ: То есть, у тебя просто как бы неприятие моральное, да? То есть, не то чтобы ты…

Э. МУРТАЗИН: Эстетическое, я бы сказал.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну да, это некрасиво.

А. ПАЦАЙ: Красиво, некрасиво… можно сказать банальную фразу по поводу того, что фломастеры на вкус разные…

А. ПЛЮЩЕВ: Что дали, то и есть, понятно, как обычно.

А. ПАЦАЙ: Кому-то нравится, кому-то не нравится. Но, в конце концов, у тебя же есть выбор, ты можешь пойти на Андроид.

А. ПЛЮЩЕВ: Я время от времени хожу, у меня есть…

Э. МУРТАЗИН: Это звучит практически как «хожу налево на Андроид».

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас было очень евангелистически сказано так как-то, можешь сходить на Андроид. У меня и Windows Phone есть, знаете ли.

А. ПАЦАЙ: Понимаю.

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо, ладно, черт с ней, с iOS 8. Я понял, что здесь…

А. ПАЦАЙ: Не найдешь поддержки.

Э. МУРТАЗИН: Не, а я Сашу поддерживаю, потому что мне тоже вырви глаз некоторые вещи.

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас, секунду. Ну давай. Минутку попрошу в конце.

С. ОСЕЛЕДЬКО: А у меня, собственно, я хотел чуть-чуть в сторону уйти. Вот вы говорили, что сейчас Андроид и iOS вместе – 106%.

А. ПАЦАЙ: Это прибыль.

С. ОСЕЛЕДЬКО: А у остальных практически сейчас нет серьезных перспектив, да? Но…

Э. МУРТАЗИН: Есть.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, вот я про Tizen хотел спросить, потому что они вот совсем… на той же самой неделе Самсунг почему-то сказали, что они новую операционку запускают…

А. ПАЦАЙ: Они уже два года говорят.

Э. МУРТАЗИН: На той неделе много кто чего…

С. ОСЕЛЕДЬКО: Зачем они это делают?

Э. МУРТАЗИН: Зачем они это делают? Ну, есть много людей внутри компании, кто по долгу службы – это, как правило, не очень высоко стоящие сотрудники, кому спустили, что надо хвалить, продвигать Tizen. Tizen – мертвый продукт, с точки зрения планшетов и смартфонов. Как он появился – это отдельная история. Tizen в ближайшие несколько лет будет везде: в часах, в холодильниках, в фотокамерах. В некоторых местах он уместен, например, в фотокамерах, хорошая операционная система для фотокамер умных. Но в смартфонах он проигрывает тому же Андроиду. Более того, в часах, как только версия Андроид wearables появится нормальная, снова заменят Tizen на Андроид wearables, потому что все будут на Андроиде, и Самсунгу придется быть на Андроиде. Перспектив в этом направлении у них ноль.

А. ПАЦАЙ: Тут даже более общий ответ. Мне кажется, что… сколько операционных систем нам нужно на смартфонах? Есть сейчас Эппл и Андроид, Андроид – 80%, iOS – 15%, да? Остальные 5%, они настолько вот маргинальные попытки… то есть, как бы Майкрософт, у них много денег…

Э. МУРТАЗИН: Сегодня маргинальные попытки.

А. ПАЦАЙ: Да. Но получится у них или не получится за счет поддержки финансовой от других продуктов – надо посмотреть. Остальные файерфоксы, тайзены, что угодно – это такой замкнутый круг, из которого очень сложно вырваться, потому что нету пользователей, нету приложений, нету перспектив таких…

А. ПЛЮЩЕВ: Две минутки осталось, я хотел, чтобы вы по минуте поделили это время на то, что.. мы все вокруг да около ходим. Что до конца года покажут, скажите? Ну, ваши предположения, прогнозы. Мы понимаем, что вы якобы не знаете.

А. ПАЦАЙ: Финальную версию iOS 8, финальную версию OS Х.

Э. МУРТАЗИН: Я думаю, что в этом году случится разрыв шаблона у тех, кто долгие годы говорил, что большой экран в телефоне не нужен, а Айфон – идеальный телефон, потому что 3,5 – 4 дюйма, которые, по сути, 3,5, потому что вытянуты – это идеальный размер. Я думаю, что будет большая матрица. И большая матрица будет означать, что…

А. ПЛЮЩЕВ: Такое, по-моему, все время говорил Алекс Пацай.

Э. МУРТАЗИН: Да. Я не буду показывать пальцем…

А. ПАЦАЙ: Я по-прежнему считаю, что больше 4 дюймов – это не очень удобно. У меня есть тот же HTC One, и мне, честно говоря, не очень удобно.

А. ПЛЮЩЕВ: Так.

Э. МУРТАЗИН: Ну, ностальгия будет закладывать, ежики будут плакать, колоться, но будут покупать новые Айфоны в этом аспекте. Я думаю, что появятся, действительно, как слухи говорят, две модели, поменьше диагональ и побольше. Но самое главное, я очень жду прорыва с точки зрения планшетов, когда в планшетах Эппл появится фирменная, именно фирменная пристегиваемая клавиатура, и это фактически будет между планшетом и MacBook Air что-то. Я очень надеюсь, что такой продукт появится. Ну, и, конечно, MacBook Air, обновление в сентябре жду очень.

А. ПАЦАЙ: Ну, да, на самом деле большой Айфон – это то, что, скорее всего, все-таки в этом году мы увидим. Последние пару дней очень много слухов об ивенте в октябре с носимой электроникой от Эппл. Маки традиционно будут обновляться.

А. ПЛЮЩЕВ: Часы дорогие будут?

А. ПАЦАЙ: Конечно дорогие. У Эппл не бывает дешевых вещей.

Э. МУРТАЗИН: 300 долларов.

А. ПЛЮЩЕВ: 300?

Э. МУРТАЗИН: Я думаю, 300.

А. ПЛЮЩЕВ: Я думаю, 1 000.

Э. МУРТАЗИН: 300.

А. ПЛЮЩЕВ: Давай посмотрим. Не поспорим, посмотрим. Эльдар Муртазин, ведущий аналитик Mobile Research Group, Алекс Пацай, эксперт по мобильным технологиям, были у нас сегодня в «Точке». Мы с Сергеем Оселедько прощаемся с вами до через неделю. Счастливо, пока.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире