'Вопросы к интервью
А. ПЛЮЩЕВ: Московское время 21 час 9 минут. Добрый вечер, вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», у микрофона Александр Плющев, и в эфире программа «Точка». Я хочу сказать, что сегодня эфир посвящен, ну, естественно, тем блокировкам, которые были на минувшей неделе предприняты, потому что впервые, в общем, сразу столько и таких ресурсов были подвергнуты блокировкам со стороны Роскомнадзора по требованию Генпрокуратуры, вот. Некоторые даже, я так понимаю, во всяком случае, формально до сих пор не разблокированы. Сразу же появились каким-то чудесным образом способы обхода всех этих, значит, блокировок, и люди стали этому учиться. Об этом тоже поговорим, насколько это законно, обходить блокировки, Роскомнадзором наложенные. Ну, и сайт «Эхо Москвы» тоже, вы знаете, в общем, был некоторое время у многих провайдеров блокирован. Вот. В общем, короче говоря, будем об этом говорить.

Кто в студии у нас присутствует сегодня? Руководитель проекта РосКомСвобода Артем Козлюк. Добрый вечер, Артем.

А. КОЗЛЮК: Здравствуйте.

А. ПЛЮЩЕВ: И Станислав Шакиров, представитель Ассоциации пользователей Интернета.

С. ШАКИРОВ: Добрый вечер.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, добрый вечер. Мы вот все на самом деле из Ассоциации пользователей Интернета здесь, в том числе и я. Я надеюсь, что и вы тоже все, рано или поздно, станете в Ассоциации пользователей Интернета. Мы ждали, что к нам по телефону в эфир, как мы договаривались два дня назад, после совместного телеэфира на «Life News», выйдет пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим Ампелонский, но, к сожалению, не берет он трубку по телефону, который он мне выдал. Вот. Ну, бывает всякое, воскресенье вечер – какие могут быть претензии? Но если вдруг мы дозвонимся, то ок, присоединим обязательно, поскольку хотелось бы точку зрения ведомства тоже послушать.

Значит, прежде всего, я бы хотел от себя такое небольшое вступительное слово сказать. Мне кажется, вот все, когда, помните, только эти блокировки законодательно вводились… а вводились они поэтапно. Сначала, значит, это был закон о трех признаках, да? О трех случаях, когда в черные списки вносится детская порнография, там, значит, наркомания и суицид. Потом еще экстремистскую деятельность решили вводить, потом, значит, предварительные блокировки…. В общем, вот, в конце концов, закон Лугового так называемый, поправка Лугового, вот по которой и были блокированы два дня назад Грани.ру, Ежедневный Журнал, радиостанция «Эхо Москвы» и блог Навального в интернете, такие ресурсы, да. Я думаю, что все те, кто говорил, что это все не против свободы слова и, значит, все это исключительно, там, против каких-то злодеев, распространителей детской порнографии, педофильское лобби, вот, звучали слова и так далее, мне кажется, что теперь все очевидно вообще. И список ресурсов, тех, которые были заблокированы, и метод, которым это было сделано, весьма топорный, надо сказать, и совершенно даже смехотворный, он говорит о том, что все это исключительно направлено на то, чтобы как-то ограничить свободу слова в интернете и свободу тех СМИ… не только СМИ, вообще ресурсов, которые позволяют себе иметь какое-то собственное мнение. Это вот было мое особое мнение, теперь…

С. ШАКИРОВ: Но это было понятно на самом деле…

А. ПЛЮЩЕВ: С самого начала, да.

С. ШАКИРОВ: Потому что если смотреть практику зарубежных стран, которые приходили рано или поздно к таким блокировкам, то изначально это все подавалось под какими-то видимыми позитивными предлогами, защиты детей, там, у кого-то это нормы морали и нравственности – рано или поздно это все приходило к тому, что была введена политическая цензура и просто давилась точка зрения не согласных с текущим курсом властей этой страны. Поэтому, в принципе, тут было понятно, что, открывая какую-то щелочку для злоупотреблений, этими злоупотреблениями будут злоупотреблять изо всех сил по всем направлениям. Сейчас у нас, как я понимаю, в Думе лежит еще закон по поводу блокировки недостоверной банковской информации…

А. КОЗЛЮК: На самом деле сейчас в Госдуме у нас лежит порядка…

А. ПЛЮЩЕВ: Только чтобы вас идентифицировали по голосам те, кто не смотрит нас по Сетевизору, я скажу, что только что вы слышали Станислава Шакирова. Это Артем Козлюк вступает. Так.

А. КОЗЛЮК: Да. Хотел сказать, что в настоящий момент в Государственной Думе зарегистрировано порядка 19 законопроектов, которые вводят те или иные меры по блокировкам, ограничению доступа к информации, наложение новых обременений как на интернет-бизнес, так и на права интернет-пользователей, гражданские права. Эти все законопроекты были внесены буквально за прошедшие осень-зиму-весну. И с каждым месяцем таких законопроектов, которые находятся на разных стадиях рассмотрения в Госдуме, становится все больше и больше. Мы опубликовали эту статистику буквально, если не ошибаюсь, 7-8-9 марта. Сейчас еще прошла неделя, и внесены еще 2-3 законопроекта, которые в очередной раз вводят какую-то либо норму запрещенной информации в интернете, либо каким-то образом ограничивают действия интернет-бизнеса и нивелируют те или иные гражданские права. И это на самом деле печально, потому что, как правильно сказал Станислав, открыв небольшую щель допущения какой-либо блокировки информации… ведь нам законодатели говорили: ничего личного, это мы вводим ограничение доступа для защиты детей, для ограждения их моральных устоев. А что тут такого? Мы просто вводим запрет на распространение педофилии, наркомании, суицида. На самом деле, как правильно, опять же, сказал Станислав, мы заранее предупреждали, говорили, пытались донести эту информацию, что за такими красивыми словами стоит совсем другое.

А. ПЛЮЩЕВ: Слушай, ок, вы же мониторите вот это вот, РосКомСвобода, она, собственно, фактически для этого, я так понимаю, и создавалась, чтобы мониторить черные списки. Расскажи, пожалуйста, очень кратко, с тех пор, как они появились, и до сих пор, сколько там ресурсов попало, ну, примерно, если ты обладаешь этой статистикой, насколько это было все эффективно. Ну, вообще некий такой обзор давай сделаем по блокированным ресурсам.

С. ШАКИРОВ: А вот эти ноутбуки работают? Просто сейчас можем посмотреть графики и выдать совершенно точные цифры.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, пожалуйста, конечно, воспользуйся.

А. КОЗЛЮК: Ну, можно выдать совершенно точные цифры. Сейчас пришла… вспомнил такой момент, что одно украинское СМИ сделало репост моего комментария или интервью на украинском непосредственно языке, и получилось красиво, на красивой мове. Прошу украиноговорящих отвернуться от радиоприемников, процитирую предложение. Законодавци нияк не можуть разумите одну цю просту думку. Ця проста думка – это то, что в интернете нельзя никоим образом ограничить распространение информации. То есть, да, мы можем ограничить доступ, но ограничения информации никак не произойдет, потому что есть множество способов и видов обхода таких блокировок, законных, подчеркиваю, это ничем не ограничивается, никакими законодательными федеральными законами.

А. ПЛЮЩЕВ: Забегаешь вперед.

А. КОЗЛЮК: Да, забегаю вперед.

С. ШАКИРОВ: Давай я статистику приведу.

А. КОЗЛЮК: Да.

С. ШАКИРОВ: Сейчас я ее открыл. Заблокировано на данный момент в реестре 1 214 сайтов. Заблокировано…

А. ПЛЮЩЕВ: Это страниц или сайтов?

С. ШАКИРОВ: Это урлов, это вот конкретно страничек. Разблокировано на данный момент 1 332 станицы…

А. КОЗЛЮК: То есть, всего попало в реестр порядка 2 500.

С. ШАКИРОВ: 2 500, да. При этом также вот этот вот ресурс подсчитывает количество сайтов, которые заблокированы за компанию. Это нижняя граница, потому что все сайты не известны, но вот те, которые известны. На данный момент с территории Российской Федерации нельзя зайти на 50 991 ресурс, а суммарно под блокировку за всю историю существования реестра попало 120 231 страница.

А. КОЗЛЮК: Это из-за того, что технологии интернета позволяют размещать на одном сетевом адресе, на одном IP-адресе от десятков до десятков тысяч других, добропорядочных интернет-ресурсов. То есть, если Роскомнадзор… а он вносит в реестр не только саму непосредственно страницу запрещенную, на которой находится та или иная запрещенная информация, но и также заносит домен и IP-адрес. Соответственно, могут попадать под блокировку десятки тысяч ресурсов, что и происходит фактически. То есть, эта цифра нам говорит о том, что из-за 2% так называемых запрещенных ресурсов, по которым тоже есть поводы усомниться в адекватности решения госорганов, но, тем не менее, даже абстрагируясь от самих решений, мы имеем, что из-за 2% запрещенных ресурсов одновременно с этим блокируется еще 98% других, добропорядочных интернет-сайтов.

С. ШАКИРОВ: Ну, и лидер в этом всем ФСКН. То есть, он 80% блокировок…

А. ПЛЮЩЕВ: А, ну, то есть, по наркоте, да? Ну, сейчас, мне кажется, Генпрокуратура пытается как-то оказать конкуренцию некоторую, судя по всему, вот, у нее другие, там, экстремизм, какие-то подходы. И самый интересный, конечно, случай, кейс – с Навальным. Там что интересно? Роскомнадзор заявляет, что это в связи… то есть, в обращении Генпрокуратуры говорится, что это в связи с нарушением домашнего ареста, а в бумаге Роскомнадзора говорится, что это в связи с экстремистскими призывами. То есть, вообще сама по себе, конечно, неразбериха там огромная…

С. ШАКИРОВ: По идее, если бы это было из-за нарушений домашнего ареста, то должны были быть применены какие-то санкции.

А. КОЗЛЮК: Да, абсолютно правильно. При чем здесь нарушение решения суда к блокированию той или иной информации? Пожалуйста, ограничивайте, переводите, грубо говоря, Навального в камеру…

(смех)

А. ПЛЮЩЕВ: Артем!

А. КОЗЛЮК: Условно, условно.

А. ПЛЮЩЕВ: Переводите в камеру условно.

А. КОЗЛЮК: А не ограничивайте доступ к… не просто к интернет-ресурсу, а к целым средствам массовой информации.

А. ПЛЮЩЕВ: Вообще, когда я задумывал сегодняшний эфир, на самом деле я думал, что вообще даже вот этой вот вводной части можно не делать абсолютно. Ну, в конце концов, сломался, сам с собой разговаривая. Почему? Потому что я думал, что, в принципе, можно сделать только по способам обхода. Ну, поскольку, мне кажется, уже обсуждать что-либо, например, ходить на какие-то экспертные советы, круглые столы, еще что-то – бессмысленно. Потому что, ну, это идет откровенно тупая война с такой бомбардировкой, вот как мне кажется, что происходит. Нет никакой, там, законодательной работы, еще чего-то, просто идет тупая война с бомбардировкой. Но тут очень важно выяснить для себя, и мы сейчас перейдем к способам обхода, насколько они законные и насколько вообще законно, например, говорить о них в эфире радиостанции – это же тоже важно, да, правда? У нас на прямой телефонной линии Ирина Левова, преподаватель Российской академии народного хозяйства и государственного строительства.

С. ШАКИРОВ: Службы.

А. ПЛЮЩЕВ: Службы, да, государственной службы, прошу прощения. Ира у нас же юрист. Ирин, добрый вечер.

И. ЛЕВОВА: Здравствуйте.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, привет. Значит, Ирина, расскажи пожалуйста, вот мы сейчас задумали с господами Шакировым и Козлюком здесь поговорить о средствах блокировки, точнее, обхода блокировок. Но, честно говоря, как-то немного боязно. Не привлекут ли нас, не приедут ли за нами, не придут ли с обыском и так далее? Вот. Насколько законны вообще средства обхода интернет-блокировок?

И. ЛЕВОВА: Ну, в настоящее время в законодательстве Российской Федерации не встречается никаких препятствий для того, чтобы обсуждать средства обхода блокировок, или для того, чтобы человек, который обходит блокировку, был привлечен к ответственности. С такими инициативами выступали депутаты, однако тут ситуация состоит в следующем. Для того, чтобы запретить средства обхода блокировок, нужно переписать в закон программный код, что очевидно представляется крайне сложным, и решение такое неочевидное очень какое-то, как это должно быть прописано. Потому что если вы пишете в закон программный код, то, ну, вы можете описать это, конечно, (неразб.) словами, но это будет недостаточно эффективно, потому что язык, на котором мы говорим, он недостаточно имеет выразительных возможностей для того, чтобы описать изменения программного кода, который обходит блокировку.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, насколько я понимаю, речь вообще же идет о чем? Когда ты обходишь блокировку, что происходит просто? Ты изменяешь путь трафика от себя и к себе.

И. ЛЕВОВА: Совершенно верно, да.

А. ПЛЮЩЕВ: Просто изменяешь путь. Никаким законом не предусмотрено, ну, и вообще, мне кажется, довольно сложно предусмотреть законом изменение пути трафика.

И. ЛЕВОВА: Именно об этом и речь, конечно.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот. Но ты некоторым образом предвосхитила вопрос, но, тем не менее, есть ли какая-либо теоретическая возможность запретить вот эти все вещи, как Tor, VPN, специальные средства в браузерах, копирование строки в Google Translate, ну, и так далее? Вот. Есть ли какая-либо хотя бы теоретическая возможность законодателям это сделать?

И. ЛЕВОВА: Законодателям – нет, только технически решается задача. Вот ее, в общем-то, более или менее достаточно успешно решили в Северной Корее, там, в Китае, но…

А. ПЛЮЩЕВ: Подожди, ты говоришь, Китай – это важно. Насколько я понимаю, в Китае VPN-то работает.

С. ШАКИРОВ: Ну, он условно работает. То есть, на самом деле у кого-то он работает, у кого-то он не работает. Вопрос о том, через границу проходит сертифицированный VPN, который получил разрешение от местного Роскомнадзора китайского, да, либо не получил. И тут как раз VPN резать можно. С другой стороны, что там работает Tor – и вот это вот уже как бы открывает все двери для получения любой информации, которая заблокирована. Но на самом деле, опять же, я…

И. ЛЕВОВА: Видите, даже китайцы не смогли написать в законе, что это нельзя.

С. ШАКИРОВ: Вот, вот здесь я хочу рассказать, что есть одна страна, которая на самом деле решила этот вопрос законодательно. Эта страна называется Эфиопия.

А. ПЛЮЩЕВ: Обсудим эфиопский опыт, да (смеется).

С. ШАКИРОВ: И в эфиопском опыте законодательном говорится следующее: что если вы используете какой-то трафик, похожий на трафик голосовой телефонии, интернет-телефонии, то вы можете сесть в тюрьму. Точнее, не можете, а должны сесть в тюрьму на 15 лет. И по этой причине Tor, поскольку его технические специалисты эфиопские не особо отличают от Скайпа, например, все, кто используют Tor, потенциально идут в тюрьму. Ну, поэтому никто не использует, и вопрос законодательно как-то решен, а репрессивными мерами это все поддерживается. Поэтому я бы тут…

А. ПЛЮЩЕВ: Я думаю, наши сотовые операторы очень поддержали бы, между прочим, такое решение.

С. ШАКИРОВ: Конечно, конечно. У них там один государственный оператор всей связи, поэтому… причем правительство откровенно говорит, что из-за того, что ему может быть экономически тяжело, мы запрещаем Скайп.

А. КОЗЛЮК: Прекрасно, а что.

И. ЛЕВОВА: А какой там государственный строй, кстати?

А. ПЛЮЩЕВ: Какой государственный строй в Эфиопии?

С. ШАКИРОВ: Не знаю, наверное… не знаю.

И. ЛЕВОВА: Давайте посмотрим в Википедии.

А. ПЛЮЩЕВ: Да. Спасибо большое, Ирина Левова была с нами по телефону, она с юридической стороны… в общем, мы получили фактически зеленый свет на то, чтобы обсудить в эфире средства обхода. И здесь нам уже шлют наши слушатели. Смс, напомню, +7-985-970-45-45, твиттер-аккаунт @vyzvon. Ваши вопросы вот Артему Козлюку и Станиславу Шакирову приветствуются. Ну, вот смотри, значит, например, пишут: «Да пусть блокируют, убогие. Tor-браузер прекрасно работает. Тьфу на дебильные блокировки…» Да, значит, дальше…

А. КОЗЛЮК: Я хочу прокомментировать.

А. ПЛЮЩЕВ: Подожди, секунду, секунду. Я тебе прочитаю все, потом будешь комментировать, не рвись так в бой быстро. «Все способы обхода цензуры Роскомнадзора элементарны. Те же клиенты скрытности, торы, I2P устанавливаются и запускаются, как обычные браузеры, не то что еще пару лет назад». То, о чем мы со Стасом говорили. Я пару лет назад пытался тоже сделать передачу об этом, когда только запускали – я понял, что рассказывать об этом по радио бессмысленно, тогда было. В том смысле, что просто ничего не поймешь, о чем речь. Вот. Сейчас уже совершенно спокойно можно. «Молчу про плагины анонимайзеры – то есть, ставится плагин, и все», — пишет Александр. – Про стандартные службы сжатия трафика Оперы и Хрома тоже молчу», — пишет Александр. Спасибо вам за ваше содержательное молчание.

(смех)

А. ПЛЮЩЕВ: Вот. Прежде чем, опять же, Артем Козлюк начнет комментировать, ну, наверное, вы знаете, поскольку и на сайте «Эхо» было, и по радио тоже говорили, я написал такой пост небольшой, он на сайте «Эхо» был и у меня на apps.plushev.com, о том, как обходить. Более того, я так даже не стал сильно заморачиваться на то, как это делать с компьютера, поскольку эти инструкции существуют давно, я просто дал на них ссылки, вот, добавил от себя парочку. И сосредоточился на том, как это сделать на мобильных устройствах. Потому что, действительно, таких инструкций не так много было. И средства появились, в общем, относительно недавно для мобильных устройств, именно для мобильных устройств. Вот. Действительно, это очень просто. Можно либо скачать браузер, либо вообще, если вы пользуетесь Оперой или Хромом, у них есть… или Яндекс браузером, кстати, что важно тоже, вот, который требует запретить Мизулина. Вы ставите галочку «сжатие трафика», или как там это называется…

А. КОЗЛЮК: Турбо.

А. ПЛЮЩЕВ: По-разному. Турбо, сжатие трафика. Находите в настройках режим передачи данных, ставите эту галочку и все такое. Хотя с браузерами не всегда здорово это все работает, но тем не менее, это такой один из хороших способов. Вот. Для чуть более продвинутых можно менять DNS, правильно? Насколько я понимаю. Значит, использовать прокси. Отличная штука – это расширение, вот плагин-анонимайзер, как нам пишут, расширение для браузеров, опять же, Хром и на его основе…

(неразб.)

А. ПЛЮЩЕВ: Ты знаешь, я использовал не FoxyProxy, а…

С. ШАКИРОВ: Ну, это для Мозиллы.

А. ПЛЮЩЕВ: Да. Есть и для Хрома, по-моему. Я использовал отличный, называется ZenMate – вообще шикарный просто. Вообще ты не замечаешь никакой разницы. Он один раз устанавливается – и все.

С. ШАКИРОВ: И он подменяет просто адреса, которые заблокированы, на, там, роутинг через…

А. КОЗЛЮК: То есть, мы изобрели машину времени для переноса в 2012-й год, когда еще этого законодательства, инициативы по ограничению доступа к информации были только в проекте, они внедрились, и теперь мы можем использовать такие машины времени, которые имеют широкий ассортимент, для доступа к информации, восстановления своих конституционных прав.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну так вот. И, собственно, вот все эти способы описаны мной, можете зайти посмотреть, в том числе на сайте «Эхо Москвы». Мы же продолжим через три минуты, после новостей.

НОВОСТИ

А. ПЛЮЩЕВ: программа «Точка», здесь Артем Козлюк, руководитель проекта РосКомСвобода, Станислав Шакиров, представитель Ассоциации пользователей Интернета, я Александр Плющев. Мы обсуждаем даже не столько сами блокировки, сколько то, каким образом можно их обойти абсолютно законно и попасть на те сайты, которые блокированы у вас с территории вашей страны. Значит, тут еще какой возникает вопрос? Смотрите, два года назад это было действительно довольно сложно. Ну, как сложно? Для простого пользователя, который, я не знаю, пользуется Одноклассниками… Сейчас вот я, просто изучив вопрос, я всем абсолютно говорю: это очень простая вещь.

С. ШАКИРОВ: Да, но при этом ты изучил вопрос. Все-таки перебороть свою лень как-то надо.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, более-менее. То есть, понимаешь, как? Мне кажется, что если лень, то и нечего тебе запрещенные сайты смотреть. Лень – и все, сиди смотри, там, Одноклассники.

А. КОЗЛЮК: Ну, не совсем. Все-таки силу обучения, пропаганды свободы информации никто не отменил. Все-таки надо как можно широко говорить об этом, рассказывать. Потому что если мы на самом деле такой индифферентной категории населения не будем про это говорить, рассказывать, что на самом деле есть способы восстановления доступа к информации, законные причем, да, подчеркиваю, то на самом деле тех людей, которые будут об этом знать, будут единицы процентов. Почему, кстати, я хотел возвратиться к комментариям? Ну, и пусть, там, заблокировали, а я знаю… Ты знаешь, но расскажи об этом другим. Мы должны рассказать, хотя бы это будет наш ассиметричный ответ таким действиям, как мы считаем, все-таки незаконным, нарушающим ряд статей Конституции и других законов, в том числе о СМИ. Кстати говоря, тут вот этот прецедент, который случился с блокировкой по решению Генпрокуратуры, очень показателен ряд других моментов. Ведь, как мы знаем, есть отдельный закон о средствах массовой информации, да? В одной из статей которого содержится пункт, что ограничить доступ к средству массовой информации может либо учредитель, либо по решению суда. И все, точка, никаких других вариантов по ограничению доступа к средствам массовой информации не предусмотрено. И за нарушение этого пункта должностные лица могут понести даже уголовную ответственность. И самое интересное, что даже те госорганы, которые подвергают цензуре, могут подлежать расформированию. Вот интересный момент. Конечно, я сомневаюсь, что в нашей стране могут расформировать Роскомнадзор или Генпрокуратуру, но, по крайней мере…

А. ПЛЮЩЕВ: Может, о практических все-таки вещах поговорим?

А. КОЗЛЮК: О практических, практика. Первое. То, что в первую очередь надо делать владельцам таких заблокированных ресурсов – это обратиться, попытаться обжаловать действия госорганов, потому что они носят собой ряд нарушающих свой же закон по блокировке 398-й ФЗ, да, если мы говорим о законе о моментальной блокировке по политическим мотивам. Обратиться в суд и попытаться оспорить действия этих госорганов в первичной инстанции. Если не удастся, то уже дальше пойти по судебным ветвям и дойти до Конституционного суда и Европейского суда по правам человека. Почему нет? Это, во-первых, придаст огласку более широкую этому процессу. А во-вторых, есть варианты, при которых все-таки можно и оспорить сам закон в Конституционном суде. Там совсем другие правила действуют, и там можно уже попытаться восстановить истину.

А. ПЛЮЩЕВ: Слушай, ну, вот ты подожди, Артем…

С. ШАКИРОВ: Если кто-то хочет оспорить в Конституционном суде…

А. КОЗЛЮК: Нет, и на самом деле, как я знаю, что Венедиктов опубликовал, что они будут оспаривать действия, но, правда, не госорганов, как я понял, а тех операторов связи, которые все-таки ограничили доступ к интернет-ресурсу.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, потому что они не дали суток на выяснение.

А. КОЗЛЮК: Хотя, по закону, не положено никаких суток, там написано «моментально». То есть, в принципе, Роскомнадзор сразу разослал операторам, и операторы сразу же стали исполнять требование Роскомнадзора. То есть, тут к операторам меньше всего претензий, больше претензий к действиям Генпрокуратуры и Роскомнадзора. И Грани.ру, они опубликовали пост, в котором они сказали, что они уже подали судебный иск в Кировский район города Москвы, где они уже будут оспаривать действия Роскомнадзора. Потому что Роскомнадзор не сказал, по каким причинам, не оповестил их, по каким причинам они провели ограничение доступа к трем ресурсам: Каспаров.ру, Грани.ру и Ежедневный Журнал.

А. ПЛЮЩЕВ: Слушай, ну, это все крайне, конечно, безумно интересно. Я думаю, что нашим пользователям вообще абсолютно наплевать, кто куда пойдет, в какой Конституционный суд. Ну, число владельцев ресурсов… мы с большим уважением относимся к Граням.ру, Каспаров.ру, к сайту «Эхо Москвы», вот, но это проблемы, головная боль его владельцев. Наша головная боль как пользователей… мы здесь все с вами, между прочим, представители Ассоциации пользователей Интернета, я прошу вас об этом не забывать. Вот. И наши клиенты, да наши друзья и наши основные вообще союзники – это пользователи. И наша программа, собственно говоря, для них. Поэтому давайте поговорим о них. Каким образом может действовать пользователь? Главная мысль, как мне кажется, вот этой истории, две, точнее, их мысли: а) что это законно; и б) что это просто.

Насчет просто. Вот мы тут говорили, и, может быть, вам какие-то слова показались непонятными: там, Tor, VPN и так далее. Во-первых, а) не пугайтесь их, и б) если все это кажется вам крайне сложным и никто из чуть более продвинутых пользователей (а для этого, ну, правда, сильно продвинутым быть не надо) не может вам объяснить, что делать, есть очень-очень простой способ, я его уже упоминал сегодня. Он, конечно, на мой взгляд, совершенно кривой, но вам он может показаться простым. Есть переводчик Google Translate.

(смех)

А. ПЛЮЩЕВ: translate.google.com, или translate.google.ru – неважно, как вы набираете. Возможно, вы им даже пользовались когда-нибудь. Кстати, вообще сам по себе хороший ресурс, кроме всего прочего.

С. ШАКИРОВ: Не только, кстати, Гугл, это любой переводчик…

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно, онлайновый переводчик, да. Значит, если вы туда забьете адрес заблокированного ресурса, то он вам выдаст страничку. Она может быть косая, там могут не работать какие-то ссылки и так далее…

С. ШАКИРОВ: Текст всегда можно прочитать.

А. ПЛЮЩЕВ: Но текст, да, вы прочтете, если, там, блог Навального или еще что-то, вам важен именно текст, то вот таким образом вы зайдете. Я, опять же, конечно, не поддерживаю именно это, потому что, мне кажется, один раз лучше… как это? Лучше день потерять, потом за час долететь. Вот. Поэтому, именно так.

С. ШАКИРОВ: Из самых простых способов еще сразу можно выделить – это встроенная функция оптимизации трафика браузеров.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, мы уже о них говорили.

С. ШАКИРОВ: … и Опера так называемая, галочка Опера Турбо, которую ставите, и, там, на данный момент это не заблокировано. В принципе, заблокировать это легко, но для этого нужно принять пару законов. Я не думаю, что с этим у нас будут проблемы какие-то…

А. ПЛЮЩЕВ: Абсолютно.

С. ШАКИРОВ: … но пока это можно делать. Вот. Если смотреть чуть дальше относительно того, что очень просто, очень просто поставить себе Tor. То есть, зайти на сайт tor-project.org, нажать на большую фиолетовую кнопку на самой главной странице, а дальше нажать, если вы под Windows, экзешник, он заработает, откроется браузер, и весь интернет будет чуть медленный, но доступен всегда.

А. ПЛЮЩЕВ: Если… подожди, секунду, просто я объясню, опять же, для наших самых начинающих слушателей, я бы так сказал. Как вы выходите в интернет обычно? Многие из вас считают, что интернет – это синяя буква E, вот, в вашем компьютере. Это, собственно, не так далеко от истины, но просто кроме этой синей буквы Е бывают еще красно-желто-зеленый с синим центриком кружочек, вот, бывает лисичка вокруг планетки, вот, бывают трусики красные, вот, ну, и так далее. Разные могут быть программы для просмотра интернета, которые называются браузерами. Вот. В своем интернете на букву Е вы можете найти буквально следующее: «браузер Хром». Прям можете по-русски написать, все равно он вам выпадет в Яндексе, да? Вот. Или «Яндекс браузер». Скачайте его, и будет вам счастье. Или Опера – тоже годится. Вот. Или, как советует сейчас Станислав, браузер Тор, Тор, так и называется. Найдите «браузер Тор» и скачайте его и смотрите себе на здоровье все что хотите.

С. ШАКИРОВ: Ну, я еще почему пропагандирую Тор? Потому что если режим Турбо можно запретить, потому что для браузеров, которые с этим режимом работают, российский рынок является, по сути, самым главным, да? То Тор обходит блокировки… ну, нет стран, которые его заблокировали, как бы они этого ни хотели. То есть, в принципе, до того, как в России будет введена тотальная цензура, может быть, он и не самый удобный и оптимальный по скорости интернета, но когда будет введена тотальная цензура, тогда это будет почти единственное средство для обхода блокировок. И даже если законоприниматели захотят…

А. ПЛЮЩЕВ: Законоприниматели… да-да.

С. ШАКИРОВ: Законодатели – сложно говорить…

А. ПЛЮЩЕВ: Очень трудно, да.

С. ШАКИРОВ: … потому что законы идут не совсем…

А. КОЗЛЮК: Перейдем на украинский: законодавцы.

(смех)

С. ШАКИРОВ: Вот. Существует способ, как настроить Тор так, чтобы он обходил блокировки, когда государство блокирует именно Тор. Потому что Тор, по сути, последние, там, пять лет для стран с жесткой цензурой интернета, таких, как Китай, является единственным источником для правозащитников, чтобы там какую-то информацию выдавать, ну, во внешние страны и принимать с внешних стран тоже какую-то информацию адекватную о своей стране, что с ней происходит, не только чтобы оценивать это по телевизору, да?

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас, секунду, я отвечу просто здесь Татьяне. Она пишет, что, устаревшая информация, переводчик Гугл не работает, проверяла на этой неделе, пишет, что этот сайт уже на русском. Не так. Ну, я не знаю, может, у вас какой-то продвинутый Google Translate, но у меня, вот только что я проверил на Навальном – все работает, отлично обходится, все прекрасно. Даже, кстати, не так плохо выглядит. Ну, так, немножечко вылезает за границы… прилично вылезает за границы монитора, но ничего, прочесть можно. Тут только фотки разрывает, а так…

А. КОЗЛЮК: Попробуйте использовать другой браузер, и, возможно, в другом браузере у вас этот Google Translate заработает. Мало ли, местный какой-то баг.

А. ПЛЮЩЕВ: Но есть еще одна как бы проблема. Говорят, что в сетях Тор, например, очень легко потерять свои пароли, потому что там всякие злоумышленники, сканируют, туда-сюда, пятое-десятое.

С. ШАКИРОВ: Ну, вообще говоря, в социальные сети из Тора зайти невозможно, ну, в большинстве случаев, потому что, дабы избежать какого-то вандализма, как это делает Википедия, или, там, ВКонтакте, Фейсбук, просто не пускают, если видят айпишники Тора. Поэтому, Тор здесь приятен только тем, что можно просмотреть заблокированную информацию, а не общаться анонимно в сети. Ну, то есть, Тор не надо воспринимать как средство анонимизации личности.

А. ПЛЮЩЕВ: Тут мне пишут: «Але, Плющев, забыли про синюю креветочку, парящую в морских волнах – браузер SeaMonkey, бывшая Мозилла». Ну, способов вообще много всяких разных, и мобильных, тоже мы про мобильные вообще еще не поговорили…

С. ШАКИРОВ: А там то же самое.

А. ПЛЮЩЕВ: То же самое, ну, просто они немного по-другому выглядят. Ну, как приложение отличается от программы или от аддона. Ну, примерно так.

С. ШАКИРОВ: Ну да.

А. ПЛЮЩЕВ: Значит, единственное, что я всячески, опять же, извините, что промоутирую свой пост. Там даже не то что я много написал – черт бы со мной, в конце концов. Там в комментариях много набросали уже. Я даже не стал их поднимать, потому что, ну, не поднимешь все. Написали очень много, поэтому зайдите, люди всякого много советуют.

С. ШАКИРОВ: Ну да, можно сказать, что если человек какой-то хочет зайти в интернет в обход блокировок, то если он это действительно хочет, у него это обязательно получится. То есть, вот сейчас уже уровень удобства софта находится вот на таком…

А. КОЗЛЮК: Да, более того, такие средства обхода, восстановления доступа, они наращивают свой функционал, свой потенциал. Ну, теперь я промоутирую наш ресурс rublacklist.net…

А. ПЛЮЩЕВ: Это РосКомСвобода.

А. КОЗЛЮК: Да, РосКомСвобода. У нас есть портал rublacklist.net, где также у нас есть раздел «Инструментарий», можно его найти наверху нашей странички, и там мы опубликовали самые, там, простые способы восстановления доступа к информации. И вот есть такие, допустим, плагины для Файерфокс и Хрома, которые не просто, грубо говоря, тупо проксируют, переводят весь трафик твой через определенные узлы, что замедляет работу интернета, а именно проксируют, именно если вы пытаетесь зайти на заблокированные ресурсы, на те ресурсы, которые находятся в тех или иных реестрах Роскомнадзора, да?

С. ШАКИРОВ: То есть, не конкретно на эти ресурсы, а на ресурсы, которые находятся на IP-адресах, которые находятся в реестре. Потому что сейчас на самом деле уже часто встречается, что когда мы, там, я захожу на какой-то сайт, там, абстрактно даже не русский, там, был китайский завод, который нужен был, и он случайно заблокирован Роскомнадзором, да? При этом не нарушается…

А. КОЗЛЮК: То есть, не только те сайты, которые заблокированы, потому что часто и в том числе мне, на меня выходят владельцы ресурсов, они не понимают, по какой причине их интернет-сайты находятся вне доступа в ряде регионов. А потом оказывается, это либо состоялось решение суда, либо просто сами операторы связи по требованию прокуратуры ограничили доступ, либо по решению Роскомнадзора, да, внесли IP-адрес в реестр, а на этом IP-адресе, как я уже ранее сказал, могут находиться и десятки тысяч других добропорядочных ресурсов, что и происходит. Поэтому вы… даже под такие блокировки попадали абсолютно разные категории сайтов: там, порталы интернет-программистов, переводчиков…

С. ШАКИРОВ: Ну, если вернуться, короче, плагины эти, они очень простые. Один раз точно так же устанавливаем, они не нарушают, там, привычную работу интернета, но там, где надо, там, где заблокировано, они проведут по другому пути, при этом так, что вы это просто не заметите.

А. КОЗЛЮК: Да, оптимизируют трафик.

А. ПЛЮЩЕВ: Мне очень нравится то, что наша беседа крайне активна, я имею в виду, что люди, наши слушатели, комментируют все, присылают свои способы, укоряют нас, что мы что-то забыли. +7-985-970-45-45, твиттер-аккаунт @vyzvon. У нас остается не так много времени. Чуть-чуть я поотвечаю тоже на вопросы. Например, пишут: «Надо не просто рассказывать, а всем родным-знакомым ставить плагины или сразу Тор». Ну, если у вас есть такая решимость и охота, то непременно, конечно, надо это делать, безусловно.

С. ШАКИРОВ: Я расскажу интересный случай. Но это было где-то, наверное, полгода назад. У меня есть одна моя подруга, которая работает журналистом, она не айтишник вообще, отец у нее тоже не айтишник вообще. И в какую-то ночь ей звонит отец и говорит: слушай, дочка, срочно ставь Тор, по той причине, что сейчас, все, в России вводится цензура. И я поставил, все работает. Поэтому срочно ты обязана поставить, иначе будешь вне информационного поля. Ну, поставила, там, это 15 минут. Но вот просто насколько это уже входит в массы, это можно увидеть.

А. КОЗЛЮК: Я тоже расскажу интересную историю. Я как-то проснулся, зашел на страничку, попытался посмотреть, что происходит с заблокированными ресурсами, например, Грани. И мне выдал мне мой местный домовой провайдер (не буду называть его имя) страничку, стандартную заглушку свою, но внизу я увидел приписку: для обхода цензуры перейдите по этой ссылке.

А. ПЛЮЩЕВ: Классно.

А. КОЗЛЮК: Ссылка вела на наш ресурс, на ресурс РосКомСвободы. Я испытал вот такое чувство, что… вот результат моей работы, результат работы нашей команды, что…

С. ШАКИРОВ: Чувство называется удовлетворения.

А. КОЗЛЮК: Удовлетворения. И вот этот прецедент, я призываю вас, операторы связи, дорогие, это никаких законов не нарушает, но тем самым… да, инструкцию по восстановлению доступа к информации. Тем самым вы… вот это реально ответ интернет-бизнеса, мимо всяких комиссий, каких-то безрезультатных совещаний, вы прямым действием, ассиметричным ответом показываете ваше отношение к такой политике государства.

А. ПЛЮЩЕВ: Но, кстати, вот у меня мой домашний провайдер, не буду его называть… я, правда, в Твиттере его упоминал, можно откопать, если захотеть. Вот. Очень долго копать, правда, придется. Значит, короче, он так и не отключил ни один ресурс: ни Навального, ни Грани, ничего. Может, сейчас Навального отключил, не знаю, не проверял сегодня.

С. ШАКИРОВ: А Навальный… отключен ЖЖ, поэтому…

А. КОЗЛЮК: Да, ограничен доступ…

С. ШАКИРОВ: 451-я ошибка: в этой стране…

А. ПЛЮЩЕВ: Да-да, они ограничили по стране. Ну вот. И, короче говоря, так ничего, вот за сутки вообще ни один…

С. ШАКИРОВ: У них там три дня же есть, насколько я…

А. ПЛЮЩЕВ: Да, в том и дело, что они не торопились.

А. КОЗЛЮК: Нет-нет-нет, я как бы хочу уделить внимание одному моменту: что по разным законам есть разное время реагирования. И именно закон по политической цензуре, по которому состоялись последние случаи, там это именно закон о моментальной блокировке. Именно такой термин стоит в тексте закона. То есть, в течение буквально нескольких минут можно заблокировать без уведомления владельцев ресурса любой интернет-сайт.

А. ПЛЮЩЕВ: Слушай, ну, вот важная такая штука. Почему, например, в Китае не заблокирован VPN полностью? Потому что бизнес на это завязан. Ты либо убиваешь свой бизнес, либо ты пытаешься как-то навязать цензуру. Вот. Поэтому…

С. ШАКИРОВ: Ну, мы как видим по действиям наших законопринимателей, идем как раз по пути убивания IT-бизнеса и введения цензуры. То есть, на самом деле все те законопроекты, которые вот сейчас лежат в Думе, которые уже проскочили первое чтение, они очень хорошо ударят по нашей индустрии. Поэтому, тут…

А. КОЗЛЮК: Это так называемый антитеррористический блок законопроектов, которые…

С. ШАКИРОВ: Особенно на самом деле я имею в виду регистрацию ресурсов в зоне RU по уведомлению Роскомнадзора.

А. КОЗЛЮК: Это и есть, это один из…

С. ШАКИРОВ: Собственно, как у нас уведомления легко заменяются на разрешения, да, то можно сказать, что если сейчас уже очень многие переехали из зоны RU, там, и компании мигрируют из российской юрисдикции…

А. ПЛЮЩЕВ: Я так блог свой сразу не стал там регистрировать

С. ШАКИРОВ: Понятно, да. (неразб.) вообще уже будет признаком героизма или какой-то…

А. ПЛЮЩЕВ: Патриотизма.

С. ШАКИРОВ: Патриотизма. Или то, что ты блатной какой-то, у тебя все на мази, да, у тебя домен в зоне RU.

А. ПЛЮЩЕВ: Ладно домен, домен, в конце концов, ничего не решает. Вообще вот самое главное же – это хостинг на самом деле.

С. ШАКИРОВ: На самом деле тут есть две тенденции. Первая – это выход хостинга из России, второе – уход в облако. Поэтому, из России хостинг весь уходит, в основном уходит в облака, не российские, естественно. Поэтому, нет, здесь как бы трудно сказать, что… ну, я не думаю, что на самом деле мы дойдем до того, что у нас на границах Российской Федерации будут обрезать весь неизвестный трафик, разрешены только будут, там, каналы спецсвязи – не думаю, что мы до этого дойдем, хотя фантазия, конечно, безгранична…

А. КОЗЛЮК: Ну, хотели продвинуть подобную концепцию….

С. ШАКИРОВ: Вот, поэтому, VPN, я думаю, что будет работать, да, VPN, в принципе, тоже как один из способов обхода. Он не бесплатный, но при этом он является таким методом анонимизации своей деятельности в Сети.

А. ПЛЮЩЕВ: Еще важный момент, мы упомянули про мобильные, значит, планшеты. Все больше людей выходит с мобильных и с планшетов, и потихоньку они вытесняют десктопы и ноутбуки. Значит, тут что важно, мне кажется, сказать обязательно? Значит, там тоже, тоже все это есть, кроме, как ни странно, кроме единственной системы Windows Phone, где есть один единственный способ, один единственный способ – браузер Nokia Xpress. Вот. Да, есть и такой. Я попробовал – все работает. Браузер Nokia Xpress, вообще один. То есть, если его выпилят – ну, это фирменный нокиевский, я сомневаюсь, что его выпилят – то там не будет ничего. Это, кстати, говорит о том, насколько отстает по развитию система Windows, там не поддерживается VPN, система Windows Phone.

С. ШАКИРОВ: А, не поддерживается?

А. ПЛЮЩЕВ: Нет, просто не поддерживается. Они обещали в следующей своей…

А. КОЗЛЮК: Ну, как минимум есть прокси. Если у вас есть браузер, вы можете зайти на веб-прокси на любой.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, конечно.

А. КОЗЛЮК: Есть способы.это не значит, что…

А. ПЛЮЩЕВ: Я имею в виду, простых способов…

А. КОЗЛЮК: Ну, это не очень сложно. Это делаешь просто на один клик больше. Зайдешь сначала на сайт…

А. ПЛЮЩЕВ: Ты должен знать, прежде всего, об этом, вот.

А. КОЗЛЮК: Ну да.

А. ПЛЮЩЕВ: Как бы… и, условно говоря, не бояться это сделать. Не по законодательным, там, не по уголовным причинам, а по причинам вот именно техническим, технологическим. Нельзя себе скачать VPN-клиент, потому что не поддерживает VPN. Нельзя, там… нету браузеров Опера, Хром и так далее.

А. КОЗЛЮК: Есть же мобильный Тор, допустим, для Андроида…

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно, и для Андроида, и… для Айфона нет Тора, но есть VPN. Вот. Это достаточно просто тоже делается, вот, не поленитесь, зайдите посмотрите, и будет вам счастье и с мобильных ваших устройств. В общем, дело это, главное, нетрудное, вот это важно понять.

С. ШАКИРОВ: Я бы еще, наверное… у нас передача, видимо, к концу движется, да?..

А. ПЛЮЩЕВ: Минутка.

С. ШАКИРОВ: Я хочу вот просто развеять миф один. Вот мы сейчас говорим: обходить легко, обходить действительно легко. Но среди программистов есть такой лозунг: надо писать код, а не законы. На самом деле это неправильно. То есть, вот вопрос государственной цензуры…

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно.

С. ШАКИРОВ: … решается законами. Потому что кодом этот вопрос решается для какого-то небольшого…

А. ПЛЮЩЕВ: Мы уже поняли, что наше слово ничего не значит тут.

С. ШАКИРОВ: Наше слово… нужно увеличивать вес нашего слова – что мы еще можем делать?

А. КОЗЛЮК: Или строить новый интернет, со своими сударынями и преферансом.

С. ШАКИРОВ: (неразб.)

А. КОЗЛЮК: Нет, ну, мы тогда уйдем в другой.

С. ШАКИРОВ: Скрытых интернетов много, да, почитайте, там очень интересные сети I2P, достаточно интересная сеть FREEnet – это такая надстройка над интернетом в самом интернете, в которой не работает ни авторское право, ни государственная цензура, ни вообще какая-либо цензура. И по технологическим вещам это все развивается, и когда-то, вероятно, мы будем жить в скрытом интернете, даже не понимая, что мы там.

А. КОЗЛЮК: Переходим в следующий класс интернета.

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. Артём Козлюк, руководитель проекта РосКомСвобода, Станислав Шакиров, представитель Ассоциации пользователей Интернета, были сегодня у нас в программе «Точка». В общем, все не так сложно, как вы думаете.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире