'Вопросы к интервью
А. ХОДОРЧЕНКОВ: 9 часов 8 минут в столице. Это «Эхо Москвы», программа «Точка», мы, ее ведущие, Александр Плющев…

А. ПЛЮЩЕВ: Добрый вечер.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: … и Андрей Ходорченков. Сегодняшнюю тему мы назвали «Сколько стоит сделать сайт?» И специально назвали ее таким идиотским образом. Меня, честно говоря, последние три недели об этом спрашивали 8 раз. У меня корыстный интерес, я хочу распечатку этого эфира таскать с собой, и каждый раз, когда меня будут об этом спрашивать, я буду ее всем предъявлять. Значит, кто у нас сегодня в гостях? Во-первых, у нас сегодня в гостях Василий Эсманов, сооснователь компании Look At Media. Привет, Василий.

В. ЭСМАНОВ: Привет.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Сергей Оселедько, управляющий партнер агентства Notamedia. Привет, Сергей.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Добрый вечер.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: И Андрей Старков, технический директор студии Charmer.

А. СТАРКОВ: Привет.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Состав на самом деле звездный. И сразу в бой. Ну, давай, Сереж, начнем с тебя. Сереж, так сколько стоит сделать сайт?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, давайте так. Я вообще хотел бы с глаголом определиться, потому что сколько стоит сделать – это не самая большая…

А. ПЛЮЩЕВ: С каким из?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Вот с глаголом «сделать», да? Потому что…

А. ПЛЮЩЕВ: Потому что «стоит»…

С. ОСЕЛЕДЬКО: Да, я бы задал так: сколько стоит сайт, да? Потому что глаголов там очень много. И сколько стоит, ну, если мы, там, судя по составу гостей, говорим про медиа, да, то, например, производство контента для сайта, оно существенно дороже, чем сам инструмент. Стоимость его поддержки и продвижения, она тоже существенна. Но если говорить, сколько стоит сделать сайт, ну, я бы сказал, где-то от миллиона от трех, если хороший медийный грамотный сайт.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Я совсем забыл назвать средства связи. +7-985-970-45-45, а также пишите нам в Твиттере на аккаунт @vyzvon. Кстати, те, кто смотрит Сетевизор, могут посмотреть на Сергея Оселедько. Это человек, который принимал непосредственное участие в создании сайта «Эхо Москвы». И если у вас есть претензии к дизайну, например, сайта «Эхо Москвы»…

А. ПЛЮЩЕВ: (смеется)

А. ХОДОРЧЕНКОВ: … знайте, это вот этот человек. Андрей, так, да, Андрей, так что можно сказать? Сколько стоит?

А. ПЛЮЩЕВ: Почем?

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Почем?

А. СТАРКОВ: Мы занимаемся не только медиа-ресурсами, но другими сайтами тоже. В принципе, я могу согласиться, что очень сложно прямо сказать, сколько будет стоить сайт ровно. Скорее это зависит от того вообще, что этот сайт должен делать, как он должен функционировать, структуры и так далее, вообще его предназначения. В целом, ну, у нас в студии Charmer сайты стоят примерно от 500 тысяч до полутора миллиона, в зависимости от, опять же, что за это сайт.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Понятно. Вопрос к Василию Эсманову. Надо объяснить сразу, что тут две компании, которые занимаются изготовлением сайтов, и одна компания, которая является потенциальным заказчиком. Василий Эсманов – сооснователь Look At Media, и это множество проектов, в том числе Village, Look at me и так далее и тому подобное. Так вот, Василий не использует, не заказывает эти все услуги на стороне, а он делает это сам. Вот из тех двух предложений, которые ты услышал вот сейчас за этим столом, ты бы кем воспользовался? Или бы предложил людям делать самостоятельно, как вы это сделали в свое время?

В. ЭСМАНОВ: Сложный вопрос. Зависит очень сильно от обстоятельств. Потому что на самом деле по факту сайт может стоить и, ну, стоимость кофе и сигарет, потраченных на его производство, если ты делаешь его сам для себя и у тебя есть на это навыки.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Ну, допустим, ты хочешь создать свое медиа, СМИ, медиа.

В. ЭСМАНОВ: Ну, допустим (смеется). На самом деле, если ты хочешь его создать, значит, у тебя есть какой-то уже набор навыков, которые тебе позволяют разбираться в том, что ты делаешь как-то минимально, и, значит, ты должен знать свои инструменты производства. Потому что даже, ну, если сравнить, там, с более ранним периодом, если ты хочешь делать журнал, тебе нужно знать, как его печатают, собирают и прочее. Понятно, что есть компания, которая это утилизирует, но знать это необходимо. А с интернетом такая штука была довольно долго, что в нем порог входа был гораздо ниже, чем на уже устоявшийся рынок классических журналов. И поэтому для нас разобраться, как работает интернет, стоило дешевле, чем идти к людям, которые могли бы нам его заказать. Благо, еще в то время, когда мы начинали, этих людей было очень немного, все делали первые шаги. И поэтому… сейчас есть какое-то количество компаний, к которым можно было бы обратиться, и стоило бы это, ну, вполне себе адекватных денег.

Но как бы медиа не очень интересный пример в этом смысле, потому что он, ну, как бы… он очень, во-первых… с одной стороны, очень стандартный, потому что все там довольно понятно уже много лет. А с другой стороны, если ты хочешь делать что-то совсем из ряда вон, чтобы на тебя люди обратили внимание, то ты не можешь это сделать на стороне никак. И поэтому стоимость этого – только стоимость тех людей, которых ты можешь себе внутрь нанять.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Но при этом, если бы вы начинали проект вот сегодня, а не тогда… сколько, шесть лет назад, правильно?

В. ЭСМАНОВ: Да.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Вы бы сделали то же самое?

В. ЭСМАНОВ: Я думаю, что мы тоже наняли бы своих людей, потому что делать то же самое, что делают все, сейчас немножко бессмысленно. А сделать что-то совсем из ряда вон можно, только если, как вот произошло со студией Charmer, которая делала Ленту.ру, находясь, по сути, практически внутри Ленты.ру, либо сажая компанию к себе в офис, людей из этой компании, с ними проводя 24 часа в сутки и придумывая.

А. ПЛЮЩЕВ: Тут вынужден я вмешаться, извините, ненадолго, потому что я вижу, что пишут нам на смс. Я напомню, +7-985-970-45-45 или твиттер-аккаунт @vyzvon. Просто чтобы не вводить наших слушателей в заблуждение. Потому что масса смс такого плана: вы чего, обалдели? Он у вас чокнутый, от миллиона до трех? Сайт равно домен плюс хостинг – 2 тысячи рублей. WordPress – бесплатно. Ну, просто мне бы хотелось, чтобы Андрей пояснил, вообще о каких сайтах мы сейчас ведем речь. Насколько я понимаю, то есть, то, что ты задал, некий тренд нашего обсуждения – это сайты средств массовой информации, медиа.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: На самом деле да. А с другой стороны, перед нами те люди, которые делают сайты как для медиа, так и разных коммерческих структур. И при этом надо, конечно, понимать, что в каждом из этих случае стоимость разная. При этом сайты могут быть абсолютно разной сложности. У банка может быть очень простой сайт, и у СМИ может быть очень простой сайт, а может быть и очень сложный. И бывает такое, что заказчик не всегда понимает, а насколько подробный и сложный сайт ему нужен. Он приходит с какой-то хотелкой в дизайнерское бюро или вот либо к Charmer, либо к Notamedia, и спрашивает: вот я хочу хорошо, и дайте мне это хорошо. Я надеюсь, я пояснил? И у меня к ребятам, что Андрею, что Сереже, один и тот же вопрос: а вот портрет заказчика… люда часто понимают, что они хотят, когда они к вам обращаются? Это как происходит? Давайте с Сергея начнем.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, давайте. Ну, давайте, чуть-чуть расскажу, чем мы в принципе занимаемся. Мы в принципе занимаемся медийными сайтами. Просто вот когда Василий говорил, он имел в виду сайты масс-медиа, да, в первую очередь…

В. ЭСМАНОВ: Да-да-да.

С. ОСЕЛЕДЬКО: … мы под словом «медиа» понимаем немножечко более широкий рынок: это корпоративные медиа, персональные медиа, даже социальные медиа. Особенность этих проектов – то, что это контентный проект. Там всегда есть некий контент, которому надо придать некую форму, да, создать вокруг него некое медиа-пространство и создать условия для того, чтобы на него приходила аудитория. Как правило, заказчик, ну, понимает, какой контент у него есть и, собственно, какое сообщение он хочет донести. Но заказчики разные, у них разная мотивация, да? И разные люди на стороне, ну, как бы клиента находятся. Если мы говорим про масс-медиа, то там мы имеем дело, как правило, с главными редакторами и так далее – люди, у которых четкое понимание есть контента. Если мы говорим про корпоративные медиа, то там, как правило, это пиарщики и маркетологи, у них, там, своя мотивация. И если, ну, масс-медиа ориентированы на охват, то коммерческие медиа ориентированы на продажи, да? Государственные медиа, они ориентированы на какие-то другие, там, общественно-политические, там, предвыборные задачи и так далее. Поэтому, все они разные, мотивация разная, и у нас поэтому компания… там разные продюсеры имеют специализацию по разным типам проектов, именно для того чтобы обеспечить разговор с заказчиком на одном языке.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Часто вы отказываетесь от работы, потому что вы понимаете, что то, что вам заказывают, не соответствует вашим представлениям о том, как это должно быть?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, мы иногда можем отказываться от проекта, там, даже по этическим причинам, или по финансовым причинам, или, там, в результате переговоров…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: А по этическим причинам – это что, это как?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, например, там, алкоголь…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Сделать порносайт?

С. ОСЕЛЕДЬКО: … сигареты, да, игорный бизнес или, там…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: То есть, сайты для алкоголя, для компаний, вы не делаете.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Да, мы не делаем принципиально. Вот. Иногда бывает неадекватный заказчик, и мы можем отказаться. Ну, а если… ну, бывает так, что наше представление о прекрасном расходится с представлением заказчика. Но здесь возможен вариант, когда мы сделаем то, что он просит, но мы просто, скажем, не поставим свою подпись…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Сделаете тайно сайт.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, да, можно так сказать.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Андрей, портрет ваших заказчиков. Я напомню, что – для слушателей, если кто не знает – что студия Charmer буквально за последнее время сделала один как минимум очень громкий и успешный проект – это был сайт Ленты.ру. Сейчас вы сделали Кольту. И понятное дело, что, наверное, предложений сделать сайты СМИ, сайты медиа, у вас довольно много. И, в отличие от Notamedia, большой компании, где сидит сто человек, вас, насколько я помню, шесть.

А. СТАРКОВ: Да, нас шесть. Если говорить о заказчиках, наверное, все наши заказчики… мы не очень большая студия, поэтому у нас не так много проектов. И, оглядываясь назад, смотря по тому списку заказчиков, с кем мы работали, все люди адекватные и нормальные. Отличаются степенью вовлеченности в проект, заинтересованности, но это тот момент, который всегда можно преодолеть коммуникациями с руководителями этих компаний-заказчиков и так далее. Если говорить о медиа-ресурсах, то это, конечно, очень обычно заинтересованные люди, которым важен результат, которые точно знают, что им нужно и зачем они свой сайт хотят переделать или сделать какой-то новый. Поэтому с ними всегда достаточно просто общаться, по крайней мере на этапе понимания того, что они хотят от сайта. Если говорить о корпоративных сайтах, каких-то сайтах коммерческих организаций, там иногда бывает немножко сложнее, просто потому, что есть какой-то руководитель направления, который говорит о том, что нужен сайт, есть какие-то конкретные менеджеры и исполнители со стороны заказчика, которые за этот процесс отвечают, и они не всегда замотивированы на то, чтобы получить сайт таким, каким видит их руководитель. Но, опять же, это рабочий процесс, который, в общем-то, решается. Такого, чтобы заказчик был откровенно плохим, у нас за два с половиной года не было.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Вы часто отказываетесь?

А. СТАРКОВ: Бывает. Но скорее это вызвано нашей загруженностью другими проектами, нашей ограниченностью по времени…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Собственно, был следующий вопрос: почему вы не хотите расти? Вот вас шесть человек. Почему вы не хотите вырасти до ста? Прям сейчас.

А. СТАРКОВ: Нам комфортно в таком состоянии. Мы… каждый из нас так или иначе связан с какой-то практической деятельностью в компании, то есть, мы делаем руками ту или иную часть производства сайта. То есть, у нас штат людей, который занимается… это очень грубо сказано, штат, на самом деле это, там, 2 человека, которые занимаются непосредственно коммуникацией с заказчиком, каким-то менеджментом. Мы все занимаемся какой-то практической деятельностью, нам это нравится, и мы не хотим эти функции с себя как-то убирать, хотим заниматься этим в таком составе, в котором мы сейчас есть.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Ок. Вопрос от слушателя: «Не хочу и не умею делать сайты, но хочу продать идею сайта. Где и почем? Кто может купить?»

В. ЭСМАНОВ: Нигде.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Нигде? Ну, сколько стоит идея? Идея, наверное, может стоить….

В. ЭСМАНОВ: … не стоит ничего.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Идея не стоит ничего?

В. ЭСМАНОВ: Идея ничего не стоит, стоит ее реализация. Ну, то есть, идей у всех полно, а вот довести это… ну, как бы а способность довести это до результата – это уже стоит денег. И, в зависимости от результата, разных порядков денег.

Я бы хотел по поводу вот этого комментария про то, что сайт можно сделать на WordPress бесплатно. Да, действительно, есть масса.. и интернет как бы этим и хорош, что он позволяет всем решить свои потребности разным образом. И вход в интернет вообще, порог входа в интернет, он очень низкий. И каждый человек, в принципе, обладая небольшим набором знаний, может найти под себя какую-то платформу. И это все работает ровно до того момента, пока ты решаешь задачу не очень большого масштаба. Если вдруг ты начал плести фенечки из бисера и тебе нужно их продавать через интернет, то это решается, ну, условно, бесплатно. То есть, хостинг плюс домен. Но как только у тебя вдруг появляется в этом хоть какой-то намек на промышленный объем, тут же у тебя возникает проблема со специализацией. Что-то делать хорошо ты можешь что-то одно, и поэтому наращивать себе экспертизу в технологиях, если ты занимаешься фенечками, не очень нужно, потому что тебе нужно наращивать экспертизу в фенечках. И поэтому люди заказывают другим людям, ну, как бы другим людям, которые потратили не один год на то, чтобы нарастить себе экспертизу в производстве сайтов. И поэтому это стоит таких денег. Потому что с каждым новым оборотом, каждый новый как бы этап, он увеличивает стоимость в геометрической прогрессии. И это как, не знаю, Жигули можно починить и дома, условно, в гараже с папой, а если ты ездишь уже, там, на БМВ, то, наверное, гипотетически, если ты невероятно одаренный механик с очень большими связями на рынке вторичного сбыта деталей от БМВ, то, наверное, ты можешь его починить, но вообще ты едешь в сервис-центр и, ну, как бы пользуешься машиной как машиной, а не заморачиваешься о том, как она ездит.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот смотри, Андрюш, вот человек, которого, может быть, ты искал перед этой программой. Нам пишет через Твиттер человек, подписавшийся Кыся: «Я фрилансер. Сайты небольших компаний – от 5 до 50 человек делаю за пятьсот – две тысячи долларов». Может, Кысе позвоним, если пришлет свой телефон?

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Да, мы Кысе с удовольствием позвоним.

А. ПЛЮЩЕВ: +7-985-970-45-45 – сообщите на этот номер ваш телефон, если вам есть что сказать и рассказать, мы вас подцепим к нашей беседе попозже. Да, значит, тут масса всяких вопросов как раз все-таки в нижней ценовой категории, ну, поскольку слушатель у нас массовый, вот, значит. И спрашивают такого плана, значит: «А индивидуальный пользователь может заказать себе сайт? Сколько стоит?» — спрашивает Ирина. Там, или… ну, еще: «А вот скульптору собственный, персональный сайт делать – это как дорого?» — спрашивает Максим из Москвы. Ну, по тому, что сказал… я-то понимаю Василия, потому что, ну, не первый год в бизнесе и слышу подобные объяснения. Я боюсь, что наши слушатели не очень понимают пока, и ситуация такая: либо WordPress бесплатно, либо 3-5 миллионов.

В. ЭСМАНОВ: Нет, неправда. Ну, то есть, мне кажется, что оценка расходов на сайт сейчас должна исходить… ну, как бы чтобы адекватную получить оценку, нужно предполагать, что если ты собираешься с сайта получать доход, ты должен на свое интернет-представительство тратить от… ну, в зависимости от типа компании, от 5 до 30% оборота месячного. Ну, как бы на целиком сайт. Из этих денег там как раз складывается стоимость разового заказа какой-то компании. Все очень просто. Если ты скульптор и зарабатываешь в месяц, там, не знаю, предположим, 50 тысяч рублей, то ты должен искать себе реализацию сайта примерно… ну, там, если смотреть, что сайт за год окупается, амортизируется, там, не знаю – ну, в пределах двух тысяч долларов, трех тысяч долларов. Такие компании есть, и таких ребят, которые делают такие сайты, тоже полно. Скульптору обращаться ни в студию Charmer, ни в Notamedia не имеет никакого смысла. Ну, если, конечно, это не Зураб Церетели, который вдруг решил… потому что у Зураба Церетели производство такого масштаба, который позволяет это делать. А для всех остальных существует масса небольших компаний. Да, их сложно найти, и, да, там очень много проходимцев, но как бы так вот устроено, к сожалению.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, пожалуйста.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Здесь я бы вообще сказал, что для скульптора с оборотом 50 тысяч рублей в месяц сайт вообще не нужен. У него есть гораздо другие более интересные альтернативы: например, с помощью существующих социальных сетей или с помощью конструкторов типовых сайтов, где просто… там не надо делать сайт, там нужно просто взять, не знаю, какой-то uCoz или UMI и просто взять и за… SaaS-решение за тысячу рублей, там, в месяц получить абсолютно типовое решение на домене третьего уровня…

В. ЭСМАНОВ: … даже первого.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Да, сейчас даже и на первого, да. То ему просто это…

В. ЭСМАНОВ: Я полностью поддерживаю.

С. ОСЕЛЕДЬКО: ... ему не нужно.

В. ЭСМАНОВ: Если вы магазин, например, и у вас, ну, какой-то объем заказов идет через интернет, и для вас важно иметь витрину, то вы расходы на сайт должны… ну, как бы ценник сами определять на самом деле. То есть, вы определяете, сколько вы хотите тратить на сайт, а не студия…

А. ПЛЮЩЕВ: И исходя из этой суммы ты ищешь себе подрядчика.

В. ЭСМАНОВ: … реализацию, да, абсолютно так.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Сереж, а ты сказал, три миллиона. Вот, например, это может стоить три миллиона. А что из этих денег что?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, давайте попробуем. Ну, смотрите, у нас, по меркам рынка, действительно такая немаленькая компания. Там, количество сотрудников приближается уже к сотне. Вот экономика очень простая. Вот есть 40% из этого состава – это люди, которые в производстве не принимают непосредственного участия, это не дизайнеры, не верстальщики, не программисты, это менеджеры, бухгалтера, аккаунт-менеджеры, продюсеры, там, директор по персоналу, директор по правовым вопросам и так далее. То есть, если мы, условно говоря, возьмем за 60% вот этого производственного состава, там, за Х, условно говоря, то, там, 0,8Х, вот 40 оставшихся процентов – это не производственный персонал. Если мы к этому сверху добавим налоги, там, примерно 50%, условно говоря, то мы уже получаем два с половиной… ну, то есть, ставка, часовая ставка сотрудника умножается на 2,5. Если мы добавим немножко маркетинговых расходов и немножко, там, оверхеда, и простой, и немножко прибыль, мы получим, что 3,5 – 4 – это такая… ну, средний коэффициент, на который надо умножать часовую ставку сотрудников. Вот давайте теперь посчитаем. Средняя зарплата хорошего программиста на этом рынке, там, примерно 80 тысяч рублей. Это, если меня математика не подводит, примерно 500 рублей в час. То есть, компания не может позволить себе продавать этого сотрудника дешевле, чем за 2 тысячи в час. Ну, тогда давайте посчитаем, сколько часов, в среднем, нужно, там, на нормальное медиа. Это сотни, сотни человеко-часов. Не знаю, там, по 700-1000 человеко-часов, там, программистов. Ну, вот такая математика вот достаточно простая.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Эта математика Charmer, поскольку они такие маленькие, заметно проще. Так ведь?

В. ЭСМАНОВ: Она так же, мне кажется, устроена.

А. СТАРКОВ: Ну, приблизительно так же. У нас немножко меньше сложностей, потому что мы все-таки, ну, небольшие, у нас это считается скорее…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Ну, в списке сотрудников на сайте, я бухгалтера там не заметил. Хотя он, вероятно, есть…

А. СТАРКОВ: Все верно, у нас, ну, такого прям штатного человека, который считает деньги, нет. Естественно, есть, с кем мы работаем по этому поводу. У нас несколько проще, у нас просто рассчитывается стоимость сотрудника в месяц. У нас есть, там, какие-то расходы, которые мы тратим на офис, на прочие всякие нужды наши, если определенные расходы на другие вещи, вот, и из этого складывается минимальная планка, которую мы хотим за сайт, условно говоря. Примерно, если, там, посчитать по рынку, мы, по стоимости средней мы не заламываем стоимость, по отношению к другим студиям. И, в общем-то, существуем в комфортном нам режиме, который в ближайшее время, наверное, не хотим менять.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Ну, вот смотрите, друзья, еще один вопрос – это вопрос позиционирования. Вы некоторым образом являетесь прямыми конкурентами, потому что и вы, и вы делаете сайты медиа, делаете сайты СМИ. При этом очевидно, что Notamedia себя позиционирует как агентство полного цикла. Сейчас поясни, Сереж. А вы себя все-таки позиционируете больше как дизайнерское бюро. Правильно? А чем вы, собственно, друг от друга отличаетесь? Вот если у меня есть 3 миллиона рублей, я хочу сделать сайт, я должен понять, почему мне нужно идти к вам или, например, к вам. К вам я пойду, потому что, скажу честно, те… к вам, в смысле, к Charmer я пойду потому, что, мне кажется, ваши работы яркие, интересные, более интересные даже, чем, наверное, у Notamedia. Но к Notamedia я, наверное, бы пошел потому, что их величина – это гарантия качества. Если, например, два сотрудника из шести помрут, то вам будет очень сложно исполнить мой заказ в срок, а мне этого очень хочется. Это вот вопрос позиционирования. Вот вы, Сережа, от Charmer чем отличаетесь?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, во-первых, мы отличаемся тем, что мы можем поддерживать длительное время проекты, которые мы сделали. Это вот как раз вопрос к Василию, да? У нас много достаточно людей заняты в поддержке, и когда… мы одновременно можем делать, там, 40 проектов, да? А поддерживать, там, до двух сотен проектов одновременно. Ну, в режиме, там, работы по заявкам. Charmer, очевидно, делая, там, два-три проекта параллельно, он не может… 6 человек не могут это поддерживать. Это некий бутик…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: То есть, Андрей, вы сдаете под ключ и убегаете? Как это происходит?

А. СТАРКОВ: Не совсем.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, по крайней мере, если они будут поддерживать… как Кольту, да? Они поддерживают ее регулярно, это фактически отнимает, там, треть ресурсов агентства. Во-вторых, поскольку мы оказываем услуги действительно полного цикла, у нас есть достаточно интересные возможности по продвижению этих проектов, по, там, стратегии их развития. И продюсеры ведут клиентов достаточно длительное время. То есть, ну, это как бы вопрос масштаба. То есть, это бутик, да? А это некий конвейер. Поэтому…

А. ПЛЮЩЕВ: Да. Не, извините, я снял наушники, и все обратили на меня внимание. Ничего такого страшного и особенного. Значит, есть еще несколько вопросов. Есть вопрос ко мне, извините, я отвечу. Александр Оленин пишет: «Сколько вам ваш сайт обходится?» Совершенно точно была описана нашими гостями ситуация. Ну, поскольку мне нужен сайт, там, для блога, для обзоров и для прочего, естественно, я взял WordPress, взял хостинг – ну, и, собственно, все. Есть у меня еще вебмастер, который находится в Нижнем Новгороде, и он помогает мне со всеми техническими моментами хостинга, там, я не знаю, верстки, дизайна, нагрузки и всего прочего, за какую-то не очень большую мзду с моей сторону. Ну, вот и все. Которую я, с вашего позволения, не смогу раскрыть, но я думаю, каждый ее представит в силу собственных, так сказать, ориентиров. Вот. Ну, каждый может себе позволить, я бы так сказал. Ну, вот скульптор точно с оборотом 50 тысяч рублей, я думаю, может себе позволить, даже из расчета, вот который Василий тут нам приводил, вот. 10%?

В. ЭСМАНОВ: Ну, да, 10-15% годового оборота.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот, ну, где-то так, где-то так.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Типичный вопрос. В цену сайта входит продвижение или нет?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Нет, не входит.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Нет, не входит. А сколько стоит продвижение? Как вы это считаете? Это такие общие и странные вопросы, но, поскольку их задают, вероятно, запрос есть.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Когда речь заходит о продвижении, мы обычно предлагаем клиенту два сценария, да? Первый сценарий. Вы говорите цели, которых вы хотите достичь, ну, в плане, там, трафика, вовлеченности и так далее, и мы вам скажем, сколько это будет стоить. Либо вы говорите, сколько у вас есть денег, и мы тогда скажем, что вы максимально за эти деньги сможете купить.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: А вы, Андрей, не занимаетесь продвижением?

А. СТАРКОВ: Нет, мы продвижением не занимаемся, у нас обычно, если клиент просит сориентировать что-то про продвижение, мы рекомендуем нашу партнерскую организацию, которая с нами сотрудничает, ребят знакомых, которые, собственно, этим занимаются, которые занимаются профессионально и более… ну, дольше, чем мы. И, в общем-то, мы думаем, что это правильно, не брать на себя лишние как бы функции.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Понятно.

А. ПЛЮЩЕВ: Слушай, тут такие клевые вопросы, в которых я, например, половину не понимаю. Например: «Стою полтинник, работаю за свежий опыт на хайлодах. Сколько у вас джава-питонисты в Москве стоят?» — спрашивает Яков из Екатеринбурга. Вот это вопрос, я понимаю.

В. ЭСМАНОВ: Джава-питонист… от нуля до 150 тысяч.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: А никто не хочет пояснить, что это?

В. ЭСМАНОВ: Java – язык программирования, Python – тоже. Java – старый и древний, для как бы такой… корпоративный язык программирования. Python – модный и новый, для всяких независимых проектов. Обычная связка, когда человек долгое время работал в корпорации, вдруг решил для себя найти новый язык программирования.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Вась, сразу к тебе вопрос. Мы это до эфира проговаривали. Вы так хорошо собрали свои Жигули сами, что к вам начали обращаться как к дизайнерскому бюро или как к бюро спецпроектов с просьбой повторить то же самое для них. А вы почему отказываетесь?

В. ЭСМАНОВ: Ну, потому что нужно наращивать ту экспертизу, которой я не хотел бы в своей компании иметь. То есть, нужно иметь очень много людей на поддержке, менеджеров, аккаунт… Ну, аккаунт – это те люди, которые, собственно, являются прослойкой между клиентом и производителем. Я этих людей не хочу у себя в компании иметь больше того минимального количества, которое у нас есть. Собственно, я и являюсь заказчиком у нашего отдела, который функционирует на самом деле как дизайн-студия, как агентство, ну, очень похоже, внутри бизнес устроен, как Notamedia, только клиент один. Но проектов достаточно, и как бы этим людям есть что делать, с каждым годом все больше и больше.

А. ПЛЮЩЕВ: Я прошу прощения, что прервал, мы просто дозвонились до фрилансера. Его зовут Александр на самом деле, который в Твиттере Кыся. Ты мечтал, Андрей – спрашивай. Добрый вечер, Александр.

АЛЕКСАНДР: Добрый вечер.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Наушнички надеваем.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, можно надеть, для того чтобы слышать Александра.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Здравствуйте, Александр. Так за сколько вы сделаете сайт?

АЛЕКСАНДР: Я, как я уже написал в Твиттере, работаю с достаточно небольшими компаниями. Мои заказчики – это вот компании от пяти человек, там, и больше. Я делю их на две такие группы, наверное. Первая группа – те, кому нужен просто… кому нужно просто сделать сайт, чтобы его указывать там где-то на визитках, может быть, где-то еще. Для них сайт – это не источник привлечения новых клиентов, просто чтобы был, скажем так, потому что вот у всех есть. Тогда разработка такого сайта, она действительно сводится вот где-то к этой сумме, 500 долларов, и от 500 долларов до двух тысяч. Если же клиент хочет, чтобы сайт для него был источником продаж, источником привлечения новых клиентов, то здесь основной вопрос, конечно – не сколько стоит разработка сайта, а сколько стоит поддержка, развитие, продвижение. И здесь правильнее говорить в терминах ежемесячного бюджета. И здесь суммы достаточно разные, но вот как бы по моему опыту, этот бюджет получается где-то от 30 тысяч рублей в месяц до ста тысяч рублей. Вот у меня получаются такие суммы. В эту сумму входит постоянное какое-то наполнение сайта материалами, которые может присылать заказчик, либо, там, я генерирую какой-то текст, какую-то интересную информацию. Вот. И плюс работаю по продвижению сайтов в поисковых системах. Я здесь выступаю как бы как заказчик для других мастеров. То есть, я заказываю эту работу уже у других фрилансеров.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: А если к вам приходит большой заказчик, допустим, сайт «Эхо Москвы» вот делать, это сколько бы стоило?

АЛЕКСАНДР: Понятия не имею. Я ему говорю, что у меня нет опыта, достаточного для того, чтобы сделать качественно такой сайт, я просто посоветую… постараюсь помочь каким-то советом, где найти, как найти, как лучше найти подходящего исполнителя, сам я за такое, конечно, не буду браться.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Понятно. Саша?

А. ПЛЮЩЕВ: Да, спасибо большое. Нет, у меня нет дополнительных вопросов. Спасибо, Александр, что откликнулись, интересное добавление. У меня есть много вопросов… слушай, сегодня реально много вопросов по делу, не только спрашивают, что почем и почем стоят специалисты в Москве. Значит, есть, например… «Скажите, какая у вас и в среднем на вашем рынке ставка прибыли, если это не страшный секрет?» Норма прибыли, видимо, имелась в виду. Елизавета спрашивает.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, давайте я отвечу. Мы изначально закладываем где-то 25%, вот, но это включает в себя риски. И, закладывая 25%, в среднем по компании мы имеем от 14 до 19.

В. ЭСМАНОВ: Ну, как бы очень равномерная оценка, очень похоже на правду. Ну, то есть, это… можно больше сделать, можно больше сделать, но это значит, что ты настолько точно все организовал, что ты нигде не… у тебя не было простоя, у тебя нигде не было никакого срыва дедлайнов, у тебя не начался пожар в дата-центре и вам не пришлось три дня переезжать в другой дата-центр, там, не знаю. А так, да, ну, как бы закладывается 25, а по факту, если 15 сделал – очень неплохо. 19 сделал – великолепно, ты вообще суперкрутой.

А. ПЛЮЩЕВ: Сергей из Пензы, наш постоянный слушатель, спрашивает: «Что скажете про плагиат? Есть проблемы на эту тему?» Ну, имеется в виду дизайн, видимо, судя по всему.

В. ЭСМАНОВ: Ну, как бы сложно, чтобы доказать, но как бы все эти попытки судиться в России по поводу стыренного дизайна – это все нонсенс, конечно. Тырят постоянно. То есть, у нас, там, у сайтов, из тех, которые мы только знаем, нам люди просто присылали, порядка 50 или 70 клонов существует, не только в России. Недавно нашли хорватский, хорватскую версию нашего мужского журнала, которая выглядит абсолютно точно так же, с нашими всеми SaaS, взятыми… А, нет, самый крутой был, конечно – это из Омска. Сайт, который своровал дизайн с одного, а редакционную концепцию с другого из наших продуктов. Очень…

А. ПЛЮЩЕВ: Грамотно?

В. ЭСМАНОВ: Грамотно (смеется)

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Я неделю назад общался с одним заказчиком, который мне сказал честно: ты знаешь, я хочу, чтобы мне сделали, как The Village. Вот прям так люди формулируют задачу для дизайнеров.

В. ЭСМАНОВ: Ну, это… как называется сайт? Фрилансер.ру. И там кто-то поиск однажды прислал, результаты поиска. И там, типа, сотни объявлений про то, что вот как бы релевантный сайт, хочу так же. Но защитить это никак нельзя, к сожалению, или к счастью. Ну, вот функциональный дизайн. И, в целом, мне кажется, что многие интерфейсные решения, они должны быть в общем пользовании, иначе это все очень сильно затормозит развитие рынка. Потому что ценность сайтов, в итоге, она не в каких-то мелких финтифлюшках, и, в итоге, все равно, ну, как бы честный продукт побеждает. А если пытаться это защищать, то это тратишь на это кучу времени, энергии, и вся компания постепенно становится компанией юристов, а не других людей.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Сереж, а вот именно потому, что вы большие, вы… мимо вас… там, через вас проходит множество проектов. Вы вообще как черпаете вдохновение, чтобы себя же самих, например, не повторять у самих же себя, свои же собственные идеи двухнедельной давности не тырить?

В. ЭСМАНОВ: Надо повторять, простите.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, да, я тоже не вижу никакой проблемы (смеется). Вдохновение – это больше вопрос к нашему креативному директору и к двум арт-директорам. У них там какие-то свои есть на эту тему заморочки с кучей референсов, с кучей конкурсов, фестивалей, которые они отлеживают регулярно, какие-то свои у них обмены историями происходят. Пока справляемся.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Но при этом насколько справедливо будет сказать, что, скажем, в Европе, в частности, там… или в Соединенных Штатах Америки рынок куда более развит, чем наш, и некоторые дизайнерские бюро, допустим, не ваше, а некоторые дизайнерские бюро идут черпать вдохновение оттуда? Скажем, классно сделанный сайт «USA Today». И понятно, что «USA Today» никогда не будет с тобой судиться…

В. ЭСМАНОВ: Я бы поспорил с тем, что он классно сделан. Конечно, Антон Реппонен, наш друг общий, он сделал, с точки зрения дизайна, великолепную работу, но с точки зрения того, что получилось в итоге у них с технологической в том числе точки зрения – это, ну, как бы, мягко говоря, лажа.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Почему?

В. ЭСМАНОВ: Ну, как бы он плохой по цифрам просто, они сильно упали. То есть, есть хороший пример. Например, Лента.ру – хороший пример. Лента.ру, на изменяющемся рынке медиа они… ну, как бы передизайн, он как бы цифры им не угробил, а даже чуть-чуть подрастил, ну, как бы. И это великолепная вообще…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Совсем недавно я разговаривал по этому поводу с представителями Ленты, они как раз рассказывали, что сначала был небольшой провал, ближайшие пару недель…

В. ЭСМАНОВ: Да-да.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: … а потом все нормализовалось, и даже пошли в плюс.

В. ЭСМАНОВ: И это прекрасная история. А вот с «USA Today», не смотря на то, что он выглядит очень нарядно и там много каких-то идей используется, с точки зрения цифр, насколько я знаю, насколько я смотрел по всяким аналитикам, ну, как бы это не очень хороший пример, если ты хочешь бизнес на этом делать.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Все понятно. Саша?

А. ПЛЮЩЕВ: «Если сайт, который вы сделали, себя не окупает, вы возвращаете деньги?» По-моему, отличный вопрос.

В. ЭСМАНОВ: А если машина, которую вы купили, вас через 2 года перестала радовать, вы просите автопроизводителя вернуть вам деньги?

А. ПЛЮЩЕВ: Мне кажется, вопрос тоже такого, шутливого рода. Так, сейчас еще спрашивают… про продвижение сайта вот, кстати, упомянул наш Александр, наш слушатель одновременно и эксперт. Вы занимаетесь продвижением сайтов каким-либо образом?

А. СТАРКОВ: Мы – нет.

А. ПЛЮЩЕВ: Поддерживаемого.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Мы – да.

А. ПЛЮЩЕВ: Да? Тут спрашивают, возможно ли продвижение сайта без нарушения закона и жульничества?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Возможно.

А. ПЛЮЩЕВ: Я уверен, что, да, ответ будет положительным. Как еще об этом спросить?

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Ну, а как вы их продвигаете, вы какие инструменты, Сереж, предлагаете, когда к вам приходит заказчик, говорит: пожалуйста, продвиньте нам вот наш сайт по производству гантелей, например?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, в настоящий момент таких инструментов очень много, слава богу. И, ну, если говорить про основные, да, то они крутятся вокруг двух основных таких центров трафика, да? В настоящий момент это поисковые системы и социальные сети. Вот, так или иначе, все инструменты охватывают и эту, и эту составляющую как обязательную, плюс какие-то особые истории, связанные, там, с видео, с тематическими какими-то площадками, с онлайновым пиаром, с каким-нибудь там креативом…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Вася, а, кстати, какой процент людей приходит к вам через социальные сети? Справедливо ли говорить, что это основная часть?..

В. ЭСМАНОВ: Нет.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Потому что те СМИ, к которым я принадлежал. «Эхо Москвы» и телеканал «Дождь»…

В. ЭСМАНОВ: Ты к нам сам приходил и рассказывал…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: … и рассказывал, что они дают не более 10% от общего, там, трафика. Ну, хорошо, они дают 15. И что-то дают поисковики. А вот как, собственно, наращивать основную часть, когда люди приходят из закладок, допустим, когда ты наращиваешь свое ядро – это вопрос. Вот как вы ее наращиваете, Сереж?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Я не очень вопрос… как мы наращиваем что? Мы как бы…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Как вы наращиваете ядро аудитории…

В. ЭСМАНОВ: Сейчас несправедливо говорить… сейчас, ну, как бы мир интернета изменился, сейчас прямой трафик, он как бы очень… как это сказать? Обманчивый. Потому что на самом деле люди, прямое ядро, вполне себе ходят и из поиска на тот же сайт, который они любят, и их социальных сетей. Они являются системой дистрибуции. Штука в том, что, ну, как бы все затраты и в поиск, и в социальные сети, они улучшают – это обоснованный факт – улучшают тогда, когда у вашей компании хороший пиар, хорошее медийное представление, когда у вас есть сильный бренд, это все помогает людям гораздо энергичнее кликать на ссылки и из поиска, и из социальных сетей. Поэтому, если кто-то думает, что можно только с социальными сетями какое-то продвижение сайта устроить… можно, но это как бы как протеин во время тренировок: если перестаешь есть протеин, у тебя все мышцы сдуваются тут же. То есть, это какая-то все-таки комплексная… комплексный обед должен быть.

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, опять же, да, то, что говорил я, оно относилось в целом, да, к проектам, не к таким топовым общественно-политическим СМИ, да? Я не думаю, что «Эхо Москвы» или «Лента» тратит какой-то огромный ресурс на закупку трафика. Но если вы, скажем, какой-то специализированный автомобильный журнал, который делает какую-то диджитал-версию, то вы вполне себе можете использовать таргетированную рекламу, контекстную рекламу, а по ключевикам, там, с марками автомобилей, с какими-то характеристиками и так далее. Это вполне… Мы говорим про источник нового трафика, да?

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Как ты считаешь, стоит ли покупать рекламу в Фейсбуке?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Смотря для чего.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Ну, для продвижения своего товара. Если, допустим, выходит…

В. ЭСМАНОВ: Какого товара?

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Ну, допустим, выходит новый автомобиль.

В. ЭСМАНОВ: Автомобиль – имеет смысл. Ну, смотри, там тоже с рекламой все очень просто. У тебя есть стоимость, которую ты готов потратить на то, чтобы товар продать. И для, например, автомобиля она одна, а для, там, юридических услуг – другая. Автомобиль – разовая большая покупка. Значит, в одного клиента ты готов инвестировать разово, там, не знаю, сто баксов, предположим. То зубная паста, как бы ни казалось, что это вроде дешевая штука, ты в одного клиента инвестируешь те же сто долларов, и тебе нужно их просто распределить по-другому. То есть, не разово, а… и здесь распределение идет. А дальше ты смотришь, подходит ли тебе Фейсбук по тому ценнику, который он тебе предлагает – а там все очень автоматизировано – или не подходит.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот, кстати, говоря о социальных сетях. Вот пишет нам тезка Василия: «На сайты уже никто не ходит, это прошлый век. Как частник ни копейки бы не потратил, не выгодно. Сейчас вся жизнь в соцсетях». И действительно, насколько перераспределение, условно говоря, трафика идет из веба в соцсети, ну, с сайтов в соцсети? Они тоже на вебе, конечно же.

В. ЭСМАНОВ: Можно?.. Я бы не сказал, что идет перераспределение, я бы сказал, что вообще потребление интернета выросло, и как бы вот этот рост, он во многом обусловлен социальным сетями. То есть, сайты глобально ничего…

А. ПЛЮЩЕВ: Не потеряли.

В. ЭСМАНОВ: … не потеряли, а, наоборот, приобрели, все выросли. То есть, Лента.ру, ну, там, если мы говорим про Ленту.ру или Look At Me, там, 3-4 года назад – это сайт в 2, в 3 раза меньшего размера, чем сейчас. Вроде мы живем уже какой год с социальными сетями и должны как бы уже видеть, что это вроде на медиа никто не ходит. Это не так, ходят. Социальные сети превратились в идеальную витрину, в киоск у дома, в водопровод. Это как бы как телефон. Не знаю, это… если бы не было медиа или не было других сайтов, которые бы туда какой-то контент поставляли, то самих социальных сетей бы тоже особо не было, потому что ту часть, которую… они изначально чем были, у них отъели все эти мессенджеры, не знаю, Snapchat, Telegram и прочие-прочие проекты. И, по сути, они состоят сейчас из дистрибуции медиа на маленькие медиа, там, личный блог или личные высказывания, на большие медиа. И так оно устроено. И поэтому говорить, что стала у людей одна точка входа, не как раньше, то, что раньше было и (неразб.), и прямой заход… да, действительно, это сильно изменилось. Но то, что люди… люди ходят в социальные сети для того, чтобы из них уйти, в первую очередь.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, я обратил внимание на то, что если раньше основной… ну, там, условно сказать, на заре социальных медиа основной контент – это был выработанный в этих же соцмедиа. И, например, как мне кажется, во ВКонтакте он до сих пор во многом так и остается выработан именно во ВКонтакте…

В. ЭСМАНОВ: Все меняется очень сильно.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, может быть. Ну, там очень…

В. ЭСМАНОВ: ВКонтакте опаздывает в плане контента довольно сильно…

А. ПЛЮЩЕВ: Очень большое значение имеют паблики, а это выработано внутри ВКонтакта, вот, как правило.

В. ЭСМАНОВ: Нужно понимать, что паблики ВКонтакте – это то, что было в зарубежном интернете на блогах. По сути, мы эту стадию частных блогов проскочили. Был ЖЖ, но он был немножко про другое. Но частные блоги мы все проскочили, и они все выросли в рамках ВКонтакте. Это удивительный успех для ВКонтакте, но как бы как частные блоги не мешали медиа до этого…

А. ПЛЮЩЕВ: Ну да.

В. ЭСМАНОВ: … так они им и не мешают.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну вот, если раньше, действительно, основная часть контента вырабатывалась внутри соцсетей, то сейчас, конечно, это просто цитировании СМИ, различных СМИ. Я под СМИ воспринимаю, там, и блоги, и все что угодно. И «Эхо Москвы», и «Дождь», и, там, я не знаю, «USA Today», вот, и так далее. Конечно, видимо, именно так меняется.

В. ЭСМАНОВ: Соцсети забрали общение, в первую очередь, на себя. Ну, то есть, как бы это место, где ты обсуждаешь что-то, а не производишь. И это нормально. Ну, то есть, как бы так это и сейчас будет развиваться, в эти стороны.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Я зачитался сообщениями…

А. ПЛЮЩЕВ: Значит, тут тоже есть вопрос: «Скажите, почему при сравнении стоимости сайтов в России и Европе – США цена за работу оказывается в России в 2-3 раза выше? — пишет Сергей из Великобритании. – И это с учетом того, что над сайтом работают именитые агентства с признанными профессионалами в штате». Так это или нет, кстати?

В. ЭСМАНОВ: Зачастую это так, но уровень работы – не сказал бы, что сильно выше. Да, действительно, по некоторым видам работ гораздо выгоднее работать с европейскими или американскими студиями. Но главная проблема в том, что большинство европейских и американских студий совершенно не понимают российской специфики. Они могут сделать очень-очень хороший сайт, который не будет работать вообще.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: А в чем российская специфика?

В. ЭСМАНОВ: Язык, культура, ментальность. Ну, не срабатывает. Мы их знаем, они нас – нет. То есть, мы можем делать сайты для американцев, а американцы для нас делать сайты не могут.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Так, Сереж?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Я бы добавил здесь еще. Да, это так, я бы добавил один фактор. Рынок наших зарплат, вот в диджитал, условно говоря, он давно уже сравнялся, по крайней мере, с европейским точно уровнем, да? А по некоторым ключевым специальностям он существенно выше. То есть, то, сколько у нас получают топовые программисты, дизайнеры, там, арт-директора – это выше такого среднеевропейского уровня.

В. ЭСМАНОВ: Нужно понимать, что в Европе кризис сейчас проходит. Как бы я бы не сказал, что прям какой-то чудовищный кризис и это русскому человеку показалось бы кризисом, это показалось бы шикарной жизнью, но, тем не менее, там просто перепроизводство этих людей. И в России рынок сильно перегрет, в первую очередь из-за того, что здесь очень-очень мало людей, которые в это вовлечены и этим занимаются. В Европе гигантское количество, гигантское их количество порождает то, что они стоят сильно дешевле.

А. ПЛЮЩЕВ: Продолжая нашу дискуссию про веб и социальные сети, Кирилл спрашивает: «А смотрите ли вы на рынок мобильных приложений как на конкурент веба? То есть, сейчас легче открыть иконку на Айпэде, нежели заходить в браузер и искать сайт нужный». Ну, я начну ответ на этот вопрос. Мне интересно что скажут гости. Мне-то кажется, что без веба все равно в этом смысле не обойтись, даже с мобильными приложениями. Они контент откуда подсасывают, собственно говоря, если это контентный ресурс? Что вы скажете?

С. ОСЕЛЕДЬКО: Ну, да, это действительно так. Но на самом деле мы, по крайней мере, активно работаем на этом рынке, и сейчас примерно каждый третий заказчик пакетом, ну, если говорить про медиа, заказывает мобильное приложение или мобильную версию сайта, причем чаще всего и то, и другое.

А. ПЛЮЩЕВ: И то, и другое, конечно, да.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Вася, у меня вопрос: а вам удается продавать рекламу в мобильных приложениях?

В. ЭСМАНОВ: Ну, мобильный рынок сейчас пока рекламы очень маленький, он размером с тот рынок, который был лет 8 назад. Подождем пару лет, и все поменяется.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Но при этом вы сейчас вкладываете в это деньги, вы растете…

В. ЭСМАНОВ: Потому что люди смотрят на это все. Ну, то есть, с одной стороны, с одной стороны все смартфоны нынешние позволяют видеть веб в том виде, в котором он у тебя и на десктопе. В целом, в большинстве случаев, если сайт сделан не совсем паршиво, не тяжело это все читать. Но, в целом, конечно, удобнее это все смотреть через адаптированные версии. Приносит ли это деньги пока? Ну, какие-то деньги приносит. И будет больше приносить. С точки зрения пользования, да, у нас примерно 25% уже потребления – это Айпад, ну, который не сильно отличается от десктопа, от компьютерной версии. И мобильные телефоны. Собственно, вот.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Понятно. Андрей.

А. СТАРКОВ: Ну, говоря о наших заказчиквх, у нас в основном заказывают сайты и мобильные версии. То есть, отдельно приложениями мы не занимаемся, если к нам приходят, то хотят сайт и часто хотят мобильную версию. Это нормально, это такая общая тенденция, которая последние, по крайней мере, вот года два…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: А если к вам приходит заказчик и он не знает, что ему взять, мобильную версию или мобильное приложение, вы будете рекомендовать что?

А. СТАРКОВ: Тут все очень зависит от того вообще, что это за сайт. Потому что если это корпоративный сайт какой-то финансовой организации, возможно, мобильная версия и вовсе не нужна, потому что они решают совершенно другую задачу.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Ну что, закругляемся?

А. ПЛЮЩЕВ: Да, спасибо.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: На наши весьма глупые вопросы сегодня отвечал Василий Эсманов, сооснователь компании Look At Media, Сергей…

А. ПЛЮЩЕВ: А на умные…

(смех)

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Сергей Оселедько, управляющий партнер Notamedia, и Андрей Старков, технический директор студии Charmer. Спасибо вам большое. Александр Плющев и Андрей Ходорченков.

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое.

В. ЭСМАНОВ: Спасибо.

С. ОСЕЛЕДЬКО: До свидания.

А. СТАРКОВ: Всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире