'Вопросы к интервью
А. ПЛЮЩЕВ: Добрый вечер, в Москве 21 час 7 минут, вас приветствует Александр Плющев, вместе со мной Андрей Ходорченков.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Всем привет.

А. ПЛЮЩЕВ: И сегодня решили мы поговорить об интерактивном телевидении. Я бы сказал, точнее такое телевидение с помощью людей. Оно не то чтобы откликается на нужды людей (хотя (неразб.) тоже будет), а используют их труд, часто, может быть, даже за вознаграждение. Вот о чем, собственно, пойдет речь. И у нас в студии сегодня Виталий Арутюнян, шеф-редактор проекта «Мобильный репортер» («ВГТРК»). Добрый вечер.

В. АРУТЮНЯН: Добрый вечер.

А. ПЛЮЩЕВ: И Ашот Габрелянов, исполнительный директор холдинга «News Media» («Life TV»). Добрый вечер.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Здравствуйте.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: +7-985-970-45-45 – пишите нам сообщения в прямой эфир. И используйте аккаунт @vyzvon для связи в Твиттере.

А. ПЛЮЩЕВ: У меня вначале два маленьких объявления. Во-первых… я, зная, что здесь будет Ашот Габрелянов, уже получил в Твиттер довольно много вопросов, и большинство из них, к сожалению, не имеют никакого отношения к нашей программе. Ну, там часто вопросы, касающиеся либо идеологического характера, либо такого, нравственного что ли. Мне кажется, можно отдельно об этом поговорить. Ашот у нас уже был в программе «Попутчики», там мы всякие вот эти аспекты, в частности нравственные и идеологические, тоже затрагивали, можете просто посмотреть. Можно еще раз будет собраться, если у всех сторон будет такая заинтересованность. Это первое объявление. Просто сегодня мы решили поговорить именно о технологии. Есть у нас представители двух холдингов, которые эту технологию внедряют. Как бы вещи идеологического характера давайте оставим как-нибудь для следующей программы, сегодня будем о технологии говорить. Это первое.

Второе. Я хочу поздравить Ашота Габрелянова, ну, запоздало, собственно, мы до этого в эфире не встречались, публично, с запуском «Life TV». Конечно, это очень… опять же, там, как ни относись к идеологии, к морально-этическим аспектам и так далее, конечно, это штука очень серьезная, очень мощная, очень классная, и смотрится замечательно.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Спасибо.

А. ПЛЮЩЕВ: Поэтому, поздравляю.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Примите наши поздравления.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, вот запуск, сам вход – большой успех. Как дальше будет – надеемся, что как-то будет развиваться. В любом случае, это развитие нашего телевидения, интернет-телевидения, технологий и так далее.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Так вот…

А. ПЛЮЩЕВ: Да.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: … помимо запуска этого телевидения, было анонсировано, а потом и запуск приложения, которое позволяет вашим зрителям записывать видео и отправлять их вам. Собственно, расскажите, а почему вы думаете, что у вас все это получится?

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Да, ну, вообще идея на самом деле съемки на мобильный телефон и заливки в интернет, она не нова. Во всей этой истории уникальная вещь – это возможность пользователя мгновенно получать деньги за тот контент, который нам присылают. Но и это даже не самое главное. Самое главное то, что это приложение «Life News», оно позволит человеку включать геолокационный сервис, и в режиме реального времени будет определяться местонахождение. И приложение будет само пользователю подсказывать, какие события происходят вокруг него в шаговой доступности и какие деньги он может за это получить.

А. ПЛЮЩЕВ: Отвлекаясь просто на секунду, отвлекаясь, не хочу сбивать нашу программу. Я сразу подумал, как только я скачал сегодня это приложение, я подумал: ну вот, теперь «Life News» круглосуточно будет знать, где я нахожусь, черт побери. И…

А. ГАБРЕЛЯНОВ: И это правда.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, в случае чего. Ну, правда, я пока не зарегистрировался…

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Я скажу даже больше: оно будет знать, где я даже нахожусь (смеется).

А. ПЛЮЩЕВ: Ты скачал, у тебя есть?

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Конечно.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Ну, хорошо. Вопрос сходу: как тарифицируете? Сколько что стоит? Любопытно.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Вообще есть там технические ограничения по сумме выплаты, связанные, там, с системой этих платежей. Но суммы, в принципе, могут быть разными. Мы не ставим себе планку какую-то ограничительную, все зависит от того, какой это контент. Если мы будем видеть, что это видео, способное собрать огромную аудиторию, то мы готовы будем платить за него очень-очень много. Как, например, если вы помните, видео с метеоритом под Челябинском, который рухнул. И я знаю, что мировые вообще телеканалы, агентства платили огромные деньги людям за это видео.

Вообще, кстати, я хотел рассказать, я просто ехал пока, думал. Вот вы знаете, сколько было залито всего видео в интернет с этим метеоритом под Челябинском? Было залито 5 тысяч видео. Все видео абсолютно были залиты простыми людьми: учителями, рабочими заводов, школьниками, таксистами, сотрудниками, там, не знаю, рынков – любыми людьми. И ни одного, ни одного…

А. ПЛЮЩЕВ: Откуда ты это знаешь, кто они?

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Ну, потому что мы же работаем, у нас есть информация, мы работаем. Мы сами искали, мы эти видео покупали. И ни одного видео не было залито профессиональным журналистом. Все мировые телеканалы, и «CNN», и «Sky News», и мы в том числе, «Life News», я думаю, что и коллеги тоже с «ВГТРК», тоже брали эти видео, у простых людей покупали его. Это вообще история показательная. И действительно, после этого случая я осознал, что мир медиа сильно изменился. Сейчас уже технологии дошли до того, что конкурентное преимущество у человека, который находится в Сиднее, и у человека, который находится в Москве, в момент таких событий глобальных, глобального масштаба, оно одинаковое.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Ну, то есть ваша задача максимум, чтобы в тот момент, когда произошло событие, люди не использовали свой Ютьюб, а отправляли видео непосредственно вам и получали за это какие-то деньги.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Все верно.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Вот эти 5 тысяч видео должны быть отправлены вам.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Все верно, да. Мы знаем, как заплатить за это деньги, мы знаем, как это можно монетизировать, как это распространять.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, вот я так понимаю, что у Виталия Арутюняна огромный опыт уже в этом. 6 лет существует проект «Мобильный репортер», вот, и можно сказать, что один из старейших, если не старейший вообще сервис такого рода, когда видео, user-generated content используется для телевидения. Как давно вы начали платить своим поставщикам контента?

В. АРУТЮНЯН: Мы платили поставщикам с самого начала, в 2007-м году, как появился сайт «Мобильный репортер». И поначалу привлечь людей, чтобы они снимали и получали за это деньги, было достаточно сложно, потому что…

А. ПЛЮЩЕВ: Хотели бесплатно отдать?

В. АРУТЮНЯН: Есть Ютьюб, и было сложно с ним конкурировать. Ютьюб – это достаточно такой раскрученный, что называется, проект, да? И не было доверия людей к тому, что могут платить за какое-то видео. Сейчас все изменилось, сейчас по-другому, сейчас у нас есть активные мобильные репортеры, которые делают на этом деньги…

А. ПЛЮЩЕВ: Зарабатывают себе на жизнь прям буквально.

В. АРУТЮНЯН: Да, абсолютно. Мы можем заказывать им какие-то съемки определенные. Где-то в Москве случилась авария, к примеру. Мы на сайте даем объявление, что нужно для нескольких телеканалов, которые входят в холдинг «ВГТРК», конкретное видео с конкретной точки.

А. ПЛЮЩЕВ: Похоже, похожая технология, только вы не через приложение работаете.

В. АРУТЮНЯН: Мы работаем через сайт, и мы можем заказывать еще съемки.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Ну, а почему вы не хотели разработать свое приложение? Ведь идея, казалось бы, с одной стороны, витает в воздухе. А с другой стороны, как я понимаю, ребята – первые, кто на рынке это сделали.

В. АРУТЮНЯН: Да, в этом «Life News» нас опередил, что называется. Но все впереди. Я думаю, что мы подтянемся, все к этому идет, потому что за этим будущее.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Вот у меня вопрос. А люди, которые присылают вам видео, их… можно составить их портрет? Это люди, которые специально выискивают такие события, или люди, которые становятся случайными свидетелями? Или и эти, и те?

В. АРУТЮНЯН: Есть две категории. Первая категория – это ребята до 20 лет, которым интересно, которые хотят в будущем стать журналистами. Они снимают и присылают. А есть вторая категория, которая… это люди старше, которым хочется за счет выкладывания такого видео, проблемного видео, как правило, решить свои проблемы. В частности, там, какие-то коммунальные либо, там, бездействие чиновников в отношении какого-то вопроса. У нас уже больше полугода на «России 24» выходит еженедельная программа «Мобильный репортер», мы делаем там упор на том, чтобы люди сами снимали репортажи, озвучивали их, записывали какие-то комментарии и присылали нам. И, таким образом, собственно, человек сам участвует в решении своей конкретной проблемы. То есть, не надо приглашать телевидение, не надо куда-то жаловаться, можно самому снять, там, хамское отношение, к примеру, чиновников, или, наоборот…

А. ПЛЮЩЕВ: … доброе отношение.

В. АРУТЮНЯН: … доброе отношение, или порадоваться, что, наконец-то, в дворе отремонтировали, там, дорогу. Такое тоже бывает, и такого видео тоже много.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Вот вопрос прислали Ашоту, наверное: «А как определяется, стоит платить пользователю за его видео или нет?» Да, вот каковы критерии?

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Очень просто. Есть так называемый круглый стол, news desk у нас в компании – это люди, которые принимают решения о необходимости или ненадобности данного контента. Если… ну, это профессионалы, которые уже, там, десятилетия работают в новостях, и они уже… у них есть чутье абсолютно четкое, стоит этих денег или не стоит. Вот. Ну, часто я принимаю сам решение, смотрю…

А. ПЛЮЩЕВ: Как назначается сумма? Я видел вот у вас в приложении, там, Ирине выплатили 4 тысячи за один сюжет, а Роману – тысячу.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Знаете, тут есть такая история: здесь спрос рождает предложение. Когда… если, допустим, несколько телеканалов… а такие истории действительно были, когда несколько телеканалов начинают биться за контент какой-то, за единое видео, и цена может взлетать, там, в несколько раз. То есть, она может стартовать, там, не знаю, с 3 тысяч рублей за видео за какое-то, не знаю, за минутный ролик. Если человек это понимает, что ему позвонило уже 50 продюсеров, там, с 10 телеканалов, то, конечно, стоимость там взлетает, оно стоит уже не 3 тысячи рублей, а, там, 300 тысяч рублей. Поэтому, всегда разные. Надо каждый отдельный случай рассматривать. Идеальной модели, что… вот я вам не могу сказать, что прямо попал чиновник в аварию, и вот мы, там, заплатим за этом… смотря какой чиновник, какая авария, что он сделал, там, да? Выходил ли его водитель, дрался?.. То есть, если мы понимаем, что будет суперрезонансная история, то мы будем платить много. Если это просто небольшая авария какая-то …

А. ХОДОРЧЕНКОВ: На основе того, что ты сказал, получается, что мне выгоднее не отправлять видео, используя приложение, если я стал носителем какой-то суперинформации, а мне выгодно позвонить в редакцию и сначала объяснить, а что я, собственно, снял. Потому как, собственно, как я понимаю, если я у вас зарегистрировался, я подписываю соглашение, что то видео, которое я отправил к вам, оно уже принадлежит вам. И, соответственно, вы уже постфактум определяете цену этого видео, имея это видео на руках.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Здесь очень простая история. Человек не должен быть обижен и должен быть удовлетворен полностью той суммой, которую мы выплатили. Это первое. А второе, что самое главное в приложении в этом «Life News» – это то, что… (неразб.) говорили сейчас, людей, которые находятся на месте, случайно оказались на месте происшествия. То есть, большинство людей, которые вот «Мобильный репортер» снимают, да, у коллег – это же большинство людей на самом деле, которые случайно оказались на месте происшествия, там, и что-то начали снимать. Вы помните, вот эта история с задымлением метро недавняя? Есть такая фотография даже в интернете, где все… и люди попадали, там, на дорожные пути, на рельсы, и большинство людей начали снимать на мобильные телефоны, и очень мало кто, там, начала спасать, доставать их оттуда. Вот. Поэтому, приложение, оно само определяет, где человек находится, и там уже сумма указана. То есть, у него, допустим, появляется сообщение: там. Александр Плющев в студии «Эхо Москвы» задает компрометирующий вопрос Ашоту Габрелянову. Сними это на видео, там, и получи 10 тысяч рублей. Все. Можете заработать

А. ПЛЮЩЕВ: Пока у вас предложения на 100 рублей, там…

(смех)

А. ПЛЮЩЕВ: ... а не на 10 тысяч….

А. ГАБРЕЛЯНОВ: 24 сентября стартует официальный запуск, мы начинаем рекламную кампанию приложения. Сейчас мы это специально сделали тестовые задания для наших так называемых тестеров. Мы пригласили, собрали пул журналистов профессиональных отраслевых, кто пишет про приложения, сделали для них презентацию. И все задания, которые сейчас есть – это тестовые. 24 сентября будет официальный старт.

А. ПЛЮЩЕВ: Забавно, что меня не позвали, например.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Ты-то радийный журналист больше.

А. ПЛЮЩЕВ: Я пишу о приложениях, знаешь ли. Ну, хорошо, собственно говоря, не хотите, чтобы я писал, не буду писать.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Зато ты нас позвал (смеется).

А. ПЛЮЩЕВ: Да.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: За это спасибо.

А. ПЛЮЩЕВ: Это просто, не из-за приложения же, разумеется, из-за интересной темы и интересных собеседников. Виталий Арутюнян – шеф-редактор проекта «Мобильный репортер», и к нему у меня следующий вопрос. А вы как… ну, то есть, не следующий, а тот же самый вопрос. У вас каковы критерии, как вы договариваетесь с пользователем? То есть, он постфактум узнает о том, какую сумму он заработал, до этого вы как-то согласовываете?..

В. АРУТЮНЯН: У нас на сайте висит расценка за материал. Плюс мы периодически объявляем конкурсы на сайте, и победители конкурса получают, собственно, повышенный гонорар. Но платим мы, как правило, за то, что выходит в эфир уже. И здесь надо сказать, что, да, пожалуй, мы сами определяем, что выходит в эфир и за что платить. Плюс… это что касается телеэфира. Редакция сайта «Мобильный репортер», у них немножко другой подход, у них свои критерии определения стоимости. Если видео действительно хорошее, если видео снято по заказу, то тут одни расценки. Если видео какое-то… вот приведу пример. Последнее видео, которое было выложено в «Мобильный репортер» и вызвало такой сильный резонанс – это вот как вип-эскорт, да, сопровождение, избили в Москве водителя. И после того как это видео было выложено в «Мобильный репортер», было много просмотров, и пошло дальше в телевидение. Соответственно, за этот ролик был тоже повышенный гонорар, и я думаю, что автор этого ролика был не обижен деньгами, что называется. Ну, опять же, критерии определения здесь абсолютно такие же, как у «Лайфов». То же самое: если это интересный ролик, собственно…

А. ПЛЮЩЕВ: У Ашота глупо спрашивать об этом, потому что только начали они, еще вот даже не начали, по сути говоря, по сути сказать. Хотя наверняка уже что-то покупают. Ну, челябинский метеорит тот же и все такое. Просто даже до запуска телевидения вы же покупали, просто для «Life News».

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Да.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот. Тем не менее, можете раскрыть какую-нибудь цифру, сколько вы тратите в месяц на мобильных репортеров?

В. АРУТЮНЯН: Скажу так: ежемесячно выходит в эфир телеканалов, трех телеканалов («России 24», «Москвы 24» и «Вести Москва»), выходит порядка 80-90 репортажей. Соответственно, каждый репортаж стоит, в среднем, полторы тысячи. Вот, собственно, сумма такая набегает.

А. ПЛЮЩЕВ: В общем, не такие уж большие деньги для холдинга-то такого крупного. Да, Ашот?

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Да, я могу сказать за себя. Хоть мы еще не начали, но мы уже планируем. Мы планируем за год потратить порядка 10 миллионов рублей – это деньги, которые будут предназначены для пользователей. Мы надеемся, что…

А. ПЛЮЩЕВ: Вот, то есть, в месяц, получается, около миллиона.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Да, мы надеемся, что будет достаточное количество, мы получим достаточное количество скачиваний, и пользователь будет активно работать над этим. И будем надеяться, что все-таки получим какой-то уникальный действительно контент, который позволит нам получит хорошую долю в рейтинге, а пользователям – хорошие деньги за это.

А. ПЛЮЩЕВ: Понятно. Тогда еще вопрос тоже к обоим. Какую долю в вашем эфирном вещании занимает – в эфирном вещании телеканалов, я имею в виду, конечно же – занимает user-generated content? Ну, у вас, наверное, о планах, Ашот, получается?

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Не, почему, я могу сказать о реальных вещах. Где-то года три назад, когда мы только вообще объявили так, еще на сайте тоже, значит, объявляли о том, что мы будем выплачивать деньги пользователям нашим, это был, там… даже до одного процента не доходило на самом деле. Ну, очень много чего присылали, но, там, 99%...

А. ПЛЮЩЕВ: Шлак.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: … фотографий было, типа «я на пляже». То есть, люди присылали видео, фото непонятно какого содержания и зачем и надеялись…

А. ПЛЮЩЕВ: А вдруг?

А. ГАБРЕЛЯНОВ: … расстраивались, да: почему, там, нам за это не платят деньги? Да. Сейчас где-то 7-10%, то есть, уже потихоньку-потихоньку растет. Я планирую, что вот с запуском приложения мы достигнем порядка 30% от общего количества видео. Но все равно, равно, конечно, здесь история очень простая. Должно быть конкурентное преимущество, когда происходят какие-то оперативные… происшествия, например, какие-то события, да? Абсолютно для телеканала на самом деле суперкачество, там, картинки, HD, Full HD, оно не важно. Первые, там, полчаса, вот коллега подтвердит, (неразб.) в редакции стоит: первыми нужно найти видео. Выдали в эфир – потом уже, через 2-3 часа уже приехали на место бригады, уже спутники, уже, фам, флайки, уже передали хорошую картинку, лайв, все остальное. Но кто вот первые полчаса сможет передать картинку, тот и выигрывает на рынке. У того и цифры будут, того и заметят, того и будут цитировать и того будут смотреть.

А. ПЛЮЩЕВ: У вас сколько идет в эфирах?

В. АРУТЮНЯН: В процентном соотношении у нас идет, ну, где-то приближается к 30%. И с каждым разом все больше и больше делаем на это упор, потому что вот, как сказал Ашот, действительно, у кого первое видео с места, тот и выиграл. Что касается канала «Россия 24» информационного, то, собственно, он на то и информационный, чтобы первым выдать…

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно.

В. АРУТЮНЯН: … информацию и видео. Плюс еще…

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, я так понимаю, что и принцип «Life TV», он очень похож на принцип канала «Россия 24»: то есть, новости круглые сутки, плюс какие-то…

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Здесь на самом деле история такая… на самом деле это не секрет, просто две секунды скажу, чтобы объяснить просто ситуацию. «ВГТРК» — наши партнеры очень хорошие, мы с ними работаем, и, там, очень много видео, в принципе, которые попадают на «ВГТРК» — это наше тоже видео, потому что у нас с ними эксклюзивный контракт. Ни один телеканал России и мира не имеет права использовать контент «Life News», кроме «ВГТРК».

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Ашот, а в чем ваше конкурентное преимущество по сравнению, скажем, с «Россией 24»? Вот произошло какое-нибудь сверхострое событие. Почему я должен выбрать вас?

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Ну, мы первые будем показывать.

(смех)

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Не, ну, тут, надо признать, есть просто реальная абсолютно конкуренция, и выиграет тот, кто первый покажет просто картинку.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Ну, то есть, вы лобовые конкуренты, по сути.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Мы немножко… мы делим аудиторию. «ВГТРК» — все-таки это гигант, это серьезная очень структура. Мы еще очень маленькие, нам… мы только начинаем расти, конечно. Ребята супер уже профессионалы там, они по всей стране, там, всех уже знают, а мы только начинаем пробиваться. Поэтому здесь немножко, я думаю, что некорректно сравнивать, потому что и аудитория разная у проектов, в принципе, мы рассчитываем на разную аудиторию. Мы в другом плане двигаемся. Ну, и формат вещания даже на самом деле очень… они даже отличаются на самом деле, «Вести 24» от телеканала «Life News».

А. ПЛЮЩЕВ: То есть, по формату все-таки сильно разные?

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Ну, отличаются, да. Потому что я знаю, что у «Новости 24» есть и записные блоки, и передач много разных интересных, вот. А «Life News» — это больше новости, 24 часа в сутки, направленные на людей, которые хотят в любое время суток включить и быть в повестке дня на эту минуту.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Ну, я продолжу свой вопрос…

А. ПЛЮЩЕВ: Если Виталий что-то хотел сказать, я не знаю…

В. АРУТЮНЯН: Да, я, опять же, возвращаясь к вопросу о процентном соотношении, я хотел бы сказать, что у нас сейчас есть проект телевизионный, который так и называется, «Мобильный репортер», который полностью состоит из любительского контента. Плюс у нас ежедневные, там, вставки, рубрика «Мобильный репортер». И, к тому же, мы с нового года планируем выйти на ежедневную пятиминутку «Мобильного репортера», где будет исключительно любительское видео в эфире. Поэтому вот этот процент будет только расти и расти.

А. ПЛЮЩЕВ: Приходят вопросы от наших слушателей. Я напомню для них, +7-985-970-45-45 и твиттер-аккаунт @vyzvon. И после того, как Андрюша задаст свой вопрос, наконец-то, мы к вашим перейдем.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: А давай я задам сначала пользовательский вопрос…

А. ПЛЮЩЕВ: Давай.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: … нужно будет это объяснить. А почему профессиональные группы, на ваш взгляд, такие неповоротливые? Ну, то есть, профессиональные, там, операторы снимают, журналисты снимают заметно дольше, чем обычные любители?

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Можно я?

В. АРУТЮНЯН: Да, конечно.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Да не, здесь все гораздо проще. Для того чтобы добраться просто до какой-то точки, на это нужно потратить время. С учетом московских пробок… у нас, например, конкурентное преимущество с коллегами, например, с «ВГТРК», потому что мы сидим на соседней улице, у нас одинаковое, и мы так же вместе будем стоять в пробках или даже в московских пробках, да? В метро которые происходят в последнее время. поэтому, здесь борьба будет идти только за людей, которые уже находятся на месте и которые могут оперативно передать видео – все. Поэтому и у нас, и вот у «ВГТРК», у коллег из «Вестей 24», работают суперпрофессиональные журналисты. Есть вопрос не их неповоротливости, есть вопрос просто неповоротливости машин.

А. ПЛЮЩЕВ: Мне кажется, немножко о другом вопрос, не о том, кто там успел. Допустим, они успели вместе, обычный пользователь и профессиональный. Это все равно что почему профессиональные журналисты пишут дольше, чем обычные люди в Твиттер. Ну, потому что…

В. АРУТЮНЯН: Потому что задумываются о качестве.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, вот в том-то и дело, у нас есть некие стандарты, по которым мы работаем, иначе нас уволят, к сожалению, вот. А человек, который пишет в Твиттер или снимает на видео трясущимися руками, он, безусловно, делает отличное дело, и за это даже готовы платить деньги профессиональные журналисты, просто живет такой труд недолго.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Ну, вообще у меня есть такое четкое абсолютно ощущение, что последнее время появился некий тренд у пользователей на просмотр именно таких вот видео.

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Лайвовских таких. С видеорегистраторов, да… Потому что когда ты смотришь такую профессиональную картинку какую-то, она получается вот такая более глянцевая, и есть такое небольшое ощущение, что… даже подозрение иногда у пользователей вызывает. Я смотрю комментарии, что у нас на сайте пишут: что, это правда? Это вот правда такое могло произойти?..

А. ПЛЮЩЕВ: Слушайте, здесь еще одна важная вещь, отлично, что ты ее затронул. И я вот предлагаю ее обсудить. Еще же вопрос – где ее смотрят. Ее же смотрят вовсе не обязательно на телевизорах. Конечно, вы стремитесь выйти в телевизор, безусловно, да? И выходите, там, в кабель, где сейчас есть… можешь рассказать об этом тоже. И, разумеется, есть телевизор прекрасный, «Россия 24», где я тоже работал, и все такое. Безусловно. Но многие люди уже смотрят на планшетах, на мобильных устройствах. Даже в машине, даже за рулем, даже в пробке, если ему что-то прислали или он, там, где-то в обновлении Твиттера увидел… ну, как сегодня все взорвал этот клип Киркорова. Видели, да? Вот, значит, я тоже его смотрел на ходу на телефоне.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Все верно.

А. ПЛЮЩЕВ: И на телефоне это качество, оно совершенно нормально выглядит, потому что оно телефоном же и снято, собственно говоря. Ты видишь все пиксели, когда у тебя это на гигантском экране. Когда это у тебя на экране Айфона, да в общем, все нормально, все ок. Поэтому… и требования зрительские к качеству стали ниже, как ни странно. Казалось бы, они должны повышаться с каждым годом, а они стали ниже. Стал больше спрос на крупные планы и так далее. Может быть, добавите что-то, если кто-то хочет? А. ГАБРЕЛЯНОВ: Все верно. Ну, вообще мы изначально заявляем, что мы не говорим… мы не называем себя телеканалом, по крайней мере, стараемся не называть, потому что мы не телеканал «Life News», мы канал «Life News». Способы передачи, там, данных… она может быть и через телефон, и через платформу любую абсолютно. Мы на сайте по этой же причине запустили три формата вещания. Ну, понятно, это прямой эфир, когда происходят какие-то события, которые имеют значимость именно в эту минуту происходящего. Это формат on demand, который все, вот как ты сейчас рассказываешь, когда ты смотрел клип Киркорова. И так называемый новый формат top news – это двухминутный дайджест, за который человек может зайти и посмотреть и остаться в повестке дня за две минуты, ему не надо смотреть 5 минут, 10 минут или, там, 15 минут новости, просматривать сначала политику, потом еще что-то, потом только спорт в конце. Вы открыли – и главные события на эту минуту.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Тогда у меня вопрос. Мне кажется, создатель любого телеканала преследует получение прибыли. Будете ли вы развивать свой Ютьюб-канал? Потому что на Ютьюб-каналах могут зарабатывать только большие, только большие гиганты, у которых там огромное количество аудитории, и вот только тогда возможна какая-то прибыль. Вы будете утягивать людей к себе на сайт и там пичкать баннерами и роликами, или в Ютьюбе это тоже возможно? Это как?

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Мы с Гугл вообще очень хорошие партнеры и хорошие друзья. Но здесь проблема одна на самом деле с Ютьюб. Сначала я думал, что с ними стоит бороться, потом просто понял, что с такой корпорацией, как Гугл, бороться бессмысленно абсолютно. И мы запустили собственный канал, для того чтобы это находилось на нашем канале, пользователи, которые выкладывают этот контент, воруют его, незаконно выкладывают, чтобы он автоматически быстро удалялся. Ну, там есть специальная механика, не буду сейчас вдаваться в подробности. Есть специальные технологии, которые позволяют при наличии канала максимально быстро, оперативно удалять видео, которое заливают другие пользователи.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: На самом деле он там находит идентичные ролики…

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Да, все верно. Поэтому лучше мы будем заливать на свой канал, будет шэрить там доходы с Гугл. Они пока там небольшие. Как показывает опыт того же телеканала «Russia Today», который очень неплохо раскрутил свой канал на Ютьюбе, они могут зарабатывать достаточно приличные деньги. Это первое. На рекламе, которая у них там крутится, да.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, это партнер.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Да, это первое. А второе… ну, для этого необходим контент общемировой. То есть, для того чтобы действительно там зарабатывать деньги, нужны какие-то уникальные действительно видео общемировые…

А. ПЛЮЩЕВ: Привлекать зарубежный трафик потому что.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Да, да.

А. ПЛЮЩЕВ: На нашем трафике не сделаешь…

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Да, все верно, да. Как это было, например, с Уиллом Смитом, когда он в Москве ударил журналиста с украинского телевидения, и это видео набрало там порядка 15 миллионов просмотров в Ютьюбе. Вот. То есть, когда такие цифры, можно зарабатывать действительно…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Тогда, на мой вкус, у вас конкурент – не только «Мобильный репортер», вашим конкурентом на самом деле являются еще и социальные сети, где люди в момент, там, теракта или чего бы то ни было оставляют ютьюбовские ролики, которые, понятное дело, смотреть в Фейсбуке или Твиттере куда приятнее, чем любой другой плеер. Правильно это или?..

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Все верно. Когда Тина Канделаки попала в аварию, начала сама себя снимать на телефон и говорить: «Life News», я вас опередила, я выложила, вы ничего не получите…»

(смех)

А. ГАБРЕЛЯНОВ: А потом начала снимать на видео милиционера, говорить: «Вот, вы ничего не получите от «Life News», я сняла себя первой». Вот видео есть в интернете, можно посмотреть.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну да. Но, с другой стороны, все равно это Ютьюб, по-любому. То есть, ты выкладываешь на Ютьюб, а потом загоняешь в социальную сеть. Все равно тут ключевым, мне кажется, базовым, является Ютьюб. То, о чем говорил Виталий: с Ютьюбом очень трудно конкурировать, потому что дико удобная платформа, хотя ты ничего с нее не получаешь.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Хорошо, но ты почти не можешь на ней заработать.

А. ПЛЮЩЕВ: Если у тебя там нет канала (неразб.).

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Это правда. Чтобы получать большие бюджеты, нужно иметь вот такой огромный канал развитый с миллионами подписчиков.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: У меня вообще четкое есть ощущение последнее время, что все движется в следующую сторону: абсолютно не важно на самом деле для большинства пользователей, через какую платформу он смотрит…

А. ПЛЮЩЕВ: Абсолютно.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: … потому что он переходит по ссылкам на Ютьбе и на Фейсбуке. Я вот сегодня, например, видел, что вот этот клип с Киркоровым выкладывали и на Фейсбуке, и где угодно. Если бы это, например, вела ссылка бы не на Ютьюб, а на любой другой проект, я бы смотрел точно так же. Собственно, так.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, хорошо. Напомню, у нас Ашот Габрелянов, исполнительный директор холдинга «News Media» («Life TV»), Виталий Арутюнян, шеф-редактор проекта «Мобильный репортер» («ВГТРК»). Здесь есть несколько вопросов серьезных от пользователей. Во-первых, Морис из Махачкалы: «Я поздно включил. Назовите ваш сайт. На нем указаны правила отправки видео?» Сайтов два. Получается… ну, у вас приложение же в основном работает, как я понимаю…

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Не, пользователи могут и зайти на сайт, отправить на нашу почту, могут использовать и аккаунты и в Твиттере, и в Фейсбуке для коммуникации с нами, могут…

А. ПЛЮЩЕВ: Это «Life TV», соответственно, да. И «Мобильный репортер», у вас…

В. АРУТЮНЯН: У нас www.mreporter.ru. Там все на сайте описано, как быстро и просто загрузить видео.

А. ПЛЮЩЕВ: Да. Значит, спрашивают у вас: «Кстати, вы собираетесь отсеивать или бороться с последствиями фальсификаций?» — спрашивает Виктор. Вообще были ли у вас прецеденты?..

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Случаи инсценировок, как я понимаю.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, когда люди пытаются заработать на инсценировках.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: На моей памяти была одна история реальная. Значит, нам принесли официальный документ, на котором было подтверждающее письмо от продюсерского центра Аль Пачино, что он переезжает в Москву, будет здесь жить. Мы об этом написали. Официальный документ, все, с печатями, с подписями, все проверили, все, там… проверили через второй источник – тоже подтвердили там все, сказали: да, действительно, Аль Пачино будет в Москве. Как оказалось, эти документы были фальсифицированы…

А. ПЛЮЩЕВ: Это не совсем тот случай, как я понимаю.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Да, я понимаю, что ты про видео говоришь, я рассказываю про пример, который реально был. И потом этих людей, которые эти документы, собственно, и сделали, их начал искать Интерпол. Вот. Поэтому… видео просто на самом деле сложнее фальсифицировать…

А. ПЛЮЩЕВ: Какую-нибудь там драку с наложенными выстрелами какими-то – да вообще запросто.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Или стрельбу на свадьбе, например, в Москве.

А. ПЛЮЩЕВ: Вообще легко.

В. АРУТЮНЯН: Самый яркий пример фальсификации видео – это вот история с челябинским метеоритом. Очень много было в сети роликов, которые люди пытались выдать за метеорит, да. Абсолютно разные предметы, которые в небе появлялись, даже китайские фонарики, они, собственно, выкладывали с заголовком «Жесть, смотреть до конца, Челябинский метеорит», да? И этого было очень много, и тут нужно было действительно отсеивать, потому что… ну, понятно, вот первые ролики, которые появились с видеорегистраторов, подхватили все каналы, а дальше уже шла борьба за эксклюзив, что-то новое если появлялось, нужно было отсеивать и выдергивать.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Можно я одну ремарку сделаю? На самом деле здесь даже еще другая проблема есть уже внутри самих редакций. Потому что когда происходит какое-то оперативное событие, там, экстренное, редакции, информационные службы телеканалов начинают быстро что-то искать, нужно что-то ставить в эфир. И тут есть риск поставить что-то не то. Как-то, например, искали вот видео какое-то с метеоритом. И «Первый канал», они дали…

А. ПЛЮЩЕВ: А. была история!

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Да, была история, когда «Первый канал» показал место крушения метеорита, а это на самом деле не то совершенно место, это место где-то, по-моему, в Кыргызстане что ли…

А. ПЛЮЩЕВ: Да-да-да-да.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: … где-то там…

В. АРУТЮНЯН: Где горят торфяники.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Да, да, там горят торфяники. Это видео, которое на самом деле… они уже горят там лет 30 на самом деле. Вот ошибка есть такая и риск есть такой на самом деле, дать… и от этого никто не застрахован на самом деле, никто, ни мы, ни «Первый канал», ни коллеги с «ВГТРК». В погоне за просто оперативностью можно выдать что-то не то. Вот надо, конечно, тщательнее проверять, и риск такой действительно существует.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот спрашивают… в принципе, мы этого касались вопроса, но тем не менее, можно вернуться. Почему-то вопрос адресован Виталию, я думаю, что Ашот тоже может на него спокойно ответить. «По какому принципу отбирают ролики для эфира новостей и программы «Мобильный репортер»? Как мне снять ролик, чтобы он попал в эфир?» Есть какие-то основные принципы?

В. АРУТЮНЯН: Что касается программы «Мобильный репортер», то мы пытаемся там делать упор именно на репортажи, чтобы человек снимал и комментировал происходящее.

А. ПЛЮЩЕВ: То есть, рассказывал о том, что происходит.

В. АРУТЮНЯН: Рассказывает о том, что происходит, о том, что видит. Это интересно, это вот такая репортажная работа. Вот именно «Мобильный репортер» как бы отвечает сам за себя, название, что называется. Прежде всего, мы, собственно, стараемся людей, так сказать, приучить к этому. В частности, на сайте объявляются конкурсы различные, условие которого, условие участия в котором – как раз озвучивание. Ну, что касается просто роликов, то здесь критериев нету, которые вот именно новостные, должны пойти вот срочно в эфир. Начиная, там, не знаю, от снега в Барнауле, который был у нас на прошлой неделе в эфире, да… в сентября снег в Барнауле – это интересно. Заканчивая, ну, опять же, метеоритом. Тут можно все что угодно, каких-то таких жестких критериев нет.

А. ПЛЮЩЕВ: У вас есть критерии какие-то, Ашот? Скандалы, интриги, расследования?

(смех)

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Нет, таких критериев нет, скандалов тоже нет. Критерий на самом деле один: должно быть видно то, о чем было заявлено. То есть, если заявлено о том, что падает метеорит, должно быть видно, как падает метеорит. Если заявлено о том, что чиновник, там, бьет, не знаю, на дороге какого-то простого водителя, это должно быть видно, что это этот чиновник, должно быть видно его автомобиль. То есть, главное, чтобы мы показали то, о чем мы будем заявлять. Вот и все.

А. ПЛЮЩЕВ: Но у вас не возникало никогда такого желания – я тоже к обоим сейчас обращаю этот вопрос – поговорить с человеком, чтобы он на вас работал постоянно? Или взять его в штат, там, например, и так далее. Есть такие случаи?

В. АРУТЮНЯН: У нас есть…

А. ПЛЮЩЕВ: За шесть лет сколько наняли?

В. АРУТЮНЯН: У нас есть штатные мобильные репортеры, их порядка ста человек. Ну, не так чтобы прям на окладе, но они постоянно снимают, мы им можем заказывать какие-то материалы. Их порядка ста человек, они все есть у нас, все их телефоны. Если что-то случается, мы звоним, например…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: А на что они снимают? Потому что для меня, конечно…

В. АРУТЮНЯН: На все что угодно.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: На все что угодно?

А. ПЛЮЩЕВ: Вам все равно?

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Закадровый голос накладывает определенное ограничение качества, потому что когда человек снимает…

А. ПЛЮЩЕВ: Да, со звуком – это отдельная засада всегда.

В. АРУТЮНЯН: Ну, что касается вот таких вот постоянных авторов, они уже приобретают технику посерьезней, камеру, да, и снимают. А что касается вот таких репортажей, о которых вы говорите, закадровым голосом, то тут снимают, как правило, на телефоны. Вот последний пример я приведу. В программе был репортаж из Нижнего Новгорода: мужчина спустился в подвал с фонариком, с телефоном и снял, собственно, как его там топят, этот подвал…

А. ПЛЮЩЕВ: Подвал затапливают, в смысле, не мужчину…

В. АРУТЮНЯН: Подвал, да.

А. ПЛЮЩЕВ: (смеется) Понятно. Вы делали уже кому-то офферы по работе из тех, кто вам что-нибудь присылал?

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Я бы с удовольствием на самом деле сделал оффер всем пользователям Google Glass, когда они выйдут.

(смех)

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Потому что это изобретение, конечно, я думаю, перевернет вообще мир медиа, если начнут массово пользоваться, если массово действительно начнут пользоваться…

А. ПЛЮЩЕВ: Если его сертифицируют вообще в России, разрешат…

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Ну, собственно, да. Собственно, как было с видеорегистраторами. Сейчас мы просто на самом деле не осознаем, какое количество видео с видеорегистраторов попадает в сеть в соотношении с тем, как это было лет пять назад. Пять лет назад не было столько видео с видеорегистраторами. И те же…

А. ПЛЮЩЕВ: Да практически видеорегистраторов-то не было.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Да, да, собственно. И вот этот бум, скандалы с этими машинами с мигалками, он произошел за счет технологий на самом деле.

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Было все то же самое раньше, было еще хуже, чем сейчас, значительно. Сейчас эти чиновники, они подуспокоились, сейчас нет столько мигалок уже, сейчас уже спокойнее, потому что они понимают уровень ответственности просто перед населением и что это пойдет в интернет, все будут смотреть, будет резонанс. Вот. А когда появятся Google Glass – я надеюсь, что они вообще появятся – мы уже допишем специальный апдейт для нашего приложения, чтобы пользователь мог в прямом эфире выходить, даже не задействуя свои руки.

А. ПЛЮЩЕВ: Слушайте, еще был вопрос, но он такой, даже не вопрос, а ремарка, которую я превращу в вопрос. Алла пишет: «Риск! Как пройдет неугодный власти материал – так вас пересажают». На самом деле, ну, поскольку «ВГТРК», он у нас государственная телекомпания, значит, «News Media Corporation» – тоже, в общем… она не государственная, разумеется, но никогда в оппозиционности не была замечена…

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Вот я знал. Я шел на эфир, я знал, что вот все равно мы как-то к этой теме зайдем. Давайте поговорим, давайте поговорим про Кремль (смеется)

А. ПЛЮЩЕВ: Подожди-подожди, я, кстати, о технологии, я о технологии в данном случае все равно говорю. То есть, существует ли какая-то редакционная политика в этом плане, да, которая отсеивает?.. Ну, люди-то снимают, они вашу редакционную политику, я думаю… ну, 90% вообще не парится, есть она, нет. Вот присылают видео, и все. И хотят получить денег. А иногда и не хотят даже. Вот. Только и всего. Что в этом смысле насчет редакционной политики? На что может рассчитывать человек, который, там, снял какое-то видео? Оно всем критериям, которые вы заявили, соответствует, но, возможно, не соответствует редакционной политике ваших телеканалов, в том числе идеологической, в том числе и политической ориентации.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Я напомню, что редакционная политика холдинга, она одна, она неизменна. Поскольку мы коммерческая структура, мы показываем только то, что интересно аудитории. Это может быть абсолютно любое видео. У нас каждую неделю практически появляется видео с тем или иным, там, чиновником каким-то, который нарушил тем или иным способом закон. Поэтому, у нас нет никаких абсолютно ограничений в этом плане, что снимите что-то, там, не знаю, и мы это не поставим. Мы ставим все, все, что интересно аудитории.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот этот я бы ответ Ашота Габрелянова прям бы вырезал так вот и сделал отдельным джинглом вот таким для тех, кто будет присылать туда видео, на всякий случай, мало ли вдруг у вас какие трудности. «Сам Ашот сказал, старший приказал взять мое видео! Слышали, нет?»

(смех)

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Я накануне общался с коллегой, мы обсуждали телеканал. И коллега мне сказал: «А почему бы ребятам вообще не стать Инстаграмом Владимира Путина?» Ведь подумайте, у Рамзана Кадырова есть свой аккаунт в Инстаграме, а у Владимира Путина нет интернет-канала, где он бы мог показывать какие-то свои вещи off the record. Вот у вас нет таких планов или такие планы есть?

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Мы показываем все, что интересно, я повторю. Причем дело не в Путине, там. Знаете, ко мне приходили на интервью сотрудники «Ленты.ру», там, и брали у меня интервью, там девочка Лиза, она говорит: «Вот, вы не показываете, вот вы такие, вы не показываете оппозицию…»

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, вот спрашивают…

А. ГАБРЕЛЯНОВ: «… вы за власть…»

А. ПЛЮЩЕВ: «Они будут выкладывать ролик, в котором, например, полиционер кого-то избивает? У них были ролики с Болотной?» — он спрашивает.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Да у нас постоянно это появляются…

В. АРУТЮНЯН: Таких роликов полно.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: У нас постоянно, и не только, да, «ВГТРК»…

В. АРУТЮНЯН: В эфире всех телеканалов, не важно, «ВГТРК» это или «Life TV»…

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Да, я расскажу историю. Когда пришли, начали говорить: «Вот вы, у вас такая политика, вы не показываете…» Я при журналисте «Ленты.ру» звоню своему заместителю и говорю: «Я же с тобой не договаривался?» Он говорит: «Нет, не договаривался». Звоню по громкой связи. Говорю: «Толя, мы показывали вчера митинг Навального на Болотной?» Он говорит: «Показывали». Я говорю: «Сколько прямых включений было оттуда, с места?» Он говорит: «Четыре». Я уже хотел класть трубку, он говорит: «Ашот, подожди, я тебе скажу так: у нас даже в студии были гости, которые были пронавальновцы такие, за Навального. И они сказали такую фразу: «Мы за Навального, мы победим». (смеется) Я говорю: «Видите, мы даже более оппозиционные, чем телеканал «Дождь», «Эхо Москвы».

(смех)

А. ПЛЮЩЕВ: … «Life News» — самое оно.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Вот как мы перешли, да, плавно?..

А. ПЛЮЩЕВ: Да-да-да. Ну, этот вопрос невозможно не затронуть, поскольку редакционная политика, она всегда важна, и пользователь должен понимать, на что рассчитывать.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: И она всегда есть, потому что правила игры должны быть прозрачны…

А. ПЛЮЩЕВ: Ну да.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: … и ясны.

А. ПЛЮЩЕВ: Просто Виталию мы не дали практически сказать на эту тему ничего.

В. АРУТЮНЯН: Ну, собственно, вы только что сами ответили: что редакционная политика, она важна, у каждого, там, канала есть своя редакционная политика. И нужно понимать, что если по каким-то причинам, этическим, не этическим, различным причинам, редакция посчитает, что этот ролик не интересен, ну, значит, он не интересен.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Есть другая проблема, вопрос уже, скажем так, наверное, даже и государственной безопасности. Вы помните, наверное, все, печальные события с «Норд-Остом», когда один из телеканалов начал показывать момент…

А. ПЛЮЩЕВ: … подготовки к штурму.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Да. Поэтому… и у нас похожие истории случаются, когда мы получаем тот или иной контент, который может повлиять на жизнь государства и вплоть до жизни людей. И поэтому…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: И как вы решаете?

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Ну, мы…

А. ПЛЮЩЕВ: А какой, например? Ну, так…

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Ну, пример был следующий. Это не с видео конкретно, но у нас появилась информация проверенная, документально подтвержденная, о том, что в Москву выехала, там, бригада террористов для организации теракта. Вот. И мы эту опубликовали информацию, о том, что действительно… Через, там, некоторое время звонят сотрудники спецслужб и сообщают: «Ребят, что вы делаете? Мы планировали, разрабатывали эту историю долгое время, этих террористов, выманивали их специально, чтобы здесь их всех хлопнуть». Вот. А действительно они выезжали, чтобы устроить… но это была спецоперация проведена, для того чтобы… там были подставные люди… то есть, они проводили спецоперацию специальную. И вполне возможно, если бы мы эту информацию оставили… нам пришлось убрать, просто снять с сайта данную информацию. Если бы мы эту информацию оставили, эти террористы увидели бы эту новость, и они не приехали бы, и в дальнейшей смогли бы подготовить, в итоге, теракт и убили бы людей…

А. ПЛЮЩЕВ: Мне всегда казалось, что однажды появившееся в интернете, уже становится общеизвестным.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Ну, я очень надеюсь, что террористы те, о которых мы говорим, не дошли до такого уровня, чтобы в кэше Яндекса, там, сидеть и искать информацию о себе.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Ну, хорошо, мы говорим сейчас о той информации, которая была уже опубликована. А если есть подозрение, что эта информация может быть такой, но она еще не опубликована, у вас есть какой-то механизм, которому вы следуете?..

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Конечно, мы научены уже опытом, и мы четко понимаем, где может произойти какая-то печальная история, где не может произойти история. Ну, приходится принимать коллективные решения, конечно. Если возникают у нас такие опасения, мы отправляем запрос в спецслужбы о возможности, например, публикации. Потому что мы понимаем, что вопрос стоит о государственной безопасности, о жизни людей. Просто мы не можем на себя брать такую ответственность ни в коей мере, и здесь уже должны принимать решение на государственном уровне.

В. АРУТЮНЯН: Любая информация должна быть все-таки проверена. И бывает много провокационных роликов, которые тоже… нужно учитывать, что с помощью интернета определенные люди решают свои определенные проблемы. Это тоже нужно это учитывать и, что называется, не идти на поводу. Поэтому, любую информацию нужно проверять, в том числе и такой контент.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Была даже история, сейчас расскажу реальную историю, как Сережа Минаев наколол очень много… я не знаю, было ли это у коллег в эфире. Появляется видео, на котором Сергей Минаев, известный писатель и телеведущий, обгоняет с мигалкой на машине какого-то человека, простого водителя. Открывается окно, он начинает кричать ему что-то там очень так активно и нецензурно. Это видео появляется в интернете, то есть, как человек снимал его на телефон. И все начинают, там, искать, все, там, пурга в интернете стоит, Сергей Минаев, там, набыковал, у него мигалка, имеет ли он право использовать или нет?.. Оказалось, что это просто промо его передачи. Вот (смеется).

А. ПЛЮЩЕВ: Смешно, что.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Да. Но это реально… видео действительно есть, на видео действительно Сергей Минаев…

А. ПЛЮЩЕВ: Действительно с мигалкой.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: И с мигалкой, действительно. То есть, все действительно так, как было заявлено. Но это был пиар, заранее подготовленный.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну да, вирусный ролик.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Страшно подумать, какой будет у вас.

(смех)

А. ПЛЮЩЕВ: Да. Еще есть у вас пара минут, для того чтобы задать вопрос нашим гостям. Ашот Габрелянов, исполнительный директор холдинга «News Media» (это «Life TV»), и Виталий Арутюнян, шеф-редактор проекта «Мобильный репортер» («ВГТРК»). Ну, есть сейчас такая тенденция возрастания платного контента. Вот наши с вами коллеги, конкуренты телеканал «Дождь» запускают платный контент. Естественно, вы тратитесь на мобильных репортеров на своих и все. Собираетесь ли вы вводить какие-либо платные функции для своих проектов, для своего телевидения?

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Кому вопрос?

А. ПЛЮЩЕВ: К вам обоим.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Кто начнет? Давайте я начну. Модель, я считаю абсолютно, что модель подписки для пользователей абсолютно не работает в сети. Это не удалось сделать даже такому гиганту и супер, мега-мегапрофессионалу, как Руперту Мердоку. Вы все знаете его печально известный проект «The Daily», который провалился, с подпиской с платной. И все проекты, которые нацелены на информационный контент, и за него платить – люди этого не делают. Можно платить за развлекательный контент, за это люди готовы действительно платить. За сериалы, шоу – такого формата. Но люди не готовы платить за информацию, потому что на информацию поставить копирайт невозможно. То, что было сказано и произошло, это попадает везде в сеть, все начинают об этом говорить. Все. Можно, если ты будешь обладать достаточным количеством контента, я не знаю, который можно будет каждый день смотреть новостной, только у тебя будет это видео, например, там, тогда люди будут готовы за это платить. Ну, это приблизительно как …

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Вы-то как раз это можете сделать, потому что у вас очень много эксклюзива.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Такого количества все равно, такого количества, его просто физически нет в мире. Если бы мы могли, например, каждый день показывать видео, как Уилл Смит бьет журналиста, условно говоря, такого масштаба, тогда бы, конечно, мы бы сделали совершенно другую модель, мы бы сделали подписку для агентств, мы по-другому работали бы. Такого просто не происходит, столько событий на видео в сутки не происходит. Там, ну, максимум за день мы получаем одно, там, два видео эксклюзивных, которые можно показывать. Но не бывает так, чтобы, например, 10-15 супервидео, которые все будут смотреть: там, не знаю, и Уилл Смит бьет журналиста, там, и…

А. ПЛЮЩЕВ: Как тебя тронуло-то это видео…

А. ГАБРЕЛЯНОВ: … и политический деятельно ходит, там, в стриптиз-клуб какой-нибудь, и чиновник берет взятку, и сотрудник, там, спецслужб с номерами АМР бьет… столько видео просто не существует, не происходит.

А. ПЛЮЩЕВ: Виталий.

В. АРУТЮНЯН: Ну, что касается «ВГТРК», то каналы, они всегда были общедоступны, и я думаю, что так все это и останется. Ну, это не считая цифрового семейства, которое есть.

А. ПЛЮЩЕВ: Нет, ну, на сайте не будет ли чего-нибудь такого? Как вы вообще относитесь к этой модели? Только очень коротко, у меня еще один маленький вопрос, осталась минутка всего.

В. АРУТЮНЯН: Эта модель, на мой взгляд, она не жизнеспособна.

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Совсем маленький вопрос, он технического такого плана. Вот вы выплачиваете деньги, да? А потом человек должен пойти и с этого налоги заплатить?

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Нет, мы всю налоговую нагрузку берем на себя.

А. ПЛЮЩЕВ: А у вас как?

В. АРУТЮНЯН: То же самое.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Если мы заявляем человеку, что он получит 100 рублей, он получит 100 рублей, он не получит, там…

А. ПЛЮЩЕВ: И все, его налоговая не затаскает потом …

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Не-не-не, налоги… мы всю нагрузку с людей полностью снимаем. Человеку всего лишь надо снять на приложение «Life News», отправить на видео и получить деньги за это.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Я доспрошу. А как с верификацией? Можно ли отправлять видео анонимно?

А. ГАБРЕЛЯНОВ: Можно. У нас есть специальная опция. Если зайдете в приложение, посмотрите, есть специальная опция отправки анонимно.

А. ПЛЮЩЕВ: А у вас?

В. АРУТЮНЯН: У нас с этим сложнее. У нас каждый, кто отправляет, регистрируется на сайте, поэтому… регистрацию все-таки проходит человек.

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое, благодарю наших гостей. В общем, как-то стоим, мне кажется, на пороге какого-то нового… чего-то нового в нашем и обычном телевидении, и интернет-телевидении. Шесть лет «Мобильному репортеру» уже, тем не менее, всегда есть место для чего-то нового. Только что запустившееся «Life TV», с чем еще раз поздравляю Ашота Габрелянова исполнительного директора холдинга «News Media» («Life TV»). И благодарю также Виталия Арутюняна, шеф-редактора проекта «Мобильный репортер» («ВГТРК»). С вами были Андрей Ходорченков и Александр Плющев. До следующих встреч, пока, до свидания.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Всем пока.

А. ГАБРЕЛЯНОВ: До свидания.

В. АРУТЮНЯН: Счастливо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире