'Вопросы к интервью
А. ПЛЮЩЕВ: В Москве 21 час 8 минут, здравствуйте, это программа «Точка», вас приветствует Александр Плющев, со мной вместе мой коллега Андрей Ходорченков.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Всем добрый вечер.

А. ПЛЮЩЕВ: Смотри, это наша телетрансляция в Сетевизоре у меня запустилась, наконец-то, ее слышно. Ну, нас видно в Сетевизоре. Смс +7-985-970-45-45 работает, и твиттер-аккаунт @vyzvon. Нашу программу сегодняшнюю мы бы хотели начать со слов памяти Илье Сегаловичу. Человек, который… один из людей, которые создавали Рунет. И был он у нас в программе неоднократно. Человек, который создавал Яндекс вместе с Аркадием Воложем, и очень много сделавший для нашей отрасли. И, в принципе, это очень большой удар по российскому интернету, уход Ильи Сегаловича. С другой стороны, человек своим примером показал, что можно быть а) и успешным бизнесменом, б) и порядочным человеком, в) и крайне креативным и показательным для остальных людей, для благотворительности, всего, чем он занимался. В общем…

Материалы по теме

Будете ли вы платить за телеканал «Дождь»?

да
40%
нет
54%
затрудняюсь ответить
5%


А. ХОДОРЧЕНКОВ: Можно быть еще ответственным гражданином. Как я понимаю, похороны скорее всего пройдут в четверг. Всем, кто его знал, наши соболезнования.

А. ПЛЮЩЕВ: Да. Мы продолжаем нашу программу. Ну, давайте с помощью нашего звукорежиссера Наташи Кузьминой мы немножечко отобьемся даже.

ОТБИВКА

А. ПЛЮЩЕВ: Сегодняшний эфир мы свой решили посвятить теме платного телевидения в интернете. Просто дело в том, что когда весной было объявлено, что телеканал «Дождь» хочет попробовать модель платную в интернете, взимать плату за просмотр определенных своих продуктов в интернете, конечно же, это вызвало очень большой резонанс. И ближе к делу я очень хотел поговорить с руководителями телеканала «Дождь», поскольку дело это неслыханное, надо сказать. И вот они в студии. Наталья Синдеева, генеральный директор телеканала «Дождь». Добрый вечер.

Н. СИНДЕЕВА: Добрый вечер.

А. ПЛЮЩЕВ: И Александр Винокуров, инвестор телеканала «Дождь». Добрый вечер, Александр.

А. ВИНОКУРОВ: Здравствуйте.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Добрый вечер.

А. ПЛЮЩЕВ: У вас это первое совместное интервью или нет?

Н. СИНДЕЕВА: Второе.

А. ПЛЮЩЕВ: А, у вас было уже. Жалко, не мы первые.

Н. СИНДЕЕВА: Чуть не побили друг друга тогда. Я не знаю, чем закончится сегодня (смеется).

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, мы рассадим просто, и все. Расскажите, что и когда планируется, прежде всего. Потому что когда это объявлялось, сроки еще были не известны. Известны ли сейчас? И что это будет, в результате, для пользователей?

Н. СИНДЕЕВА: Давайте я начну со сроков. Дело в том, что мы понимаем прекрасно, что это достаточно сложная техническая задача, и не такая банальная, как, там, нам казалось с самого начала. Но насколько сложной она будет, насколько большое количество вопросов потянет за собой, мы, конечно, не предполагали. И вот 1-го, собственно… нет, наверное, 15 июля была тестовая версия первая, которую мы начали тестировать, внесли в нее, там, миллион всяких изменений и дополнений. Буквально, там, 5 или 6 августа будет, как мы надеемся, финальная тестовая версия, которую мы начнем тестировать уже на реальных кредитных карточках, на смсках и так далее, но внутренне, чтобы понять, как все работает, насколько удобно. Но, помимо технологического построения, там, платформы, взимания, там, денег и защиты и так далее, возникло еще параллельно много аспектов, которые необходимо решить. Например, там, пиратство, которое, там, понятно, в огромных количествах. И это не банальная задача, ее не решить за несколько дней. Но мы этим занимаемся. Это договоры с операторами, которые транслируют нас на своих платформах в интернете, и это часть договоров наших по кабельному распространению. И это тоже вопрос, который надо решать. Канал в Ютьюбе, который мы только начали развивать, и с ними тоже надо понимать, что делать дальше, да?

То есть, миллион вопросов, которые мы сейчас в процессе решаем. При том, что надо тоже понимать, что у нас нет огромного штата людей, у нас нету большой, там, группы, которая бы это все разрабатывала. Вот Андрей улыбается, он знает, как у нас все устроено. У нас там работает фактически три или четыре человека на этом проекте, руководит всем Лена Кирюшина, которая, в общем-то, иногда хватается за голову, прячется и говорит: «Неужели мы это сделаем?» Вот. Поэтому, в общем, сейчас мы себе поставили срок, и вроде, тьфу-тьфу-тьфу, мы все успеваем – это 1 сентября. Ну, во всяком случае, пока я чувствую, что уже засад глобальных, которые возникали у нас вот сейчас за это время подготовки, вроде уже не предвидится.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: А у меня как у сотрудника «Дождя» абсолютно уникальная возможность задать все самые неудобные вопросы своему руководству и за это не получить по башке. Я, собственно, хотел спросить: а что в 12-м и 13-м году случилось такого – ведь аудитория у телеканала росла, аудитория у сайта росла – почему вы вдруг приняли решение именно в 13-м году перейти на такую модель? Это вообще когда идея была рождена?

Н. СИНДЕЕВА: Ну, вот, Саш, давай ты…

А. ВИНОКУРОВ: Очень важно сделать один шаг назад, да, для того, чтобы объяснить тем, кто нас слушает, что телеканал «Дождь» в телевизоре всегда был платным и сейчас является платным. Если вы смотрите нас в телевизоре, как, собственно, и положено смотреть телевидение, то, скорее всего, вы используете «Триколор», «Билайн», либо «Диван ТВ», либо какого-то другого платного оператора. И там никаких изменений не произойдет. Так же человек платит за пакет, и находит в нем телеканал «Дождь», и смотрит. Изменения касаются только именно смотрения в интернете. И еще одна важная штука, приоритетным, то, что мы собираемся, собственно, сделать в первую очередь платным, является лайвстриминг, то есть, та штука в интернете, которая больше всего похожа на телевидение. То есть, если мы говорим о новостях, о каких-то коротких, там, видеосюжетах, да, то часть из них останется бесплатной, часть станет платной, и это мы делать будем очень осторожно и по капельке. Вот. Но нам очень важно, чтобы в работе с платными операторами мы могли использовать этот аргумент: смотрите, мы платный канал. Мы платные, как в телевидении, значит, мы платные и в интернете.

Н. СИНДЕЕВА: Ну, собственно… извини, я просто поправлю. Это зона конфликта была всегда. Когда кабельный оператор приходит к нам или мы приходим к нему и подписываем договор о распространении, то первое, что, конечно, делает кабельный оператор, задает вопрос: а почему вы в интернете бесплатны и в открытом доступе? Это ненормальная ситуация для платного канала. Нет ни одного платного канала, который был бы в открытом доступе, ни в России, ни в Америке, нигде. Для нас, так как мы развивались, в общем-то, так как-то спонтанно, да?.. И для нас и платное распространение, и выход в интернет и так далее – это все не было единой такой стратегией, да? То есть, мы щупали, понимали, куда надо идти, и туда шли. И когда мы поняли, что это является такой серьезной проблемой в наших переговорах, потому что, ну, это действительно противоречие, вот, то мы, собственно, поняли, что это противоречие надо убирать. Ну, собственно, это первая причина, главная. Вторая причина…

А. ВИНОКУРОВ: Вторая причина – это уточнение стратегии. Наверное, так можно сказать. Потому что мы вот поняли, что развиваться правильнее по модели, по той модели, по которой существуют новостные кабельные телеканалы, например, в Соединенных Штатах Америки. Мы посмотрели, как и за счет чего они получают свой доход, и картинка получилась примерно такая: что до 50%, а в некоторых случаях до 80%, своего дохода они получают от дистрибуции, то есть, они получают от продажи контента. Соответственно, наш опыт продажи рекламы в течение, там, трех лет, он тоже показал, что, скорее всего, там, ну, каких-то огромных денег мы на этом не заработаем, нужно обязательно, и особенно учитывая формат телеканала, обязательно попытаться заработать деньги и на подписке тоже.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, у пользователя возникает законный вопрос. Не знаю, насколько законный, вы сейчас на это тоже ответите. Он заходит на сайт, там ему откручивают баннеры. Он смотрит рекламу, он грузит ролик – там ему откручивают, значит, эти самые прероллы, построллы и так далее, там реклама. И он еще должен за это платить деньги? Нельзя ли заплатить денег, чтобы не было рекламы?

Н. СИНДЕЕВА: Смотрите, ну, во-первых…

А. ВИНОКУРОВ: Можно, много.

Н. СИНДЕЕВА: Во-первых, делать качественный контент, вы прекрасно знаете – это очень дорого, это правда дорого. И для того, чтобы продолжать его делать, надо иметь возможность получать деньги и зарабатывать их с разных источников. Зрители, аудитория, потребители, собственно, когда начинались медиа, СМИ, когда появились первые газеты, они платили за газеты. Ни рекламодатели, никто не платили. Если тебе нравится газета, ты ее покупаешь. Если тебе нравится телеканал, ты за него платишь. Если тебе нравится радио, когда-нибудь, может быть, ты будешь за него платить. А рекламодатель…

А. ПЛЮЩЕВ: Радио бесплатное.

Н. СИНДЕЕВА: Ну, ок, ладно

А. ПЛЮЩЕВ: Много десятков лет.

Н. СИНДЕЕВА: Да, это… оно никогда не было платным.

А. ВИНОКУРОВ: Если бы появилось цифровое радио здесь, в России и в Москве, я думаю, что и «Эхо Москвы» предпочло бы на самом деле платное распространение, наверняка бы денег заработали больше.

А. ПЛЮЩЕВ: Я не знаю. Ну, вот я, например, слушаю вообще радио через TuneIn, через интернет – миллионы просто радиостанций, выбирай себе на вкус. Все бесплатно, извините, без рекламы.

Н. СИНДЕЕВА: Можно я скажу? Я знаю, сколько стоит производство радио. И действительно, действительно, например, можно делать радио, имея один компьютер, имея хорошую фонотеку, а теперь еще имея просто доступ к любой музыке. И производство хорошей радиостанции с качественной музыкой ничего практически…

А. ПЛЮЩЕВ: Еще выкупи авторские права, если мы говорим о музыкальном контенте.

Н. СИНДЕЕВА: Платишь в РАО процент от прибыли. А если у тебя нет прибыли, то ты почти ничего не платишь. Все очень просто и легко. Как раз ты не заключаешь договор ни с кем из производителей. Но можно я все-таки вернусь?

А. ПЛЮЩЕВ: Да-да.

Н. СИНДЕЕВА: Если говорить про рекламу. Так вот, когда вы смотрите телевизор, за который вы платите в подписочных каналах, вы только так же потребляете рекламу, вы тоже ее смотрите и так далее. Значит, чего мы уберем точно вот на этапе старта, запуска? У нас не будет прероллов на платных роликах, собственно, тех, которые мы будем продавать. Внутри прямого эфира реклама, собственно, останется та, которая идет в телевизор, она же идет в интернет. И, конечно, останется баннерная реклама, потому что там процентов 50-60 сайта будет открыто. Вот. Вот это мы сделаем точно. Если дальше мы поймем, почувствуем, что зрители готовы платить за отсутствие рекламы, да, мы поставим какую-то ставку, но мы поймем это только уже в процессе.

А. ВИНОКУРОВ: Конечно, если нам будет хватать денег от дистрибуции, то мы будем сокращать, сокращать количество рекламы, потому что она немного раздражает, естественно.

Н. СИНДЕЕВА: А можно?.. Мне кажется, вот еще очень важно сказать, сколько это будет стоить…

А. ПЛЮЩЕВ: Да.

Н. СИНДЕЕВА: … потому что когда мы говорим, вот платно, платно, там… Смотрите, мы для себя, там, долго думали, и вот как-то императивным путь, так, общаясь друг с другом, задавая друг другу вопросы, решили, что подписка, там, на телеканал должна стоить в год тысячу рублей. Тысячу рублей ты платишь…

А. ПЛЮЩЕВ: Вы имели в виду, конечно, эмпирическим путем.

Н. СИНДЕЕВА: А я сказала?..

А. ПЛЮЩЕВ: Императивным. Может быть, у вас…

Н. СИНДЕЕВА: Нет, я третье слово сказал. Да, я поняла, что я что-то неправильно сказала. Эмпирическим путем. Так вот, тысячу рублей в год ты платишь за подписку полностью ко всему контенту на сайте. Если ты не хочешь подписываться, если ты смотришь редко канал, ты можешь за 30 рублей купить…

А. ПЛЮЩЕВ: Тысяча рублей – это на год.

Н. СИНДЕЕВА: На год, да.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: А какое количество абонентов вы хотите?

А. ПЛЮЩЕВ: Не, подожди, подожди, сейчас не договорила Наталья. Если хочешь…

Н. СИНДЕЕВА: Если ты хочешь купить на сутки – 30 рублей. Если ты не хочешь, тебе не нужен эфир, ты хочешь посмотреть программу, не знаю, Собчак, ее интервью или какой-то репортаж, который мы сделали, поставили платным, ты тоже платишь 30 рублей. Вот, собственно, все очень просто и недорого.

А. ВИНОКУРОВ: То есть, транзакционная модель, аналог iTunes, да? Мне кажется, что… вы в iTunes покупаете что-то, Александр?

А. ПЛЮЩЕВ: Да.

А. ВИНОКУРОВ: В iTunes покупаете. Это будет… ну, мы надеемся, что это будет так же легко, так же просто и примерно в той же ценовой категории. Собственно, идея повторить iTunes на каких-то программах, именно на вот VoD, на отсроченном просмотре. 500 тысяч абонентов мы хотим. Лучше 600.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Это за какой период? Это за год?

А. ВИНОКУРОВ: Нет, нет, ну, естественно, мы понимаем, что это все не будет так легко и просто.

Н. СИНДЕЕВА: В бизнес-плане на следующий год стоит 100 тысяч подписчиков годовых…

А. ПЛЮЩЕВ: Я угадал, я угадал. Мы просто с Андреем перед эфиром обсуждали. Я говорю: «Ну, предположим, 100 тысяч».

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Я не помнил, а Саша не знал.

Н. СИНДЕЕВА: 100 тысяч если бы мы получили в следующем году подписчиков, ну, и, соответственно, транзакционные какие-то покупки…

А. ВИНОКУРОВ: Всего 100 тысяч. Аудиторные данные «Эхо Москвы» вы знаете и телеканала «Дождь» знаете.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну да.

А. ВИНОКУРОВ: 100 тысяч подписчиков – это много, но не страшно.

Н. СИНДЕЕВА: Нам кажется, это реальная цифра.

А. ПЛЮЩЕВ: Интересно. Ну, с одной стороны, вроде бы, а с другой стороны, не принято в интернете платить ни за что. Вот это есть. Я с очень большим бы оптимизмом относился, и действительно идея бы мне понравилась, я бы ее прям поддержал двумя руками, потому что «Дождь» мог бы стать локомотивом, который в Рунете, может быть, показал бы пример того, что можно платить, можно покупать, нужно платить. Там, копеечку, много, не много, но покупать. Не жертвовать именно… потому что жертвовать – хорошо у нас жертвуют, кстати.

Н. СИНДЕЕВА: Не-не-не…

А. ПЛЮЩЕВ: На хорошее дело хорошо жертвуют.

Н. СИНДЕЕВА: Нет, это как раз покупка…

А. ВИНОКУРОВ: Это относится к общественным проектам, как и к общественным медиа.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот, у вас же другая история.

А. ВИНОКУРОВ: У нас частный телеканал.

А. ПЛЮЩЕВ: Было бы здорово, потому что если выстроить в Рунете те отношения, когда человек за какие-то умеренные обоснованные деньги покупает качественный продукт, было бы вообще здорово, фантастически, может быть, послужило бы какой-то основой, каким-то базисом для того, чтобы не появлялось в будущем таких законов, как появляются сейчас, когда исключительно права правообладателей уважаются, и больше ничьи, не то чтобы, значит, всех. Извините за длинный спич…

А. ВИНОКУРОВ: Саш, но, смотрите, на самом деле мне кажется, что меняется ситуация. Вот даже мы с вами три года назад, наверное, мало чего покупали в интернете. А сейчас мы вот дома поставили Смарт ТВ, и у нас там стоит йотовский Play, приложение. Вы знаете, я… не знаю, мне кажется, они на нашей семье уже должны…

А. ВИНОКУРОВ: У нас уже дети научились…

Н. СИНДЕЕВА: … озолотиться, потому что мы все время покупаем. Я стала смотреть фильмы, потому что, ну, мне так удобно. У меня дети постоянно, там, просят какие-нибудь мультики…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: А за «Эхо Москвы» бы заплатили денег?

А. ВИНОКУРОВ: Я бы заплатил, конечно.

Н. СИНДЕЕВА: Да, да, да. Это вопрос (неразб.). удобство важно, цены важно и как бы потребности и отсутствия альтернативы

А. ВИНОКУРОВ: Да, у нас есть небольшой плюс, в этой нише у нас…

А. ПЛЮЩЕВ: Это здорово, но я вот, у меня вот был этот длинный спич, но в конце стояло «но». Я долго думал: ну, ведь люди, наверное. не очень будут охотно платить. Наверное, совсем неохотно. И потом я, вдруг меня осенило: так вы же, в общем, может быть, и не совсем этого хотите. Вас устроит, если они не будут платить, но они уйдут в кабель.

А. ВИНОКУРОВ: Конечно.

Н. СИНДЕЕВА: Конечно.

А. ПЛЮЩЕВ: Таким образом, вы как бы выпихиваете людей, ну, в хорошем смысле…

А. ВИНОКУРОВ: Мы не выпихиваем, мы хотим показать им продукт лицом, да? Потому что в HD гораздо красивее смотреть.

А. ПЛЮЩЕВ: «Мы есть и в кабеле, ребят». Вот там… и платить там меньше… ну, как меньше? В смысле, в расчете на один канал. Там, конечно, 200 рублей в месяц, но это получается 2 400 в год, да? Или сколько там? Смотря какая у кого подписка. На Триколоре, как мы сегодня выяснили, вообще 600 в год, да? Дешевле вашего получится. Вот. «Смотрите нас там, потому что у вас тогда не будет нагрузки на сервер, у вас тогда не будет…»

Н. СИНДЕЕВА: Мы не будим платить за трафик компании…

А. ПЛЮЩЕВ: Да, трафик и так далее. То есть, в этом смысле предположения верны. «Ребята, идите в кабель, если не хотите платить в интернете».

Н. СИНДЕЕВА: А знаете, еще, кстати, момент, который никто никогда не учитывает, но мы за каждого зрителя, который к нам подключается и смотрит нас через интернет, мы, телеканал «Дождь», платим деньги. Потому что компания, которая обеспечивает и делает для нас CDN, она за этот трафик собирает с нас деньги. Понимаете? То есть, мы уже за своего зрителя платим. Поэтому вот тут…

А. ВИНОКУРОВ: Тут еще важная одна штука. Мы не то что спорим все время, обсуждаем, что будут лучше покупать. Мне как раз кажется, что подписка вряд ли будет популярным продуктом. Мне кажется, что модель подписки, она, ну, как-то такая не очень модная и уходящая. А транзакционные вещи, то есть, именно покупка за 30 рублей какой-то одной программы, как вот, например, программы Собчак и Навальный, да? Вполне может быть альтернативой. То есть. Там…

Н. СИНДЕЕВА: Сколько, вы представляете, если бы мы…

А. ПЛЮЩЕВ: А, а, а, упущенная выгода!

Н. СИНДЕЕВА: 100% Знаете, как мы переживали? Мы подпрыгивали аж! 500 тысяч просмотров…

А. ВИНОКУРОВ: 15 миллионов рублей, между прочим.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, конечно, все бы заплатили. Да ничего подобного.

Н. СИНДЕЕВА: Ну, хорошо, не все. Заплатили бы даже 10% — согласитесь, это…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Как вы думаете – вот вы упомянули топовый эфир с Навальным – а как вы думаете, гости будут неохотнее ходить на телеканал «Дождь», учитывая то, что аудитория смотрения в интернете резко сократится?

А. ВИНОКУРОВ: Это зависит от продукта. То есть, если, условно, будут такие интервью, которые всех интересуют, мне кажется, что цена, ну, будет влиять на кого-то, но не так сильно.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: То есть, условный Навальный может вам сказать: «Вы знаете, а я к вам не приду, меня все равно у вас никто не увидит»?

Н. СИНДЕЕВА: У нас есть телевизионные цифры, которые, конечно, побеждают интернет, они уже очень большие, и они совершенно, там…

А. ПЛЮЩЕВ: Вообще в этом есть, знаете, в этом есть какой-то элемент некой непорядо… ну, не хочу вас обвинить ни в чем. Но, вот смотрите, смотрите. Я просто рассуждаю, с точки зрения интернет-пользователей. Я все-таки в Ассоциации интернет-пользователей состою, вот, я иногда ставлю себя на это место. Смотрите, телеканал «Дождь» раскрутился и стал популярен благодаря интернету, 100%. Фейсбук… это лучшее телевидение в Фейсбуке. Вот. Не устаю это повторять. Значит, Фейсбук, все друг другу сообщают, лидеры общественного мнения цитируют телеканал «Дождь», все ссылаются, все делятся и так далее.

Н. СИНДЕЕВА: Потому что наш контент неплохой, а не просто потому, что есть интернет.

А. ПЛЮЩЕВ: Безусловно, безусловно. Но интернет и интернет-сообщество стало одним из распространителей и пропагандистов, можно сказать, телеканала «Дождь». И вот, раскрутившись… ну, может быть, я чуть-чуть демагогичен, простите мне это. Значит, и вот, раскрутившись на этой аудитории, вы, телеканал «Дождь», вдруг ее кидаете, говорите: хоп, а теперь плати или иди вот туда, в телевизор.

А. ВИНОКУРОВ: Можно я про порядочность и про это самое? Кроме телеканала «Дождь», в интернете существует еще много всяких интересных, в том числе качественных СМИ, точнее, пытаются существовать. Потому что многим качественным СМИ в интернете довольно сложно выживать, потому что рекламная модель не позволяет им создавать качественные материалы и платить хорошим журналистам. То есть, нам кажется, что, пойдя, может быть, первыми, не знаю, одними из первых по этому пути, мы можем создать прецедент, когда и другие в том числе, не знаю, газеты, которые просто делают тексты, да, соответственно, либо другие видео-СМИ, у них появится возможность зарабатывать точно так же. То есть, я абсолютно верю, что эпоха, длинная эпоха рекламной модели подходит к концу, потому что мы все очень страдаем, переживаем, мы все, там, звенья гребаной цепи, за последние, там, не знаю, полтора года закрылось куча всяких интересных проектов, именно потому…

А. ПЛЮЩЕВ: В том числе и ваших.

А. ВИНОКУРОВ: Наших?

Н. СИНДЕЕВА: Пока ни один…

А. ВИНОКУРОВ: Наших не закрылось, подождите, это какой-то..

А. ПЛЮЩЕВ: А «Большой город»?

Н. СИНДЕЕВА: Его не закрыли.

А. ПЛЮЩЕВ: А.

А. ВИНОКУРОВ: Нет. Что, может быть, как раз появится альтернатива. На рекламе зарабатывать, особенно новым проектам, очень-очень сложно, и дальше будет еще сложнее.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: А я хочу поделиться каким-то своим собственным субъективным впечатлением. Я несколько раз поднимал вопрос платного контента у себя в Фейсбуке и обнаружил, что профессиональное сообщество, причем то профессиональное сообщество, которое иногда не ставит целью зарабатывать на своем контенте, очень в штыки воспринимает всю эту историю. Как вам кажется, ваши коллеги готовы перейти? Вот отрасль…

А. ВИНОКУРОВ: Не понял, что в штыки?

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Вот они говорят: «Вот «Дождь» не смотрю и платить за него не буду. И вообще не верю, что что-то может получиться».

Н. СИНДЕЕВА: Не-не, смотри, это разные сентенции. «Не смотрю и не буду» — не смотри и не плати. Ну, как бы понятно. А если ты смотришь, то ты подумай: хочешь, чтобы у тебя дальше еще был такой канал? Тогда ты, наверное, понимаешь, почему мы это делаем. Потому что это бизнес, да? И надо зарабатывать деньги. А, например, я могу сказать, что я общалась сейчас очень много с нашими коллегами из других СМИ, которые на самом деле очень ждут и надеются, что у нас получится. Они очень давно хотят к этому прийти. Крутые СМИ, хорошие…

А. ПЛЮЩЕВ: То, о чем я говорю.

Н. СИНДЕЕВА: Первые сделали «Ведомости», и они молодцы. Я не могу сейчас раскрывать цифры, но вот мне недавно сказали, сколько у них подписчиков. Потому что, ну, я не спрашивала разрешения, могу ли я сказать. Но это уже приличная цифра. При том, что у них подписка стоит, там, 5 с чем-то тысяч, да? И понятно, что «Ведомости» — достаточно узко все-таки профессиональная газета. Ну, такая, достаточно… с не такой широкой аудиторией, да? Вот. И у них это развивается. И, соответственно, я думаю, что если у нас получится, мы в это верим, вот вы правда… вот как бы мы здесь не сомневаемся, несмотря на критику совершенно, там, со всех сторон, да?

А. ПЛЮЩЕВ: Да, Александр, добавьте, пожалуйста.

А. ВИНОКУРОВ: Я хотел просто… вы наверняка встречали разговоры как журналисты, да, что вот серьезные репортажи уходят, что нет длинных текстов, что нет возможности разобраться с той или иной темой, да? На мой взгляд, выход для серьезных репортажей, для серьезных текстов, для длинных текстов, для нормальной журналистики – только платная модель, только плата за контент, да? Другого варианта нет. Никогда сложные социальные темы не будут окупаться за счет рекламы.

А. ПЛЮЩЕВ: Не будут настолько рейтинговыми, чтобы реклама в них…

А. ВИНОКУРОВ: Чтобы рекламодатель захотел поставить. Они не будут рейтинговыми, они не будут… ну, они дорогие, эти продукты, эти сложные репортажи, они дорогие.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот очень важную тему поднимает Татьяна из Германии, до которой мы сами вот с Ходорченковым – я не знаю, у него тут, правда, написаны вопросы, я не смотрел их, но до меня точно не дошло…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Озвучивай, Саша.

А. ПЛЮЩЕВ: Смотри: «Никакого плюса оплачивать «Дождь» в интернете не вижу». Почему? Аргумент: «Не могу использовать контент канала, когда хочу кого-то познакомить с ним».

А. ВИНОКУРОВ: Непонятно.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, смотрите, когда контент бесплатный, я ставлю «Поделиться, человек жмет и смотрит. Теперь он что? Я поставлю «Поделиться» — у вас наверняка останутся все эти…

А. ВИНОКУРОВ: Так это транзакционная модель.

А. ПЛЮЩЕВ: Безусловно.

А. ВИНОКУРОВ: То же самое…

А. ПЛЮЩЕВ: Безусловно. Вы нанимаете, вы нанимаете интернет-пользователей в качестве не просто своих распространителей, пропагандистов, а перепродавцов, еще к тому же работающих без комиссии.

А. ВИНОКУРОВ: Так это же круто.

А. ПЛЮЩЕВ: Да. Татьяна не хочет быть перепродавцом, работающим без комиссии.

А. ВИНОКУРОВ: Пусть не делает ссылки.

Н. СИНДЕЕВА: Подожди, так нельзя говорить. Татьяна, вы нам нужны, и, конечно, нам было бы здорово, если бы вы стали таким нашим распространителем. Но у нас процентов 60-70, мы считали, контента будет открытого, да? Именно транзакционного. И, как правило, ссылку делают все-таки на конкретную какую-то штуку. Поэтому, познакомить с нами можно, поставив ссылку на бесплатный какой-то ролик. Но если, Татьян, вам захочется…

А. ПЛЮЩЕВ: А бесплатные ролики будут как раз те, с которыми не хочется никого знакомить, я знаю.

Н. СИНДЕЕВА: Нет-нет, Саш…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: А вы можете рассказать? Ведь, наверное, уже есть какое-то представление о том, что останется открытым, что будет открытым, что в итоге, за что придется платить, а за что…

А. ВИНОКУРОВ: Первое и главное – это лайвстриминг. То есть, условное телевидение в его классическом парфеновском понимании будет платным, да? Это самое важное, что мы предполагаем закрыть. Дальше…

Н. СИНДЕЕВА: Ну, а дальше, смотрите, у нас… вначале мы написали целый список: вот эти программы закрываем, это оставляет открытым. Потом мы когда долго, там, в себе это варили, поняли, что это, наверное, не самое правильное решение. Поэтому, если так вот мазками: хотим закрывать полные версии наших каких-то эксклюзивных программ, которые являются нашими такими драйверами. Возможно, будем закрывать отдельные репортажи журналистские, сложные, дорогие, сложно подготовленные, которые действительно требовали, там, больших трудозатрат и за которыми люди идут, специально идут именно на этих журналистов. Вот. А там дальше посмотрим. То есть, мы хотим очень аккуратно. То есть мы будем, ну, пробовать и смотреть, как…

А. ВИНОКУРОВ: Торопиться не будем точно.

Н. СИНДЕЕВА: И есть еще один очень важный момент, и мы долго тоже на эту тему думали и почерпнули, собственно, это уже из чужого опыта, иностранного, не нашего: что в момент каких-то событий общественно значимых, больших и так далее, в этот момент, как правило, все открывается, да?

А. ВИНОКУРОВ: Вот я с этим тезисом, конечно, не согласен.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Вот выборы мэра Москвы являются общественно значимым событием?

Н. СИНДЕЕВА: Ты знаешь, смотря каким это будет… насколько это будет ярко все, понимаешь?

А. ПЛЮЩЕВ: Если ярко, то все платно будет.

(смех)

А. ПЛЮЩЕВ: Александр – инвестор, конечно.

А. ВИНОКУРОВ: Дай бог, чтобы было ярко и чтобы…

А. ПЛЮЩЕВ: У вас прямо конфликт интересов в семье.

Н. СИНДЕЕВА: Знаете, знаете, но, опять же, вот статистика иностранных: они говорят, что в момент, когда происходит что-то важное, ты открываешь, ты собираешь дополнительных людей, которые к тебе пришли в первый раз. И мы тоже это наблюдаем. Вот Андрей, который владеет нашими цифрами, знает, что в момент чего-то особо острого к нам приходят люди, которые, например, раньше никогда не приходили.

А. ПЛЮЩЕВ: Прежде всего, благодаря тому, что ваши бесплатные агенты делятся этим в Фейсбуке. Ну, условно.

Н. СИНДЕЕВА: Да.

А. ПЛЮЩЕВ: Да.

Н. СИНДЕЕВА: Вот в этот момент, может быть, мы будем… Но тоже, опять же, знаете…

А. ПЛЮЩЕВ: Как пойдет.

Н. СИНДЕЕВА: Понятно стало, что, опять же, все, что касается интернета, невозможно никакой стратегии построить вообще, потому что это все очень быстро развивается.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, просто… нет, я понял, что, наоборот, все интересное будет за деньги, потому что уже Собчак, видишь, все ногти пообкусали с Навальным, значит, и локти. Спрашивают вот – я продолжу вопрос Андрея – спрашивают… вы 1 сентября запускаетесь. А как же московские выборы, действительно? Как вы будете освещать в связи с этим московские выборы? По телевизору?

Н. СИНДЕЕВА: Нормально, точно так же, как и будем, по отелевизору. Точно так же, ничего не поменяется. Ну, опять же, если есть потребность в этом контенте, значит, человек к нам придет и за это заплатит. Если для него нет этой потребности, ну, значит, он не заплатит. Тем более, если бы мы поставили высокую цену, я понимаю, что мы бы таким образом, ну, как бы отсекали, возможно, там, лояльную какую-то часть аудитории, которая не может себе позволить.

А. ПЛЮЩЕВ: Между прочим, ваш, по сути, конкурент, Сетевизор, руководитель Сетевизора Святослав Буняев прислал нам смс. Он пишет: «Все, что делает Синдеева – большой респект. Они рискуют, но делают правильное дело, причем для всех интернет-вещателей». Святослав, видимо, тоже…

Н. СИНДЕЕВА: Спасибо.

А. ВИНОКУРОВ: Спасибо.

А. ПЛЮЩЕВ: … собирается как-то монетизировать. Ну, а как? Не в убыток же себе все время вещать. В этом смысле, наверное, все правильно. Тем не менее, очень… остается вот какой еще вопрос. Я так понял, что вы хотите, ну, в хорошем смысле вытолкнув в кабель часть людей, часть, там, оставив на стриминге за 1 000 рублей в месяц…

Н. СИНДЕЕВА: В год.

А. ПЛЮЩЕВ: В год, простите, в год. Извините, оговорился случайно. В год. Значит, вы хотите, чтобы интернет превратился… ну, как у «Ведомостей», архив. Там же платный в основном архив. Ты 30 статей можешь прочитать бесплатно. Мне, кстати, хватает на «Ведомостях», у меня тоже нет подписки там. Вот.

Н. СИНДЕЕВА: Александр, вы на нас подпишитесь или нет? Давайте сразу…

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, не знаю, не знаю. Насколько качественный будет контент, знаете ли, вот так (смеется). А что? Я свои деньги рационально трачу.

А. ВИНОКУРОВ: Вы бы купили интервью с Навальным за 30 рублей?

А. ПЛЮЩЕВ: Без вопросов, вообще, да.

А. ВИНОКУРОВ: Не подписывайтесь, Александр. Транзакционно 200 раз всего нужно нажать будет в год…

А. ПЛЮЩЕВ: Даже интервью с Собяниным я купил бы за 30 рублей, не говоря уж об интервью с Навальным. Да нет, ну, конечно, мне-то вот, мне как потребителю – может, кому-то будет интересна моя точка зрения – конечно, удобнее раз тысячу заплатить, и все включено, конечно.

А. ВИНОКУРОВ: Я бы предпочел, скорее всего, транзакционную именно штуку, потому что…

Н. СИНДЕЕВА: Ты как потребитель.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Но ведь это во многом зависит от того, насколько удобно человеку платить. Если вы привязываете свою карточку к своему аккаунту, нажимаете кнопку «оплатить за конкретный ролик», то если это удобно, люди будут этим пользоваться. Если неудобно – не будут. По-моему, это так…

Н. СИНДЕЕВА: Да, наверное.

А. ВИНОКУРОВ: Я не верю в такую, скажем так, масштабную долгосрочную лояльность. То есть, у меня у самого был опыт подписки на большое количество СМИ, и реально я, только «Ведомости», наверное, читаю регулярно, потом какие-то «Financial Times» я даже забывал, что есть подписка, терял паролб и так далее. То есть, транзакционная история мне была бы здесь удобнее, если я не являюсь ежедневным, регулярным читателем, потребителем.

А. ПЛЮЩЕВ: Так, значит, спрашивают: «Саш, не могли бы вы проголосовать в интерактиве: будете ли вы платить за «Дождь» или нет?» Мы планировали на самом деле…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Мы, собственно, это наша заготовка…

А. ПЛЮЩЕВ: Подожди, будем считать, что это Иррационал нам и предложил, а мы сами-то не знали. Давайте голосование устроим прямо сейчас. Будете ли вы платить за «Дождь»? Вот 1 000 или покупать по 30 рублей – это уже как вам нравится, любая схема к вашим услугам. Если да – 660-06-64. Если нет – 660-06-65.

Н. СИНДЕЕВА: Вот, я прошу прощения, здесь в Твиттере задают вопросы про Смарт ТВ.

А. ПЛЮЩЕВ: Да.

Н. СИНДЕЕВА: Значит, мы были одни из первых, кто вообще сделали приложения для Самсунга, LG и туда встали, когда только-только они появились. Но, опять же, только из-за того, что у нас не хватило просто рук, так как мы сами все это делали, мы упустили фактически вот этот старт. И сейчас, наконец-то, мы, там, наняли стороннюю компанию, которая для нас разрабатывает, собственно, все эти приложения. А вот очень сложный вопрос, потому что ты, покупая Смарт ТВ, уже, в общем-то, достаточно много заплатил за этот телевизор, для того чтобы еще внутри заплатить за что-то, да? И, скорее всего, приложение Смарт ТВ будет бесплатным на первых порах.

А. ВИНОКУРОВ: На первых порах

Н. СИНДЕЕВА: Да-да-да. Нет, мы тут тоже… понимаете, мы тоже много думали. Приложения для всех, для Андроида дорабатываем, улучшаем, потому что тоже мы там недавно только запустили. Мы будем менять совершенно приложение для iOS, и, возможно, мы потеряем даже наших подписчиков, которых у нас там больше 200 тысяч, потому что технически не очень понятно, как мы это переведем, вот. Ну, то есть, собственно, это тоже одна из проблем, которые есть в связи с платной подпиской.

А. ПЛЮЩЕВ: Я напомню еще раз телефоны для голосования. Если «да», 660… если будете платить за «Дождь», 660-06-64, если нет – 660-06-65. Код Москвы 495. Также смс есть +7-985-970-45-45, твиттер-аккаунт @vyzvon. Тысяча рублей – это 3 рубля в день, зато я с полным правом могу сказать: я финансирую «Дождь» — то, что написано у Натальи Синдеевой на крышечке Айфона.

Н. СИНДЕЕВА: Можно на сайт зайти, купить там тоже такой чехольчик.

А. ПЛЮЩЕВ: Небось дорого стоит, денег больших.

Н. СИНДЕЕВА: Дорого, дорого.

А. ПЛЮЩЕВ: «Меня полностью устраивает, – пишет Алексей. – Отдельное спасибо за смс как способ оплаты». Ну, вот транзакционная модель, если мы обсуждаем – вообще это интересно очень, модели все и так далее – она не подразумевает архива. Чем хороша тысяча рублей в год – это вдруг, вдруг что-то тебе в архиве всплыло, и ты должен… потом ты идешь, тридцаточку платишь, идешь, тридцаточку платишь – и так, в общем, набегает.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Ну, Саш, ну, а тебе не кажется, что ты рассуждаешь, как профессионал?

А. ПЛЮЩЕВ: Наверное.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Зачем тебе интервью 2011-го года с Алексеем Навальным?

А. ПЛЮЩЕВ: Согласен.

А. ВИНОКУРОВ: Я как раз хотел, да. Для нас архив – мы тоже не доспорили эту историю еще. Я бы, например, через две недели делал бы…

Н. СИНДЕЕВА: Подожди, подожди, мы это не договорились еще.

А. ВИНОКУРОВ: Нет, не договорились. Не страшно на эту тему порассуждать. Уже делал бы бесплатно эти штуки, да? Потому что они будут интересны буквально, там, не знаю, студентам, которые изучают талант Ксении Анатольевны Собчак задавать вопросы, да? У нас бизнес с коротким хвостом, как говорят, long tail наоборот, да? То есть, нужно посмотреть, то, что мы сделали, либо прямо сейчас, либо в течение двух дней, да, для того чтобы поддержать разговор и обсудить с товарищами, да? А потом…

Н. СИНДЕЕВА: Ну, статистика немножко о другом говорит. Вот Андрей тоже скажет, что хвост этот немножко подлиннее. Но, опять же, это вопрос пока открытый, да, мы не решили.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, так, сейчас, секундочку: «Москвич. «Эхо» за деньги слушать – это вообще надо быть идиотом». Да, спасибо большое. Ну, в общем, я такого же примерно мнения. Значит… вот, Алла из Тульской области: «Подписана на «Ведомости», так как это газета, которой нет аналогов. «Дождь» никогда не смотрела. Он тоже незаменим?»

Н. СИНДЕЕВА: Да.

А. ПЛЮЩЕВ: Хороший вопрос.

А. ВИНОКУРОВ: В каком-то смысле – да.

Н. СИНДЕЕВА: В каком-то смысле – да, конечно, в телесмотрении мы уникальны, у нас нет конкурентов, мы даже не можем ни с кем себя, собственно, сравнить, хотя нам иногда это очень было бы полезно.

А. ПЛЮЩЕВ: Очень важный вопрос задает Сергей: «Очень важен технологический вопрос. Возможно ли будет оплатить с WebMoney, Яндекс Деньги?» Вообще платежные инструменты – это крайне важно.

Н. СИНДЕЕВА: Ну, обязательно сразу есть карты, смс и любой другой способ оплаты, вот любой другой. То есть, агрегатор, который аккумулирует все возможные формы оплаты.

А. ВИНОКУРОВ: Но нам кажется, самым удобным будет именно тот же вариант, как сделано в iTunes, привязанная карта. То есть, если транзакционно, и нужно быстро включить интервью с Навальным, да, соответственно, то лучше воспользоваться привязанной картой. Если вы хотите заплатить за подписку либо скачать что-то из… ну, открыть что-то в архиве, то, конечно, все способы будут доступны тоже.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: А вот слушатели еще задают очень важный вопрос: а как с пиратами будете бороться?

А. ПЛЮЩЕВ: Да, вы упомянули, Наталья.

А. ВИНОКУРОВ: В соответствии с законодательством Российской Федерации.

А. ПЛЮЩЕВ: То есть, вы поддерживаете закон, который вступает в силу 1 августа.

Н. СИНДЕЕВА: Да, но он, к сожалению, на нас на самом деле – вот вам не нравится, а нам бы он был полезен – он не распространяется сейчас, он только для кинопроизводителей пока, а нас он не касается.

А. ПЛЮЩЕВ: Ничего, скоро же примут и про…

Н. СИНДЕЕВА: Ну, для нас это было бы очень важно, потому что сейчас ты можешь, условно, там, написать письмо, тебе, может быть, даже заблокируют, потом через два дня опять откроют, опять должен написать письмо, а потом ты, там, подаешь, условно, в суд, и потом ты ждешь еще, там, месяц, и тебя… то есть, их никто не выключает.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: То есть, правильно ли я понимаю, что рецепта борьбы с пиратством нет, и вы здесь упираетесь на то, что на сайте «Дождя» будет просто удобно это купить? Потому что если человек захочет какой-то контент найти в интернете, он все равно его обязательно найдет.

Н. СИНДЕЕВА: Ну, наверное.

А. ВИНОКУРОВ: Ну, если есть маньяки, которые будут искать то, что выложено буквально только сейчас… мне кажется, намного проще будет именно заплатить 30 рублей, чем ждать, когда это выложат, где-то искать и так далее и так далее.

А. ПЛЮЩЕВ: Вы недооцениваете наших пользователей, мне кажется.

А. ВИНОКУРОВ: Мы ориентируемся на вас – наверняка вы поступите все-таки…

А. ПЛЮЩЕВ: Ну да, я человек ленивый, это правда, это правда, и, в общем, не практичный. Вот есть люди практичные, за пятерочку удавятся. Ну, я – нет. Потому, наверное, до сих пор как-то и задаю вопросы в основном на «Эхе Москвы», а не отвечаю на них. Так, пишут: «И закончится московская хомячковая революция». Вот. Значит, как только платное введут, сразу все, хомячки разойдутся. Вообще такое количество смс на программе «Точка» бывает редко, прямо скажем. Действительно много.

Н. СИНДЕЕВА: Может, и платить будут? (смеется)

А. ПЛЮЩЕВ: Может быть.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Мы сейчас это узнаем.

А. ПЛЮЩЕВ: Голосование распределилось ровно, 50 на 50. 50,9 будут платить…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: 50% слушателей «Эхо Москвы» готовы платить за телеканал «Дождь».

А. ПЛЮЩЕВ: 50,9, да.

Н. СИНДЕЕВА: Заголовочек…

А. ПЛЮЩЕВ: И 49,1 – нет. Ну, знаете, это вечерний опрос. У нас похожий проходил утром. Там немножечко по-другому мы ставили вопрос, там была речь вообще об общественном телевидении. И там само общественное телевидение в нынешнем виде готовы поддержать порядка 30% своим рублем, а «Дождь» были готовы порядка 70% своим рублем.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: То есть, если бы «Дождь» стал общественным телевидением…

А. ПЛЮЩЕВ: К вечеру, знаете, рассеиваются эти какие-то настроения вот эти, знаете ли, к вечеру все потихонечку уходит. «Каждый день «Дождь» не смотрю, 30 рублей за раз жалко. Буду смотреть нужные ролики на Ютьюбе». Ну, то есть, пиратские имеются в виду, наверное. Я не знаю, как, каким образом.

Н. СИНДЕЕВА: Будем бороться

А. ВИНОКУРОВ: Надеемся, что не будет этих роликов на Ютьюбе.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: «За качественный контент я готова платить любые деньги. Галина».

А. ПЛЮЩЕВ: «Можно ли в таком случае рассчитывать на улучшение качества эфира? Надоели звуки стройки в студии, железяки и балки все время грохают».

А. ХОДОРЧЕНКОВ: А куда деньги пойдут?

А. ПЛЮЩЕВ: Вообще на самом деле про качество, про техническое качество огромное количество смс было. Я не так часто смотрю «Дождь», чтобы натыкаться на какие-то неполадки, я все время натыкаюсь на красивую картинку какую-то, вот. Я чаще на недоуменные какие-то лица ведущих наталкиваюсь. Но это отдельная тема.

Н. СИНДЕЕВА: Это живой эфир.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, живой, конечно.

Н. СИНДЕЕВА: Где вы сейчас видите еще живой эфир? Только на радио.

А. ПЛЮЩЕВ: На «Эхо Москвы» я вижу, в Сетевизоре, вот.

Н. СИНДЕЕВА: Правильно. И все.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Пока бесплатно.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, кстати, пока бесплатно. Вот. Можно ли рассчитывать на улучшение качества эфира в этом смысле?

Н. СИНДЕЕВА: Смотрите, смотря в какой части. Если мы говорим про качество трансляции в интернете, про зависания и так далее, то вот сейчас мы как раз до эфира даже обсуждали это, что, как правило, это связано с плохим качеством интернета и с плохой доставкой, собственно, и слабым сигналом. С нашей стороны, как правило, проблем меньше, да? Они бывают, если у нас просто переизбыток идет, там, посетителей на сайт, и тогда что-то происходит, и это реально сбои. И мы с ними боремся, независимо от того, платны мы или нет. Что касается технических каких-то накладок в эфире, я вам точно этого не обещаю, потому что это прямой эфир, 60% всего происходит в лайве. У нас рядом, к сожалению, идет стройка. Мы действительно по-настоящему открытый канал, у которого открытая студия, открыты окна, у нас нету звукоизоляции, и это было заложено в концепцию с самого начала. И мы не можем закрыть стройку на Красном Октябре, к сожалению, да? И наши постановщики, например, собирают декорации к вечернему шоу во время эфира, и, как бы они ни были аккуратны, все равно иногда что-то случается. Это все, к сожалению, обратная сторона медали живого прямого честного эфира. Вот и все. К сожалению, в этом месте мы боремся, мы стараемся, у нас уже даже ОТК появилось, которое следит за тем, что у нас там в кадре есть, что плохо, что хорошо, что надо поправить и какие звуки лезут в эфир. Но с этим сложно справляться.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Саша, подожди, еще вопрос один проглотили. А как с Ютьюбом со своим будете поступать? Учитывая то, что Ютьюб телеканала «Дождь» есть…

Н. СИНДЕЕВА: Более того, ты сам знаешь…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Да, я знаю, конечно.

Н. СИНДЕЕВА: … договор с компанией, которая развивает наш Ютьюб. Но, смотрите, на Ютьюбе никогда не было лайва, и, собственно, его там не будет, да? А, соответственно, ролики, которые будут платными, туда просто не будут выкладываться. Ролики, которые бесплатны, будут туда выкладываться. И монетизироваться Ютьюб будет только рекламой.

А. ПЛЮЩЕВ: Тут есть… наши радиослушатели не только в голосовании, но и на смс делятся на две тоже примерно одинаковые категории. Но, может быть, противники платной модели более активны. Значит, кто-то пишет, что «Саша, тысяча рублей в год – это не та сумма, о которой можно спорить». Ну, то есть, имеется в виду, что можно и заплатить, ничего страшного. А другие говорят, что «потеряете провинцию, где нет денег и за кабель заплатить». Мне-то казалось, что вся провинция утыкана вот этими Триколорами. Вот где ни едешь…

Н. СИНДЕЕВА: Это правда.

А. ПЛЮЩЕВ: А вы же там есть, «Дождь».

А. ВИНОКУРОВ: Там дороже…

А. ПЛЮЩЕВ: В казовом канале, да?

А. ВИНОКУРОВ: … дороже подключаться к интернету. Конечно, в базовом пакете.

А. ПЛЮЩЕВ: В базовом пакете, в смысле, да.

А. ВИНОКУРОВ: Да, да.

А. ПЛЮЩЕВ: И там дешевле, кстати, получается.

А. ВИНОКУРОВ: Получается, да, пока так.

А. ПЛЮЩЕВ: Но не получаешь доступ к архиву зато. И вот если тебе прислали ссылку, ты не можешь тыкнуть в телевизоре и посмотреть, вот. То есть, все по-разному. Так, что еще пишут? «Дождь» не умеет брать деньги. Пробовал дать деньги через Like'n'Pay – не берут, мурыжат персональным кабинетом, в котором я вязну».

А. ВИНОКУРОВ: Это к компании Like'n'Pay вопрос, как устроена там эта штука.

Н. СИНДЕЕВА: Да.

А. ПЛЮЩЕВ: «Платный интернет – убийство для инвалидов», — пишет Елена.

А. ВИНОКУРОВ: Что значит?

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, имеется в виду, что они не могут оплачивать, ну, я думаю. Я думаю, что Елена имеет в виду, что это дорого.

Н. СИНДЕЕВА: Ну…

А. ПЛЮЩЕВ: Извините.

Н. СИНДЕЕВА: Да, тут…

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Ну, вот даже не знаю, что произношу: «Из-за КХЛ и «Дождя» пришлось переходить на Ростелеком ТВ, который кормить совсем не хотелось бы. Все остальное, что мне нужно, есть в местном коммерческом пакете. Во сколько обойдется приобретение вашего канала для нашего местного провайдера в 100 тысяч клиентов?»

Н. СИНДЕЕВА: Ростелеком или для другого?

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Для другого, для местного.

Н. СИНДЕЕВА: Сейчас я боюсь соврать… от рубля до пяти рублей, по-моему, там зависит от количества абонентов. По-моему, от ста тысяч… это 2,5 рубля, по-моему, с абонента.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Вот так.

Н. СИНДЕЕВА: Ну, я могу соврать. Можно просто позвонить в нашу дистрибуцию, они точную дадут цифру.

А. ПЛЮЩЕВ: Еще спрашивают о контенте: «Как изменится контент после введения платного просмотра? Можно ли надеяться, что столько повторов уже не будет? Повторов слишком много. Будет ли расширяться линейка передач?» — спрашивает Варя.

Н. СИНДЕЕВА: Смотрите, линейка расширяться будет. Повторов на самом деле нету вообще в будние дни никаких, есть повторы в выходные дни, и тут срабатывает два фактора. С одной стороны, экономия действительно бюджета, потому что делать еще оригинальный контент в выходные дни – это очень дорого. А во-вторых, потому что жадность срабатывает, потому что те программы, которые выходили в будни… например, вот я не успеваю их смотреть в будни, у меня большое количество друзей тоже не успевает смотреть их, да? В телевизоре. И я фактически весь свой эфир смотрю в выходные дни, те интервью, те программы, которые я не успела. Но линейка расширяться будет. Боюсь тоже загадывать, потому что сложнейший выбрали путь. Мы хотим очень сильно… собственно, я рассказывала об этом в программе «Hard Day's Night» на канале в день рождения. Мы усиливаем линейку авторских программ, таких опиньонмейкеров, которые будут, с одной стороны, приглашаться на постоянный фактически эфир на канал, вот. А так как это все люди, у которых есть еще другая работа, другая занятость, и, в общем-то, с ними сложные переговоры, не могу пока озвучить фактически ни одну фамилию, потому что не подписаны договоры. Но я думаю, что с середины сентября мы вас порадуем какими-то людьми, которые появятся в эфире.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: А вот еще хороший вопрос.

А. ПЛЮЩЕВ: Давай.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: А чат на сайте останется? Потому что люди приходили не только смотреть, но еще…

Н. СИНДЕЕВА: Вот ответьте, Андрей, на этот вопрос. Андрей, останется чат на сайте? Я даже вот не знаю, что вам сказать по этому поводу.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Чат на сайте останется. Ну, комментировать эфир точно будет можно, а задавать вопросы – ну, как генеральный директор решит, так и будет. Переходим к следующему вопросу?

А. ПЛЮЩЕВ: Перевел стрелки на генерального директора.

Н. СИНДЕЕВА: Я даже никогда не была в этом чате.

А. ПЛЮЩЕВ: Напрасно, может быть, много потеряли, я не знаю. Скажите, а вот сейчас … просто Андрей задавал этот вопрос, когда пришло решение, там, и у вас увеличивается аудитория, там, и так далее. А сейчас телеканал «Дождь», он насколько убыточен?

А. ВИНОКУРОВ: Немножко убыточный, насколько… Пока убыточный, пока убыточный. Но у нас довольно уверенно растут продажи, растет рекламная выручка именно благодаря…

А. ПЛЮЩЕВ: Это как раз благодаря завершению длинной эры рекламной модели растет рекламная выручка?

А. ВИНОКУРОВ: Нет, благодаря росту аудитории.

Н. СИНДЕЕВА: Можно я расскажу? Вот мне кажется, это очень важно, чтобы вы понимали, дорогие наши зрители, которые думают, что реклама – это манна небесная, которая на нас свалилась. Вот просто так устроен рынок. Есть 100% рекламных денег. 98% этих денег, 98%, на секундочку, делят 20 эфирных каналов, 20, большая часть из которых является государственными каналами либо большими, крупными коммерческими каналами, которые уже много-много лет продают рекламу. И 98% этих денег, собственно, распределяют фактически три агентства больших селлеров, у которых находятся все бюджеты. И только 2%, 2, приходится на неэфирное телевидение. Неэфирных каналов на сегодняшний день около трехсот. Триста каналов получают 2%. И мы находимся в числе этих трехсот каналов, несмотря на то, что у нас совершенно эфирная модель, что мы совершенно не… ну, то есть, мы не нишевой канал, да? У нас дорогой контент. Почему, говорят, повторы? Например, на неэфирных каналах, ну, вот нишевых, там вообще шаг 4 часа у тебя оригинальный контент, потом повторы. И так у тебя все время, потому что иначе ты не выживешь, потому что ты не можешь, имея такой маленький процент денег, ну, рассчитывать на рекламную выручку. При том, что, опять же, да, «Дождь», «Дискавери», «РБК» в этом пироге, вот в этих 2% занимают достаточно большой кусок, и наш рост не пропорционален, собственно, тому, что есть вот в этом как бы неэфирном сегменте денег. Но при этом это вот крошки. И поэтому для нас… а выйти на вот эти… 98%-ный вот этот вот кусок пирога практически невозможно, потому что у тебя нету тех исследований, которые устроили бы рекламный рынок, нету заинтересованности селлеров развивать этот рынок, такой глобальный. Почему? Потому что с нами возиться надо много. Нас много, мы мелкие – и зачем на это тратить ресурсы? Вот и все. И поэтому мы бы рады… ну, как бы, понимаете, как? То есть, опять же, если бы рекламная модель (неразб.), не думали бы, может быть, на эту тему, понимаете? А очень сложно.

А. ПЛЮЩЕВ: Если вы сто тысяч наберете, как планируете, вы выйдете из убыточности?

Н. СИНДЕЕВА: Ну, если все так же будут расти наши рекламные доходы, ну, с тем же темпом, как они сейчас…

А. ВИНОКУРОВ: Мы не откажемся, если мы получим сто тысяч подписчиков, мы не сможем отказаться от рекламы.

А. ПЛЮЩЕВ: Безусловно. Нет, я не об этом спрашиваю.

А. ВИНОКУРОВ: Это, конечно, будет большим подспорьем.

А. ПЛЮЩЕВ: Я имею в виду, это решит сейчас вот ваши проблемы нынешние?

А. ВИНОКУРОВ: Ну, мы надеемся.

Н. СИНДЕЕВА: Ну, да. Если мы выполним план по году тот, который у нас стоит, и, например, у нас появится 100 тысяч подписчиков, то, наверное, мы практически, да…

А. ПЛЮЩЕВ: Ну что, спасибо большое. Андрей Ходорченков – мой соведущий. У нас сегодня в гостях были – Наталья Синдеева, генеральный директор телеканала «Дождь», Александр Винокуров, инвестор телеканала «Дождь». Будем ждать 1 сентября, смотреть, как это получится. Мне это очень интересно, конечно, вот с точки зрения преобразования Рунета во что-то такое более цивилизованное, где есть платный контент, есть бесплатный, можно купить одной кнопкой, все так удобно, красиво, да, и лениво. Спасибо вам большое.

А. ХОДОРЧЕНКОВ: Спасибо большое, что пришли.

А. ПЛЮЩЕВ: До свидания. И удачи вам.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире