'Вопросы к интервью
А. ПЛЮЩЕВ: 21 час почти уже 12 минут, с некоторой задержкой, но тем не менее, выходим мы в прямой эфир. Это программа «Точка», меня зовут Александр Плющев. Добрый вечер. И со мной в студии – я уже несколько отвык от этого – хотя и виртуально, но тем не менее, Саша Белановский, напрямую из Лос-Анджелеса. Доброе утро тебе.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Доброе утро. У меня не 21, у меня 09. Как тут говорят, 9 a.m.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот, 9.12 a.m. Так, и со мной же рядом в студии руководитель Games-TV.ru Дмитрий Баканович. Добрый вечер.

Д. БАКАНОВИЧ: Всем привет!

А. ПЛЮЩЕВ: И наш хороший знакомый Аскар Туганбаев. Сейчас он медиа-эксперт, можно его даже не связывать ни с какими брендами.

А. ТУГАНБАЕВ: Да, я самодостаточный.

А. ПЛЮЩЕВ: Медиа и интернет-эксперт Аскар Туганбаев. Вот в такой компании будем мы разговаривать о настоящем и будущем интернет-телевидения. +7-985-970-45-45 – это смс в эфир, твиттер-аккаунт @vyzvon. Этот разговор, надо сказать, носит у нас весьма такой сериальный характер.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Как и многие другие.

А. ПЛЮЩЕВ: Да. Аскар, по-моему, был уже как-то разок на подобной теме. Сейчас меня что сподвигло об этом поговорить? Ну, не только разные новости об интернет-телевидении. Тут вот, ну, например, Интел собирается запускать собственное интернет-телевидение и так далее. Их много, этих новостей, надо сказать, вот. Но и мой собственный опыт. Надо сказать, я тут погрузился в пучину интернет-телевидения, начиная от Эппл ТВ и заканчивая Смарт ТВ, вот, и был приятно удивлен, поскольку, ну, как-то вот дальше Ютьюба – я ведь человек, ведущий программы об интернете – особенно-то и не ходил. Ну, а что там, кроме Ютьюба, делать? – думал я. Моя программа «Star’цы» выходит там. Что, собственно, еще? Зачем нужно еще куда-то ходить? Оказалось, целый мир, я пропускал целый мир, вот. И об этом мире я хотел бы с вами поговорить. Ваши впечатления тоже — +7-985-970-45-45, еще раз повторяю, и твиттер-аккаунт @vyzvon. Ваши впечатления о развитии интернет-тв, чем пользуетесь вы, что смотрите, на что меняете привычный, значит, зомбоящик и так далее. Я бы хотел начать вот с чего. Как по-вашему, как быстро идет, насколько быстрыми темпами идет замещение ТВ традиционного… я здесь имею в виду даже скорее распространение, распространение сигнала, распространение контента, нежели, скажем, ну, я не знаю… нежели сам по себе контент, именно распространение. Насколько быстро идет замещение ТВ традиционного ТВ интернетным? А то, что этот процесс идет, по-моему, ни у кого сомнений не вызывает. Ну, с Аскара…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, я, кстати, может быть, добавил бы, что, может быть, это вопрос открытый, идет ли действительно замещение прям.

А. ПЛЮЩЕВ: У Белановского вызывает сомнение.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Да.

А. ТУГАНБАЕВ: Ну, оно… не замещение происходит, а некое расширение, да. Но, действительно, телесмотрение меняется, и это видно и по телесмотрению основному… Ну, тут надо понимать, что при этом количество времени, проведенного, в среднем, россиянами перед телевизором, не уменьшается, а последние годы увеличивается. То есть, у нас как было, там, 4 час, там, в среднем, россиянин проводил перед телевизором, так он и проводит. Но при этом у нас, конечно, там, за последний год, 12-й, в три раза увеличилось количество планшетов. То есть, у нас, там, уже несколько миллионов планшетов на руках, и они продолжают продаваться. И продаются и ноутбуки, и планшеты, и телефоны, и увеличивается проникновение ШПД (широкополосного доступа). Поэтому, у людей появляются и устройства, и возможность смотреть видео. Поэтому смотрение видео в интернете возрастает, там, ну, в разы. Вот. Но при этом и телевидение тоже сохраняет свои позиции. Поэтому замещения прямо не происходит, но, там, расширение смотрения происходит, да.

А. ПЛЮЩЕВ: Что ты думаешь по этому поводу, Дим? Вот по твоему опыту.

Д. БАКАНОВИЧ: По моему опыту, нет никакого замещения, потому что все всегда, там, кричат, что газеты…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Видишь, Плющев, нету.

А. ПЛЮЩЕВ: Да-да.

Д. БАКАНОВИЧ: … газеты умрут, потом радио умрет, потом еще телевизор умрет теперь и придет на смену интернет. Нет, мне кажется, что, во-первых, там разная аудитория совершенно. Тот, кто смотрит в интернете, и тот, кто смотрит на ТВ – это все-таки люди разных возрастов на текущий момент в России.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Друзья…

А. ПЛЮЩЕВ: Подожди, подожди, прости, ради бога, Саш, дадим тебе приоритет еще чуть позже. Но вот тут перед заходом в студию Аскар приводил интересные цифры насчет падения аудитории…

А. ТУГАНБАЕВ: Да, я хочу повторить это. Действительно происходит, с точки зрения нас, телевизионщиков, происходит довольно страшная история. Доля первых пяти каналов с, там, начала 2000-х к настоящему моменту очень сильно падает. Если в начале 2000-х доля первых пяти каналов крупнейших телевизионных была 85%, то сейчас, в 12-м году, она была уже 54%, она падает на 5% в год. И, конечно, она, в итоге, упадет, как в Америке, как во всем мире: там первые несколько каналов, они менее 10%. То есть, происходит…

А. ПЛЮЩЕВ: Все вместе?

А. ТУГАНБАЕВ: Да, все вместе. Происходит нишевизация, происходит дробление, да? У нас это немножко задержится, это немножко будет искусственно поддерживаться государством, чтобы, там, крупнейшие каналы как-то удерживали свои позиции, но реально внимание пользователя, оно дробится и распределяется по разным источникам. Но при этом еще очень важная история: вот в Америке в 12-м году 86% телезрителей одновременно с просмотром телевизора пользовались вторым экраном, second screen (то есть, планшет, мобильное устройство и так далее). И они очень сильно переключали свое внимание во время рекламы, там, во время окончания какой-то единицы контента, они переходили куда-то еще. То есть, реально телевизор перестает контролировать внимание зрителя. А все больше интерактивных разных историй, интерактивного контента, интерактивных устройств уводят внимание пользователя. И это довольно критично для всего телесектора.

Д. БАКАНОВИЧ: Ну, тут, опять же, у нас, во-первых, замер телевидения производится Гэллопом. И была прекрасная история с…

А. ТУГАНБАЕВ: С TNS.

Д. БАКАНОВИЧ: … с TNS Gallup. Была прекрасная история, когда в Петербурге поменяли, по-моему, там, семейство, где стоял этот пиплометр, и, в конечном итоге, пятая кнопка упала в два раза, по-моему. Потому что их на Петербург стоит три или четыре примерно, эти коробки. Поэтому все эти замеры – ну, такая, непонятная история.

А. ТУГАНБАЕВ: Ну, есть разные способы мониторинга, да? Если смотреть, например, цифровое телевидение, тот же, там, бывший Стрим, теперь МТС-телевидение, Билайн, они, например, видят фидбэк от каждого устройства. То есть, вот если, например, сотни тысяч абонентов МТС или Билайна, оператор вот этой последней мили, он видит каждое устройство, что оно смотрит. И я регулярно, там, через, там, свои каналы достаю эти данные, смотрю, как реально люди смотрят телек. Ну, к сожалению, там, с перекосом в то, что это, там, продвинутые пользователи, там, столичные или еще какие-то, крупных городов, которые смотрят через set-top box и, там, платное телевидение и так далее. Но при этом все равно видно, что, ну, действительно цифры более-менее вменяемые.

А. ПЛЮЩЕВ: Вменяемые? Хорошо. Я… Саш, ты когда… если у тебя есть вопросы или реплики, проявляйся, пожалуйста, к нам, не бросай нас. А то мы думаем, что мы разъединились с тобой, или Лос-Анджелес нас не слышит.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Я сейчас (неразб.) Извините, я хочу сделать такой шаг назад (неразб.) слушателей в том числе есть по этому поводу вопросы. Что такое интернет-телевидение, да? Что мы называем интернет-телевидением вот сейчас в нашей программе? Это весь видео-контент, который мы смотрим через интернет, или это специфический какой-то контент, который предоставляется не только через интернет, но можно смотреть и на обычном телевидении? Я встречал такие вопросы и к нашей передаче.

А. ТУГАНБАЕВ: А это вообще хороший вопрос, что такое телевидение. Когда мы говорим «телевидение», мы на самом деле объединяем, и технологию доставки, и сам подход в бродкастингу как трансляции, набора контента, и бизнес на зарабатывании рекламы и так далее. То есть, это такая дробная история.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, а что ты называешь интернет-телевидением? Чтобы вопрос не повис в воздухе у нас…

А. ТУГАНБАЕВ: «Ты» — это я?

А. ПЛЮЩЕВ: Да.

А. ТУГАНБАЕВ: Ну, интернет-телевидение в настоящий момент – это все-таки традиционная телевизионная модель, скорее всего, все-таки зарабатывания на рекламе и слитного контента, завязанного в поток, транслируемая по открытым сетям. Вот. И на самом деле интернет-телевидение, оно пока что настоящему телевидению проигрывает ровно в одном – это в качестве сигнала. То есть, ну, в качестве, quality of service – не знаю, как на русский перевести. Ну, просто когда вы включаете телевизор, у вас есть гарантированное качество картинки, которое на вас попадает. Когда вы включаете интернет-телевидение, то там люди передают видео, слитое в один поток через открытые сети, и поэтому гарантировать качество доставки они не могут. Поэтому это квадратики, они сыпятся, там какая-то замыленная картинка. Ну, люди там как бы…

Д. БАКАНОВИЧ: То есть, это все-таки технология? Интернет-телевидение – это теэнология.

А. ТУГАНБАЕВ: Ну, пока да.

Д. БАКАНОВИЧ: Это не контент…

А. ТУГАНБАЕВ: На мой взгляд, пока что это технология, вот.

А. ПЛЮЩЕВ: Подожди, вот…

Д. БАКАНОВИЧ: Они еще проигрывают, помимо этого, тогда… интернет-телевидение проигрывает тогда еще по охвату и по бюджетам.

А. ТУГАНБАЕВ: Ну, это свойство как раз, На самом деле просто серьезные деньги туда не пришли, и пока нету рекламодателя, который готов реально вкладываться в интернет-телевидение, нету бюджетов – соответственно, люди вкладывают свои деньги, и никто серьезно туда не обращает свое внимание. Потому что для того, чтобы получилась хорошая качественная телевизионная картинка, транслируемая на 140 миллионов, это, там, огромные деньги, миллионы, десятки, сотни миллионы долларов, чтобы получить качественную картинку. В интернете пока это…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Потом, это должно быть хорошее интернет-соединение, насколько я понимаю, везде.

А. ТУГАНБАЕВ: Да, но сейчас вот, например, Россия по проникновению интернета, она, там, на очень хороших позициях, и по количеству интернет-пользователей мы, по-моему, уже на первом месте в Европе, там 60 миллионов с чем-то, и ШПД у нас очень сильно проникает, и это каждый год очень сильно увеличивается. Поэтому там вопрос времени, вот. Мне кажется, в крупных городах это уже у всех есть и все могут нормально смотреть. Причем чем дальше от Москвы отъезжаешь, чем там, по-моему, лучше интернет.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, это где как, и сейчас, конечно же, пришлют, что у нас еще 256 килобит, там, и так далее. По-разному, по-разному есть. 3G-интернет лучше не в Москве, а широполосный все-таки здесь очень неплохо развит, в столице. Тут вот Алекс Кауффманн нам пишет через Твиттер: «Хорошо отдохнуть можно, глядя ТВ: лежишь, смотришь свой Дискавери. Конечно, ТВ никуда не уйдет. Чем еще заменить этот вид досуга?» В том-то все и дело, что внешне для многих ничего не изменится. Потому что, ну, кто-то не успел с телека пересесть глядеть за компьютер, а уже можно и из телека-то, собственно, не вылезать, потому что когда ты подключаешь, ну, там, опять же, тот же Смарт ТВ или какие-то другие сервисы, Эппл ТВ то же самое, у тебя уже интернет фактически загоняется в телевизор. И как бы уже такой громадной разницы, если у тебя хороший сигнал, гигантской какой-то разницы ты не видишь. Просто, вместо Первого и Второго, у тебя каналы Ютьюба, допустим.

Д. БАКАНОВИЧ: Не, ну, здесь все-таки…

А. ПЛЮЩЕВ: Или вместе с Первым.

Д. БАКАНОВИЧ: … метод поглощения контента аудиторией, он разный. То есть, если на телевизоре ты поставил и ты лежишь, ты ничего не делаешь, у тебя гонится картинка в фоновом режиме, и ты там можешь пить пиво, готовить, там, котенка мучить и так далее и тому подобное, то про интернет-телевидение, про Эппл ТВ, про Смарт ТВ тебе нужно постоянно совершать какой-то клик. То есть, тебе нужно сначала выбрать ролик, посмотреть, он тебе (неразб.) тебе нужно опять на него кликнуть, посмотреть. И ты постоянно кликаешь…

А. ПЛЮЩЕВ: Отлично.

Д. БАКАНОВИЧ: То есть, здесь кликательное поглощение такое.

А. ПЛЮЩЕВ: В некотором смысле да, если речь идет о записанном контенте. Но есть же и стриминговые видео. И даже в твоем Games-TV.ru есть передача, которую я веду, прости, называется она «Star’цы Live», идет она целый час, может идти фоном совершенно спокойно. То есть, ты же сам экспериментируешь в этом направлении. И ты же сам… я вот хочу, чтобы ты рассказал, каково оно, стримить видео, делать стриминговый интернет, прямое телевидение через интернет.

Д. БАКАНОВИЧ: Ну, прямое телевидение сейчас сделать гораздо дешевле, чем это было пару лет назад. Мы общались с ребятами-телевизионщиками, которые сказали, что вот для того, чтобы сделать прямой эфир, как мы сейчас делаем для «Star’цев», еще пару лет назад нужно было потратить пару миллионов. Сейчас 200 тысяч рублей – и, там, вопрос решен, осталось только докупить, к примеру, камеры, да? А все остальное, все, что будет выводить… плюс есть Ютьюб, который предоставляет фактически бесплатно тебе возможность стримить свой видеопоток, если ты у них зарегистрирован как официальный партнер.

А. ТУГАНБАЕВ: Ну, так…

Д. БАКАНОВИЧ: С этим проблем никаких нет. И здесь важный момент, что во время эфира «Star’цев», ты прекрасно знаешь, смотрят, там, один эфир 5 тысяч человек, в среднем. После эфира эту же запись смотрят 15 тысяч человек. Это, опять же, поглощение тогда, когда удобно. На телевидении обычном тебе нужно прийти, в 8 часов ровно сесть и смотреть свою любимую передачу. В интернете ты можешь в любой другой момент сесть (через час, через день) и посмотреть. Или загнать ее себе, там, не знаю, в Айпэд, в Айфон.

А. ПЛЮЩЕВ: Не совсем так, не совсем так, потому что вот то, что ты называешь традиционным телевидением, да, когда оно попадает, опять же, в интернет – я имею в виду, вовсе не на веб, а, например, распространяется через провайдеров, через интернет-провайдеров, таких, как Билайн. Ты можешь записать свою любимую передачу совершенно спокойно и смотреть ее тогда, когда тебе нравится. Другое дело, что ты должен совершать какие-то действия. А когда ты смотришь программу типа «Star’цы Live» или любые другие ролики в сети, да, ты не совершаешь никаких дополнительных действий, ты просто его отыскиваешь, или он даже тебе доставляется по подписке, и ты его смотришь. Вот какая история. Но я думаю, что это вообще вопрос вот такой малюсенькой технологии, и тебе будут доставляться по запросу те программы, которые ты априори пропустишь, или пропустил уже, да.

Д. БАКАНОВИЧ: Ну, это как подписка на Ютьюбе: ты подписался… или если у тебя, там, есть любимый ресурс, вот к пример, Games-TV.ru: ты зашел, ты постоянно на нем находишься и все программы ты видишь, которые выходят в течение дня, там. И тебе могут вещать через приложение для iOS и Смарт ТВ или, там, для Андроид, и тебе могут вещать на этом же самом…

А. ТУГАНБАЕВ: Вы все-таки сместились от того определения интернет-тв, которое мы взяли исходно, когда это просто вещание в интернет. То, что вы говорите – это уже все-таки VOD, video on demand, вот. А я хотел сказать про видеопотоки в целом.

А. ПЛЮЩЕВ: Давай.

А. ТУГАНБАЕВ: Сейчас кажется, что интернет-телевидение сделать очень просто, потому что интернета много, он не загруженный. Ты берешь видео, начинаешь вещать и так далее. Но на самом деле очень скоро там, в ближайшие 2-3 года, мы упремся в полосу пропускания между городами. У нас страна очень большая, для нас это критично. В средство доставки видео. И на самом деле не нужно думать, что это ресурс бесконечный. То есть, очень скоро, когда магистральные каналы между городами, качество картинки поднимется, когда магистральные каналы будут забиты, качество картинки поднимется, реально стоимость доставки до конечного зрителя, она возрастет, и реально возникнет некоторый конкурентный ресурс, не только за внимание пользователя. Потому что телек почему разрушается? Потому что у нас еще 10 лет назад было 5 каналов, в среднем, на россиянина, сейчас у нас больше ста каналов, и человек не знает, что смотреть. А когда их будет, там, 20 тысяч, как в Америке, там, 20 тысяч каналов, привет, да? А с интернетом их может быть 100 тысяч. То это и забьет полосу, и забьет мозг, и возникнет большая проблема, что смотреть. И тогда, там, может быть, действительно снова начнет работать большое телевидение, которое будет, там, привлекать внимание какими-то крупными фигурами, большими бюджетами, большим маркетингом, наружной рекламой и так далее. Потому что сейчас все увлеклись этой игрой в интернет-телевидение, когда каждый включает камеру, начинает вещать – и вот пожалуйста тебе, канал пошел, зашибись, здорово, что так происходит.

Д. БАКАНОВИЧ: Но большие каналы, насколько мне известно, тоже начинают потихоньку увлекаться интернет-телевидением, потому что в интервью, по-моему, месяцев 6 назад господин Эрнст сказал, что они сейчас работают над первым digital или как-то…

А. ТУГАНБАЕВ: Он работает, да, это не совсем связано там… Ну, ок, просто ты… это опять не интернет-телевидение, это просто интернет используется как канал доставки очень дорогого, качественного телеканала Первого.

Д. БАКАНОВИЧ: Ну, неизвестно, никто же еще не видел этого.

А. ТУГАНБАЕВ: Не важно. Просто большие телевизионные компании используют интернет просто как средство доставки. Вот. Но тут интересно как раз именно про канал обратной связи, вот. Интернет-телевидение что дает традиционному телевидению? Почему будет ренессанс в ближайшее время телевидения? Почему будет вторая жизнь телевидения? Почему увечится стоимость контакта телевизионного и почему увеличится таргетинг, там, качество и объем рынка телевизионного? Потому что, наконец-то, телевидение получило канал обратной связи настоящий, и теперь оно знает, в кого оно стреляет. Раньше, когда по телеку рекламировались прокладки, да, и были основные бюджеты крупнейших, там, рекламодателей – косметика, там, парфюмерия и так далее, оно стреляло, там, скажем, ну, в половину аудитории. Ну, там, за счет больших чисел мы вынуждены были, мужики, смотреть всю эту историю, да? Но за эти деньги окупались, там, контенты для нас. А сейчас, когда телевидение становится интерактивным, таргетированным, цифровым, с каналом обратной связи, реклама будет достигать того зрителя, который должен ее смотреть. Революция происходит вот в этом году в Америке, в 12-м, да, в прошлом, когда каждый телезритель начинает видеть свое рекламное сообщение, и вот это…

Д. БАКАНОВИЧ: Или вообще не видеть, как это делают некоторые. Вырезают ее, и все.

А. ТУГАНБАЕВ: Да, но я думаю, что с этим будут бороться. Потому что на самом деле даже у платного канала, и даже скорее у платного канала, аудитория еще более премиальная. То есть, вот почему многие интернет-сервисы наши российские, там, загибаются, неправильно себя, там, ведут, теряют, когда они считают, что если они делают платный сервис и платный контент, они отказываются от рекламы. На самом деле на платежеспособную, на платящую аудиторию реклама гораздо дороже стоит, она может, там, в 10 раз дороже стоить. Поэтому такой маленький совет стартаперам и, там, интернетчикам: если вы делаете проект, у которого есть платные сервисы контентные, не надо отказываться от рекламы, реклама все равно должна быть.

Д. БАКАНОВИЧ: Ну, контентные платные сервисы – это вообще какая-то история… все, по-моему, с этим баловались и все, кто запускал продажу контента в интернете, практически все провалились.

А. ТУГАНБАЕВ: Я думаю, что, наоборот, в эту сторону все движется. И то, что «Ведомости» закрыло архив и сделало его платным, и то, что «Financial Times» сделало свой сайт платным, мне кажется, за этим будущее. За контент качественный надо платить. Если ты не платишь за контент, то получается помойка, когда все сваливается в единую кучу, и там много всего некачественного. Ну, это мой взгляд. Мы с Сашей спорим об этом уже не один год.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, это правда, это правда так и есть. Но вот вопрос монетизации всего этого дела крайне интересен, и не только с точки зрения того, что все мы хотим на чем-нибудь заработать, да, и так далее, но интересно, как будут зарабатывать на нас в том числе, интересно, выживет ли, прежде всего, интересно, выживет ли все это интернет-телевидение в том его многообразии, о котором говорил Аскар. Да и даже в том, которое есть сейчас. Вообще временами думаешь же: за счет чего живут небольшие телеканалы, такие нишевые, а иногда и не нишевые, и за счет чего живет интернет-телевидение? Давайте об этом поговорим.

А. ТУГАНБАЕВ: Но, кстати, местные каналы, они живут за счет местной, локальной контекстной телевизионной рекламы, когда у тебя внизу бежит бегущая строка, там, в Ростове или в Краснодаре, когда, там, «Сауна на Пушкина 8», там, «аккумуляторы для Хонды» и так далее, вот вся эта история. И на самом деле телевизионный контекст, он тоже будет развиваться, и это то, что ждет и большое телевидение в том числе.

Д. БАКАНОВИЧ: Но это не… это абсолютно копейки, потому что у нас вот есть ресурс, который фактически окупает сам себя. Есть метод монетизации через пре-роллы и пост-роллы – он не окупает даже на 20%

А. ТУГАНБАЕВ: Вы просто еще молодые очень.

Д. БАКАНОВИЧ: Ну, нам 5 лет, а так да, мы молодые. Есть канал на Ютьюбе, где 70 тысяч подписчиков – 20 тысяч рублей в месяц зарабатываем, при этом миллионов показов… там несколько миллионов в месяц. Есть реклама в iOS-приложении, и скоро, я надеюсь, попадем на Смарт ТВ. Но, так или иначе, все сейчас окупает у нас – это какие-то большие спецпроекты, заточенные под одного спонсора, где делается качественная программа или серия программ…

А. ТУГАНБАЕВ: Ну, это интернет-история, да

Д. БАКАНОВИЧ: ... серия выпусков, которая за один раз окупает, там, месяц или полмесяца работы редакции.

А. ТУГАНБАЕВ: Я запускал несколько видеопорталов, в том числе Рутьюб и VideoMore.ru. И вот VideoMore живет за счет пре-роллов, пост-роллов и мидл-роллов, и оно зарабатывает, там, много миллионов долларов…

А. ПЛЮЩЕВ: Для тех, кто не понял: реклама в начале, в конце или в середине ролика.

А. ТУГАНБАЕВ: А, да, извиняюсь. Вот. На самом деле если ты умеешь это продавать и у тебя есть выход на рекламодателя, если ты еще связан с телеком, то это нормальное перетекание. Меня здесь интересует больше позиция государства. Потому что государство в свое время построило вот систему радиорелейного распространения телеканалов, были построены РТРСные эти объекты, вышки в крупных миллионниках, в Москве Останкинская башня и так далее. Это реальная работающая инфраструктура. ФГУП «Космическая связь», которая поднимает и опускает сигнал. Я знаю, что они вот сейчас перестраиваются в цифру, да? Есть, во-первых, история с мультиплексами цифровыми. Цифровое телевидение – это отдельная история. Но также я знаю, что они строят CDN, то есть Content Delivery Network, сеть доставки контента VOD, то есть видео по запросу. И вот интернет-телевидение без вот этого бэкбона, без опорной сети распространения, без какого-то центра обработки данных промежуточных, оно в России невозможно. Потому что, ну, реально все магистральные каналы между городами, они принадлежат монополистам: Ростелекому, там, Транстелекому, кому-то еще. Вот. И тут очень важна позиция государства: как государство будет лицензировать интернет-телевидение, как оно будет делать допуск на Connected TV. Потому что на самом деле, ну, вот у нас, скажем, государство озаботилось ГЛОНАССом и сделало, там, собственную систему вот географического позиционирования, да? Координат для всех этих устройств. Смотря в будущее, на мобильные устройства, на автомобили, там, и так далее. Я думаю, что сейчас у государства будет сформирована позиция в области интернет-телевидения, и они должны будут это регулировать. Потому что если это все просто отдать, там, на самотек, то будет какая-то там анархия, вакханалия, каналы забьются, кто-то там закидает деньгами и забьет всю полосу. Поэтому, конечно, государство должно регулировать это. То есть, должно, в смысле, не потому, что я считаю, что оно должно, я думаю, что оно будет это делать.

Д. БАКАНОВИЧ: Ой, не хотелось бы.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: А как же…

А. ПЛЮЩЕВ: С нами Саша Белановский есть, да.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: (неразб.)

А. ПЛЮЩЕВ: Что, прости?

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Конкуренция. Ведь люди сами будут определять, какие каналы хорошие, какие – нет. Люди это будут регулировать, а не государство. Нет?

А. ТУГАНБАЕВ: Наверное, да. Но, как сказал один мне большой телевизионный чиновник… он сказал: «Это что же, каждый будет смотреть, что он хочет?» (смеется) Это же самая страшная истории для государства.

Д. БАКАНОВИЧ: Ну, сейчас так и происходит в Ютьюбе.

А. ТУГАНБАЕВ: Ну, вот интересная история происходит с пир-ту-пир. Вот, ну, то есть, «точка-точка» соединение, с торрентами, да? Вот когда от пользователя к пользователю передается контент, видео, программы, там, и так далее. Точно так же вот в этом году… в 12-м, извиняюсь, в предыдущем, возникло пир-ту-пир телевидение, то есть телевидение, когда каждый телезритель одновременно является ретранслятором. И если кто-то один, там, в Челябинске смотрит какой-то интернет-канал, там, сейчас нас, например, или, там, канал «Дождь», или еще кого-то, то он одновременно раздает это через, там, местную сеть тем, кто хочет это посмотреть. Вот. Это такая сетевая структура, там, как Арабская весна, да? Эта же штука, она очень сильно тоже дисраптит, разрушает телевидение, да?

А. ПЛЮЩЕВ: Вот Сергей из Тюмени спрашивает: «Какого качества будет картинка, если я выведу сигнал с интернет-тв через свой Full HD проектор на экран 106 дюймов?»

А. ТУГАНБАЕВ: 106 дюймов – хороший экран.

Д. БАКАНОВИЧ: Плохого качества будет (смеется). В зависимости еще от того, насколько…

А. ПЛЮЩЕВ: … сколько дает картинка.

Д. БАКАНОВИЧ: Да, какое качество отдают.

А. ТУГАНБАЕВ: Хороший канал если, вещает в HD, то пожалуйста.

Д. БАКАНОВИЧ: Опять же, по опыту тех же самых «Star’цев», у Ютьюба технология устроена так, что ты должен отдельно каждое качество раздавать со своего канала. То есть, ты гонишь 480, 720 и выше, и ты, получается, ведешь три канала. У тебя на выходе уже должен быть, там, гигабит, чтобы раздавать…

Д. БАКАНОВИЧ: Да, но интернет-тв будет гораздо быстрее увеличивать свое качество, чем обычное телевидение.

А. ТУГАНБАЕВ: Да, опять же, просто не понятно, что такое интернет-тв.

Д. БАКАНОВИЧ: Ну, хорошо, те, кто вещает через интернет, они смогут быстрее расширять качество картинки, чем обычное телевидение. И здесь нас на самом деле очень сильно загоняет еще вот Ultra HD и 4K. То есть, вот сейчас, в этом году уже представлены телевизоры, которые дают картинку, там, 4 000 пикселей, да? Ultra HD, да?

А. ТУГАНБАЕВ: Ну, она пока дойдет…

Д. БАКАНОВИЧ: Ну, не знаю. Смотри, вот эту Лондонскую Олимпиаду уже вещали в ней. Японцы готовы мгновенно, да? Вот. Это вопрос сетей. А наше телевидение не готово совсем. Поэтому… а телезритель, он же выбирает, он выбирает качество. И если его спросить: «Ты хочешь посмотреть?..»

А. ТУГАНБАЕВ: Нет, ну, здесь должна быть…

А. ПЛЮЩЕВ: Саша?

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Да, я просто хотел вставить, что здесь еще вопрос того, могут ли купить люди такие телевизоры.

А. ПЛЮЩЕВ: Технологии сейчас…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: … могут ли люди себе позволить…

А. ПЛЮЩЕВ: … дешевеют. Пока что нет, но дешевеет это очень быстро, очень быстро. Вот я покупал, я не знаю, там, несколько лет назад, там, 5 лет назад телевизор, у которого не было, ну, фактически ничего, кроме, там, HDMI-порта, вот. И он стоил под тысячу долларов. Сейчас я купил страшно навороченный, по тем меркам, а сейчас совершенно заурядный телевизор за 15 тысяч, вот, и все.

А. ТУГАНБАЕВ: Да-да-да. Ну, смотрите, даже вот Ретина на Айпаде, да, экран? Там уже 2 с чем-то тысячи этих пикселей.

Д. БАКАНОВИЧ: Так а если производители не захотят делать контент 4K-качества, если производители игр не захотят делать игры под эти телевизоры

А. ПЛЮЩЕВ: Вот это да.

Д. БАКАНОВИЧ: Если не захотят…

А. ТУГАНБАЕВ: Нет, смотри, они снимают на камеру уже в HD, они уже снимают в HD. Они специально для телека его угрубляют, да? И тут для производителя контента… вот это как раз тоже то, что сильно разрушает телевидение – то, что производитель контента начинает выбирать канал доставки своего контента. Раньше он молился на телек, на Останкинскую башню и он мечтал, чтобы у него взяли контент. А сейчас он начинает привередничать и говорит: «Ну, ребят, хорошо, я вам телевизионные права отдам, а права на новые среды, на мобильник, на планшеты, на интернет я оставлю себе».

Д. БАКАНОВИЧ: Да.

А. ТУГАНБАЕВ: «Потому что я буду это там монетизировать». Вот. И некоторые телеканалы, они даже и не забирают эти права, потому что им нечего с этим делать, у них нет, там, присутствия в новых медиа, и они говорят: «Ну, хорошо, да».

Д. БАКАНОВИЧ: Что удивительно.

А. ТУГАНБАЕВ: Ну, потому что…

Д. БАКАНОВИЧ: Уж кто бы кто бы, а они-то могли бы первыми выйти в новые медиа.

А. ТУГАНБАЕВ: Ну, не знаю, пока что это очень маленькие деньги, пока телеканалам нет смысла на это обращать внимание вообще. Потому что на них сыпятся вот эти вот, там, миллиарды. 5,5 миллиардов долларов телевизионный рынок рекламы сейчас, там, в прошлом году. И зачем им обращать внимание на рынок видеорекламы, который 60 миллионов долларов? 60 миллионов долларов рынок видеорекламы. Да. Ни о чем. Да зачем им это делать? Поэтому там ни Первый, ни Второй особенно не дергаются в эту сторону.

А. ПЛЮЩЕВ: Александр?

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Да-да-да.

А. ПЛЮЩЕВ: Ты с нами?

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Я здесь, с вами на связи, да.

А. ПЛЮЩЕВ: Отлично. Скажи мне, вот за твое время пребывания в Лос-Анджелесе ты уже… ну, ты как бы живешь там, да, ведь можно сказать? Не только…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Проживаю.

А. ПЛЮЩЕВ: … но у тебя и, да, есть какое-то время. Ты сталкивался ли с местным каким-либо интернет-телевидением?

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ты знаешь, с интернет-телевидением, пожалуй, что нет, но так как я, там, до сегодняшнего дня специально это не искал. Но вообще, наверное, как вы знаете, в Америке телевидение – это такой, наверное, самый популярный способ доставки информации. И здесь, в общем, типичная американская семья проводит весь свой вечер перед телевизором, там огромный выбор каналов. Но это не интернет-телевидение, это вот здесь такой есть AT&T U-verse – это просто цифровое телевидение. Есть, там, каналы с HD-качеством, есть с обычным. Ну, как я пытался уже сказать, потом я пропал, ну, вот у меня, например, здесь стоит 1 800 каналов. Я, честно говоря, не очень представляю себе, что с ними делать. Это всей жизни не хватит, чтобы пересмотреть это все. Но, ты знаешь, я вот просто подумал: а нужно ли вот типичной американской семье переключаться на какое-то интернет-телевидение, когда есть, там, один телевизор внизу, один телевизор, там, в комнате, и такой огромный выбор, и, в общем, они могут смотреть все, что они хотят, в том числе по запросу, on demand, что называется? И вот я не уверен, что интернет-телевидение способно вытеснить такой сервис, который есть уже сейчас.

А. ТУГАНБАЕВ: Я согласен. Ну, учитывая… ну, в Америке, конечно, сейчас есть cord cutting, обрезание шнуров. То есть, на самом деле 12-й год – это первый год, когда телевизионная аудитория Америки впервые, там, сокращалась, а не увеличивалась, чуть-чуть. Это во многом связано с кризисом, потому что там молодые семьи, въезжая в новое жилье, там, не покупали себе телевизор, а смотрели все на планшетах. Но все равно тенденция такая как бы, она пугает. Но, действительно, телевидение будет трансформироваться в новые механизмы серфинга по контенту. Если изначально там было мало каналов, было много контента, и телеканал каждый тематический (семейный, детский, взрослый), он предлагал свою какую-то повестку дня, свое видение, свой такой гайд по контенту для определенной аудитории, то сейчас с вот этим ростом количества, там, тысяч каналов, появится вторая производная. Это некий интеллектуальный механизм персонального телевидения, когда либо программным способом, либо, там, интернет-сайт, либо аппаратное устройство, телевизор, или планшет, или что-то, начнет под телезрителя формировать его персональный канал. Но в чем магия телевидения большого, настоящего? Почему телевизор любят смотреть? Потому что, во-первых, это эмоции, да, которые создает телевидение. Во-вторых, это возможность делиться эмоциями с большой аудиторией. То есть, ты не один это смотришь, а кто-то еще смотрит рядом с тобой, и ты приходишь потом в школу, на работу, и обсуждаете новую серию сериала, что вчера сказал, там, какой-то телеведущий, что произошло на телешоу, ток-шоу. То есть, у вас есть некое единение, и это работает. Вот. Поэтому…

Д. БАКАНОВИЧ: Сейчас это единение есть в соцсетях. И выкладывается ролик или программа, и там такое же единение идет в комментариях, и идет обсуждение. Поэтому здесь, ну, опять же, не…

А. ТУГАНБАЕВ: Соцсети не могут сформировать пока механизм финансирования создания дорогого контента. Собственно, нишевизация и дробление телевидения… основная проблема в том, что контент становится дешевле. То есть, когда у вас есть, там, 2-3 канала и у вас большая аудитория, там, 15 миллионов хотя бы, да? То вы можете потратить много денег и снять дорогую серию. А когда вы заранее не знаете… Почему, скажем, происходит сейчас укорачивание сериалов? Если раньше сериалы были, там, 1 000 серий, там, потом 100 серий, потом 80 серий, сейчас, там, один сезон сериала – там 20 серий. Потому что ты не знаешь, пойдет, не пойдет, там, будут смотреть, не будут, там, вкладываться, не вкладываться. Поэтому вот меня больше всего пугает то, что происходит удешевление контента. Это здорово, мы все фанаты, там, Макса +100500, который, там, перед камерой стоит, комментирует ролики – смешно, да?

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, не все.

А. ТУГАНБАЕВ: Ок, я в кавычках сейчас, специально иронию включил. Вот. Но многие люди это любят. Но это удешевление контента, оно приходит вот к такому, ну, может быть, дешевому контенту, не знаю, не очень качественному. Дорогую историю уже трудно снимать. И, например, вот «Игра престолов», хороший дорогой сериал, он имиджевый для «HBO». То есть, он для… они вкладывают эти деньги, но они не отбиваются. Когда ты тратишь на серию, там, миллион долларов, да, то это просто привлечение внимания аудитории к контенту, и ты должен потом ее переливать на другое. И, собственно, вот когда разваливается у тебя канал на отдельные юниты контента, когда у тебя пакет кабельного оператора разваливается на a la carte, на отдельные каналы, у тебя… ты не можешь спонсировать всю эту историю. Раньше у тебя были движки, которые тянут за собой. Там, если ты в канале, то у тебя одна единица контента тянет, таймслот, тянет за собой другие какие-то единицы контента, может быть, не такие рейтинговые, ты можешь пересаживать пользователя с сериала на сериал, и так же и в пакете каналов…

Д. БАКАНОВИЧ: В интернете точно так же. Там, на том же Ютьюбе справа блок «интересно», или, там, «предложения для вас»…

А. ТУГАНБАЕВ: Да. Вот вопрос в том, кто и как построит эту рекомендательную систему. То есть, как она должна строиться? Если это будет все время автор контента, если он сам будет: «Ребят, смотрите, у меня «+100500» и у меня еще есть обзор кино, то-то-то». То это не будет работать на большую аудиторию. То есть, должна быть какая-то умная рекомендательная система для каждого зрителя.

Д. БАКАНОВИЧ: Мне кажется, интернет – это вообще не штука для большой аудитории. Нет, понятно, что есть Mail.ru и Яндекс, а есть куча-куча-куча нишевых небольших ресурсов, по сравнению с Mail.ru, я имею в виду, да? Тот же самый, к примеру, «Look at me», или сайт «Дождя», или сайт «Эха», там – небольшая аудитория, относительно Mai.ru. И, так или иначе, но она собрана. И эта аудитория даже не собрана, а отобрана, и ее удобнее продавать, потому что понятно, кто пришел на сайт «Дождя» или «Эха».

А. ТУГАНБАЕВ: Смотрите, Mail.ru – это на самом деле…

Д. БАКАНОВИЧ: Это как раз то, о чем ты…

А. ПЛЮЩЕВ: Господа, я единственное что хотел вас прервать. Чрезвычайно интересный разговор, фантастический. Я думаю, единственное, что крайне далекий от пользователя, сейчас уже пошел, от, собственно, зрителя. А вот что, например, делать зрителям – это вопрос интересный. В том смысле, что с таким выхолащиванием телевидения как общественно-политического инструмента, да, общественно-политической площадки… Ну, у нас больше слушателей сразу – понятно. И перелезли в интернет многие. Будет ли обратный отток в телевизор? Не к традиционным каналам, я имею в виду, а вот к тем средствам доставки, которые… Я не исключаю, что какие-то интернет-каналы, тот же Games-TV, условно говоря, или, например, Сетевизор, который нас транслирует, зайдут в Смарт ТВ или в Билайн в качестве канала, да? Ты включаешь – и пошел. Сетевизор – тоже это TV Online, да, как они называются? У них второе «я» есть. Значит… OnlineTV, прошу прощения. Значит, они гонят прямые трансляции. Соответственно, у тебя…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: OnlineTV, да, OnlineTV.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, OnlineTV, я прошу прощения. Вот. И в качестве канала тоже таким же образом заходит. Так вот, в связи с этим пользователь, он будет, прежде всего, потреблять в ближайшее время (интернет-тв я имею в виду именно) через компьютер, через планшет, через что, я не знаю, через какое-то персональное устройство, или через телевизор? Помрет ли такая штука как телевизор – вот я о чем.

А. ТУГАНБАЕВ: Как устройство – нет, конечно. На самом деле… я извиняюсь, быстро вставлю цифру конкретную. Значит, в прошлом году, опять же, в Америке потребление онлайн веб-видео в Америке на телевизорах превзошло потребление на компьютерах. То есть, люди реально стали использовать телевизор, большой этот самый экран, как самый удобный… они стали смотреть там онлайн-видео, вот вебовское, интернетное. То есть, оно обратно туда вернулось, это видео. Поэтому интернет-телевидение, оно все равно легко втыкается в компьютер, там, через какие-то коннекты, через…

Д. БАКАНОВИЧ: Но телевизор сейчас, в текущем состоянии вообще уже трудно назвать телевизором…

А. ТУГАНБАЕВ: Ну да.

Д. БАКАНОВИЧ: … потому что это компьютер, со Смарт-ТВ то что стоит, а пользователь будет смотреть контент там, где ему удобно. То есть, у нас есть ресурс, у нас есть Ютьюб-канал. При этом аудитория местами пересекается, но не сильно. У нас есть iOS-приложение, люди скачали, им удобно смотреть на iOS, если они сидят где-то на паре или едут в метро, потому что ролики по 5 минут даже в метро можно скачать без проблем. И сейчас мы делаем для Смарт ТВ. И это же не проблема, сделать для Смарт ТВ приложение, чтобы тебя пользователи смотрели…

А. ТУГАНБАЕВ: Да, мой тезис в том, что вопрос не технологии, вопрос все равно таланта. То есть, реально вот это развитие технологий и уравнивание всех в правах по доставке контента, оно приводит к тому, что талантливые люди выигрывают, то есть у них упрощается доступ. Если раньше был определенный фильтр…

А. ПЛЮЩЕВ: Если не считать такого фактора как бренд. Потому что… я думал, ну, как бы я вот… есть у меня такая гипотеза, такая же про радио, вот. Но там очень сильна такая составляющая как бренд. И в этом смысле «Эхо Москвы» или, я не знаю, любая другая радиостанция…

А. ТУГАНБАЕВ: Александр Плющев.

А. ПЛЮЩЕВ: … распространяющаяся в FM-диапазоне, гораздо выигрышнее, чем, при всем уважении, там, «Радио-Т», допустим, да? Наши друзья и коллеги. Только потому, что есть гигантский бренд и есть маленькие какие-то локальные нишевые проекты.

А. ТУГАНБАЕВ: Согласен. Но когда ты, как полковник Кольт, выдаешь каждому по пистолету, у тебя появляется 100 тысяч каналов, то тебе трудно создавать бренд. То есть, бренд – это временная история. Ну, либо ты закидываешь всех деньгами.

А. ПЛЮЩЕВ: То есть, временная, но очень инертная.

А. ТУГАНБАЕВ: Да, абсолютно инертная история, конечно.

А. ПЛЮЩЕВ: Александр, ты пробивался к нам, мне кажется.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, я пробивался, да. Я на самом деле просто задумался: а есть ли, там, у большей части потенциальной российской аудитории – я имею в виду, прежде всего, население небольших городов – есть ли у них запрос на вот такой сервис, на разнообразие, разнообразные каналы, на интернет-телевидение? Как вам кажется, есть ли сам запрос у людей на это?

Д. БАКАНОВИЧ: Ну, сейчас у них запрос ограничен качеством интернет-соединения. Потому что буквально вот недавно я был, два месяца назад, в Иркутской области в достаточно небольшом поселке, где я, собственно, и родился, где живет 18 тысяч человек. Я вам скажу, что качество интернета в данном поселке, ну, просто оставляет желать лучшего. И Ютьюб-то там можно с трудом посмотреть три минуты какого-нибудь ролика, а уж если говорить о больших, часовых передачах или о каком-то…

А. ПЛЮЩЕВ: О хороших часовых передачах… (смеется)

Д. БАКАНОВИЧ: … о хороших часовых передачах, в хорошем качестве, то об этом даже говорить не приходится. Помимо всего прочего, ну, там немножечко другие интересы, и нет им дела пока до гаджетов, к сожалению. То есть, нет дела до Айфона и до Айпэда мини.

А. ТУГАНБАЕВ: Я думаю, что конечному зрителю, ему все равно абсолютно, как это доставляется к нему, сигнал, по интернету или по обычному телевидению.

А. ПЛЮЩЕВ: Это правда.

А. ТУГАНБАЕВ: И он даже иногда не знает об этом, что у него, оказывается, IPTV…

А. ПЛЮЩЕВ: Да.

А. ТУГАНБАЕВ: … что у него… его местный оператор, там, доставляет все по интернету.

А. ПЛЮЩЕВ: У нас остается буквально три минутки, я вот о чем хотел бы поговорить. Ну, поскольку «Эхо Москвы» — общественно-политическое радио такое, вот… а телевидение же рассматривается и как инструмент влияния всегда – это не большой секрет. Если у нас есть перетекание из обычного телевидения, если… ну, мы в самом начале установили, что, по некоторым данным, есть, по некоторым – нет. Но тем не менее, аудитория интернет-телевидения прибавляется, хотите вы этого или нет. Вот. Значит ли это, что со временем будет идти борьба и за этот ресурс как ресурс общественно-политического влияния?

А. ТУГАНБАЕВ: Конечно, выборы делает телевидение, большая аудитория, на нее очень сильно влияет государственное телевидение, борьба за телеканалы происходит. И, конечно, регулирование интернет-телевидения, каналов доступа – это произойдет в ближайшее время. И появятся и лицензии на интернет-вещание, и доступ к трубе, и появится…

А. ПЛЮЩЕВ: Вот это классно, лицензия на интернет-вещание.

А. ТУГАНБАЕВ: Конечно. Лицензии на интернет-вещание, я вас уверяю, появятся в ближайшие несколько лет.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Вот-вот-вот, я тоже, я попытался себе представить что-то такое.

А. ТУГАНБАЕВ: Нет, а так оно и будет.

Д. БАКАНОВИЧ: Как лицензировать тысячу каналов, которые?..

А. ТУГАНБАЕВ: В нашей стране как раз это очень легко. Вы сейчас отлично видите, как у нас цензурируется интернет и пресекается доступ к определенным сайтам. А учитывая централизацию магистральных каналов и необходимую пропускную способность для видео, конечно, это будет сделано. Вот. В этом я не скажу, что нет ничего плохого, но это закономерно.

Д. БАКАНОВИЧ: Мне кажется, это так же, как в свое время пытались, по-моему, блогеров-тысячников превращать в СМИ…

А. ПЛЮЩЕВ: Да-да.

Д. БАКАНОВИЧ: … но там ничего не получилось, потому что…

А. ПЛЮЩЕВ: Примерно такая же история.

Д. БАКАНОВИЧ: … этих тысячников, их тысячи – и попробуй выдай каждому лицензию и попробуй потом отконтролировать…

А. ТУГАНБАЕВ: Ну, во-первых, эта история еще не закончилась. А во-вторых, это не то же самое.

А. ПЛЮЩЕВ: Не, ну, у нас есть перед глазами пример Белоруссии, где…

Д. БАКАНОВИЧ: … интернета нет (смеется).

А. ПЛЮЩЕВ: Нет, где есть интернет, и, более того, там была история с попыткой приравнять к СМИ блогеров, и, в общем, как-то это пока не очень хорошо идет, во всяком случае. Значит…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Сань, в Казахстане же блогеры – журналисты.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, это так, весьма условно, мне кажется. То есть, в части ответственности – да, в части прав – не очень, мне кажется.

А. ТУГАНБАЕВ: Ну, есть еще один механизм регулирования, да? Это деньги. То есть, у нас сейчас распределением телевизионных рекламных бюджетов занимаются, там, «TNS» и «Видео Интернешнл». Одна компания считает, другая распределяет, там, финансовые потоки. И если вы хотите ваше интернет-телевидение сделать бизнесом и хотите зарабатывать деньги, то вам нужно будет включаться в общую систему подсчета, рейтингов, соответственно, соблюдения…

Д. БАКАНОВИЧ: И продаж.

А. ТУГАНБАЕВ: Да, и продаж. И тогда вы станете шелковыми, пушистыми, там, и так далее.

Д. БАКАНОВИЧ: Но тогда уже нагибает не государство, а рекламодатели.

А. ТУГАНБАЕВ: Ну, что делать?

Д. БАКАНОВИЧ: Посредством денег.

А. ТУГАНБАЕВ: То есть, ты начинаешь играть по правилам.

Д. БАКАНОВИЧ: Да.

А. ПЛЮЩЕВ: Как обычно, на самом интересном месте мы прерываем нашу программу, потому что она просто подошла к концу. Программа «Точка». Аскар Туганбаев, интернет и медиа-эксперт, был у нас сегодня в гостях, Дмитрий Баканович, руководитель Games-TV.ru. И мой коллега Александр Белановский посредством Скайпа из Лос-Анджелеса. Большое спасибо всем.

А. ТУГАНБАЕВ: Пока, спасибо.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Всех обнимаю.

Д. БАКАНОВИЧ: Спасибо.

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо и счастливо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире