29 июня 2014
Z Непрошедшее время Все выпуски

Что носили члены императорской семьи и те, кто были их служителями (цикл «Голоса Эрмитажа»). Часть II


Время выхода в эфир: 29 июня 2014, 08:35

МАЙЯ ПЕШКОВА: Нынче продолжение сериала «Голоса Эрмитажа» в рамках программы «Непрошедшее время». Побываем на выставке императорского и ливрейского костюма, проходящего в залах Зимнего дворца. Несказанно обрадовалась, когда незадолго до закрытия услышала знакомый голос куратора выставки, хранителя коллекции русского костюма «Эрмитажа» Нины Тарасовой. В тот день Нина Ивановна принимала гостей из Института технологии и дизайна, приехавших в Петербург на научную конференцию.



НИНА ТАРАСОВА: Вторая часть выставки костюмов называется «Высочайшего двора служители. Ливрейный костюм конца 19-го – начала 20-го века. Собрание Государственного Эрмитажа». 1-я в отечественной музейной практике выставка и 1-я в отечественной научной практике каталог ливрейного костюма. В 1917 году в ливрейной кладовой Зимнего дворца по самым предварительным подсчетам хранились более 25 тысяч предметов. Сейчас в нашей коллекции около 500 предметов служителей высочайшего двора. Но это, на мой взгляд, одна из лучших в мире коллекций ливрейного платья. Хотя, конечно, хронология коллекции ограничена, но, тем не менее, сохранность этих вещей, полнота и разнообразие коллекции достойны удивления. И счастье осознавать, что выставка ливрейного платья сложилась в тех залах, которые были как раз близки к жилым покоям, и здесь они стояли, неся службу, выполняя поручения. И, например, то, что в арабском зале выставлены костюмы придворных арапов – это тоже совершенно замечательно. Что здесь интересно? Ну, на мой взгляд, много чего. Ну, вот образцовые костюмы ливрейные, вот они выставлены там в витрине. Это ливреи прусского королевского двора и ливрея германского императорского двора. Датировка 40-70-е годы 19-го века. Каким образом они оказались у нас? Сначала Николай I выписал образцовую ливрею для того, чтобы проводить ливрейную реформу. Впрочем не успел он это сделать. А потом уже при Александре II и Александре III поступали несколько ливрейных костюмов, которые приняли на хранение в ливрейную кладовую. А дальше уже идут ливрейные костюмы русского двора. Реформа была проведена императором Александром II. В 1857 году вышел именной указ о реформе ливрейного платья. А с 1858 года его стали употреблять при дворе. И практически до 17-го года ливрея дошла без особенных кардинальных изменений. Вот костюмы камер-фурьеров, которые ведали всем штатом служителей императорского двора. Это парадный костюм. Наверняка все слышали такое выражение «камер-фурьерский журнал». В 18-м веке камер-фурьеры записывали события при дворе в этот журнал, а в конце 19-го – начале 20-го у камер-фурьера была своя канцелярия – 7 писцов. Так что он только следил за тем, чтобы надпись была сделана. В витрине представлены повседневный и летний костюмы камер-фурьеров. Очень важен личностный аспект нашей выставки, потому что сотрудники ливрейной кладовой для порядка в своем ведомстве на некоторых подкладках костюмов надписывали фамилии тех, кто их носил. Естественно появилось желание узнать, а кто носил, а как он появился при дворе, а какова его дальнейшая судьба. Поэтому неслучайно костюмы на нашей выставке сопровождают фотографии из Российского государственного исторического архива и из архива кино-, фото-, фонодокументов Санкт-Петербурга. В центре стол с повседневным сервизом, с несколькими приборами. Повседневный сервиз употреблялся каждый день при дворе. Но этот сделан в 18-м веке. Однако в конце 19-го – начале 20-го века этим повседневным сервизом пользовались во время пребывания императорской семьи в новой официальной резиденции в Петергофе. Здесь же костюмы официантов парадные и костюм кондитерского подмастерья. Он не рабочий, а выходной. Но то, что мы называем выходным костюмом, для них был для выхода за пределы резиденции. То есть уличная одежда для них выходная. Когда реставраторы готовили костюмы к экспонированию, то некоторые пришлось отпарить по возможности. И меня позвали специально в лабораторию для того, чтобы дать насладиться запахом. От костюма кондитерского подмастерья исходил запах сдобы, честное слово. Рядышком редкие костюмы тех, кто следил за лампами. Несмотря на то, что в Зимнем дворце уже со времен Александра III было электрическое освещение, тем не менее, лампы были в большом ходу. Это были лампы масленые и керосиновые. Они называются по-разному, очень красиво и запутанно: кенкетная, карсельская. Это керосиновая лампа с самотушителем. Если она падала на пол, то доступ воздуха прекращался, и никакого пожара возникнуть не могло. За этими лампами следили ламповщики. Их возглавлял старший ламповщик. Вот его фрак рабочий. И было еще в подчинении 9 младших ламповщиков. Они носили серые с голубым костюмы. Были еще механики, были жестяники и были ламповые ученики. И после того как лампа приведена в порядок, на донышке они процарапывали свои фамилии и ставили дату, чтобы все знали, что вот такой-то человек эту лампу починил. Потому, что если, не дай Бог, из кенкетной лампы капало масло на пол, то штраф, который взимали с этого человека, был весьма и весьма значительный.

Планы и чертежи придворно-служительских домов. Для петербуржцев скажу, и вы сразу поймете, где находится этот квартал. Он ограничен набережной Фонтанки, теперешней улицей Чайковского, улицей Гагаринской и набережной Нивы. Это квартал домой придворного ведомства. Человек, который поступал служить, а служителем мог стать в последние два царствования любой житель подданный Российской империи, начиная с 16 лет. Предпочтения, конечно, отдавались детям придворных служителей и отставным унтер-офицерам гвардейских полков. Совершенно понятно. Но при равных условиях предпочтение отдавалось человеку видной наружности. Так повелось еще со времен императора Николая I. Если человеку не было возможности дать казенную жилую площадь, комнату или квартиру, ему давали обязательно деньги, на которые он мог арендовать жилье в Петербурге. И арендовали не в самых худших районах. Например, Мойка, 22. Там, где теперь отель «Кемпински» располагается, рядом с резиденцией, чтобы на службу не опаздывали. Дежурили по недельно. Неделю дежурят целые сутки, а потом отдыхают две недели. Причем спать им разрешалось на дежурстве, потому что, начиная с 10 вечера, за всем происходящим во дворце следил военный караул. Офицеры и солдаты поверх сапог обязательно обували мягкие тапочки, чтобы никого не разбудить стуком подков. Служители уходили в комнаты для отдыха, которые были для них организованы. В частности вот, например, скороходы и придворные арапы в районе министерского коридора, недалеко от фельдмаршальского зала на антресолях имели свои помещения для отдыха. Питание было организовано. И сейчас, где находится наш ПФО рядом как раз с выставкой искусство Древнего Египта, там была кухня для придворнослужителей 4-го разряда. Запрещалось с кухни брать продукты питания с собой в комнаты, чтобы не разводить никакую живность. Все это свято соблюдалось. Обязательно была на дежурстве кипяченая вода и так далее. Да. И заступая на дежурство, все обязательно поступали в руки придворного медика, потому что шел разговор о непосредственном контакте с императорской семьей, и надо, чтобы все были здоровы. Если вдруг во время дежурства человеку надо было выйти за пределы резиденции и пойти домой, то он обязан был всем рассказать о том, что он идет домой, и без справки от врача она на дежурство вернуться не мог. Удивительное дело, но вот при реставрации одних из брюк камер-казака была найдена скомканная бумажка, которую расправили реставраторы-графики и увидели, что это непросто бумажка, а талон на отпуск из кухни обедов для камер-казака Андрея Алексеевича Кудинова. Вот мы ее расправили и поместили на выставку.

Здесь семейные фотографии. С разрешения гофмаршальской части, если все были уверены в благонадежности политической невесты, то человеку разрешалось жениться. Ну, а если он не согласия, то есть благонадежность не подтверждалась, то ему приходилось выбирать или служение при дворе, или семейное счастье.

Здесь фотографии из личных архивов потомицы придворного арапа Георгия Николаевича Мариа Натальи Анисимовой. Наталья Анисимова сейчас декан одного из факультетов санкт-петербургской фармацевтической академии. Ее прапрадедушка служил арапом. Вот он красавец, уроженец островов Зеленого мыса, португальский подданный Жорж Мариа, который принял крещение по православному обряду и стал именоваться Георгием Николаевичем. 10 детей. Белая жена. Один из сыновей становится тоже придворным арапом. А после революции сыновья пошли защищать Ленинград. Два участника Великой Отечественной войны в этой семье. Один дожил до Дня Победы, другой пропал под Синявиным и служил в морской пехоте. Представляете себе, темнокожий морской пехотинец.

Еще одна семейная фотография швейцара высочайшего двора Ольховского Дмитрия Андреевича рядом с тоненькой молоденькой супругой Марией Ильиничной. Сам он преображенец, трубач оркестра лейб-гвардии Преображенского полка. Потомица работает в Государственном Эрмитаже – Маргарита Артемьевна Сазонова.

Еще одна совершенно замечательная вещь – это открытка, которая тоже из личной коллекции камер-казака Кирилла Ивановича Полякова. Поляков – телохранитель Марии Федоровны, который уехал с ней в Англию и потом в Данию. Открытка датирована 23 декабря 1917 года и отправлена она из Крииза. Поляков пишет на хутор своим родителям в станицу Милютинскую Ростовской области, поздравляет их с наступающим Новым годом. Больше он не увидит в России уже никого. Он сюда не вернется.



М. ПЕШКОВА: В залах Эрмитажа на выставках костюма 1-х лиц Российской империи и тех, кто им служил. С экспонатами знакомит куратор экспозиции, старший научный сотрудник отдела истории русской культуры, автор каталога ливрейного костюма Нина Тарасова на «Эхо Москвы» в «Непрошедшем времени».





Н. ТАРАСОВА: А это роскошный из чертовой кожи белоснежный костюм, сшитый для лакеев 1-го разряда, начиная с 1907 года, он был введен в действие, когда императорская фамилия находилась в нижнем парке Петергофа. Зелень, фонтаны, солнце, море и белоснежные с золотом костюмы лакеев и камер-фурьеров. Понятно, что пачкалась нещадно эта одежда. Ее нужно было стирать. А для того, чтобы пуговицы не окислялись и не оставляли никаких следов на белой одежде, конструкция крепления пуговиц совершенно фантастически простая. То есть есть дырочки обметанные, куда вставляется корешок этой пуговички. Да? А изнутри пуговица крепится как ключ, колечко. И все. Перед стиркой сняли, потом все приладили, и все замечательно. Надо сказать, что одежду им шили многих разновидностей, и носилась она в течение разных сроков. Но тем, кто был рядом с императорской семьей нельзя, чтоб одежда была более или менее поношенная. Она всегда должна смотреться просто вот с иголочки. И если одежда выходила из строя, там пятно или разрез какой-то, то ее нужно было ликвидировать. Но на одежде государственная символика – двуглавые орлы. Что же делать? Шелковый басон вот как на шинели красного цвета, его спарывали и сжигали. А золотые галуны спарывали, собирали мешками в ливрейной кладовой, а затем отправляли на монетный двор на выжиг драгоценных металлов. Потом деньги уже в виде слитков серебра и золота возвращались обратно в кассу министерского двора. Но даже тогда, когда костюмы ливрейные были лишены своего геральдического богатства, они продолжали служить небогатым жителям Петербурга. Костюмы без галунов и басонов отправляли в Таврический дворец и там продавали всем желающим. Лучше всего, конечно, шли с торгов шинели. На них много ткани, которую можно перелицевать. Из нее юбку и платье можно сделать и жилет. Хуже всего шли костюмы придворных арапов. Все-таки экзотика. И юбочки скороходов, из которых тоже ничего не сделать.

Одна из последних находок. Сотрудница центральной библиотеки Эрмитажа мне сказала, что перевязь принадлежала человеку по фамилии Постолов Емельян Иванович. А дочка его Мария Емельяновна до 1982 года работала в научной библиотеке Государственного Эрмитажа. Эрмитаж оставался для многих и служителей, и для их потомков настоящим ковчегом, где они должны были найти себя уже после революционных событий.

Это костюм придворного скорохода. Характерная особенность для него – это юбочка, которая идет вообще от традиций 18-го века, и при всех монарших домах Европы все скороходы, все в юбочках. Еще у скорохода обязательно каскет. Для парадного каскета еще нужны перья разноцветные страусовые, белые, черные и желтово-оранжевые в цвете государственного герба. У нас, к сожалению, нет таких перьев. И каскет красный куплен совсем недавно, но уже без перьев. Зато на траурном весь декор сохранился. Это и страусовое черное перо и султанчик из игл дикобраза. На должность скороходов брали молодых сильных и видный собой мужчин, потому что иногда спасая ситуацию, им просто надо было очень быстро передвигаться по дворцовым помещениям, потому что главная функция скороходов – это курьер в императорской резиденции.

Костюмы гоффурьеров. Это 2-е лицо в иерархии придворных служителей после камер-фурьера. Гоффурьеры составляли графики дежурств, следили за тем, чтобы в помещениях императорской резиденции не осталось никого посторонних людей, следили за чистотой. А еще гоффурьеры отвечали за придворно-служительскую библиотеку. В 1768 году Екатерина, проходя через залы императорской резиденции, увидела, что один из лакеев никак не реагирует на нее, а сидит, уткнувшись, на своем месте. Императрица подошла к нему, не стала его теребить и поняла, что лакей на дежурстве читал книгу. Это настолько потрясло императрицу, что она решила специально для лакеев организовать придворно-служительскую библиотеку, в которую вошли книги по истории, книги на религиозную тематику, потом уже пошли книги на медицинские темы, сказки и так далее. Любопытно, что придворно-служительская библиотека стала основой эрмитажной русской библиотеки, которая уже впоследствии была разделена на библиотеку для служителей и на библиотеку для высочайших особ. Это библиотека, которая располагалась на 3-м этаже Зимнего дворца, там, где сейчас выставка Китая. Пользовались, начиная от артистов императорских театров и кончая там техниками, электриками, которые работали в Зимнем дворце. Гоффурьер вел специальную книгу, в которой ставил штампики о возврате книг после прочтения. И мы нашли в Российском государственном историческом архиве такую книгу и открыли ее на той странице, где написано, что эти книги брал в течение 1901-902 годов придворный арап вот тот самый Мариа Георгий Николаевич. Я не знаю, в какой степени он владел русским языком, но среди книг, которые он брал не только «Кот Мурлыка» или какие-то популярные журналы типа «Нивы», там есть и Шиллер, и Шекспир. Вполне возможно, что для своей семьи. У придворных арапов, у многих, дети получали очень хорошее образование, в том числе и высшее. Например, у арапа Константина Евгеньевича Апти, чью фотографию вы видите на стенде. Он снят в Александровском зале Зимнего дворца с камердинером короля Черногории. Это 1912 год. Так вот одна из дочерей Константина Евгеньевича стала учительницей русского языка. Это тоже доподлинно известно. А костюм Константина Евгеньевича парадный вот выставлен здесь в центре витрины. Вот с шалью. Это его костюм. Спиной к нему повернут костюм, который принадлежал его сыну Николаю Константиновичу. Он уроженец современного города Измира, то есть турецкой Смирны. Служил у Ольденбургских. Потом был рекомендован им для службы в качестве арапа высочайшего двора. Каковы их были функции? Ну, во-первых, здесь было постоянное дежурство арапов в Арапском зале. И они отсюда могли отправиться в любую часть резиденции для выполнения всевозможных поручений. И когда мы с вами говорили о маскараде 3-го года, то можно себе представить ситуацию: арапы стоят в этом зале, а потом открывают двери, которые ведут из Арапского зала в Концертный. А дальше уже с той стороны Концертного зала, там уже стояли не арапы, конечно, а другие. Там стояли кавалергарды. Вот эта функция лакеев при дверях, она выполнялась. Кроме того они вообще такой экзотический элемент при дворе. И очень часто встречали иностранные делегации. И наличие арапов – это свидетельство крепости традиции русского двора и костюмы такие экзотические, замечательные. Но было у них одно поручение, которое они выполняли перед Рождеством. Им давали деньги из кассы министерства двора. Им писали список магазинов, которые они должны были посетить и список рекомендуемых товаров, которые они должны были приобрести. И они, объезжая в специальном экипаже все магазины и покупая то, что им было приказано, привозили эти покупки в зимний дворец и клали их под рождественскую елку. И все дети в Зимнем дворце знали, что эти подарки принесены, возможно, потомками тех самых волхвов, среди которых был и темнокожий царь. Шаль – это заключительный элемент декора парадного костюма арапа. Она должна была обернуться через тулово и переброситься через это же плечо, но в связи с тем, что шаль кашмирская. Это конец 19-го – начало 20-го века. Это магазин Хаджи Инатова на Пионерском проспекте, через который поступали эти шали. Длина 3 с половиной метра, ширина – 170. Но когда мы шаль декорировали так, как должно, вся красота была скрыта. И поэтому мы решили один конец опустить. Как сказал дизайнер выставки Виталий Борисович Королев: «Ну, представь себе, что арап вот начал шаль надевать, и кто-то его отвлек. Вот он собирался, но не сделал». И мы именно таким образом решили витрину решить.

Этот зал звучит по своему даже решению совершенно иначе. Если в арапском зале вы видели блеск галунов, собственно костюмы тех, кого встречали высокопоставленные гости при дворе и знали, что к ним можно обратиться, то здесь в ротонде Зимнего дворца представлены костюмы комнатной, личной прислуги, которую никто ни на каких церемониях кроме камер-казаков не видел. Здесь подписные костюмы камердинеров императора Николая II Терентия Ивановича Чемодурова, камердинера императрицы Александры Федоровны Густава Андреевича Лио. Справа костюм камердинера императрицы Марии Федоровны Евгения Григорьевича Зеленцова. Дальше идут костюмы камер-казаков, тех людей, которые выполняли функции телохранителей при особе императриц. Костюм повседневный красный с синим, вояжный или рабочий с фуражкой. Костюмы парадные. Красный и синий, они отличаются по цвету потому, что надо было обозначить, что это костюм камер-казака вдовствующей императрицы – синего цвета, а костюм камер-казака действующей, правящей императрицы – красное с белым. Они все именные. Все мною очень трепетно прочувствованные. Поверьте, пожалуйста. И счастье, что на открытии выставки присутствовали потомки камер-казаков, но и не только камер-казаков, но и придворных арапов, придворных швейцаров, которых удалось найти. Это было совершенно трогательное зрелище, когда взрослые мужчины подходили к витринам и плакали при виде одежд их предков, тем более что костюмы предков выставлены не где-нибудь, а в Государственном Эрмитаже, и обозначены, что вот это костюм Кудинова, Полякова или костюм камер-казака Мятиченко. На противоположной стене костюмы тех, кто занимался гардеробом императрицы и императора. Это костюмы… У Николая II костюм… но вообще это конюхи. Дословный перевод этого слова. Но в свободное от основных занятий время, то есть они следили за экипажами государя, за его лошадьми, но также помогали привести в порядок гардероб. Тоже подписные костюмы с фотографиями и фамилиями тех, кто их носил. Здесь вот в центральной витрине костюмы гардеробщиков и помощника гардеробщика императрицы Марии Федоровны. Рядом вот тот самый сундук Луи Виттон, фирмы которой нашумел уже в прессе, но он играет совсем не главную роль. Просто вот в таких сундуках перевозили вещи во время высочайших вояжей. Здесь лежат нижние юбки, которые принадлежали императрице Марии Федоровне. Сундук – конца 19-го – начала 20-го века. Но обратите, пожалуйста, внимание на вешалки, подлинные вешалки из гардеробной Александры Федоровны из Аничкова дворца, и манто, которые принадлежали Марии Федоровне с биркой, на которой написано откуда происходит вещь, когда она исполнена, какое место она в гардеробе занимает. Бирка своя совершенно родная вот на том манто с барашковым опушком, как написано на ней. Рядышком, кстати, лампада, которая была преподнесена императору Александру II тоже комнатной прислугой после покушения Дмитрия Каракозова на императора, после его счастливого избавления от смерти. И на табличке как раз имена тех, чьи костюмы здесь представлены на выставке.

Фотография Тимофея Ксенофонтовича Ящика, который тоже с ней ушел. И фотографии лакея Алоизия Егоровича Труппа, который был лакеем 1-го разряда при комнатах императрицы Александры Федоровны.

И заключительная трагическая нота во всей выставке ливреи и выставке костюмов эрмитажной – это вот эта витрина. В центре своеобразное шествие, но оно идет не в одну сторону. Оно в разные стороны движется. Костюм императрицы Марии Федоровны. Справа ярко-голубой костюм с белым Кирилла Ивановича Полякова, камер-казака, слева – Тимофея Ксенофонтовича Ящика, которые уехали с ней в 1919 году на крейсере «Мальборо» в Англию и потом в Данию. А спиной к ним другая часть шествия – детское военное пальто цесаревича Алексея Николаевича, манто Александры Федоровны, мундир Николая II, белое с меховой опушкой пальто великой княжны Марии Николаевны и с правой стороны вояжный сюртук лакея Алоизия Егоровича Труппа, который был расстрелян вместе с ними в ночь на 17 июля 1918 года.



М. ПЕШКОВА: Они уходят в разные стороны, члены императорской фамилии. Понимаю, что время покинуть зал, но почему-то оборачиваюсь и оборачиваюсь, глядя в след императрице, хрупкой, маленького роста Марии Федоровне, ее слуги. Ее вывезли англичане из Крыма. Императрица им сказала твердо, что никуда не поедет, если не заберут всех, кто с ней там в Крыму. Гляжу на цесаревича, его родителей, последнего императора, его жену, дочь Марию, а также слугу. Совершенно не вижу, что это манекены. Для меня они на выставке словно ожили.

Как писал об экспозиции Михаил Пиотровский, директор Эрмитажа в статье в газете «Санкт-Петербургские ведомости», цитата: «Люди, восставшие из прошлого, – в этом есть что-то языческое. В древних культурах считалось: человек может воскреснуть, если его имя не уничтожить». Конец цитаты. История идет с нами за руку или об руку, кто, что выбирает. Звукорежиссер – Наталья Квасова. Я Майя Пешкова. Сериал к четверть тысячелетнему юбилею главного музея страны «Эрмитаж. Голоса» в рамках программы «Непрошедшее время».



Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире