16 июня 2013
Z Непрошедшее время Все выпуски

Не только сценарист, но и писатель. На книжном фестивале в Москве


Время выхода в эфир: 16 июня 2013, 08:35

М. ПЕШКОВА: Как самое раскатистое эхо, завершившегося неделю назад в ЦДХ 8-го Московского Международного Книжного Фестиваля, приезд из Болгарии всемирно известного сценариста Анжела Вагенштайна. Чтобы представить свой романный триптих, названный по первой из романных историй, «Пятикнижие Исааково». Книга вышла в издательстве « Рудомино». Автор более полусотни сценариев, художественных, документальных и анимационных лент, всю жизнь хотел отдать кинематографу. Так полагал сам 92-летний господин Вагенштайн. В Болгарии его спрашивают, почему он стал писателем, на что господин Анжел отвечает, что он им был всегда, и кинематограф вовсе не предавал. По его мнению, в Болгарии полтора десятилетия назад кино было предано, продав киноконцерн американцам. Безработица настигла деятелей кино. Вагенштайну, по его утверждению, переход в беллетристику помог проститься со сценарным жанром. Ответив на вопрос, где родился Анжел Вагенштайн, вы получите книгу « Пятикнижие Исааково». Александр Гаврилов, директор института книги, представляя Анжела Вагенштайна в ЦДХ.

А. ГАВРИЛОВ: Первый роман, который вошел в эту книгу, « Пятикнижие Исааково», это не только довольно жестокий, жестко написанный роман о судьбе человеке, шире, чем еврея. Этот человек еврей в 20 веке. Он еще и весь пересыпан еврейскими анекдотами. Их там огромное количество. Я с некоторым восхищением обнаружил, что до того знал все. Но там не упоминается один еврейский анекдот, который, как мне кажется, имеет к судьбе А. Вагенштайна прямое отношение. Господь смотрит на землю, видит, что люди грешны, и решает устроить вселенский потоп. Второй всемирный потоп. Он призывает глав церквей и сообщает, что через год случится потоп. Глава христианской церкви спускается на землю и требует всеобщего покаяния. Через год потоп. Глава современного ислама спускается на землю и сообщает, что остался всего год на джихад, так что надо истребить неверных наконец. Верховный раввин спускается на землю и говорит: « Еврей, у нас есть всего год, для того чтобы научиться жить под водой». Мне кажется, что трагические обстоятельства гибели кино в Болгарии подарили нам прекрасного писателя Анжела Вагенштайна

М. ПЕШКОВА: Тогда же на презентации Анжел заметил, что очень я напоминаю его тетушку. На следующий день, встретившись в уютном тенистом саду при гостинице болгарского посольства, вновь начал разговор с этих слов. Я действительно похожа на вашу тетю Лизу?

А. ВАГЕНШТАЙН: Да, это хорошо. Евреи друг на друга похожи. Мы же одного племени, устойчивы. Вчера я вам сказал, что сразу увидел свою тетю. Это нормально, это мир моих тетей, моих девушек, друзей, мою маму я всегда видел.

М. ПЕШКОВА: Как звали вашу маму?

А. ВАГЕНШТАЙН: Ребекка. Она чистая ( НРЗБЧ). Она была бедненькая, инвалид, хромала она тяжело. Это было бы мелочью, но когда дойдем до времен холокоста, когда она хромая должна была покинуть родной дом с маленьким рюкзаком. Было запрещено с более десятью килограммами покинуть дом наш вместе с отцом. Бросить абсолютно все. И на вагонах лошадиных куда-то в Киев. Незнакомые места Болгарии, где будут жить ,3,4, 5фамилии в одной комнате. Я знаю точно, что на самом деле много евреев выжило. Но большинство евреев в Треблинке погибло, 11 тысяч 300 евреев. А 48 тысяч остались. Но если умалчивать, еврейские лагеря рабского труда. Так официально это называется в Германии, потому что те, кто были в этих лагерях, получают пожизненную ренту. Поскольку Болгария ничего им не платит, это немцы платят. Это мужчины с 18 лет по 58 лет. По закону все мужчины оставались в этих маленьких городах. Выселяли женщин, стариков, больных, детей. Это было своего рода гетто. Выселяли. Они не имели права выходить из квартальчика, имели право выходить в квартальчике только два часа в день. Купить, если у них деньги есть, тогда была карточная система, если у них карточки есть, купить, если есть что-нибудь купить. Это два часа. Не имея мужчин, не имея денег, не имея защиту, а все это говорится очень красиво. Мы вас спасли молодыми парафашистами сегодня. А иначе, конечно. Хочу сразу сказать, что народ болгарский по старой традиции, если человек интересуется народной психологией, я могу объяснить, почему в Болгарии нет глубинного антисемитизма. Нет. Так что верхушка фашистская и фашистских организаций было много. Кроме верхушки, правительство, парламент, министры. Было такое комиссарство по еврейским вопросам. Кроме того, конечно, были молодежная гитлеровская организация «Легион». Была такая фашистская организация. Были ратники за защиту Болгарии. Тоже фашистская. «Союз запасных офицеров», тоже фашистская организация. Не надо прятать это. Сейчас другая Болгария, сейчас другое время, другое правительство, другая формула нашего общества. Даже мы и не царство Болгария, мы республика. Чего брать на себя грехи фашистов? А мы их берем, пытаясь все это как-нибудь перекрыть, не до конца сказать. Если в каком-то явлении ты говоришь только половину правды, то вторая половина как называется?

М. ПЕШКОВА: Получается, ваш папа, ваше отец был в этом гетто? Или мама была, а отца забрали?

А. ВАГЕНШТАЙН: Мама была. Мой отец был в лагерях, я был в лагерях. Только я сбежал с лагеря. Пошел в партизаны. Тогда та часть Болгарии называлась Болгарская Македония. Сегодня называют Перинская Македония. Перинский край есть. У нас есть некие территориальные проблемы: это Македония, это не Македония. Так или иначе, там по течению реки Струмы были еврейские лагеря, до Эгейского моря были еврейские лагеря, которые быстро делали железную дорогу, потому что немцы ждали возможность второго фронта с Греции. От моря до (НРЗБЧ)Болгарии, это Благоевград, была такая узкая линейка. Я первый, кто встретил депортированных евреев, которых ночью забрали к ( НРЗБЧ). Это греческие места, которые стали болгарскими. Это когда-то были границы Болгарии. Я их видел на открытых вагончиках. Всю ночь они путешествовали по этому, это называется дефиле около реки Струма. Это было 9-10 марта. Еще снег, холод, они голые, ночью их взяли. Взяла болгарская полиция и болгарская армия. Я поклялся уже, что я первый, кто успел с ними долго говорить. Почему и как? Это я вам расскажу. Я поклялся, что не было ни одного немецкого солдата. Все это были болгары. А там, в этих когда-то греческих местах остались так называемые комиссии, которые описывали оставленное евреями имущество, причем описывали то, что они хотели. Они описывали то, что они брали для себя. До сегодняшнего дня тиктакают еврейские часы кое-где в Болгарии от уничтоженных. Их всех уничтожили. Я рассказал, где они были, сколько дней были. Они были в городе ( НРЗБЧ)Дупница, в двух складах табачных. И в одной школе подпольной. Так называемый отечественный фронт. Это подпольная организация сопротивления.

М. ПЕШКОВА: В которой вы состояли?

А. ВАГЕНШТАЙН: Я состоял во всем подполье. Я был членом штаба уже партизанского отряда. Успели с взяткой, поскольку полицейский, которым наплевать было, я повторяю, в Болгарии глубинного антисемитизма не было. Они выполняли приказ. Они даже некоторые не знали, что такое евреи. Что это за люди. Успели картошку пронести. Я вас умоляю, если вы не видели фильм « Звезды». Это фильм как раз об этих евреях, которые говорят по-гречески, но не понимают болгарского, хотя они в границах Болгарии. Этот фильм, это часть того, что я вам рассказываю. Конечно, в этом фильме, все-таки это художественный фильм, я сохранил страсть, суть драмы. Увидите, если вы не видели. Фильм еще жив. Потом я все это написал и подписался, и поклялся, что я точно. А почему я? Если вы побудете у меня в Софии, вы увидите мое полицейское фото, когда меня приговорили к смертной казни. Все меня спрашивают, какая странная униформа. Это у меня униформа железнодорожника. Зато полицейские запутались, кто он. Я подошел к этим вагончикам. Они там примерно 6 или 7 часов были на этом маленьком, это был не вокзал, это станица, чтобы их перебросить из этих открытых вагончиков в нормальные вагоны для лошадей. Чтобы их перевести в город ( НРЗБЧ). Там уже начиналась настоящая Болгария. Но не было вагонов, зато они там дрожали. Были женщины в спальном платье. Был мертвый старик, обвитый газетами. (НРЗБЧ)Этот старик успел спасти, если по его имуществу, мог спасти одного живого петуха. Он сжал петуха. Этого я так и не забуду, старика с петухом. Единственное, что он мог спасти.

М. ПЕШКОВА: Известный болгарский кинематографист, автор полусотни сценариев к художественным и документальным лентам, поставленным в 8 странах мира, Анжел Вагенштайн – человек – легенда. О военных годах в программе « Непрошедшее время» на « Эхо Москвы».

А. ВАГЕНШТАЙН: Они просидели примерно дней 12 в этих табачных складах, в школе. Потом их отвезли опять же на таких же вагонах в город Лом. Это город на Дунае, где уже немцы их взяли на пароходик через Вену сразу в лагерь. Это часть. Это греческая часть. Есть македонская часть. Там уже не было проблем с языком. Мы же можем соединить, это как разница между русским и белорусским. Сегодня бессмысленно, на мой взгляд, ведется спор, есть ли македонский язык. Или это только наречие болгарского. Оставим это. Пусть спорят. То, что произошло в истории, уже произошло. Македония – отдельное государство. Лучше жить в мире и дружбе, чтобы они были добрыми соседями, чем все время ссорится. Это другая тема. Там-то уже забрали всех евреев из пяти центров. Самый большой – это Битола. Это после Салоники, который был не болгарским владением. Это немцы владели Салоники. Уничтожали 52 тысячи евреев.

М. ПЕШКОВА: Это не греческие Салоники?

А. ВАГЕНШТАЙН: Да. Битола, там жила компактная масса евреев, одно из старых мест, когда евреи прибыли из Испании. Они прибыли в Испанию, в Османские владения. Турки их приняли очень хорошо. Если надо, я вам сообщу, почему их так хорошо приняли. Они обжились там. Они были все собраны, в Скопье, из пяти городов евреи собраны болгарской полицией и болгарской армией. Впервые вмешалась и армия. То, что необычно было. Армия как-то в стороне от этих политических исследований. Их собрали, держали в монополии. Монопол – это здание, склады болгарского табачного монополия. Они были пустые эти склады, специально сделанные. Они были там дней десять, пока их собрали. И потом на вагонах, но уже не путем Дуная на пароходе, а прямо железнодорожным путем. Была командирована с ними болгарская полиция. В командировке было написано, что они должны доехать, полицейские и технический персонал, с паровозами и т.д. до Треблинки, чтобы вернуть пустые вагоны. Однако в Вене немцы не дураки. Они болгар не пустили дальше, чтобы они не увидели, что творится, потому что Треблинка необычный лагерь смерти, где бараки. Там можешь прожить три года. Они их уничтожали сразу в тот же день. Сразу раздеться. И сразу их уничтожали. А вот наши чиновники, полиция, стали посылать телеграммы, они сохранились. Телеграммы министру внутренних дел Габровскому. «Господин министр, как нам делать, у нас командировка до Требленка, а немцы нас не пускают. Как мы вернем, ведь мы несем материальную ответственность за вагоны». Это у них забота. Ответственность за вагоны и паровозы. После обмена этих телеграмм министр Габровский приказывает, давайте возвращайтесь в Болгарию из Вены. Судьбу вагонов я не знаю, мне наплевать. Так была уничтожена часть болгарского еврейства. Кстати, по закону зашиты государства, так называется закон, он вошел в силу 1 января 41 года. Он абсолютная копия Нюрнбергских законов. Надо было уничтожить 20 тысяч евреев. Если я знал бы, я бы принес книги, где факсимиле, где болгарские подписи. Люди здесь читают болгарский, потому что вы пишите на нашей азбуке. Не мы на вашей, а вы на нашей. Так что прочли бы все это. У меня это все есть. На первое время 20 тысяч. А успели депортировать только 11 тысяч 300. А что делать с договором, если надо20 тысяч. Зато выселили евреев из Софии, чтобы легче. Чтобы не было шумихи в Софии. София различается. У нас было более или менее гражданское общество. Евреи большинство сжились полностью с населением там. Зато полно было протестов от союза врачей, от союза адвокатов. Много крупных писателей. Они подписывали царю письма очень острые. Это наше граждане. Спасайте их. Как же, это стыдно и т.д. Чтобы это предотвратить, чтобы в Софии не помогали, их выселили в провинции. А потом произошли события. Царь Борис III умер. Это он с партайгеноссе Гитлером договаривался. Черчилль угрожал Болгарии, что если вы будете продолжать с евреями, мы разрушим Софию. Они ее разрушили в годовщину выселения фракийских и македонских евреев. В те дни София была разрушена.

М. ПЕШКОВА: Это какая дата? Какие числа, какого месяца и года?

А. ВАГЕНШТАЙН: Евреи были выселения 9,10,11 марта 1943 года. В марте 1944-го года София была полностью разрушена в годовщину. Для них Болгария была очень важной стратегической страной. Для немцев путь в Грецию шел через Болгарию. Они через Болгарию ударили Югославию. В случае отступления немцев от континентальной Греции надо было иметь открытый путь в Болгарию. Зато Болгария считалась очень важной и для союзников, и для немцев. В  этой формуле ( НРЗБЧ) и проблем с евреями в Болгарии. Я вам сказал, что английская королева послала посла, попросила посла Швейцарии. Единственное посольство, в котором Болгария имела,( НРЗБЧ) София. Поскольку у Болгарии не было войны со Швейцарией. Весь западный свет уже был либо в Германии, либо в стране, с которой Болгария была в войне: Франция, Англия, Америка. Попросила посла швейцарского, чтобы посетить царя и сообщить, потому что царь у нее родственник. Вы знаете, что короли все двоюродные братья, они кузины. Чтобы своего кузина предупредить, что он ставит в риск не только собственную шкуру, но и судьбу династии в Болгарии. Династии не будет прощено то, что творится. Но царь умер. Летом 43-го года умер. Сделали такой триумвират, который правил в Болгарии. Очень фашистский. Брат царя Кирилл, принц Кирилл, все они были приговорены народным судом к смерти, все они были расстреляны после прихода Красной армии. После этого евреи вернулись. Уже дома ограблены, уже предприятия не работают. Конечно, они выжили, потому что это называется спасением. А я называю это выживанием. Выжили по очень сложным причинам. Во-первых, смерть царя, нехватка поддержки населения наоборот. Население было против, или не помогало, или вело себя пассивно. Не все были такие прогрессивные. Они просто не ненавидели евреев, но это дело правительства. В этом смысле они не помогали. Третье, сейчас очень упорно умалчивается ,что кроме маленькой Болгарии вне этой страны происходило что-то, что другие называют Вторая мировая война. Не услышите, что это была Вторая мировая война, что Болгария является союзником Гитлера. В этой Второй мировой войне была часть, называлась Красная армия. В это время, когда заново они думали наконец выполнить свои договора, был большой прорыв на Курской дуге. Когда стал этот прорыв на Курской дуге. И третий украинский фронт пошел прямо на Балканы, в Софии была паника. Разрушенная София. В это время я уже проговорен был к смертной казни.

М. ПЕШКОВА: Среди самых популярных сценариев господина Вагенштайна: «Звезды» « Гойя», « Царь Борис I», « После края света». Именно последняя картина участвовала во многих кинофестивалях. Романный триптих писателя, а не сценариста, теперь читаем по-русски. Продолжение программы в следующее воскресное утро. Звукорежиссер – Наталья Квасова. Я  — Майя Пешкова. Программа « Непрошедшее время».

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

16 июня 2013 | 14:13

Анжел Вагенштайн потрясающй рассказчик!
Спасибо ему, спасибо дорогой Майе Пешковой, спасибо ЭХУ!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире