'Вопросы к интервью
13 февраля 2011
Z Они-1 Все выпуски

Надо жить играючи. Психология игрушки для разных возрастов


Время выхода в эфир: 13 февраля 2011, 12:09

А.НАСИБОВ: Работает радиостанция «Эхо Москвы». Ашот Насибов у микрофона. Приветствую уважаемых слушателей.

Программа «Они» — открытия, находки, исследования на нашей радиостанции. Это традиционная программа, которая выходит в эфир после 12 часов по воскресеньям.

В начале программы Алексей Соломин познакомит нас с новостями науки и с технологии от журнала «Наука и жизнь.

А.СОЛОМИН: В День науки 8 февраля Всероссийский Центр изучения общественного мнения представил результаты исследования о самых распространённых научных заблуждениях россиян. Большинство из них – 55% уверены, что радиоактивность – дело рук человеческих. Притом, что это природное явление.

46% убеждены в том, что антибиотики убивают вирусы так же, как и бактерии.

Треть опрошенных всерьёз полагают, что Солнце вращается вокруг Земли. Причём, за последние 4 года таких респондентов стало даже больше. 29% россиян утверждают, что первые люди жили в ту же эпоху, что и динозавры.

Около четверти наших сограждан ошибочно полагают, что лазер работает, фокусируя звуковые волны.

Пятая часть опрошенных всерьёз уверены, что Земля совершает полный оборот вокруг Солнца за один месяц.

Примерно такая же доля россиян отрицают, что электроны меньше атома  — 18%. И не верят в то, что нынешние люди развились из ранних видов человека – 17%.

Несколько реже россияне склонны отрицать тот факт, что кислород, которым мы дышим, производят растения – 14%. И что радиоактивное молоко можно сделать безвредным, прокипятив его – 11%.

В меньшинстве и те, кто не согласен с такими открытиями, как движение континентов – 9%, и высокая температура центра Земли – 8%.

Опрос также показал, что научные заблуждения более свойственны женщинам, нежели мужчинам.

17 февраля начинается первое в истории освоения Арктики  — трансполярный переход от берегов России до побережья Канады через Северный полюс на колёсных плавающих вездеходах.

Экспедиция «Полярное кольцо» состоит из 8 человек во главе с Владимиром Чуковым.

17 февраля самолёты с командой и техникой вылетят из аэропорта «Шереметьево» на остров Средний. С острова путешественники отправятся до Северного полюса.

Путь этот займёт полтора – два месяца.

На полюсе путешественники пополнят запасы топлива и продовольствия на ледовой базе Борнео.

После трёх-четырёх дней передышки экспедиция продолжит движение по направлению к канадскому острову Уорд Ханд. Конечная точка путешествия – посёлок Резолют Бэй, он находится более чем тысяча километров от побережья. Это крайний населённый пункт Канады, с которым есть авиационное сообщение.

Оттуда путешественники отправятся домой.

Экспедиции «Полярное кольцо» выполнят работы по сбору статистических данных и проб образцов снега и льда. Также путешественники выполнят наблюдения за белыми медведями по заданию Института проблем экологии и эволюции РАН.

Кроме того, они проведут полномасштабное тестирование российской навигационной системы «ГЛОНАСС» в условиях Арктики.

Генетики из американского университета Колорадо заняты выведением растений, которые будут менять свою окраску при появлении в воздухе паров взрывчатых веществ. Первые лабораторные образцы уже получены.

Чувствуя появление паров тринитро толуола, растения табака и резушки обесцвечиваются, теряя хлорофилл. Когда позже воздух очищается, зелёный цвет листьев восстанавливается. Причём, представители флоры в сто раз чувствительнее к запаху взрывчатки, чем нос специально тренированной собаки.

Пока обесцвечивание листьев происходит лишь за несколько часов, но исследователи надеются во много раз ускорить эту реакцию.

А.НАСИБОВ: Алексей Соломин познакомил вас с новостями науки и технологии журнала «Наука и жизнь». Более подробно новости можно посмотреть на Интернет-сайте этого удивительного журнала.

Тема сегодняшней программы «Они» на радио «Эхо Москвы»: «Надо жить играючи. Психология игрушки для разных возрастов».

Гости в студии: Елена Смирнова, доктор психологических наук.

Мы ждём ещё одного нашего гостя.

Здравствуйте, Елена Олеговна.

Е.СМИРНОВА: Здравствуйте.

А.НАСИБОВ: Елена Олеговна, мой первый вопрос – это изменение поведения, жизни ваших, если хотите, подопытных детей. В первую очередь, за последние десяток, другой лет. Как изменилась жизнь детей, и как изменилось их отношение к игрушкам и к играм? И отношение самих игрушек и игр, соответственно к детям?

Е.СМИРНОВА: Изменения очень значительные. И зависят они не оттого, что изменились дети, а что очень сильно изменилась окружающая ребёнка жизнь.

И вот эти изменения они множественны. Прежде всего, окружающая среда стала более опасной. И в связи с этим невозможно выпустить ребёнка, например, одного на детскую площадку, что было лет 15-20 назад совершенно естественно. Сейчас родители гуляют с детьми вплоть до 12 лет, что резко снижает самостоятельность детей и возможность образования детских сообществ, когда ребёнок уходит …

А.НАСИБОВ: Дворовые команды, группы?

Е.СМИРНОВА: Да, да. Там, где, собственно, происходила социализация детей, их развитие. Вот эти все рычаги практически исчезли.

А.НАСИБОВ: Они давали массу нового в жизни взрослой жизни дворов.

Е.СМИРНОВА: Да. Потом появилась такая мощная отвлекающая от настоящих развивающих деятельностей реальность, как экран – компьютер, видео, и так далее.

И сейчас примерно 40% времени средний дошкольник проводит у экрана. И это очень опасно.

А.НАСИБОВ: 40% времени?

Е.СМИРНОВА: Времени, да, времени. То есть, когда он дома, он включает экран и его смотрит.

А.НАСИБОВ: Это телевизор и компьютер имеются в виду?

Е.СМИРНОВА: Да, это в сумме. Ну, достаточно сказать, что сейчас в компьютере где-то 10 тысяч фильмов крутятся. И соответственно, выбор этих самых фильмов, которые можно потреблять до бесконечности, он ничем не ограничен.

И вот это видео времяпрепровождение, — будем так говорить, оно вытесняет из жизни детей то, что, собственно, в чём происходит действительное развитие детей, прежде всего – игру.

А.НАСИБОВ: Правильно ли я понял, что вместо игр в дворовых группах, то есть, игр относительно реальной жизни 20-30-летней давности, мы сейчас имеем игры в жизнь виртуально. – Те же фильмы, компьютерные игры?

Е.СМИРНОВА: Вы знаете, ну да, это либо виртуальные игры, либо просто смотрение телевизора, которые не требуют никакой игры, никакого эмоционального или интеллектуального вложения. Это просто потребление той видеоинформации, которую ребёнок получает.

А.НАСИБОВ: Без обратной реакции?

Е.СМИРНОВА: Как правило, без. Вот те фильмы, которые он смотрит, это отдельный разговор про те фильмы, которые показывают, и какую реакцию они вызывают. Но факт тот, что этот просмотр вытесняет, собственно то, в чём происходит развитие, а именно: игру. Ну, и, конечно же, редукции игры способствуют сами игрушки, которые должны быть предметом игры, средством игры. Но, как показывает наш анализ, где-то такое 70, или даже 75% игрушек, которые продаются на рынке сейчас, по разным причинам непригодны для детской игры.

А.НАСИБОВ: Я адресую мой следующий вопрос к Антонине Цицулиной, президенту Национальной ассоциации игрушечников России.

Здравствуйте, Антонина.

А.ЦИЦУЛИНА: Здравствуйте.

А.НАСИБОВ: И напомню, кстати, номер, по которому можно присылать sms-ки с вопросами и комментариями, нашим слушателям: +7 (985) 970-45-45.

Антонина, Вы только что вернулись из славного города Нюрнберг, что в Германии с крупнейшей в мире ежегодной конференции, ярмарки, выставки.

А.ЦИЦУЛИНА: Да, Spielwarenmessel.

А.НАСИБОВ: Насколько я знаю, там больше 70 тысяч специалистов только на эту выставку приезжают.

Поделитесь, пожалуйста, впечатлениями, чем же отличаются эти выставки год от года? Вот выставка последнего года, та, что вот была сейчас, насколько она отличается от того, что было раньше?

А.ЦИЦУЛИНА: Добрый день, уважаемые слушатели.

Конечно, тренды изменяющегося мира отчётливо видны. Это огромная выставка – 160 тысяч квадратов, там можно ходить месяцами. Что я бы хотела сказать? Отчётливо они видны на таких вот высокотехнологичных игрушках, на  так называемых гаджетах. И я поддержу Елену Олеговну.

А.НАСИБОВ: Электронные игрушки? Да?

А.ЦИЦУЛИНА: Это не только электронные игрушки. Это игрушки с некой чипизацией, с неким программированием. И это видно во всех таких вот классических даже играх.

Тренды видны очень хорошо в том, что четыре этих вот экрана, о  которых Елена Олеговна сейчас говорила. Это большой экран – это телевидение, это компьютер, Интернет, это гаджеты вылились в гаджеты, в том числе для маленьких, новорожденных детей – от года до двух, до трёх. То есть, появился компьютер для годовалых детей.

Е.СМИРНОВА: Да. Сейчас всякие диски развивающие для младенцев, которые обещают развить у них речь, воображение преждевременно.

А.ЦИЦУЛИНА: Очень интересно направление и оно всё отчётливее становится, надо сказать, что специалисты в области разработки и производства игровой образовательной среды они изучают потребительские предпочтения . То есть, мы своим кошельком мы голосуем за выбор той или иной игрушки, и моделируем направление развития индустрии в целом. Потому что огромные деньги тратятся именно на изучение потребительских предпочтений.

При этом в игрушках, что интересно, что есть неквалифицированный потребитель – ребёнок, и есть родитель, который…

А.НАСИБОВ: Это он измеряет мерками своего интереса.

А.ЦИЦУЛИНА: Который выбирает и покупает. Поэтому это вот такая вот особенность детской индустрии, которая вот влияет.

Ну, я отошла от того, что на самой-то выставке, то есть, появилось огромное количество игрушек, управляемых с «Айфона». И это такой отчётливый тренд: это и летающие тарелки, всё, что связано как бы с будущим. Это всяческие спортивные игрушки, это управление самим компьютером. И это очень видно в этом году.

А.НАСИБОВ: И это для детей? – Управление игрушками с «Айфона», это «Айфон» предназначен для детей? Я правильно понял?

А.ЦИЦУЛИНА: Да.

А.НАСИБОВ: То есть, взрослые гаджеты, — как Вы сказали, то есть, устройства электронные, они входят уже в жизнь детей этаким широким маршем?

А.ЦИЦУЛИНА: Да.

Е.СМИРНОВА: Но не только, простите. Я была на этой выставке год назад, наша делегация там была, и помимо вот таких игрушек, там огромные пространства отводятся традиционным куклам, и очень хорошим куклам, истинным игрушкам.

А.НАСИБОВ: Ну, вот эти самые традиционные куклы они не вытесняются постепенно?

Е.СМИРНОВА: С одной стороны – не вытесняются, с другой – не возрождаются. Потому что там есть эксперты, которые понимают, что детям нужна игра, а для игры нужны традиционные игрушки. И вот прекрасные и звери, и куклы, и кукольные миры  — всякие дома, мебель, всё это там представлено в огромных количествах и в большом разнообразии.

А.НАСИБОВ: Я хотел бы, чтобы вы сейчас поговорили о функции игрушки в жизни человека.

Елена Олеговна, я попрошу Вас начать этот разговор, а Антонина подхватит, и поделится ещё своими впечатлениями.

Е.СМИРНОВА: Функции эти столь разнообразны, что даже трудно на чём-то сосредоточиться.

Игрушка является предметом и истории, и этнографии, и философии, и эстетики, и этики. И, конечно же, психологии и педагогики, и маркетинга.

А.НАСИБОВ: Это понимают те, кто занимаются игрушкой в нашей стране?

Е.СМИРНОВА: Нет. Нет, они удерживают только последнюю линию: главное, чтобы игрушка продавалась. Маркетинг – торговля, продажа. Чтобы она привлекала внимание потребителей.

А.ЦИЦУЛИНА: Елена Олеговна, Вы провели прямо исследование – опрос всех 35 тысяч производителей, и тех, кто это проводит? Но что даёт Вам на это основание?

А.НАСИБОВ: Так, так, так. Не ссорьтесь, пожалуйста!

Е.СМИРНОВА: Разговоры и с продавцами, и с фирмами, с которыми у нас есть контакты, они, в общем-то, некомпетентны в возрастной психологии и с трудом различают один вид игры от другого. И не очень понимают, для какого типа игры, и для какого возраста эта игрушка предназначена. Вот эти вот лейблы, которые на  игрушках в большинстве наклеены, они абсолютно не соответствуют действительности.

А.НАСИБОВ: Антонина, у Вас особое мнение?

А.ЦИЦУЛИНА: Я про маркировку вообще скажу, хотя, Елена Олеговна, так странно – столько лет заниматься игрушкой, и не знать о том, что маркировку на игрушку мы должны наносить не по возрасту ребёнка, а по соответствию с анпинами. И они расклассифицированы под проверку на качество. Поэтому немножко не сюда.

Е.СМИРНОВА: Я хочу сказать, что…

А.НАСИБОВ: Елена Олеговна, сейчас.

А.ЦИЦУЛИНА: Где написано: от трёх, или от одного. Возраст там нанесён прямыми цифрами. Возраст нанесён прямыми цифрами, и это под себя несёт некие ГОСТы. И вот сейчас принят новый технический регламент. И там будет отделена эта функция. Она будет, безусловно, способствовать тому, чтобы ставить реальный возраст. Поэтому вот сейчас возраст на коробке – это не возраст для ребёнка.

А.НАСИБОВ: Я хочу Антонину спросить: Вы согласны с мнением лены Олеговны, что из всех функций игрушки современные продавцы игрушки внутри нашей страны уделяют внимание только маркетингу, продаже и, соответственно, зарабатыванию прибыли?

А.ЦИЦУЛИНА: А Вы знаете, мне повезло: я возглавляю Ассоциацию, которая создана для того, чтобы лучшие практики и лучшие стандарты становились эталоном и стандартом повседневной деятельности. Поэтому мы не говорим о том, что плохо, мы бережно ищем то, что хорошо. И стараемся это распространять, популяризировать, сделать нормой.

Поэтому у нас есть Экспертный Совет, куда входят 20 ведущих вузов страны, и мы сейчас работаем над проблемой, которая действительно существует, и мы сейчас её увидели. Это полностью рассогласование между наукой и промышленностью.

И вот тогда, когда мы поймём, что наука должна не выискивать — а вот где плохо, да? А просто спокойно, методично проводить фундаментальные исследования, и направлять, и говорить: должно быть так. Поэтому вот первый Санкт-Петербург, институт повышения квалификации, по нашей просьбе разработал как бы рекомендации для производителей игрушек. И за год нашей бережной, внимательной работы друг с другом произошли очень серьёзные изменения.

И я, всё-таки вот такой, позитивный человек, поэтому я всё время говорю: давайте, погорим о том, что есть хорошее, а потом обсудим то, что плохое. Это будет более результативно.

А.НАСИБОВ: Я сейчас предоставлю Вам слово, Елена Олеговна.

Напомню, что доктор психологических наук Елена Смирнова в студии радиостанции «Эха Москвы», программа «Они», и Антонина Цицулина, президент Национальной Ассоциации игрушечников России.

Мы обсуждаем тему: «Надо жить играючи. Психология игрушки для разных возрастов».

Елена Олеговна!

Е.СМИРНОВА: Я хочу подчеркнуть, что наш Центр психолого-педагогической экспертизы игрушек, который существует при Университете Московском городском психолого-педагогическом, он как раз занимается выбором лучших игрушек. Мы ни в коем случае ничего не запрещаем и не ищем ничего негативного. Наша главная функция: выбирать лучшие игрушки, которые там есть, и рекомендовать их. Собственно, вот наш знак главный: «Детские психологи рекомендуют», он привлекает внимание к тому, что хорошо. Запрещать мы тут ничего не можем. А то, что мы, в некотором смысле, учёные – детские психологи, даёт нам научную основу для этого самого анализа.

Здесь как раз то самое соединение научных исследований и практики, о котором говорит Антонина Викторовна.

Мы вот уже несколько лет осуществляем эту экспертизу на основе научно разработанных критериев, которые опубликованы, и которые, вроде как, признаны, и которые, кстати, получили подтверждение в немецком центре «Spillgut». Есть такая, собственно, единственная в мире европейская организация, которая занимается примерно тем же. И мы с ними работаем в тесном контакте. И недавно у нас была независимая экспертиза, которая показала практически полное совпадение наших принципов.

А.НАСИБОВ: Антонина, я попрошу Вас ещё поделиться впечатлениями от этой выставки в Нюрнберге.

Итак, 160 тысяч квадратных метров, масса кукол, и масса электронных игрушек.

А.ЦИЦУЛИНА: Да. Я хочу поддержать традиционную игрушку, успокоить родителей.

Традиционная игрушка никуда не денется, потому что игрушка она несёт свой очень серьёзный такой исторический потенциал. У неё есть такая обязанность: рассказывать о том, что было. И мы, как родители, всё время покупаем игрушки, в которые сами играли. И поэтому сохраняется этот класс традиционных игрушек. И развиваются, появляются новые материалы.

На этой выставке очень много таких отраслей, не имеющих отношение к игрушке, потому что вот игровая среда она внедряется в предметы интерьера. То есть, у меня в руках – принесла Вам показать, — знаменитый «Кубик Рубика», который не просто стилизован под часы. Здесь уже поворотный механизм самого этого кубика он позволяет менять: то есть, здесь уже и  время, и температура, и там влажность. То есть, это уже такой вот.

А.НАСИБОВ: Правильно я понимаю? – Это замена неожиданных функций уже долгое время существующим старым игрушкам?

А.ЦИЦУЛИНА: Очень интересно. Да, очень интересны средовые вещи, связанные с мебелью, когда игровой потенциал обучающий и принцип конструктора уходит в мебель ребёнка и взрослого, в том числе.

Очень интересно то, что касается технологии в качестве сырья.

Есть такая особенность, когда изобретают новые полимеры, их  свойства начинают изучать военные, и они тут же идут в игрушки.

Там вот, например, массы, которые там на неровной поверхности начинают двигаться, или же начинают менять температуру, или начинают менять цвета. И показателен очень зал, где сосредоточились наборы для творчества. И вот там появляются новые абсолютно свойства уже известных материалов. И это вызывает изумление, и вот это то, что как бы должно быть.

А.НАСИБОВ: Того же пластилина?

А.ЦИЦУЛИНА: Того же пластилина.

А.НАСИБОВ: Он по-прежнему пачкает руки?

А.ЦИЦУЛИНА: Нет, он уже не пачкает руки, только, если не задано это самой игрой.

Очень интересно направление, связанное с экологией. И в этом году основная тема – это была: «Экология в игрушке». И не только экология материалов, но и экология применения – то, о чём вот спорили, там есть Экспертный совет, входит в ФТО Мировых экспертов по игрушке, футурологи. И они собираются на такую свою закрытую конференцию, и в этом году обсуждали тему: «Как кукла влияет на развитие девочки». Это вот  я о том, как это промышленность не рассуждает? Вот промышленность на своей самой-самой крупной выставке в этом году мы дискутировали и спорили, говорили о том, как вот куклы влияют на развитие девочки. И сошлись на том, что…

А.НАСИБОВ: А мальчика?

А.ЦИЦУЛИНА: Я сейчас про девочку договорю. Что образ современной женщины, культивируемый как бы культурной средой, напрямую влияет и управляет игрушечной промышленностью.

И буквально тут вот вчера рассуждали тоже о нас, поэтому о чём можно говорить? Когда мой учитель в школе приходит в чёрных лаковых сапогах в яркой, красной кофте, в ажурной кофте, и в какую тогда будет моя девочка играть куклу, когда у неё первая учительница на первое сентября пришла в такой одежде?

Е.СМИРНОВА: Это образ куклы он  вот такой вот, как Вы сейчас описали.

А.ЦИЦУЛИНА: Да. У нас первая учительница у ребёнка в школе вот так вот одевается. Что мы хотим от кукол? Как говорит Елена Олеговна: «Куклы – это зеркало жизни». Я с ней в этом абсолютно согласна.

Е.СМИРНОВА: Модель человека.

А.НАСИБОВ: Модель человека! Как изменилась кукла в связи с изменениями жизни?

Е.СМИРНОВА: Ну, катастрофически изменилась! Сейчас кукла – это самая дефицитная игрушка. Найти простую куклу – симпатичную, открытую, детскую, в которую можно было бы играть, вот отыгрывать свой образ, свой опыт, — вот такую очень редко можно встретить. А в основном – это разнаряженные барышни, размазанные, где-то за 18 лет. Очень такие натурализированные.

И вот ещё вот Вы спрашивали про девочек— мальчиков. Такой жёсткий половой деморфизм в игрушке, я бы сказала.

А.НАСИБОВ: То есть?

Е.СМИРНОВА: То есть, вот уже с года начинается резкая грань: игрушки для девочек и игрушки для мальчиков.

Вот мальчику никогда не купят куклу, а девочке никогда не купят машинку. То есть, вот входишь в игрушечный магазин, — с одной стороны, розовые кружева и такой гламур для девочек. А с другой стороны – чёрные такие танки и всякие вонстры  — для мальчиков.

Вот это очень неправильно. Потому что мальчику тоже надо играть в куклы. Ему нужны соответствующие вот куклы для мальчиков.

А.НАСИБОВ: Я напомню, что в гостях программы «Они» — Елена Смирнова, доктор психологических наук, и Антонина Цицулина, президент Национальной Ассоциации игрушечников России.

Мы обсуждаем тему: «Надо жить играючи. Психология игрушки для разных возрастов».

И насчёт разных возрастов – это будет мой первый вопрос после краткого выпуска Новостей.

Присылайте sms-ки с вопросами и комментариями.

Работает радиостанция «Эхо Москвы». Это программа «Они».

НОВОСТИ.

А.НАСИБОВ: Работает радиостанция «Эхо Москвы». Ашот Насибов у микрофона. Программа «Они» — открытия, находки, исследования.

Гости в студии: Елена Смирнова, доктор психологических наук и Антонина Цицулина, президент Национальной Ассоциации игрушечников России.

Телефон, по которому можно присылать sms-ки с вопросами и комментариями: +7 (985) 970-45-45.

Мы обсуждаем тему: «Надо жить играючи. Психология игрушки для разных возрастов».

Я хочу привести информацию от пенсионера-ветерана из Москвы – Феодосии, как он себя представил, Кавски.

«Мне 79 лет, — пишет господин Кавски,  — но я упорно продолжаю играть в настольный теннис, в шахматы, преферанс. Это нормально в моём возрасте? Ещё люблю играть и дурачиться с внучкой маленькой.

Мой девиз: «Надо жить проще, чтобы жить». И по Жванецкому: «Имей совесть, и делай, чего хочешь».

А мой знакомый по социальной сети «Фейсбук» Борис Шматков прислал такой вопрос: «Дети любят играть в процесс. А взрослые играют, чтобы выиграть. В каком возрасте происходит этот скачок? Может быть, это реальный возраст взросления?».

Я попрошу Елену Смирнову начать отвечать на этот вопрос: детские игрушки, взрослые игрушки.

Е.СМИРНОВА: Ну, во-первых, детские игрушки тоже бывают очень разные. И, если сравнить игрушки для двухлетнего, трёхлетнего, пятилетнего ребёнка, это совершенно разные виды игры, и соответственно нужны разные игрушки. Ну, не буду углубляться в эту тему. А могу сказать, что вот такая вот тенденция к соревнованию, тенденции появляется после пяти лет. И, собственно, после этого возраста рекомендуются уже игры с правилами. И дальше эта тенденция к конкуренции нарастает.

Вот игры детей четырех-трехлетнего возраста, такие сюжетные, они не предполагают никакого соревнования, это удовольствие от процесса.

Кстати, и в игре взрослых тоже удовольствие от процесса. Это очень важный признак игры: в игру нельзя играть под давлением, под каким-то жёстким контролем. Это всегда самостоятельная, инициативная деятельность, в которой человек пробует себя, пробует предмет игры, так сказать, и иногда пытается выиграть. Это не обязательно атрибут игры. Но он характерен действительно для более старших детей.

А.НАСИБОВ: Антонина?

А.ЦИЦУЛИНА: Ну, я называю игрушку «Опредмеченная радость», поэтому поддержу здесь Елену Олеговну. Но выигрыш – это часто достижение результата. Поэтому мне бы не хотелось, чтобы был такой немножко негативный оттенок выигрыша, поэтому об этом можно много дискутировать.

Но я думаю, что нет такой резкой действительно градации между тем, что ребёнок играет только для того, чтобы играть, а взрослый играет для того, чтобы выиграть. Очень многие взрослые продолжают играть. И это правильно. И есть целый класс, особенно для игрушек для людей старшего поколения, и с определёнными проблемами здоровья, там: с дисфункцией или какого-то нарушения мозгового кровообращения. Интеллектуальные игры, которые очень сильно стимулируют это. И, например, в Японии выписывают по рецепту игры-головоломки, стимулирующие мозговое кровообращение.

Очень большой класс так называемых «Экономических игр», когда они моделируют некие бизнес-процессы. И в этой сценарной игре, моделируя сам либо какую-то учебную задачу, либо какую-то бизнесдеятельность, в таком хорошем эмоциональном заряде команды начинают более успешно постигать какие-то профессиональные навыки. И появляется целый класс профессиональных игр, игр для взрослых. Это да, эта тенденция существует. И она такая достаточно позитивная.

Е.СМИРНОВА: Да. Но это игры. Но сейчас интересно, что изменилась и функция образной игрушки.

А.НАСИБОВ: То есть?

Е.СМИРНОВА: Куклы, или животного какого-нибудь.

Многие взрослые обязательно несут с собой вот такого зверёныша какого-нибудь, или куклу, во многих машинах сидит такой вот зверёк.

А.НАСИБОВ: Ну, вроде талисмана такого.

Е.СМИРНОВА: В виде талисмана, амулета. И, более того, на аукционах, когда продают дорогие куклы, то их не продают, а усыновляют, или удочеряют.

И очень интересный ещё феномен, что в путешествия многие люди по турпутёвкам отправляют вместо себя любимую игрушку. И фотография этой любимой игрушки во всяких экзотических местах, ну как бы символизирует их присутствие там.

А.НАСИБОВ: Ну, меня заинтересовали слова: «Многие люди отправляют».

Е.СМИРНОВА: Нет, не многие, но, во всяком случае, феномен такой есть. И он очень интересен в плане вот этой дификации человека с игрушкой.

А.ЦИЦУЛИНА: Ну, я хочу сказать, что вот, конечно, мир изменяется очень серьёзно. И всё, что было вчера хобби, как бы коллекционированием, на самом деле, скоро наступит такое золотое время для педагогов-психологов, и в том числе для лаборатории Елены Олеговны с новыми технологиями, с тулинтами от 3D-принтеров мы будем сами проектировать эту игрушку и сами её выпускать, делать, распечатывать, как вот сейчас мы распечатываем расписание, либо ещё что-то.

А.НАСИБОВ: То есть, под себя?

А.ЦИЦУЛИНА: Под себя, да. То есть, мы сможем смоделировать ту игру, изменить её так, как захотим, и поэтому, вот почему я сказала «Его величество потребительские предпочтения» и «Его величество товарищ родитель», да. Тот человек, значимый человек рядом с ребёнком, который будет нести вот эту вот образовательную функцию, развивать её, в том числе с ребёнком. И вот нам, промышленникам это направление очень интересно. И мы говорим, что в принципе мы все зависим от кого? – От взрослого рядом с ребёнком.

Е.СМИРНОВА: Это безусловно: взрослый решает очень многое, в том числе и жизнь игрушки. И, на мой взгляд, информационные технологии вряд ли могут прибавить до какого-то вот развивающего значения этой игрушки, потому, как тут важен образ. Важно её состояние, настроение. А это порождается творчеством человека, а не техникой.

А.ЦИЦУЛИНА: Я хотела просто сказать про информационные технологии с выставки рассказать.

У нас уже стереотип, такой шаблон, что вот компьютер – это плохо: и вот там ребёнок один на один с экраном. Он там проводит 70%, или 40% своего времени. Сейчас вот основные игры появились, особенно для коллективной игры детей. Например: «6 мышек». Дети могут сидеть группой вместе и моделировать некую игру, вместе её раскрашивать, потом она распечатывается. Они клеят, играют в кукольный театр. То есть, вот этот посыл для разработчиков, что дети должны взаимодействовать, они должны творить он сейчас основной тренд для компьютерных игр.

Е.СМИРНОВА: Это, безусловно, так. Но и зависит от возраста детей. Это не с трёх и не с четырёх лет, это где-то ближе к младшему школьному возрасту, к семи – восьми годам.

А.НАСИБОВ: Я хотел бы поинтересоваться: как бы вы сейчас охарактеризовали ту самую эпоху, которая стоит у нас за окном?

Я знаю, что в одной из Ваших лекций Вы проводили параллели между модернизмом и постмодерном.

Е.СМИРНОВА: Да, было такое. Но очень трудный вопрос Вы задаёте.

А.НАСИБОВ: Применительно к играм и игрушкам, так сказать.

Е.СМИРНОВА: К играм и игрушкам. Мне представляется, что ответ на вопрос об этой эпохе зависит не столько от времени и от объективной данности, сколько от мироощущения человека.

Вот применительно к играм и игрушкам, если мы будем рассматривать это с позиций постмодерна, то тут не может быть никаких определённых требований к игрушке. И каждый ребёнок, равно, как и каждый взрослый, выбирает себе то, что ему нравится, то, что он хочет.

В этом плане даже разделение четкое на детей и взрослых оно условно. Там сейчас появился даже  такой термин: «кидалс», то есть, это наполовину взрослый, наполовину ребёнок. Это взрослый, который ходит в шортиках, прыгает и играет в куколки, и ребёнок, который, начиная с трёх-четырёх лет, учится и познаёт основы науки.

Так что, всё условно, всё возможно. Никаких устойчивых каких-то норм, ценностей, идеалов – этого нет.

А.НАСИБОВ: А рамки есть?

Е.СМИРНОВА: На мой взгляд, тоже нет. Никаких там основ, законодательных, что ли, нормативных, я не знаю. Каждый человек живёт так, как он хочет. В том мире, какой он сам себе выстроил.

А.НАСИБОВ: Антонина, я хочу поинтересоваться: Вы видели ту игрушку, для вот этих кидалс – для взрослых детей, или детско-взрослых на этой выставке? Для тех, кто уже в зрелом возрасте сохранил детскую непосредственность и стремление играть, или для тех, кто уже в юном возрасте проявляет уже какие-то такие очень взрослые отношения к жизни?

А.ЦИЦУЛИНА: Ну, наиболее они сосредоточены, и это, наверное, единственная как бы категория неспециалистов, которую пускают на эту выставку, — это всё, что связано с  моделизмом с таким серьёзным. В данном случае, много. И всё, что связано с высокотехнологичными игрушками. И, как ни странно, всё, что связано с мягкой игрушкой.

Есть даже не только в игрушках, но и в одежде такое модное направление, когда там взрослые покупают себе детские пижамки, мягкие игрушки, там подушечки-сердечки. И я даже думаю, что в наш агрессивный век – это некий такой релакс – вернуться в детство, почувствовать себя ребёнком, чтобы немножко отдохнуть от этого мира.

А.НАСИБОВ: Бегство от реальности?

А.ЦИЦУЛИНА: От реальности? Да. Или почувствовать себя счастливым. Вот это возвращение в детство, когда спрашиваешь, разговариваешь – почему желание почувствовать себя в детстве, почувствовать себя счастливым, как раньше?

Е.СМИРНОВА: Ну, вот такое одновременное существование совершенно разных миров. И их ненормированность в этическом и в эстетическом измерениях.

А.НАСИБОВ: Это сейчас, в отличие от того, что было там два-три десятка лет назад. Да? Тогда не было этих разных параллельных миров?

Е.СМИРНОВА: Были более жёсткие нормы, какие-то ориентиры – что правильно, что неправильно, что для какого там возраста, в данном случае, нужно. Сейчас они как бы размываются.

Но мне представляется, что как раз задача педагога и психолога как-то вот удерживать некоторый образ человека, как-то вот держать эти самые этические и эстетические нормы. И передавать детям представления о добре и зле, правильном и неправильном, о должном и недолжном.

А.НАСИБОВ: Так у нас за последние 20-30 лет представления о добре и зле как-то очень резко поменялись.

А.ЦИЦУЛИНА: Несколько лет назад дети вообще не играли. Дети рассматривались как работники. И рождали детей в семьях, близко это было.

Но это было давно. Господин Стерлигов недавно по этому вопросу очень серьёзно прошёлся. Он сказал, что дети должны играть с баранами, и пасти их у меня в огороде. Поэтому вот детская игровая культура и вообще игровая культура она, конечно, требует очень бережного такого сохранения. И, если дети будут узнавать этот мир, моделируя его в такой очень доброжелательной среде, то, безусловно, промышленность будет выпускать вот такие игры. Но вот вызовы будущего они сейчас, то есть, мы же – индустрия, которая работает на будущее. То есть, мы должны сегодня как бы дать некие компетенции детям будущего. И дети интуитивно выбирают ту игровую среду и те среды, которые им понадобятся. Вообще, наблюдать за выбором детей, когда над ними не довлеют взрослые, когда не говорят, что правильно, что интересно,  -это очень интересно, как они познают мир.

А.НАСИБОВ: Но можно выбирать из трёх там направлений, а можно – из 33-х.

А.ЦИЦУЛИНА: Я хочу пока сказать, что на выставке было. Был очень интересный такой момент: мы, когда смотрели – такая летающая тарелка с «Айфоном», и там взрослые с чем-то не справились. И там был молодой человек 16-ти лет, он нам это объяснил за три секунды.

А.НАСИБОВ: Ну, давай, Лена.

Е.СМИРНОВА: Я тут принципиально не согласна с тем, что дети выбирают то, что им нужно.

Ребёнок выбирает то, к чему он привык. То есть, то, к чему его приучили. И, если он с года играет со всякими пауками там, с динозаврами, трансформерами и биониковыми, то он, придя в магазин, выбирает именно это. Это не потому, что у него какая-то органическая, или психологическая потребность в этом, а он видит в себе игрушку так. И, если его приучить к экрану с года, а сейчас такие случаи всё чаще, он будет выбирать себе именно этот способ времяпрепровождения. Не потому, что это ему нужно, а он по-другому не знает и не может.

И, кстати, выбор детей крайне вариативен, зависит от той культуры, в какой ребёнок воспитывается.

А.ЦИЦУЛИНА: И наша задача сохранить эту культуру.

А.НАСИБОВ: Кто может заниматься экспертизой вот тех самых игр, игрушек, которые предлагает нам промышленность и жизнь? Елена Олеговна?

Е.СМИРНОВА: На мой взгляд, педагоги и психологи. То есть, те люди, которые понимают закономерности детского развития, и, в частности, детской игры. И могут достаточно точно сказать, насколько эта игрушка подходит, адекватна задачам той игры, для которой она и сделана. Если игрушку рассматривать как средство игры. Не как знак времени, не как украшение, а именно как средство детской деятельности. И это задача педагогов и психологов.

А.НАСИБОВ: Ну, а у Вас есть примеры?

Е.СМИРНОВА: Ну, собственно, наш Центр уже несколько лет занимается именно психолого-педагогической экспертизой.

То есть, мы выбираем именно те игрушки, которые либо нам приносят. А сейчас всё больше, надо сказать, к нам приносят игрушки на экспертизу. Либо сами изучаем рынок, и выбираем те игрушки, которые, на наш взгляд, хорошие, которые соответствуют….

А.НАСИБОВ: А куда вы ходите в магазин? Где вы рынок изучаете?

Е.СМИРНОВА: Интересный вопрос. На выставки мы регулярно ходим. По крупным магазинам и по маленьким. Кстати, лучшие игрушки, как правило, в мелких магазинах продаются. Ну, стараемся отслеживать этот рынок и по Интернету, и по разным каналам. И выбираем те, которые хорошие. И помещаем их в каталог «Лучшие игрушки года».

Кстати, 16 февраля, в 9 утра состоится в нашем университете вторая презентация вот такого каталога.

А.НАСИБОВ: «Лучшие игрушки года»?

Е.СМИРНОВА: «Лучшие игрушки», да.

А.НАСИБОВ: Антонина, насколько рекомендации психологов воспринимаются производителями?

А.ЦИЦУЛИНА: Вы знаете, мы три города, как подписали Соглашение. Взаимодействуем тоже с общественной организацией. Она локализуется уже по шести регионам России, очень интересно посмотреть разные научные школы. И там совершенно из разных институтов собираются специалисты.

А.НАСИБОВ: Есть разные научные школы по игрушкам?

А.ЦИЦУЛИНА: Разные научные школы, которые по-разному отсматривают, в том числе и игровую среду. А нам уже интересно многообразие мнений. И вот, сотрудничаем благополучно с ними. Это очень интересно, это, безусловно, полезно.

К чему мы пришли? – И сейчас будем тоже это обсуждать, к тому, что необходимо всё-таки возрождать специальный Институт предметно-пространственной среды. Раньше был Институт игры и игрушки, который рассматривал игрушку во всём её многообразии. Мы сейчас очень серьёзно над этим работаем.

Ну, у нас, конечно, выборка немножко побольше: 20 лет мы сейчас участвуем и отсматриваем 23 страны мира. В России только 39 выставок. И имеем возможность смотреть появление новых продуктов и на выставке, и на всём остальном. Поэтому вот это позитивное направление у нас в России к возрождению научного обоснования развития индустрии, оно будет проходить и при поддержке психологов, педагогов, и промышленного дизайна, и экономики. К этому подключается уже Высшая школа экономики. Это да, это надо для будущего нашей индустрии именно в России.

А.НАСИБОВ: В пору нашего детства игрушкой могла стать обыкновенная палочка.

А.ЦИЦУЛИНА: И сейчас становится.

А.НАСИБОВ: А вот Владимир из Тулы присылает такую

sms-ку: «Учебные программы в школе усложняют, а игрушки усложнять нельзя!».

Е.СМИРНОВА: Это точно.

А.ЦИЦУЛИНА: А про школу, про игрушку мы, я уже как-то это говорила. Дело в том, что у нас в том Законе об образовании, который есть, я не затрагиваю новый закон. В разделе «Материально-техническое обеспечение» игрушки нет вообще. Вообще! Что это значит? Что в системе дошкольного образования финансирования на игрушки не выделяется.

Вот мы едем 4 марта в Дагестан. Хотим там в новой школе – Центр образования, мы делаем такой проект: ставим как бы Центр игровой поддержки развития детей интерактив с новыми технологиями, с новыми совершенно игрушками. И вот там, например, 10 лет не выделялись деньги на игрушки. Это Брянск, это во всей нашей стране этого нет. Поэтому проблема, может быть, как психологи, которые видят её отсюда, в том, что программы есть, оснащения этих программ нет.

А.НАСИБОВ: Елена Олеговна, у Вас минута на то, чтобы подвести итоги нашей беседы. Обратиться, если хотите, к нашим слушателям.

Е.СМИРНОВА: Ну, я очень рада, что игрушка привлекла внимание вашей радиостанции, потому что это действительно очень важный предмет. Обычно к ней относятся как-то несерьёзно, а на самом деле это средство развития детей. И, как, по-моему, Антонина Викторовна как-то сказала, что это действительно предмет национальной безопасности. Потому что во что играют наши дети, и как они играют, во многом зависит их  развитие, их воспитание, их толерантность, кстати, их агрессивность, и прочие качества, которые мы в развёрнутом виде имеем в более поздних возрастах.

И наш Центр, собственно, работает на то, чтобы это качество игрушки стало лучше. И чтобы лучшие игрушки были замечены и стали ориентиром и для покупателей, и для производителей.

А.НАСИБОВ: Антонина, Вам слово.

А.ЦИЦУЛИНА: Я поддержу. Я всегда говорила, что игрушка – это политический инструмент. И покажите мне ещё какой-нибудь предмет, который оказывает такое влияние на нас в детстве. Вызывает такие эмоции у нас, взрослых. Поэтому я приглашаю вас на Выставку игрушек, которая начнётся 16 марта у нас, в России. Это самая крупная Выставка игрушек у нас, в России.

А 15 марта, в 3 часа мы будем награждать Игрушку года. Это будет международный конкурс. И поэтому добро пожаловать. Мы посмотрим, что же у нас самое лучшее в России в детстве?

Е.СМИРНОВА: А я приглашаю на презентацию нашего Каталога.

А.НАСИБОВ: Какой серьёзный-то вопрос игрушки, а! Сколько мероприятий будет!

А.ЦИЦУЛИНА: А зато, как приятно!

А.НАСИБОВ: Приятно!

Елена Смирнова, доктор психологических наук и Антонина Цицулина, президент Национальной Ассоциации игрушечников России – гости программы «Они» на радио «Эхо Москвы».

Тема нашей программыˆ»Надо жить играючи. Психология игрушки для разных возрастов».

Большое спасибо, уважаемые гости.

Говорю спасибо нашим слушателям. Встретимся через неделю.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире