'Вопросы к интервью
А.НАСИБОВ: 12.07 в столице. В эфире радиостанции «Эхо Москвы» — программа «Они».

Открытия, находки, исследования / (дробь) изобретения.

Татьяна Фельгенгауэр

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ашот Насибов.

Мы в полном составе здесь вот уже которое воскресенье.

А.НАСИБОВ: Сегодня у нас интересная тема: будем исследовать обратную сторону, тёмную сторону Луны. Но, прежде чем мы приступим к плотному изучению спутника Земли, Новости науки журнала «Наука и жизнь» в исполнении

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Алексея Соломина.

А.СОЛОМИН: Российские учёные Гематологического научного центра Российской Академии медицинских наук и Центр теоретических проблем физико-химической фармакологии РАН создали уникальный, не имеющий мировых аналогов прибор ранней диагностики тромбов. Сначала была создана математическая модель, описывающая естественные процессы свёртывания крови, затем было разработано нанопокрытие, ставшее аналогом белка, который провоцирует образование тромба.

Методика предельно проста: каплю крови помещают на пластину с нанопокрытием, на котором растёт тромб.

По скорости роста, размеру тромба и его плотности и другим параметрам проводится диагностика. Тест длится около получаса.

Учёные из университета «Висконсин Мэдисон» (США) сумели так близко подойти к механизму, который связывает рацион питания и продолжительность жизни, что лекарство от старости больше не кажется фантастикой.

На этот раз в поле зрения учёных попал фермент …-3. Он способствует снижению количества свободных радикалов кислорода.

Свободные радикалы причиняют вред метахондриям и другим клеточным органеллам, стимулируя процессы старения.

Оказалось, что чем меньше калорий поступает в пищу в организм, тем выше концентрация фермента …-3и тем соответственно медленнее образуются свободные радикалы.

«Мы всё ближе к пониманию того, как влияет низкокалорийное питание на продолжительность жизни. Наши исследования – первое прямое доказательство на существование у млекопитающих механизма, который способен снизит негативное влияние возраста на здоровье», — сказал Томас Тролла, руководитель исследования.

Английские астрономы, работающие на обсерватории в Чили, обнаружили в Туманности Тарантула звезду, которая в 300 раз тяжелее и в миллион раз ярче солнца. Это самая массивная звезда из известных в настоящее время.

Так как новонайденный гигант находится в плотном звёздном скоплении, где на кубический световой год приходится миллион светил, возникли сомнения: не может ли быть, что за одну огромную звезду мы принимаем две, а то и три, вращающиеся вокруг общего центра тяжести? Такие случаи уже бывали. Однако группа немецких астрономов, проверявших открытие англичан, тоже утверждает, что это одна сверхтяжёлая звезда.

Остается загадкой, как она может существовать по принятой сейчас теории: «Звёзды, превышающие массу Солнца более чем в 150 раз, должны быть нестабильны».

Американские химики из университета Райса в Хьюстоне получили из сахарной пудры графен, модное сейчас и сулящее большие практические перспективы вещество, состоящее из расположенных в один слой атомов углерода.

До сих пор его получали преимущественно из чистого графита. На кусочек медной фольги насыпали 10 миллиграммов сахарной пудры, и 10 минут нагревали её до температуры 800 градусов Цельсия в атмосфере водорода и аргона.

Эксперимент доказывает возможность получения графена из соединения, в котором, кроме атомов углерода имеются кислород и водород.

Журнал «Тайм» опубликовал список самых важных изобретений и разработок 2010 года. В категории «Технологии» верхнюю строчку, по версии «Тайм, занял планшетный компьютер «Айп Эппл».

В категории «Транспорт» представлен венгерский автомобиль «Антросоло» на солнечных батареях.

Энергии батарей и помощи пассажиров, крутящих педали, хватает, чтобы машина с тремя пассажирами проехала 15, 25 километров.

К сожалению, в новинке не предусмотрены кондиционеры, поэтому её рыночная судьба пока под вопросом.

Изобретатель из Новой Зеландии Глен Мартин создал реактивный ранец, точно такой, как в фантастических фильмах о будущем.

С реактивным ранцем можно подняться на высоту до двух с половиной километров и продержаться в воздухе около 30 минут.

В число победителей попало и судно-катамаран с 12 с половиной тысяч пластиковых бутылок под управлением Дэвида де Ротшильда, наследника знаменитой банковской империи и эколога.

Катамаран-пластике, с ударением на втором слоге, как дань знаменитому Кейптаунскому «Контики», пересёк Тихий океан, проделав 17 тысяч километров.

Проект призван привлечь внимание людей к проблеме утилизации отходов.

Одним из важнейших изобретений в области медицины журнал считает очки «Пишущий глаз», который позволяет полностью парализованным людям одними глазами эффективно общаться с окружающими.

Очки считывают движения глазных яблок человека и трансформируют их в линии на экране монитора.

Автор изобретения – парализованный художник-графитист Темсто Дин.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это Алексей Соломин, который вместе с журналом «Наука и Жизнь» подготовил нам такой небольшой дайджест. Больше о новостях науки вы можете прочитать на сайте журнала «Наука и Жизнь».

А.НАСИБОВ: Напомню номер, по которому можно присылать sms с вопросами и комментариями: +7 (985) 970-45-45.

Тема программы «Они» сегодня – это «Обратная сторона Луны».

Более подробно об этой теме – Яков Широков.

Я.ШИРОКОВ: В наступающем десятилетии американцы планируют-таки осуществить очередную экспедицию к Луне, чтобы на этот раз очередную экспедицию к Луне, чтобы на этот раз исследовать её неосвещённую часть, или, как это принято говорить, обратную сторону.

Планы по проведению такой исследовательской работы обнародованы, правда, не НАСО, а корпорацией «Локхид Мартин».

Технически, по мнению специалистов компании, организовать экспедицию можно будет уже в ближайшие 6-8 лет. Это даст дополнительный опыт при подготовке полётов космических кораблей к астероидам и даже на Марс.

В «Локхид Мартин», кстати, так и признают, что лунная экспедиция должна подготовить базу для колонизации Марса.

Для начала корпорация собирается высадить на Луне один или два лунохода. Потом запустить пилотируемый корабль с экипажем из трёх человек.

Ещё в ходе экспедиции будут оцениваться последствия воздействия на космонавтов космического излучения и солнечных вспышек. А также надёжность защиты корабля.

Как подчёркивают организаторы будущих полётов, сами астронавты улетят дальше от Земли, чем кто бы то ни было до них. И пробудут в глубоком Космосе при этом гораздо дальше.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это Яков Широков, который рассказал суть нашей сегодняшней темы.

Давай представлять нашего гостя.

А.НАСИБОВ: Гость в студии – Владислав Владимирович Шевченко, заведующий отделом Луны и планет Государственного Астрономического института имени Штернберга, доктор физико-математических наук.

Владислав Владимирович, мы Вас приветствуем.

В.ШЕВЧЕНКО: Добрый день.

А.НАСИБОВ: Почему «обратная сторона Луны»? Почему так называется? Меня тут все поправляли в студии, что нельзя говорить «тёмная сторона Луны».

В.ШЕВЧЕНКО: Обратная сторона Луны, как таковая, существует уже, наверное, более чем 4 миллиарда лет. Потому что на раннем этапе, когда образовалась система «Земля-Луна», Луна вращалась вокруг своей оси гораздо быстрее, чем сейчас.

Но потом постепенно происходило замедление, и, в конце концов, влияние гравитационных сил от Земли таким образом затормозило Луну, что только одно полушарие оказалось постоянно обращённым к Земле. А это происходит из-за того, что период обращения вокруг оси и период обращения Луны по орбите вокруг Земли сравнялись.

И, таким образом, Луна, двигаясь по орбите, всё время доворачивается, доворачивается так, что к нам обращается одно и то же полушарие.

А вот то, которое находится от нас, она и называется эта сторона «обратной».

И до 1959 года эта загадка была одной из… Ну, наверное, одной из главных загадок в астрономии.

А что на обратной стороне Луны? Предполагались, ну самые разные гипотезы, вплоть до существования там лунатиков и так далее, и так далее. Но наиболее трезвые учёные, конечно, считали, что, по-видимому, она такая же, как и видимая сторона. Ничего здесь не могло, с точки зрения физики, с точки зрения астрономии придать ей что-то другое.

И, когда первые фотографии, как я уже сказал, в 1959-м году были получены нашей отечественной станцией «Луна-3», вот тогда и мы узнали, а что же находится на обратной стороне Луны.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть, вот эту загадку, о которой Вы говорили, которая была самой такой интригующей и важной, ответ на неё дали советские учёные?

В.ШЕВЧЕНКО: Да. Первый ответ. Ну, первый ответ, конечно, значит, это был проект, который ещё осуществлялся под руководством Сергея Павловича Королёва, всем хорошо известного нашего ракетно-космического конструктора и пионера, одного из пионеров освоения Космоса.

Ну, а вот наш институт к этому делу тоже имел отношение, поскольку именно в нашем институте и в нашем отделе, ну, тогда ещё без меня. Но вот мой учитель и старший коллега – Юрий Наумович Липский. Он руководил обработкой этих фотографий. И вот в нашем отделе, в нашем институте тогда, в 1960 году была составлена первая карта обратной стороны Луны и первый глобус. Ну, поскольку когда было одно полушарие, то составлять глобус не было смысла: половина сферы пустая.

А.НАСИБОВ: Нет ли у вас другого глобуса? Теперь ответ на этот вопрос вполне может быть положительным.

В.ШЕВЧЕНКО: Да. Явилась, так сказать, информация, которая позволила насытить информацией сферы.

А.НАСИБОВ: Есть какие-то принципиальные отличия видимой стороны Луны, то, что мы наблюдаем?

В.ШЕВЧЕНКО: Есть! Они оказались. Но, правда, они оказались вполне, так сказать, естественного происхождения. Потому что, когда Луна замедляла своё вращение, и стабилизировалась по отношению к Земле, то, ну как бы по одному вектору происходило притяжение от Земли вот притяжение лунного вещества. И поэтому, а в тот период ещё в недрах Луны существовала расплавленная лава. Она ещё не остыла окончательно, как сейчас.

И вот, благодаря этому направленному вектору, на  видимой с Земли стороне появились лунные моря. То есть, выходы лавы из недр, вот жидкой лавы. Она как бы стремилась навстречу Земле, прорывала верхний слой отвердевший, и вот растекалась в тёмные образования.

Ну, наверное, радиослушатели все знают, что когда мы говорим «лунные моря», мы не имеем в виду присутствие воды.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну да, это море в таком общепринятом понимании.

В.ШЕВЧЕНКО: Да. Это ещё со времён Галилео Галилея, когда смотрели на Луну в очень хорошие телескопы. Ну, уже тогда определили, что вот  тёмные области, предварительно называли их морями, потому что думали, что вот раз тёмные, то, так же, как и на земле…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это вода.

В.ШЕВЧЕНКО: Да, это вода.

А.НАСИБОВ: А на обратной стороне, что? Морей нет?

В.ШЕВЧЕНКО: А вот, да, оказалось, что на обратной стороне морей-то и нет. Ну, за небольшим исключением. Исключение для нас приятное, но, опять-таки, благодаря вот этому первому космическому эксперименту.

Вообще, лунные моря, кстати говоря, называются, ну, по традиции эмоционально. Ну, скажем, «Море Кризисов», Море Спокойствия».

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А с чем это связано?

А.НАСИБОВ: С кризисом и спокойствием?

В.ШЕВЧЕНКО: А это просто, так сказать, настроением…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Насколько поэтичен был тот или иной учёный?

В.ШЕВЧЕНКО: Да. Но, когда мы обнаружили, я имею в виду наших учёных, обнаружили на обратной стороне Луны очень небольшое море и единственное, возникла идея назвать это море «Морем Москвы». И, хотя традициям это не соответствовало, но вот сам эксперимент он был настолько впечатляющ, настолько значит вот сам факт открытия обратной стороны Луны производил впечатление, что, в общем, международная общественность согласилась, что ладно, нарушим традицию. Ну, и до сих пор существует на обратной стороне Луны единственное море, которое называется Морем Москвы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но не мог ведь не возникнуть вопрос: почему на обратной стороне Луны практически нет морей? Ответ был получен?

В.ШЕВЧЕНКО: Да. Ответ был получен несколько позже, когда спутники, регулярно работавшие на орбите вокруг Луны, измерили гравитационное поле, значит, поле силы тяжести, его распределение, и обнаружили, что на видимой стороне кора, вот твёрдая, тогда, когда образовывались моря, твёрдая часть тела лунного составляет ну, примерно, 15 километров.

А.НАСИБОВ: Толщина коры?

В.ШЕВЧЕНКО: Толщина коры. А на обратной стороне Луны – 60 километров.

Поэтому пробить 15 километров жидкой лавы было проще, и плюс влияние Земли, чем пробить 60 километров. Поэтому вот только одно-единственное море оказалось на обратной стороне.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы говорили о том, что такой серьёзный рывок в исследовании, ну, собственно, наверное, начало исследования обратной стороны Луны был положен в 59-м году. Это была, я так понимаю, своего рода просто революция.

А следующие этапы основные в изучении именно обратной стороны Луны, они с какими событиями связаны?

В.ШЕВЧЕНКО: Ну, дальше пошли спутники, орбитальные аппараты, которые могли облетать Луну и соответственно снимали и видимое, и обратное полушария.

Такие спутники были запущены и тогда в Советском Союзе, и в Соединённых Штатах Америки. И они дали основной материал, который показывал уже детали. Не просто общее строение, распределение тёмных и светлых областей, то есть, распределение морей, а уже отдельные кратеры могли мы видеть, и так далее.

Ну, и, конечно, потом, когда на орбиту вокруг Луны вышли пилотируемые аппараты, по программе «Аполлон», то астронавты посвятили довольно много времени съёмкам с орбиты обратной стороны Луны. Но это были уже не изображения, которые передавались по радиорелейному тракту, ну, и были не совсем совершенны, могли содержать какие-то помехи и прочее, а это была фотоплёнка, настоящая, как говорится, фотоплёнка. Когда ещё ПЗС матриц не существовала, которую привезли на Землю. Здесь обработали и получали очень высококачественное изображение, в том числе и Море Москвы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А какие-то были гонки между тогда Советским Союзом и впоследствии Россией и, ну, например, США? Возьмём основные космические державы.

В.ШЕВЧЕНКО: Ну, безусловно. Это известная лунная гонка, от которой, правда, наше политическое руководство впоследствии отказалось, поскольку, в общем, победителями в этой гонке оказались Соединённые Штаты. И именно по политическим соображениям, вот я не считаю, например, с точки зрения науки, и фундаментальных вопросов, что, если бы мы последовали за Соединёнными Штатами, мы оказались в каком-то ущербном состоянии. С политической точки зрения – может быть, с научной точки зрения – нет.

Но так получилось, что корабли, которые готовились для пилотируемых полётов на Луну, они так с космонавтами, нашими космонавтами на борту и не полетели. Только в автоматическом варианте. Это были аппараты серии «Зонд», которые облетали Луну, и опять-таки изучали обратную сторону, фотографировали обратную сторону, возвращались на Землю, совершали посадку на земную поверхность, но без людей.

А.НАСИБОВ: Вы принесли интересную очень фотографию обратной стороны Луны, где показаны и лунные горы, и лунные впадины. Фотография, где разными цветами отмечаются возвышенности и провалы на лунной поверхности.

Там есть некая очень интересная область, в приполярном районе Луны, Вы пообещали рассказать нам что-то крайне любопытное насчёт этой самой области – то, что мы с земли рассмотреть не можем.

В.ШЕВЧЕНКО: Да. Это так называемый бассейн, ну, уже после морей появилось вот такое название – бассейн, когда есть огромные впадины, но не залитые тёмной лавой.

Вот это такое образование, ну, если продолжать просто, простую аналогию, кратер. Но на Луне мы знаем, что большинство образований  — это воронки от падения метеоритов, кратеры они так назывались традиционно. Но это огромный кратер, его размер сравним с диаметром Луны.

А.НАСИБОВ: Сколько? Ну, примерно?

В.ШЕВЧЕНКО: Больше 3 тысяч километров. По нашим оценкам, диаметром 3100 километров. Он оказался самым большим кратером, или самой большой впадиной в Солнечной Системе.

А.НАСИБОВ: Правильно ли я понял, ещё раз: на Луне из обнаруженных самый большой кратер от падения там метеорита, или ещё чего-то, самый большой кратер в Солнечной Системе. Я правильно понял?

В.ШЕВЧЕНКО: Правильно.

Значит, ну, поскольку мы сейчас Солнечную Систему, по крайней мере, вот в таких масштабах, знаем довольно хорошо, до самых её до окраин, что называется, нигде, ни на каких телах, ни на планетах земной группы, прежде всего, ни на спутниках, таких огромных образований нет, только вот на Луне.

Ну, и, когда мы изучали эту проблему, то  выяснили две вещи. Во-первых, очень небольшое отношение вот этого огромного диаметра в глубине для типичных ударных кратеров. Ну, что значит «ударный кратер»? – Падает тело, взрыв, взрыв, но с выделением энергии, равный там, скажем, термоядерным всяким взрывам, и образуется большая воронка. Там нет воронки, там есть углубление и очень-очень пологое. Это первое.

И второе, что мы обнаружили следы, которые можно трактовать, как направление падения вот этого тела, ударника, как говорят условно специалисты. И оказалось, что этот ударник падал по траектории, перпендикулярной плоскости эклиптики, то есть, плоскости, в которой находится орбита нашей Земли, и примерно орбита всех других планет.

А.НАСИБОВ: То есть, вдоль оси Луны получается?

В.ШЕВЧЕНКО: Да, параллельно оси Луны.

Это очень необычная траектория, ну, скажем, для таких комет, как Комета Галлея, всем хорошо известная, и прочие. Они движутся совсем в другой плоскости.

И мы отсюда сделали вывод, что падала гигантская комета. А гигантская комета может прийти только с дальних окраин Солнечной Системы, или, есть даже и такая сейчас точка зрения, что из межзвёздного пространства. То есть, кометы, которые могут принадлежать не к нашему Солнцу, не к семейству нашего Солнца, а к какой-то вот соседней звезде. Вот чем ещё замечательно это образование. И, когда сейчас международная общественность объявила о том, что мы создаём, научные сотрудники, в разных странах, прежде всего, в Соединённых Штатах Америки и в Европе, поскольку вот этот космический проект исследования обратной стороны Луны там задействован, создаётся консорциум – содружество учёных для изучения обратной стороны Луны. И изучение вот этой громадной впадины ставится как одна из первых проблем.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Владислав Владимирович, Вы ведь,

по-моему, будете там участвовать, да, в этой программе?

В.ШЕВЧЕНКО: Да. Меня тоже пригласили. Я, конечно, сразу и согласился.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы потом нам расскажете о результатах.

А.НАСИБОВ: Я хотел уточнить. Значит, это было падение гигантской кометы, примерно, когда?

В.ШЕВЧЕНКО: Ну, это было известно, довольно… Ну, с большой точностью… Относительно, конечно, это 4, и, может быть, 5, 6, десяток миллиарда лет.

А.НАСИБОВ: Назад?

В.ШЕВЧЕНКО: Да.

А.НАСИБОВ: То есть, от четырёхсот до шестисот миллионов лет назад, получается, да?

В.ШЕВЧЕНКО: Миллиардов.

А.НАСИБОВ: Нет, ещё раз тогда. Не понял.

В.ШЕВЧЕНКО: Значит, возраст этого образования, ну, скажем так: четыре миллиарда лет.

А.НАСИБОВ: Так, четыре миллиарда лет назад сама Луна образовалась, да?

В.ШЕВЧЕНКО: Нет. Четыре с половиной миллиарда лет, то есть, вот это событие, которое случилось на молодой Луне, когда она существовала всего лишь там 500 миллионов лет.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Так, давайте, нам сейчас надо сделать небольшой перерыв на Новости. Как-то на самом интересном месте мы уходим на перерыв.

Напоминаю, что у нас в студии Владислав Владимирович Шевченко, заведующий отделом Луны и планет Государственного Астрономического института имени Штернберга, доктор физико-математических наук.

Мы говорим об исследовании обратной стороны Луны. Никуда не уходите, всё самое интересное у нас ещё впереди.

А.НАСИБОВ: И sms-ки напомните.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: +7 (985) 970-45-45.

НОВОСТИ

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: 12.35 в столице. Продолжается программа «Они».

Мы говорим сегодня об исследованиях обратной стороны Луны. И у нас в гостях Владислав Владимирович Шевченко, заведующий отделом Луны и планет Государственного Астрономического института имени Штернберга, доктор физико-математических наук.

А.НАСИБОВ: Владислав Владимирович, мой вопрос касается той самой темы, которую Вы затрагивали перед тем, как уйти на НОВОСТИ. Это падение гигантской кометы на Луну 1 миллиарда лет назад. Можно ли сказать, что Луна стала тогда своего рода щитом для Земли, оттянув на себя эту комету?

В.ШЕВЧЕНКО: Ну, тут есть разные аспекты этой проблемы.

Во-первых, я немножко не договорил, что вот те особенности, значит, это малое очень отношение глубины к диаметру, и вот такая траектория полёта. Они говорили именно о комете, то есть, о веществе, или там теле с очень низкой массой. Ну, низкая масса  -это масса, конечно…

А.НАСИБОВ: Рыхлый лёд, что-то в этом роде.

В.ШЕВЧЕНКО: Рыхлый лёд, или, как сейчас говорят, это такой снежок даже рыхлый.

Вопрос вот какой возникает: вот представьте себе пространство, в котором есть большая и с большим полем тяготения Земля, и рядом с ней – маленькая Луна, сила тяжести которой, которая в 81 раз меньше по массе, и соответственно, с силой тяжести в 6 раз меньше. И пролетает мимо, ну так, грубо говоря, пролетает мимо какое-то тело.

Что оно предпочтёт? Конечно, сила тяготения Земли должна притянуть к себе. Но тогда всё бы оказалось на Земле. А лунный шар был бы гладким, раз все тела, которые пролетают мимо, падали бы не на Луну, а вот всё на Землю.

Ну, правда, это всё происходило, как я уже упоминал, где-то там 4 миллиарда лет назад. Это очень древние времена. И земля тогда была другая. И, как геологи считают, что тогда поверхность Земли в то время она была внешне похожа на нынешнюю поверхность Луны: изрытая вот этими кратерами падения.

Но, так или иначе, вот эта проблема: почему, грубо говоря, досталось что-то и Луне, она возникает? И тогда у ряда астрономов возникла такая идея, что возможно вот этот поток метеоритов, комет и прочее, он не был постоянным в течение времени, а были так называемые «кометные ливни». То есть, какие-то периоды, когда большое количество тел вторгалось во внутреннюю часть Солнечной Системы, тогда доставалось и Земле, и маленькой Луне.

Вопрос: а почему это возникало?

Ответ предлагают такой: ну, мы знаем, что на окраинах Солнечной Системы существует так называемое «облако-аорта», где сосредоточено основное количество комет. И они там вращаются, они там живут. Это их постоянное место пребывания.

Но, если рядом с Солнцем проходит какое-то массивное тело, с большой гравитацией, то вот это тело может изменить орбиты, по которым движутся вокруг Солнца кометы. И тогда, нарушив вот такое равновесие, оно способствует тому, что какое-то относительно большое количество комет устремляются внутрь Солнечной Системы. Вот, по-видимому, это самое большое образование на обратной стороне Луны может свидетельствовать о том, то такие явления действительно есть.

Теоретически было посчитано, что каждые там, ну, 30 примерно, миллионов лет вот эти дожди, кометные дожди происходят.

А.НАСИБОВ: Сразу у наших слушателей возникнет вопрос, я его снимаю с языка: а когда последний раз эти 30 миллионов лет были? И что грозит нам сегодня?

В.ШЕВЧЕНКО: Сегодня, если судить по кривым распределения, мы находимся в минимуме. То есть, как минимум, ещё 15 миллионов лет нам ничего не грозит.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Очень много вопросов приходят к нам на sms, если вот заканчивать разговор о кратерах, один из наших слушателей спрашивает: «Где их больше? На какой стороне Луны? Ведь логично предположить, что светлую сторону прикрывает Земля, и. значит, кратеров там должно быть меньше.

В.ШЕВЧЕНКО: Ну, я опять-таки поправлю уважаемого радиослушателя. Светлая сторона бывает и на видимом полушарии, и на обратном.

А.НАСИБОВ: Хорошо, ближняя, вот видимая?

В.ШЕВЧЕНКО: Вот видимая сторона, на видимой стороне меньше относительно. Почему? Потому что, как мы уже говорили, большая часть, ну, или значительная часть площади обращённого к Земле полушария покрыта морями.

Моря где-то, на два, полтора – два миллиарда лет моложе, чем лунные материки. То есть, светлые области.

А на обратной стороне Луны мы располагаем только материками, за исключением, опять-таки, упомянутого уже одного исключения.

Поэтому, конечно, кратеров на обратной стороне больше.

А.НАСИБОВ: Перейдём к теме: «Освоение Луны человеком».

У нас в конце шестидесятых был целый ряд Лунных миссий. Сколько их было у нас? – По-моему, 6. Американцы 6 раз высаживались на поверхность Луны. Шесть раз, — для некоторых наших слушателей наверняка это будет открытием. С тех пор, с конца шестидесятых годов практически, не практически, а просто не было высадок человека на поверхность Луны. Почему такой перерыв? Почему, когда говорят сейчас о возобновлении лунных миссий, говорят, что это произойдёт там не раньше 25-го, 30-го годов? Чем вызван такой перерыв?

Ну, во-первых, если говорить о программе «Аполлон», по которой и были осуществлены вот эти высадки человеческих экспедиций на Луну.

Ну, где-то в конце восьмидесятых годов поднимался опять вопрос о том, что нужно возобновить пилотируемые полёты на Луну, но уже на другом уровне – не просто кратковременные посещения, а организация постоянно действующей базы.

Ну, одно время было такое научное сообщество, которое разрабатывало эти вопросы. И я в своё время входил в состав этой группы учёных. И в том числе вот в Хьюстоне, со специалистами Хьюстенскими, которые, в основном, занимались пилотируемыми, и продолжают сейчас заниматься пилотируемыми полётами, только не Лунными, а уже околоземными.

Вот мы обсуждали: а почему «Аполлон» не перешёл плавно и как бы логически от  кратковременных посещений к строительству базы?

Между прочим, специалисты, конкретные специалисты, которые этим занимались, они всё это подготовили.

Даже в моей домашней библиотеке вот есть такие толстые тома, где всё расписано: как садится корабль, какие доставляет грузы, какие есть приёмы для того, чтобы построить жилище на Луне? И прочее, прочее. Всё это было готово.

Ну, пришли к выводу такому, что корень всего содержался в самой программе «Аполлон». Потому что, когда она готовилась, то какая была цель? Цель, которую объявил тогдашний президент Кеннеди? – Опередить русских, первыми прилетев на Луну.

А.НАСИБОВ: То есть, политическая цель?

В.ШЕВЧЕНКО: Цель политическая. Поэтому вся программа «Аполлон» она строилась на том, что да, мы вот первыми прилетим на Луну.

Прилетели, достигли цели. И вот на этом как бы логически всё оборвалось.

А дальше уже появлялись периодически идеи о том, что надо продолжить исследования Луны на новом этапе. Надо создать постоянное селение на Луне, там и так далее, и так далее. Но они опять-таки, соприкасаются. Ведь это проект, ну, скажем, если вспомнить «Аполлон». По тем деньгам, по тем долларам он стоил 25 миллиардов долларов. Сейчас уже пересчитывают, что-то подходит там к 100 миллиардам долларов, если на современные деньги считать.

Это, как Вы понимаете, проект, который затрагивает экономику. Существенно затрагивает экономику страны. Поэтому каждый раз всё это упиралось во что? Когда Джордж Буш-старший предлагал продолжить в своей Программе президентской вот эти программы, и они были, вроде бы, утверждены Конгрессом, то пришедший ему на смену президент Клинтон объявил, что ему гораздо важнее социальные программы. Ну, против которого большинство людей не могло возражать против такого аргумента. Поэтому Луна была отодвинута, и так далее, и так далее.

Ну, происходит и сейчас – Джордж Буш-младший, то же самое предложил.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну да, программы Лунные ведь продолжают сворачиваться, или, по крайней мере, не развиваются.

У нас регулярно говорят о том, что наши Лунные программы они…

В.ШЕВЧЕНКО: Ну, сейчас китайцы заявили о намерении создать базу Лунную.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но потом есть частные компании. Вот то, о чём говорили мы в начале программы. Значит, интерес он перешёл просто к другим людям.

В.ШЕВЧЕНКО: Да, во-первых, о чём сказал Ашот, это стоит упомянуть, потому что помимо основных игроков, которыми были США, Советский Союз, сейчас Россия, вот в эту гонку вступили уже страны, ну, скажем…

А.НАСИБОВ: Новые космические страны, да?

В.ШЕВЧЕНКО: Новые. Это: Китай, который только что запустил второй лунный спутник, успешно работающий на орбите. Это Индия, которая уже запустила свой спутник. И есть предложение Индии к России осуществить совместную автоматическую экспедицию на Луну, ну вот где-то через два года, не далее.

Это Япония, которая очень успешно работала на окололунной орбите, и также заявляет о том, что будут продолжены эти исследования.

А.НАСИБОВ: Ну, если им удалась мягкая посадка на астероид и забора вещества с астероида, возвращение к базе.

В.ШЕВЧЕНКО: Но технологические вопросы полёта на Луну и даже долговременного обитания на Луне они все понятны, здесь не существует проблем. Проблемы существуют только в двух плоскостях: это политика, объявить, насколько это престижно лететь на Луну, или, скажем, лететь на Марс. – Одна плоскость.

Ну, и вторая – это экономика. Насколько можно затратить средств.

Если есть средства, то сейчас на Луне можно построить город. По тем технологиям, которые есть, используя те лунные ресурсы, которые мы уже разведали. А как вы, наверное, помните, совсем недавно, вот прошлым летом, были открыты, ну, заново открыты, предполагалось, что они есть, существенные запасы водного льда в полярных областях Луны. Вот сейчас мы подсчитываем, вновь перерабатываем эти материалы, и получаются огромные массы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Месяца два назад у нас была, по-моему, программа, посвящённая как раз наличию воды на Луне.

В.ШЕВЧЕНКО: Да. При нынешних технологиях создать на Луне город не представляется слишком уж сложным с точки зрения техники  — нет. С точки зрения затрат – это уже второй вопрос.

А.НАСИБОВ: Из этого вытекает следующий вопрос: насколько реально, что какая-то одна страна возьмёт на себя создание долговременной Лунной базы. Или всё-таки одна страна в одиночестве не может. Это только кооперация стран?

В.ШЕВЧЕНКО: Ну, конечно, желательно, чтобы это была международная кооперация, со всех сторон. И с той стороны, что есть, ну у каждой страны, у каждого государства есть свои какие-то технические ноу-хау, которые можно здесь применить. Раз.

И, во-вторых, конечно, это сложение ресурсов. Сложение финансовых ресурсов, которые не будут так существенно давить на экономику какой-то одной страны.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, мы упомянули про разные страны, но немножечко забыли, по-моему, про нашу страну. Как сейчас? Какое место занимают Лунные программы? Я понимаю, что у нас есть золотой фонд в виде учёных, которых приглашают для участия в каких-то международных программах. Но, если говорить про чисто российские проекты?

В.ШЕВЧЕНКО: Значит, наше руководство космической отрасли на протяжении последнего времени неоднократно заявляло, это руководство Роскосмоса и руководство научно-производственного объединения имени Лавочкина, которое ведущей организацией является в изготовлении и осуществлении автоматических межпланетных станций, что мы продолжим (ну, мы – я имею в виду Россия), продолжим вот лунные исследования. Первый запуск планируется на 2012 год. Это выход на окололунную орбиту и на лунную орбиту и посадка на поверхность Луны. Ну, предполагается, что, прежде всего, это будут полярные районы, где обнаружена вода. И так далее, и так далее.

Ну, и как я уже сказал, Индия предлагает совместный эксперимент, на котором также будет орбитальный аппарат, посадочный аппарат. И индусы хотят создать свой луноход, который может перемещаться по лунной поверхности. Ну, вот это 2012-2013 годы, согласно планам на сегодняшний день.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, то есть, в обозримое время.

В.ШЕВЧЕНКО: Ну, я думаю, это очень обозримое время.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это почти завтра.

В.ШЕВЧЕНКО: Чтобы оно не сдвинулось, потому что ну, у нас есть такой опыт, когда, в общем, космические проекты, очень желательные, долгожданные постепенно сдвигали.

А.НАСИБОВ: Вы сами как относитесь к идее долговременного обитания человека на Луне? Исследования Луны с помощью человека, а не с помощью механизмов, или дистанционного замера? Ваше личное отношение к этому?

В.ШЕВЧЕНКО: Ну, поскольку я в этой области работаю довольно давно, и вот именно лунной базой занимался тоже давно. Вот в нашей стране был такой выдающийся учёный и конструктор Валентин Петрович Глушко, который руководил в своё время проектом создания лунной базы. И наша организация, и наш коллектив, в том числе, участвовал в этом проекте. Поэтому, конечно, моё мнение такое, что мы должны быть на Луне!

Я не один придерживаюсь такого мнения. Могу сослаться на выступление одного из патриархов нашей космической техники, который в своё время был заместителем у Сергея Павловича Королёва – это Борис Евсеевич Черток, академик Черток, который совсем недавно высказался таким образом, что на Марс нам потребуется лететь не раньше, чем через 100 лет. А вот на Луну нам нужно лететь сейчас. Почему?

Марс, ну нельзя, конечно, говорить, будучи, так сказать, специалистом в этой области, что вот Марс интереснее, чем Венера, или Венера интереснее, чем Луна. Каждый объект настолько интересен, там такая уйма проблем, что каждый заслуживает огромного внимания.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Просто что-то более изучено, что-то менее изучено? К каким-то планетам больше вопросов.

В.ШЕВЧЕНКО: Конечно. Но есть ещё одна проблема, которая вот с моей точки зрения является решающей. Ни Марс, ни Венера, ни Меркурий не имеют в настоящее время проблем, которые были бы прикладными для Земли.

Луна обладает массой таких проблем. Поскольку сейчас на Земле мы часто говорим о том, что есть там изменения климата, есть какие-то кризисные ситуации с ресурсами и так далее, мы должны выходить за пределы нашей Земли. Ну, это ещё Циолковский говорил, что поздно или рано так будет.

Выходя за пределы Земли, мы, прежде всего, устремляемся к Луне.

Сейчас известно, что на Луне достаточное количество ресурсов, не говоря уже о воде, там есть и другие ресурсы, которые могут быть так или иначе использованы.

Ну, не нужно понимать так примитивно, что мы что-то начнём возить с Луны.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Не думайте, что мы там найдём нефть, короче говоря! (смеётся).

В.ШЕВЧЕНКО: Но есть другие вещи. Я сейчас просто не имею возможности об этом говорить. Это тема отдельная для большой, хорошей передачи.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы обязательно её сделаем с Вами.

В.ШЕВЧЕНКО: Но, по крайней мере, вот я хочу подчеркнуть то, что ни Марс, ни другие объекты не имеют вот этой проблемы, важной для нас, важной для всех жителей Земли, между прочим. Не просто для учёных, которые хотят удовлетворить своё любопытство.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое. По-моему, очень интересный у нас получился рассказ. А главное, у нас был сделан такой анонс, по крайней мере, двух ещё передач с Владиславом Владимировичем Шевченко.

Первый – это по итогам Вашего сотрудничества и Вашего участия вот в этой программе, по изучению обратной стороны Луны.

В.ШЕВЧЕНКО: С европейскими учёными.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И второе – это лунные ресурсы.

А.НАСИБОВ: Владислав Владимирович Шевченко, заведующий отделом Луны и планет Государственного Астрономического института имени Штернберга, доктор физико-математических наук – гость программы «Они» на радио «Эхо Москвы».

Программу вели:

.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ашот Насибов

А.НАСИБОВ: И Татьяна Фельгенгауэр.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Всем большое спасибо. Счастливо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире