01 ноября 2003
Z Театральная площадь Все выпуски

Алла Демидова


Время выхода в эфир: 01 ноября 2003, 13:10

1 ноября 2003 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Алла Демидова — актриса.
Эфир ведет Ксения Ларина.
К. ЛАРИНА Сегодня, когда я анонсировала нашу гостью, я сказала, что ее невозможно на сегодняшний день приписать к каком-то конкретному театру, поскольку это человек совершенно отдельный, и отдельный спектакль будет представлен москвичам 2 и 3 ноября в Школе драматического искусства Анатолия Васильева, что на Сретенке. Это «Гамлет». А в гостях у нас Алла Сергеевна Демидова. Давайте начнем с прямо с «Гамлета», хотя мы поговорили до эфира, и у нас обнаружилось очень много тем для разговора. Я думаю, что кое-что успеем еще обсудить в прямом эфире. Я знаю, что «Гамлет» — это Ваша давнишняя мечта, и Вы уже к этому когда-то обращались. Да, Алла Сергеевна?
А. ДЕМИДОВА Да, я взяла это еще в училище, чтобы отойти и как-то раскрепоститься.
К. ЛАРИНА У Вас даже есть студенческие фотографии?
А. ДЕМИДОВА Да, Плотников сделал. По-моему, очень хорошие фотографии. Кстати, вчера у него был юбилей, я его поздравляю. Я не могла придти, потому что у меня была репетиция на Сретенке. Это гениальный фотограф. Сейчас вышел новый каталог. И надо сказать, что мой портрет на первой обложке. Я очень этим горжусь, потому что я действительно его люблю. Я его поздравляю.
«Гамлет». Эта тема как-то шла со мной, я человек закрытый. А потом идея встречи Гамлета с призраком, с иррациональным миром, то есть с той чертой, за которую никто никогда не ходил, мне показалась очень интересным. А что, действительно, там происходит с нами? Ведь это боязнь страны, откуда ни один не возвращался, как говорит Гамлет. Так вот, если этот призрак настоящий, а не плод больного воображения Гамлета, то, значит, там жизнь есть и меняет сознание Гамлета. Спектакль называется «Гамлет-урок», потому что начинается со встречи Гамлета с актерами. Встречаюсь я как бы с публикой, а потом переходит в «Гамлет».
К. ЛАРИНА Это моноспектакль?
А. ДЕМИДОВА Да, но мне в каждой стране помогают два молодых актера, и они кое-что переводят, особенно эти уроки Гамлета актерам на тот язык, где я играю. Или другой актер, которого я вызываю, чтобы поучить, как читать монологи о Пирре и о Приаме, читает. А сейчас, поскольку все понимают русский, все равно, ведь спектакль поставлен изначально не для русскоязычной публики. Будет актриса, которая будет переводить на шекспировский английский язык гамлетовские уроки. А мальчик-грек будет читать по-гречески эти знаменитые монологи о Пирре и Приаме. «Пирр его находит, насилу приподнявши меч» и т.д.
Все это получилось случайно, потому что спектакль был поставлен года три назад, а сейчас такое стечение обстоятельств. Теодор Терзопулос ставит в центре у Фокина «Персы» с молодыми актерами. Поскольку он оказался в Москве и поскольку я начинаю работать заново с Анатолием Васильевым, мы хотим сделать новый спектакль на большой площадке, то я попробовала посмотреть, что это за пространство, это большая площадка на Сретенке. Потому что мы играли там «Гамлета» два года тому назад во время Театральной Олимпиады, но в круглом зале, в Колизее.
К. ЛАРИНА Я так понимаю, хотя Вы человек сдержанный, закрытый, как Вы сами сказали, но все равно некое волнение присутствует. Поскольку люди, которые знают театр и Вашу творческую судьбу, знают, «Гамлет» и Алла Демидова это всегда рядом стояло. Надо, наверное, вспомнить, что Вы играли и спектакли Таганки. Играли, понятно, не Гамлета, а Гертруду. Всю жизнь Вас эта пьеса сопровождает. Поэтому у меня несколько вопросов именно по этой версии, технических для начала. То, что касается перевода и самого сюжета пьесы, каким образом Вы здесь выстраивали себе композицию?
А. ДЕМИДОВА Я ее выстраивала сама. Я как-то сидела в Греции, очень хорошей гостинице с огромным балконом на Акрополь, там закат красоты немыслимой, и два месяца все время читала разные переводы «Гамлета». Конечно, мне ближе всего пастернаковский перевод. «Стихи мои бегом-бегом», этот современный ритм мне очень близок. Хотя, может быть, по точности выражения мысли и чувств у Лозинского точнее. Но для уха Лозинский немножко тяжеловат. Я это компилировала, потому что делала моноспектакль, для себя. Мне многие персонажи не нужны были. Мне совершенно не интересен Клавдий. Мне не интересно, что творится в его грязной душе. Мне не интересен Полоний, Розенкранц и Гильденстер и т.д. Их нет у меня. Но я играю, например, сцену «Гамлет и Гертруда», «Гамлет и Офелия», и сумасшествие Офелии, и монологи Гамлета. Я взяла то, что мне интересно. И получился спектакль довольно-таки забавный.
К. ЛАРИНА Вы не первая актриса в истории мирового театра, которая привлекает именно образ Гамлета. Даже не саму пьесу, а именно Гамлета. Как Вы думаете, почему именно в этом персонаже женщины что-то находят для себя, какой-то манок?
А. ДЕМИДОВА Именно потому что всех нас волнует, и Вас тоже, Ксения, я думаю, вопрос, что с нами будет после нашей смерти.
К. ЛАРИНА Это можно Катерину сыграть в «Грозе». Почему обязательно Гамлета?
А. ДЕМИДОВА Там нет этой темы, она там не встречается с иррациональным миром, она с ним не разговаривает. Это можно разговаривать с самим собой, со своим подсознанием. Это единственная пьеса. Этот почему-то всегда был обойден во всех больших, громоздких постановках. Потому что пьеса средневековая, и там очень много ненужных линий и семейных королевских разборок. Это у меня пошло после древнегреческих трагедий, когда я играла Федру, Электру, Медею. В древнегреческой трагедии были совершенно другие законы, абсолютно другая мораль, другое добро и зло. Там были боги, которых нужно абсолютно слушаться. Электра хочет убить мать, потому что мать убила отца и т.д., такая кровавая месть, довольно-таки архаичная, надо сказать. Если это сегодня происходит, это просто архаика в нашей крови. Но боги сказали, что должен убить Орест, ее брат. Ореста убили, это все знают, но тем не менее Электра ждет у ворот Микен прихода Ореста. И когда он приходит, она его даже не узнает. И все совершается. То есть не было разрыва между человеком и велением рока, судьбы. Этот разрыв цивилизаций когда-то произошел. Я не знаю, когда. Но в средние века стали искать эту связь с космосом, с потусторонним миром. И «Гамлет» — это первая пьеса, где этот вопрос поставлен абсолютно четко. Но, повторяю, он немножко обходился в постановках, потому что там слишком много других сюжетных линий, это все тонуло. А я вывела это на первый план.
К. ЛАРИНА А как Вы думаете, почему все-таки великие драматурги и великие писатели никогда не доверяли женщине рассуждать на эту тему и сомневаться?
А. ДЕМИДОВА Мне кажется, и сейчас никто не доверяет женщинам. Вообще, я иногда там читаю какую-нибудь газету, попадается в поезде или в самолете: «Присутствовали…» и перечень мужских имен, ни одной женщины, как будто вообще их нет в жизни. И т.д. посмотрите на Думу, всюду. Они же заполонили мир!
К. ЛАРИНА Мужчины?
А. ДЕМИДОВА Да. Мне кажется, мы быстрее соображаем, это доказано. У нас быстрее реакции, мы лучше водим машины. А клише, что, мол женщина за рулем…
К. ЛАРИНА Мы начали разговор сразу с главного, что очень важно, с разговора Гамлета с потусторонним миром, его соприкосновения с этим миром, и сомнений, которые человека посещают в моменты этих раздумий. То, что я сейчас вспоминаю, разговоры такого уровня это «Карамазовы», Иван и черт. Кого можно еще вспомнить? Действительно, женских образов такого масштаба я не вспомню.
А. ДЕМИДОВА Вообще, женские образы…
К. ЛАРИНА Это «любовь-морковь».
А. ДЕМИДОВА Потому что раньше ведь все-таки в театре играли мужчины, и в Древней Греции тоже. Кстати, когда мне просчитывали реинкарнации, не знаю, верить или не верить, мне сказали, я была актером-мужчиной в Древней Греции. И у Шекспира тоже играли мужчины. До сих пор в китайской опере мужчины, в театре «Но» мужчины. То есть во всех наших глубоких театральных традициях даже женские роли играют мужчины. Видимо, так сложилось.
К. ЛАРИНА Мне бы хотелось, чтобы до перерыва мы еще рассказали подробнее о Вашем режиссере. Это действительно Ваш режиссер, Терзопулос, вы с ним много сделали. Я помню спектакль, когда Вы еще играли в театре «А».
А. ДЕМИДОВА «Квартет» с Димой Певцовым.
К. ЛАРИНА Когда возникло это родство душ? Сколько времени вы уже вместе? Неужели такое чувствование друг друга?
А. ДЕМИДОВА Сколько времени, я не могу Вам сказать, потому что у меня совершенно отсутствует время как поступательное движение. Но когда-то мы встретились с ним в Квебеке на Международном Театральном Фестивале. Он привез с греками спектакль Хайнера Мюллера «Квартет», а мы привезли «Федру», которую поставил Виктюк на Таганке. И мы так друг другу понравились!
К. ЛАРИНА Он Вас посмотрел?
А. ДЕМИДОВА Да, и я посмотрела. Я никогда не знала, кто такой Хайнер Мюллер, я вообще не знаю греческого языка. Но я поняла там все. И попросила перенести этот спектакль на новую русскую сцену, к нам на Таганку. Он приехал. Я заказала подстрочный перевод, и мы стали работать. Так появился Хайнер Мюллер впервые на русской сцене. А сейчас мне все время звонят и говорят: «Дайте перевод». А перевод делала я, он был подстрочником. Потом мы сделали в «Медею-Материал», сейчас «Гамлета». В феврале я поеду в его театр, потому что это его площадка, репетировать для Международной Театральной Олимпиады, которая будет в следующем году в Греции, вместе со Спортивной Олимпиадой, новый спектакль «Монологи Софокла». Потому что это будет в Год Софокла.
К. ЛАРИНА Вы там играете на русском языке?
А. ДЕМИДОВА Я всегда играю на русском языке. Я думаю, что нельзя как стихи сочинять на другом языке, мы знаем Рильке, но все равно это неоднозначно, так и нельзя играть на другом языке. Это будет неправда.
К. ЛАРИНА Но если говорить о древнегреческом театре, может быть, здесь провести аналогию с оперой? То, что необходимо всегда оперу играть на языке первоисточника. Здесь нет таких же законов?
А. ДЕМИДОВА Во-первых, это стихи надо читать так же, как оперу, то есть совершенно без перевода. Я не выношу переводы и никогда к ним не прикасаюсь. Антонова меня просила участвовать в «Декабрьских вечерах» в Пушкинском музее. Но это переводы. Я очень уважаю и люблю ее и эти вечера, преклоняюсь перед этой миссией, но я вынуждена отказаться, потому что я не могу переносить переводы. Поэтому мне приходилось и в «Гамлете» несколько раз переписывать монологи, чтобы поймать свой ритм, который согласен ритму моего пульса, сердца.
К. ЛАРИНА А Вы читаете на английском?
А. ДЕМИДОВА Нет, я знаю французский. Но я сравнивала глазами английский текст и пастернаковский перевод. По строчкам абсолютно адекватно. То есть он ничего не убирал, ни одной сцены, ни одного персонажа. Это адекватно.

К. ЛАРИНА Еще раз пригласим вас на спектакль «Гамлет-урок» 2 и 3 ноября в театре Школа драматического искусства Анатолия Васильева на Сретенке. Я все время говорю о 2 и 3 ноября. Больше никаких перспектив?
А. ДЕМИДОВА Я думаю, что это последний спектакль. Больше я этот спектакль играть не буду.
К. ЛАРИНА Как-то Вы легко расстаетесь с ним.
А. ДЕМИДОВА Я его играю уже третий год. Так совпало, что Терзопулос оказался здесь, в Москве. Поэтому легко. Но предупреждаю, что начало в 20:00.
К. ЛАРИНА Я хотела бы еще немножко поговорить о Ваших чтецких программах. Может быть, я неправильно их называю, Вы меня поправите. До эфира мы говорили о том, кто из зрителей сегодня куда ходит. Сергей Юрский открыл опять чтецкий жанр и пригласил москвичей в Зал Чайковского. Полный зал, до потолка. Никакой музыки, никакой пиротехники, никакой подмоги, один на один. Огромная программа из двух отделений, его чтецкие вещи, начиная с классики и заканчивая самим Сергеем Юрским. Вы знаете, что он тоже пишет, в том числе художественную прозу. Это же говорит о чем-то.
А. ДЕМИДОВА У меня произошло то же самое. Я не сравниваю себя с Юрским, потому что мы идем совершенно разными путями. Мы с ним об этом даже говорили. И манерой чтения, и выбором стихов и т.д. У меня то же самое сейчас произошло, к моему удивлению, в Петербурге. Я третий год езжу в большой зал филармонии. Первый раз я читала там «От Пушкина до Бродского», переполненный зал. Второй раз «Поэму без героя» Ахматовой. Понятно, что там сидели за спинами на хорах, потому что все-таки Ахматову они считают своей. А в этом году 19 октября они мне предложили читать лицейские стихи Пушкина. Я подумала, что только лицейские стихи — может быть, это слишком, все-таки два часа. И я подобрала программу из разных стихов. И думала: наверное, на Пушкина придут, дай бог, чтобы одна треть была или половина. Так и рассчитывала. Без музыки, потому что Пушкин не требует ни музыки, ни какого-то звука, он сам идеален в этом смысле. Я удивилась, когда вышла на сцену: переполненный зал. Была такая тишина, было так сладко с ними общаться!
И на следующий день так вышло, что меня пригласило телевидение на их программу, запись в студии, перед зрителями. Передо мной выступал один ленинградский композитор. Я слышу за кулисами, он говорит: «Никто не ходит в филармонию, там такие прекрасные музыканты, концерты! Вы приходите в филармонию». Я слушаю с удивлением и думаю, что вчера был переполненный зал, даже билетов не было. Я думаю, что люди соскучились по поэзии, в первую очередь. А Юрский и я, мы выбираем то, что нам нравится, а у нас уже достаточно опыта и жизнь за плечами, чтобы выбирать лучшее.
К. ЛАРИНА Ваша работа в этом жанре — это не актерское чтение, это что-то другое. Я помню, когда мы последний раз с Вами встречались, перед Вашими рождественскими спектаклями, Вы меня поразили, когда Вы рассказали, что во всем мире принято читать стихи как ноты с листа. В этом и разница между актерским чтением, к которому мы привыкли здесь, в России, и чтением стихов, как это принято в мире.
А. ДЕМИДОВА Да, может быть. Когда Стреллер меня пригласил в проект «Голоса Европы», когда он был директором Театра наций, от каждой страны по поэту, а я оказалась у него от России, он поставил этот поэтический спектакль на русском языке. Пюпитр, стихи. Я говорю: «Я знаю наизусть» — «Нет, надо читать с листа, потому что нужно отстранение. Это рубеж, это не роль, и не Вы, и не тот поэт. Это очень тонкая вещь». Я теперь всегда читаю как бы с листа. Мы говорили с Юрским на эту тему. Он говорит: «Я совершенно не могу читать с листа, если я их не знаю совсем наизусть».
К. ЛАРИНА Вы же читаете с листа не так, что Вы первый раз их видите. Это же все равно результат какой-то работы.
А. ДЕМИДОВА Я их знаю все наизусть.
К. ЛАРИНА Это очень важно, объясните.
А. ДЕМИДОВА Чтобы не напрягать излишние извилины, которые запоминают что-то, отдавать на откуп чему-то другому, я знаю, что у меня всегда есть перед глазами эти «ноты».
К. ЛАРИНА Значит ли это, что действительно возвращается этот жанр и люди соскучились не только по поэзии, а по общению «глаза в глаза»?
А. ДЕМИДОВА Не знаю, я об этом не очень думала. Сегодня 1 ноября. У нас с Колобовым 1 ноября должен был быть вечер, посвященный Тютчеву, потому что это Год Тютчева. И он должен был найти музыку, а я должна была выбрать мои любимые стихи к этому дню. И то, что Колобова нет с нами, это такая потеря для искусства!.. Помимо того, что это гениальный музыкант, это такой чистый человек! Пожалуй, я первый раз встречала такого чистого, бескорыстного, бессеребряника, такого золотого человека! Когда такие люди уходят, это так печально!
К. ЛАРИНА Вы сами ходите что-нибудь смотреть?
А. ДЕМИДОВА Да. Раньше я ходила много. Сейчас, последние два года, я как-то разлюбила театр. Он топчется на месте. Т.н. наша школа психологического театра требует больших мастеров, личностей. Как раз этого и нет. А молодые не могут эту глубину охватить. Поэтому это все по верхам.
К. ЛАРИНА Чем Вы объясняете отсутствие личностей? Время такое неблагоприятное?
А. ДЕМИДОВА Да, может быть. Время похоже на 20-е годы, когда очень поменялась публика, когда пошла на зрелища другая публика. Была и Ермолова, но на нее никто не ходил. Ходили на площадные спектакли и сами в этом участвовали. Ахматова так же гениально писала стихи, но после 24 года до 40 года ее не опечатали. Самая модная книжка в то время была «Луна с правой стороны» Малашкина. Читали все. Это просто как сейчас Басков, Киркоров или Волочкова. Я думаю, что поменялась публика и требует совершенно другого.
Мне сейчас говорят, что в театр пошла молодежь, причем так радостно: «Знаете, в театре молодежь!» А какая молодежь? Я поговорила с некоторыми, оказывается, молодежь образованная, умная. Это не просто темная масса. Но они сначала ринулись в ночные клубы, просиживали ночами. Но там все одни и те же, они друг другу надоели. Они ходили на все эстрадные концерты, рок-музыку, но там одни и те же имена, а если появлялись новые, они повторяли звезд. Это им тоже стало скучно. Потом дискотеки. Но сколько же можно трястись на одном месте? Это им тоже стало скучно. «А что делать, ребята?» — «А ведь есть еще театр, давайте посмотрим!» И они валом повалили в театр. Но они первый раз в театре, первый раз смотрят «Вишневый сад» или «Чайку», от которых они в восторге!
К. ЛАРИНА За сюжетом следят.
А. ДЕМИДОВА Мы, к сожалению, видели много. Я, к счастью и к сожалению, видела Смоктуновского в «Мышкине». А они не видели. Поэтому для них свет в окошке Женя Миронов. И кроме Жени Миронова они не могут ни о ком дальше сказать. У них произошел разрыв цивилизаций, они начали с нуля. Может быть, научатся чему-нибудь, дай бог. Но только я не хочу участвовать в этой учебе, потому что то, что нравится мне, не нравится им, и наоборот: то, что нравится им, не нравится мне.
К. ЛАРИНА А что делать тогда актерам? Немало в стране талантливейших людей, я имею в виду старшее поколение.
А. ДЕМИДОВА Многие ушли из театра именно по этим же причинам.
К. ЛАРИНА Потому что им приходится начинать с нуля? Это ужасно нелепо.
А. ДЕМИДОВА Это страшно нелепо. К счастью, я уже научилась не зависеть от зрительного зала или от партнера. Эти древнегреческие трагедии меня научили не зависеть от зрительного зала. Всему этому меня научил Терзопулос. Древние греки играли для Дионисия, для Бога, по вертикали.
К. ЛАРИНА Об этом все время повторяет Виктюк.
А. ДЕМИДОВА И для них не существовали ни горизонтали, партнеры, ни то, что впереди, зрители.
К. ЛАРИНА Это каждый индивидуально решает для себя, если говорить об артистах.
А. ДЕМИДОВА Конечно.
К. ЛАРИНА Я помню разговор с актером из МХАТа, с Гвоздицким. Каждый раз, когда мы встречается, мы все время выходим на эту тему. Он уверен, что какая-то девальвация актерской профессии наступила. Хотя, мне кажется, и актеры в чем-то виноваты.
А. ДЕМИДОВА Нет.
К. ЛАРИНА Ведь дело же не в том, что открываются все завесы, тайны, мистицизм актерской профессии сейчас исчез, его никто не ощущает. Но есть еще какие-то вещи, которые на это действуют.
А. ДЕМИДОВА Мне кажется, тут не актеры виноват, а публика. Как ни странно, театр это, пожалуй, единственное искусство, где на 80% публика делает игру. Перед плохой публикой ничего невозможно сыграть. Нет отдачи. Театр это диалог.
К. ЛАРИНА Очень тяжело, я понимаю. Гвоздицкий с Ахеджаковой сделали спектакль по пьесе… кстати, Вы имеете непосредственное отношение к этой пьесе, Вы когда-то собирались ее делать с Владимиром Семеновичем Высоцким. Пьеса Уильямса «Крик». Боря Юхананов, режиссер, ученик Анатолия Васильева поставил этот спектакль в частном порядке. Очень болели этим спектаклем. Я понимала, что это такое для них обоих, особенно для Лии Ахеджаковой, она мечтала это сыграть. И все кончилось тем, что они показали здесь пару спектаклей, а потом поехали по городам и весям. Их освистали в буквальном смысле слова, освистала публика. На этом они закончили это представление.
А. ДЕМИДОВА Я могу продолжить эту тему. Я играла «Медею-Материал», не буду говорить, в каком городе, чтобы не обижать этих людей. Я сыграла до конца, это моноспектакль. И какие-то слабые аплодисменты. Я ушла за кулисы, это первый раз со мной было. Ко мне бежит администратор: «Алла, они ждут второго действия!» — «Какого второго действия? Это уже конец спектакля, дальше ничего нет, это же ясно. Они понимают по-русски». «Нет, все, что хотите, продолжайте!» Я говорю: «Не буду!» На следующий день он меня все-таки уговорил. Он говорил: «Меня здесь убьют, растерзают». Когда я закончила спектакль, я тихо взяла микрофон, который лежал на авансцене. У меня в «Медее» большой плащ, очень красивый. Мы договорились с осветителем, он резко дал свет. Я через микрофон от начала до конца, но по-другому, правда, прочитала этот спектакль. И все были в восторге. После этого я решила не играть дальше Москвы.
К. ЛАРИНА То есть Вы им подарили второе действие практически?
А. ДЕМИДОВА Они поняли, что это было второе действие.
К. ЛАРИНА И что делать? Может быть, вернуться к тому, как в народ ездили с виолончелью на заводы? Пикнуть же никто не смел, сидели и слушали. Это же было. Многие тоскуют по тем временам, что раньше воспитывали, а сейчас не воспитывают.
А. ДЕМИДОВА Я не знаю, что делать. Если бы я знала, что делать, то я была бы где-нибудь на другом месте.
К. ЛАРИНА А как это в мире происходит? Вы же тоже в мире с разной публикой сталкиваетесь.
А. ДЕМИДОВА Ведь русский театр действительно очень отличается от мирового. У нас репертуарные театры, где такую роскошь ни одна страна себе позволить не может. А эти репертуарные театры сохранились со своими огромными труппами, с огромным репертуаром. Это и хорошо, и плохо. Раньше было хорошо, потому что на рисунок Смоктуновского приходил молодой актер и этот рисунок осваивал, он этим учился. А плохо, потому что это все становится мертво. Нет новых форм, новых поисков, зрители не привыкли к новому авангардному подходу, и поэтому освистали, как Вы говорите, спектакль «Крик». Хотя пьеса очень трудная. Мы тогда с Володей Высоцким на третьем акте споткнулись. Мы даже не знали, как дальше продолжать.
К. ЛАРИНА Так никто ее и не сделал.
А. ДЕМИДОВА Да, она очень трудная. Она именно для очень просвещенного зрителя, не в смысле ума, а в смысле театрального мироощущения.
К. ЛАРИНА Стоит сказать два слова, что там речь идет именно об отношении к театру. Там брат и сестра главные герои. Пьеса просто потрясающая. Когда я в первый раз ее прочитала, я подумала: «почему ее никто не делает?» Оказалось, что не так просто ее сделать.
Алла Сергеевна, я хочу посмотреть на вопросы наших слушателей. «Когда выйдет Ваша книга, комментарии к поэме Ахматовой? Мария Александровна».
А. ДЕМИДОВА К «Поэме без героя» Ахматовой. Моя книга уже в издательстве «Московские новости». Когда справятся с печатанием, я не знаю. Тем не менее, слава богу, что я это отдала.
К. ЛАРИНА «Спасибо, что пригласили мою самую любимую актрису. Сегодня утром рассказывал студентам о «Стакане воды», точнее, о тех чудесных диалогах, которые присутствуют там. Это же удивительные примеры риторических приемов и, конечно, восхитительное мастерство Аллы Сергеевны. К сожалению, ни разу не видел ее на сцене. Когда Алла Сергеевна приедет в Екатеринбург? Дмитрий».
А. ДЕМИДОВА В Екатеринбурге я была и играла спектакли, были поэтические вечера, но раза два или три.
К. ЛАРИНА «Я Вас видела в Гертруде в «Гамлете». До сих пор Вы для меня королева. Вера».
А. ДЕМИДОВА Ксения, не читайте Вы комплименты! Читайте что-нибудь более забавное!
К. ЛАРИНА У меня же ничего не отслушивается, я сама себе редактор. «Знаете ли Вы «Гамлета» в исполнении Сергея Михайловича Балашова в переводе Пастернака, который вошел в золотой фонд? Лидия Михайловна».
А. ДЕМИДОВА Нет.
К. ЛАРИНА Опускаю первую часть вопроса по поводу роскошной актрисы. «Какие последние работы у Вас были в кино и будут ли в ближайшее время? Константин».
А. ДЕМИДОВА Последние были у Бори Бланка, уход Таирова, 49 год, когда закрывали театр Таирова, и смерть Таирова. Я играла Коуэна. Моя работа там закончилась, потому что было и озвучание тоже. Но сейчас Бланк монтирует три серии для телевидения и один фильм для большого кино. Когда это выйдет, не знаю. Только что закончила сниматься, весь сентябрь сидела в Одессе, у Киры Муратовой, «Настройщики».
К. ЛАРИНА Здесь есть вопросы по этому поводу.
А. ДЕМИДОВА На озвучание группа приедет в Москву, слава богу, не надо будет ехать туда. Хотя мне Одесса очень понравилась. Очень красивый город и очень забавные люди с тонким юмором. Не тот литературный юмор, который мы слышим от Жванецкого или Карцева, а какой-то совершенно забавный юмор. Например, у меня собака, пекинес Микки, я с ней снималась. Я вошла в какой-то двор, там женщина подметала, и кошки лежат. И она мне кричит: «Да куда Вы с собакой! Тут кошки отдыхают!»
К. ЛАРИНА По поводу Киры Муратовой, может быть, скажете несколько слов? Человек тоже неординарный. Как Вам с ней пришлось?
А. ДЕМИДОВА Кира прекрасный режиссер и очень выделяется среди мирового кинематографа. Я думаю, вот почему. Она снимает непрофессионалов. Кстати, работать с ними очень трудно. Предположим, маленькая сцена с продавщицей. Меня снимают три минуты один дубль, ее снимают четыре часа, и я ей должна все время подыгрывать. Это очень утомительно. Но эти непрофессионалы не могут сыграть что-то другое, кроме себя. И они несут за своими плечами эту одесскую атмосферу провинции, какой-то странной, причем. Я повторяю, Одесса это совершенно другой город, чем просто провинция. И странный мир несут за собой. Кира работает с ними, очень любит. У нее постоянно такие странные люди. И это создает ее непохожесть на всех остальных.
К. ЛАРИНА «Уважаемая Алла Сергеевна, Вы не так много снимаетесь в кино и на телевидении. Имея высшее экономическое образование, не сожалеете ли Вы, что ушли в актерскую профессию?»
А. ДЕМИДОВА Нет, я не о чем не жалею, даже о том, что я закончила экономический факультет. Я до сих пор не знаю таблицы умножения, но сдавала высшую математику. Бывают такие парадоксы. Но университет как бы расширяет рамки мироощущения. Я уже давно принимаю мир и людей такими, какие они есть. Я не ставлю им оценки, я не говорю, хорошо это или плохо. С кем-то я хочу общаться, с кем-то не хочу. Это мое единственное право. Но я никогда не раздражаюсь ни на судьбу, ни на мир, ни на жизнь. Я никогда никого не кляну и не сержусь, не раздражаюсь. Это еще тогда появилось, с молодости.
К. ЛАРИНА Могли бы Вы назвать сегодня актеров или актера, который Вам всегда интересен, из ныне живущих?
А. ДЕМИДОВА Мне всегда была интересна Катя Васильева. Она была мне интересна всегда, во всех ролях, в театре. Она гениально играла в «Головлеве» со Смоктуновским. Вообще, прекрасный театр был Додиным поставлен. Мне жалко, что она ушла из театра. Но, повторяю, больших мастеров сейчас в театре, пожалуй, нет, которые бы играли на таком уровне, как играл в свое время Смоктуновский, Андрей Алексеевич Попов, гениальный Бабочкин, мхатовские актеры, старики. Я, слава богу, их застала. Это был такой праздник души! Даже если бы они играли какую-нибудь советскую муру, все равно это достоинство и уважение к слову, к жизни, к людям! Они несли это. Или, например, старики вахтанговского театра. Я закончила Щукинское училище, поэтому с первого курса там была в массовках в спектаклях и т.д. Я застала их сестер Пашковых, Гриценко, Борисову. Это были гениальные актеры! Такого уровня сейчас я не могу назвать никого, к сожалению.
К. ЛАРИНА На этой оптимистической ноте мы завершаем нашу встречу. Еще раз напомню, что «Гамлет-урок» 2 и 3 ноября на Сретенке у Васильева. И то, что Вы сказали до программы: в декабре Вы покажете свой…
А. ДЕМИДОВА 19 декабря в Большом зале консерватории, я вас приглашаю, пожалуйста, кто хочет меня увидеть и услышать, мы с хором Алексея Пучкова (это прекрасный хор при храме Третьяковской галереи) сделаем предрождественский вечер. Рождественские стихи Пастернака, Бродского и хор.
К. ЛАРИНА Спасибо, Алла Сергеевна, я Вам желаю ни пуха завтра. Ответьте мне.
А. ДЕМИДОВА Я молчу.
К. ЛАРИНА Но внутренне сказали, я услышала.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» была Алла Демидова актриса.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире