4 октября 2003 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Александр Ширвиндт художественный руководитель Московского академического театра сатиры, Ольга Аросева народная артистка России.
Эфир ведет Ксения Ларина.

К. ЛАРИНА Приглашаем вас на «Театральную площадь». Сегодня мы встречаемся с Театром сатиры. И здесь, в студии радиостанции «Эхо Москвы» в прямом эфире художественный руководитель Театра сатиры Александр Анатольевич Ширвиндт. Здравствуйте, Александр Анатольевич.
А. ШИРВИНДТ Здравствуй, Ксения.
К. ЛАРИНА И ведущая актриса Театра сатиры, прима на протяжении многих-многих лет Ольга Александровна Аросева. Здравствуйте, Ольга Александровна.
О. АРОСЕВА Спасибо за комплимент.
К. ЛАРИНА Ой, ладно, перестаньте.
А. ШИРВИНДТ Да нет, это суть.
К. ЛАРИНА Это, действительно, суть. Вы как талисман. Я хочу сразу сказать нашим слушателям, что у нас будут подарки для вас. Мы пригласим вас на спектакль «Орнифль, или Сквозной ветерок». Это с участием Александра Ширвиндта спектакль. И на спектакль «Как пришить старушку», это спектакль, где главную роль исполняет Ольга Александровна Аросева. Поэтому будьте готовы, что мы обязательно вам билеты подарим. Наш пейджер работает, 961-22-22, для абонента «Эхо Москвы». И здесь я уже читала Александру Анатольевичу телеграммы, которые поступили за время нашего отсутствия. Я так и знала, это называется. «Видела вас по ТВ в программе «Розыгрыш», вы были в бороде. Пожалуйста, сбрейте. Люблю вас очень. Кира».
А. ШИРВИНДТ Передайте, что я сбрил.
К. ЛАРИНА Сбрил, Кира, сбрил.
А. ШИРВИНДТ К сожалению, «Эхо Москвы» еще без изображения.
К. ЛАРИНА «Александр Анатольевич, пожалуйста, сбрейте бороду, седая борода вас очень старит. Спасибо. Алла».
А. ШИРВИНДТ Аллочка, я сбрил. Я сбрил, Аллочка.
О. АРОСЕВА Если бы вы знали, сколько ему в театре женщин это сказало. Послушался.
А. ШИРВИНДТ Просто бриться это очень трудный процесс.
К. ЛАРИНА А зачем она вам была нужна? В этом некоторая солидность есть?
О. АРОСЕВА Для контраста.
А. ШИРВИНДТ Я в отпуске не прикасаюсь к мылу.
О. АРОСЕВА Приятное впечатление оставляет.
А. ШИРВИНДТ Заросшая грязная борода.
К. ЛАРИНА Давайте немножко поговорим о том, как живет Театр Сатиры, тем более я вспомнила, что буквально совсем недавно, 1 числа Театр Сатиры отмечал свой день рождения. В связи с этим Александр Ширвиндт также побывал в телевизоре не только в программе «Розыгрыш», но и в программе «Дата», где я услышала от него замечательное модное словечко «пиариться». «Давайте я сейчас немножко пропиарюсь», сказала Александр Ширвиндт в конце программы, рассказав о спектаклях. Ольга Александровна, вот впервые, во всяком случае в этой программе, присутствуете не со своим партнером по театральной сцене, а со своим главным режиссером, с начальником.
А. ШИРВИНДТ Не-не, я никакой не главный режиссер.
К. ЛАРИНА Что-нибудь изменилось в ваших отношениях?
О. АРОСЕВА С кем, с партнером или с начальством?
К. ЛАРИНА С начальством.
О. АРОСЕВА Ну конечно, изменилось. Потому что все-таки начальство есть начальство. Но нужно сказать, что мы так хотели, чтобы оно было у нас, это начальство, именно в силу того, что мы хотя бы можем называть его Шурой. Потому что мы знаем, чем кончаются это приглашенное со стороны начальство, а это все-таки человек, с которым мы выросли, росли вместе. Поэтому это позволяет нам не все менять в наших взаимоотношениях, но что-то меняется, конечно. Ну а что касается даты этого театра, то она, конечно, пугающая дата, 80 лет
А. ШИРВИНДТ Нет, 79 сейчас.
К. ЛАРИНА Будет 80.
О. АРОСЕВА Будет 80 лет. Это будет уже мы же исчисляем свое летоисчисление не по годам, а по сезонам.
К. ЛАРИНА Т.е. сейчас-то сезон какой, 80-й?
О. АРОСЕВА Это будет в этом сезоне, 80 лет. 80 лет, вообще для юмора и вообще для людей острящих старость это такая какая-то неподходящая
А. ШИРВИНДТ Формация.
О. АРОСЕВА Но тем не менее это очень нужный жанр. И поэтому только он, наверное, так долго и удержался. Хотя всегда, всю жизнь Театр сатиры стоял перед такой дилеммой или смешить публику и иметь успех на этой ниве, и это всегда беспроигрышное дело, или все-таки какие-то задевать серьезные вопросы и двигать дальше этот довольно объемный жанр сатиры. Ну и вот как-то мы справлялись более-менее, впадали и в ту, и в эту сторону. И что мне сейчас, конечно, неудобно говорить при Александре Анатольевиче, это пойдет как чистая лесть.
К. ЛАРИНА Ну давайте, можно.
О. АРОСЕВА Отвернись, пожалуйста.
А. ШИРВИНДТ А ты угрязни.
О. АРОСЕВА Угрязню сейчас немножко. Что он, как молодой, как очень немолодой, скажем, юморист и сатирик, но очень молодой художественный руководитель, вот он, мне кажется, сейчас бьется между этими двумя дилеммами. И делает правильно, что не ограничивает себя Я правильно говорю?
А. ШИРВИНДТ Логично. Ты не бойся, говори вообще, шо наболело.
О. АРОСЕВА Он не сдерживает себя какими-нибудь задачами. Вот мы не будем это мелкотемье, мы будем только высокую сатиру и классику
К. ЛАРИНА Т.е. ничего не декларирует.
О. АРОСЕВА Не декларирует. И с другой стороны, не говорит: нет, мы не будем больше ничего серьезного, только хохотать, хохотать и хохотать. Поэтому вот сейчас, нам кажется, вот этот сезон очень сложный, потому что нам нужно продекларировать именно свое отношение к нашему жанру. И то, что пытаемся в разных областях найти сопричастность той или другой драматургии к нашему театру, вот это очень важно и это очень нужно, и мы занимаемся этим достаточно серьезно.
К. ЛАРИНА Но, с другой стороны, все-таки сатира это вещь, во всяком случае мы так привыкли за многие годы жизни в нашей стране, что это такая вещь, больше близкая к идеологии и пропаганде, чем к чистому искусству. Вот все-таки чисто развлекательный жанр он насколько сегодня востребован, если говорить именно о вашем театре. Александр Анатольевич, может быть, вы на этот вопрос ответите?
А. ШИРВИНДТ Востребован это не то слово.
О. АРОСЕВА Он необходим.
А. ШИРВИНДТ Потому что такой баланс кошмара и воздуха, в сторону кошмара, нагнетаемый всеми и вся, в том числе и уважаемой и любимой Вот я езжу на автомобиле за рулем, не пользуюсь служебной машиной. Не потому что я такой пижончик, а потому что это для меня вроде зарядки, а то совсем уже. И у меня все время стоит волна 91,2. Все время. Что бы вы ни несли
К. ЛАРИНА Ужасы нашего городка.
А. ШИРВИНДТ Да. Я совершенно магнетически слушаю эту бодягу. И там совершенно замечательно для меня появляется спектр катастроф.
К. ЛАРИНА Но это правда.
А. ШИРВИНДТ Это так и есть. Но я говорю баланс. Вот твои милые, может быть, даже иногда иезуитские, разборки театральной жизни страны, Москвы, чего угодно это такая капля море катастрофы, что вот эта капля, если немножко транспонировать на театральную жизнь, которая тоже бурлит совершенно непонятными гейзерами зловоний
О. АРОСЕВА Красиво сказано, гейзерами зловоний.
А. ШИРВИНДТ А так это и есть. Ну так вот, то, что Оля говорила. Мы выпустили, в общем-то, безделушку, да?
К. ЛАРИНА «Таксист»?
А. ШИРВИНДТ Это Куни, который по всему миру идет, мы же все последние узнаем, самый ставимый драматург, комедиограф в мире.
К. ЛАРИНА Кстати, уже кассу сделал МХАТу им. Чехова, спектакль " 13".
А. ШИРВИНДТ Да. Хотя говорили, как не стыдно МХАТу. Как не стыдно, не стыдно Но там-то не стыдно совершенно. Потому что это наше дело. Но, вот Оля не даст соврать, хотя она там не занята, но она в силу своей мудрости человек объективный, зрительски объективный, что крайне редко в артистах и коллегах особенно, она смотрит произведение непосредственно. Это я ей не комплиментирую, это я знаю и вижу. Поэтому она знает: два часа чистого гомерического смеха. Что хотелось? Чтобы это было элегантно, легко. Потому что все время на грани фола эти проблемочки.
К. ЛАРИНА Но целиком репертуар вы же не будете ставить на таких вещах. Это невозможно.
А. ШИРВИНДТ Вот Оля об этом говорила. И вот сейчас, когда вот так это покатилось, тьфу-тьфу, и вот лом, и все такое, и начинаются уже спекулянты, что всегда является визитной карточкой театра, спекулянты у подъезда. А сейчас я, тьфу-тьфу-тьфу, очень надеюсь на серьезную историю, связанную с Ольгой Александровной. Ведь когда ищем пьесу у меня тонны графоманской литературы, и все хотят играть, и все Или вот когда, я помню, Гайдай замечательный, Ленечка пробовал на Остапа Бендера, помнишь, он перепробовал все мужское население театральное Москвы, я в том числе. Он искал. А когда Швейцер снимал «Золотого теленка», он снимал его для Сережи, Сергея Юрьевича Юрского. Он стал делать «Золотого теленка», чтобы Юрский сыграл. Я к чему говорю? Петя Гладилин у него отчество есть какое-нибудь?
О. АРОСЕВА Владимирович.
А. ШИРВИНДТ Петр Владимирович Гладилин, драматург, известный, много пишущий, ставящийся очень много, он давнишний партнер Ольги. И вот когда, это продолжается уже больше двух лет, он, при помощи, конечно, нашей настырности, моего нытья, Олиного желания, персонально для нее писал пьесу.
О. АРОСЕВА Как это и принято было раньше, драматурги так делали.
А. ШИРВИНДТ Написана пьеса для Аросевой, которая сейчас ставится в нашем театре. Называется она «Вышел ангел из тумана». Мне она нравится по идее Там есть огрехи, как, естественно, в молодом современном драматурге, но он драматург-то живой.
К. ЛАРИНА Это про сегодня?
А. ШИРВИНДТ Да, абсолютно про сегодня.
О. АРОСЕВА Что большая редкость, это антиквариат, ведь никто не пишет про сегодня.
А. ШИРВИНДТ Там много смешного, но уже совершенно никакой не Куни, и никакая не комедия положений. Это очень глубокая по мысли Это вот какие-то сегодняшние «Дети Ванюшина», только в семье сегодняшней мамы совершенно прошлого разлива, которая не может вписаться
О. АРОСЕВА И понять логику детей своих.
А. ШИРВИНДТ И понять, что происходит в ее семье. А это дает некоторый такой большой, мне кажется, спектр вообще на общество и на семью в целом. Я очень надеюсь. Сейчас вот они выходят на сцену, послезавтра. Ставит это Никита Ширяев. С режиссерами вообще напряженка. Но вот как-то померещилось он товстоноговский ученик, он не мальчик, много работал в провинции, был главным режиссером многих театров, и сейчас очень увлекся этим делом, и вот Ольга мне рассказывает, что они интересно работают. Вот такая история. Там заняты хорошие артисты. Мне кажется, это команда тоже, в которой Оле легко. Это и Толя Гузенко…
О. АРОСЕВА Боря Тенин.
А. ШИРВИНДТ Дамы наши, как их
К. ЛАРИНА Как их
О. АРОСЕВА Мосендз, Карпунина, Зелинская.
А. ШИРВИНДТ Замечательный эпизод, очень тоже сегодняшний, совершенно наша молодежь, которую мы в прошлом году взяли в театр.
О. АРОСЕВА Да, очень хорошие, совсем молодые. Мы молодежью называем до 50 лет, но это действительно молодежь.
А. ШИРВИНДТ Вот такой коллектив. Мы очень надеемся.
К. ЛАРИНА Когда собираетесь показать, простите?
А. ШИРВИНДТ Кровь из носу, 31 ноября.
К. ЛАРИНА А, т.е. уже назначен день премьеры, да?
А. ШИРВИНДТ Да.
О. АРОСЕВА Понимаете, кровь из носу будет течь месяц.
А. ШИРВИНДТ Кровь из носу будет течь. Он уже сейчас начинает немножко сочиться.
О. АРОСЕВА Кровить.
К. ЛАРИНА Вот замечательную новость вы нам принесли. Я тогда еще раз повторю название спектакля, «Вышел ангел из тумана», пьеса Петра Гладилина, ставит Никита Ширяев, в главной роли Ольга Аросева, Театр сатиры, 31 ноября. Сейчас у нас новости, которые вы так не любите, Александр Анатольевич, уж извините.
А. ШИРВИНДТ Обожаю.
К. ЛАРИНА А потом продолжим нашу программу.

К. ЛАРИНА Тут и вспомнишь Мюнхгаузена горинского по поводу 32 мая. Вот у вас нет 31 ноября, уважаемые слушатели «Эхо Москвы», а у нас есть. Правда, Александр Анатольевич?
А. ШИРВИНДТ Я не хотел просто никого огорчать. Мы просто в связи с выпуском спектакля ввели 31 ноября. Мы просто не успеваем к 30.
О. АРОСЕВА А я просто это запомню. Если он будет выступать в театре и требовать, говорить вы не готовы, разорется. А я ему скажу: мы 31-го выйдем на сцену, мы выйдем 31-го, опять кровь из носу.
К. ЛАРИНА Так что, дорогие друзья, следите за афишами, премьера «Вышел ангел из тумана», на конец ноября, скажу я так. Потому что здесь уже пошли шутки по поводу 1 апреля: 31 ноября или 1 апреля спрашивают наши слушатели. Бдительные слушатели. Итак, уважаемые бдительные слушатели, хочу вам сказать, что на спектакль «Орнифль» на 17 октября вы пойдете, либо на спектакль «Как пришить старушку» на 24 октября, эти даты существуют в нашем календаре. И для этого вам нужно будет просто на наш эфирный пейджер 961-22-22, для абонента «Эхо Москвы» присылать вопросы нашим гостям, Ольге Аросевой и Александру Ширвиндту. Через 15 минут самые оригинальные вопросы будут щедро вознаграждены. Ну а теперь возвращаемся к репертуару Театра сатиры. Я вот вспоминаю, для меня, конечно, самым таким попаданием в жанр, вот это сочетание комедии и сатиры, был спектакль «Самоубийца» по пьесе Эрдмана. Я не знаю, возможна ли сегодня драматургия такой силы. И вообще возможно ли так сегодня говорить с такой убийственной иронией по поводу сегодняшнего времени. Ольга Александровна, как вам кажется?
О. АРОСЕВА Я вам скажу, что это пьеса уникальная, конечно. Она уникальна просто по качеству драматургии. Не знаю, есть ли у нас сейчас такой драматург-сатирик. У нас сейчас считается смелым говорить матом со сцены, показывать голые части тела, вот это считается новаторством и смелостью. А затрагивать социальные какие-то проблемы в такой острой, остроумной и доступной форме Потому что у Эрдмана вот я играла все спектакли эти, у него каждая фраза это есть, вот, знаете, как реприза, как в анекдоте, она заканчивает какую-то тему очень смешным образом. Это вообще музыка, музыкально построенный спектакль. Есть ли сейчас такой драматург? Я его не вижу, он мне не попадался. А надо бы. Можно ли говорить, вы спросили, о нашем времени так? Да я считаю, не только можно, но и нужно. Потому что наше время расплодило таких персонажей, именно для нашего театра, для жанра сатиры. Это же, выйдешь на улицу Александр Анатольевич на машине ездит, и он только ваши новости слушает, а я-то слушаю то, что люди говорят, и вижу, так это все ходят персонажи.
А. ШИРВИНДТ Ты хочешь сказать, что ты на метро все время?
О. АРОСЕВА Нет, пешком.
А. ШИРВИНДТ Я сейчас плакать начну.
О. АРОСЕВА Это просто, понимаете, это персонажи, они просятся, они просятся куда-то, в спектакль. Вот то, что эта жизнь родила, какие сейчас люди, странных профессий, странных каких-то способов существования. Просто интереснейшее время.
К. ЛАРИНА Ну а с другой стороны, у нас и качество юмора изменилось сейчас. Я думаю, что вы со мной согласитесь. Потому что мы всегда гордились тем, что у нас и юмор особый, в нашей стране, у нас и клоуны другие были. Ведь вспомнить Юрия Никулина либо Леонида Енгибарова и сравнить с клоунским искусством Европы или Америки, это же небо и земля. И поэтому они никогда там не понимали ни наших анекдотов, ни наших шуток, ни нашего юмора, такого социального. А сегодня, мне кажется, это снивелировалось, сегодня мы живем уже по совсем другим законам смешного. Не согласны?
А. ШИРВИНДТ Ты понимаешь, какая история. Дело в том, что, когда мы вот сидим с Ольгой Александровной и с тобой разговариваем, страшная опасность показаться монстрами
О. АРОСЕВА Ретроградами.
А. ШИРВИНДТ Ортодоксами. Потому что ну куда там они, это все уже списанные дело Но, будучи себя не ощущая таковыми, все-таки понимаешь, что то, о чем ты говоришь, это ведь не только знамение времени и этого ускорения, это знамение еще нашего вечного, еще грибоедовской тезы насчет «перед иностранным». Это все вторично. У нас ужас в том, что все вот эти, ты извини меня, мюзиклы и так далее, ужас в том, чем это лучше, тем вторичнее. Когда это ужасно, но это пародия или все равно, что это. Но когда это вроде бы так же Поэтому русский театр, советская театральная школа Сегодня, кстати, День учителя, поздравь меня.
К. ЛАРИНА Мы вас поздравляем, Александр Анатольевич.
О. АРОСЕВА Александр Анатольевич, я вас поздравляю, как профессора, как учителя многих поколений актерских.
А. ШИРВИНДТ Спасибо большое. Это все забыто. Все забыто. И не потому, что мы брюзжим, а потому что сейчас вот идет, выбирают «народных артистов» по телевизору. Милые мальчики и девочки, или звезды сидят, ПТУшные милые девочки, говорят прекрасно: нам, звездам, сегодня очень трудно, мы, звезды, в страшном положении. Я смотрю, сидит звезда Чтобы я слышал когда-нибудь, чтобы Ольга сказала нам, звездам, очень трудно, я бы понял, что ее нужно госпитализировать.
О. АРОСЕВА Есть чувство юмора все-таки.
А. ШИРВИНДТ Эта вот вся пошлятина существования, которая ложится и на то, о чем мы говорим. Водевиль, русский водевиль великий, русский фарс, русская клоунская школа
К. ЛАРИНА Вот до вас здесь, у меня в студии был Евгений Гинзбург, замечательный наш режиссер, все его замечательные «Бенефисы», которые он снимал на телевидении.
О. АРОСЕВА Да, мы знаем, мы в них участвовали.
К. ЛАРИНА И участвовали в них тем более. Кстати, и тот, и другой. Я совсем забыла.
А. ШИРВИНДТ И та, и другой. И тот, и другой. И та, и другая. Это разговор, конечно, Ксюша, вечный. Но свою эмоцию мы должны выразить. У меня на столе лежат Ольга видела тонны пьес. Такой поток графоманства А при этом сейчас, при компьютере и Интернете Раньше все-таки чтобы принести пьесу, надо было напечатать, переслать с сургучом, то сейчас
О. АРОСЕВА Подумать.
А. ШИРВИНДТ нажимают кнопку и пошел понос этой драматургии. А чего ты читаешь? А страшно. А вдруг Ломоносов или Тютчев. Но пока не попадаются.
О. АРОСЕВА Вот вы говорите юмор. Юмор, конечно, стареет как ничто другое. То, что было смешно даже 5 лет тому назад, то не смешно будет сейчас.
К. ЛАРИНА Это смотря как, что вы
О. АРОСЕВА Вот дайте мне договорить. Это юмор есть такой однодневный.
К. ЛАРИНА Газетный.
О. АРОСЕВА Поверхностный пласт. А есть подлинный юмор, как, например, «Самоубийца», который будет всегда смешно, потому что он на социальной основе сделан. И еще качество нашего юмора Вот я с Юрой Никулиным снималась в картине «Старики-разбойники». Он делал себе накладку из седых волос. И как-то я увидела, у него отрасли свои седые волосы под черными. Я говорю: Юрочка, а зачем вы накладываете, вы бы отпустили бы седые волосы, чтобы не клеиться. Он говорит: но я же еще в цирке выступаю; ты понимаешь, если Балбес, такой более-менее молодой, с черной головой, спотыкается и падает, дети смеются, это хорошо; а если старый человек будет падать, и вдруг хохот, будут сидеть и хохотать, это же воспитывает в них Понимаете, как он заботился о том, чтобы юмор был добрым, чтобы он не разрушал какие-то нравственные основы в человеке. Вот клоун, казалось бы, не Софокл. Юра Никулин и то понимал это дело.
К. ЛАРИНА Кстати, мы неизбежно подходим к этому розыгрышу, про который я не хотела говорить. Вот просто пример качества юмора. Александр Анатольевич, вы были на этой передаче. Вот народ в зале, он умирает, действительно?
А. ШИРВИНДТ Народ в зале, студийный, это очень случайная какая-то, загнанная туда публика, чтобы показаться в эфире. Но просто попытки, сама идея розыгрыша, милая. Но я там вспоминал, раньше архирозыгрыши были, что
О. АРОСЕВА Это, я помню, Богословский созвал к телевизионной на Шаболовку, кто первый прибежит с кастрюлей борща, что ли. Там залили всю эту телестудию.
А. ШИРВИНДТ С народом надо осторожнее. Я там влип, как кур в ощип, это просто меня ребенок там подставил, сам не пошел, а я сидел. Просто дело в воплощении. Идея, может быть, хорошая, розыгрыши. А что касается того, о чем говорит Ольга, вот эта преемственность нашей русской литературы юмористической. Вот сейчас я мечтаю Ольга знает, и мы обязательно это сделаем. Это опасный материал, но великий. Это Аверченко. Я давно этим болею.
К. ЛАРИНА Почему опасный?
А. ШИРВИНДТ Опасный сценически. Сколько подходили уже. Потому что такой кладезь смешного. И страшного. У него ведь и биография-то страшная, трагическая, и вообще все его взаимоотношения с советской властью и с Лениным. У него есть письмо к Ленину, вот с него бы начать. Он пишет: «Дорогой Володя, чем ты занимаешься. Ну чем ты занимаешься, Володя. Ты же интеллигентный человек, внешне хотя бы. Посмотри, выйди на природу» Он ему пишет письмо. И так далее.
О. АРОСЕВА Эрдман, к сожалению, Сталину не мог такого писать, поэтому он и был отправлен
А. ШИРВИНДТ А этот мог. И он совершенно сегодняшний. «Почитай Сашу Черного: «Гессе сидел с Милюковым в печали. Оба дымили, оба молчали», «Есть ли у нас конституция, Павел» Ну и так далее. Вот кладезь русской сатирической литературы. Если это сейчас вот вынуть, и удастся нам, Сережа Каковкин, которого мы с Ольгой очень любим, как интеллигентного человека, пишущего и театрального, вот он мучается
К. ЛАРИНА Но Искандер же у вас идет, на «Чердаке».
А. ШИРВИНДТ Конечно.
К. ЛАРИНА Удивительная какая-то вещь.
А. ШИРВИНДТ Но Искандер не драматург, понимаешь. Мы когда-то ставили Фазиля, замечательно. Он эссеист, философ, мудрец, совершенно ироничен, до глобальности какой-то. Не наша ирония, такое вот ля-ля, а такой нутряной иронией. Но вот Петя, входя Это не все могут, понимаешь. Ну что-то мы завелись так.
К. ЛАРИНА Поскольку я дала задание людям, давайте мы сейчас будем вопросы читать. «Вы просто гениальны, вас можно слушать без конца. Вы двое уже целый театр. Приглашайте, пожалуйста, почаще таких гостей», пишет Александра.
А. ШИРВИНДТ Приходите, Александра. У нас очень дешевые билеты.
О. АРОСЕВА А всех остальных уволим.
К. ЛАРИНА «Уважаемые гости, говорят, что в споре рождается истина. А какая может быть настоящая истина, которая рождается в смехе?» спрашивает Олег.
А. ШИРВИНДТ А в смехе истина не может рождаться. В смехе может рождаться только
О. АРОСЕВА Осуждение какого-то явления.
А. ШИРВИНДТ Катарсис. Катарсис такой. А, не все так страшно.
К. ЛАРИНА «Мне очень хочется, чтобы ваши гости высказали свое мнение о программы «Аншлаг» и «Шоу Елены Степаненко», спрашивает Инна Алексеевна.
О. АРОСЕВА И что?
К. ЛАРИНА «Шоу Елены Степаненко».
А. ШИРВИНДТ Не будем мы. Это наши коллеги. Это удар ниже пояса. Единственное, что мы можем сказать, мы там не участвуем.
К. ЛАРИНА «Повторите, пожалуйста, название спектакля, где раздается, как сказал Александр Ширвиндт, гомерический хохот. Так хочется посмеяться, а то в последнее время больше приходится плакать».
А. ШИРВИНДТ Это пьеса Куни, в переводе Миши Мишина, в постановке художественного руководителя Московского Ширвиндта. Называется «Слишком женатый таксист». В главных ролях: народный артист Юра Васильев, замечательное наше приобретение Ольга не даст соврать заслуженный артист Федя Добронравов
К. ЛАРИНА Из «Сатирикона», да?
А. ШИРВИНДТ И Саша Чернявский.
О. АРОСЕВА Молодежь. Кукушкин
К. ЛАРИНА Алена Яковлева там.
А. ШИРВИНДТ Алена Яковлева, прима наша. Моя ученица Леночка Подкаминская. Любимый Олин трехметровый мальчик Кукушкин, такая фамилия у него, Антон Кукушкин.
О. АРОСЕВА Он хороший.
А. ШИРВИНДТ И Юра Нифонтов, артист, уже не мальчик
К. ЛАРИНА Тоже ваш ученик.
А. ШИРВИНДТ Да, тоже ученик, но играет здесь просто, мне кажется, концертно. И Бурунов как смешно играет там эпизод. Тоже мой ученик. Вообще очень симпатично.
О. АРОСЕВА Веселый спектакль. Конечно, это спектакль, как вас сказать, он обязан быть в репертуаре театра. Он обязан.
К. ЛАРИНА «Слышала, что много лет ходите на бега, пишет нам Дарья. Чему равнялся ваш самый большой выигрыш и удалось его не просадить сразу же?»
А. ШИРВИНДТ Дарья, дорогая, я уже много лет не хожу на бега, к сожалению. И даже было время, когда лошади меня знали в лицо, а я их. У меня была любимая лошадь. У нас с Аркановым была страшно трагическая история, которая уже сейчас хрестоматийная, когда мы после этого два года не разговаривали, потому что он говорит, что я виноват, я говорю, что он виноват. Когда мы могли выиграть 2700 рублей. Это было каких-нибудь 35 лет тому назад.
К. ЛАРИНА Безумные деньги по тем временам.
А. ШИРВИНДТ Это полторы «Победы», машины. Полторы «Победы». Но очень много конюшен, мы там построили, конечно, на наши деньги. Играть с государством в азартные игры играть нельзя. Это реклама, да?
О. АРОСЕВА У нас был в театре Виталий Доронин, такой артист, тоже очень любил на бега ходить. Однажды мы с ним были. И много артистов были. Колоссальные деньги выиграли, ну может, 200 рублей, не 2000, а там сколько-то. Мы растерялись и не знали, куда их потратить. И мы наняли 7 такси, и каждый сидел один в такси, и мы цугом доехали до театра. Это был шик.
К. ЛАРИНА «С нежностью вспоминаю, как труппа Театра Сатиры играла в «Кабачке 13 стульев». Нет ли желания повторить?» спрашивает Евгения Александровна и многие-многие-многие другие.
О. АРОСЕВА Желание есть, артистов нету.
К. ЛАРИНА А была, по-моему, попытка возродить? Что-то неудачная.
О. АРОСЕВА Была попытка. Но, вы понимаете, начинать с новых персонажей не получается, а старых все лишились партнера и, следовательно, темы для игры. Скажем, у меня нет Пана Профессора, он умер, Борис Васильевич Рунге, светлая ему память. Скажем, Ткачука нет. Значит, ну что, мне превращаться и играть торговку яблоками? Это бессмысленно. А не с кем уже, и ввести такого второго человека нельзя. А потом, нужно сказать, что и юмор тоже устарел, сейчас юмор стал резче. Сейчас просто какие-то вот такие семейные разрешать конфликты уже мало. Но, конечно, как жанр, то, что за все время с тех пор, как мы не существуем, «Кабачок», что никому не удалось сделать. Она очень нужная, очень найденная великолепно по форме передача. И я удивляюсь, что не могли ничего подобного сделать.
К. ЛАРИНА «Уважаемые звезды, верите ли вы в мистические, необычные совпадения в жизни любого человека, а особенно артиста?» спрашивает Михаил.
А. ШИРВИНДТ Да, я очень верю, к сожалению.
О. АРОСЕВА И я.
А. ШИРВИНДТ Так как мы совпали сейчас с Ольгой, мы, правильно, верим.
О. АРОСЕВА Да, верим.
К. ЛАРИНА К сожалению, как я понимаю по вашим интонациям, речь идет не о самых веселых вещах. Да?
А. ШИРВИНДТ Да, к сожалению.
К. ЛАРИНА «Прокомментируйте, пожалуйста, слова Достоевского: «Остроумие еще не мысль», пишет Сергей.
А. ШИРВИНДТ Во-первых, это вырвано из контекста. Там значительно все длиньше и мудрее.
К. ЛАРИНА Так же, как и «красота, которая спасет мир».
А. ШИРВИНДТ Да. «Нет маленьких ролей, есть маленькие актеры», вот это безобразие, и так далее. Конечно, остроумие это еще не мысль. Но, во-первых, мысль это всегда некоторая заторможенность, остроумие это всегда спонтанное
О. АРОСЕВА И рождаемое.
А. ШИРВИНДТ И рождаемое. Значит, может быть, всякая какая-то глубокая мысль тормозит остроумие. Потому что если очень подумать, то не станешь острить. А с другой стороны, если спонтанно рождающееся острое слово, острая фраза, острая ситуация, острая находка если говорить нашим языком, то потом из этого можно придумать мысль.
О. АРОСЕВА А потом есть же в самом слове определение. Это острый ум. Не глубокий, а острый.
К. ЛАРИНА Быстрая реакция.
О. АРОСЕВА Т.е. быстрая реакция. И как говорил наш артист Хенкин Владимир Яковлевич, что юмор это как деньги. Или он есть, или его нет.
К. ЛАРИНА А хочу еще, кстати, вспомнить о том, что наши гости, и Ольга Аросева, и Александр Ширвиндт, являются еще и писателями. Поскольку у Ольги Александровны вышла книга, Александр Анатольевич совместно с Борисом Поюровским выпускал «Былое без дум». Мне тут разведка донесла, что вроде как вы собираетесь теперь книжку писать в одиночестве. Так?
А. ШИРВИНДТ Писать нет. Это очень трудно. Я вообще наговаривать не могу. Но вот, Ольга не даст соврать, я вообще могу, если зажмурюсь, написать пару слов, не самых идиотских. Но для этого нужны такая палка, такой кнут и такая безвыходность, что этого нужно время найти. Но я хотел бы, хотел бы. Я хотел бы написать типа шварцевской «Телефонной книги». Чтобы были вот главы «Ольга Аросева» У меня есть что о ней написать.
К. ЛАРИНА У вас есть вот в этой книжке «Былое без дум», там есть какие-то фрагменты.
А. ШИРВИНДТ Вот я хочу, чтобы это было глобальнее. Чтобы не писать о том, что на улице, а о том, что я знаю. Потому что вот шварцевская «Телефонная книга» замечательная вещь. Почему так хочется? Потому что врут. Надо успеть сказать о людях, с которыми живешь, работаешь, дружишь и любишь, то, что ты знаешь, а не то, что потом придумают. Вот основное.
О. АРОСЕВА Легенды. Придумывают об актерах, к сожалению, всегда почему-то только плохое.
К. ЛАРИНА Вы на это обречены. Ну что вы, это естественно.
О. АРОСЕВА Ну почему? Вот я в своей книге, например, старалась только хорошее писать, хотя плохого видела достаточно много.
К. ЛАРИНА А кому интересно хорошее, Ольга Александровна?
О. АРОСЕВА А интересно, а с удовольствием читают.
К. ЛАРИНА Но не обсуждают так, как обсуждали книгу вашей коллеги.
О. АРОСЕВА О грустном не будем.
А. ШИРВИНДТ Вот тебе, так сказать, пример.
О. АРОСЕВА Да, это и есть тот путь, легкий. Но мне кажется, что Александр Анатольевич не себя немножко наговаривает. Потому что он, несмотря на то, что он так любит, так сказать, вальяжно себя немножечко преподносить не так, он очень организованный с точки зрения мыслей человек. И это то, что, понимаете ли, он может организовать себя на написание книги, написание вообще всего. У него есть этот дар организация своих собственных мыслей и ощущений.
К. ЛАРИНА А вот недаром педагог. Обожают ученики. Вот с кем не поговоришь, тот, кто учился у Ширвиндта, только превосходные степени.
О. АРОСЕВА У нас с ним есть один незаконный брак, один ученик.
А. ШИРВИНДТ Педагогический незаконный брак.
О. АРОСЕВА Педагогический брак. Мы на одном курсе, но очень выдающемся, в эстрадном училище, мы являлись педагогами Илюши Олейникова и Геннадия Хазанова.
А. ШИРВИНДТ В девичестве Клявер.
О. АРОСЕВА В девичестве Клявер. И такой Кирсанов, степист. Это вот наши незаконные дети. Это я всего там два года преподавала, Александр Анатольевич их выпускал. Но эти дети нам верны, всегда звонят, все считают нас своими родителями.
К. ЛАРИНА Хороший вопрос пришел от Кирилла для Ольги Александровна Аросевой: «Можно ли вас рассмешить на сцене? И удается ли это вашим партнерам?»
О. АРОСЕВА Да, удается.
А. ШИРВИНДТ К сожалению
К. ЛАРИНА Серьезно? Колитесь легко?
О. АРОСЕВА Легко.
К. ЛАРИНА А сами?
О. АРОСЕВА И сама могу тоже расколоть, это тоже могу. Понимаете ли, нельзя юмор делать вот все-таки старые артисты Театра Сатиры, они не могли жить без розыгрышей. Они не могли выйти на сцену, если они за кулисами, не знаю, ни прибьют гвоздями ботинки кому-нибудь, чтобы тот на сцену бежать, а он не может, ни украдут какую-нибудь шляпу, ни спрячут Т.е. просто как дети. Но этим создавался такой ажиотаж, такой скандал повышенный, не стоящий того предмета, о котором идет речь. И это все актеров приводило в такой авантажное состояние
А. ШИРВИНДТ А знаешь почему приводило? Почему артисты все время друг друга подкалывают, разыгрывают? Потому что репетиции, премьеры это всегда страшно взволнованное существование, чистое, необыкновенно радостно детское. 10-й, 50-й, 100-й, 500-й спектакль.
О. АРОСЕВА Исчезает это.
А. ШИРВИНДТ Невозможно. Должна инъекция быть. А когда вдруг возникает прибитый башмак или свисшая губа какая-нибудь, приклеенная, сразу Зритель дурак, он ничего Иногда бывают такие накладки текстовые. Был страшный случай с покойным, нашим любимым Анатолием Папановым. Когда он играл Городничего, я в этом спектакле был занят, присутствовал при этом, когда он вышел и сказал: «Господа, пренеприятное известие. К нам едет Хлестаков».
К. ЛАРИНА Занавес. Немая сцена.
А. ШИРВИНДТ Никто ничего. Кроме рухнувших в обморок и в истерике смеховой партнеров, никто ничего.
К. ЛАРИНА Т.е. зритель ничего не услышал.
А. ШИРВИНДТ Так и сидел. Хлестаков, ревизор
О. АРОСЕВА Они тоже знают, что Хлестаков приехал, поэтому они молчали.
А. ШИРВИНДТ Кто-то знал, а кто-то не знал, и им все равно.
К. ЛАРИНА Ну что, мы вынуждены заканчивать нашу программу. Я сейчас сделаю вот что. Я сейчас распечатаю все вопросы, которые проходили у нас во время программы. Распечатаем и посмотрим с Александром Анатольевичем и с Ольгой Александровной Аросевой, какие вопросы вы присылали. И самые оригинальные будут вознаграждены. И об этом я скажу, наверное, после новостей, попрошу у Сергея Бунтмана минуточку, для того чтобы объявить наших победителей. А я говорю вам большое спасибо.
А. ШИРВИНДТ А мы тебе.
К. ЛАРИНА Спасибо вам огромное. Все-таки напомню, что спектакль «Вышел ангел из тумана» 31 ноября вряд появится на сцене Театра сатиры. Но уж 30-го точно. Да?
О. АРОСЕВА Или 1 декабря.
К. ЛАРИНА Все. Тогда ни пуха.
О. АРОСЕВА К черту.






Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире