9 марта 2003 года
В прямом эфире «Эха Москвы» Галина Волчек, главный режиссер театра «Современник».
Ведущая эфира Ксения Ларина.

К. ЛАРИНА Добрый день! Наша гостья — Галина Волчек, главный режиссер театра «Современник», в который мы вас и пригласим, т.к. у нас есть билеты на спектакли, которым мы и разыграем.
Г. ВОЛЧЕК Здравствуйте!
К. ЛАРИНА С праздниками вас!
Г. ВОЛЧЕК Спасибо большое, я тоже всех поздравляю!
К. ЛАРИНА Как вы провели 8 марта, трудовыми свершениями?
Г. ВОЛЧЕК Нет, я дала себе выходной день.
К. ЛАРИНА Если несколько слов сказать о празднике, какие-то традиции для вас существовали на 8 марта, это праздник?
Г. ВОЛЧЕК Для меня это конечно, у меня мама родилась 8 марта, поэтому мои детские воспоминания были связаны с этим. Ну, а теперь мамы нет, и я теперь ее навещала, была в грустном месте. Но, тем не менее, это было для меня приятно, что я могла позволить себе отлучиться от дел хотя бы для такого грустного события. Потом с друзьями встречалась, нормально провела день.
К. ЛАРИНА Между прочим, 8 марта, если это международный женский день, то это безусловно и праздник театра «Современник», потому что его в узких кругах называют женским театром. Поэтому можно сказать, что 8 марта и «Современник» может отмечать как женская единица. Вы согласны с таким определением, что женский театр?
Г. ВОЛЧЕК Нет, абсолютно не согласна. Это кому-то просто было удобно
К. ЛАРИНА От зависти!
Г. ВОЛЧЕК Не знаю, понятия не имею, от чего, тем более в сегодняшний день, когда прощеное воскресенье, говорить Бог с ними, вот именно. Но если даже вспомнить даже удачные женские спектакли, где в основном были женские удачи, акценты на женщин, такие как «Крутой маршрут», «Эшелон», я наши вехи беру, так скажем, то одним из моих первых спектаклей таких значительных был спектакль «На дне», где в основном были задействованы почти все мужчины. Да и вообще такой половой подход ни к режиссуре, ни к вообще эстетике, политике театра, я этого не понимаю.
К. ЛАРИНА Но все равно получается, что в театре «Современник» главенствующую роль играют женщины. Роль и в труппе, и в спектаклях. Потому что даже спектакль, о котором мы сейчас будем говорить, это опять о женщине спектакль «Анфиса». О женщине, о том, что такое женщина, и как она с этим миром общается в течение жизни, и чем это кончается. Когда это плохо, когда выбираешь неправильный путь
Г. ВОЛЧЕК В основном, для мужчины! Я бы сказала, что тоже, хоть он и называется «Анфиса», хоть там и на самом деле немало женщин
К. ЛАРИНА А роли какие роскошные!
Г. ВОЛЧЕК Роли замечательные. Но происходит-то все из-за мужчин. И наверное, он центр этого спектакля.
К. ЛАРИНА Мы уже не первый раз видим, что вы возвращаетесь к своим прежним работам, делаете новую редакцию какого-то спектакля. Так было с «Тремя сестрами», с «Балалайкиным», который тоже в новой редакции сейчас идет на сцене театра. И «Анфиса», которая уже шла в «Современнике», когда?
Г. ВОЛЧЕК 14 лет назад, это уже давно, или 12 лет.
К. ЛАРИНА Это немного, но это те самые 12 лет, которые до неузнаваемости страну изменили.
Г. ВОЛЧЕК Да, вот именно. И почему я обратилась, и вообще каждый раз, когда мы возвращаемся к чему-то, у нас огромный репертуар, и у меня не было до сих пор, положим, такого импульса вернуться к «На дне», хотя мне очень многие об этом сигнализировали, просили, много писем было на эту тему
К. ЛАРИНА Не представляю его без Евстигнеева.
Г. ВОЛЧЕК Ну, ведь уже даже после ухода Евстигнеева, и даже Валентин Гафт играл Сатина, тоже совсем не плохой, скажем, артист. Но, тем не менее, такой внутренней необходимости к этому вернуться до сих пор я к этому не испытывала. «Балалайкин» — это была инициатива не моя, а Игоря Кваши и Валентина Гафта, которые там играли изначально у Товстоногова, в этом совершенно замечательном спектакле, в этом материале. Им захотелось вернуться к этому, не просто как бы сделать какие-то вводы, что бывает технически необходимым, в зал за долгий период его стояния, когда он уже не шел, а вернуться с какими-то новыми взглядами на этот материал, сохранив абсолютно сверхуважительную режиссуру Товстоногова, но, тем не менее. Что касается «Трех сестер», то мне было не просто жалко, мне было невероятно горько, что после такого успеха настоящего, который мы с этим спектаклем имели во время гастролей на Бродвее, что мы, должна сказать, по желанию артистов, который посчитали себя слишком возрастными для того, чтобы играть эти роли, мы потеряли этот спектакль. И мне это было невыносимо горько. И я очень долго жила с этой горечью, пока не восстановилась. Что касается «Анфисы»
К. ЛАРИНА Подождите, мы еще забыли «Вишневый сад».
Г. ВОЛЧЕК Ну, «Вишневый сад» по тем же причинам, как бы я его не делала ведь новую редакцию. Просто дело в том, что тоже какие-то причины заставили меня поменять артистов, они тоже взрослеют, стареют немного
К. ЛАРИНА Аней была
Г. ВОЛЧЕК Да, Марина Неелова была Аней в первом спектакле, а теперь она Раневская. И я надеюсь, надолго. Понимаете, мне кажется, что, я по крайней мере, себя этим убеждаю, что мы возвращаем только те спектакли, которые имеют только ту художественную ценность и тот отзвук в сегодняшнем времени, в сегодняшнем зале, который дает мне повод вернуться к этому. Ни в коем случае, мне жалко, когда мы теряем то, что имеет право сегодня наравне с новыми спектаклями, быть в репертуаре сегодня.
К. ЛАРИНА Потом вы, наверное, как-то свои проверяете ощущения тогдашние, когда вы работали
Г. ВОЛЧЕК Ну, я не только проверяю, это не такая лабораторная работа, я просто ощущаю. И время другое, и другие ритмы, другая степень как бы жесткости, если хотите. И это заставляет меня не просто механически вернуться к замечательной пьесе или к каким-то актерским свершениям, которые были 10-15 лет назад, а то, что мне кажется на самом деле принципиально важно сегодня.
К. ЛАРИНА Давайте тогда к «Анфисе». Чем сегодня она вам интересна?
Г. ВОЛЧЕК Я ее поставила 12 лет тому назад. У меня бывает путаница с годами, это не потому, что склероз, память еще не отказывает, но вот года это какое-то мое, может потому, что я так бегу по жизни, что я очень редко оглядываюсь назад. Я оглядываюсь тогда, когда от меня сегодняшний день как бы требует этого возврата. Я вообще не понимаю, как бы молодая режиссура, молодые художники, кто угодно, бегут вперед и никогда не смотрят туда, что там было до меня. И может быть, что-то мне стоит оттуда тоже почерпнуть. Это меня даже бесит, когда я вижу, насколько их художественное высокомерие ни на чем не основано, невежество, наверное. Как бы они даже этим каким-то образом и хвастаются, что вот они не оглядываются назад. Иногда полезно оглянуться. И соотнести что-то с чем-то. Но я поставила 12 лет тому назад «Анфису», тогда меня двигало только предощущение, какая-то интуитивная внутренняя тревога перед тем, что сегодня мы называем беспределом, что сегодня мы приняли как страшную норму. Нам иногда, очень такой внутренний дискомфорт. Но тем не менее, мы ее приняли как данность, вот эту такую безнравственность, иногда возведенную в какую-то невероятную степень. И вот это заставило меня возвращаться к этой «Анфисе» не один раз мысленно. Когда я натыкалась на то, а из чего складывается собственно такая агрессия, такая вселенская угроза этой агрессии? Чаще всего с начала тех невинных вещей, как невнимание к самому даже близкому человеку, иногда даже к родственнику, даже очень часто. Невнимание, а потом грубость, а потом обидное, ранящее слово, а потом жесткость, жестокость. И вот как бы, я уже много раз говорила о том, что у меня уже очень много лет в основном занимает не то, что хорошая эта власть или плохая, советская власть, вот много она вреда сделала, мало это общее место, это понятно уже, про это уже столько говорено. А вот про то, как мы сами наследили на планете этими своими шагами, о которых я говорю, я не беру какие-то высокие понятия о предательстве, чем-то еще, я говорю о самых невинных вещах, которые складываются в такую вот маленькую беду, внутрисемейную, внутрикорпоративную, а потом из множества этих маленьких историй на эту тему, на тему этой агрессии, грубости, хамства, зависти, интриганства и т.д., складывается общая эта агрессия, которая ауру нашу всячески и испоганила. И там уже трудно понять, что является большим грехом совершить какое-то преступление, которое можно осудить сразу законом и т.д., или ряд таких, казалось бы, невинных вещей, из которых складывается общая вселенская агрессия.
К. ЛАРИНА Вот видите, размышления на тему пьесы «Анфиса» таковы, вы слышали размышления режиссера спектакля. Мы продолжим после новостей.
НОВОСТИ.
ВОПРОС НА РОЗЫГРЫШ.
К. ЛАРИНА Давайте напомним, что в «Анфисе» Марина Неелова играет ту же главную роль, которую она играла
Г. ВОЛЧЕК Марина не играет ту же роль, ту же роль играет Ольга Дроздова. И еще Елена Милиотти, Геннадий Фролов, и на этом как бы список прежних исполнителей заканчивается. Все остальные роли играют новые артисты. Это и Лена Корикова, Сергей Юшкевич, Сергей Гирин, еще Максим Разуваев играл эту роль, и он так хорошо сохранился, что он продолжает ее играть. И много очень молодых артистов, которых, может, я сразу и не вспомню. Но главное, я никого не забыла, я просто отточие сделала, потому что главное в этом спектакле тот центр, про которой мы говорили, тот мужчина, вокруг которого это все и происходит. Это очень такое для нас было важное дело, т.к. в театр мы взяли артиста из, как принято говорить, из провинции он из Ростова. Там он играл достаточно много, и таких ответственных ролей. И это очень трудно войти, вообще выйти на московскую сцену после того, как ты долгие годы проработал в Ростове. Тем более, театр такой заметный, да еще с такими партнершами.
К. ЛАРИНА Да уж, позавидуешь судьбе этого артиста! Как его зовут?
Г. ВОЛЧЕК Его зовут Влад Ветров.
К. ЛАРИНА А говор южный?
Г. ВОЛЧЕК А у него особого говора я не чувствую, все нормально. У него нет говора, и мне кажется, вообще я никогда не предвещаю ничего, стараюсь, по крайней мере, но как-то думаю, потом сможем проверить это, что его судьба очень круто повернется.
К. ЛАРИНА Вот я записываю Влад Ветров, буду помнить это имя. А как вы его нашли-то?
Г. ВОЛЧЕК Вы знаете, я была в отчаянье, что у нас нет в этой возрастной категории, потому что в принципе театр наш богатый на невероятные индивидуальности мужские, но в этой возрастной категории у нас просто не было артиста, который бы раньше, в прежних координатах называли героями.
К. ЛАРИНА Значит, есть все-таки доля правды в этом определении женский театр! Потому что я помню, мы с вами когда разговаривали, когда вы начинали делать «Три сестры» заново, я помню, как вы мучались в поисках Вершинина.
Г. ВОЛЧЕК Да, это по той же причине в этой же возрастной категории, если мы даже очень сильно будем не только по «Современнику» проходиться, то нет такого героя.
К. ЛАРИНА А сколько ему лет, 40?
Г. ВОЛЧЕК Где-то от 40 до 45 лет. Вот эта возрастная категория.
К. ЛАРИНА Я с вами соглашусь, ведь провал какой-то в поколении. У нас есть замечательные молодые актеры, прекрасные, и старшее поколение. А вот
Г. ВОЛЧЕК Да, вот я и говорю. И поэтому, зная мой вечный поиск этот, который я уже всех им отяготила, всех друзей, режиссеров знакомых, многие режиссеры не поделятся, конечно, зачем, я понимаю. Но может быть, кто-то есть поблизости, кто-то есть, не знаю, в близлежащих к Москве городах. Хотя это безумно трудно, потому что надо же общежитие, ну, переезд это И мне Кирилл Серебренников, которого я тоже этим озадачила, сказал, что в Ростове есть такой артист. Он сам тоже из Ростова. Я сказала а может он приехать, показаться? Потому что на кота в мешке даже с рекомендацией уважаемого мною Кирилла не пошла бы, разумеется. И он приехал и показался.
К. ЛАРИНА Что показывал?
Г. ВОЛЧЕК Разные отрывки, даже сейчас не вспомню названия. Что-то из «Короля Лира» показывал, он там Эгмонта играл, что-то еще. Мне важно было его просто увидеть, почувствовать, понять в партнерстве с кем-то. Он приехал со своей женой, и показывался с ней в таких двойных сценах, их было несколько, и из современных каких-то пьес. И я увидела в нем потенциальную возможность совместной работы. Кирилл его занял в «Сладкоголосой птице», т.к. она была в это время на выпуске, там у него небольшая роль, такая как бы притирка и к партнерам, и к этой сцене, и к Марине Нееловой, да, хотя он с ней непосредственно там мало сталкивается, но тем не менее. И он и в этой работе показал мне, что я могу рисковать дальше, доверив ему огромную, центральную, главную роль в «Анфисе». И вот не знаю, стучать ли здесь можно, вот я стучу по дереву, и надеюсь на то, что надежды мои оправдаются, а они уже оправдались этой премьерой, и вообще относительно его судьбы оправдаются.
К. ЛАРИНА Вот возвращаясь к спектаклю «Анфиса», мы с вами сказали, вот 12 лет, новейшая история перевернула страну. Для страны понятно, а для женщины 12 лет это огромный период времени. Это совершенно 2 разных пространства жизненных, для актрисы, человека. Я говорю про Марину Неелову. Вот здесь вот что появилось, что вы как режиссер можете сказать?
Г. ВОЛЧЕК Могу сказать, что Марина из ряда вон выходящая вообще актриса, даже среди самых замечательных актрис. Она удивительное явление актерское просто. И ведь артист, какой бы он не был гениальный, он все равно находится под давлением режиссерского замысла, режиссерского рисунка и т.д. И тот спектакль был ориентирован на гораздо более такую, если не мягкую, то такой вот подход более лирический что ли. Этот спектакль жесткий, может, даже сверхжесткий. Он соответствует, мне кажется, жесткости, в которой мы живем, ритмам, понятиям, в которых мы существуем, нравятся ли они нам или нет, я имею в виду нравственные какие-то подходы, вещи, связанные с внутренней жизнью человека с любовью, предательством, умением приспосабливаться и т.д., со стиранием всех как бы моральных границ, которые происходят. Достаточно каждый день видеть, что мы глотаем из любимого нами «ящика» в виде фильмов или чего-то еще, чтобы понять, что то, что Леонид Андреев написал, это вообще вроде детский лепет. С одной стороны. С другой стороны, это имеет такой закрученный сюжет, что когда я через 12 лет вернулась к этому, мне показалось, что не уступает мексиканскому сериалу по сюжету! Только немного литература другого свойства и качества. Так что Марина, она тоже изменилась, безусловно, за эти годы. И ей этот детский рисунок был бы тогда, мне кажется, внутренне невозможен, как и мне. Эти 12 лет, они нас многому научили. И это новые краски абсолютно, другая Марина, чем она была. Она не столь жертва сейчас, сколь одна из тех, кто одновременно и жертва, и не жертва.
К. ЛАРИНА Вообще актриса действительно уникальная, и огромное вам спасибо, что вы ее так цените, т.к. бывают случаи трагические, когда кажется, что да, мне кажется, что у меня есть такая актриса, я знаю, как ее использовать, но больше никто ее не трогайте. А в этом случае, она у вас сегодня играет роли сложнейшие, которые изматывают, отнимают по полжизни, такого уровня работы тут можно назвать и «Елизавету», и последнюю премьеру «Сладкоголосая птица юности», и «Раневская». Все спектакли сложнейшие, которые столько требуют отдачи, и эмоциональной, и интеллектуальной, и физической. Вот как здесь распределять актрисе? Вы какие-то советы ей даете? Она сама, наверное, уже все знает, но вот можно
Г. ВОЛЧЕК Нет, я думаю, что есть такие вещи, которые никто не расскажет и никто Можно только догадываться. Я могу только сказать, что Марина прирожденная актриса, и ей эта профессия Каждый может сказать ну, и я тоже люблю, ну, любят по-разному профессии. Она трудяга, если ей интересно, она может работать сутками. Другое дело, как каждому артисту, к сожалению, ей хочется новых игрушек, а со старыми хочется иногда и расстаться, и в угол забросить, и руку оторвать старой кукле и т.д. Быстро им надоедает. Они, хотя при этом, это скорее, что касается Нееловой, это скорее выражено в словах, в том, что она это проговаривает, это уникальный случай, когда не режиссер, не театр говорит Марина, тебе хватит играть эту роль, ты уже повзрослела, а она начинает на эту тему какие-то целые монологи. Я ей иногда в грубой форме говорю замолчи! Сама не позволю, когда это будет как-то мешать зрителю.
К. ЛАРИНА Мы тут говорили с вашими актрисами спектакля «Мамапапасынсобака», еще одна премьера, вообще 2 премьеры последние просто грандиозные! Судя и по прессе, по тому желанию
Г. ВОЛЧЕК Ну, исключим прессу я не читала, поэтому
К. ЛАРИНА Очень хорошая! Я говорю, я читала! Пресса отличная, и слава тебе, господи, наконец-то. Учитывая, что эти спектакли сделаны приходящими режиссерами, это тоже своего рода гражданский подвиг со стороны художественного руководителя, не каждый себе это позволяет
Г. ВОЛЧЕК Ну, тогда моих подвигов не счесть. Всю свою жизнь я только и занимаюсь тем
К. ЛАРИНА А бывает, когда вы пускаете, а потом думаете эх, зря пустила?
Г. ВОЛЧЕК Ну, наверное, бывали. Но любой риск
К. ЛАРИНА И что, выгоняете сразу?
Г. ВОЛЧЕК Ну, как выгоняли? Никого не выгоняли. Бывали случаи, когда мы до конца не доходили в этом риске. И чаще всего, может, это было 2 раза, так вот, 3 вообще, но 1 раз был еще при Ефремове, когда он еще руководил театром, а может быть Нет-нет, Олега уже не было, тогда была коллегия, когда мы не выпустили «Макбета», поставленного, я забыла фамилию, потом девушка, не буду называть ее фамилии, наверняка удачно работает где-то, но не сложился у нее роман с нашим театром. И тоже назову, потому что человек уже стал почти звездным, о нем столько говорят и все это Житинкин, который ставил у нас «Старый квартал» Теннеси Уильямса.
К. ЛАРИНА То, что он потом в театре Табакова поставил.
Г. ВОЛЧЕК Не знаю, не видела
К. ЛАРИНА Идет он, в репертуаре
Г. ВОЛЧЕК Ну, слава богу.
К. ЛАРИНА А вот по каким причинам, что вас не устраивало?
Г. ВОЛЧЕК Не только меня, вообще такие судьбоносные решения я никогда одна не принимаю. Это было абсолютно как бы такое внутреннее решение всех, кто имел к этому спектаклю отношение.
К. ЛАРИНА А такое инкриминируется как нарушение традиций «Современника», или для вас это неважно, чтобы он вписывался в стиль репертуарный?
Г. ВОЛЧЕК Наверное, тогда бы многих спектаклей не было, если бы я так, очень кастово, относилась к этому делу. И вообще, если бы я не считала, что театр должен видоизменяться, оставаясь абсолютно верным своему главному принципу. Главный принцип для «Современника» был, есть и будет, пока я им руковожу это жизнь человека, человеческого духа, как говорил Станиславский. Но другое дело, что иначе он превратился был в музей, этот театр, если бы он не понимал, что она этой территории есть множество форм, жизнь идет вперед, нельзя не видеть и не слышать вообще того мира, который нас окружает, не выбирать из него то, что для нас является, как я это уже в термин превратила, сопредельной территорией.
К. ЛАРИНА Времени мало, а мне спросить очень многое хочется. То, что касается спектакля «Сладкоголосая птица юности», вот здесь это и как «Мамапапасынсобака» — это спектакли, которые «Современник», как мне кажется, совсем в другом ключе представляют.
Г. ВОЛЧЕК Вот это сопредельная территория.
К. ЛАРИНА Вот боролись вы там? Послушайте, вот мы все прекрасно знаем, что такое Теннеси Уильямс в советском театре, каковы традиции постановке этих пьес. Знаем, какое отношение к русскому Уильямсу имеет Виталий Вульф. В какой-то степени, я позволю себе это назвать монополией, уж так сложилось, наверное. Этот спектакль сделан совсем не так, непривычно. Я для слушателей говорю, чтобы они понимали тут дописаны многие сцены, здесь Нина Садур вписывала целые куски в канву пьесы, тут перевернуты некоторые акценты, здесь совсем другой образ молодой девушки, которую тоже играет Марина Неелова, не так, как мы привыкли воспринимать Хэвенли. Вам трудно защищать Кирилла Серебренникова от замечаний людей? Наверняка вам что-то говорили
Г. ВОЛЧЕК Мне очень многие говорили и говорят, и у меня есть собственный взгляд на это. И это даже не то, что защита это принцип, который, наверное, многие люди просто не понимают. И когда говорят вот, нам не нравится, положим, вот эта такая явно выраженная режиссура, которая выражается в этих вот, там, как хотите, вставки назовите, написанные и сделанные Садур и Серебренниковым. Это может нравится, не нравится, но когда только это замечают в этом спектакле, говорят прекрасная Неелова, и очень хороший парень, эта вся часть выстроена прекрасна а кто это выстраивает? Ни одна самая гениальная Марина Неелова, и даже если к ней присоединить еще пару гениальных артистов, без режиссера работать не могут. Это взаимный вот этот обратимый процесс артист-режиссер. Это то, как критики многие не понимают, которые иногда противопоставляют артиста режиссера и т.д. Это просто абсолютно глубочайшее непонимание процесса театра. Поэтому мне было легко защищать перед теми, кто вменяемы, способны вести диалог. Были такие, нападки которых я не собиралась отражать, потому что не в моих правилах устраивать базары и т.д. Но считаю, что это интереснейший спектакль, в котором есть замечательные актерские работы, и есть присутствие для меня интересного очень режиссера. Могу я со всем соглашаться в этом спектакле или нет это другое дело. И уже сказала, что если бы я не рисковала и не интересовалась тем, что происходит на сопредельной территории, то на наш театр давно надо было повесить амбарный замок.
К. ЛАРИНА Кстати, хочу тоже сказать про Кирилла Серебренникова. Я очень боялась идти на его спектакль, и до сих пор так и не посмотрела его предыдущих работ в других театрах. А уж тут, зная, что такое Уильямс, эту пьесу помнишь, и Ангелину Степанову помнишь в спектакле МХАТа, очень было страшно. Меня совершенно поразил этот парень, мне кажется, он очень талантливый. Знаете, что самое главное? Что здесь нет режиссуры во имя режиссуры. Он очень так, авторский спектакль, вы сами про это сказали. Он имеет на это право.
Г. ВОЛЧЕК Безусловно. Я говорю, что касается моего взгляда, я и Кириллу говорю, и в отличие от вас, я его видела в «Пластилине», мне он показался очень интересным, иначе я бы его не пригласила в театр. Но есть вещи, которые, мне кажется, Кирилл перерастет. Но они для меня не самое главное.
К. ЛАРИНА Я думаю, он уже перерос, сейчас очень многие ссылаются на эту его фразу, брошенную случайно в интервью, что сейчас Чехова ставить безнравственно, что нужно запереть его куда-нибудь в шкаф и не вынимать еще лет 200.
Г. ВОЛЧЕК Боже мой, это кто же такое?!..
К. ЛАРИНА Кирилл сказал.
Г. ВОЛЧЕК Кирилл?
К. ЛАРИНА Да-да. Я думаю, что он уже жалеет об этом, он же Уильямса ставит, а Уильямс это американский Чехов.
Г. ВОЛЧЕК Ну, смелое высказывание, но наверно, он знает, почему он это говорит. Поэтому я и говорю это не значит, что я все принимаю из того, что делает Кирилл или Нина
К. ЛАРИНА Нина это Нина Чусова, скажу я слушателям.
Г. ВОЛЧЕК Да. Но они мне интересны, я хочу, чтобы они обязательно вернулись в театр. Они не случайные тут гости.
К. ЛАРИНА Я хочу в конце программы вспомнить все-таки про мужчин «Современника», и поздравить Валентина Гафта с присуждением ему премии «Кумир». Но вот жаль, что не за роль в театре «Современник», а за роль в театре Моссовета
Г. ВОЛЧЕК Нет, это абсолютно не жаль, естественно. Он все премии, как и многие артисты
К. ЛАРИНА Все приносит в дом!
Г. ВОЛЧЕК Нет, получает, потому что премии примерно одни и те же люди распределяют, им гораздо легче дать премию за участие в другом театре, чем за участие в «Современнике». Я, тем не менее, поздравляю Гафта, очень рада за него. И, кроме того, это премия существенная довольно-таки.
К. ЛАРИНА А я еще хочу назвать моего любимого артиста с недавних пор театра «Современник» — это Сергей Гармаш. Мне хотелось бы пожелать ему ролей побольше, я в присутствии главного режиссера говорю
Г. ВОЛЧЕК Вы ему пожелайте, чтобы он меньше в кино снимался!
К. ЛАРИНА Ну, вот снялся в «Любовнике», посмотрите, какая замечательная работа оказалась!
Г. ВОЛЧЕК Ну, и что же? Ну, тогда надо забыть, что ты в театре работаешь. Если мы несколько лет как бы подделывались под сериалы, в которых играли Сережа и Лена, и когда у них остается 5 минут свободного времени между кино, вот тут им надо выдать их «Гамлета» или что-то еще, чтобы потом они снова убежали сниматься.
К. ЛАРИНА А вы запрещайте! В конце концов, ну, что это такое!
Г. ВОЛЧЕК Ну, да.
К. ЛАРИНА Мне кажется, что Лена Яковлева очень много теряет сейчас. И во времени, и в отношении. Потому что мне кажется, что эта передача, которую она ведет на ТВ, она, может быть, дает ей какие-то материальные блага
Г. ВОЛЧЕК Ну, что тоже немаловажно для нашей жизни. Ну, я все равно их буду всегда защищать, своих артистов.
К. ЛАРИНА И беречь.
Г. ВОЛЧЕК Беречь пусть они себя сами берегут
К. ЛАРИНА Пусть вас берегут!
Г. ВОЛЧЕК Ну, меня это уж ладно. И снимаются как бы, пусть продолжают сниматься, но понимают, где их главное место работы все-таки. Место жизни, я бы сказала, не работы.
К. ЛАРИНА Но к этому надо придти, это тоже вещь такая, которая понимается только с возрастом, с годами
Г. ВОЛЧЕК Я это очень хорошо понимаю, что жить надо, я не ханжа, и деньги надо зарабатывать, в театре не заработаешь. Но тогда не надо жаловаться на то, что у вас мало ролей. Мало ролей у вас только потому, что я знаю таких людей, которые вздыхают и жалеют, что мало ролей у одного, другого, даже у того же Гармаша или еще у кого-то, а еще кто-то ходит на сторону играть. Не нужно. Им здесь немало ролей дают.
К. ЛАРИНА Такое предупреждение малым кораблям!
Г. ВОЛЧЕК Да-да!
К. ЛАРИНА Вот, мне тут принесли
Г. ВОЛЧЕК Ой, спасибо огромное!
К. ЛАРИНА Желтые розы в честь всех праздников! Спасибо огромное, мы вас любим, всегда ждем, а после новостей я сообщу имена победителей, который отправятся на спектакли. Нашей гостьей была Галина Волчек, главный режиссер театра «Современник».


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире