19 мая 2002
Z Театральная площадь Все выпуски

Премьера спектакля «Ревизор» в театре им.Е.Вахтангова


Время выхода в эфир: 19 мая 2002, 13:10

19 мая 2002 года.
В эфире радиостанции «Эхо Москвы» Сергей Маковецкий, актер.
Ведущая эфира Ксения Ларина.

К. ЛАРИНА 13 часов 13 минут. Добрый день, это Ксения Ларина, радиостанция «Эхо Москвы», и Наталья Кузьмина в студии. И через некоторое время начнется наша программа «Театральная площадь». Сегодня в гостях у нас актер театра и кино Сергей Маковецкий. Повод для нашей встречи это премьера спектакля «Ревизор» по пьесе Николая Васильевича Гоголя. Премьера состоялась в театре им. Вахтангова, родном театре Сергея Маковецкого, и в этом спектакле Сергей сыграл роль городничего. Поговорим об этой работе Сергея и о многих других и, конечно же, ответим на ваши вопросы, на наш пейджер ждем вопросов к Сергею Маковецкому. Номер пейджера 974-22-22, абонент «Эхо Москвы». На нашей театральной площади мы приветствуем актера театра Вахтангова Сергея Маковецкого. Здравствуйте, Сережа.
С. МАКОВЕЦКИЙ Здравствуйте.
К. ЛАРИНА Сергей Маковецкий работает в театре Вахтангова. Сколько лет, Сережа?
С. МАКОВЕЦКИЙ Заканчивается 22-й сезон.
К. ЛАРИНА 22 года это большой срок, и спектаклей успел сыграть немало, и вот последняя по времени работа Сергея Маковецкого в театре Вахтангова это спектакль «Ревизор» по незабвенной пьесе Николая Васильевича Гоголя в постановке литовского режиссера Римаса Туминаса. Я чуть-чуть напомню нашим слушателям, что Римас появился в Москве со спектаклем «Играем Шиллера» в театре «Современник», где блистательно выступили две ведущие актрисы «Современника» Марина Неелова и Елена Яковлева. По-моему даже, Марина Неелова получила «Кумира» именно за эту работу за роль Елизаветы в этом спектакле. И вот сейчас Римас Туминас поставил «Ревизора», еще одну классическую вещь, на сей раз нашей отечественной российской литературы. Сергей Маковецкий играет роль городничего, а Олег Макаров Хлестаков.
С. МАКОВЕЦКИЙ Но до этого Римас Туминас появился в Москве с фантастическим спектаклем «Маскарад».
К. ЛАРИНА «Маскарад», но кто там играл?
С. МАКОВЕЦКИЙ Его актеры.
К. ЛАРИНА Он привозил его, он его привозил?
С. МАКОВЕЦКИЙ Да, он был здесь на гастролях.
К. ЛАРИНА Да, я помню.
С. МАКОВЕЦКИЙ И после фантастического спектакля, я уверен, что было приглашение поставить «Играем Шиллера».
К. ЛАРИНА «Приглашение на казнь», да. Еще одну актрису назовем, звезду театра Вахтангова, которая здесь играет роль Анны Андреевны, это Людмила Максакова. Ну что, начнем мы с самого начала. В этом спектакле все странно и все необычно. Там очень много метафор, потом язык у литовского режиссера Римаса Туминаса сложный, тут можно вспомнить Некрошюса, который является классикой жанра литовского драматического театра, это Некрошюс. Вот здесь нет первой фразы «Господа, я собрал вас, чтобы сообщить вам пренеприятное известие».
С. МАКОВЕЦКИЙ Нет, она есть.
К. ЛАРИНА Ну ладно, спектакль начинается для зрителя с вопроса «Как ревизор?».
С. МАКОВЕЦКИЙ «Как ревизор?», да.
К. ЛАРИНА Вот трудно было это все постичь, скажем так, вот с актерской точки зрения, потому что это ненормально, как это, как нет первой фразы?
С. МАКОВЕЦКИЙ Сложно было все в самом начале, естественно. Сложно было понять этот новый язык, но я сегодня безмерно благодарен Римасу за то, что он меня, и я уверен, всех участников спектакля нам открыл глаза на эту комедию, потому что я, когда читал, и все мы знаем эту классическую историю взяток, обмана, Фитюлька всех обманул. Ну, сегодня играть о взятках, только о взятках, зачем? Все прекрасно знают, что это было, есть и, к сожалению, будет.
К. ЛАРИНА Маловато, да.
С. МАКОВЕЦКИЙ Когда Римас предложил нам играть о людях. Он предложил нам играть, помимо сюжета, играть вот то, что известно истории, она всем известна. А что за этим сюжетом, что это за люди, что за городничий, почему, насколько он искренен. И когда он говорит о том, что он ходит в церковь каждое воскресенье. Ведь это не пустые слова. Я вдруг обратил внимание на то, на что где пропускал все время, он все время обращается к богу, он все время говорит «Господи, спаси нас грешных, батюшки-святушки», т.е. для него эти фразы не пустые, значит, он грешит, кается. Его встреча с ревизором, он готов к этой встрече, поэтому, может быть, и не нужна эта фраза, знаменитая, «Господа, я вас пригласил для того, чтобы сообщить вам пренеприятное известие». Единственно, тем более, что эта фраза есть, она у всех на руках.
К. ЛАРИНА Программки.
С. МАКОВЕЦКИЙ В новой программке крупными буквами будет написано: «Я пригласил вас, господа, с тем…». Другой вопрос, что мне было жалко фразы «Как ревизор?», потому что они все настолько безгрешны, что вдруг удивляются как ревизор? Мол, как нас могли потревожить? Я позвонил Римасу, вот что такое режиссура. Я ему говорю, а что если чиновники, которые стоят у городничего возле задника, они хором скажут: «Как ревизор?». Он говорит нет, это скажет мужик, который на первом плане, который занимается камнями, кирпичами, он скажет «Как ревизор?». Это фантастический режиссер, действительно, фантастический.
К. ЛАРИНА Интересно было работать, вот сам процесс репетиционный?
С. МАКОВЕЦКИЙ Было очень интересно, было очень сложно. Потому что Римас мне говорил я предлагаю тебе очень сложный язык, я предлагаю тебе интонацию найти, интонацию, которая, к сожалению, утеряна сегодня не только в жизни, вернее, не так, не только в театре, но и в жизни, невероятно искренняя интонация, потому что…
К. ЛАРИНА Трагическая фигура получилась.
С. МАКОВЕЦКИЙ Искренняя интонация человека, который готов ко встрече, вот самый парадокс, вот роль начинается, он готов ко встрече с ревизором, поэтому он их не распекает, чиновников, он их просит. Он готов, он внутри, он же говорил «Кое-какие распоряжения я сделал, ну, переставил чернильницу с одного места на другое место, советую и вам, при этом сделайте, чтобы было красиво». У него настроение сегодня, у него вся душа настроена на прекрасное, при том, если мы начнем внимательно следить, ты понимаешь, что он все заметил. Он начал с колпаков чистых. Потом перешел на гусей. Потом перешел в то, что «вы уж напишите по латыни или на другом языке, да и заседатели ваши и учителя», он все заметил, он просто говорит о том, что раньше был чем-то развлечен, но когда только начинаешь в это вникать, моментально смеются глаза. Он говорит, нет, то же самое, только глаз абсолютно серьезен. Понимаешь, это невероятно интересный язык, язык актерского существования, когда, например, Римас не говорит «Идет городничий, и он сейчас брякнется в обморок» физически, т.е. состояние ты понимаешь актерское, герой упадет в обморок, но при этом он понимает, что заломив ручку и отставив ногу и раскрыв полупальто так будет красивше падать в обморок. Но как только ты принимаешь эту романтическую позу, сразу идет искусственная романтическая интонация, вот он предлагал, грубо говоря, разделить твою интонацию от тела. Тело само приобретает красивые формы, как ему кажется, что так падать в обморок красиво, так заламывать руки красиво. А при этом настоящие слезы, настоящая боль и настоящий, настоящий ужас и страх. И вот все это, все это и даже это, было сказано каждому исполнителю, каждому чиновнику, и когда ты находишься, с одной стороны, рядом с персонажем, думаешь о судьбе человека. И Римас нам очень много, очень часто говорил о том, что характерности и характеры остаются на Земле, они в небо не поднимаются. Они земные. В небо поднимается только вот этот импульс. А у каждого чиновника есть импульс движения в движение, у тех же Добчинских и Бобчинских. Почему эти гремучие мешочки, а потому что, как говорил Римас, мы играем о людях, которые когда-то были, и эти фразы, почему еще нет ее «Я пригласил вас, господа», потому что она уже прозвучала, она прозвучала в истории, она прозвучала в жизни, она прозвучала в этом космосе. Она была уже сказана этим человеком, которого я исполняю, этим градоначальником, она где-то была уже произнесена, и я сегодняшний, я играю это, не воспоминание, но мы играем о людях, которые когда-то были, страдали, брали взятки, хитрили.
К. ЛАРИНА Но никуда не деться, все равно это попадает в сегодняшний день, и это же слышно по реакции зала.
С. МАКОВЕЦКИЙ Ты согласна, что тогда получается совсем другая история?
К. ЛАРИНА Конечно.
С. МАКОВЕЦКИЙ Тогда на сцене не придуманная, не притянутая за уши трактовка «Ревизора», а прочитанный «Ревизор», поэтому тогда церковь, которая также мечется, потому что она не может найти себе места для покаяния.
К. ЛАРИНА Хочу объяснить эту фразу, Сережа, что церковь буквально мечется по сцене, поскольку церковь там, она такая живая.
С. МАКОВЕЦКИЙ Живая. В конце она сметает все. Она все разметала после финального монолога городничего, который не обманулся в этом Фитюльке. Может быть, он что-то и понимал, что это не тот, за кого этот человек себя выдает.
К. ЛАРИНА Ну, как ты это играешь, вот кажется, что он понимает, кажется, он понимает, но, тем не менее, воспринимает эту встречу как вот посланную ему.
С. МАКОВЕЦКИЙ Как последнюю, он внутри выстроил храм, он готов ко встрече. Ему обидно одно ну почему же в спину, ну почему инкогнито проклятое, ну почему не в лицо? Это сразу, когда начинаешь думать о таких и думать такими категориями, ты понимаешь, что спектакль, помимо известного всем сюжета, приобретает удивительное звучание современного живого. На сцене живые люди, а не только характеры, которые всем известны. Ну и что, что берут взятки, ну и что из этого, ну и что, что хитрят и лицемерят, а что за этим? И он нам предложил подумать об этих категориях и, естественно, это требовало нового языка, очень сложного, очень современного, который не сразу, не сразу считывается. И ты работаешь, работаешь, и тогда происходит тот восторг, который, на мой взгляд, есть в этом спектакле.
К. ЛАРИНА Это Сергей Маковецкий. Мы продолжим нашу творческую встречу после выпуска новостей. Лишь напомню номер нашего пейджера 974-22-22, абонент «Эхо Москвы» — для ваших вопросов.
НОВОСТИ
К. ЛАРИНА Сергей Маковецкий у нас в гостях, здесь у нас уже поступают телеграммы в адрес нашего гостя. Вот здесь несколько мнений по поводу спектакля, и я так понимаю, все-таки, это от одной слушательницы, которая видела спектакль, и два все-таки еще не видели. Ну сейчас прочту 11 мая я посмотрела в театре Вахтангова спектакль «Ревизор», была поражена режиссурой Римаса Туминаса. Понравился Сергей Маковецкий в роли городничего. Браво Маковецкому. Ксения, 10 лет. Обрати внимание, Сережа.
С. МАКОВЕЦКИЙ Спасибо.
К. ЛАРИНА Дальше. Уважаемый Маковецкий, но «Ревизор» это не трагедия, а комедия, считает Люба, а Лариса еще больше: «Но ведь это такая постановка «Ревизора» — это уже не Гоголь», — считает она.
С. МАКОВЕЦКИЙ Как вам сказать, ну, они считают, у них есть свое ощущение, а мне кажется, что это и есть комедия, трагикомедия.
К. ЛАРИНА Трагикомедия. Вот, кстати, Гоголь, вот там надо искать все-таки, наверное. Если определять жанр, точно уж определять — наверно, все-таки трагикомедия
С. МАКОВЕЦКИЙ Все есть в пьесе, внимательно прочитать, там есть ремарки, на которые мы просто никогда не обращали внимания, нас обвиняют в том, что в конце прибили Добчинского и Бобчинского. В самой комедии Николая Васильевича, там есть ремарка после слов городничего «Кто первый выпустил, что он ревизор, натурально вы», все их окружают.
К. ЛАРИНА Прибивают.
С. МАКОВЕЦКИЙ Окружают. Но а для чего? Ну, сегодня, сегодня талантливые люди, я имею в виду, вот режиссера, имеют право не на прочтение, а на свое ощущение этой комедии. Мне кажется, что это замечательно, замечательное прочтение, глубокое, грустное, смешное. Мне, например, всех жалко. Мне жалко всех чиновников. Мне жалко этого Хлестакова, который не жилец на этом свете, который едет из Петербурга домой в Саратовскую губернию, и неизвестно, доедет ли. А может, он будет вечно мотаться вот так, между этими городами, пока его где-то на большой дороге не прибьют. Разве это не Гоголь?
К. ЛАРИНА Очень странное существо, кстати, Хлестаков тоже совсем непривычная трактовка.
С. МАКОВЕЦКИЙ Да.
К. ЛАРИНА В этом нет такого, как обычно такого играют, залихватский такой парень, упоенный.
С. МАКОВЕЦКИЙ У Олега Макарова есть ребенок, неприкаянность есть.
К. ЛАРИНА Доверчивость.
С. МАКОВЕЦКИЙ Доверчивость есть, исследование, ведь он берет взятки с азартом. Говорит, дайте мне денег, потому что он исследует людей, притом, что все увидел и все запомнил, и очень неглупый человек.
К. ЛАРИНА В карты играете бесподобно, там есть сцена потрясающая такой карточной игры, очень красиво сделана.
С. МАКОВЕЦКИЙ Разве не смешно?
К. ЛАРИНА Сереж, а не жалко, что Хлестаков мимо прошел, абсолютно ведь роль Маковецкого, как мне кажется?
С. МАКОВЕЦКИЙ А он не мимо прошел. Я не знаю, стоит ли об этом говорить, дело в том, что, я сам перешел на городничего, я ведь начинал репетировать Хлестакова.
К. ЛАРИНА В этом спектакле?
С. МАКОВЕЦКИЙ В этом спектакле, вообще, это длинная история. Римас Туминас приехал с «Галилеем».
К. ЛАРИНА С идеей, да.
С. МАКОВЕЦКИЙ С идеей поставить «Галилея» со мной в главной роли. Не буду говорить, что почему, как.
К. ЛАРИНА Но не получилось.
С. МАКОВЕЦКИЙ Нет, не то, чтобы не получилось, просто при том, сколько, как было мало времени, и весь состав спектакля мог собраться только в феврале, мы поняли, что не успеем поднять это огромное, сложное произведение. Римас начал репетировать «Ревизора». Я репетировал Ивана Александровича Хлестакова. Но здесь, в этом прочтении, было необходимо два ревизора, две пары ревизор и городничий. А пробовали, пробовали, пробовали, я даже предложил…
К. ЛАРИНА Михаила Александровича?
С. МАКОВЕЦКИЙ Предложил пригласить одного актера, потому что мы с ним уже партнерами являемся, играем в спектакле вместе, но Михаил Александрович посчитал, что не следует никого приглашать со стороны. И для того, чтобы это состоялось, мне пришлось, я абсолютно не жалею об этом, но тот случай, когда я поступился какими-то актерскими амбициями и принял роль на себя, роль городничего. А Олег Макаров начал репетировать Хлестакова.
К. ЛАРИНА Жалко, мне бы хотелось увидеть Маковецкого в роли Хлестакова.
С. МАКОВЕЦКИЙ Давай договоримся так. Еще не вечер, но, а если и не случится, то когда-нибудь, когда-нибудь в другой жизни.
К. ЛАРИНА Нет, в этой жизни все будет спокойно, все будет. Если мы говорим сегодня о режиссерском языке, в данном случае Римаса Туминаса, вообще это тоже такой тонкий момент, что это такое режиссерский язык, это очень трудно объяснить тем людям, которые не почувствуют и не поймут всю эту специфику театральной работы, кухни. Мне кажется, что все равно, какого бы уровня таланта не был бы актер, он все равно, есть вещи, которые не попадают, да вот, когда мы говорим, в жизни мы говорим на разных языках. Что мы имеем в виду не то, что человек я умный, я умный, а он глупый да, а что-то другое. Бывали в твоей жизни творческой такие случаи, когда ты понимал, что человек безумно талантлив, который с тобой работает, но вы не попадаете и говорите на разных языках. Или всегда стараешься понять, принять?
С. МАКОВЕЦКИЙ Мне кажется, такого случая не было. Мне кажется, что со мной все режиссеры, с которыми я работал, с которыми, слава тебе Господи, мне удалось поработать, мне кажется, что мы находили общий язык. Я вообще люблю до работы, ну в театре проще, а в кино я очень люблю до начала съемок договориться, на каком языке мы играем, про что играем, господа, в каком жанре. Мне кажется, я умею работать с режиссерами. В театре все-таки у меня есть возможность схитрить, и если я в чем-то убежден, и я не могу убедить в этом режиссера, я это сделаю на спектакле, а потом, когда будет разбор полетов, я скажу исправлюсь, а на другом спектакле я постараюсь сделать опять.
К. ЛАРИНА По-своему?
С. МАКОВЕЦКИЙ Но не свое. Понимаешь, я категорически не люблю, когда актеры начинают, актеры или актрисы начинают ломать режиссерский рисунок в угоду своему умению. Я считаю, что это профнепригодно. Есть режиссерский стиль, есть режиссерский рисунок, и ты должен его почувствовать, в этом твоя профессия. Ты должен не бросать постижение этого языка, потому что, как только ты постигаешь новый язык, и ты заговорил на другом языке. Ну, представь себе, человек это все равно, как человек учит иностранный язык. Какое счастье, когда вдруг, приехав куда-нибудь за границу, он понял, что понимает людей другого государства.
К. ЛАРИНА И его понимают.
С. МАКОВЕЦКИЙ И его понимают. Счастье невероятное, когда ты чувствуешь новую культуру, новый темперамент, когда и тебя понимают, и ты не являешься человеком второго сорта, с ними говоришь на одном языке, что может быть лучше этого, то же самое, чем же театральный язык отличается от изучения иностранного языка, ты постигаешь язык режиссера. И чем талантливей режиссер, тем неожиданнее, парадоксальнее и глубже он предлагает тебе факт третьего существования на сцене. Мне кажется, скучно находиться все время в своем собственном коридоре, от стенки к стенке, ты этим самым не раздвигаешь ни коридор, ничего, ни себя самого, любимого. Ты идешь по этому коридору, да, публика тебя знает, публика тебя принимает, но это невероятно скучно. И поэтому сложно бывает, но бывает. Неужели, Ксюшенька, Вы думаете, что я так быстро услышал или открыл в себе эту интонацию? У меня были мучения, у меня были внутренние сомнения а не победит ли меня этот персонаж? Сумею ли я открыть именно ту интонацию, которая мне необходима? Я понимал головой, какая интонация мне необходима, но я чувствовал, что нет, нет во мне этой интонации, но это невероятное удовольствие через мучения, через сомнения, вдруг открыть, открыть ту фразу, воплотить ее, и при этом слезы, и при этом звук. В первую очередь, звук.
К. ЛАРИНА А в «Черном монахе» такие же были мучительные поиски?
С. МАКОВЕЦКИЙ В «Черном монахе» была удивительная и замечательная работа с Камой Гинкасом. Чтобы преодолеть, ну как, чтобы заставить прозу, замечательную прозу Антона Павловича Чехова звучать диалогами, там ведь не диалогов, там, в основном, проза, и когда самый замечательный комплимент, когда спрашивают, кто вам сделал инсценировку. А ты играешь абсолютно рассказ. Кстати, сегодня мы играем «Черного монаха». Невероятно, когда ты слышишь режиссера, вот здесь же опять самый главный закон для артиста умение слушать, не делать вид, что ты слушаешь, а действительно умение слушать. Потому что когда актер делает вид, что он слушает, значит, он не слышит ничего. Значит, режиссер уходит за кулисы, и он тащит груз уже наработанного, и ты видишь невооруженным глазом, как вся режиссура идет, чуть не выругался, в сторону. А поскольку режиссер мощный и крепкий, владеющий формой, публика думает ну, наверное, он так поставил. Хочется крикнуть он так не ставил.
К. ЛАРИНА Но есть же люди, которые достаточно жестоко относятся к актерам, или режиссера, я имею в виду, к актерам талантливым, действительно, вот ярким, когда они ломают?
С. МАКОВЕЦКИЙ Талантливый режиссер не может быть жестоким.
К. ЛАРИНА Почему, когда ломают, может
С. МАКОВЕЦКИЙ Это не ломка.
К. ЛАРИНА Ты понимаешь, что я имею в виду, когда начинают ломать. Ты говоришь, что расширяются границы, нельзя идти по коридору, а вдруг тебя в другую стенку, куда тебе не нужно соваться, тебя пихают не туда, и ты начинаешь лбом эти кирпичи пробивать?
С. МАКОВЕЦКИЙ Ксюшенька, но здесь немножечко я, в данном случае, тогда буду выступать в роли, если бы да кабы. Я не встречал такого режиссера, который бы меня насильно ломал. Нет, он открывал меня. Это разные вещи. А ломки, такого насилия над собой я, слава тебе Господи, еще ни разу не испытывал. И не знаю, как бы я отреагировал, если бы меня в угоду своим амбициям насильно ломали. Но ведь я тоже человек не хрупкий. Меня не очень-то и переломишь. Тут бы мы, наверное, схлестнулись. Но я говорю, что в такой ситуации я, слава тебе Господи, не попадал под такое насилие. Я не думаю, что талантливый режиссер может быть насильником, нет, это другое. Убеждение, даже достаточно твердое убеждение если актер или актриса не понимают, но я ни разу не видел, что это был крик, чтобы это было оскорбление человека и человеческого достоинства. Вот все режиссеры, с которыми я работал.
К. ЛАРИНА Никогда в твоей жизни они тебя ни разу не унизили на сцене?
С. МАКОВЕЦКИЙ Я работал с Камой Гинкасом, с Фоменко, с Туминасом, с Абдрашитовым, с Хотиненко, с Балабановым, с Прошкиным, с Урсулюком, с Панфиловым, с Филатовым, с Юрским. Я работал с выдающимися нашими режиссерами, с Кирой Муратовой, которая очень жесткий человек, но она имеет право на свое жесткое отношение к жизни, это ее отношение к детям, к любви, к животным, к ситуации, к смерти. Это она, как потрясающий художник, разбирается. Она ставит себе эксперименты, перед собой. Но когда мы с ней делали «Три истории», нежнее, очаровательнее по отношению ко мне и вообще к актеру, а ведь она работает с не артистами. Нет, она может немножечко повысить голос, но Владимир там, Владимир Терентьевич, я прошу Вас сделать так, но это, это без оскорбления. Я никогда не сталкивался, чтобы меня или рядом стоящего партнера унижали и оскорбляли его человеческое достоинство.
К. ЛАРИНА Вам повезло просто.
С. МАКОВЕЦКИЙ Я никогда бы не работал с таким человеком. Но я думаю, что талантливый человек, талантливый режиссер, не способен на оскорбление. На это способен графоман и бездарный человек, который выдает из себя режиссера, со своими какими-то амбициями. Но это только режиссерские амбиции и больше ничего. Голая форма и больше ничего. Если он не может работать и убедить артиста, то останутся камни, кирпичи, которые будут падать с неба. Ну и что я буду смотреть на эти камни, которые падают с неба пять минут, шесть минут, на седьмой минуте мне будет скучно. Слава богу, я не встречался с режиссерами, которые ни меня не оскорбляли, ни рядом стоящего со мной партнера.
К. ЛАРИНА Я хочу обратить внимание наших слушателей на то, что Сергей Маковецкий удивительный совершенно собеседник. Мало того, что он актер удивительный, но еще и собеседник, потому что он никогда мы уже здесь встречаемся не первый, не второй, не даже и не третий и не четвертый раз на «Эхо Москвы». Он никогда не приходит просто поболтать. Человек работает, я очень надеюсь, что вы слышите это. Это очень важно. У него сегодня спектакль, не самый легкий в жизни.
С. МАКОВЕЦКИЙ Замечательный и самый любимый. Один из моих самых любимых.
К. ЛАРИНА Мне кажется, что даже сегодняшняя встреча, она, может быть, я ошибаюсь, Сережа, она уже входит в это пространство вечернего спектакля для тебя. Ты каким-то образом готовишь вообще себя к работе?
С. МАКОВЕЦКИЙ Ксюшенька, Вы абсолютно правы, Вы же умница, с Вами приятно беседовать, потому что начался день, вот он только начался, с такого мероприятия, с этой «Театральной площади», да, правильно я сказал?
К. ЛАРИНА Да.
С. МАКОВЕЦКИЙ «Театральной площади». Естественно, нам уже сказали, какая погода, что есть снег и плюс 6, и ты думаешь Боже мой, неужели лето закончилось? Вечером «Черный монах». Конечно, и все это и входит уже в состояние актера. Он не может быть искусственным, я уверен. Он не должен тащить на сцену, и естественно, я никогда не тащу вот какой-то негатив, но быть абсолютно искусственным, стерильным это выйти к публике, которая сегодня придет с тем же настроением, с то же погодой, с тем же атмосферным явлением, которое чуть понижено, с той же влажностью, которая 74 процента. Она придет и вдруг увидит абсолютно стерильного человека. Стерильного вот в полном плане без души, без всего. Он стерилен. Он подготовился к искусству.
К. ЛАРИНА К встрече с прекрасным.
С. МАКОВЕЦКИЙ Да, к встрече с прекрасным. Вот это умение, когда ты знаешь весь день, ты чувствуешь свой день. Ты не знаешь, какая придет сегодня публика.
К. ЛАРИНА А ты смотришь на публику перед началом спектакля?
С. МАКОВЕЦКИЙ Конечно.
К. ЛАРИНА Подглядываешь?
С. МАКОВЕЦКИЙ У меня есть даже такая, ладно я не буду говорить, а то мои, наши радиослушатели обидятся. Я всегда спрошу, у нас, нет, я не буду говорить.
К. ЛАРИНА Ну смотришь на публику?
С. МАКОВЕЦКИЙ Я рад, да, я рад, когда мои друзья приходят на спектакль. Я знаю, где они находятся, но в данном случае, когда мы сегодня будем играть «Черного монаха», публика находится от меня на расстоянии вытянутой руки. Поэтому здесь соврать перед ней очень сложно. Но вот я говорю, что я не знаю, какая она придет, надеюсь, что хорошая, и вот мы все вместе, мы я, проживший этот день до вечера, и они. Мы сегодня встретимся. Единственно, что, в чем отличие, направление, эмоция и энергия будет другая. Не моя сегодняшняя, а Антон Павлович Чехов, тема безумие гениальности. Значит, какой-то разговор, значит, мы выстраиваем в другой столб. Вот вся разница, и мое сегодняшнее настроение, мои сегодняшние связки, которые немного подсели, но я сейчас пойду позанимаюсь к замечательной женщине, Светлане Леоновне Топтаповой. Уникальный человек, который мне поможет элементарными упражнениями немножко вернуть голос, но даже с этим моим немножко пониженным голосом должно что-то произойти, либо не произойти. Вот в этом и есть и магия театра, за это я театр обожаю. То же самое, как спектакль, о котором мы уже говорили, «Ревизор». Как будет сегодня публика настроена. Вот мы играли его буквально недавно, 17, сразу же был смех и было желание, люди слышали этот гениальный текст Гоголя.
К. ЛАРИНА А еще очень важно, когда уже говорят, и когда уже это можно обсудить, когда уже кто-то посмотрел спектакль, уже люди, которые приходят в театр, они уже что-то слышали, они уже готовы его воспринимать. Но я обожаю это ощущение, когда я иду и не знаю, что там будет вообще. Вот я не могу себе представить, когда все с нуля.
К. ЛАРИНА Мне хочется посоветовать людям, что этот спектакль «Ревизор» в постановке Римаса Туминаса в театре Евгения Вахтангова нужно смотреть. Примут они такое прочтение, будет он близок или не близок. Это будет их право, но это глубокий, замечательный, невероятно талантливый спектакль, который просто надо смотреть.
К. ЛАРИНА Вот, Ксения, 10 лет, посмотрела, и в восторге. Значит
С. МАКОВЕЦКИЙ А детей не обманешь, между прочим.
К. ЛАРИНА Я хочу обратиться к нашим слушателям в конце, поскольку время уже заканчивается. Здесь очень много вопросов к тебе, Сережа. Мы не говорили еще об одной твоей работе, тоже недавней.
С. МАКОВЕЦКИЙ Какой?
К. ЛАРИНА «Любовник» с Евгенией Симоновой.
С. МАКОВЕЦКИЙ А, с Евгенией Симоновой, это…
К. ЛАРИНА Когда будет спектакль?
С. МАКОВЕЦКИЙ Вот хочется сказать так. Дорогие наши радиослушатели. Спасибо, что вы вспомнили этот спектакль, мы действительно с Женечкой Симоновой встретились в этом спектакле «Любовник» в постановке Владимира Мирзоева, мы его сыграли очень мало. Спектакль прозвучал, у спектакля есть хорошая уже аура. Мы его давно не играли, но это не значит, что мы его прекратили играть, поскольку мы с Женей встретились не случайно. И надеюсь, образовалась, случилась новая, новый дуэт.
К. ЛАРИНА Новый дуэт?
С. МАКОВЕЦКИЙ Новый дуэт. Спектакль поставлен интересно. Я думаю, что мы будем его играть. Просто так сложились обстоятельства, что были сложности с прокатом этого спектакля. Но надеюсь, надеюсь, что все будет нормально, и где-то в июне мы его сыграем. А с нового сезона будем играть его чаще. Спасибо, что вспомнили об этом спектакле.
К. ЛАРИНА Сережа, я желаю ни пуха на сегодняшний вечер.
С. МАКОВЕЦКИЙ С богом.
К. ЛАРИНА И мне еще хочется пожелать, очень хочется, чтобы это пожелание мое исполнилось. Не знаю, как ты к этому отнесешься, я бы пожелала тебе моноспектакль. Мне кажется, должно быть удивительное совершенно явление Маковецкий на сцене.
С. МАКОВЕЦКИЙ Михаил Михайлович мне пообещал.
К. ЛАРИНА Да?
С. МАКОВЕЦКИЙ Правда, обещанного три года ждут. Но Михаил Михайлович Жванецкий, гениальный наш человек, сказал Сережа, я тебе кое-что сделаю.
К. ЛАРИНА Дай бог.
С. МАКОВЕЦКИЙ Дай бог.
К. ЛАРИНА Спасибо большое, удачи. Это был Сергей Маковецкий, и мы прощаемся с вами до встречи, кому где кто в театре, кто на улице, кто на «Эхо Москвы». Благодарим всех за внимание. Пока.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире