11 ноября 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Александр Ширвиндт актер, режиссер.
Эфир ведет Ксения Ларина.

К. ЛАРИНА Открывается наша «Театральная площадь», и сегодня мы вас приглашаем в Театр Сатиры, в гостях у нас художественный руководитель этого театра, Александр Анатольевич Ширвиндт. Здравствуйте, добрый день.
А. ШИРВИНДТ Здравствуйте.
К. ЛАРИНА Поскольку уже пошли слухи по Москве, Александр Анатольевич, сразу вас спрошу, пошли слухи по Москве, что якобы Гаркалина из Театра Сатиры уволили, это правда?
А. ШИРВИНДТ Это правда.
К. ЛАРИНА За что? За что нынче увольняют артиста?
А. ШИРВИНДТ Ну, вообще, такая грустная, противная для меня очень история, не знаю, как долго об этом нужно говорить. Просто это проблема взаимоотношений государственных театров и вот этих вот как опять растущих антреприз. Они, эти антрепризы, общеизвестно, не равнозначны, но так как это все время пахнет какими-то хоть деньгами, то конечно, народ бежит туда, и все тут зависит от какого-то внутреннего морального устоя артиста. До какой степени можно гулять и предавать родной театр. Вот, а когда звезды, действительно, и вобщем-то, расхватываются, но ужас в том, что звезда, типа Гаркалина, была создана в Театре Сатиры. Его покойный Миша Зонненштраль вынул из-за ширмы театра Образцова, где он тоже особенно там не махал руками, отмыли, одели, обули, «зашили», и постепенно стал звездой. А потом взял и вот Давно, правда, этот процесс идет, но, короче говоря, все мы хотим исхитриться, но должна быть мера. Заболел, очень серьезно заболел, не мог оторвать головы от подушки, и спектакль «Укрощение строптивой», где он играл главную роль, пришлось заменить. А так как люди все-таки идут на спектакль, иногда на актеров, ты пришла на «Укрощение строптивой», там написано, будут идти «8 разгневанных женщин». Ну, не важно, другое название. Сдали 400 билетов. Мы же коммерческая организация. Вот, а в это время не в Сызрани, и не в Сыктывкаре, а на Таганке он играл премьеру антрепризы. На Таганке, за углом. Я послал туда замдиректора театра, чтоб подождал, пока он выйдет на сцену, он вышел Ну, это уже удар под дых, это уже совсем уже, ну, совсем уже. И когда сейчас говорят, вот, зачем расстались со звездой Если это пропустить, то все. Все это рухнет окончательно. Почему этому можно? Вот, вкратце.
К. ЛАРИНА Ну, я как раз, буквально перед нашей встречей, была маленькая моя передачка «4 минуты с театром», я там рассказывала про Леню Трушкина, антрепренера нашего, московского, российского, и как раз про вас вспомнила, что вы там играете.
А. ШИРВИНДТ Давайте поздравим его.
К. ЛАРИНА Поздравим.
А. ШИРВИНДТ — У Леньки вчера было 50 лет.
К. ЛАРИНА Ужас! Ужас!
А. ШИРВИНДТ Страшно, ученику 50 лет. У меня есть ученики под 60, я думаю, что делается! Куда бежать?! В какую антрепризу спрятаться от этих старых учеников?!
К. ЛАРИНА Ну, вот судя по тому, что вы о Лене отзываетесь с такой любовью, он же тоже владеет антрепризой, да? Он делает спектакль в частном театре, вы в одном даже не в одном, по-моему, заняты у него.
А. ШИРВИНДТ Я в «Чествовании».
К. ЛАРИНА В «Чествовании». Удается же это совмещать? Или это как раз тот самый случай, насколько я понимаю, когда антреприза эта удачная антреприза, да? Достойная, скажем так.
А. ШИРВИНДТ Ксюш, я тебе говорю, все зависит от формы взаимоотношений, от взаимного уважения. Сережа Сосновский, директор театра Вахтангова и театра Чехова, он, зная это изнутри, он договаривается со мной, или с нашим директором Агаевым, который тоже не сумасшедший, понимает, что сейчас нельзя против ветра что-то делать. Поэтому это изначально, за 3-4 месяца, за полгода договариваются о числах. И антрепризные театры должны, пока не установлена эта форма взаимоотношений, которая должна быть установлена обязательно, исходя из репертуара театра, строить свой репертуар. Это грамотно, это по-человечески, это морально.
К. ЛАРИНА То есть, в принципе, вы, как начальник, все-таки отпускаете актеров там, на съемки?
А. ШИРВИНДТ Ну, как я могу не отпускать? Я, во-первых, молодой начальник, во-вторых, не до конца сумасшедший, и в прошлом артист, поэтому я все это понимаю. Потому что, когда там маячит 5 рублей, а здесь получаешь в месяц 3 рубля, какие разговоры? Вот тут очень важно внутренняя основа.
К. ЛАРИНА Ну, вот, давайте все-таки мы на этом подробнее остановимся, вообще на внутренней жизни театра как организма, как фабрики, как ни крути. Прошел Съезд театральных деятелей, наверняка, вы в нем принимали участие, какие-то проблемы обсуждались. Все время такое ощущение, что СТД несколько запаздывает, не успевает за течением жизни, не успевает. Вот меня, например, поразило, что очень мало было людей из регионов, из театров, которые находятся где-нибудь там, в провинции, в Сибири. Понятно, что нет денег, невозможно приехать. Но какой тогда смысл собираться вот здесь вот, московской тусовкой?
А. ШИРВИНДТ Ну, съезд съезд это у нас все какой-то ностальгический менталитет по съезду. Ну, это такая была пародия на съезд какой-то ну, если не коммунистической партии прошлых лет, ну, вообще, все параметры были соблюдены. Это было в каком-то зеленом большом зале мэрии, здесь вот, около вас, внизу. Все, и микрофоны «включите первый микрофон»
К. ЛАРИНА Графин с водой
А. ШИРВИНДТ И графин с водой а я в зале сидел, слушал, слушал, немножко так закемарил, просыпаюсь, и у меня такое ощущение, что я в бильярдной, понимаешь, потому что зеленое огромное сукно, и бильярдные шары, только много-много. Это лысины. Представляешь себе? Я прямо потом опомнился нет, съезд. Да нет, ну, все понятно. И Александр Александрович, человек, который и мощный, там тоже сидел в президиуме такой, такой уж бильярд
К. ЛАРИНА (смеется).
А. ШИРВИНДТ И обаятельный, и все. Ну, хочет, хочет он быть это счастье, что есть люди такого актерского уровня как Саша, и при этом хотят быть главным начальником.
К. ЛАРИНА Генеральным секретарем.
А. ШИРВИНДТ Генеральным секретарем ССССДДД. А насчет регионов, нет, были, были ребята. Кстати, если и была какая-то, совсем свежая молодежь там, 50-летняя, то вот это в основном были, по-моему, регионы. Наши-то все были А насчет проблем Вот эта проблема была бы, если б вот этой проблемой занимался съезд СТД антреприза и государственный репертуарный театр. Репертуарный театр задыхается от балласта и от безденежья, антрепризный театр судорожно вырывает так называемых звезд и популярных артистов, лепит круглосуточные спектакли, разжижает рынок совершенно. Спектакли не равнозначны. Когда приезжаешь на периферию, или, не дай бог, какую-нибудь эмигрантскую заграницу, там уже говорят: только, ради бога, не на трех стульях антрепризы, понимаешь? Хотят театр, а театр не может выехать туда, потому что нету денег. Потому что на трех стульях три звезды, это одни деньги, а академический Театр Сатиры с круглым кольцом, оркестром, условно говорю, и 30-ю человеками на сцене, это другие деньги. И тогда, зажмурившись, берут 3 стула.
К. ЛАРИНА Вот какая все-таки странная вещь: антреприза все-таки слово-то старинное, обрусевшее, да? И антреприза начиналась-то как раз в провинции в России. И к хорошему антрепренеру нужно было попасть еще суметь. И столичные артисты мечтали о том, чтобы работать там. А у нас сейчас все наоборот, у нас антреприза в Москве возникла, в таком вот странном, извращенном виде.
А. ШИРВИНДТ Да. Все перекошено. Летом театры российские никакие, стационарных было очень-очень мало, не работали. Летом был гастрольный период, антрепризный период. Какой-нибудь замечательный антрепренер, который знал, что такое театр не понаслышке, они собирал труппу, где-нибудь в мае месяце. Знаешь, как, например, труппа собиралась? Если можно сыграть «Горе от ума», если вот эта труппа может сыграть, то можно тогда сыграть любое название мирового репертуара, потому что в «Горе от ума» все амплуа, все. Вот, собиралась из расчета «Горе от ума» труппа, и вниз по матушке по Волге, с остановками.
К. ЛАРИНА Из Вологды в Керчь, да?
А. ШИРВИНДТ Да, да, из Керчи в Вологду и обратно. Это было такое гастрольно-антрепризное мероприятие. Или были антрепризы типа бенефисов, которые тоже ушли сейчас. Что-то реанимировали мы, пытались несколько лет назад делать бенефисы, но непонятно, что это такое. Если бенефис одноразовый, значит, это уже опять никуда не тянется, только к юбилею. А вообще бенефис, это же великая вещь. Все меценатство вобщем, которое сейчас превратилось в судорожное спонсорство было основано на бенефисах. Какой-нибудь нефтяной магнат был влюблен в Ксению Ларину за тембр ее голоса, и говорили, что вот вам деньги, бенефис Лариной. И там уже кто кому чего Лариной процент, театру процент
К. ЛАРИНА И всем хорошо.
А. ШИРВИНДТ И всем хорошо. Подарки, цветы, пароходы машин тогда не дарили, значит, выезд.
К. ЛАРИНА Ну, у вас тоже была попытка бенефис сделать, спектакль «Поле битвы принадлежит мародерам», да?
А. ШИРВИНДТ Ну, это если бенефис. Это просто пригласили мы Людмилу Марковну Это, правда, было к моему 60-летию, так что вобщем, это вроде был Нет, почему, я делала бенефис Спартаку Мишулину.
К. ЛАРИНА Ольге Аросевой.
А. ШИРВИНДТ Аросевой. Но одноразовый, понимаешь? А смысл, чтоб сделать что-то такое, чтобы бенефициант был в центре, вокруг его поклонники и труппа. И это играть. Как там ни говори насчет того, что мы довольно скороспело сделали спектакль «Андрюша» к 60-летию Андрея Александровича, да, но это бенефис. Это бенефис нашего покойного друга, артиста и большого мастера. Я дико боялся, что это был бенефис, именно 60 лет было бы Миронову, поиграем, поиграем, потом ну что Ты знаешь, оказалось, что мы играем это уже почти год, и чем дальше, тем это лучше принимается так называемым, простым зрителем. Они как-то это и трогательнее, и пиитетнее, и внимательнее все это смотрят. Значит, вот эта система могла бы быть.
К. ЛАРИНА Критика ругается.
А. ШИРВИНДТ А?
К. ЛАРИНА Критика ругается на спектакль.
А. ШИРВИНДТ Ну, Ксюша! Критика Ты их в лицо видела?
К. ЛАРИНА А вы, наверняка, видели, я понимаю.
А. ШИРВИНДТ Я всех видел.
К. ЛАРИНА Ну, и как они вам?
А. ШИРВИНДТ Они разные Те, кто хвалит, хорошие лица, милые, те, кто ругает ужасные.
К. ЛАРИНА Но вам это действительно все равно, что они там пишут?
А. ШИРВИНДТ Честно скажу, да, вобщем. Ну, конечно, неприятно. Как это Я когда-то у Эфроса играл Тригорина в «Чайке», хороший был спектакль, немножко незаслуженно в ряду эфросовских постановок, немножко забытый, замечательный был такой вот спектакль. Там Тригорин говорил, а как вы относитесь? когда хвалят приятно, а когда ругают ну, мол, все равно. Таким был Алексей Николаевич Арбузов. Вот гениальный был человек! Он не читал, он только спрашивал: «ну, что там, уважают или не уважают?» А ругают или хвалят это не важно. Как только навал был, что все это пьесы сентиментальные, что нету положительного советского героя арбузовского, он тут же брал билеты и улетал на футбол. Неважно куда, в Нарьян-Мар, или в Лондон. Он был совершенно фанатичный болельщик. Он снимал с себя нагрузку, реакция, на все это дело.
К. ЛАРИНА Но вы знаете, когда говорят там о каких-то неудачах, это еще можно понять, и пережить, а когда хамят откровенно, вот в чем вопрос. Я не верю, что не обидно, Александр Анатольевич, когда
А. ШИРВИНДТ Противно очень.
К. ЛАРИНА Противно.
А. ШИРВИНДТ Потому что, когда вы знаете, брезгливые статейки, с каким-то уже физиологическим ничего же уже не взбирается был Джевилегов свободен, Бояджиев, был Марков замечательный
К. ЛАРИНА Крымова.
А. ШИРВИНДТ Наташа Крымова, были люди, которые резко разбирали, что произошло с артистом, со спектаклем, с режиссером. Сейчас начинается «период климактерической зрелости актрисы» о народной артистке Советского Союза, ну, нельзя так писать. «Подозрительно похудевший Ширвиндт», пишут, значит, думают, или у меня СПИД, или рак, да? Что это такое? Это рецензия на спектакль. Больше ни о чем. Ну, не будем о грустном, Ксюш.
К. ЛАРИНА Не будем, все. Делаем перерыв небольшой, затем продолжим нашу встречу. После новостей посмотрим на вопросы, которые вы присылаете на наш эфирный пейджер.

К. ЛАРИНА У нас в гостях художественный руководитель Театра Сатиры, актер, хоть и говорит, что в прошлом, не верьте, это шутка, Александр Ширвиндт, который на сцену по-прежнему выходит, и, я так понимаю, не собирается пока он оседать в кабинете художественного руководителя.
А. ШИРВИНДТ Ну, понимаешь, жизнь такая, что приходится, вот как немножечко наставим хороших спектаклей, так я уже лягу.
К. ЛАРИНА Ладно, не кокетничайте, Александр Анатольевич, вы что еще!
А. ШИРВИНДТ Почему это тебе можно, а мне нельзя?
К. ЛАРИНА Ну, как это! В вашем возрасте это уже неприлично.
А. ШИРВИНДТ Как не стыдно! Жалко, что тут нет подглядывающего устройства, я приоделся, галстук напялил с утра. А ты говоришь на меня смотреть нельзя.
К. ЛАРИНА Нет, выглядит хорошо, все нормально, седых волос практически нету, красивый, обаятельный. Курить мы тут запрещаем, поэтому без трубки, трубку послушно оставил в машине, не принес сюда.
А. ШИРВИНДТ Да.
К. ЛАРИНА Вот, про «За стеклом» мы парой слов перекинулись во время новостей. Как-то очень любят на эту тему у нас сейчас говорить все, Александр Анатольевич. Вот в прошлое воскресенье здесь Роман Григорьевич Виктюк был, он назвал это все такими страшными словами, этот проект от прозрачности. Вообще, очень так, всерьез переживал за ребят, которые за этим стеклом находятся. Вот что меня волнует? Почему я вас об этом спрашиваю? Рейтинги колоссальные. Понятно, что народ прикован просто к этой замочной скважине, смотрят. С удовольствием, без удовольствия другой вопрос, но смотрят. Возможно ли, чтобы искусство, в данном случае театра, соперничало с таким странным жанром на телевидении?
А. ШИРВИНДТ Ну, почему, это самодеятельность все-таки, да, там же нет профессиональных актеров. И потом это все-таки замочная скважина, хоть они там и немножко затемняются, когда он там в штанах тупо и глупо пытается что-то с ней сделать Почему в штанах? Почему не видно? Поэтому такой стыд Уж если да, то уж давайте тогда, при том, что все раскрепощены и хотят как угодно показаться из этой сферы интеллекта, которая там находится. Когда приезжаешь в хорошую гостиницу, ты знаешь, на Западе, да и сейчас уже и у нас, там, в 4-х или 5-звездочном отеле 36 каналов, из них 4 платные, порнуха. Я был в Питере, там просто написано: 16-й канал 15 долларов в сутки. Может, это 15 долларов не стоит вот это вот «За стеклом», но платите, если так вожделенно этого ждут, а за бесплатно дебилизм страшный. Страшно за детей, внуков. У меня замечательная младшая внучка, взрослая, красивая, интеллигентная, у меня замечательная. В каникулы сидели на даче и тупо смотрели эту бодягу. Лексика та же: ой, отпадно, ну, иди ты, потрясно! Почитайте, вам нужно дочитать, обещано дочитать 40 страниц «Ревизора», или 15 страниц «Мертвых душ». Ну, ладно, ладно, ладно! И опять смотрит, как этот козел там, значит, тупо что-то философствует, философствует так, что вспотеть можно. Пускай я не понимаю, я старый, но я же хочу понять хотя бы слова, язык хочу понять, нет, он философствует, долго, тупо. Это же огромные деньги!
К. ЛАРИНА Ну, смотрят вот ваши внуки, образованные, замечательные, из хорошей семьи, между прочим. Почему смотрят, значит, притягивает?
А. ШИРВИНДТ Значит, не из такой уж они хорошей семьи, и не так они образованы. Я серьезно говорю.
К. ЛАРИНА Да вы что!
А. ШИРВИНДТ Потому что, если бы они были хорошо образованы, и из хорошей семьи, они бы все-таки выключили. Поэтому я думаю, что кто-то это не смотрит. А тот, кто на этом делает деньги, вот сейчас говорят, что это в Интернете, а это вообще уже миллиарды пошли. Конечно, опять все то же самое. А насчет того, что это какая-то сфера изобразительного искусства нет, это замочная скважина, и абсолютно такая советская вялая порнуха. И в философском смысле, и в изобразительном. Уж лучше откровенно грязное порно давайте, и берите деньги, раз мы уже дозрели до этого.
К. ЛАРИНА Ну, вот видите, такой провокативный вариант, и он сейчас востребован, действительно востребован, как на телеэкране, так и кино, так, может быть, и на театре. Потому что вы прекрасно знаете, что многие ваши коллеги не гнушаются такими методами привлекать публику. И, главное, что она идет, она не стесняется туда идти.
А. ШИРВИНДТ Ну, да. Это потому, что все вторично. Нет никакой органики. Я не ханжа. Нет органики. Мюзиклы, мюзиклы, мюзиклы, мюзиклы. Вторично. Потому что тамошние мюзиклы
К. ЛАРИНА Это родные мюзиклы.
А. ШИРВИНДТ — первичны. У нас есть русские водевили, гениальные водевили, которые можно ставить так или иначе, современно. Но это не мюзиклы, это русские водевили. Это эпоха русского театра. На том, на чем создавался мировой театр. Что об этом говорить? Мировой театр создавался на российском, на советском театре. И все жанры, театральные жанры, театральные системы, театральные проекты передовые, все родились здесь. Сейчас все это кончилось, и судорожно начинают все перелопачивать. Все вторично. Телевидение вторично, все вторично. А так как мы бежим и спешим за хотя я думаю, нажрутся и перейдут к естеству. У меня такое внутреннее ощущение, что нажрутся. У нас напротив там Дом Ханжонкова, знаешь?
К. ЛАРИНА Угу.
А. ШИРВИНДТ Там кинотеатр «Москва» был раньше. И тут когда-то, месяца 3-4 назад, не помню, я иду, написано: «Неделя эротического кино». И там на всех этих витринах, во всех позах огромные шикарные
К. ЛАРИНА Тетки?
А. ШИРВИНДТ — фотографии актов. И идет народ. Так, кто-то зыркнет, идет дальше. Кто-то остановится и идет дальше. Я думаю, что же это такое?! Я думаю, если бы 12 лет назад что-нибудь подобное. Не такое, а подобное, голой кусок груди, вывесили в витрине своротили бы памятник Маяковского, снесли бы этот дом, и Моспроект, все. То есть, понимаешь, уже стало привычным. Вот я надеюсь, что эти метания, перестроечные, в данном смысле тоже, и перейдем к естеству, к театру, к профессионализму, к глубине. Очень хочется.
К. ЛАРИНА Ну, а вот чем удивлять, вот вы мне скажите? Вы как художественный руководитель театра должны обеспечить аншлаг. Вот чем? Каким способом?
А. ШИРВИНДТ Вот это страшно, да. Аншлаг аншлагу рознь. Есть замечательные театры, я вот был, мой любимый театр «На Покровке» Сережи, Сергея Николаевича. Замечательный, тонкий, умный театр. Все равно это 80 человек. А 1350, Ксюш? 1350. Это совсем другие условия игры, взаимоотношений, и так далее. Поэтому, конечно, об этом надо думать. Но, тем не менее, чем привлекать, все-таки, я думаю, что надо привлекать, если говорить о том, что делать, я думаю, что привлекать надо, если мюзикл, то это должен быть «Свадьба Кречинского», элегантно сделанный. Если режиссер, то это должен быть Виктюк, за которым я бегаю, и пытаюсь Романа уговорить. Он ко мне снисходителен, но при его гениальной разбросанности, и фонтане, значит, желаний, трудно уцепить. Но уцеплю. Если это драматургия, то это должен быть Шеридан, какой я мечтаю поставить, пускай хулигански сделанный, но Шеридан. Я думаю, что имеет смысл сделать Гашека «Швейка» сегодня. У меня уже есть какие-то проекты на этот счет. Потому что такая сегодняшняя история с этим Швейком, когда читаешь, думаешь, ну вот понимаешь, здесь ты говоришь о том, что о чем думать Я если привлекать кого-то, во-первых, думать о внутренних резервах, потому что такой вялый рынок настоящей режиссуры, такой разброс ее, что понять невозможно. Поэтому-то Юра Васильев симпатично проявил себя в «Секретаршах», обязательно должен что-то делать.
К. ЛАРИНА А вы сами не собираетесь ничего поставить?
А. ШИРВИНДТ Вот Шеридана я хочу попытаться сделать. Аверченко, Аверченко, все время мечтаю об Аверченко. Человек такого гениального, парадоксального юмора и такой трагической судьбы, умерший чуть ли не на панели в Праге, и так далее. Вот это все, что мне кажется интересным, понимаешь, вот это все спорное и так далее. Но условно говоря, замечательного сегодняшнего Коляду, которого я вот так читал, смотрел не потому что я не понимаю. Я не понимаю. Я тоже материться люблю очень, и в быту у меня все рот закрывают, но на сцене как-то еще стесняюсь. А эти уже начинается пьеса с и финальный немая сцена, но во время немой сцены обязательно кто-то пошлет кого-то.
К. ЛАРИНА Ну, привет! Ваш, кстати, тоже ученик, Андрей Житинкин же один из первых спектаклей поставил просто одним матом, «Игру в жмурики». Вот был эпатаж какой!
А. ШИРВИНДТ Ну, понятно, я и говорю: ученики. Это они должны материться. Может быть, я когда-то в этом плане воспитывал, но я не думал, что это дойдет до подмостков.
К. ЛАРИНА Ну, вот смотрите, вы рассказали так вот, ненавязчиво, как я поняла о ближайших планах Театра Сатиры, и речь шла о большой сцене. Но есть еще Чердак, который вы открыли совершенно неожиданно вдруг, в сегодняшнем времени, Искандер зазвучал совсем по-другому, напомню слушателям, что спектакль называется, по-моему, «Приветствие от Цурюпы», который вы вдвоем играете с Михаилом Державиным. Там будет какая-то жизнь продолжаться, на этом чердаке?
А. ШИРВИНДТ Ну, во-первых, там идет еще второй спектакль. Это Аросева с Гузенко играют французскую пьесу «Мадлен и Моисей». Очень хорошо и мило играют, потому что там вот я говорил, 1350. Наш бич, что невозможно артисты же драматические как цирковые животные, если они интуитивно понимают, что на галерке не слышно, они боятся когда кто-то крикнет «громче». У нас не кричат, но это сразу дает фронтальное пребывание, необходимость микрофонов, это уже радиотеатр. Ну и так далее, а там вот это вот
К. ЛАРИНА На глазах, да?
А. ШИРВИНДТ И там обязательно хотим что-то затевать. Я очень люблю которую сделал инсценировку и поставил Сережу Каковкина. Он очень литературно, я бы сказал, грамотный, и необыкновенно по вкусу тонкий человек, Сережа. И вот я все время мечтаю, чтобы он что-то сделал. Сам ли написал, или переделал, перелопатил, такой карт-бланш я им дал, ему и Наташе Фекленко, которая тоже у нас пыталась заниматься режиссурой, и сделать спектакль «8 любящих женщин». То есть это внутренние резервы. Вот для Чердака обязательно, потому что там должно идти названий 5 как минимум.
К. ЛАРИНА Хорошо. Давайте мы посмотрим, что нам пишут, поскольку время уже постепенно подходит к финалу. Читаю все подряд, не выбирая: «Собираетесь ли вы перенести спектакль «Летние страсти», который вы поставили в «Щуке» на сцену театра Сатиры?» — спрашивает Александр.
А. ШИРВИНДТ Вот это я говорил про Аверченко. Я переносить не собираюсь, но расширить круг материала аверченковского, попытаться сделать грамотную музыку обязательно. Но действительно, когда я ставил «Летние страсти» у своих дипломников, вот эта мысль насчет того, что это должно быть на большой сцене мне и пришла.
К. ЛАРИНА Спрашивают про мюзиклы, Марина: «Ваше мнение о мюзиклах, которые идут сейчас в Москве?» Здесь она называет «Метро» и «Нотр-Дам де Пари», который будет, «Норд-Ост», который вышел. Что-нибудь вы смотрели?
А. ШИРВИНДТ «Метро» кусочек смотрел, по-моему, очень симпатично и мощно, «Нотр-Дам» не смотрел, но разные мнения, например, Райкин Костя, тут было 90-летие Аркадия Исааковича в Питере, и он просто мне взахлеб рассказывал, а Косте нельзя не верить. Этот человек, во-первых, в этом жанре очень мощный, а во-вторых, я вообще ему верю.
К. ЛАРИНА Пойдете смотреть?
А. ШИРВИНДТ Пойду.
К. ЛАРИНА Так, здесь по поводу «Стекла» очень много. Ага! «Чему учит детей спектакль «Бочка меда»?» спрашивает Татьяна. Это у вас идет?
А. ШИРВИНДТ Да.
К. ЛАРИНА Это детский спектакль?
А. ШИРВИНДТ «Бочка меда» учит детей как можно меньше добавлять в нее дегтя.
К. ЛАРИНА Про детские спектакли здесь много вопросов. С восторгом отзываются о Спартаке Мишулине, но говорят, ну сколько ж можно, когда же появятся новые детские спектакли. Потому что уже 25-е поколение смотрит «Карлсона, который живет на крыше».
А. ШИРВИНДТ Во-первых, это действительно 25-е поколение. И я сам видел, как пришла бабушка с внучком, с внучонкой, с внучонком, не помню с чем, какой пол не важно, привела бабушка к Спартаку, он был в гриме. И сказала, вот это вот Карлсон, трогая его. А сама она его видела, бабушка, когда была в возрасте этой внучонки. Это замечательный аттракцион, это замечательное долгожительство. Спартак Васильевич недавно отпраздновал у нас 75-летний юбилей, в прекрасной форме, и сам, мы с ним все время об этом говорим, он вообще очень предрасположен к такой вот он любит детей. И сейчас мы с ним разговариваем о новом детском спектакле. Такой, буффонно-клоунадной какой-то феерии, чтоб он сам поставил. Это будет. Не может взрослый театр, да еще под эмблемой сатиры иметь огромный детский репертуар. «Карлсон» идет, у нас шел «Пеппи-Длинный чулок», милый спектакль, сняли, «Бочка меда» относительно свежий, и вот будет еще один. Так что я всем бабушкам и думаю, что вот та дама, которая звонила, когда она станет бабушкой, она обязательно приведет своего внучка смотреть «Карлсона» в исполнении Спартака Васильевича Мишулина. Потому что это вечно.
К. ЛАРИНА Вот еще здоровая критика. Читаю как написано: «Полтора года назад посмотрели с женой спектакль «Машинистки»», — я думаю, что это «Секретарши» имеется ввиду, — «ужасная халтура, после этого пропало желание ходить в ваш театр. Неужели до сих пор этот спектакль остается в репертуаре? С уважением, профессор Красных».
А. ШИРВИНДТ Кто?
К. ЛАРИНА Профессор Красных, зритель.
А. ШИРВИНДТ Понятно. Ну, во-первых, если что-то критикуется, надо хотя бы название запомнить. Это не «Машинистка», это «Секретарши». Никакая это не халтура. Это такая милая, замечательная попытка самодеятельности режиссерской. Этот спектакль, между прочим, получил премию мэрии Москвы, там очень серьезное жюри. Это не Лужков с Шанцевым, хотя могли бы, а это большое жюри критиков и так далее. Так что, на вкус, на цвет уж что угодно, может нравиться, не нравиться, только это никак не халтура, потому что там наши дамы, при сейчас это абсолютном сонмище фонограмм, они все очень профессионально и мило, сами поют шлягеры. Можно говорить, что шлягеры можно было брать другие, или писать новые не важно. Это уже разговор теоретический. Как могут, так и работают, а поют замечательно, что уже немало. Масса поклонников этого спектакля, масса. Так что приходите на что-нибудь другое. Как, Красных?
К. ЛАРИНА Профессор Красных.
А. ШИРВИНДТ Я как профессор профессору вам говорю, мне тоже многое не нравится, но я сразу не отчаиваюсь.
К. ЛАРИНА Ну, и еще есть вопрос от наших слушателей, несколько раз он повторяется, вопрос тоже ныне популярный, если говорить о театре, о новой драматургии. Вот про Коляду вы свое мнение высказали. А если говорить о каких-то других авторах. Что вас привлекает и готовы ли вы с кем-то сотрудничать?
А. ШИРВИНДТ Готов, но я не вижу на столе.
К. ЛАРИНА Не видите никого.
А. ШИРВИНДТ Нет, носят. Ведь когда меня уговорили после всех этих скандалов и трепотни, что вот надо, не надо, и как он вылезает, ну, помнишь эту жуткую историю, все это обошлось. Но, естественно, на свеженького пошел поток драматургии. Это, вобщем, 90% графомании. Или это что-то переводное симпатичное. Не читать нельзя, потому что думаешь, а вдруг? А читаешь, думаешь: ой! Поэтому никакой современной драматургии, кроме тех вот 5-6 фамилий, не существует. Я сейчас знаю уже это документально. И все время ждем, ждем, ждем. А когда встречаешь уже своих друзей-приятелей, на съезде том же я встретил Гельмана. Говорю, Саша, ну, а мы с Гельманом, с Михаилом Михайловичем кокетничаем уже больше 10-ти лет. Он говорит, да, да, да. Мы выезжали на берег Москва-реки лет 10 назад, и там, под бутылку водки, фантазировали, фантазировали, фантазировали. Потом одно, потом другое, и он говорит: вот, вот, вот. Прошло 11 лет, я говорю, Саша, ну? Он говорит, я так перед вами виноват, я так вас люблю, я обязательно напишу вам пьесу. Так, значит, 12 лет прошло. Вот, понимаешь. И так далее. Эдвард Станиславович. Мы все время говорим, Эдик, ну, хватит, уже ты побывал в будуарах Марии-Антуанетты, уже ты присутствовал при убийстве Распутина, уже ты всюду вхож. Напиши пьесу, вернись к профессии. Да, вот я тут Правда, у меня есть пьеса, ты ее знаешь, я ее написал в 58-м году. Я говорю, Эдик, свежую, свежую. И так далее. Был один Гриша.
К. ЛАРИНА Вот почему вы не ставите Горина?
А. ШИРВИНДТ А Гриши не стало. Как не ставим?
К. ЛАРИНА Ну, из последних его вещей вы не ставили.
А. ШИРВИНДТ Каких? Он написал нам «Счастливцев, Несчастливцев», потом он написал для потом он был отдан Марку Анатольевичу и был его личный драматург, и это все правильно. И, главное, что мы договорились с Гришей насчет Аверченко, чтобы он это делал. Он очень увлекся. Ну, вот и все.
К. ЛАРИНА Жалко, потому что вот «Счастливцев, Несчастливцев», не знаю, я, может быть, ну, это мое субъективное мнение, я как пьесу все равно это почему-то не воспринимаю. Может оттого, что вы ее как-то так играете, такой капустник, и кажется, что это так все собрано вами же где-то вот в актерских курилках, вот такие вот актерские анекдоты.
А. ШИРВИНДТ Нет, это Гриша писал. Ну, другое дело, что это было написано к моменту, к юбилею Державина. А так да, вот Аверченко. Ну, видишь, не получилось.
К. ЛАРИНА Ну, и последний вопрос к вам. Года еще не прошло, как вы в виде художественного руководителя?
А. ШИРВИНДТ Не прошло.
К. ЛАРИНА Ну, чувствуете какие-нибудь органические изменения внутри? Нет?
А. ШИРВИНДТ Себя?
К. ЛАРИНА Да.
А. ШИРВИНДТ Нет. Я хотел бы почувствовать. Но надувать щеки я пытался полчаса, но болят скулы сразу. Потом это все
К. ЛАРИНА Но приходится иногда?
А. ШИРВИНДТ Ну, вообще надо, наверное, но тут ведь такой, понимаешь, с одной стороны, если бы я пришел в театр X, и был для них новенький
К. ЛАРИНА Я понимаю, в этом это хорошо, простите, что вас перебиваю, я просто помню, в начале вы говорили, что как раз это положительный момент в вашем назначении, что не нужно там труппу узнавать, друг друга, все вас знают 100 лет, но это же с другой стороны, это плохо, потому что такой момент фамильярности, панибратства, он хорошему не способствует. Театр это диктатура жесткая, и вы прекрасно это знаете.
А. ШИРВИНДТ Конечно, поэтому нужно какие-то не то, что нужно сидеть с мрачным лицом и вяло здороваться, а нужны какие-то действия. Может, при этих же Васях, Шурах, Петях, если какие-то действия существуют, отстранение от чего-то, не назначение на чего-то, приказ чего-то, увольнение Гаркалина чего-то, то есть, когда какие-то акции, а не просто чтобы сидеть, и тебе говорили, записывайся на прием. Вот эти акции хочется делать, и начал немножечко делать, потому что чего мне особенно бояться? Фанаберий, амбиций у меня никаких нет, начинать новое театральное дело, мне бы это удержать немножко на плаву, и двинуть в какую-то милоту. И проблема труппы, она вечная, потому что старшее поколение у нас уходит. Те, которые существуют, вобщем, не очень здоровы, они сами это понимают, выгонять никого нельзя, а когда нельзя выгонять, нельзя брать. Вобщем, начинается вот этот репертуарный советский государственный, ордена Трудового Красного Знамени Академический Театр Сатиры, а рядом 5 человек за большие деньги, без всяких орденов, прыгают по всем странам и весям. Вот тут и крутись.
К. ЛАРИНА Ну, крутитесь, Александр Анатольевич, что делать.
А. ШИРВИНДТ Спасибо тебе, Ксюш, обязательно.
К. ЛАРИНА Спасибо вам за визит.











Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире