'Вопросы к интервью
И. МЕРКУЛОВА — 16.07 в Москве. Евгений Ясин – научный руководитель ВШЭ. Добрый день.

Е. ЯСИН — Здравствуйте.

И. МЕРКУЛОВА — Начнем мы с новостей из Минфина. Там считают, что экономика России во втором квартале может вступить в техническую рецессию, когда второй квартал подряд ВВП будет снижаться. Насколько это серьезно и опасно для нашей экономики?

Е. ЯСИН — Эта тенденция разворачивается уже довольно давно, правда, до последнего времени было убеждение, что мы дальше нуля не пойдем. Сейчас сигналы, которые поступают из Минфина, а до этого были такие же из Министерства экономического развития, это свидетельство, что пока ситуация разворачивается в сторону ухудшения. Насколько глубоко – трудно сказать. Но это крайне неприятно. Моя надежда заключалась в том, что мы будем переживать снижение темпов экономического роста, но до отрицательных значений не дойдем. Поскольку снижение темпов роста рано или поздно переходит в снижение объемов, видимо, это судьба и в этом году и наверное в будущем. Это довольно серьезное испытание. Связано оно по-моему с тем, что те факторы, которые двигали российскую экономику в тучные годы, до 2008 года, прекратили свое действие. А общее настроение в предпринимательском классе, в числе потребителей инвесторов ухудшилось.

А. СОЛОМИН – Власти США предупредили инвесткомпании о рисках из-за новых санкций против России, — сообщает агентство Блумберг.

Е. ЯСИН — Это они не первый раз делают, уже несколько раз…

И. МЕРКУЛОВА — Санкции будут ужесточаться?

Е. ЯСИН — Я надеюсь, что последние дни все-таки произошли какие-то перемены, и на встрече в Женеве было подписано соглашение, которое обозначает некоторую точку равновесия, что Россия перестанет проявлять агрессивность и другие страны также перестанут наращивать санкции. Посмотрим, потому что пока что ситуация довольно неустойчивая. Сегодня были сообщения, что по мнению наших чиновников из МИДа мы наблюдаем неполное выполнение обязательств с той стороны и что-то не так с нашей стороны. Вся эта история с Крымом и с нашей страной сложностями во взаимоотношениями между Россией и Украиной, они очень накаленные. И степень накала даже больше, чем то, что выплывает наружу.

А. СОЛОМИН – Третий пакет санкций подразумевает санкции против конкретных секторов российской экономики. Какую эту угрозу создает правительству? Прогноз Силуанова не исключает, что будет техническая рецессия. Это позитивный прогноз?

Е. ЯСИН — Рецессия это отрицательный объем, снижение.

А. СОЛОМИН – Какой будет минус?

Е. ЯСИН — Рецессия это небольшой минус, может быть один процент. Иначе бы уже был кризис. О кризисе пока никто не говорит. Но самый главный вопрос – сколько времени это продлится. А мой прогноз, я несколько раз говорил, что мы стоим перед угрозой длительного отставания от ведущих развитых стран. По темпам роста и по нововведениям. Это очень опасно и я бы считал, что мы должны серьезно подумать о политических изменениях с тем, чтобы все-таки остановить эти процессы, найти площадку для нового подъема.

А. СОЛОМИН – Но темпы роста в некоторых западных странах были не очень хорошие тоже.

Е. ЯСИН — Но тем не менее, сейчас ситуация там несколько поменялась к лучшему. Это не означает, что она в срок должна поменяться у нас, но у нас есть свои причины, почему у нас такое положение. Это связано с тем, что мы полагались на свои природные ресурсы, на рост цен на нефть, это с 2003-2004 года, это позволяло нам обеспечить восстановительный рост, мы добились уровня более высокого, чем который был в 1990 году, мы ликвидировали провалы, которые были в переходный период и сейчас, казалось бы, могли и дальше расти. Но вот оказывается нет. А связано с тем, что те факторы, которые работали в последние годы перед 2008, они прекратили свое действие.

И. МЕРКУЛОВА — А что это за факторы?

Е. ЯСИН — Цены на нефть перестали расти.

И. МЕРКУЛОВА — Но нефть и не дешевеет.

Е. ЯСИН — Я понимаю, но если у вас каждый год растет цена на нефть на 12-15%, как было с 2003 по 2008, то вы получаете каждый год большую премию и можете ее тратить. Это шикарная рента. А сейчас нет.

И. МЕРКУЛОВА — Нефть уже не обеспечивает наши расходы.

Е. ЯСИН — Мы нарастили хорошо и тратим успешно. Я думаю, мы должны обратить внимание на то, как изменились наши города. Сколько появилось новых зданий, какие красивые корпуса, улицы, скверы. Это все не просто так делается. Это было результатом. Кроме того, довольно успешно вышли напрямую из кризиса 2008-2009 года, мы смогли поднять темпы экономического роста до 4%. 2010-2011 годы были более-менее успешными. Конечно, не такие, как 2007, когда было 7,3 рост. Но теперь не будет 7,3 потому что у нас теперь производительность должна расти быстрее, чем объемы производства, потому что численность занятых будет падать. Это мы должны учесть. Все эти факторы говорят о том, что должны быть ведены новые какие-то стимулы роста. Я говорил, что другие стимулы роста это активизация бизнеса. Так, чтобы он выразил доверие. Для этого видимо, одного освобождения Ходорковского недостаточно. Нужны еще какие-то шаги. А если одновременно предпринимаются политические решения, которые создают дополнительные риски, я мягко скажу, то естественно это будет дополнительными осложнениями.

И. МЕРКУЛОВА — Вернемся к Министерству финансов. Там не исключают, что средства фонда национального благосостояния могут пойти на инфраструктуру Крыма. Во всяком случае, не в этом году, – сказал журналистам директор департамента долгосрочного стратегического планирования Максим Орешкин.

Е. ЯСИН — Если это ко мне адресован вопрос, подтверждаю я слова Орешкина или нет, я могу сказать, что вероятнее всего да. Если вы сделали шаг, если сказали «а», вам придется говорить «б», если вы присоединили Крым, нужно хоть как-то обозначить изменения ситуации к лучшему по сравнению с тем, что там было. А ситуация к лучшему прочерчивается с трудом. Потому что вы имели тогда прямое снабжение с Украиной, водой, газом, электроэнергия и так далее, в Крым, который не обеспечен этими ресурсами. А сейчас это все нужно завозить заново. По крайней мере, это требует времени, и быстро в пожарном порядке воинскими подразделениями и так далее мы это сделать не сможем. Воинскими подразделениями можно на один день, два. Но нельзя на длительное время. Поэтому для России восстановление Крыма, освоение его в таком виде, чтобы он опять стал всероссийской здравницей, это будет довольно длинное время.

А. СОЛОМИН – Почему для развития Крыма нельзя изменить бюджетное правило. Минфин выступает против, говорит, что в этом нет необходимости. Два миллиона человек.

Е. ЯСИН — Что касается необходимости это виднее финансовому ведомству. Что касается того, почему нельзя отменять это правило…

А. СОЛОМИН – Из-за Крыма.

Е. ЯСИН — Очень много обстоятельств, которые требуют срочных расходов. Крым просто на виду. Он у всех вызывает вопросы. А то обстоятельство, что у нас Дальний Восток, Сибирь и так далее тоже требуют расходов, которые сделали бы их более благоприятным местом для жизни, ты не считаешь.

А. СОЛОМИН – Дальний Восток все-таки жил все эти годы, не было ситуации, что Дальний Восток отрезали и присоединили.

Е. ЯСИН — Ну дорогой мой, если вы посмотрите, то увидите, что в течение советских лет там количество населения увеличивалось. Был другой демографический режим.

А. СОЛОМИН – А сейчас уменьшалось.

Е. ЯСИН — И мы смотрим, как поднимается все выше и становятся более сильными страны на Дальнем Востоке, прежде всего Китай, а кроме того и Япония, Корея, и другие, Дальний Восток начинает смотреться не совсем прилично. Надо его подтягивать. Поэтому стали принимать меры. Я не против мер, но я против того, чтобы отменять бюджетное правило. Я скажу, почему, — потому что стране предстоит довольно трудный период развития. Наши граждане, которые до некоторой степени избалованы тем, как развивалась страна после 1999 года, когда закончился трансформационный кризис, финансовый кризис 1998 года, мы все время росли. И довольно высокими темпами. Сейчас к этому привыкли, некоторые другого просто не знают. А ситуация меняется. И у нас те факторы, на которые мы опирались в нулевых годах, сейчас не работают. Нам нужно искать другие. Искать другие это повышение доверия населения к государству, повышение деловой активности бизнеса, это повороты инвестиций от утечки за границу, наоборот в страну, это нужно делать не насильно, нужно делать, улучшая климат.

А. СОЛОМИН – А что должно произойти, чтобы вы согласились с изменением бюджетного правила или его отменой?

Е. ЯСИН — Чтобы мы были уверены, что если будет ухудшение экономического положения, то мы сможем обойтись без того, чтобы устроить бюджетный дефицит и приступить к набиранию денег взаймы и так далее. Когда говорят давайте мы будем тратить деньги из ФНБ, это оно и есть. Потому что туда откладываются деньги, которые превышают определенную долю доходов федерального бюджета. Которые получены от продажи нефти, чтобы мы понимали, что мы не можем все время ориентироваться на нефтяные доходы. А надо искать другие источники. Если вы эти источники не хотите искать и говорите, Крым берем из этого фонда, Сибирь берем из этого фонда, еще что-то. Мировой чемпионат по футболу. Мы все потратим, а когда наступят действительно тяжелые времена, для чего откладываются эти деньги, мы посмотрели, так делает Норвегия, которая не такая бедная страна как мы. И когда мы окажемся в действительно трудном положении, а на это мы должны рассчитывать, всякое разумное правительство на это рассчитывает. Даже если оно об этом не говорит публике, говорит у нас все хорошо, но если оно не создает резервы, которые могут помочь в трудный момент, тогда дело обстоит плохо.

И. МЕРКУЛОВА — Евгений Григорьевич, а не может выясниться в один прекрасный день, что Крым нам просто не по карману?

Е. ЯСИН — Есть такая пословица. Что с возу упало, то пропало. Сейчас мы попали в такую ситуацию, когда я позволю себе процитировать одного моего друга, не буду называть его, выйдем, я вам скажу. Не хочу, а вдруг ему будет неприятно. Но он сказал мне так, что сейчас какое бы правительство в России не было, вернуть Крым оно уже не может. Это политически невозможно стало. Мы сами себе отрезали какие-то возможности. Давайте исходить из того, что придется его содержать. Поэтому как это будет, я не знаю. Но я знаю то обстоятельство, что нам нужно расходовать деньги на Крым и нужно ликвидировать дефицит Пенсионного фонда.

И. МЕРКУЛОВА — В данном случае я думаю предпочтут Крым.

Е. ЯСИН — Но все-таки и там не хватает денег и тут.

А. СОЛОМИН – Игорная зона.

И. МЕРКУЛОВА — Предложение как бы нам обустроить Крым. В думу внесен законопроект о создании игорной зоны в Крыму.

Е. ЯСИН — Это конечно блестящий выход. Но я сегодня согласился с тем, что пускай. Хотя я не люблю азартные игры.

И. МЕРКУЛОВА — Они загнали этих азартных…

Е. ЯСИН — Какая разница. Главная игорная зона ее надо было создавать в Азове. Которая прямо напротив Крыма. Крым имеет только то оправдание, что туда могут поехать люди, которым ничего недорого…

И. МЕРКУЛОВА — Хоть поиграть.

А. СОЛОМИН – На Украине же не было запрета на азартные игры.

Е. ЯСИН — Ну короче говоря, я считаю, что если есть такое предложение, оно не относится к числу абсолютно вредных. Потому что оно менее вредное, чем брать и дополнительные деньги тратить из фонда национального благосостояния. В этом я убежден. Я другое дело тоже предлагаю искать и другие источники финансирования развития экономики. Но это немножко другой повод и другой разговор. И мы еще поговорим.

А. СОЛОМИН – Хочется начать тему, сегодня в Белгороде была драма настоящая с попыткой захватить в заложники. Потому что человек…

И. МЕРКУЛОВА — Попыткой вернуть свои 23 миллиона.

Е. ЯСИН — 23 тысячи или 23 миллиона это в конечном счете вопрос выбора того человека, который решается на преступление.

А. СОЛОМИН – Прогорел банк. Отозвали лицензию. Может, хватит отзывать лицензии.

Е. ЯСИН — Те люди, которые клали деньги в эти банки, должны были смотреть, это надежные банки или нет. У надежных банков лицензии не отзывают. Я например, глубоко уверен, мои деньги все лежат в…

А. СОЛОМИН – Хорошем банке. У них у всех яркие красочные плакаты. Напечатанные на хорошей бумаге.

И. МЕРКУЛОВА — Хорошие проценты.

Е. ЯСИН — Как только видны хорошие проценты, уже нельзя класть.

А. СОЛОМИН – Вот такие советы от Евгения Ясина.

И. МЕРКУЛОВА — А наши слушатели считают, что какая-то неправильная политика ЦБ. И у нужных людей не отбирают лицензии.

Е. ЯСИН — Мы на эту тему говорили, я могу повторить, считаю, что политика ЦБ по применению жестких мер по отношению к объективно несостоятельным банкам абсолютно правильная. Потому что мы должны иметь в преддверие того периода, который нам придется переживать, более жестко мы должны иметь сильную банковскую систему. Там не должно быть банков, которые живут отмыванием денег.

А. СОЛОМИН – Мы перейдем наверное к заявленной теме. Консервативная волна – вы озаглавили ваш пост. Почему вы вернулись к этой теме?

Е. ЯСИН — Меня очень обеспокоили те события, которые у нас стали происходить в последние два месяца в том, что касается признаков этой консервативной волны. И во взаимоотношениях с органами правосудия, как они привлекают все новых людей, то болотных, то Навального перевели под домашний арест. Еще каких-то людей. Затем СМИ, я имею в виду «Дождь*».

А. СОЛОМИН – Сейчас посмотрим.

Е. ЯСИН — Но нужно было высказывание президента для того чтобы произошел поворот. У меня есть подозрение, что иногда наш президент кроме публичных заявлений, которые он делает, он еще говорит что-то по-тихому. И, кроме того, имеется большое количество людей, которые хотят выслужиться. И они догадываются, что может понравиться президенту. Они стали уничтожать «Дождь», потом наши еще возможности оказывать давление на другие СМИ. Насколько я знаю, для вас это тоже были некоторые испытания, когда перед выборами Венедиктова. Я не буду входить дальше в эти вещи…

И. МЕРКУЛОВА — А сейчас они еще прищучат блогеров.

Е. ЯСИН — Это просто я считаю скандальное дело. Еще есть такого рода признаки того, что мы поворачиваем в сторону противоположную тому, по которой мы шли после начала реформ.

А. СОЛОМИН – Эта тенденция послекрымская или докрымская.

Е. ЯСИН — Она началась до Крыма. Это было и раньше, но не так явно. И опасение появлялись, были на то основания. Навального перевели под домашний арест когда.

И. МЕРКУЛОВА — До Крыма.

Е. ЯСИН — Дополнительное количество людей по делу на Болотной площади 6 мая 2012 года…

И. МЕРКУЛОВА — Как было сказано, новая волна обвиняемых, просто интересно, сколько этих волн будет.

Е. ЯСИН — И каждый раз возникали новые события, которые у меня вызывали опасения. Среди прочего еще предложение, которое сейчас рассматривается в думе о том, чтобы мэров не выбирать. Вернее, выбирались, но только законодательными собраниями регионов. Или городов. И затем чтобы еще в крупных городах был не один начальник, а 2-3, то есть чтобы опустить уровень влияния этих органов местного самоуправления. Я хочу напомнить, что примерно такая система, которая сегодня обсуждается, она уже существовала. По инициативе выдвинутой по-моему, Владимиром Владимировичем, в 2004-2005 году. Тогда ее приняли. Но потом в пакете документов, которые выдвинули в декабре 2011 года, когда президентом был еще Дмитрий Анатольевич Медведев, там было предложение о возврате к выборам мэров. И это более демократичная система и самое главное чрезвычайно необходимая для нас по очень простой причине. Потому что нам нужно поднимать активность населения и активность бизнеса. Для этого нужно иметь дополнительные пространства, на которых эту инициативу можно проявить. Самое лучшее это местное самоуправление. Сейчас мы опять начинаем сворачивать самоуправление. Я против, каждый раз просыпаешься и ждешь, а что сегодня скажут такого, какие инициативы…

А. СОЛОМИН – А вам не кажется, что на спад пойдет сейчас.

Е. ЯСИН — Спад пойдет.

А. СОЛОМИН – Я имею в виду консервативной волны.

Е. ЯСИН — Я не исключаю. Есть определенные признаки того, что может быть, мы начнем двигаться в противоположную сторону. Но до сих пор этого не было, и я обращаю внимание на такой момент, что у нас принято поговорить, сказать какие-то свободолюбивые слова, а после продолжать делать то, что к свободе не относится. Поэтому у меня нет уверенности, что мы можем прекратить разговор о консервативной волне. Я просто обращаю внимание на то обстоятельство, что я в свое время выступил вскоре после выборов 4 декабря 2011 года, я сказал, что мы не должны выбирать этот шум, гам и не в пользу реакции и всяких протестных митингов и так далее. Мы должны научиться вести диалог между властью и оппозицией и в конце концов выбрать такой процесс движения, когда идет уравновешенное продвижение вперед. И тогда власть может что-то делать для того, чтобы обезопасить свое пребывание на высших постах и с другой стороны она будет что-то делать для демократизации политической системы. Для того чтобы сделать более эффективной и справедливой систему правосудия. И так далее. И что сейчас вы считаете, что у меня уже появилось то, что приведенные факты меня заставляют говорить о консервативной волне и тем самым уходе от этого равновесия. То вы считаете, что у меня сейчас появились причины говорить о том, что эта волна прекратилась. И что мы теперь будем…

А. СОЛОМИН – Прекратится. Что пойдет на спад.

Е. ЯСИН — Я не верю в это. Я говорю, что не верю в большей степени, чем я на самом деле того, что чувствую. Мне хочется верить, что пойдет. Но я не верю.

А. СОЛОМИН – Я просто не впервые слышу разговор о том, что у Владимира Путина сейчас высочайший рейтинг, 77%, по другим данным 80% и рейтинг политический он же не для собственного удовлетворения нарабатывается.

И. МЕРКУЛОВА — А для чего?

А. СОЛОМИН – Рейтинг нужно тратить. Сейчас есть возможность проводить какие-то непопулярные вещи, несильно за это поплатиться. Нет у вас ощущения…

Е. ЯСИН — Пока нет. Я под впечатлением того, что происходило в нашей стране последние 2-3 месяца. У меня накопилось такое ощущение, что об этом надо говорить. Что консервативная волна поднимается, и что теперь один их самых близких советников президента по экономике стал Сергей Юрьевич Глазьев, мой ученик. Не скажу, что удачный ученик. И я обеспокоен, потому что он неглупый парень, но самый откровенный консерватор. И он будет тянуть на то, чтобы мы брали деньги, вкладывали в государственные инвестиции. Я как бы никаких новостей не говорю. Но, тем не менее, совокупность этих фактов заставляет меня задуматься. И я этого опасаюсь. Потому что каждый шаг, который делается по этому пути, он возвращаться будет все сложнее и сложнее. Так же как с Крымом. Как я говорил со слов моего коллеги, нашего общего коллеги, что Крым, вернуться к этому вопросу не удастся. Народ принял, одобрил, все. И каждый раз все трудности, которые мы получили, еще можем получить, это все будет ложиться на нашем пути, и возможностей для нормального развития России в современную эпоху на пути подъема я вижу все хуже. А у меня такое чувство, что я вовремя сказал, что мы находимся накануне подъема. Я не отказываюсь, но просто время, когда этот канун пройдет, оно будет гораздо позже.

И. МЕРКУЛОВА — Что для страны важнее: стабильность или развитие, почему у нас они несовместимы, — спрашивает Таня.

Е. ЯСИН — Я считаю, что Россия пережила один из сложных периодов своей истории, и она вернулась из плановой экономики в рыночную. Это то время, когда мы должны использовать имеющиеся возможности для развития укоренения рыночной экономики и создания современных институтов рыночной экономики. Которые позволят добиваться высоких показателей эффективности. Это колоссальная национальная задача. Поскольку нам никогда до этого в нужных масштабах эту задачу решать не удавалось. Это проблема создания мощного потока инноваций. Инновацией не для российского хозяйства, а для мирового рынка. Надо привыкнуть к тому, что у нас очень высокие задачи, должны для этого брать новые высоты. Но каждый раз нас что-то сбивает. А это сбивает консервативная волна и разговоры о том, что мы должны… самое главное еще хочу сказать, что есть попытки построить новые основы государственной культурной политики. Которые просто под предлогом того, что мы должны вернуться к традициям и так далее…

И. МЕРКУЛОВА — Что они все так ностальгируют по советскому…

Е. ЯСИН — Я тоже удивляюсь. Потому что наша главная традиция, которая мешает сегодня нам развиваться это самодержавие. 550 лет мы жили в условиях самодержавия и потом еще кусок жили, когда уже отменили крепостное право, после судебной реформы. Самодержавие закончилось только в годы Первой мировой войны. Ушло самодержавие и появился сталинский режим.

А. СОЛОМИН – По кому надо тосковать. По империи или сталинскому режиму?

Е. ЯСИН — Не по тому и не по тому. Потому что сталинский режим это было продолжение самодержавия, но хуже, может быть, было только при Иване Грозном. В остальное время это был чемпион. И нам это не нужно. Потому что мы не можем на этом деле выиграть. Мы можем, предположим, добиться на 3-4 года повышения темпов развития за счет повышения эксплуатации людей. А в остальное время нам нужно иметь свободных людей, которые больше, лучше думают, больше учатся и так далее. Но у нас до этого руки не доходят. А то, что говорят люди в новой культурной концепции это возврат назад еще больше. К нашим традициям, наша традиция самодержавие.

А. СОЛОМИН – По ельцинским временам людям тосковать еще сложнее будет. Не очень многие хотят вернуться. Память такая осталась.

Е. ЯСИН — Я не предлагаю. Но просто времена демократической революции и конец правления Горбачева и начало правления Ельцина это было время подъема в России, подъема духа. Когда мы заряжались тем духом, который сегодня мог бы нам помогать поднимать экономику. А вот призывы к тому, чтобы что-то захватывать и отменять бюджетные правила, это не ведет к этому. Поэтому нам надо определиться. Либо мы развиваем свободную демократическую страну и тогда у нас есть шанс для того, чтобы снова поднять экономику. Снова поднять темпы развития экономики, либо мы будем каждый раз оглядываться на традиции, которые всем нравятся. При этом имеются в виду такие слова как наши традиции это прочная семья, это милосердие и так далее.

И. МЕРКУЛОВА — Нормы ГТО.

Е. ЯСИН — Ну кто против. Ну почему вы хотите противопоставить эти качества людей тем качествам, которые способствуют развитию экономики, предпринимательства, предприимчивости я бы сказал.

И. МЕРКУЛОВА — Но тот же Мединский, вы его цитируете, он говорит, что мы вообще не Европа и не Азия.

Е. ЯСИН — Это он сказал…

И. МЕРКУЛОВА — А самостоятельная цивилизация.

Е. ЯСИН — …когда он уже издал от имени Министерства культуры текст, где было написано: Россия – не Европа. Про Азию он потом добавил. Он сказал, что дескать я хотел сказать, что мы самостоятельная цивилизация и не европейская, и не азиатская. Но если бы он сразу сказал, не было бы подозрений. Я согласен в этом плане с ним. Мы действительно во многих отношениях независимая самостоятельная цивилизация. Но все равно по происхождению, главным образом мы являемся частью европейской цивилизации. Что бы вы ни говорили. Пускай самые главные ценности, которые мы взяли себе на вооружение это мы взяли из Византии. Византия тогда была самой развитой страной в Европе. Но это же ничего не значит. То есть не говорит о том, что мы должны и до сих пор жить самодержавием, которое мы взяли у монголов.

И. МЕРКУЛОВА — А что вы предлагаете руководствоваться европейскими ценностями.

Е. ЯСИН — Да.

И. МЕРКУЛОВА — У нас это очень нехорошие ценности.

Е. ЯСИН — А кто так считает? Я не считаю, что это плохие ценности. Самое главное я считаю, что…

А. СОЛОМИН – Однополые браки.

Е. ЯСИН — Что больше ничего там нет?

И. МЕРКУЛОВА — Получается, что да.

Е. ЯСИН — Это постоянные повторы под однополые браки, про какие-то еще…

И. МЕРКУЛОВА — Но это же целенаправленно делается.

Е. ЯСИН — Да.

И. МЕРКУЛОВА — Что европейские ценности нам не подходят.

Е. ЯСИН — Если вы говорите про однополые браки, это нам не подходит. Я очень люблю только женщин, больше никого. Я просто вам заявляю публично. Мужчин я люблю за ум, а все остальное мне нравится только женщины. Но это же не означает, что мы не годимся для европейской цивилизации, нам нужны какие-то другие ценности гораздо более консервативные. А то, что достоинства личности в большей степени…

И. МЕРКУЛОВА — Толерантность это ужасное что-то.

Е. ЯСИН — Это вообще позор я считаю. Хорошо, я не буду говорить слово «толерантность». Я никогда его не говорил, я всегда говорил – терпимость. Говорите по-русски. Но это же то же самое. Почему вы не находите второй смысл в терпимости? Это какие-то загадки. С моей точки зрения это попытка установить контроль над моими мыслями и мыслями моих сограждан. А мне кажется, что одно из главных достижений демократической революции, которая произошла в России это то, что мы стали свободными людьми и способны и можем думать то, что мы действительно думаем.

И. МЕРКУЛОВА — Это касается очень ограниченного числа наших соотечественников. Это большая наша проблема.

Е. ЯСИН — Большая проблема. Я не буду спорить, но вы дайте возможность всем принимать решения самим. А не навязывайте какие-то истины, которые вызывают очень большие сомнения.

А. СОЛОМИН – Евгений Ясин, научный руководитель ВШЭ.

И. МЕРКУЛОВА — Мы на этом завершаем Дневной Разворот. Алексей Соломин, Ирина Меркулова. Спасибо большое всем. До свидания.

Е. ЯСИН — Если что не так, я прошу прощения.

* Телеканал Дождь - СМИ, признанное иностранным агентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире