Время выхода в эфир: 06 июня 2021, 21:03

Как-то всё максимально тухло, братцы. И хочется поговорить о чем-то солнечном и летнем, а получается какая-то служебно-розыскная хроника. Сажают картошку, сажают людей.

Дмитрий Гудкова, правда, внезапно, выпустили. Не условный срок дали, что стало у нас синонимом свободы, а прямо отвезли к Макдональдсу – и высадили из машины. Гуляй, Дима!

Были обыски по всем адресам, были десятки следователей, оперативников, омоновцев, были какие-то патроны и снаряды, был особо крупный ущерб и родная тётя в комплекте – но потом кто-то решил, что Гудков и так уже не пойдет ни в какую Думу, а имя всё-таки известное. Поэтому можно и не сажать покамест.

А вот Андрея Пивоварова постоянно путают с Алексеем и его известность не выходит за пределы не очень широкой прослойки информированных и политизированных граждан. Поэтому Пивоваров для начала посидит два месяца, а потом еще бог знает сколько. Не помогло ему и то, что признанную нежелательной организацию он уже самолично распустил. Обратную силу получил не какой-то отдельный закон, а вообще вся наша репрессивная практика.

Но обратим внимание, в чем формально обвиняют людей. Всех их называют агентами Запада и присваивают разные пугающие статусы, но того же Пивоварова обвиняют в репосте в Фейсбуке. Гудкову хотели предъявить хозяйственный спор по аренде помещения. Навальный сидит по делу парфюмерной фирмы. И получается, что предъявлять-то на самом деле нечего. Нужно просто выключить людей из процесса. И пока это делается даже гуманными методами. То есть самим фигурантам так, конечно, не кажется, но в который раз я прошу вас внимательнее последить за тем, что происходит в Беларуси.
Там никаких условных сроков нет! Там сажают много и надолго. Там угоняют самолеты, чтобы поймать конкретных оппозиционеров. И ловят не для того, чтобы просто запереть в подвале и бить. Там всё циничнее. Многих удивили, в чем-то даже шокировали кадры с Романом Протасевичем, который, кажется, готов сдать и соратников, и друзей, и причастных, и непричастных и вообще говорить без остановки всё, что просят и не просят.

Но это нам легко давать моральные оценки, сидя дома и в безопасности. О методах воздействия в подвалах белорусского КГБ сказано уже достаточно для того, чтобы вы понимали, что попав туда, вы довольно быстро перестанете быть героями, готовыми погибать, но товарищей выручать.

Фактически то, что мы увидели – это экранизация 1937 года. Тогда нечто подобное устраивали на показательных процессах, на которых люди говорили о подготовке покушений на Сталина, называли себя латинскими шпионами и рыли тоннели от Кремля до Индийского океана. Но при этом в архивах сохранились тысячи и тысячи протоколов допросов, на которых люди признавались вообще во всём! В самом ужасном и нелепом, свидетельствуя против самых близких людей. Остаться несломленными могли единицы.

Лукашенко подошел к сталинизму гораздо ближе, чем Путин. Но кто скажет, сколько у нас времени в запасе? Кто знает, на что готовы пойти наши чекисты? На что пойти и как далеко зайти. Ведь масштаб-то иной, и возможности другие. Мы пока еще даем условные сроки. Пока еще можем даже просто так выпустить тех, кого посадили. Мы еще проводим в Питере как бы всемирные форумы и говорим про инвестиции и сотрудничество. Строим хотя бы красивые витрины. Но кинуть в витрину камнем и разбить ее к черту можно одним легким движением. И с каждой неделей мы всё ближе и ближе к броску этого камня.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире