'Вопросы к интервью
О.БЫЧКОВА: Это программа «Своими глазами», у  микрофона Ольга Бычкова и  Софико Шеварднадзе. Мы  сегодня готовимся к  празднованию очередного Нового года  — казалось бы, эта череда вся закончилась, все отпраздновали, отдохнули, и  Софа приехала с каникул.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Меня опять ждет Новый год.

О.БЫЧКОВА: И опять – Новый год, потому что китайцы оказались еще не охвачены этим всем, а только собираются охватиться празднованием Нового года. И  как они это делают, компетентно расскажет наша гостья, Мария Захарова, зам.директора Департамента информации и печати МИД, но также кандидат исторических наук, востоковед и человек, который мало того, что пришел подкованный к нам на эфир, но еще и принес огромный талмуд.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Сколько там страниц?

М.ЗАХАРОВА: Порядка 250.

О.БЫЧКОВА: Это диссертация Марии Захаровой ровно на тему Нового года.

М.ЗАХАРОВА: «Трансформация осмысления символики празднования Нового года в современном Китае». Там могло бы появиться еще слово «парадигма», но я посчитала, что это уже будет перебор.

О.БЫЧКОВА: Слово «Новый год» и «Китай» я  поняла. И сразу вопросы наших слушателей. Джош спрашивает: «Когда оно наступает?»

М.ЗАХАРОВА: Оно наступает уже скоро, в принципе, мы уже вступили в фазу подготовки. По григорианскому календарю это произойдет в ночь с 22 на 23 января.

О.БЫЧКОВА: Гушанзен: «Что пить и  чем закусывать, и в каком часу оно наступит точно?»

М.ЗАХАРОВА: Этот же вопрос мне задают — скажи сразу, пить можно? Хочу успокоить: кому нужно – тому можно, ограничений нет.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Это такая же традиция, как у нас. Когда все напиваются вдребезги?

О.БЫЧКОВА: Ты о ком сейчас говоришь?

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: О большинстве людей. А в Китае большая традиция пития?

М.ЗАХАРОВА: Думаю, что наши люди, которые окажутся в это время в Пекине или Китая, думаю, что они перенесут славные традиции России на  великую китайскую землю и поделятся нашими традициями. Конечно, исторически традиционно это выглядело все по-другому. Сегодня наши западные привычки и традиции плавно туда перетекают, и распитие горячительных становится не менее увлекательным, чем взрыв хлопушек и новогодние обряды и ритуалы.

На самом деле праздник древний, глубокий, объединят в себе массу ритуалов, обрядов, традиций, которые основаны на разных пластах китайской культуры.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Первоначально что он означает?

М.ЗАХАРОВА: Начнем с того, что всех интересует дата. У нас это с  22 на 23 — в этом году. Дата постоянно меняется, но  меняется для людей, которые живут по Григорианскому календарю. Традиционно китайцы живут по своему Лунному, — как принято это говорить, хотя на самом деле это не совсем правильно. И согласно лунному календарю эта дата приходится с  29, либо с  30 на  1-е число их  Лунного месяца.

Этот праздник вычисляется и празднуется с точки зрения фаз Луны. Но система традиционных китайских праздников основана на сочетании дат, связанных с  фазами Луны и  с  фазами Солнца. И это интересно, потому что даже в этой системе календарных праздников, праздники могут меняться. Это не как у нас — Новый год, 8 марта, 23 февраля. Один год праздник Нового года может идти до  праздника Становления Весны, а потом они могут поменяться местами. Потому что один праздник фокусируется на фазе луны, а  второй вычисляется по солнечной части календаря.

Поэтому традиционные китайские праздники все укладываются в традиционный. Или, как называют китайцы, Аграрный календарь и  вычисляются по  двум фазам – луне и Солнцу.

О.БЫЧКОВА: А при чем тут чередование китайских зверушек. Которые российский народ полюбил и принял как родных, в конечном счете?

М.ЗАХАРОВА: Китайской календарной системе можно посвятить и 600 страниц — настолько это все сложно и глубоко. Китайцы издревле начали выделять 12 зодиакальных созвездий, которые получили названия, как у нас принято называть это животный цикл, цикл по названию различных животных, и все это также образует китайскую традиционную календарную систему из  12 годов, идущих один за другим, и каждый носит свое название. Следующий год – это год Дракона.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: И будет много драконов на улицах Китая.

М.ЗАХАРОВА: Драконы всегда бывают на улицах, потому что один из праздников, который завершает цепочку новогодних торжеств, это праздник. Который приходится на  первое полнолуние, 15 число первого месяца по  лунному календарю, и называется этот Праздник Красных Фонарей.

О.БЫЧКОВА: Красных – в хорошем смысле?

М.ЗАХАРОВА: Только в  хорошем. Красный цвет для Китая самый лучший, носит признаки и значения оберега. И  в  Праздник Фонарей традиционно происходят знаменитые танцы с  драконом. Эта традиция характерна не только для Китая, но, по-моему, получила развитие во всех Чайна-таунах по всему миру – в Лондоне. Нью-Йорке, Сан-Франциско.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Что он означает?

М.ЗАХАРОВА: Что такое танец Дракона? Это когда некая сделанная из ткани или папье-маше голова дракона, с длинным туловищем, который растягивается на многие метры. К нему присоединены палки, которые несут люди в руках, поднимая и опуская палки, они показывают, что дракон танцует, летит в облаках. А перед драконом, что мало кто замечает. Всегда несут либо огненный шар, либо нечто красное. Это все пришло из буддизма, даосизма, это часть верований, которые синтезировались в традиционный китайский Новый год.

Есть вещь, которую у нас мало кто знает — по-китайски Новый год называется «Чунь де», что в переводе «Праздник Весны». То есть, если у нас новый год это зимний праздник, то в Китае это праздник весны. И с этим связано его основное значение.

О.БЫЧКОВА: Потому что климат у них там другой.

М.ЗАХАРОВА: Нет. По нашему делению сезонов новый год приходится либо на последнюю неделю января, либо на первые две недели февраля. Это связано не с климатом, а  с тем, что это праздник завершения годового цикла, завершения всех сельскохозяйственных работ. Сбора урожая. Подведения итогов и праздник возрождения. То есть, праздник, символизирующий начало новой жизни.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Но в феврале не  цветет и  не растет ничего. Миндаль, персики цветут?

М.ЗАХАРОВА: Мы уже говорили, как меняется символика празднования Нового года в разных районах Китая – они все разные, — где-то холодно, а где-то жарко.

О.БЫЧКОВА: Да, такой вопрос был от слушателя – есть ли различие празднования Нового года в разных районах Китая. Мы знаем, что Китай огромная страна – и  по населению, по площади, и внутри очень много внутренних различий, много этнических групп.

М.ЗАХАРОВА: И много национальностей.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Они все празднуют Новый год?

М.ЗАХАРОВА: Это связано с той календарной системой, которой придерживается тот или иной народ, та или иная национальность. Всенародности Востока, живущие по Лунному календарю – у них есть свой традиционный Новый год. Там есть свои нюансы, есть отличия даже по датам, плюс-минус какие-то дни, и  разная обрядность. Где-то это уход больше в религию, где-то — уход в  шаманизм, мифологемы, где-то наоборот, это связано только  с  жертвоприношениями духам, почитанию предков — везде есть свои нюансы. Но основу составляет именно  традиционный Лунный календарь.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: А едят они везде разное?

М.ЗАХАРОВА: Есть нюансы, но в целом, если говорить о  праздновании нового года, есть символизм, который устоялся и  имеет под собой массу легенд и традиций. Обязательно должны быть на столе пельмени. В ряде исторической литературы было написано, что пельмени изначально появились как новогодний продукт. У этого разные причины, в разных книгах написано по-разному. Потому что сам пельмень формой напоминает золотой слиток. На Востоке. В  Азии, именно слитки используются в качестве единицы денежного обмена – именно слитки. И  в Китае слитки имеют традиционную форму – полукруглые, полумесяцем. И  именно этот слиток и повторяет пельмень.

Но есть еще ряд версий. Где-то говорится, что в древности слово «сила, мощь», писалось одинаково со словом «пельмени». Китайский язык – это язык омофонов, это когда разные предметы произносятся одними и теми же звуками, но пишутся по-разному. То есть, на один иероглиф у вас может приходиться до  25-30 различных по смыслу вариантов.

Условно, — слово «ма» это может быть «лошадь», может быть «мать», а может быть вопросительная частица. Это все три разных иероглифа, которые произносятся тремя разными тонами. Весь язык на этом построен. Отсюда огромный символический смысл, который закладывается в различные предметы, еду.

Наверное, вы часто в сувенирах, которые продаются у нас, за рубежом, видите рыбу – карпа, из которого или достают какие-то моменты, или украшен монетами – эта рыба везде. Потому что рыба – омофон со словом «богатство», — то  и другое произносится одинаково, в разной тональности, которая слышна только аборигенам. Но рисуя рыбку, принося ее в дом. Вам автоматически желают богатства. Как можно принести богатство, если не  подарить много денег? – никак. А как можно его пожелать – принести рыбу, и это будет символ. И на этом построено очень много в китайской новогодней обрядности.

Вообще мы часто говорим, что западный Новый год или Рождество – это семейный праздник, и у нас такое часто. Но я мало знаю людей, которые у нас проводят новый год с семьей — в основном это компании, путешествия, или наши близкие друзья. В Китае это закон-законов.

О.БЫЧКОВА: Там вся страна снимается с места и едет домой.

М.ЗАХАРОВА: Там это миграция, катастрофа. Казалось бы, новый год это абсолютная символика, но ничего подобного, потому что, не зная этих вещей можно в Китае попасть впросак, потому что, начиная за 10 дней до этого праздника страна начинает внутренне перемещаться.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Это самый главный праздник года?

М.ЗАХАРОВА: Самый главный. У нас обычно есть новогоднее обращение президента, итоговые интервью руководителей, бизнес-элита, и все итоги года и прогнозы делаются к  концу декабря. В Китае все не так. Все основные поздравления, обращения к  китайскому народу, программные вещи, в  прессе, на телевидении, делаются именно к «Чун де», потому что это основной китайский праздник. Который выражается во всем – в политической жизни и культурной.

И  когда начинается миграция, если вам нужно переместиться из города в город – забудьте, никак.

О.БЫЧКОВА: Билетов нет.

М.ЗАХАРОВА: Нет, все забронировано. Всем нужно успеть вернуться в  свои родные пенаты, успеть придти и приехать туда, где твой родной дом, где старшие. Семьи бывают такие большие, что невозможно собраться дома – тогда люди идут в рестораны. Но это абсолютно семейный праздник. В Китае очень большое значение имеет связь между поколениями. Именно в этом празднике можно почувствовать, насколько сильна самоидентификация китайцев в качестве части огромной нации, чья история насчитывает тысячелетия. Возвращаясь домой подтверждаются эти родовые связи, которые не ограничиваются родителями, дедушками и бабушками. За счет очень сильного, до сих пор оставшегося культа предков и  почитания предков эта связь протягивается с сегодняшнего поколения до  поколения сто, 200 лет назад. И  восстанавливается связь, как между людьми, так и между поколениями.

И возвращаясь к пельменям…

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Их едят только на  Новый год?

М.ЗАХАРОВА: Нет, их можно заказать в любом ресторане в любом виде, но на Новый год это особое блюдо, и тоже носит смысл, объединяющий семью. Их начинают лепить за неделю до наступления Нового года. И делает их не один человек, а всей семьей.

Все, что я рассказываю про традиции – я не могу сказать, что повсеместно все люди их придерживаются, но  в глубинке это все живо.

О.БЫЧКОВА: Делаем сейчас маленькую остановку на краткие новости, и продолжим программу.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Продолжаем программу. Говорим о  традиционном китайском Новом годе, наш гость — Мария Захарова. У нас пришло большое количество вопросов. Дмитрий из Екатеринбурга: «Как китайцы трактуют год Черного Дракона, что нас ждет?»

М.ЗАХАРОВА: Ну, это к астрологам.

О.БЫЧКОВА: «Что в культуре Китае такого, что нам понять трудно?» — Таня спрашивает.

М.ЗАХАРОВА: Удивительный вопрос. Лет 5-7 назад получилось, что я  переводила.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Вы жили в Китае?

М.ЗАХАРОВА: Жила лет 6-7 – сначала с родителями, а  потом меня это заинтересовало, и  потом я  умолила родителей, чтобы они мне разрешили ходить в  китайскую школу, потому что мама считала, что абсолютно это не женское дело  — учить китайский язык, заниматься иероглификой. И один раз, лет 10 назад, один человек, можно сказать, властелин мира, когда послушал рассказы про традиции и культуру, спросил – вы верите во все это, все эти мифы? На что я сказала  — знаете, не то, чтобы в это верю, но раз люди тысячелетиями, причем, люди в количестве 2 миллиардов, из уст в уста это передают, и на этом основано их государство – наверное, стоит над этим задуматься, и если не верить, то знать это надо, особенно тем, кто соприкасается с этой страной по работе, бизнесу. И это очень интересно.

О.БЫЧКОВА: Все равно есть ощущение другой планеты – я была в Китае один раз.

М.ЗАХАРОВА: Абсолютно.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Как вы себя там чувствовали?

М.ЗАХАРОВА: В  80-е годы китайцы объявили политику, которая называлась «Открытость и реформы». Представляете, если на высоком уровне заявляется, что один из пунктов реформ – политика открытости. Причем, это достаточно широкий термин, это не просто открытость политическая – это, в том числе, и постепенное приоткрывание их культуры, менталитета. Хотя, конечно, им проще, потому что Чайна-тауны – это огромная китайская диаспора по всему миру, и они делают свое дело, привносят это в культуру.

Но мало кто задумывается,  — Новый год для китайцев, а мы говорим о материковом Китае, это и Гонконг, и Макао, но  этот праздник внутри Китая гораздо шире и больше, чем просто внутригосударственный и внутринациональный праздник – он объединяет китайцев по всему миру. Где бы вы ни были с 22 на 23 января, вы везде увидите танцы драконов, тигров, львов, зажженные фонари, празднующих китайцев, переполненные рестораны, мероприятия в посольствах и культурных центрах.

Подумайте, какой у нас в стране есть праздник, который объединял бы  так людей друг с другом.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Пасха?

М.ЗАХАРОВА: Пасха это для православных, а у нас еще много других конфессий. Раньше для меня это было 9 мая – это было свято, это объединяло, это была такая точка, которую праздновали все. Сейчас, в последние годы, как-то иначе это все. А  какой еще другой праздник? 8 марта? А этот праздник объединяет и соединяет китайцев, где бы они ни были, сколько бы им ни было лет. И  китайцы, которые живут в Китае или Нью-Йорке — все празднуют.

М.ЗАХАРОВА: И что является отличительной чертой китайской культуры – она такая синтезирующая, все в себя вбирает, поглощает, перемалывает, но остается собой.

О.БЫЧКОВА: Сергей: «В деловых документах тоже лунные числа»?

М.ЗАХАРОВА: Все календари, ежедневники,  — все, что связано с цифрами и Григорианским календарем – все всегда дублируется датами лунного календаря. Мало того, издревле всегда издавали так называемые «Вань Нянь Ли» — это такие сборники, ежедневники, — это календарь, который давал советы на каждый день по традиционному календарю не просто про то, где встанет Солнце и будет находиться Луна, а  что одеть, откуда пойдут духи в этот день, будут ли они злыми или добрыми, что лучше есть, и вообще как лучше себя в этот день вести.

Одну цитату процитирую – это календарь 1935 года. Одна страница: Первый день Первой Луны. Элемент, символизирующий этот день – металл,  — День Нового года, праздник весны, бог Веселья идет с  юго-запада, Бог Счастья  — на северо-западе, Бог Богатства на востоке. Бог Почета и  Чина — на северо-востоке и на Западе. Если вам надо нанести визит, и  вы делаете его между 11 утра и  3 часами дня, или в другой период, и  идете в юго-западном направлении, то визит принесет вам великое счастье.

И еще желательные поступки: жертвоприношение предкам, посещение школы, омовение. Другие дела предвещают дурное, — говорит календарь. Это один конкретный день.

О.БЫЧКОВА: А в жертву что приносили?

М.ЗАХАРОВА: В жертву сегодня и традиционно приносятся либо сладости, еда, сухофрукты, конфеты. В жертву – перед изображением богов или духов. Китайцы люди практичные, нам бы поучиться. Для того, чтобы ничего от себя не отрывать, были придуманы бумажные символы, бумажные аналоги жертв. Есть жертвенные деньги  — это те же деньги, но напечатаны. Есть изображения телевизоров, холодильников, других предметов, которые вы поджигаете, и таким образом приносите жертву, ничем не жертвуя, не отрывая от себя.

О.БЫЧКОВА: Тамара Владимировна: «Шумно ли китайцы отмечают Новый год?» — не то слово, да?

М.ЗАХАРОВА: Первый раз, когда я  увидела отмечание, у  меня было ощущение, что наступила та самая война, о которой нам рассказывали в детских патриотических фильмах. Непосредственно в  Новогоднюю ночью находиться на улице страшно – это канонада из всех пиротехнических хлопушек.

О.БЫЧКОВА: Они же страшные пироманьяки.

М.ЗАХАРОВА: И под этим тоже есть мифологическая основа – это все не просто так. Всегда традиционно считалось, что любой звук, треск, особенно хлопушки, вертушки, звук падающего на пол зерна, отпугивает злых духов. И поэтому хлопушки – это не столько  для красоты, сколько для изгнания злых духов.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Истории про духов – это новогодние истории?

М.ЗАХАРОВА: Это мифологические основы, которые составляют базу национальной народной культуры, безусловно, в каждый праздник, в каждый знаменательный день, есть некая связь человека с духами, это могут быть духи умерших предков, другие духи — у китайцев очень сложная система душ, у  человека не одна душа, их много, какие-то злые, какие-то добрые — сложная система. И  их судьба различна. Но люди практичны, поэтому, в отличие от нас, людей западной культуры, с духом можно договориться – даже если это злой дух. С ним можно найти общий язык. И это можно сделать двумя способами: можно себя от него огородить – для этого на воротах вешаются специальные лубочные картинки – это неотъемлемая часть новогодней культуры, — которые изображают других духов, призванных бороться с нечистью. Дальше ставится специальная стена  — когда вы входите в  традиционное китайское жилье, которое не намного ушло из  повседневной жизни – вы открываете дверь и видите стену. Логики нет. Причем, это может быть императорский дворец или простая квартира. Для чего это? По их верованиям, духи могут перемещаться только  по прямой.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Это как отгородить себя. А как договориться?

М.ЗАХАРОВА: Мало того, с  ним можно не только  договориться, но его можно и  наказать, если он что-то не выполнил. Новогодний пример — 23 числа, перед наступлением Нового года, то есть, накануне, почитается дух Дзао – это божество Семейного Очага, это, если примитивно, как у нас Домовой, отвечает за  атмосферу и погоду в доме.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Подарки он приносит?

М.ЗАХАРОВА: Каждый год мужчины должны принести ему жертву. Затем со стены открепляется лубочная картинка, или другое изображение бога Дзао, которая висела каждый год. Как правило, его изображение вешают там, где очаг, или плита. Срывается эта бумажка. Скручивается, и поджигается – таким образом, происходит обряд отправления Бога Очага на  небеса – для того, чтобы он на следующий день перед Нефритовым императором, Небесным императором, отчитался о том, как дела у этой семьи – всем ли  довольны, все ли нормально.

Но для того, чтобы он  сказал не все, как есть, а  все, как надо, чтобы Нефритовый император не  принимал жестких мер, а наоборот, благословил, или прибавил счастья, часто ему — вот у нас есть выражение «подсластить уста». И этой картинке обмазывали рот сладкой водой, заворачивали туда конфеты  — то есть надо было задобрить духа.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Как легко задобрить.

М.ЗАХАРОВА: Да, оказывается, не надо придумывать ничего сложного. В одном из мифов говорится, что иногда Нефритовый император мог прислать свое войско по наветам злых духов, которое должно было проверить, правду ли говорит Бог Дзао, все ли так происходит. И злые духи ставили специальные пометки на дверях и в домах китайцев, которые жаловались на свою жизнь, говорили, что не все было гладко в этом году.

Поэтому 24 числа, после того, как дух отправлялся на  небеса, производилась генеральная уборка квартир. Все надо было привести в порядок.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Это как у нас 1 января?

М.ЗАХАРОВА: Нет, это подготовка – за неделю до  1 числа. Проводится генеральная уборка. Но это мифологическая основа, а обрядовая составляющая  — это стремление подготовить себя и свое жилище к  тотальному обновлению, к тотальному переходу в новое состояние, новый год. Знаменитые в  западной историографии ритуалы описаны как ритуалы перехода человека из одного состояния в другое. То есть, завершается год, маленькая жизнь, и  надо привести все в порядок – именно до  Нового года надо было купить мясо, налепить пельменей, раздать все долги.

В  китайской культуре долг имеет одну и ту же природу с понятием «вина». Долг и вина  — схожие вещи. То есть, имея долги, у  вас есть некое чувство вины, и вы должны раздать долги, и тем самым вы просите прощение. И  вот вы  в таком готовом к обновлению состоянию вы готовитесь к  Новому году.

О.БЫЧКОВА: По поводу долга и вины: «Правда ли, что в  китайском языке нет понятия совесть?»

М.ЗАХАРОВА: Свои аналоги, конечно, есть. Нет прямого такого слова – как слова «душа»  — их много, они по  разному описываются.

О.БЫЧКОВА: Ольга из Пензы: «Я работаю с китайскими студентами. Как мне их поздравить, и что подарить?» — надо дать совет.

М.ЗАХАРОВА: Самое главное, может быть, это будет страшная банальность — подарок должен идти от души. Если вы сделаете что-то душой, доброй энергетикой, это всегда будет лучшим подарком. Если вы им скажете «Чун Де  Хао». «Хорошего праздника» — думаю, это будет очень удачно. Если какие-то китайские студенты по какой-то причине остались в Пензе и не уехали в  Китай к родственникам, что странно, то можно сделать это 22 или 23. Сам Новый год, а подготовительный период длится за неделю до него, а сам новый год, со всеми торжествами, обрядами и праздниками, длится до 15 числа.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Люди работают в это время?

М.ЗАХАРОВА: Люди закончили работать давно, и уже поехали к своим родственникам. Официально праздники в государственных структурах Китая начинаются с 22 числа, и длятся 7 дней. В  1999 г. правительством было принято постановление, чтобы установить три государственных национальных праздника — это Чун Де, 1 мая и  1 октября – день образования КНР, и  установить 7-дневные каникулы на каждый из этих праздников.

Но в частных компаниях, естественно, там дается больше времени – если ты  не связан с праздничной торговле.

О.БЫЧКОВА: Владимир: «Интересно, в миг наступления Нового года они что делают?»

М.ЗАХАРОВА: Поздравляют друг друга.

О.БЫЧКОВА: Это тоже бой Курантов?

М.ЗАХАРОВА: Нет, конечно. Готовится огромное количество телепрограмм, люди сидят за  столом.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: И смотрят «Голубой огонек».

М.ЗАХАРОВА: Думаю, «Красный огонек»

О.БЫЧКОВА: Дмитрий: «Встречали вы Новый год в китайской семье?»

М.ЗАХАРОВА: Был такой момент в моей жизни, мы знакомы многие годы с очень интересной семьей, которую знают многие в  Китае – это семья Ли, я общаюсь с моими сверстниками, и  их дед был известным китайским политиком, соратником Мао Цзе Дуна,  — Ли Сань. Его история очень интересная — в  30-е гг. он  приехал в Москву работать в  Коминтерне. В России встретил девушку, Елизавету Павловну Кишкину, в которую влюбился, сделал ей предложение, и увез ее в Китай, где они с  30-40 гг. жили, у них родились две дочки, наполовину китаянки, наполовину русские, одна из которых, Инна Ли, посвятила себя преподаванию русского языка в Китае, она сейчас руководит целым институтом русского языка. И в этой потрясающей семье мы встречали и встречаем, когда удается по времени, Новый год.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Насколько сложно почувствовать себя частью этого общества? Они же абсолютно другие.

М.ЗАХАРОВА: Думаю, что первое, с чем вы туда должны ехать, если вы  туда приезжаете не в туристическую поездку, — надо исходить из того, что это надо изначально принять, и не отторгать. Многие иностранцы начинают сразу отторгать. Потому что этого не понимают. Непонимание у нас сразу порождает абсолютное неприятие, отторжение — насмешки, зачем это, зачем то. Когда вы это принимаете как факт, а потом подтягиваются ваши знания, потому что по мере общения с людьми вы узнаете что-то, — тогда и происходит приятие на другом уровне.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Вы чувствуете себя полноценным членом этого общества, когда вы принимаете все?

М.ЗАХАРОВА: Думаю, все зависит от человека – насколько вы способны себя чувствовать полноценным членом какого-либо общества. Другое дело, что это страна, которую надо постигать. С наскока, с ощущением, что мы такие, а вы другие, — нет. Это тысячелетняя культура, многопластовая, один язык абсолютно закрытый, как лабиринт. Каждый иероглиф не просто надо запомнить и выучить – его нужно постичь, потому что У него миллион значений, древнейшая история.

О.БЫЧКОВА: Для того, чтобы просто читать газеты и вывески — даже не книги,  — нужно выучить несколько тысяч иероглифов.

М.ЗАХАРОВА: Причем, примитивно читать газеты у вас тоже не получится, потому что это целая история. А уж про книги я и не говорю.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: А там все умеют читать?

М.ЗАХАРОВА: Конечно. Ну, может быть есть очень маленький процент в глубинке. Но  почти все.

О.БЫЧКОВА: Это то, на чем держится нация, потому что произношение разное, а иероглифы одинаковые.

М.ЗАХАРОВА: И все наполнено символикой, что многие вещи вы воспринимаете как какое-то украшение, с легкостью. А на самом деле все наполнено глубинным смыслом — например, на  входе в квартиру — она может быть самой современной, дорогой, модной, или традиционный дом, — всегда к  Новому году вы увидите ромбы, в которых написан один иероглиф, обозначающий счастье. Но  он вам может показаться странным, потому что он всегда перевернут. Потому что иероглиф счастья в перевернутом виде звучит как «Иероглиф счастья упал, перевернулся», — но  звучание этого иероглифа также означает, что «счастье пришло», и таки образом омофонов вы говорите, что к вам в дом пришло счастье.

О.БЫЧКОВА: Но не напрямую – на всякий случай. Это важно. Таня: «Что нельзя дарить в  Китае на Новый год?»

М.ЗАХАРОВА: Очень много всяких табуирований. Нельзя в новогодний период сквернословить, браниться, говорить о смерти. Можно и нужно делать только то, что заряжает вас на позитив на весь следующий год и принесет вам позитивную энергию и энергетику.

О.БЫЧКОВА: Спасибо вам большое. С Марией Захаровой мы говорили сегодня о традиционном Новом годе. Можем попробовать поесть пельменей.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ: Спасибо вам.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире