'Вопросы к интервью
О.БЫЧКОВА: Добрый день, это программа «Своими глазами» в студии телекомпании RTVi и  радио «Эхо Москвы» Ольга Бычкова. Сегодня мы абсолютно «своими глазами», все абсолютно свои, с моими подругам, коллегами, корреспондентами «Эхо Москвы» — марина Королева и Татьяна Фельгенгауэр, которые съездили в командировки только что, и мы решили сложить вместе все эти командировочные отчеты и рассказать сразу вам о многих регионах РФ, где нашим девушкам удалось побывать.

М.КОРОЛЕВА: Посмотрим, что у нас получится.

О.БЫЧКОВА: Потому что Фельгенгауэр ездила от Белого до  Черного моря.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И не просто так, а на автомобиле я ездила.

О.БЫЧКОВА: И не на  абы каком автомобиле.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: На «Кадиллаке».

О.БЫЧКОВА: И не абы как ездила, а в компании – сколько мужчин было?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: 18 человек, 17 мужчин и я одна.

О.БЫЧКОВА: 17 стариков и одна девушка.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Примерно так все и было, и  у нас еще было 7 «Кадиллаков», что сильно скрашивало наше путешествие.

О.БЫЧКОВА: А что-нибудь попроще не могли найти?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Что «Дженерал Моторс» выделило, знаете ли, на том и  катались. Зря что ли всем миром компанию спасают?

О.БЫЧКОВА: То есть, вы автопробегом ударяли по Белому и  Черному морям.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ударяли очень сильно. Там милиционеры по всему пути нашего следования рот приоткрывали.

О.БЫЧКОВА: И отдавали..

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, в основном забирали. Отдавали мы им. а  они все больше забирали.

О.БЫЧКОВА: Скажи, чтобы нам всем было понятно, потому что не все сильны в географии — например, я, — от Белого до  Черного моря это значит какие названия присутствовали?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы собрались все дружно в Архангельске, заехали в  Северодвинск, оттуда стартовали, проехали еще раз через Архангельск, и дальше был маршрут следующий: мы заехали в Малые Карелы  — это такой заповедник зодчества.

О.БЫЧКОВА: Ну, это Карелия.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет. Малые Карелы вовсе не в Карелии, более того, у нас развернулась жесточайшая дискуссия – они «корелы» или «карелы» — мы так и не пришли к единому мнению, потому что вывесок нашли множество разных — как «карелы», так и  «корелы».

М.КОРОЛЕВА: То есть, указатели были разные?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да.

М.КОРОЛЕВА: Хорошо, а местные жители что говорят? Я уже заинтересовалась как ведущая программы «Говорим по-русски».

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Наш экскурсовод настаивала, что хотя пишется «корелы», москали поганые со своим «аканьем» привнесли «а», и поэтому пишут «Карелы» — на  входе в  заповедник «Малые Карелы». Оттуда мы отправились в город Вельск – есть такой город.

М.КОРОЛЕВА: Я была там в студенческие годы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это Архангельская область. Там мы спросили, какова главная достопримечательность города, и нам сказали: в местном роддоме есть лифт. На этом наши вопросы по городу Вельску закончились и  мы пешком пошли расселяться в гостиницы – кто на 4-й этаж, кто на 3-й.

М.КОРОЛЕВА: А потрясающая архитектура?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Осталась в Малых карелах, в Вельске все заасфальтировали с тех пор, как вы там были, Марина.

М.КОРОЛЕВА: Это радует – значит, там нет бездорожья.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: По обочине еще немножко есть. Но я боюсь повторения с Ижевском, поэтому скажу, что Вельск я  видела совсем недолго.

О.БЫЧКОВА: Перечисли все меню.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Потом был Вологда, Ярославль. Коломна. Воронеж, Ростов-на-Дону и  Сочи.

О.БЫЧКОВА: И сразу Сочи.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: До этого через пере6вал переехать, много-много часов трястись по тому самому бездорожью, и  вот только  потом  — сразу Сочи.

О.БЫЧКОВА: В общем, мы поняли, что называется от Белого до  Черного моря, но у нас и  Балтийское море попадает в эту обойму, потому что там была Марина Королева. которая ездила в Калининград.

М.КОРОЛЕВА: Я была как раз там, куда нельзя заехать не только на «Кадиллаках», но ни на какой легковой машине заехать невозможно, просто потому, что у остальной России, как вы знаете, нет сухопутной границы с Калининградской областью. То есть, я-то как раз была в Тридевятом царстве в полном смысле, потому что это 39-й регион, поэтому там все шутят, что это действительно такое Тридевятое царство, Тридевятое государство, — действительно, особый регион, с совершенно отдельными условиями, отдельными дорогами, — вот, кстати, где нет бездорожья. Но  так получается, что на машине въехать туда нельзя – только если через Литву или Польшу.

О.БЫЧКОВА: Бездорожья нет, но нам от этого никакого толка.

М.КОРОЛЕВА: Зато калининградцам есть толк. Повод, по которому я там была — Международный информационный форум «Интеграция соотечественников», потому что нас, журналистов, возили туда показать, как реализуется государственная программа переселения соотечественников. Но  так получилось, что за день нас провезли по всей калининградской области – это не  сложно, область не так велика, за день ее объехать можно. И  я видела ее всю – от польской границы до  литовской, включая Калининград и  то самое Балтийское море, которое видела чуть-чуть.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Область по-прежнему симпатичнее, чем сам Калининград?

М.КОРОЛЕВА: Не знаю, мне понравилось и то и другое. А что касается милиционеров – я  их тоже видела.

О.БЫЧКОВА: Она видела милиционеров в Калининграде.

М.КОРОЛЕВА: Видела. В связи с тем, что как раз на этой неделе, прошедшей, это были дни, когда туда приезжал кто? — Дмитрий Анатольевич Медведев. Он приезжал туда как раз на учения «Запад-2009», поэтому Калининград был в очень сильной степени перекрыт, когда он туда прилетал. И  как раз это был день, когда очень хотелось посмотреть какие-то достопримечательности в  самом Калининграде.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Самая большая достопримечательность — Д.Медведев.

М.КОРОЛЕВА: Мы ехали буквально по его следам, потому что видели – здесь перекрыто, здесь, а видимо сейчас он здесь.

О.БЫЧКОВА: То есть, ты задала тот же вопрос – что у вас можно посмотреть? Тебе сказали – могилу Эммануила Канта.

М.КОРОЛЕВА: Это нам сказали еще в самолете, когда мы туда летели. О.БЫЧКОВА: Нам это говорили еще в средней школе.

М.КОРОЛЕВА: Нет, нам говорили — Эммануил Кант – самый известный житель – чего, внимание? — Калининграда. Он, правда, видимо, об этом не знал.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ничего страшного – возразить он уже не может.

М.КОРОЛЕВА: Так вот нас не пустили на  могилу Канта, место было перекрыто, и когда я  очень просила милиционера: пустите буквально на секунду, ну, что такого? Президент, если и приедет, то не сейчас. А мы посмотрим и уйдем. Милиционер посмотрел на меня внимательно, и  сказал – Ну, зачем вам могила? Сходите лучше в  театр.

О.БЫЧКОВА: Ты  пошла в театр?

М.КОРОЛЕВА: В театр я  не успевала, увы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А я видела два вида милиционеров — милиционеры настоящие и милиционеры картонные, и те и другие очень эффективны.

О.БЫЧКОВА: Мне рассказывали про картонных милиционеров — не помню, в каких регионах. Ты их где видела?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я видела в нескольких областях – это достаточно распространенная практика: в куст посадить вырезанную картонную или фанерную машину ДПС.

О.БЫЧКОВА: В натуральную величину?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да. И когда ты подъезжаешь, тебе кажется, что там ДПС, и ты машинально начинаешь сбрасывать скорость.

О.БЫЧКОВА: Ты «Кадиллак» водила сама, ты  хочешь сказать?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, водила. Я водила «Си-Ти-Эс» — это маленький «Кадиллак».

О.БЫЧКОВА: «Кадиллакчик»

М.КОРОЛЕВА: Метров десять.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, я потом еще водила «Кадиллак-Эскалейд» — вот это дом на колесах, совершенно громадный. Я его водила по просьбе своего экипажа, из тактических соображений. Мало того, что «Кадиллаки» раздражают милиционеров тем, что это очень хорошая американская машина, достаточно редкая, но еще они раздражают милиционеров московскими номерами. И на «Эскалейде» мы ехали из Ростова в  Сочи, а всем известно, — чем южнее милиционер, тем он злее и тем больше денег требует.

М.КОРОЛЕВА: Кому это — «всем известно»?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Всем автомобилистам, которые передвигаются по необъятным просторам нашей родины – это на самом деле так.

М.КОРОЛЕВА: То есть, я была далеко от этих милиционеров.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ты была на  Западе. В Тридевятом царстве.

О.БЫЧКОВА: Знаешь, бывают северные надбавки, а бывают южные надбавки.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я серьезно вам говорю — в  Архангельске 100 рублей, в  Ростове – 16 тысяч.

О.БЫЧКОВА: За что  — 16 тысяч?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Превышение скорости.

О.БЫЧКОВА: А не надо превышать, Фельгенгауэр.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А это не я превышала. Я езжу по правилам. Превышал Александр Добин, который сидел за рулем, ехал 190 — ему мигнули дальним светом, он сбросил на  30 километров, поехал 160 с  чувством выполненного долга. Проблема в том, что ограничение — 90. Тут-то нас и  сцапали.

М.КОРОЛЕВА: Но если можно ездить на такой скорости – значит, дороги позволяют?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, а я и не говорила, что дороги ужасные.

О.БЫЧКОВА: Когда я  услышала интервью Марины Королевой с Георгием Боосом, губернатором Калининградской области, которого мы все знаем, и она ему стала расхваливать калининградские дороги – я, честно говоря, даже не  поверила – может, они остались от прежних хозяев?

М.КОРОЛЕВА: А на самом деле  — да. Большинство дорог, которые выглядят так прекрасно, остались именно что от  немцев, от  Восточной Пруссии, которые были там, как известно, до  1944 г., потом уже там была полная разруха, а  начиная с  1946 немцев стали оттуда выселять – ну, это целая история. Но про дороги. Г.Боос правильно сказал, что старые дороги очень узкие. Действительно, там так получается, что узка красивая дорога в обрамлении очень красивых деревьев, и  выглядит это сказочно – действительно, Тридевятое царство. Но это строго одна полоса туда и одна обратно. И  как это там машины не сталкиваются? — думала я. Потом оказалось, что сталкиваются, бывают столкновения. Но дороги — представьте себе, уже прошло 60 лет, — они такие и есть: прочные, крепкие, совершенно неубиваемые. Но  кроме этого я видела огромное количество строящихся и построенных, чистеньких, новеньких дорог и развязок. Такое впечатление, что там строят дороги на всю Россию.

О.БЫЧКОВА: Боос чем это мотивировал?

М.КОРОЛЕВА: Считает, что должна быть хорошая инфраструктура, что без дорог никуда – что правда.

О.БЫЧКОВА: Он что, сам их строит? Откуда берут деньги на это.

М.КОРОЛЕВА: Сам строит. Мне рассказывали, что песок там местный, а гравий завозят из  Скандинавии, чтобы были дороги хорошего качества. И пока они выглядят не чета московским, всем в заплатках. Конечно, немножко космический пейзаж, потому что когда ты едешь и видишь развязки, дороги, машины в  четыре ряда, — и  все пусто. Потому что на самом деле нет сквозного движения из региона в регион. Но дорог строится много – это рабочие места и считается, что потом, когда-нибудь, это понадобится. Плюс Европа, конечно, — Европа здесь, Европа там, Польша, Литва, — считается, что будет очень много транзита. Его и  сейчас много, но они считают, что будет еще больше.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Дороги на самом деле строятся  — могу судить по федеральной трассе Архангельск-Москва. Я когда ехала, мне говорили – это ужасная трасса, по ней невозможно передвигаться, вы убьете все свои «Кадиллаки». У нас не повредилась ни одна машина. Ну да, дороги не сахар, но не «ужас-ужас». Потом, по совершенно непонятному мне принципу – идет дорога средней разваленности, скажем так, и  вдруг, из ниоткуда, появляется 10 или 5 километров идеального асфальта – из ничего: ни города рядом, ничего. Откуда взялся этот асфальт, кто его тут заботливо и хорошо уложил, — непонятно. Но  хоть взлетай.

М.КОРОЛЕВА: А  с заправками как там?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: По-разному. НО  серьезных проблем мы не испытывали — всегда обнаруживались заправки, причем там видно, что разные компании плотно заселяют какой-то один регион. Например, между Воронежем и Ростовым был только  «ЛукОйл», и вообще больше никаких не было, но их было очень много – везде. Такое впечатление, что они выкупили весь участок трассы. Дороги строятся. И в Ярославской области, в которой, на моей памяти, просто невозможно было проехать, строятся дороги. Да, узкие – тоже полоса в одну и другую сторону. То есть, там две в одну, и серединная полоса переходит то для встречного движения, то для твоего — есть отрезочки для обгона, потому что идут фуры. Не очень большие отрезочки, но если навостриться – даже  я на «Эскалейде» обгоняла всех вполне себе резво. Но чем южнее, тем сложнее дорожная ситуация, потому что есть немало пробок, нет 4-х полос, есть одна-две, а потом начинаются широкие дороги, но фуры, конечно, очень сильно мешают. Особенно если фура нагружена арбузами, то просто страшно.

М.КОРОЛЕВА: Я вспоминаю – уверена, что ты скажешь то же самое – околодорожная инфраструктура, — магазинчики, кафе, и очень важный момент – туалеты. Вот с этим как была беда при Пушкине, Гоголе, и так далее, — она неизбывна.

О.БЫЧКОВА: Я бы даже сказала  — при Эммануиле Канте.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Расскажу забавную историю про туалеты – это действительно очень серьезная проблема.

М.КОРОЛЕВА: И очень российская история.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мой мужской экипаж совершенно неожиданно столкнулся с тем, что нужно искать нормальные туалеты, потому что у нас смешанный экипаж получился. Едем. Вывеска: «W» — вроде все как надо. Потратили люди на то, чтобы поставить указатель, написать, через сколько километров. Подъезжаем к указателю, и  что видим? Деревянную будку. Почему эти деньги, которые потратили на указатель не потратить на то, чтобы сделать нормальный туалет? И это было на протяжении всего пути – от Архангельска до  Сочи,  — была такая проблема.

М.КОРОЛЕВА: Мне кажется, что это наш такой российский фетиш – вот не сделаем нормальных туалетов. Я смотрела на опыте Калининградской области – сделаны дороги практически такие же, как на  западе, как в Германии – можно сравнить по качеству – чистенькие, красивые, ровные, твердое, замечательное покрытие. НО  туалеты – беда. Ты подходишь к будке, ради которой проехал много километров, и  метров за 10 ты понимаешь, что лучше было бы  в кусты. Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У нас была проблема – у нас все время шел дождь. Мы из Архангельска до  Сочи провезли с собой дождь.

О.БЫЧКОВА: И в Сочи шел дождь?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Проливной. У нас была финальная фотосессия «Кадиллаков», привезли девушек-моделей, чтобы они красиво обнимали «Кадиллаки».

М.КОРОЛЕВА: Зачем же они привезли девушек — у них была своя.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я  не по этой части. Они мне говорили: «зато ты умная». Девушек было очень жалко – они были с минимальным набором одежды и  они мокли под дождем, распластавшись на этих «Кадиллаках» — я  им очень сочувствовала.

О.БЫЧКОВА: Расскажите, как выглядит окружающая дороги среда с точки зрения бедности, богатства, кризиса? Слово «кризис», экономические проблемы – вам это приходило в голову, пока вы ехали? Было ли там что-то такое, что вы бы сочли признаком тяжелых времен, или этого нет?

М.КОРОЛЕВА: Поскольку мне не с чем сравнивать Калининградскую область — я там раньше не была, я слышала только замечательные отзывы от своих коллег, от Володи Варфоломеева, который там был год назад, он очень хвалил, говорил, что Калининградская область ни на что не похожа. И это правда  — прежде всего, она по природе ни на что не похожа. Ты едешь и понимаешь – ты едешь не по русской территории – это понятно сразу. Понятно по какому-то составу лесов, полей.

О.БЫЧКОВА: Даже несмотря на…

М.КОРОЛЕВА: Да, пока ты не доезжаешь до этого. Но  когда ты «это» проезжаешь, смотришь просто налево, направо, просто на поля и леса, ты понимаешь – нет, не русская территория. И только указатели тебе говорят, что что-то тут такое произошло, после чего все немецкие указатели были сметены, поставлены указатели русские – немножко декоративный характер они носят. Но можно говорить о Калининграде – это одно, а можно об области — это другое. Если об области, что я увидела вдоль дорог: конечно, производит ужасающее впечатление советская архитектура, о, что от нее осталось — потому что то, что мы привнесли собой туда на самом деле мне кажется это на грани преступления просто. Унылые серые коробки, от  2 до  5 этажей, которые сейчас – особенно двухэтажные дома, — заброшены в сельской местности – очень много заброшенных деревень. И это видно. Думаю, что это, конечно, не последствия кризиса, а это последствие всей предыдущей невеселой жизни.

О.БЫЧКОВА: И даже не одного десятилетия.

М.КОРОЛЕВА: Конечно. С другой стороны, ты видишь поля. Например, спрашиваю – что такое желтенькое на полях? — Рапс. Очень много высаживают рапса. Думаю – зачем это? Как я понимаю, это идет на  биотопливо и это продают в  Германию – продают сырье и рачительные немцы делают из этого свое машинное масло – биотопливо. А мы продаем. Видно, что с сельским хозяйством плохо – ну, время от времени стада появляются, но это не сравнить с Литвой, например. И  когда я  спрашивала – что с сельским хозяйством, — плохо. Просто потому что присутствие сильной Литвы совершенно расхолаживает людей, они говорят: ну, зачем нам? У них это все вырастет, мы это все завезем, купим подешевке.

О.БЫЧКОВА: Ну да, всем этим литовцам и полякам все равно нужно куда-то продавать.

М.КОРОЛЕВА: Да. Очень сильная безработица – в сельской местности работу найти практически невозможно. В Калининграде проще, но  я спрашивала, что делают – занимаются сборкой на заводах. СВЧ, телевизоры, автомобили, детали к компьютерам — в основном это сборка. Но не сельское хозяйство. Сельское хозяйство даже в Калининградской области, конечно, производит удручающее впечатление. То есть, если смотреть не на поля, леса, а на то, что сделано руками человеческими, на людей, то картина ничуть не лучше, чем в любой другой области России.

О.БЫЧКОВА: Расскажи про любую другую область.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В Архангельской области я обратила внимание на несколько брошенных заводов, которые мне встретились по пути и, кстати, в интервью с мэром он признал, что есть такая проблема – стоят предприятия. Это что касается «свеженького», последствий экономического кризиса. В то же время мы видели деревни, которые давно заброшены  — не год и не два. Например, когда ехали от Ростова-на-Дону до Сочи, ехали через перевал, потому что, по-моему, у нас единственных машины это позволяли — вот где бездорожье, где едешь вообще непонятно, как и каким образом –там целые деревни и села с безумно смешными названиями, но  пустые, совершенно мертвые.

О.БЫЧКОВА: Не существующие вообще?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Там развалившиеся дома. Ты с удивлением обнаруживаешь посреди этих пустых развалин пару домиков, где видно, что там люди живут – там и огородик ухоженный, дым из трубы, — понятно, что там есть люди. Но в основном это совершенно заброшенные села.

О.БЫЧКОВА: А почему? Это же юг, это не то, что на  Севере или в Центральной России.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Не знаю, почему так. Полагаю, что это общая тенденция ухода из сел.

М.КОРОЛЕВА: Да, общероссийская – мне тоже так кажется.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Молодежь не хочет там оставаться — что там делать? Вот перевал  — ты живешь на горе. Да, там красиво. Но при этом ничего больше там делать нечего.

М.КОРОЛЕВА: Нет работы – вот в  чем проблема. Я расскажу о двух домах переселенцев, которые живут в таких домах.

О.БЫЧКОВА: И ровно с этого мы  и  начнем через несколько минут. Делаем перерыв и затем Татьяна Фельгенгауэр и Марина Королева вернутся в  студию со своими дальнейшими рассказами.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Продолжаем программу «Своими глазами». В студии мои коллеги. Мрина Королева и Татьяна Фельгенгауэр, которые побывали кто где, и сейчас делятся своими впечатлениями. Итак, Королева побывала в  Калининградской области, а  Фельгенгауэр на красивых пафосных машинах проехала от Белого до  Черного моря. Марина обещала рассказать о переселенцах. Ты была прямо в семьях, где они живут? Кто вообще такие – переселенцы?

М.КОРОЛЕВА: Переселенцы это те, кто у нас называется «соотечественниками». Довольно расплывчатое определние соотечественников, не берусь его повторить, я просто знаю, что действует госпрограмма по переселению соотечественников с  2006 года. По этой программе в  Россию переехали 12 тысяч человек  — всего, хотя, конечно, планировались десятки тысяч. Из них чуть больше 6 тысяч оказались в калининградской области — они сами ее выбрали.

О.БЫЧКОВА: Они откуда?

М.КОРОЛЕВА: Из разных стран СНГ. Соотечественниками считаются люди, которые когда-то были гражданами СССР, независимо от национальности, заметьте – не обязательно русские.

О.БЫЧКОВА: Человек, у которого был советский паспорт.

М.КОРОЛЕВА: Да. Им нужно подать заявку, их заявку рассматривают – кстати, отказать могут без объяснения причин, но могут дать и разрешение.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Они сами выбирают себе место проживания?

М.КОРОЛЕВА: Да. Более того, могут напрямую обратиться через интернет или консульство в своей стране именно в тот регион, в который хотят поехать. Очень много людей хотят в Калининградскую область. Есть разные по этому поводу предположения, — почему. Одно из этих предположений, наверное, вы  догадываетесь, какое.

О.БЫЧКОВА: Лежит на поверхности.

М.КОРОЛЕВА: Да, что эта область очень близко к Европе и  очень многие могут рассматривать ее как перевалочный пункт. Но поскольку программа действует еще не так давно, статистики особой нет, сколько людей уехало – то есть, несколько семей уехали точно, — кто-то вернулся к себе, кто-то поехал дальше, в Европу. В общем, пока это не массовый характер приобретает. Итак, нам показали несколько семей, причем что могу сказать – не знаю, как в других областях, но здесь по тем людям, которых я видела, могу сказать, что это была не парадно подготовленная встреча. Потому что условия, в  которых они живут, назвать веселыми я никак не  могу. Из трех семей, которые я видела, две семьи живут в этом бывшем заброшенном жилье.

О.БЫЧКОВА: В деревенском заброшенном жилье?

М.КОРОЛЕВА: Да. Одна семья поразительна тем, что они приехали, — внимание, — из города Риги.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Из Риги в  Калининград?

М.КОРОЛЕВА: Да. Это семья, муж и жена достаточно молодые, им лет по 35, у них трое детей, три девочки. Они приехали из самого города Риги, она гражданка Латвии, он не гражданин, у  него паспорт «не гражданина Латвии». Они живут  — вот  представьте себе: заброшенный хутор, — стоит один дом, кругом – чистое поле. Им дали пол-дома. 35 квадратных метров, сказали – живите, обстраивайтесь. Денег за коммунальные услуги брать не будем, но за электричество будете платить.

О.БЫЧКОВА: 35 квадратных метров на троих?

М.КОРОЛЕВА: На пятерых  — с тремя детьми. Это не сильно много. У них там куры, несколько собак, коза. При этом люди, в общем, очень интеллигентные, городские – они не привыкли к таким условиям. Я спросила – почему приехали сюда? Они говорят  — приехали не в Калининград, потому что там нужно было бы платить за аренду жилья, а мы сейчас не в состоянии, поэтому это жилье получили бесплатно. Работа? – нет работы. Год уже живут. Он  электрик по профессии, как мне кажется, вполне себе нормальная профессия – не может найти работу.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Чем они занимаются в результате?

М.КОРОЛЕВА: В результате проживают подъемные, которые дали, а  это 60 тысяч на  кормильца и по 20 тысяч на члена семьи. Сдают квартиру в Риге — таким образом, получают денежки, и  живут.

О.БЫЧКОВА: А  в Риге у него тоже не было работы? Почему он оттуда уехал?

М.КОРОЛЕВА: Странная история. На  самом деле она мне показалась неочевидной такой, мне кажется, что человек не все рассказал, что мог бы рассказать о  себе. Во всяком случае говорит, что притесняют русских, что дети тут ходят в школу, она им нравится — возможно, не исключаю, — детям нравится ходить в  сельскую школу, их возят на автобусе. Но это одна семья. Вторая семья из Узбекистана: бабушка 68 лет и внук, 22 года. Вот такая неполная семья. У них вообще, на мой взгляд, бедственное положение — им дали заброшенную квартиру в заброшенном двухэтажном доме, и сказали — вот здесь, правда, дыра в крыше – как-нибудь потом, когда будут деньги, мы поможем ее починить, а вы уж сами отремонтируйте квартиру. А они приехали просто с двумя сумками из  Узбекистана. Соответственно, все подъемные были потрачены, и сейчас платить за электричество нечем. Парень работает в сельском клубе ночным сторожем, получает 5.200 рублей. И бабушка 4 тысячи пенсии. И это все. Вот такая не очень веселая складывается картина переселения.

О.БЫЧКОВА: Но они тоже сами выбрали Калининград.

М.КОРОЛЕВА: Они выбрали сами эту область и не поехали в  город по той же причине – дорого платить за аренду жилья в Калининграде, пока еще с рабой не  определились, а здесь дали бесплатно, но  заброшенное жилье. Вот здесь, в  Калининградской области, пытаются силами переселенцам ее оживить.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Как же оживить, если там дыра в крыше?

М.КОРОЛЕВА: Пока опыт не очень удачный, мне кажется. Да, дыра в  крыше, и боюсь, что эти люди своими силами эту дыру не залатают.

О.БЫЧКОВА: Так дело не  в дыре, а  в том, что переселенцев не так много.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ты думаешь, если бы было больше, отремонтировали бы для них дом?

О.БЫЧКОВА: Наверное, если бы было больше, они могли бы и сами, наверное  — когда там не бабушка с  внуком и не семья электрика с кучей детей. А если там много семей, они образуют уже какое-то «комьюнити», которое может, наверное, что-то сделать.

М.КОРОЛЕВА: А вокруг такая же развалившаяся деревня.

О.БЫЧКОВА: Ну как по одиночке можно выжить в таких условиях?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А зачем их расселяют по одиночке, почему их нельзя компактно вселить в Калининградской области?

М.КОРОЛЕВА: Есть уже в Калининградской области центр временного размещения переселенцев, который нам, кстати, не показали — там где люди живут, — это что-то вроде общежития, как делают для иммигрантов в других странах такой Центр компактного проживания. Ты можешь жить там 6 месяцев, пока не устроишься. Но судя по тому, что бабушка с  внуком из этого Центра уехали, мне кажется, что там условия…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Там – палаточный городок.

М.КОРОЛЕВА: Нет, судя по картинкам там все неплохо. Видели мы еще строящийся центр для переселенцев – реконструируют еще одно здание. Но  то ли люди говорят, что хотят жить в деревне, на воздухе, и  сами по себе – не всех условия общежития устраивают. Должна сказать, что в этой программе переселенцев есть некая недоработка – нельзя говорить людям, неважно, приедут они сюда с деньгами, или без. Я видела переселенцев, которые приехали хотя бы  с какой-то материальной базой – продав квартиру, машину там, где они это смогли сделать, — тогда они как-то здесь начинают подниматься, выживать и жить. А  приезжать в  Россию по программе переселения без всякого имущества – это очень сложно. У нас в этой программе нет имущественного ценза, там не ставят такие барьеры, как в других странах по программе иммиграции, где говорят, что должна быть какая-то сумма денег, тогда можешь въехать. У нас такого нет. Но потом люди сталкиваются с такими проблемами, что «мама, не  горюй».

О.БЫЧКОВА: Надо сказать, что я тоже видела такую семью русских людей из Таджикистана приехали, которые всю жизнь жили там в городе, в нескольких поколениях были городскими жителями. Их тоже бросили в  деревню в  Вологодской области, по-моему, в  деревенский дом. Но они не те люди, которые будут поднимать сельское хозяйство. Они просто даже не приспособлены жить в таких условиях – просто не умеют этого делать и  не будут – это совершенно бессмысленно, заставлять городских людей. Они могут принести больше пользы в каком-нибудь другом месте.

М.КОРОЛЕВА: Как я понимаю, в  Калининграде живет большая часть переселенцев, и у них истории более успешные. Но так получилось, что мы смотрели именно село – что для таких программ не характерно, — обычно показывают парадные стороны, а нам показали, наверное, самые не парадные. Но зато я  их  увидела.

О.БЫЧКОВА: Таня, тебе показывали парадные?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну да, скорее такой глянец пытались. НО  и то  — мы ехали-ехали, приезжали в  какой-то город, останавливались на ночевку. В первой половине дня почти всегда было какое-то информационно-развлекательное мероприятие. Если у  меня не было никакого интервью, а  я в Архангельске, Вологде и в Воронеже занималась тем, что встречалась с мэрами и губернаторами, — если я была свободна, то я посещала эти информационно-развлекательные мероприятия – это очень интересно. И  я поняла, что надо брать машину и ехать по всем городам. Во всяком случае, с хорошей историей. Например. Коломенский кремль меня совершенно поразил очень интересной экскурсией.

О.БЫЧКОВА: Это в Коломне?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: да, у нас тут, недалеко – казалось бы, на выходные доехал даже на электричке. Там очень интересно, там сделали потрясающе интересную программу. Сужу по тому, что даже девятиклассники, по-моему, это самый трудный возраст, — они не разбегаются, а слушают и задают вопросы. Вот это, по-моему, вообще верх организации экскурсии. Там очень интересно, красиво, там костюмированные представления, там есть возможность самому пострелять из лука, из  арбалета, спуститься в подземелье, посмотреть и потрогать кандалы – там действительно интересно. А в Ярославле нам устроил экскурсию валенной обуви — мы смотрели, как делают валенки.

О.БЫЧКОВА: Их делают, по-моему, ровно так же, как их делали в  17 или 18 веке.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, это немного автоматизировано.

М.КОРОЛЕВА: То есть, не вручную валяют.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но страшно смотреть на агрегаты, которые стоят на этой фабрике – они все 60-70-х гг., их нельзя обновить, потому что, судя по всему, их  никто не делает. Там работают около 200 отважных женщин, там совершенно чудовищно пахнет, но там безумно интересно. Смотреть, как из этой шерсти валяют общее полотно, как обрабатывают, как потом из этого делают валенок. Себестоимость валенка, если не путаю, 260 рублей. Если валенки эксклюзивные  — а их можно заказать, чтобы это был твой собственный заказ.

О.БЫЧКОВА: Вышить цветочки на них?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Цветочки, мех, — все, что угодно, — можно сделать цветные валенки, но это будет на  60 рублей дороже.

М.КОРОЛЕВА: Надеюсь, что мы тебя увидим этой зимой в эксклюзивных валенках с цветочками?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: К сожалению, я не успела купить валенки, петому что 18 мужиков накинулись на этот магазин валенок, и все смели для своих жен и детей.

О.БЫЧКОВА: Женам, детям и подругам? Ужасно. Тебе не осталось ни одной маленькой парочки?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет. Я не ожидала даже такого. Я уехала оттуда без валенок, но с морем впечатлений – с гордостью сообщают нам, что на этой фабрике делали даже для президента валенки, и стоили они ровно столько же, как любой индивидуальный заказ. Там интересно, и там действительно проводят экскурсии – это здорово.

О.БЫЧКОВА: Это такие места в  России, которые являются очевидно туристическими.

М.КОРОЛЕВА: Ну да, это часть «Золотого кольца».

О.БЫЧКОВА: Есть места в других регионах, которые еще нужно превращать в туристические и может быть, кому-то удастся это сделать – что-нибудь придумать, устроить, отреставрировать, а здесь уже все давно протоптано. Там много туристов?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Места протоптаны, но над ними надо работать, чтобы это не разваливалось, чтобы там работала инфраструктура – вот над этим работают. Там есть туристы, мы видели много иностранных делегаций, люди с гордостью показывают свои кремли, башни, все, что у них есть в городе  — это может быть даже лифт в роддоме в  Вельске.

О.БЫЧКОВА: А гостиницы там что из себя представляют?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Гостиницы разные. В Архангельске была шикарная гостиница, с видом на Северную Двину  — какой там был закат, невероятный, — такого неба как в Архангельске я  не  видела вообще нигде и никогда – это был единственный день, когда нам включили солнце по-настоящему в  самой северной точке нашего путешествия. Там было безумно красиво. Белое море красивое – тяжелое, но мне кажется, его нужно посмотреть обязательно, если есть возможность.

О.БЫЧКОВА: Да, там такие интересные переливы оттенков серого цвета.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да. Это нужно посмотреть, потому что таких красок, наверное, больше нигде не найти.

М.КОРОЛЕВА: А вот Балтийское море сейчас совершенно стальное и  с огромными волнами. Я была там, в  Светлогорске, который раньше назывался по-немецки Раушн. К сожалению, я увидела его по касательной – только вечером, и к морю спустилась в половине двенадцатого ночи по металлической лестнице и  частично увидела этот город – он просто прелестен. Там мощеные улочки, запах моря, и абсолютно прибалтийская атмосфера, и море замечательное – внизу променад. Кстати, говорят, что там прекрасный янтарь.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Могу рассказать, — я в Светлогорске два года отдыхала, там действительно прекрасный янтарь и после сильного шторма можно пойти поковыряться пару часов, и найти.

О.БЫЧКОВА: Еще находят?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Во всяком случае, лет 10 назад я находила.

М.КОРОЛЕВА: А вы знаете, что 98% мирового запаса янтаря находится в  Калининградской области. На самом деле там можно ведрами собирать, по большому счету, после шторма.

О.БЫЧКОВА: Расскажи, как в  Калининграде и  Калининградской области сочетаются российские приметы и те, которые были там раньше?

М.КОРОЛЕВА: Это больной вопрос – никак не сочетаются. Для меня это было абсурдом.

О.БЫЧКОВА: Они как называют себя – Калининград или Кенигсберг?

М.КОРОЛЕВА: Конечно, называют Калининград — я уже рассказывала, что почувствовала эту странность еще в  самолете – Кант, который жил в  Калининграде. Потом ты видишь памятник Калинину, который стоит напротив памятника Ленину на площади у вокзала и  ты понимаешь, что \этот человек, Калинин, не был никогда в Калининграде и  быть не мог, потому что умер.

О.БЫЧКОВА: Как и человек-Ленин наверняка.

М.КОРОЛЕВА: Потом ты видишь мемориальную доску Эммануила Канта на  пятиэтажной хрущевке. Думаешь, — а как это может быть?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: «Здесь жил и работал»

М.КОРОЛЕВА: Оказывается местные кантоведы установили, что кажется здесь, на этом месте, стоял дом, где жил Кант, поэтому на  хрущевке установили мемориальную доску – выглядит очень странно. Ну и названия — Советск, Гвардейск, — ты едешь и впечатление, что все это было совершенно искусственно переименовано,  — хотя так оно и было.

О.БЫЧКОВА: Кажется, что закрасили поверх чего-то.

М.КОРОЛЕВА: Да. И конечно, эти названия начинают возвращаться спонтанно. Меня поразила компания, которая называется «Кениг-Авто» — официально она так называется, по городу ездят автобусы. И  ласково город так называют — Кёниг. Понятно, что оно всплывает, пробивается сквозь эту толщу времен.

О.БЫЧКОВА: переименовывать его не будут?

М.КОРОЛЕВА: Боос сказал, что движение должно идти только снизу и он совершенно прав, кстати, — это действительно должно происходить снизу, и думаю, это произойдет когда-то. Но  сверху они эту кампанию переименований проводить не будут. Потому что там дело не только в  Калининграде  — а Советск, который Тильзит? А  в Советске потрясающая история – в связи с шашлычной «Анти-советская» у нас в  Москве. Проезжаем, нам показывают — город Советск, в нем гостиница «Россия», а  в  гостинице ресторан «Совок», и уже давно. И никто из местных жителей Советска не то, что не возражают  — очень любят его, говорят, он очень популярен. Я  специально спросила – никогда ветераны не выступали против ресторана «Совок»?  — Нет, мы его очень любим, ресторан очень популярный. Вот такое симпатичное название. Но может быть, действительно сказывается то, что практически напротив граница в Литву – ты видишь этот переход, красивейший мост, и видишь — вот там, за  мостом, уже Европа.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: По поводу названий – мы пока ехали просто умирали. Понятно, что около реки Воблы все сфотографировались – это невозможно проехать. И всех впечатлила деревня Бухалово, потому что каждый вспомнил о больном. А на перевале, когда мы ехали в Сочи, увидели селение под названием «Домики», указатель «Асфальтовая гора» и  платформу «1811 километр», — все это находилось поблизости друг от друга и мы тут же подумали, как кто-нибудь, объясняя другу, говорит  — Где ты  живешь?  — В  селе «Домики». На «Асфальтовой горе», где «1811-й километр».

О.БЫЧКОВА: Про Сочи расскажи – выглядит ли это как стройка века?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В Сочи стало светлее. Я была там недавно, в апреле, на выборах мэра  — в Сочи стало светлее – там иллюминацию понавешали куда можно, и куда нельзя. Темнеет рано, светится красиво. Всеми цветами радуги, мы уже думали, как бы сюда загнать «Кадиллак», чтобы сфотографировать его в неоновом свечении. Борются с пробками – там есть объездные дороги, в город не пускают фуры, грузовики, большегрузный транспорт. И, по-моему, даже маршрутки каким-то образом пытаются пустить в обход. Пробки – одна из главных проблем Сочи – дорога там одна, и никуда с  нее не денешься, а город длинный, что касается подготовки к Олимпиаде — я не очень могу судить, что там сделано с апреля, но ребята покатались и сказали, что там по-прежнему из олимпийских объектов одни заборы.

М.КОРОЛЕВА: Так 2914 год еще не скоро.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Там совершенно непомерные цены в гостиницах – просто непомерные. Если так будет и дальше, то к 2014 году там просто негде будет жить.

О.БЫЧКОВА: Некому.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Негде, некому. Недавно был экономический форум, все съезжались в  Сочи – там в совершенно отвратительной гостинице «Жемчужина», которая итак не дешевая, где вместо душа дырка в полу…

О.БЫЧКОВА: Это еще та  «Жемчужина», которая там всегда была?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Та же.

О.БЫЧКОВА: Еще та самая?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Та  «Жемчужина». Которая готовится встречать гостей Олимпиады, и где номер стоит сейчас 5 тысяч, на время экономического форума цены взлетали в несколько раз, чтобы наши с вами чиновники раскошелились. Так что я  с серьезными опасениями жду 2014 года в городе Сочи.

О.БЫЧКОВА: А жители представляешь, как его ждут?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Жители там совершенно безропотные, по-моему. Ну что, — зато рядом Черное море. Оно было очень теплым ребята купались.

М.КОРОЛЕВА: Кстати, насчет местных жителей — я вспомнила по поводу калининградцев. Поскольку у меня программа «Поехали», и меня интересуют люди, которые перемещаются по миру, мне было интересно – ну хорошо, смели немецкие названия, а откуда люди здесь взялись? Это была Восточная Пруссия.

О.БЫЧКОВА: Конечно, главный исторический вопрос – откуда взялись люди и  куда делись другие люди.

М.КОРОЛЕВА: Куда делись другие люди как раз понятно – других людей вывезли. К  1948 году там не осталось ни единого немца. Как мне рассказывали, вывозили так: сутки давали на сборы. Но, как правило, не успевали и собираться, и  выезжали.

О.БЫЧКОВА: Зачистили.

М.КОРОЛЕВА: Да, зачистили территорию. А одновременно ввозили сюда, в Калининградскую область, из  12 других регионов СССР.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Таким же образом – сутки на сборы?

М.КОРОЛЕВА: Нет, думаю, тут было больше организовано и чуть больше давали на сборы. Но сначала ввозили организовано, потом, года с 1947, поехали уже добровольно. И  получается так, что там никакого «местного населения» нет – там все «понаехали».

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Как в  Америке.

М.КОРОЛЕВА: Наверное, переезжая из региона в регион, ты меняла говор, условно говоря — в Вологде говорят одним образом, в  Ярославле другим.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Меня на самом деле поражали местные жители своим говором – это музыка на самом деле.

М.КОРОЛЕВА: А там этого нет. Там все по-другому – там просто ты слышишь все говоры со всей России.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Одновременно?

М.КОРОЛЕВА: Да. Потому что все привезли что-то свое. А  в самом Калининграде люди говорят чисто и  практически по-московски.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, я это заметила в Калининграде, когда общалась с местными жителями.

О.БЫЧКОВА: Моника пишет: «А где остальные два процента янтаря?» Моника, там Балтийское море, где он водится, собственно, и там есть еще несколько стран на берегу Балтийского моря.

М.КОРОЛЕВА: Но  98% мы сконцентрировали у себя.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Можете поехать и поискать.

О.БЫЧКОВА: Если вы поедете в какой-нибудь Вильнюс или Ригу, то вы там найдете просто огромное количество украшений из  янтаря, который они добывают ровно оттуда же. Все, девушки, у нас закончилось наше время. Спасибо вам огромное. С вами было очень интересно. Это была программа «Своими глазами», Татьяна Фельгенгауэр и Марина Королева делились своими яркими впечатлениями.

Комментарии

8

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


05 октября 2009 | 23:17

совок и "антисоветская" содержат разную идеологическую нагрузку.


mazin68 06 октября 2009 | 07:19

В США туалеты чисты и комфортны. Воможно, поэтому белые интеллигенты
зачастую не моют руки после туалета? Это можно заметить в фильме "Working girl"(персонаж Г.Форда).


06 октября 2009 | 13:24

выглянул в окно рабочего кабинета, рядовой европейский город приволжского разлива, хорошо одетые люди идут по тротуарам, пробка из преимущественно новых иномарок... судорожно начал вспоминать поездку на дачу, проезд по пригороду, сплошь состоящего из коттеджей, построенных в последние 20 лет, проезд по поселку, наполовину состоящему из новых, построенных в последние годы домов, а наполовину из обновленных современными материалами..., вспомнил машины, припаркованные у дач, тоже далеко не худшие образцы, от подержанных тойот у пенсионеров до бюджетных фордов, хюндеев, заполонивших рф рено и шевролей...


06 октября 2009 | 14:01

И то только потому, что дженерал моторз решило рекламнуть новый кадиллак.


06 октября 2009 | 14:20

лишь только потому, что сидел на кухне и готовил ужин.
Какое-то неприятное у меня ощущение от этих дам.
Вся страна для них это какая-то Папуасия, кака-то слащавость и умиление от своей значимости, тон - как с малыми детьми общаются.


nmahno 06 октября 2009 | 18:02

И о калининградской области с безродными переселенцами и послевоенной советской "историей" (довоенную историю там репрессировали). И о развалившемся там сельском хозяйстве (хотя рядом литовцы и поляки по хозяйски землёй управляют). И о бездорожье в российской глубинке, о пустых деревнях в плодородных южных краях, о дорогущих, неухоженных сочинских гостиницах и т. д. Могу под присягой всё подтвердить - сам такое недавно видел.


06 октября 2009 | 20:41

А что и в Блоруссии такой же бардак, хм.., упомяни как-нибудь.


aleksanders 07 октября 2009 | 09:16

Для М. Королевой.
Удивительно поверхностный и непрофессиональный взгляд, на Калининградскую область, впрочем, как и Ваша статья в блогах. Не считаю возможным давать советы Вашему гл. редактору (очень уважаемому мною), но я, милая девушка, Вас уволил бы без выходного пособия немедленно!!!
Нет смысла комментировать то что Вы сказали и написали об области. Единственное что Вас извиняет - Вы были там всего три дня. Но даже в этом случае необходимо говорить или описывать то что Вы видели, а не то, что Вы хотели бы увидеть, или то, что соответствует Вашим стереотипам. Вы же журналист а не писатель фантаст.
АБСОЛЮТНЫЙ НЕПРОФЕССИОНАЛИЗМ !!!

Для блоггеров
Полностью согласен с блоггером a4141
Но, к сожалению, такова наша история. Когда это Вы отождествляли Москву с Россией? Да и москвичи себя так же никогда не отождествляли с Россией. (ВПРОЧЕМ, КАК И КАЛИНИНГРАДЦЫ...)

Для "товарища" nmahno
Опять же, к сожалению, Вы во многом правы, но это очень и очень поверхностный взгляд на область. Смотреть, как я думаю, надо в развитии, что бы можно было сравнить. И потом сделать выводы. Вот вопрос - почему из 12 000 переселенцев 6 000 выбрали Калининград? Видимо, абсолютно тупые???... Бред о том , что они все уедут в Европу - не принимается. Это только Miss Королева могла придумать.

Ко всем с уважением
Alexander

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире