'Вопросы к интервью
30 июня 2008
Z Своими глазами Все выпуски

Пермь — самый опасный город России


Время выхода в эфир: 30 июня 2008, 22:12

ОЛЬГА БЫЧКОВА: 22.11 в Москве. У микрофона Ольга Бычкова и Софико Шеварнадзе. Добрый вечер.

СОФИКО ШЕВАРНАДЗЕ: Добрый вечер, Ольга.

О. БЫЧКОВА: Это программа «Своими глазами». И мы сегодня будем говорить о криминальных городах, и в том числе об одном из них, который согласно некоей статистике, некоему исследованию, проведенном аналитическим центром МВД и опубликованному в журнале «Русский Ньюсвик», был признан самым криминальным в России. Это город Пермь. Значит, я должна рассказать некую предысторию. Мы думали, что, как обычно, в программе «Своими глазами» вот мы возьмем журнал в руки, позовем журналиста этого журнала…

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Который все видел своими глазами.

О. БЫЧКОВА: Который, да, был, все видел своими глазами. Он нам все это расскажет. Не тут-то было. Значит, как только на «Эхе» на сайте «Эхо Москвы» было вывешено вот уже тема этой программы, оказалось, что просто город Пермь стал грудью на свою защиту и сказал, что он не является самым криминальным городом. Значит, один из представителей города Перми Никита Белых, который является…

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Который сегодня хочет называться именно представителем города Перми.

О. БЫЧКОВА: Пермяком, СПСником, депутатом местного законодательного собрания, попросился в программу «Своими глазами». Никита, добрый вечер.

НИКИТА БЕЛЫХ: Добрый вечер. Я, Оль, хочу только сразу сказать. Чем чаще Вы будете говорить Перм…

О. БЫЧКОВА: Я говорю Пермь.

Н. БЕЛЫХ: Пермь. Т.е. надо мягче говорить: Пермь.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А я правильно произношу Пермь?

Н. БЕЛЫХ: Ты, Софико, правильно говоришь, да.

О. БЫЧКОВА: Ну, и собственно, наш гость, который должен был изначально представлять нам точку зрения аналитического центра МВД и журнала «Русский Ньюсвик» обозреватель журнала Орхан Джемаль. Орхан, добрый вечер.

ОРХАН ДЖЕМАЛЬ: Добрый вечер. Я просто хотел сразу поправить. Это центр не является исследовательским центром МВД. Это независимый центр «Регион», штаб-квартира его находится в Красноярске. Так что данное исследование не является официальным.

Н. БЕЛЫХ: А не в Екатеринбурге, разве, нет?

О. ДЖЕМАЛЬ: Я оговорился. В Екатеринбурге. Так что данное исследование не является официальным.

О. БЫЧКОВА: Надо сказать, что когда я попыталась найти ссылку на это исследование, ну, я ее нашла, конечно, но  очень замечательная была сразу выборка Яндекса. Там было написано, ну, практически все российские города были представлены. Там были Красноярск входит в двадцатку самых криминальных городов России. Еще какой-то город занимает там пятую позицию в этом списке. Еще какой-то город Иваново не входит в 50 самых.. Все города, все местные сайты…

О. ДЖЕМАЛЬ: Либо входят, либо не входят.

О. БЫЧКОВА: Да, местные сайты, местные газеты, местные какие-то издания в разных городах, они все проверены. Входят они туда, если входят, то какую строчку занимают. Ну, так вот. Мало того, значит, у нас есть еще несколько жителей Перми, которые сейчас находятся не в Москве, не в студии прямого эфира «Эхо Москвы», они находятся собственно у себя в Перми, которые тоже готовы поделиться своими соображениями на эту тему. Это участники клуба привилегированных слушателей «Эхо Москвы», которые готовы высказаться. Ну, если у нас хватит времени, Никита, мы еще попытаемся позвонить в Пермь тоже председателю правительства Пермского края, который, возможно, как-то официально выскажется на эту тему. Может, и нет. Ну, вот, список, собственно, какой? 50 городов. Правильно я говорю, Орхан? Прости меня, если не права. 50 городов. На первых позициях по показателям на 2007 год среднегодовой показатель 2002-2006 на первом месте город Сургут, на втором Тюмень, на третьем Пермь, дальше Сыктывкар, Березники, это тоже Пермский край, Хабаровск, Чита, Якутск, Иркутск, Абакан. Москва, Питер отдельно как-то в этом списке фигурируют, но занимают не первые позиции, как не странно, между прочим, как не удивительно. Ну, и по прогнозу на 2008 год, как раз на первое место выходит город Пермь, где на 10 000 жителей предполагается 788 там с цифрами после запятой преступлений. Орхан, продолжите.

О. ДЖЕМАЛЬ: Ну, я хотел бы просто сразу уточнить. Что это прогнозная цифра. И получилась она с помощью такой вот экстраполяции. Т.е. вычисляется динамика роста преступлений с 2002 по 2006 год. И это дело пролонгируется, и предполагается, что все будет расти таким же образом и дальше. И мы получаем такую вот цифру там около 800 преступлений на 10 000 жителей в год. На самом деле это не учитывает некоторые жизненные реалии. А вот для Перми ГУВД уверяют, что у них уже идет, начиная с 2007 года спад преступности. Посему эта цифра не верна. Но отрицать то, что с 2002 года по 2006 год как бы статистика преступлений наиболее динамично развивалась именно в Перми, это невозможно.

О. БЫЧКОВА: Т.е. это факт всех последних лет. Вы съездили в Пермь, правильно?

О. ДЖЕМАЛЬ: Совершено верно.

О. БЫЧКОВА: И что Вам было очень страшно находиться в этом самом криминальном городе нашей страны, как Вы утверждаете?

О. ДЖЕМАЛЬ: Я, конечно, понимал, что это вопрос статистики, и это может означать не то, что здесь так много преступлений, а то, что милиция очень четко их отслеживает, не скрывает, выявляет, гласно заявляет о том, что они есть и т.д.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А почему там милиция это выявляет четче, чем в Москве, или в других городах? Чем это вызвано?

Н. БЕЛЫХ: Девушки, можно я как-то вклинюсь в разговор?

О. БЫЧКОВА: Вклинивайтесь.

Н. БЕЛЫХ: Потому что мне кажется, что это очень важный момент, который мы с Орханом выяснили до того, как прийти сюда в студию, и который меняет полностью картину передачи. У нас передача называется: Пермь – самый опасный город в России.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Ну, это по статистике. Мы не верим этому.

О. БЫЧКОВА: Почему же мы не верим?

Н. БЕЛЫХ: Секундочку. Это не по статистике. Это как правильно сказал Орхан. Было исследование, которое охватывало определенный исторический период с 2002 по 2006. И, кстати, в рамках этой статистики мы далеко не первое место занимаем. Т.е. оно там третье. Вообще, если говорить по годам со 2-го по 5-е. Если каждый год в отдельности смотреть, позиция Перми колебалась. И что сделали вот эти исследователи из центра, находящегося в Екатеринбурге? Ну, я думаю, что Екатеринбург вообще к Перми неровно дышит. Но может быть, это проявляется, в том числе, и в этих исследованиях. Не имея данных по 2007 году и по началу 2008 года, они просто экстраполировали результаты и динамику или график, как угодно уровня преступности за 2002-2006 год, и получили вот эту выдающуюся цифру в 788 преступлений на 10 000 человек. За 2 последних года реально в Пермском крае идет снижение преступности. Т.е. если бы в качестве базы для исследования был взят не 2002-2006 год, а допустим, 2005-2007, то, я Вас уверяю, если так же продолжать эту кривую, мы были бы месте на 30 или 35. Поэтому, на сегодняшний день говорить о том, что Пермь является самым криминогенным, или самым криминальным, или самым опасным гордом России, нет никаких оснований. Это не означает, что с преступностью там все хорошо. Более того, я абсолютно четко понимаю, вот у нас в Пермском крае, если говорить о его инвестиционной привлекательности, вообще там о какой-то привлекательности для жителей, для туристов, есть две большие беды, это преступность и экология. Т.е. можно говорить 2, 3, 4-е место, но то, что по этим показателям действительно в Пермском крае и в Перми в частности, всегда там последние 20-30 лет ситуация была очень неблагополучной, это надо признать. Но уж точно столицей криминала Пермь не является, не являлась, и являться не будет.

О. БЫЧКОВА: А это разные вещи, между прочим. Потому что столица криминала, как мне кажется, как мы представляем себе, например, но телесериалам, или по каким-то еще таким художественным вещам. Столица криминала – это не совсем то же самое, что место, где люди чувствуют себя защищенными или не защищенными. Понимаешь? Потому что одно дело, когда там сидят какие-то мафиози и занимаются своими делами. И нам говорят, что был там Питер, как столица криминала. Екатеринбург, Москва, уж я просто молчу.

О. ДЖЕМАЛЬ: Ростов – папа.

О. БЫЧКОВА: А совсем другое дело, когда люди просто знают, что выйти там вечером на улицу нельзя. Да, и днем тоже не очень хорошо.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Вот я у Никиты спросила, вот Вы своих детей отпустили бы сейчас гулять одних…

О. БЫЧКОВА: У него маленькие дети совсем.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Чуть-чуть были бы повзрослей. Лет 10. Вы бы отпустили бы гулять, без охраны?

Н. БЕЛЫХ: Да, я бы их не отпустил ни в Перми, ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге. Честно говоря, я с трудом себе представляю город России, где бы я отпустил…

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А Вы могли бы сам один гулять в Перми?

Н. БЕЛЫХ: Ну, так я и гуляю. Так напомню, на минуточку, являюсь депутатом законодательного собрания Пермского края, который не пропустил ни одного заседания законодательного собрания. Т.е. я стабильного неделю в месяц я провожу в этом городе. В том числе мне приходится вечером гулять по улицам города для того, чтобы смотреть, что происходит.

О. БЫЧКОВА: Нет, ну, ты посмотри на Никиту. Никита – крепкий молодой человек…

Н. БЕЛЫХ: Уже не молодой.

О. БЫЧКОВА: Он может гулять, где хочет. Орхан, расскажите нам о том, как Вы съездили в Пермь, и что Вы увидели там, собственно говоря, своими глазами. Вы же общались с милиционерами…

О. ДЖЕМАЛЬ: Ну, давайте, во-первых, расставим точки над i. Когда журнал «Русский Ньюсвик» говорит о Перми, как об опасном городе, он имеет в виду лишь статистическую цифру и динамику преступлений там. Гипотетическую цифру, которая может возникнуть.

О. БЫЧКОВА: Это мы поняли.

О. ДЖЕМАЛЬ: Мы сейчас об этом не будем спорить. Я просто обращу внимание на следующее. Что с точки зрения обычного человека в России есть неизмеримо более опасные города, и мы о них в этом же материале писали, такие как Кизел, которые лидируют по таким преступлениям, как преступления против личности. Убийства, например. Там приводятся ситуации, когда на Новый год у них происходят 7 убийств. Они звонят, докладывают в Москву, а им говорят: Вы знаете, у нас в 100 больше население. У нас что должно 700 убийств за ночь быть? В Москве. Т.е. с этой точки зрения Кизел, конечно, неизмеримо более опасный, чем Пермь, где высокий уровень обеспечивается мелкими кражами, уличными мелкими кражами.

Н. БЕЛЫХ: Вот поэтому следующая передача должна называться: Кизел – самый опасный город в России. И еще Биробиджан – самый опасный город в России.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А почему Вы думаете, что именно такие там преступления происходят?

О. БЫЧКОВА: Ну, они зафиксированы в больших количествах.

О. ДЖЕМАЛЬ: Эти преступления фиксируются, они фиксируются очень честно очень четко. И вообще, местная пермская милиция, они довольно эффективно работают, вообще, молоды.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Ну, я Вас спрашиваю, почему местная милиция пермская работает более оперативно, чем другая милиция в других городах.

О. ДЖЕМАЛЬ: Ну, может, начальники хорошие. Может, либеральная установка такая на не сокрытие преступлений. Они удивительным образом, они не пытаются, как деньги, которые получают дополнительно на борьбу с криминалом, вбахивать исключительно в карательные мероприятия. Они очень много вкладывают в такой вот милицейский хайтек. Они очень много финансируют всевозможного видеонаблюдения. У них весь город в камерах. Они повесили на аэростате такую специальную камеру, в Израиле купили, которая смотрит сверху, смотрит, где скопление людей. Много преступлений с ее помощью не раскрывается, но все знают, что за ними присматривают, за ними наблюдают.

О. БЫЧКОВА: Ну, да, известно, что видеокамеры еще так как-то тех людей, которые могли, может быть, вырвать сумку в темном переулке у кого-нибудь, они как-то останавливают, это правда.

О. ДЖЕМАЛЬ: Ну, я не думаю, что останавливают именно людей, которые вырывают сумки, потому что я специально сел вместе с фотографом нашим Максимом Новиковым в машину патруля, и мы поехали вместе с патрулем дежурить по улице, и смотреть, что там происходит. В общем-то, на наших глазах произошло три грабежа, два из них были моментально раскрыты по горячим следам. Во всех них участвовали наркоманы, молодые, очень опустившиеся люди. И я не думаю, что видеокамера их как-то бы сдержала. На самом деле, например одну группу грабителей просто сразу через 20 минут после того, как они вырвали сумку у женщины и избили эту женщину, поймали в…

Н. БЕЛЫХ: Игровом зале.

О. ДЖЕМАЛЬ: Совершенно верно, в игровом зале. Я думаю, что для снижения преступлений, закрой игровые залы, и сразу же процент, бах, упадет.

О. БЫЧКОВА: А, т.е. он вырвал сумку, вытащил…

О. ДЖЕМАЛЬ: Вырвал сумку и тут же пошел…

О. БЫЧКОВА: Там 100 рублей, которые нашел. И тут же пошел в автомат. Класс.

О. ДЖЕМАЛЬ: И тут же пошел проигрывать. И мы поговорили тогда с людьми, которые владели игровым залом. Они говорят, два дня ошиваются так. Выйдут, где-то пропадают часок, потом, раз возвращаются.

О. БЫЧКОВА: С деньгами.

О. ДЖЕМАЛЬ: Поиграют, проиграются… Да, выйдут, и опять возвращаются. Я думаю, что если такие зальчики с однорукими бандитами убрать, какой-то процент уличной преступности, конечно, упадет.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А наркомания, например…

О. БЫЧКОВА: Подожди, Софико. Сейчас мы вернемся к этой истории. У нас Роман Попов в Перми сидит около телефона. Возьмите, пожалуйста, наушники. Никита и Орхан. Роман Попов, журналист «Эхо Москвы» в Перми. Молодой человек, вот мы у него спросим. Роман, добрый вечер.

РОМАН ПОПОВ: Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА: Добрый вечер. Как вот Вы там по улицам ночью ходите в Вашем городе?

Р. ПОПОВ: Вы знаете, буквально уже как часа полтора я по улицам не хожу, сижу дома. Уложил ребенка, и жду Вашего звонка. Прекрасная тема передачи. Да, действительно, я очень удивился, когда прочитал «Русский Ньюсвик», и узнал, что мой город – это самый криминальный город в стране. Ей Богу, последний раз меня грабили, знаете, когда? Я сейчас скажу: в 1998 году. Это было в Астрахани. А с тех пор я не подвергался насилию, или каким-либо насильственным действиям, в том числе, и ограблениям нигде, кроме как в то время и в том году, а в Перми тем более. Ну, так получилось.

О. БЫЧКОВА: Роман, а скажите, пожалуйста, в этом году по сравнению с предыдущими по Вашим наблюдениям становится лучше, хуже, по-другому?

Н. БЕЛЫХ: Оль, мне кажется, вопрос некорректный. Роман, добрый вечер.

О. БЫЧКОВА: Это Никита Белых, Роман.

Н. БЕЛЫХ: Как Роман может оценить, хуже или лучше становится? По количеству украденных у него сотовых телефонов или что?

О. БЫЧКОВА: Подожди. Мы можем сказать, например, в Москве там 10 лет назад было страшнее, чем сегодня. Ну, это правда.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Ну, это везде по России, я так думаю.

Р. ПОПОВ: Друзья, секундочку, я немножко поясню. Дело в том, что, смотрите, когда я прочитал материал в «Ньюсвике, мне, конечно, стало очень интересно и я обратился, прежде всего, к моим друзьям, в правоохранительных органах к простым ребятам, операм. И попросил их прокомментировать ситуацию. Ну, они не под диктофон, конечно, а просто так в обычном разговоре прокомментировали. И уже в принципе эта точка зрения у Вас прозвучала в эфире. Все дело в том, что данные, которые приводит «Ньюсвик» это данные на 2006 год. За последние пару лет действительно довольно сильно довольно мощно изменилась ситуация в Перми с раскрываемостью преступлений, да, и не только. Смотрите, ну, например, официальная точка зрения гласит. Я не знаю, соглашаться с ней, или не соглашаться, но  она гласит так: 50% преступлений, которые вообще совершаются на территории нашего города и края, это преступления, которые связаны с кражей мобильных телефонов. Интересный момент, да? Т.е. 50% преступлений. У нас не так давно была заявлена такая массовая правоохранительная акция. Мы должны раскрыть, или предотвратить, или не дать возможность вообще совершать эти преступления. Я не знаю, принесет успехи эта акция, или нет, но  она продолжается. И у нас, допустим, на самых криминальных точках нашего города, ну, например, центральный рынок, да, ну, таких точек в каждом городе бывает довольно много, уже висят объявления ну такого содержания. Мы не покупаем…

О. БЫЧКОВА: Не скупаем краденное.

О. ДЖЕМАЛЬ: Нет, условно, мы не покупаем сотовые телефоны. Вот реально висят объявления. Раньше висели объявления: покупаем, продаем, ремонтируем. Теперь висят объявления, допустим: продаем, ремонтируем. Но зачеркнуто слово «покупаем».

О. БЫЧКОВА: Понятно. Это очень хороший пример на самом деле. Спасибо большое, Роман. Мы знаем, что Вам завтра с утра рано вставать работать.

Р. ПОПОВ: Да, спасибо Вам большое. Я действительно долго ждал, пока Вы мне позвоните.

О. БЫЧКОВА: Все. Спасибо, Вам, счастливо, удачи. Вот эта история с мобильными телефонами, она на самом деле очень интересная. Потому что то, что мы обсуждали перед эфиром с Орханом Джемалем…

С. ШЕВАРНАДЗЕ: У меня есть вопрос после новостей.

О. БЫЧКОВА: После новостей. Потому что тут все не так просто, как нас убеждает Орхан Джемаль. Он сейчас продолжит это делать в прямом эфире, но после новостей Марины Максимовой прямо сейчас.

НОВОСТИ

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Итак, еще раз добрый вечер. В эфире очередная программа «Своими глазами», Софико Шеварнадзе, Ольга Бычкова у микрофона. Олечка?

О. БЫЧКОВА: Да, мы говорили сейчас с Романом Поповым, журналистом «Эхо Москвы» в Перми. Ну, мы говорим, вообще, о Перми, который был назван самым опасным городом России. Это миф, который мы уже развенчали совместными усилиями, но мы продолжаем говорить о том, насколько опасно и безопасно мы чувствуем себя не только в Перми, а в тех городах, в которых живем. Вот Роман-то Попов по телефону нам рассказал сейчас, говорю для тех, кто не слышал, интересную историю о том, как пытаются бороться с кражами мобильных телефонов в этом городе на рынках и в каких-то таких местах развешивают объявления: мы не покупаем. Ремонтируем, пожалуйста, но не покупаем. Потому что понятно, что это скупка краденного. Орхан, у Вас есть соображения на этот счет, которые Вы, по-моему, из Перми же и вынесли, как Вы нам рассказывали.

О. ДЖЕМАЛЬ: Да. Собственно, это не мои соображения, а все, что я услышал в Перми, там действительно очень большое внимание уделяется проблеме кражи мобильников. Там губернатор Олег Чиркунов самостоятельно ходит и проверяет в переходах…

О. БЫЧКОВА: Что продают?

О. ДЖЕМАЛЬ: Да, что продают. Лично спускается. Это все местные телеканалы снимают. Такие личные проверки.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А как это связано с наркоманией?

О. ДЖЕМАЛЬ: А дело в том, что кражи мобильника – это вроде бы мелкая кража, формально, потому что мобильник подержанный бэушный, он стоит долларов 40-50…

О. БЫЧКОВА: Любой?

О. ДЖЕМАЛЬ: Ну, приблизительно в среднем.

О. БЫЧКОВА: Приблизительно любой.

О. ДЖЕМАЛЬ: Когда его сдают, т.е. его принимают по вообще по 20 долларов, по 400-600 рублей. Т.е. формально это мелкая кража, но это как бы бизнес наркоманов. Удивительным образом, но вот такая приемная цена мобильника без документов, она равно приблизительно стоимости грамма героина.

О. БЫЧКОВА: Странное совпадение.

О. ДЖЕМАЛЬ: Странное такое совпадение. И на самом деле такое напряжение вызывает именно объем этих краж. Да, они мелкие, но их огромное количество. Если посмотреть, что существует вокруг этого криминального бизнеса кражи мобильников…

О. БЫЧКОВА: Вокруг этих как бы мелких краж.

О. ДЖЕМАЛЬ: Да, мы увидим, что огромное число людей вовлекается во всякого рода противоправную деятельность. На одном полюсе это скупка краденного, продажа краденого. А на другом полюсе это продажа наркотиков. Потому что именно в большинстве случаев деньгами, полученными от продажи кражи мобильников, оплачивают дозу.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Наркомания, это большая проблема там в Перми?

О. ДЖЕМАЛЬ: Ну, не более, чем в других городах. Намного больше городов страдает от этого зла, чем Пермь. Но эта проблема есть.

Н. БЕЛЫХ: Давайте так. Мне кажется, мы впали в какую-то не совсем верную дискуссию. Во-первых, я начал с того, что сказал, что, безусловно, с преступностью в Перми очень серьезные проблемы. И мой гнев касался того именно, каким образом вычислили, что Пермь является самым опасным городом…

О. БЫЧКОВА: Никит, ну, какая разница, третья строчка в рейтинге, пятая или шестая, да?

Н. БЕЛЫХ: Секунду, я просто на вопрос, который задается о том, наркомания это проблема в Перми или нет? Конечно, проблема. Покажите мне город в России, в котором нет проблемы наркомании. Покажите мне такой город, и я туда перееду жить. Потому что у меня маленькие дети, действительно, там очень серьезно опасаюсь за их будущее и круг их общения. Но говорить о том, что Пермь является центром наркоторговли в России, тоже неправильно, и я думаю, Орхан подтвердит.

О. ДЖЕМАЛЬ: Я бы отметил такую вещь. Тяжелые, дорогие наркотики идут в те области, где есть деньги. Т.е. на самом деле, если считать по факту случаев зафиксированных, то на первое место выходит Еврейская автономная область, но это связанная с конопляной наркоманией. Это анаша. Т.е. поймали человека с коробком в кармане, вот тебе случай, вот тебе преступление. А если говорить о тяжелых наркотиках, то от этого страдают в первую очередь нефтяные районы на Севере, Ханты-Мансийск…

О. БЫЧКОВА: Москва, Питер.

О. ДЖЕМАЛЬ: Москва, Питер, там, где есть деньги. Пермь – это богатый город. И именно туда в том числе, идут тяжелые, дорогие наркотики, как в любое богатое место.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Мне кажется, надо еще пояснить нашим слушателям для тех, кто не читали эту статью в «Ньюсвике», почему все-таки на первой, или на третьей строчке оказался Пермь из 50 городов самый опасный в России. Почему? Потому что там самая большая концентрация лагерей?

Н. БЕЛЫХ: Да, но вот здесь, мне кажется, как раз тот случай, когда называется там сотня причин, и каждым экспертом может быть названа не одна сотня причин. Т.е. но все единодушно, я думаю, что и когда Орхан общался с Перми с экспертами, в общем, это и мое мнение. Безусловно, одной из главных, или главную лепту в этот уровень преступности вносит концентрация зон, лагерей на севере Пермского края.

О. ДЖЕМАЛЬ: С этим согласны абсолютно все. Это действительно там не то 43, не то 45 зон…

Н. БЕЛЫХ: 45.

О. ДЖЕМАЛЬ: С общим количеством заключенных порядка 40 000 человек, из которых ежегодно 7-8 тысяч освобождается. И в Пермском крае, действительно, почему у нас там фигурирует Пермь и Березники? Березники — это второй по величине город, который расположен на Севере Пермского края, один из самый высоких процентов рецидивов в стране. Т.е. каждый третий, выходящий из мест лишения свободы в Пермском крае, снова оказывается, снова оказывается за решеткой. Я объясняю почему.

О. БЫЧКОВА: Я как раз хочу тебя об этом спросить. Смотри, в России много регионов, особенно то, что туда повосточнее, посевернее, где тоже, не только в пермском крае тоже много лагерей.

Н. БЕЛЫХ: Да, я понял. Значит, есть несколько причин. Вот в частности в статье, я, кстати, внимательно прочитал этот номер, потому что когда я увидел любимый мой город, в котором я прожил 30 лет, назван самым опасным, я естественно там вчитывался в каждую строчку и в те исследования, которые здесь были приведены. Итак, здесь приведен один из факторов в этой статье, где говорится, что такова транспортная логистика Пермского края, что люди, освобождающиеся из зон, находящихся на Севере, не имеют возможности уехать из Пермского края, кроме как собственно, приехав в Пермь. Поскольку все основные транспортные развязки идут через вот этот краевой центр. Но есть и вторая причина, она напрямую связана как раз с экономическим развитием. В Перми достаточно развитая промышленность. На севере края развитая промышленность, в самой Перми развитая промышленность, где высокий спрос на рабочую силу, неквалифицированную, не самую высокооплачиваемую, и в этом плане люди, которые… Когда ты освобождаешься в Магадане, то собственно говоря, тебе чем в Магадане заниматься. Т.е. если тебе не повезло, устроиться на какие-то золотые прииски. Но это удается немногим. Поэтому ты уезжаешь в поисках того, где тебе работать. А здесь ты освобождаешься, ты сразу можешь пойти на «Уралкалий», ты можешь пойти на «Азот», ты можешь пойти на «Сервит» на другие предприятия. И соответственно процент людей, которые остаются, не уезжают в свое регионы, он велик. И именно поэтому, кстати, одна из тех мер, которая была принята за последние 2-3 года, путем каких-то сложных договоренностей с ГУИНом, с федеральными службами, это все-таки делать так, чтобы пермские зоны обслуживали людей, совершивших преступления, именно на территории Пермского края.

О. ДЖЕМАЛЬ: Кстати, не требуются договоренности с ГУИНом, это законы

Н. БЕЛЫХ: Секунду, этот закон реально не соблюдался. Т.е. на сегодняшний день, если говорить по тому контингенту, который находится в этих зонах, там не то, что далеко не все жители Пермского края, как раз их число достаточно незначительное, и только как раз в последние 2-3 года эта тенденция немножко изменилась. И в том числе именно поэтому тот процент преступлений последние 2-3 года действительно снижается.

О. БЫЧКОВА: Никита, остынь немножко. Мы все поняли, ты патриот, патриот Перми. Это понятно. У нас на связи сейчас еще один пермский человек, вот я хочу с ним поговорить, это 40-летний бизнесмен Владимир Чавчавадзе, который, наверное, как человек, который работает в реальном бизнесе… Владимир, Вы слышите нас?

ВЛАДИМИР ЧАВЧАВАДЗЕ: Да, да, слышу.

О. БЫЧКОВА: Добрый вечер.

В. ЧАВЧАВАДЗЕ: Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА: Правильно я говорю, что Вы как раз находитесь в такой среде, где происходит некоторая проверка на криминальность или не криминальность. Вот Вы ощущаете на себя давление того криминального, полукриминального, околокриминального элемента, о которых мы сейчас только что говорили.

В. ЧАВЧАВАДЗЕ: Спасибо. Добрый вечер. Я хочу подтвердить свою деятельность в бизнесе, да. И хочу сказать, что да, было такое, что криминальное давление, наверное, скорее всего в начале 90-х годов. Я очень давно в бизнесе. Но последнее время это, скорее всего, где-то с 97-98 года я как бы о таком не слушал. И я полностью поддерживаю Никиту в плане того, что в Перми достаточно спокойно. Я подтверждаю то, что город грязный, у нас плохие дороги. Все фасады домов разукрашены. Ну, по поводу криминала, я как бы не согласен с тем, что у нас самый криминальный город.

О. БЫЧКОВА: Т.е. Вы считаете, что такой проблемы нет, что люди приходят из мест лишения свободы и начинают как-то потом себя неправильно вести по отношению к другим.

В. ЧАВЧАВАДЗЕ: Я по национальности грузин, живу в Перми 20 с лишним лет, никогда у меня паспорта или какие-т прописки не проверяли, никаких криминальных элементов я не видел, которые могли меня ограбить, или обидеть просто. Ну, я не представляю себя каким-то богатырем, нет, я нормальный, не шибко выделяющийся человек. Так что, я думаю, что это все неправильно, что про Пермь говорят. Я Пермь очень люблю. Здесь люди очень хорошие.

О. БЫЧКОВА: Ну, ладно. Хорошо. Мы Вам желаем, чтобы и дальше такие люди Вам встречались и впредь в Вашей жизни. Спасибо большое. Плохой у нас немножко звук тут идет из Перми.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Короче, Оля, я переезжаю в Пермь. Паспорта у грузин не проверят, власть либеральная, менты оперативные. А преступления – только кража телефона мобильного.

Н. БЕЛЫХ: И люди очень доброжелательные.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Я переезжаю в Пермь.

О. БЫЧКОВА: Хорошо. Давайте мы продолжим все-таки разговор с Орханом Джемалем. Давайте мы продолжим все-таки вот эту тему лагерей и криминальности такого рода. Вы рассказывали в Вашем репортаже в журнале «Русский Ньюсвик» вот там про какую-то тетеньку такую Вы рассказывали…

О. ДЖЕМАЛЬ: Да, да.

О. БЫЧКОВА: Расскажите про жизнь что-нибудь.

О. ДЖЕМАЛЬ: В Пермском крае действительно очень старые, древние криминальные традиции. Там были совершенно замечательные, романтические, страшные уголовники долгое время, но надо признать одну вещь, это дела минувших дней на самом деле. Там действительно были воры в законе, которых вся страна знала. Вся страна знала, кто такой Якутенок. Там действительно была очень сильная школа бокса. И отсюда куча таких криминальных спортсменов, гремевших в 90-е годы.

Н. БЕЛЫХ: А также греко-римской борьбы, а так же дзюдо и других видов спорта.

О. ДЖЕМАЛЬ: В британских справочниках можно обнаружить некоторых нынче вполне легальных пермских бизнесменов, как крестных отцов Перми. В конце концов, там похоронен, не в Перми, похоронен, а  под Соликамском, такой легендарный человек, как Вася Бриллиант, знаменитый вор, как говорят нэповской формации, у которого стоит …

О. БЫЧКОВА: Старая школа.

О. ДЖЕМАЛЬ: Малахитом отделанный гигантский постамент, да, старая школа…

Н. БЕЛЫХ: Я думаю, что аудитория «Эхо Москвы» почерпнет много нового из сегодняшней передачи.

О. ДЖЕМАЛЬ: Но при этом нужно заметить, что в принципе вот с тем, что называется организованная преступность более-менее пермские менты справились. Не так чтобы они лично ликвидировали все до единой банды. Кто-то кого-то перестрелял, кого-то они ликвидировали. Но на сегодняшний день никаких вот таких группировок, которые так бандитствуют нет, или почти нет. Да, в Перми можно говорить, что их нет. Это действительно вот так вот. Но в то же время на уровне субкультуры, на уровне субкультуры улицы есть некий, ну, что ли такой пиетет, мальчишеское увлечение блатной романтикой.

О. БЫЧКОВА: Ну, вот Вы, например, это как определили?

О. ДЖЕМАЛЬ: Ну, ты, скажем, идешь по улице и просто говоришь с молодым человеком. И он тебе начинает рассказывать, что менты гады…

Н. БЕЛЫХ: Это во всех регионах будут говорить.

О. ДЖЕМАЛЬ: Но в Перми это как бы с особым вкусом, с особым смаком. Я обратил внимание на следующую вещь, что в свое время дядю первого русского царя держали в Ныровском остроге. И крестьяне посылали своих детей кидать ему еду в яму, за что жутко пытали этих крестьян. До смерти мучили. Потом, правда, облагодетельствовали, когда появился русский царь. Т.е. традиция греть грево заключенных в Перми вот с тех пор еще идет.

Н. БЕЛЫХ: А вот почему-то брата последнего царя, который так же был расстрелян в Перми, вот его почему-то никто не подогревал. Насколько я помню историю, как-то вот этот пиетет по отношению к политическим заключенным, он до 17, до 18-го, года, видимо, не дожил.

О. ДЖЕМАЛЬ: Ну, может быть, не дожил. Но важен факт, что там действительно есть небольшие города, особенно на севере, небольшие города, где процент сидящих среди местного населения, отсидевших там очень высок. И люди, скажем так, чаще порой оперируют какими-то понятиями, чем законом.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А как местная власть и милиция относятся друг к другу?

О. ДЖЕМАЛЬ: Ну, я все-таки занимался проблемами криминала, а не политики. И долго этот вопрос не прорабатывал. Я знаю, что отношения непростые. Что глава ГУВД не так, чтобы в контрах с губернатором, но у них сложные взаимоотношения. Ну, я думаю, что Никита-то больше по это знает.

О. БЫЧКОВА: Никита?

Н. БЕЛЫХ: Вот поставили меня в неловкое положение. Да, думаю, что у губернатора Пермского края Олега Чиркунова непростые отношения с очень многими. Т.е. вот в том числе и с собственно с населением Пермского края, которое там нельзя сказать, что очень его любит, учитывая, что Олег Анатольевич был первым у нас губернатором назначенным, а не избранным еще за полгода до того, как вообще система выборности губернаторов была ликвидирована. Он считал нужным, и собственно говоря, это было одной из тем наших разногласий, я часто об этом говорил. Когда меня спрашивали, как я отношусь к Олегу Анатольевичу, я говорю, что Олег Анатольевич, безусловно, либерал, но не демократ. Т.е. вот он человек, который абсолютно, на мой взгляд, мыслит либерально в плане экономической политики. Но вот учет мнений меньшинства, учет каких-то других позиций, здесь есть проблема. И в этом плане взаимоотношения у него естественно и с руководством управления внутренних дел и с другими федеральными структурами не самые лучшие.

О. БЫЧКОВА: В этом плане, похоже, Пермь не отличается от других городов и вообще от нашей родины в целом.

Н. БЕЛЫХ: Нельзя, я бы так не говорил…

О. БЫЧКОВА: Экономически мыслит либерально, а во всем остальном демократом не вполне является. Такое встречается. Это не редкость.

Н. БЕЛЫХ: Ольга, поверьте мне. Я много по регионам ездил. Надо сказать, что либерально настроенных и либерально мыслящих губернаторов, точно так же, как и мэров, у нас очень немного.

О. ДЖЕМАЛЬ: А В Перми еще, кстати, либерально мыслящие милиционеры, что удивительно.

О. БЫЧКОВА: А в чем проявляется?

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А чем все-таки это вызвано, что они такие либеральные?

О. ДЖЕМАЛЬ: А вот для меня, кстати, это остается загадка, но там действительно менты в общем-то гуманисты такие.

О. БЫЧКОВА: Нет, это Вам как, как бы, бросилось в глаза?

О. ДЖЕМАЛЬ: Ну, я же вместе с ними ездил…

О. БЫЧКОВА: Ну, пример приведите.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Ну, может, они специально для Вас показывали, что они такие либеральные.

О. ДЖЕМАЛЬ: Да, нет, я, когда находился в самом отделении, не все знали, кто я такой. Ну, ошивается какой-то парень в штатском. Может, опер, может понятой, может подозреваемый. Не все понимали. На меня многие шикали, кто ты такой здесь. И я смотрел, как они обращаются с теми, кого задержали, только что задержали. Кто был безусловным преступником.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: И как они с ними обращались?

О. ДЖЕМАЛЬ: Они с ними не нянчились, они с ними были достаточно жесткие. Но не жестокие. В общем, такого озверения, которое можно встретить в Москве среди милиционеров, или, скажем, на Кавказе еще в большей степени, в Перми нет вообще. Т.е. эти люди действовали, я не буду говорить в рамках закона. Они действовали очень по-человечески. Не то, что слюняво. Не то, что это как такие интеллигенты с очками, сползающими на кончик носа. Нет. Но  они действовали очень по-человечески, не нарушая, не оскорбляя, не унижая никого, в общем-то. Даже преступника, который, все, четко наручники надел, наручники снял, обыскал, лишний раз не ударил. В общем-то, молодцы. Они очень качественно работали. Вот мы с ними ездили, они раскрывали больше половины преступлений сразу.

О. БЫЧКОВА: Вот поэтому у них такая статистика там.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Никита с такой улыбкой сидит. Он настоящий Чикаго – Пермь.

О. БЫЧКОВА: Значит, ну, у нас сейчас еще один телефонный звонок. Последний на сегодня. Председатель Пермского правительства Валерий Сухих сейчас на прямой телефонной линии в прямом эфире «Эхо Москвы». Орхан, возьмите наушники. Валерий Александрович, добрый вечер. У Вас там уже поздно, конечно. Спасибо, что Вы дождались нас.

ВАЛЕРИЙ СУХИХ: Мы все не дремлем. Тема очень интересная для нас.

О. БЫЧКОВА: Никита Белых Вас продал и сказал, что вот мы непременно должны Вам позвонить. Никита, задавай вопрос, давай.

Н. БЕЛЫХ: Ну, Валерий Александрович, добрый вечер, кстати.

В. СУХИХ: Добренький вечер.

Н. БЕЛЫХ: Вот на самом деле мы уже все выяснили. Пермь не является самым опасным городом России. Орхан признал. Это действительно вот те недостатки в статистике, которые происходят. Но меня-то на самом деле волнует другой вопрос. Я знаю, что уровень пресности у нас действительно последние 2 года снижается, но для меня самого остается загадкой влияние на это снижение вот этих наших причуд. И дирижабль, и вот этот робот полицейский, который ездит по Перми. Есть данные какие-то о том, насколько это действительно влияет либо на раскрываемость, либо вообще на уровень преступности.

В. СУХИХ: Ну, вот несколько слов хотелось сказать об официальной статистике. Дело в том, что мы подаем эти данные и в Приволжский федеральный округ и соответственно в уральский федеральный округ. Так по сравнению с 2006 годом уровень преступности в Пермском крае реально снизился на 15 %. А за первые 5 месяцев этого года на 16% в 2007 годом. Т.е. мы думаем, что у нас в этом году будут очень серьезные результаты и темпы снижения преступности.

О. БЫЧКОВА: Ну, это за счет чего, Валерий Александрович, происходит?

В. СУХИХ: Я думаю, что самое главное в решении этой проблемы, это последовательность и принципиальность. Дело в том, что любые преступные элементы размышляют и думают: вот как долго и последовательно власть будет заниматься решением этой проблемы. И в этом смысле, если она устанет, то соответственно, мы возобновим свою активность, и соответственно, уровень преступности возрастет. Так вот я хочу Вам сказать, что это приоритет губернатора Пермского края. И в этом смысле мы по всем направлениям будем последовательно работать. Речь, конечно, касается и повышения раскрываемости, и работы с рецидивами, и самое главное, еще у нас приоритет по предотвращению преступности среди всех несовершеннолетних. Так как это является базой для статистики.

О. БЫЧКОВА: Понятно. А вот эти все технические навороты, вот эти израильские шпионы, которые сверху висят и смотрят, они себя оправдали? Потому что, наверное, денег было, наверное, много вложено в это все. Камеры там всякие слежения…

В. СУХИХ: Действительно, это одно из направлений, т.е. инновационная такая деятельность в рамках предотвращения преступности. Но понимаете, без этого тоже нельзя. Т.е. это в некотором смысле и посыл всем, что действительно власть занимается, муниципалитет занимается решением этих проблем. Ну, и соответственно есть и положительная динамика в рамках раскрываемости. Нельзя сказать, что не панацея от всех проблем, но, тем не менее, тоже вклад в решение этой серьезной приоритетной проблемы для Пермского края.

О. БЫЧКОВА: А вот наш коллега Орхан Джемаль из журнала «Русский Ньюсвик» сказал, что у Вас там в Перми менты вполне себе гуманные и не зверские. Это правда?

В. СУХИХ: Абсолютно точно. Для нас это тоже является в некотором смысле загадкой. Но, тем не менее, вот у нас, например, инициатива губернатора была о том, чтобы доплачивать участковым милиционерам 10 000 рублей за конкретные результаты по снижению преступности на его участках. Вот это было решено по проблемам здравоохранения…

О. БЫЧКОВА: Так он будет цифры скрывать и все дела. И 10 000 в кармане.

Н. БЕЛЫХ: За раскрываемость.

В. СУХИХ: За раскрываемость.

О. БЫЧКОВА: За раскрываемость. Так он будет раскрывать нетто, что надо и все.

В. СУХИХ: Есть проблема. Т.е. видите как, у нас и в здравоохранении нет больных, (НЕ РАЗБОРЧИВО) недообследованные. Так если начинаем играть со статистикой, то у нас может быть некоторое искажение. И мы, может быть, во многом являемся жертвами нашего честного и такого откровенного подхода к этой проблеме. Но думаю, что за этапом повышения раскрываемости может в последующем быть принципиально другой этап стального снижения уровня преступности на продолжительный период.

О. БЫЧКОВА: Ну, если не говорить о  мобильных телефонах эту тему мы сейчас уже обсудили, которые крадут больше всего, какая вот самая большая статья преступная, которая вызывает у Вас беспокойство?

В. СУХИХ: Ну, т.е. помимо мобильных телефонов, приоритетом является так же борьба с оборотом металлов, золота, торговля спиртом. Т.е. вот в основном 4 направления, по которым мы выстраиваем нашу работу, в том числе и с муниципалитетом Пермского края.

О. БЫЧКОВА: Спасибо большое, Валерий Александрович. Это был председатель правительства Пермского края Валерий Сухих. Спасибо Вам. Спокойной ночи.

В. СУХИХ: Спасибо, спасибо. У нас все хорошо в Перми. Удачи Вам.

О. БЫЧКОВА: Ну, будем надеяться, и желаем Вам этого. Ну что ж. Вот собственно мы поняли примерно картину жизни в этом городе. Да, Софико?

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Захотелось поехать.

Н. БЕЛЫХ: Софико переезжает, кстати, уже договорились.

О. БЫЧКОВА: Орхан, Вы переезжаете в Пермь, скажите?

О. ДЖЕМАЛЬ: Нет, я не перееду в Пермь. Я люблю, у меня профессия такая, обозреватель отдела расследований. Мне как раз нужны другие города.

О. БЫЧКОВА: У Вас много неохваченных городов.

Н. БЕЛЫХ: Специально под Орхана мы будем делать спец. расследования.

О. ДЖЕМАЛЬ: Ну, вот я хотел бы обратить Ваше внимание на следующую вещь. Вышло на самом деле очень несложное исследование, которое «Русский Ньюсвик» специально заказал специалистам. Которые могли бы сравнить, обработать информацию. Потому то, например, по регионам статистика идет, а по городам не идет. И сразу же произошел взрыв такого особого внимания к этим материалам. Кто-то стал говорить: мы вошли, мы не вошли, да Вы все врете. Все это не так. Да у нас снижение. Да, да. Все может быть и так. Все может быть и правда. Но то, что"Русский Ньюсвик» заказал это простое исследование, вот на него так отреагировали, говорит о том, что тема очень болезненная. Очень болезненная.

О. БЫЧКОВА: Уж это точно.

О. ДЖЕМАЛЬ: Очень нервная. И даже города, которые попадают в лидеры не столько по факту действительной опасности, сколько в результате игры цифр, видите, как они переживают.

О. БЫЧКОВА: Уже есть о чем поговорить.

О. ДЖЕМАЛЬ: Если бы была абсолютная тишь, гладь, Божия благодать, ну, сказал, и сказал, да, наплевать.

О. БЫЧКОВА: Орхан, мы все поняли. Мы еще должны с Софико задать Вам очень коротко наш любимый вопрос.

Н. БЕЛЫХ: Оля, а можно…

О. БЫЧКОВА: Сейчас все скажешь. У тебя 5 секунд, потом Орхан. Ты помнишь, о чем мы всегда спрашиваем Софико, когда люди приезжают к нам, мужчины приезжают откуда-нибудь, из других… Нет, нет.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: У нас много любимых вопросов.

Н. БЕЛЫХ: У Вас много любимых мужчин, которые к Вам приезжают. Нет, я хотел, на самом деле, поблагодарить Орхана за статью, потому что совершено точно, что эта проблема была таким образом поднята, означает во всяком случае для Пермского края следующее. Эта тема будет активно обсуждаться. Это означает, что руководитель ГУВД, прокурор Пермского края будет вызываться на общественные слушания. Они будут докладывать и отчитываться о том, что, собственно говоря, они делают. У нас так принято. У нас есть такие форматы взаимоотношений. И в этом плане я считаю, что действительно, концентрация внимания на этой проблеме, она благотворно повлияет на ситуацию в Пермском крае именно в части борьбы с преступностью. Поэтом, Орхзан, большое спасибо за статью.

О. БЫЧКОВА: Да, и Орхану последний вопрос. Мы всегда с Софико спрашиваем у журналистов, которые приезжают из каких-нибудь дальних стран, да?

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Да, быстро очень.

О. БЫЧКОВА: Да, быстро у них спрашиваем: а девушки там красивые?

О. ДЖЕМАЛЬ: Очень.

О. БЫЧКОВА: Все.

О. ДЖЕМАЛЬ: И одеваются тоже очень секси.

Н. БЕЛЫХ: А почему меня не спрашивают про девушек в Перми?

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А мальчики?

О. БЫЧКОВА: А потому что ты пригляделся. А нам нужен свежий взгляд. Ты пригляделся. Нам нужна объективность.

Н. БЕЛЫХ: Я приезжаю каждый раз со свежим взглядом, между прочим, Оля.

О. БЫЧКОВА: Объективность, честность. Знаешь, тут очень все важно.

Н. БЕЛЫХ: Я очень объективный, честный.

О. БЫЧКОВА: Спасибо большое. Это была программа «Своими глазами».



Комментарии

6

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

permsk 30 июня 2008 | 23:44

Поговорили о "вершках, а о "корешках" помолчали..
Действительно, "если выполнять нехитрые правила игры, с ними ничего не случится!!!" -
Владимир Чащин 30.06.2008 | 19:56 Социолог, Пермь.
Годами либеральное "предпринимательство" кормилось под "носом" и его кормило.
Наконец стало стыдно за существование повального мелкого воровства у тех, кто беден и не может себя защитиь.

Так практически создана психология "либерального" "предпринимательства" - оголтелый индивидуализм. И что на этом "поле" вырастет в будущем? Не в ориентирах ли дело?

Если сегодня "у нас все хорошо в Перми" (председатель правительства края), то ЭТО ЛИШЬ ВРЕМЕННАЯ "ТОЧКА ОПОРЫ".






elena_kl 01 июля 2008 | 11:01

А мне передача понравилсь
Никита Белых - молодец, проявил себя как истинный пермяк! Это вам не зачитывать по бумажке "официальную точку зрения"!
Очень хорошо, что внимание к городу и его проблемам привлекается на уровне всей страны, что и жители города, и представители власти достаточно трезво оценивают положение дел. Значит, есть основания надеяться, что город станет более безопасным для всех.
Надеюсь, все поняли, что в плане местного патриотизма пермяки - это практически гасконцы?


neron 01 июля 2008 | 11:39

Так Никита Белых - это спортивный комментатор или "лидер партии" ("Спортивных Комментаторов")???


01 июля 2008 | 16:21

В Перми три Шпалопропиточных улицы,соответственно:первая,вторя и третья; одна Суперфосфатная. Название футбольной команды "Амкар" происходит от двух химических продуктов: аммиак и карбомид.
Топонимика центральных улиц города,это история марксизма-ленинизма за период с 1905 го до скончания исторического материализма
Сегодня местной ЭМ оживленно обсуждалось странное событие. У героя революции Павки Корчагина отпала нога


01 июля 2008 | 16:32

Извините ,скопировал не то. Продолжение
собственно,не сама нога,а мозаичная часть фигуры героя революции, увековеченного на стене жилого дома.Всё это было бы рядовым событием,если-бы ружье и поясная часть кумира революции не являлись внешним оформлением кухни моей собственной квартиры


01 июля 2008 | 16:40

Вдогонку
Как-то не склеилось. Хр..с ним.Тут еще круглосуточный пивной магазин и открытй общественный туалет под аркой

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире