'Вопросы к интервью
16 июня 2008
Z Своими глазами Все выпуски

Как свергают королей (революция в Непале)


Время выхода в эфир: 16 июня 2008, 23:08



ОЛЬГА БЫЧКОВА: 23.09 в Москве. У микрофона Ольга Бычкова и Софико Шеварнадзе. Добрый вечер Вам.

СОФИКО ШЕВАРНАДЗЕ: Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА: И мы сегодня будем говорить, не за что не догадаетесь, кто не знает, мы сегодня будем говорить о том, как происходила революция в Непале. Вот в Непале буквально месяц назад произошли совершенно неожиданные события, а самое интересное, что король Непала перестал быть королем.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Но  он все там живет.

О. БЫЧКОВА: Да, сейчас узнаем. Сейчас узнаем у Евгения Пахомова, журналиста, который… Евгений, добрый вечер.

ЕВГЕНИЙ ПАХОМОВ: Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА: Да, спасибо, что пришли к нам. Евгений Пахомов был корреспондентом агентства РИА Новости в Пакистане, а Непал это, в общем, рядом. Там же это же граничит Пакистан и Непал?

Е. ПАХОМОВ: Южная Азия. Ну, они не граничат, они очень близко находятся.

О. БЫЧКОВА: Извините. А кем он граничит? С Индией граничит.

Е. ПАХОМОВ: Да, с Индией, с Китаем.

О. БЫЧКОВА: Граничит вот там, где Тибет, граничит с Китаем. Понятно. Ну, вот Евгений Пахомов работал корреспондентом РИА новостей в Пакистане, ездил по соседним странам, был в Непале, видел, как там все шло к тому, к чему оно пришло сегодня. И написал очень большой, интересный репортаж в журнале «Огонек», который каждый может прочесть и посмотреть очень еще красивые фотографии зарубежных фотокорреспондентов, которые там тоже есть, очень интересно. Да, так скажите, пожалуйста, где сейчас находится непальский король?

Е. ПАХОМОВ: Непальский король Гьянендра, ставший гражданином Гьянендрой, он продолжает оставаться в Непале, в Катманду. Ему предписано оставить дворец. Он должен переехать в одну из резиденций, которая впрочем тоже ему не принадлежит и через какое-то он время будет обязан ее оставить.

О. БЫЧКОВА: А там будет музей.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А он богатый вообще?

Е. ПАХОМОВ: Да, он довольно богатый человек. Он вообще предприниматель.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А что от него отнимают, а что оставляют ему?

Е. ПАХОМОВ: У него отнимают все королевские регалии, все то, что делает его королем. Он уже сдал корону, он уже сдал свой скипетр под роспись, королевский дворец в центре Катманду. Новый дворец, так называемый, такое красивое кирпичное здание с башней.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А дворец потомственно передавался, или как?

О. БЫЧКОВА: О, там была большая история.

Е. ПАХОМОВ: Этот дворец конкретно новый, а вообще, да, эти все дворцы передавались потомственно. 240 династия Шах, которому принадлежала власть в Непале. По сути это династия создала в общем 240 лет назад единое объединенное государство Непал, которое мы сейчас знаем, как Непал. Вот теперь последний представитель этой династии уходит. И, но он сказал, что он будет продолжать заниматься бизнесом. Он вообще занимается, ну, у него там туристический бизнес, гостиницы, насколько мне известно, он там еще чаем занимается, чайные плантации у него есть. Но королем он больше не будет.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Но согласитесь, его очень цивильно свергли, да? Т.е. он остается в Непале.

О. БЫЧКОВА: В результате парламентских выборов, межу прочим.

Е. ПАХОМОВ: Да, вообще, проблема, интересность, необычность этой ситуации в том, как эта революция в Непале произошла. Во-первых, очевидно надо сказать о том, что огромного успеха на выборах получила компартия Непала маоисты. Те самые маоисты, которые с 96 года вели фактически вооруженную войну против монархии.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А Вы непосредственно в эти дни революции там находились?

Е. ПАХОМОВ: Ну, я там был последний раз осенью прошлого года, как раз когда там все это начиналось, и все шло к тому, что король потеряет свой трон. Межу прочим, все об этом говорили уже тогда.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А в чем все начиналось, как это все происходило?

Е. ПАХОМОВ: А вот это очень интересно. Я помню первые свои впечатления, ну, мы приехали, нас встретил друг один, приятель непальский. И мы поехали на автомобиле смотреть какие-то очередные исторические развалины. Ехали по дороге и вдруг видим, дорога перекрыта. Камни навалены, стоят крестьяне, не пускают машины. Наш приятель вышел, поговорил, что же происходит. Выяснилось следующее, что какое-то время назад на этой самой улице какой-то проезжающий автомобиль сбил женщину. И местные крестьяне перегородили дорогу, заявив, что не откроют вообще движения никакого, а это важная магистраль, которая ведет на юг страны, пока не приедут власти, не разберутся, не накажут виновного, потому что наверняка, говорят они, эти власти, мы их знаем, они все взяточники, они виновного настоящего не найдут и не накажут.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А власть в это время еще монархия тогда была?

Е. ПАХОМОВ: Да, да. И как сказал мой приятель, он говорит, сейчас очень по всей стране такие акции. Люди не верят власти, люди не слушаются, перегораживают дороги по каждому поводу. Действительно спустя какое-то время…

О. БЫЧКОВА: Т.е. они перестали повиноваться.

Е. ПАХОМОВ: Да, да. Спустя какое-то время подъехали, видимо, какие-то официальные чиновники с такими бледными совершенно лицами, открыли дорогу и поехали дальше.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Это типа милиции ихней?

Е. ПАХОМОВ: Нет, подъехали какие-то официальные, не знаю, следователи. В общем, какие-то люди, разбираться, что у Вас тут происходит, представитель какого-то местного панчаята. Местного органа власти. Это было по всей стране. Представить это еще некоторое время назад было бы  очень трудно. Затем, что делает человек, приехавший в Непал. Ездит смотреть знаменитые храмы и исторические памятники. Первое, что бросается в глаза, стоит отъехать в горы чуть-чуть из долины Катманду, где находится столица, все подходы к храмам украшены плакатами с изображением серпа и молота. Причем эти самые плакаты висят на храмовой стене. И никого такая странная двойственность не смущает. Местные жители вешают плакаты – красный цвет, серп и молот. Лозунги…

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А какое вообще у народа отношение к религии в данный момент?

Е. ПАХОМОВ: Вообще, Непал – это индуистское королевство. Они исповедуют индуизм. И вообще очень горды тем, что они сохранили себя, как последнее индуистское королевство. Называл себя Непал еще вот считанные дни назад.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Т.е. они верующие, да?

Е. ПАХОМОВ: Да, они достаточно верующие люди. И, скажем, индуизм исповедуют и в Индии, но Индия по конституции светское государство. А вот Непал оставался индуистским королевством. Каково будет его отношение к религии теперь неизвестно. Известно только, что новые власти взяли такую паузу в 2 года. И они там будут разрабатывать новую конституцию, что будет потом неясно. Вторая интересная особенность происшедших в Непале событий состоит в том, что огромного успеха добились маоисты, которые пришли к власти через свободные выборы. И вот это, пожалуй, новое слово в мировом маоизме.

О. БЫЧКОВА: Что для них вообще не очень характерно.

Е. ПАХОМОВ: Потому что обычно, как мы знаем, коммунисты предпочитают приходить к власти, взяв Зимний очередной с винтовкой…

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Ну, там сколько лет шла гражданская война? Они же боролись за то, чтобы свергнуть, да, монархию?

Е. ПАХОМОВ: Вот эта последняя война, которую объявил лидер маоистов, такой товарищ Прачанда. Прачанда – это политический псевдоним. Пушпа Камал Дахал – настоящее имя. Прачанда – значит грозный, несущий угрозу, Грозный, угрожающий, пугающий, можно так перевести. Вообще, кличка для такого убежденного, типичного маоиста, очевидно. Он объявил народную войну в 1996 году. В 97-м году маоисты согласились сложить оружие в обмен на вхождение в парламент. Т.е. 11 лет шла война. Разные цифры называют погибших. Очень разные. 13-15 тысяч говорят одни, 30 000 и больше говорят другие. Но очевидно, что это была самая настоящая война.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Между маоистами и…

Е. ПАХОМОВ: Правительством. Да, сначала там только полиция принимала участие, потом власти пустили в ход регулярные части, армию, но армии не удалось добиться больших успехов, не смотря на то, что непальская армия, в частности, те же гурхи, считаются прекрасными военными.

О. БЫЧКОВА: Евгений, но вот это страна ведь бедная. Непал, бедная крестьянская страна, поэтому там и маоисты пользуются таким успехом. Как это выглядит? Это красивая страна?

Е. ПАХОМОВ: Очень. Ну, во-первых, мы можем продолжать перечислять парадоксы. Вообще, Непал – страна с самым большим перепадом высот. Там есть болотистые тераи, низменности, где, кстати, носороги живут.

О. БЫЧКОВА: О, видели живого носорога?

Е. ПАХОМОВ: Да, видел.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Они что прямо так гуляют?

Е. ПАХОМОВ: Ну, тераи – это такие болотистые, но заросшие джунглями равнины, низменности. Ну, да, там гуляют. И пики больших Гималаев, среди которых Эверест самая высокая точка мира. Потом необыкновенное этническое разнообразие культурное. Вот Вам и индуизм, который какой-то одной религией и назвать-то нельзя. Потому что там сонм богов, Шива, Вишну, Брахма. Огромное количество ответвлений, храмы, посвященные разным богам, старым, новым, классическим. Горцы исповедуют буддизм ламаистского толка. Тоже очень красивый такой. И при этом совершенно прекрасная природа. Начинаешь понимать, почему это место облюбовали в свое время хиппи для того, чтобы там бродя по Азии в поисках истины, просветления, но не в последнюю очередь, наверное, их привлекал еще и анаша и гашиш, который в изобилии имеется в Непале.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: До хиппи особо никто не знал особо о Непале, да? Т.е. туда особо не ездили люди?

Е. ПАХОМОВ: Вообще, Непал был очень закрытой страной. И, пожалуй, эта страна последней открылась миру. Это было в 1950-м году, тогдашний король Трипхуан открыл страну. Фактически до этого около 100 лет Непал был просто закрыт, туда посторонних не пускали. И поэтому в общем, когда он открылся, туда мало кто ездил, просто потому, что мало кто знал. Вообще, первые туда, конечно, поехали альпинисты. Не случайно в 53 году был взят Эверест. Все говорят, что его взяли бы и раньше, если бы и страна открылась раньше. Там по ряду причин, но потом, да, потом его открыли хиппи. С 68 по 73 год считается вот самый такой пик хиппи движения и пик хиппи в Непале. И вообще мало говорится о том, какое влияние оказали хиппи на эти страны Азии. У них же маршрут был, начиная от Стамбула через Иран, тогда еще шахский, через Афганистан, через Пакистан и Индию. Они шли в Непал и везде оставили по себе память. Очень, правда, неоднозначную память. В Непале все говорили о хиппи, вспоминали, что они такие сякие, пьяные, волосатые, валялись там на улице. Там есть даже такая улица — Фрик стрит ее называют, до сих пор.

О. БЫЧКОВА: Фрик.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Улица оторв.

Е. ПАХОМОВ: Улица таких долбанутых.

О. БЫЧКОВА: Улица фриков.

Е. ПАХОМОВ: Да, чокнутых, двинутых, долбанутых, как угодно, можно перевести.

О. БЫЧКОВА: Ну, их сейчас уже там нет, конечно, таких.

Е. ПАХОМОВ: Нет, в 73 году тогдашний король Берендры их довольно решительно отправил оттуда. Злые языки говорят, что якобы США на него надавили и даже дали какие-то деньги. Потому что американские власти были обеспокоены тем, что молодежь бежит в какой-то Непал и лежит на асфальте и курит всякий гашиш.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Как будто в Америке он не лежали на асфальте и не курили гашиш.

Е. ПАХОМОВ: Ну, трудно сказать, так это или нет, но хиппи помнят до сих пор. Именно потому, что это были тысячи и тысячи молодых людей, которые шли и несли, прежде всего, они несли деньги. Открыли Непал для европейских туристов. Сейчас хиппи там есть, но какие хиппи? Хиппи, которые стали яппи. Это поколение, которым за 50, которые хипповали там в эти 70-е годы, они сейчас приезжают, ходят, их можно видеть. Они говорят: ой, не знаю, Джон, а вот тут, помнишь, там…

О. БЫЧКОВА: Валялись.

Е. ПАХОМОВ: С ребятами, да, а вот в этой самой лавочке, ты посмотри, как она изменилась и т.д. Между прочим, гашиш и сейчас можно купить на улицах Катманду при желании. Но говорят, что спрос сильно упал.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Прямо на улице так?

Е. ПАХОМОВ: Ну, да, да, на улице.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Там это не запретное какое-то вещество?

Е. ПАХОМОВ: Да, нет, конечно, это не открыто. Это до начала 70-х годов не было запрещено в Непале. Одна из причин, почему хиппи туда поехали с таким удовольствием, но, видите ли, бороться с анашой в стране, где индийская конопля растет так массово и буйно в общем, как сорняк, совершенно бессмысленно. Но дело не в этом. Дело в том, что хиппи были, по сути, революционеры. Среди них было очень много леваков. Среди них было, между прочим, и немало поклонников того же Мао Цзэдуна. Вспомните студенческие революции 68 года. Но как-то они по себе оставили такой след, что вот алкоголики, грязные, волосатые, валявшиеся.

О. БЫЧКОВА: Не полюбили они их короче.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А сами непальцы не пьют алкоголь, не курят? Какой у них образ жизни?

Е. ПАХОМОВ: Нет, и пьют, и курят, конечно, но если говорить об индуизме, то высококастовым индусам алкоголь запрещен.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Там кастовая система, да?

Е. ПАХОМОВ: Да.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А как кастовая система вообще существует с серпом и молотом?

О. БЫЧКОВА: Да, вот по улице идет человек, можно определить его как-то?

Е. ПАХОМОВ: Опытный взгляд, безусловно, определит, и довольно легко.

О. БЫЧКОВА: Они носят традиционную одежду или такую?

Е. ПАХОМОВ: И так и так. Молодежь ходит вполне себе современно одета. Одета так же, как мы. Но  они как-то определяют друг друга и по оттенку кожи, и по манере поведения, и по тому, кто как одет. И, конечно, прежде всего, по тому, кто, чем занимается. Ведь кастовая система, прежде всего, закрепление за той или иной профессией.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А до сих пор существует…

Е. ПАХОМОВ: Вообще официально нет. Т.е. еще там в 60-е годы тогдашний король выпустил такой эдикт, который отменял кастовые привилегии. Потом эта отмена была закреплена конституцией 90-го года. Но это все документы, ведь на бытовом уровне мы знаем, что тяжелее всего переломить именно вот эти бытовые представления. Это одна из причин, не сомневаюсь, легкой победы маоистов. Маоисты говорят о полном равенстве. Маоисты объявили своими главными врагами три врага – это феодализм, империализм и ревизионизм. Ну, ревизионизм – это очевидно мы с Вами. Т.е. те, кто отказался от социализма, и между прочим, нынешние китайские власти тоже. Товарищ Прачанда их совсем не жалует. Но империализм — это они имеют в виду США, и как ни странно, Индию. Они обвиняют постоянно Индию в вмешательстве во внутренние дела Непала.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А какое влияние Индии на Непал?

О. БЫЧКОВА: Подожди, сейчас…

Е. ПАХОМОВ: Феодализм — это главный враг, который сделав его своим врагом, маоисты очень легко победили, потому что большинство страны крестьяне. Потому что форма землепользования фактически феодальная, потому что, не смотря на официальную отмену вот этих кастовых привилегий, она остается. Потому что молодежь из низких каст, ну, им некуда деваться, понимаете. Они обречены, а Непал – страна молодая. Как во всей Азии бурный рост населения. Молодежь уже не хочет жить в этих старых традиционных, там я не знаю, нормах. Да и потом мой приятель с таким именем Думбадел, он говорит, ну, хорошо, понятно, каста рыбаков, каста кожевников. А вот, скажем, мой товарищ занимается продажей компьютеров. Что создавать новую касту?

О. БЫЧКОВА: Это низко или высоко?

Е. ПАХОМОВ: Или другой мой товарищ чинит телевизионные приемники. Непал не выдержал вот этой постоянной встречи с современностью. И те, кто сторонники старого доброго времени, они обвиняют тогдашнего короля Трипхуана, который открыл страну в 50-м году, мол, пока страна была закрыта, пока туда не ездили эти европейцы, эти хиппи, а потом туристы, то все было четко структурировано, ясно. Была вот эта пирамида, брахма ниже, шатры ниже, вайши ниже, шудра ниже, идут неприкасаемы. И, кстати, не так много в самом Непале. Это, в общем, не Индия. Но вот встреча с современность размыла. И очевидно Непал традиционный в таком положении, в каком он был в середине прошлого века, он был обречен. Вопрос в том, что должно ему прийти на смену. И власти, к сожалению, повели себя так, королевские власти, что все популярнее становится маоисты. Идеи товарища Мао.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Ну, вот Вы говорили с людьми просто так на улице, что они хотят? рядовой непалец, что он хочет? К чему стремиться?

О. БЫЧКОВА: Вот я могу только, извините, я Вас перебью. Написал нам наш слушатель из Казани Андрей, он пишет: «Были в Непале в момент выборов. Само собой стали свидетелями известных событий. Интересный факт, характеризующий ситуацию перед выборами. Наши знакомые непальцы, — пишет Андрей из Казани, — голосовали за маоистов только для того, чтобы они получили большинство в парламенте, и тем самым в стране окончательно прекратилась гражданская война, взрывы и т.д. Король, по сути, давно уже не имел настоящей власти, поэтому его смешение было рано или поздно ожидаемо. Занятно, что прошло все это согласно воле народа на выборах».

Е. ПАХОМОВ: Ну, все это действительно так.

О. БЫЧКОВА: Вот Ваши знакомые там тоже голосовали за маоистов?

Е. ПАХОМОВ: Да, вот тот молодой человек, о котором я говорил, он голосовал за маоистов. Он их ярый сторонник. Но при этом хочу заметить, что в парламенте заседает еще одна коммунистическая партия Непала марксистско-ленинская. Так что сейчас на смену королю в Непале пришел очень левый парламент. Но мой друг голосовал за маоистов, и голосовал и объяснял примерно так же, как объясняли вот этому нашему радиослушателю. А именно война, которую развернул Прачанда, отбивает охоту у туристов приезжать в Непал. Туризм – важнейшая статья дохода. Туризм фактически спасает Непал во многом. Многих бедняков от реально голодной смерти. Туристы, которые приезжаю, платят деньги за право посмотреть на эти храмы, они привозят деньги, примерно вполовину упало число туристов по время подъема войны. И сейчас они ожидают, что туристы вернутся опять в Непал. Сейчас действительно подъем туризма. Но к сожалению, взрывы не прекратились, и очевидно проблемы еще будут. Но вот что интересно, отношение самих маоистов к этому самому туризму. Забавно, я, правда, не попадал, но мне неоднократно рассказывали, что вот эти маоистские повстанцы, такие забредающие туристические автобусы, забредающие на ненужную дорогу, останавливали, с автоматами, окружали, заходили и вежливо просили уплатить налог за право осматривать достопримечательности. Какую-то небольшую сумму. Как правило, они платили. И они даже выдавали бумагу, что вот на революцию в Непале такой-то заплатил и теперь имеет право осматривать все достопримечательности. Так что маоисты активно осваивают этот самый бизнес.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А где они останавливаются, туристы? Вот они приезжают в Катманду, там отель есть? Там шикарные или не шикарные?

Е. ПАХОМОВ: Там есть отели дорогие, есть отели дешевые. Есть отели, в которых еще хиппи жили вот эти вот. Там есть старый район, там эль, там есть Тарбар сквер, бывшая Дворцовая площадь. Но вы совершенно правильно сказали, ведь, к сожалению, и об этом говорят очень многие сами непальцы, с одной стороны, они хотят, чтобы к ним как можно чаще приезжали туристы. С другой стороны, они считают, что туризм, ну, что ли, они гордые горцы. А им приходится чистить ботинки приезжающим туристам.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Даже после революции, даже после серпа и молота они такие? Гордые горцы.

Е. ПАХОМОВ: Ну, в общем, да, одна из причин, почему революция победила, потому что они гордые горцы. При этом, скажем, другой мой знакомый непальский говорил, что вот если сейчас этот феодализм проклятый маоисты скинут, мы очень быстро станем развивающейся капиталистической державой. И в качестве доказательства приводил очень интересный пример. Он говорил, ну, посмотри, вот страна-то открылась миру всего-то в середине прошлого века. А, смотри, мы уже ловко научились и туристов приглашать, и что-то организовываться, и даже научились продавать туристам несуществующее чудовище йети, снежного человека, ничуть не хуже, чем шотландцы, которые продают свое лохнесское чудовище. Вот эта фраза звучала там постоянно. Несколько человек мне ее озвучили. Просто потому, что действительно особенно горцы очень легко освоили туристический бизнес. И, например, те же самые шерпы, они буддистко-ламаистского толка. Но их ритуал традиционно был очень скромный. Сейчас они для туристов устраивают там праздники, танцы с масками. Все это в рамках своей религии, но туристы даже не подозревают, что это, прежде всего, рассчитано на них.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Меня один вопрос мучает. Я все-таки не понимаю, как после столько лет войны гражданской, они все-таки умудрились цивильно войти в парламент, только после этого свергнуть монархию. Т.е. не врываясь в замок, не убивая короля, а не смотря на то, что шла война столько лет, они все равно только после того, как вошли в парламент, пришли во власть? В принципе беспрецедентно.

Е. ПАХОМОВ: Это тот случай, когда помогло, если так можно в кавычках сказать, помогло маоистам несчастье. Я напомню, что в 2001 году, наверное, все знают эту трагедию, фактически вся королевская семья, король Берендра, наследный принц Дипендра, в общем, вся королевская семья, верхушка семьи была убита при загадочных обстоятельствах. Официально это неуравновешенный принц Дипендра их всех перестрелял. Но могу сказать, что в самом Непале не верят…

О. БЫЧКОВА: Извините, он там якобы перестрелял всех, кто был на этой большой семейной встрече, потом застрелился сам. И, в общем, не осталось просто никого.

Е. ПАХОМОВ: Ну, это остался вот этот дядя, который сам того не ожидая, оказался королем. При этом надо иметь в виду, что ведь король в Непале не просто король, он бог. Он земное воплощение бога Вишну. Одного их трех высших индуистских божеств. А Гьянендра жил отдельно, был бизнесменом, торговал чаем, понимаете, а богам не прощают торговлю чаем, как выяснилось. В общем, он оказался слишком слабой фигурой. При этом хочу…

О. БЫЧКОВА: Извините, Вы сказали, что они там не верят, что произошло из-за сумасшедшего принца.

Е. ПАХОМОВ: Ну, они задают вполне себе законный вопрос. Этот принц, если он действительно перестрелял такое количество народу, он, хотя бы раз должен был перезарядить свой автомат. Что делали остальные? Ждали, когда он перезарядит? Что делала охрана, когда услышала выстрелы? Представляете королевский дворец, окруженный этими гурхами, с этими очень красивыми кривыми ножами у них за спиной, кукри называется, в общем, такой характерный непальский нож, меч. Почему они не прибежали. В общем, вопросов очень много. Есть какие-то официальные объяснения всем этим вопросам. Но в самом Непале этому не верят. Как правило, ищут заговор, подозревают самые разные иностранные силы, подозревали армию и того же Гьянедру и даже индийский заговор. Но, Вы знаете, верующие индусы говорили мне и другое. Дело в том, что это уже не первый случай такой кровавой драмы во дворце. Нечто похожее произошло, правда, довольно давно в 1846 году. Там была такая история, котпарва называется, дворцовое дело, когда тоже при загадочных обстоятельствах была перебита фактически вся королевская семья за исключением тогдашнего, ну, очень… тогдашнего короля Раджендры, такой был слабый король. Вообще, официальная версия гласила так, что вот там любовник королевы был убит, она побежала за помощью к одному ловкому царедворцу. Этот ловкий царедворец, заручившись ее поддержкой, сказал, это эти проклятые твои родственники. И перебили их всех. Так вот  о чем говорят непальцы теперь, о том, что это уже второй раз произошло такое. А, значит, бог Вишну, покровитель династии Шах, отвернулся от этой династии. Значит, он им не покровительствует, значит, он не покровительствует Непалу, значит, его надо менять. Об этом говорила улица. Полагаю, не в последнюю очередь такие легенды стали причиной довольно легкого поражения короля Гьянендры. Он видимо, сам это понимал, иначе бы  он столь легко не ушел бы в сторону.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Жень, вот по ощущениям на сегодняшний момент, как народ, он напуган, или он радостный, и вот как там диктатура сейчас?

Е. ПАХОМОВ: Нет, там сейчас парламент у власти, там сейчас взят двухлетний срок, так называемый переходный срок по подготовке новой конституции. Большинство выступает за парламентскую форму правления. Хотя есть сторонники президентской. В общем, очевидно Непал ждет очень непростой период, вот этот двухлетний переходный период. Ведь проблема в том, что единство вот в этих силах, сидящих в парламенте нет. Там есть маоисты, о которых мы говорили, там есть марксистско-ленинская компартия. Там есть партия непальский национальный конгресс, ориентирующийся во многом, как считают, на Индию. И это, в общем, объединяло их одно, объединяло их неприятие монархии. Что же будет теперь? И вот сейчас этого никто не знает, и если бы я имел возможность посоветовать бывшему королю, а ныне гражданину Гьянендре все-таки, мы с Вами знаем историю революций, я бы все-таки ему, наверное, посоветовал какое-то время пожить вне страны, но, видимо, для него это будет окончательной потерей лица. И поэтому, во всяком случае, пока он выражает намерение…

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А как нему сейчас относятся? Он уже не монарх, но живет в стране.

Е. ПАХОМОВ: К нему относятся так же, как относились раньше.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Он разгуливает по улицам?

О. БЫЧКОВА: А Вы видели вообще?

Е. ПАХОМОВ: Нет, по улицам он, конечно, не разгуливает. Но я его видел по телевизору.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: У него есть охрана сейчас?

Е. ПАХОМОВ: Да, ему оставили резиденцию, охрану. По-моему, 30 человек оставили охрану.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Это неплохо.

Е. ПАХОМОВ: Ну, да, наверное.

О. БЫЧКОВА: Ты к чему сейчас сказала?

Е. ПАХОМОВ: И вообще непальцы сейчас, вот эта страна, которая долго оказалась закрытой от всего мира, сейчас, как ни странно, они, наоборот, начинают вспоминать свои исторические корни, свои связи с миром. Начинают вспоминать…

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А, ностальгия уже наступила.

Е. ПАХОМОВ: Нет, ностальгия не по тому миру, когда они были закрыты, а как раз, наоборот, по тому времени, когда Непал был великой древней страной, через него шел этот путь из Китая в Индию. И Вы знаете, даже этот знаменитый нож кривой кукри, который висит на спинах у всех гурхов, вообще, у всей королевской охраны, они такие невысокие, крепкие ребята с такими ножами. Вот они утверждают, что это не что иное, как эволюционировавший греческий меч фалькатра, с которым сюда пришел Александр Македонский. Что типа войска Македонского там были. Что там были и англичане и прочие, прочие. Вот Непал притягивал, все великие державы хотели нас завоевать, потому что мы велика страна. Теперь они, в общем, бредят своим величием, надеются на то, что все обойдется. Между прочим, непальцы гордятся, что они так и не стали ничьей колонией, их англичане не смогли завоевать.

О. БЫЧКОВА: Я хочу сказать, что Игорь из Твери послал нам смску, что да, действительно, вот по его наблюдениям тоже непальцы верят, то, что произошло это наказание, или кара для королевской семьи. Верят, пишет, Игорь, у меня там друг, это ему, королю, наказание. Они считают, что это шекспировские страсти. Просто принц Гамлет. Да, дядя там какой-то непонятный. Очень, очень похоже. И еще одно нам тут сообщение: «С маоистами невозможно было бороться, так как маоисты это целые села, деревни, вторая вера бедных слоев населения. Был в маоистских деревнях…» к сожалению, тут у нас, мы не услышали, как был человек в маоистских деревнях. Ну, да, это вот, по-моему, продолжение. «Простые непальцы хотят следующих вещей. Чтобы, наконец, было электричество круглые сутки, и чтобы дали работать».

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А там нет электричества круглые сутки?

О. БЫЧКОВА: Как они там вообще живут? Вы были в этих деревнях?

Е. ПАХОМОВ: Да, да, дело в том, что и об этом тоже говорят, что туристы платят за то, чтобы посмотреть, как непальцы живут в 17 веке. А непальцы-то хотят жить в 21.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А какой там век?

Е. ПАХОМОВ: Там действительно есть деревня, причем не так далеко от Катманду, стоит отъехать на машине, а уж если заехать в горы, и тем более, где там стоят дома, построенные в 17, 18 веке…

О. БЫЧКОВА: Ну, они как выглядят?

Е. ПАХОМОВ: Вообще, это каменные, кирпичные дома. Ну, они покосившиеся, старинные, где живут большими семьями, набитыми в комнатах. Где канализация, водопровод, вообще, такая канава течет по улице. И туда все сливают, в эту канаву. В ней же моют посуду, в ней же купают детей, стирают белье. И на окнах висит сушится кукуруза. Стекол нет, просто затянутые сеткой окна. А что касается горных районов совсем, тех, которые не посещают туристы или альпинисты, где нет каких-то гор высоких, где нет каких-то исторических памятников. Это действительно очень бедные районы. И что предложили маоисты, делают все партии, которые выступали против монарха, они все говорили о том, что должно быть электричество, нужно бороться с бедностью, нужно бороться с коррупцией. Система, кстати, была очень коррумпирована. Та система, которая существовала при монархии. Уровень коррупции очень высок. Это признавали все, даже власти. Но чем маоисты взяли? Они взяли тем, что они предложили очень простые формулы для решения. Скинуть монархию, ввести там справедливую форму правления. Вот все эти лозунги. Победить основных врагов. Лозунги, понятные простому крестьянину…

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А основные враги это что, это Индия?

Е. ПАХОМОВ: Нет, как мы уже говорили, это феодализм. Империализм, ревизионизм. И что самое интересное они провозглашают абсолютное равенство. Равенство не на бумаге, вот борьба с этими кастами, а вот абсолютное равенство. Пример это они продекларировали абсолютное равенство женщин. И тут же реализовали его весьма своеобразно, начали формировать женские батальоны. Действительно, в горах, и не только в горах, и на равнине, даже в Катманду, поддержка у маоистов очень высокая, особенно среди молодежи, прежде всего, потому что маоисты представляются наиболее радикальной силой, которая не болтает, а действует. Однако хочу заметить, что товарищ Прачандра, вот лидер маоистов, он между прочим, в последнее время сильно сдает назад, так именно он заявил, что нам потребуется 50-100 лет переходного периода. Он сказал, что он и его соратники уважают частную собственность.

О. БЫЧКОВА: Так он даже не ревизионист, а еще гораздо хуже.

Е. ПАХОМОВ: Он заявил, что пусть будет капитализм, но капитализм прогрессивней, чем феодализм.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Как?

Е. ПАХОМОВ: А потом вот обязательно все равно наступит социализм. Вот сейчас феодализм, мы его победили, мы короля скинули. Пусть будет капитализм. Это более прогрессивно. Как вот в том анекдоте…

О. БЫЧКОВА: Они готовы согласиться на НЭП, чтобы немножечко заработать денег и накормить народ.

Е. ПАХОМОВ: Да, да. Ну, вот кто-то там вспоминал такой анекдот в этом отношении, что политическая платформа Прачанды напоминает такой анекдот, что в Древнем Риме идет демонстрация рабов, несут плакаты – да здравствует феодализм, светлое будущее человечества. Вот сейчас Прачанда, убежденный социалист к светлым социалистическим далям готов вести через фазу капитализма. Проблема, однако, в том, что как указывают многие источники, не все сторонники Прачанды готовы ждать 50-100 лет. И под шумок… вот я звонил перед этим эфиром, зная, что я приду к Вам, я звонил своему приятелю в Непал. Он сказал, что под шумок многие землевладельцы начинают распродавать землю.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: кому?

Е. ПАХОМОВ: Ну, тем ,кто купит. По дешевке начинают…

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Это туристы, иностранцы, или те же самые непальцы?

Е. ПАХОМОВ: Нет, друг другу продают, сбивают цены на землю. Купите у меня землю просто потому что, все помнят о том, что Прачанда говорил, что нам потребуется еще культурная революция. Все помнят, к чему привела культурная революция в Китае. Это и Хун Вей Бин и все, что угодно.

О. БЫЧКОВА: Да, понятно.

Е. ПАХОМОВ: В общем, молодой Непал ждет положительных перемен. А вот непальцы постарше замерли в ожидании.

О. БЫЧКОВА: Этот вот товарищ Прачандра, Вы вообще видели его? Или по телевизору?

Е. ПАХОМОВ: Да, он очень редко встречается с прессой.

О. БЫЧКОВА: Вот король, которого свергли, мы его знаем по этим картинкам, в том числе, в «Огоньке». И было много картинок, и фотографий, когда случилось вот это вот загадочная резня, и когда он стал королем. Это такой немолодой тучный человек, похожий на какого-то такого…

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Но кожа у него светлей, чем у большинства непальцев, которых я вижу в толпе.

Е. ПАХОМОВ: Ну, он кастовый.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Т.е. как в Индии. Т.е. чем светлей кожа, тем выше каста.

Е. ПАХОМОВ: Ну, в определенном смысле да.

О. БЫЧКОВА: Т.е. он похож на такого азиатского короля, действительно. Похож.

Е. ПАХОМОВ: Все говорят, что он похож на азиатского бизнесмена. Потому что король Берендра убитый, вот он был король, так король. А этот в общем, скорей какой-то торговец успешный.

О. БЫЧКОВА: А этот товарищ маоист?

Е. ПАХОМОВ: А этот в военной форме затянутый такой.

О. БЫЧКОВА: А ему сколько лет вообще?

Е. ПАХОМОВ: Ну, средних лет, так скажем. Нет, он не молод, я думаю, они, моет быть, и ровесники. Примерно к одному поколению относятся.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: У него есть жена, дети? У Прачанды?

Е. ПАХОМОВ: Не знаю, не могу Вам сказать. Вообще, он крайне редко встречается с прессой, крайне закрытый человек.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А как там с прессой вообще.

О. БЫЧКОВА: Подожди. Но… Узнаем, что но, а потто спросим.

Е. ПАХОМОВ: Да, я могу сказать на кого он ориентируется. Он сказал, Прачанда, он ориентируется на своих соратников маоистов, которые там действуют в ряде стран мира в Перу, например, и он говорит о том, что Непал стал началом новой революционной волны, новой волны социализма, которая сейчас поднимается во всем мире. Что это будет широкий процесс. Что у него и его соратников связи с маоистами от Индии до Ирана и Перу, что, мол, мир еще поймет, что списывать идеи социализма в архив рано.

О. БЫЧКОВА: Да, мир это понимает уже. Может быть, он не хочет это понимать. Но что-то такое происходит, безусловно, в разных частях света, мы это видим. Это правда. Да, и Латинской Америке, и в Азии, и в других ее частях, это процесс, это правда.

Е. ПАХОМОВ: Да, ну, вот сторонники Прачанды видели его каким-то лидером страны, премьером или президентом. Вообще, маоисты выступали сначала за президентскую форму правления. Пока все-таки победила идея парламентской республики. Но ясно одно, что пока ничего не ясно. Главное только, что Прачанда смог добиться основного. Изменив в какой-то момент тактику, сложив винтовки, он сумел привести свою партию в парламент.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Меня интересует еще вопрос образования. Как там у них университеты, школы, уровень вообще?

Е. ПАХОМОВ: Ну, как во всей Азии уровень образования растет. Вообще, вся Южная Азия, многие объясняют такой радикализм, свойственный в Афганистане, в Иране, в Пакистане, в Непале, то, что Южная Азия очень молодая при высокой рождаемости значительная часть населения молоды. И значительная часть населения в отличие от, скажем, от  прошлого века, начала прошлого века имеют доступ к образованию.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Т.е. они в курсе всего, что происходит в мире.

Е. ПАХОМОВ: Абсолютно, да, да, интернет кафе на каждом углу. И так же сидят молодые ребята, так же там, не знаю, читают все, что читают. Пресса достаточно свободна. Критикует очень много. Критиковали короля…

О. БЫЧКОВА: А как это все-таки сочетается с этим традиционализмом, с этими кастами, с этим всем, не очень понятно?

С. ШЕВАРНАДЗЕ: И серп и молот, не очень понятно.

Е. ПАХОМОВ: Да, вот серп и молот на храмах, это вообще признак современного Непала.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Причем религия и все это не запрещается? Да? Там при Советском Союзе закрыли все церкви.

Е. ПАХОМОВ: Вы знаете, ожидали, что он будет выступать с какими-то антирелигиозными выпадами, и говорят, что в начале своей карьеры он это делал, пока нет. Хотя еще раз говорю, он постоянно говорит о культурной революции, о примере Китая. Культурная революция, как мы помним, там всем верующим, всем монастырям, и прочим очень досталось. Но дело в том, что молодой Непал хочет скачка в 21 век. Хочет этого скачка. Они не хотят жить в этой кастовой системе 17 века и готовы, очевидно, пойти в какой-то момент за маоистами.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Хорошо, а вот Вы сказали, что сейчас равноправные отношения женщин и мужчин. А до этого как было?

Е. ПАХОМОВ: Нет, сейчас, в общем, не равноправные. Просто маоисты говорят о равноправии. В принципе, как и везде в Азии положение женщины зависимое. Весьма зависимое.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: До сих пор, даже при новой власти.

О. БЫЧКОВА: А женщины там как выглядят? Они красивые?

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Они работают, что они делают?

Е. ПАХОМОВ: Да, да.

О. БЫЧКОВА: Они нарядные? Какие они?

Е. ПАХОМОВ: Красивые, нарядные. Да, это не мусульманки, которые закрывают лицо, допустим. Это не сикхиянки, которые тоже закрывают. Нет, они вполне себе одеты индийских женщин…

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Ну, опишите наряд…

Е. ПАХОМОВ: Да, напоминают индийских женщин, да.

О. БЫЧКОВА: Т.е. у них эти сари или что-то подобное.

Е. ПАХОМОВ: В том числе сари, пенджаби, дрес, шальвар камисы, украшения, все это есть. А молодые люди в столице в Катманду вообще одеваются вполне по-европейски. Джинсы, какие-то джинсовые куртки. Все это присутствует. При этом интересно, что вообще непальцы очень разные. Там есть масса народов. И масса каких-то языков, масса традиций. И вообще Непал производит впечатление такого пестрого бурлящего котла, над которым сейчас повис красный флаг. К сожалению, я очень бы желал Непалу всяческого благополучия, но, увы, нам с Вами опыт показывает, что за красным флагом может идти ГУЛАГ. Но будем надеяться, что Непалу удастся избежать этого.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Может, в век глобализации все по-другому уже будет. Потому что они знают, как это в других странах происходило.

О. БЫЧКОВА: Ну, видишь, вот король-то сидит и никуда не уезжает.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Я считаю, что крайне цивильно, нет?

О. БЫЧКОВА: Ну, мы посмотрим, еще мало времени прошло, только месяц.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Но его не убили, от него не отняли активы какие-то.

О. БЫЧКОВА: Подожди, посмотрим.

Е. ПАХОМОВ: Но я могу сказать, что дали королю Гьянендре, пардон, гражданину Гьянендре, после того, как его низложили…

О. БЫЧКОВА: Бывшему товарищу королю.

Е. ПАХОМОВ: Да. Дали некоторое время примерно 15 дней, чтобы он собрал какие-то свои вещи во дворце и смог спокойно съехать со своей семьей. И, тем не менее, по Катманду прокатилась волна выступлений, которые требовали от короля убираться, как можно скорей.

О. БЫЧКОВА: У них по одной жене?

Е. ПАХОМОВ: Ну, у европеизированных, да.

О. БЫЧКОВА: А так нет?

Е. ПАХОМОВ: Так вообще в Непале есть и многоженство и многомужество.

О. БЫЧКОВА: И многомужество?

Е. ПАХОМОВ: Да. Непал – одно из немногих государств мира, где в ряде регионов сохранилось многомужество. Как правило, это, правда, носит экономические причины. Несколько братьев, чтоб не делить земельный участок, чтоб не дробить…

О. БЫЧКОВА: Делят жену.

Е. ПАХОМОВ: Несколько братьев берут одну жену. Или там, скажем, пока старшие братья пасут овец, она с младшим братом.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Ужас какой.

Е. ПАХОМОВ: Да, Непал – одно из немногих государств, где это сохранилось…

О. БЫЧКОВА: Там просто не хватает женщин, наверное.

Е. ПАХОМОВ: Тоже зависит от того, в какой части страны. В горах да. Поскольку более тяжелые условия жизни. Женщин действительно меньше. Но, в общем, это как-то не повлияло на политические процессы в этой стране.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А как там к (НЕ РАЗБОРЧИВО) относятся?

Е. ПАХОМОВ: Ну, я полагаю плохо, как и везде.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Ну, бывает, что там убивают, если жена изменяет мужу, ее могут из-за этого убить, например.

Е. ПАХОМОВ: Ну, в некоторых традиционных племенах тоже в Непале могут за это убить. И не только в Непале.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А непальский язык, на что вообще похож?

Е. ПАХОМОВ: В Непале несколько языков. Но там государственный язык непали он называется. Он родственник хинди и относится к северо-индийской группе языков. Вообще, индийцы считают его как бы диалектом хинди. Непальцы это отрицают.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А к Индии как они относятся, Вы так и не ответили.

Е. ПАХОМОВ: А вообще с Индией отношения сложные. Я бы, наверное, провел такую очень условную параллель, как относятся к России некоторые наши бывшие республики. Т.е. с одной стороны имеют очень тесные связи, общее прошлое, даже родственные связи. С другой стороны, обвиняют в том, что Индия пытается вмешиваться в дела Непала.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Экономически зависит от Индии, как страны СНГ?

Е. ПАХОМОВ: Они, безусловно, активно торгуют, но экономически для Непала главное, это туризм сейчас. И я полагаю, что одна из причин, почему Прачанда согласился сложить оружие, это чтобы Непал не потерял свой поток туристов, потому что это все очень плохо отражается на экономике страны.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А кроме туризма, на чем держится экономка страны?

Е. ПАХОМОВ: Сельское хозяйство – чай, рис, табак. Все, что можно вырастить в горах. Еще важной статьей Непала является альпинизм. Что, в общем, там один Эверест чего стоит. Там еще куча восьмитысячных пиков.

О. БЫЧКОВА: Пришел сияющий Константин Похмелов и еще сияющий Никита Белых.

ВКЛЮЧЕНИЕ СПОРТИВНЫХ КОММЕНТАТОРОВ (ЕВРО-2008)

О. БЫЧКОВА: Мы возвращаемся в Непал. У нас тут просят спросить вот что. Валентин задает вопрос. Да, этот микрофон Вам тоже подходит, Евгений. Евгений Пахомов, журналист, который побывал в Непале. Но не только в Непале, на самом деле, а был корреспондентом РИА Новостей в Пакистане и был в соседних странах. Так вот как специалисту по этим странам Валентин задает Вам вопрос и  очень просит все-таки спросить. Ну, спросите, говорит. Спросите у мужчины о кукри. КукрИ или кУкри? Как надо спрашивать?

Е. ПАХОМОВ: КукрИ.

О. БЫЧКОВА: КукрИ, пишет Валентин, он думал, что модифицированный бумеранг, не так ли? Вы сказали, что это нож какой-то.

Е. ПАХОМОВ: Нет, бумеранг метают, а это оружие рубящее, им не кидаются. Говорят, что…

О. БЫЧКОВА: Вот этот кривой нож?

Е. ПАХОМОВ: Да, меч, он загнут вперед. Вообще, это меч эволюционировавший. Говорят, есть такая легенда, что якобы это был меч македонской фаланги, он такой странной формы, потому что они шли в плотном сомкнутом строю, чтобы сосед не ранил соседа, когда замахивается, он приобрел такую форму, загнутую вперед. Но, кроме этого, там якобы удивительная центровка, которая позволят наносить с короткого движения очень сильный удар. Вообще гурхи, которые были вооружены вот этими самыми кукри, они англичан остановили, которые рвались в Непал. И англичане были настолько восхищены их мастерством, что стали набирать к себе их на службу. И гурхское подразделение охраняет ее величество королеву в Великобритании. И вообще гурхи славятся по всему миру. И вот этот меч, нож, я не знаю, как это назвать, в общем, такая штука очень внушительная такая, кукри, она является их символом. Там даже есть музей гурхов и музей кукри в Непале, его показывают всем. Старая ковка, ручная ковка. Они его носят вот здесь за спиной.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А любой может обладать кукри или надо быть представителем спецслужбы?

Е. ПАХОМОВ: Ну, сейчас при наличии денег любой пошел и купил. Там очень много таких кукри, они делают для туристов. Причем, они мне сами говорили, что настоящий кукри он очень простой, с деревянной ручкой, ручная ковка без наворотов, без каких-то золотых там узоров и украшений. Вот то, что если он навороченный костяная ручка с массой узоров, то это вероятней всего сделано для туристов. Но я просто хочу сказать, что кукри не помогли королю. Да, эти ребята очень квалифицированные, если бы кто-то пошел штурмом на дворец. Может быть, поэтому Прачанда и не пошел…

ВКЛЮЧЕНИЕ СПОРТИВНЫХ КОММЕНТАТОРОВ (ЕВРО-2008)

О. БЫЧКОВА: Кто финансирует революционеров, интересуется Игорь из Твери.

Е. ПАХОМОВ: Вот на этот счет существует очень много версий. Сами революционеры говорят, что они существуют на деньги своих соратников. Дело в том, что в этой революционной организации существует своя четкая структура. Есть боевики. Т.е. те, кто постоянно находился. Сейчас они официально сложили оружие, но те, кто постоянно находился там на поле боя. Были те, кто не находился постоянно, но у него был где-то там закопан автомат или винтовка, по первому приказу мог выкопать и идти там сражаться. Были, так называемые, мы бы их назвали, наверное, комиссары. Или какие-то политработники. Затем было значительное число рядовых членов партии. Это официальные члены партии, которые считались членами маоистской партии, их было около 30 000 человек. И более 200 000, как утверждают некоторые эксперты, так называемых сочувствующих, которые поддерживали их, в том числе, и финансово. Более того, дело в том, что этим районом, где развернулись боевые действия, очень досталось. Досталось, потому что там проходили и правительственные войска, и войска маоистов. Но маоисты вели себя очень грамотно. Они после каждого акта экспроприации у каких-нибудь местных богатых землевладельцев устраивали такую публичную раздачу бедным того же риса, например, сопровождая эту раздачу политинформацией. Поэтому говорят, что такие акции сильно добавили им популярности. Так как военные правительства просто грабили, политинформации не проводили. Что не сыграло им на пользу.

О. БЫЧКОВА: Ну, ладно, а скажите, пожалуйста, а что Вы себе привезли из Непала….

Е. ПАХОМОВ: Вот я кукри себе привез.

О. БЫЧКОВА: С наворотами или с деревянной ручкой?

Е. ПАХОМОВ: С деревянной ручкой.

О. БЫЧКОВА: А что Вы делаете с этим?

Е. ПАХОМОВ: В общем, я его поставил на шкаф.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Не пользовались, да, пока.

Е. ПАХОМОВ: Ни разу еще.

О. БЫЧКОВА: И все?

Е. ПАХОМОВ: Да, в общем, да. Я ездил там смотреть, не привозить сувениры.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: А учитывая все, что произошло, Вы бы вернулись бы еще раз туда?

Е. ПАХОМОВ: Да, конечно, сейчас бы особенно. Наверное, сейчас, если бы я поехал, я бы сорвал себе плакатик с изображением серпа и молота.

О. БЫЧКОВА: А вот Тарас привез себе три вот этих вот … как Вы сказали? Ножа…

Е. ПАХОМОВ: Кукри?

О. БЫЧКОВА: Да, из Непала. «Сдавайте ножи в багаж, — говорит он, — а то таможенники заберут». Все такое. Ну, хорошо. Все. Мы, в общем, на этом закончили, к сожалению, уже. Евгений Пахомов, журналист, побывавший в Непале, и видевший, как маоисты готовят свержение…

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Он там был четыре раза, кстати, мы забыли сказать.

О. БЫЧКОВА: Да, свержение монархии. Приходите к нам еще, рассказывайте нам что-нибудь интересное. Впереди у нас новости с Владимиром Варфаламеевым. Дальше Николай Тамразов с его ежеполуночной программой. Ну, и, наверное, еще что-нибудь вот эти футбольные люди, хотела сказать, не буду говорить какие.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Оля…

О. БЫЧКОВА: Да, будут рассказывать.

С. ШЕВАРНАДЗЕ: Спасибо, Евгений.

О. БЫЧКОВА: Спасибо. Счастливо.








Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

17 июня 2008 | 17:13

Как свергают королей (революция в Непале)
Королю надо срочно уезжать т.к. он будет "козлом отпущения" для будущих неудач. Прецеденты: сбежавший от
революции 1919 года Вильгельм Второй(1859-1941) дожил до 1941 года, а "сверхпатриот" Николай Второй(1868 -1918) погиб с семьей в Екатеринбурге в 1918 году.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире