'Вопросы к интервью

С.Шеварднадзе Добрый вечер! Это программа «Своими глазами». У микрофона Софико Шеварднадзе. Сегодня у нас в гостях Марьяна Наумова, трижды чемпионка мира, абсолютная рекордсменка в жиме штанги лежа. И Марьяна побывала недавно в Донбассе. Марьяна у нас уже частый гость, не впервые. С Марьяной вместе сидит ее папа Александр. Добрый вечер, Александр. Мы будем обсуждать, что вы видели своими глазами в Донбассе. Я напомню просто телефон для sms: +7 (985) 970 45 45. Присылайте ваши вопросы, пожалуйста. Марьяша, вот, что я хочу тебя спросить. Последний раз ты к нам приходила – ты рассказывала, как ты побывала в Северной Корее. Сейчас ты нам расскажешь, как ты побывала в Донбассе. Я еще знаю, что между Донбассом и Северной Кореей ты хотела съездить в Сирию.

М.Наумова Да, есть такое дело. Кстати, перед тем как начать, я хочу показать ту самую гильзу…

С.Шеварднадзе Мы сейчас про это поговорим.

М.Наумова Было очень много комментариев, что она большая…

С.Шеварднадзе Мы сейчас об этом поговорим, ты не бойся, мы ее обсудим. Просто мне важно понять, пока мы начнем про Донбасс говорить, вот что тебя тянет в горячие точки? Ты такая красивая молодая девчонка, вроде бы все хорошо, ты трижды чемпионка мира. Откуда эта нужда постоянно в такие не странные, а не самые безопасные места ездить.

М.Наумова На самом деле я уже достаточно давно занимаюсь общественной работой. Езжу по школам, детским домам, воинским частям и рассказываю о спорте. Просто, смотря телевизор, видя эти ужасные кадры, я понимаю, что надо как-то поддержать детей, потому что я еще сама учусь в школе, мне 15 лет, и мало того, что еще трудно учиться, еще трудно думать о своей безопасности. И поэтому я считаю, что детям Донбасса я должна была помочь, и поэтому ты туда поехала.

С.Шеварднадзе То есть ты проснулась в одно прекрасное утро и сказала: «Пора ехать в Донбасс».

М.Наумова Я видела кадры по телевизору и услышала, что у детей Донбасса день знаний был 1 октября. У меня это было 1 сентября — я пошла в школу с маленькой сестренкой. Для нас это был праздник: цветы, улыбки. А у детей Донбасса этого не было. Мне рассказывали, что в школу попал снаряд, погиб учитель биологии. И это на самом деле ужасно, потому что детей не должна касаться война, они должны учиться. Они должны отдыхать, заниматься своими делами, спортом, но никак не думать о войне.

С.Шеварднадзе Александр, а вам, как отцу, не страшно было ехать в Донбасс с такой красивой молодой дочкой? Ну Северная Корея – это одно дело. Там достаточно закрытое общество, но там как бы снаряды не разрываются.

А.Наумов Я стараюсь поддерживать инициативы Марьяны, и со своей стороны предпринял, соответственно, все возможные действия, чтобы обеспечить безопасность. Ну так вот вышло.

М.Наумова Да, я очень рада, что папа поддержал.

С.Шеварднадзе Значит ты решила, что «я сейчас поеду в Донбасс» и, что ты сделала? Ты кому-то позвонила, сказала: «Я хочу ехать в Донбасс, помогите мне или, как это, вообще, все происходило? Как вы организовали эту поездку?

М.Наумова Вы знаете, я списывалась со многими людьми, которые судя по интернету, имеют отношение к Донбассу. Но они как-то все обещали-обещали…

С.Шеварднадзе Эти люди, кто конкретно? Это какие-то спортсмены, это общественные деятели, кто эти люди?

М.Наумова Лучше фамилии не указывать.

А.Наумов Общественные деятели. Ну да, не будем называть фамилии. В общем, они обещали, но толком ничего не сделали.

С.Шеварднадзе Это наши, русские люди или это люди оттуда.

А.Наумов Отовсюду.

М.Наумова Отовсюду, да.

А.Наумов Которых мы могли найти в целом, кто имеет отношение в СМИ или из общественных…

М.Наумова Я писала всем, да.

С.Шеварднадзе Ты говорила: «Я хочу поехать в Донбасс, потому что там детям тяжело, я бы хотела их поддержать».

М.Наумова Да, помогите мне организовать поездку, потому что самой мне это сделать очень трудно и безопасность…

А.Наумов И не помог никто нам.

М.Наумова Да, помогла только журналистка Аленка Кочкина – это шеф-редактор спецпроекта «Донбасс. Право на жизнь» журнал «Национальный Контроль РФ». Она отозвалась и встретила нас возле границы с охранниками спецподразделения «Беркут» и внутренними войсками ДНР.

С.Шеварднадзе Но ты знала, куда ты едешь и где ты будешь жить, когда ты туда ехала?

М.Наумова Нет, я ехала, скажем так, в неизвестность. Проблемы… но не то, что проблемы, мне уже стало страшно до того, как мы подъезжали к границе к русской. Я увидела горящий бензовоз.

С.Шеварднадзе А как ты туда добиралась.

М.Наумова На машине. Мы ехали с папой на машине. С нами ездил еще Андрей Лучков – это президент Федерации русского жима, он помогал нам организовывать турниры в школах. И вот увидела я этот горящий бензовоз. Ехала пожарная машина, я боялась, что она сейчас взорвется, и было уже страшно.

А.Наумов Это было еще около Ростова. Поездка уже началась весело как-то так.

С.Шеварднадзе Ну а вы в этот момент Александр, что чувствуете? С ребенком в машине, а тут вот-вот машина может взорваться.

А.Наумов Вы знаете, все уже началось и пути назад уже не было. То есть мы обещали людям, мы уже ехали. Ну вот ехали дальше.

А.Наумов Мы не могли развернуться назад.

С.Шеварднадзе А там вас кто-то конкретно ждал, кроме журналистки и охраны?

М.Наумова Именно там возле границы нас встретила Алена и охранники. Но вы знаете, было уже интересно на самой границе русской. Там не было никого. Перед этим мы вначале заблудились в каком-то себе перед границей. То есть вообще ничего не было. У нас навигатор перестал работать, отвечать. Мы потерялись, начали звонить.

С.Шеварднадзе Вы уже пересекли границу или до границы?

М.Наумова До границы, да. Потом мы как-то доехали до границы и увидели пустоту, то есть никого там не было. Были какие-то журналисты или телевизионщики…

А.Наумов НТВ.

М.Наумова Да, и они сказали: «Зачем вы туда едите. Уезжайте до пятницы, потому что там что-то начнется».

М.Наумова Какая-то инсайдерская информация, что что-то ожидается. Они пытались нас предупредить, чтобы мы уехали раньше, чем мы хотели уехать.

М.Наумова Да, мы уехали только в субботу вечером.

С.Шеварднадзе Напомню просто нашим слушателям, когда ты там была, и сколько дней ты там пробыла.

М.Наумова С 22 октября по 27 октября.

М.Наумова То есть 5 дней. И пограничники нас очень тщательно досмотрели, у нас машина была полностью забита. Там была моя еда с холодильником, потому что все-таки спортивная диета.

С.Шеварднадзе Ну ты же всегда это берешь с собой.

М.Наумова Да, Корея… куда я только не брала свою еду. Так же у нас были подарки детям, спортивный инвентарь, груши боксерские, перчатки. Кстати, на грушах расписался наш чемпион мира по боксу Денис Лебедев. Он поддержал меня в этой поездке.

С.Шеварднадзе А почему никто из спортсменов с тобой не поехал. Я так понимаю, спрашивала многих…

М.Наумова Да, я очень много спрашивала. Ну вроде взрослые люди, сильные. Не знаю, почему они отказались. Они говорят: «Ну, может, попозже, я сейчас пока не буду. Извини, Марьяна, езжай сама». И наверное после моей поездки они… пусть им будет стыдно, что поехала я, 15-летняя девчонка, а не они, взрослые мужики. Так вот, на этой границе нас досмотрели, все вещи достали: и штангу, и чего только не достали. Поставили штамп в паспорте и отправили. Сказали: «Ну вас там сейчас встретят».

С.Шеварднадзе Они уже знали, что вы туда едите, или вас просто случайно там осмотрели и вы проехали? То есть их предупредил кто-то, что вот сейчас такая Марьяна Наумова пересечет границу?

А.Наумов Я там не совсем понял, но возможно, Алена звонила на нашу таможню, потому что они были в курсе, они ожидали нас как бы тоже. Мы… одна машина вот за час были. Они вышли именно осматривать нас.

С.Шеварднадзе Просто я совсем не понимаю, как с Ростовской границы на восточную Украину попасть. Я понимаю, что из Киева практически невозможно это сделать.

А.Наумов Украинской таможни нет.

М.Наумова Мы проехали, выбежал какой-то мужик с фонариком из леса.

А.Наумов С ручным пулеметом.

М.Наумова Так, что это такое? Что нам делать?

С.Шеварднадзе А это ночное время было?

А.Наумов Да, час ночи.

С.Шеварднадзе А вы специально так подобрали время?

А.Наумов Мы из Москвы выехали утром, и просто физически оказались там, это 1100 километров – это как раз ехать день.

М.Наумова И этот мужик говорит: «Наумовы, ну вас сейчас там встретят. Езжайте!» И просто махнул рукой. Мы просто были в шоке. Было страшно: темно, какой-то мужик с пулеметом. Ну ладно, поехали дальше. Там Алена с охранниками, и они предупредили папу, что если начнется обстрел, то ускоряемся.

А.Наумов Да, и мы ехали в три машины: спереди джип охраны, мы и сзади джип охраны.

М.Наумова Сон как рукой сняло.

А.Наумов Абсолютно, то есть я сидел как робот, рулил машиной, и не понимал, что ожидать.

М.Наумова А я смотрела по сторонам.

С.Шеварднадзе Пока вы едите, вас могли обстрелять.

А.Наумов Это лес, и в ночное время там диверсионные группы украинской армии. Нас предупредили: если обстрел – не останавливаться, а ускоряться.

С.Шеварднадзе А эти охранники – это были повстанцы?

А.Наумов Да-да, это вооруженные силы Донецкой республики.

С.Шеварднадзе Так. И дальше?

М.Наумова И по дороге я видела обгорелые танки, машины, мне было страшно, действительно, то есть темно…

А.Наумов В свете фар это очень, конечно…

М.Наумова Ужасно смотрелось. И нас повезли на военную базу и говорят: «У вас есть выбор: можете жить либо в гостинице, либо на военной базе». Мы все-таки выбрали жить на военное базе, потому что, на мой взгляд, это безопаснее.

С.Шеварднадзе Ну, почему? Если не дай бог, что-нибудь начнется…

М.Наумова То начнется с нас, да. Но все-таки я думаю, безопасней там, чем в гостинице.

С.Шеварднадзе А теперь подробности можно? Опишите, пожалуйста, как выглядит военная база?

М.Наумова Военная база – это старый пансионат какой-то. Приехали мы туда поздно ночью. Кто-то был в наряде. Будка стоит, собака. Ты заходишь – коридор и уже столовая: стоит большой стол, где ополченцы кушают. Кухня, где готовят женщины.

С.Шеварднадзе А как выглядят эти ополченцы, то есть они какая-то организованная группа или это просто люди, которые не отличить от простых граждан, если бы вы не знали, что они…

М.Наумова Это обычные люди. Они в форме. Все интеллигентные. Вроде мужской коллектив, я ожидала там какой-то ругани, матов, но вы знаете, такого не было.

А.Наумов Мы удивились: все разговаривают очень вежливо.

М.Наумова Приятного аппетита, здравствуйте и так далее.

А.Наумов Между собой – вот это очень поразило. Я не понимаю, откуда это, но вот так. Я служил в армии, у нас такого не было, конечно.

С.Шеварднадзе Алкоголь не употребляли?

А.Наумов Там сухой закон вплоть до расстрела. Очень жестко там с этим.

М.Наумова Там этого не было. И вот меня повели два охранника: один спереди, другой сзади с оружием в номер.

С.Шеварднадзе А как отреагировали эти повстанцы? Вот увидели… маленький ребенок…

М.Наумова У них всегда каменное лицо, поэтому я вначале их очень сильно боялись. Они меня отвели в комнату. У них нам написаны позывные на комнатах, не номера 2514… нет, там: «Самурай», «Сирота», «Тигр» и так далее. Вначале говорят: «Ты будешь жить здесь». Я говорю: «Нет, я хочу жить с папой». В общем, нас все-таки поселили с отцом, слава богу, потому что одной бы мне было страшно.

С.Шеварднадзе А как звали твою комнату?

М.Наумова «Самурай». У меня там жил раньше «Самурай» и для меня освободили комнату.

С.Шеварднадзе Это такой маленький номер санатория, я правильно понимаю?

М.Наумова Да, сейчас там такие полуразвалины.

А.Наумов Это был очень простой одноместный номер.

С.Шеварднадзе Помимо того, что в этом помещении находятся повстанцы, что указывает на то, что это военная база?

А.Наумов Оружие, всюду ящики.

М.Наумова Комнаты специальные, где хранится это оружие.

А.Наумов Это прямо все вокруг… оружие в ящиках в этих.

С.Шеварднадзе Там специальный режим: они встают в 6 утра, тренируются – что они делают?

А.Наумов У них построение…

М.Наумова Утром, потом занятия где-то в 10 часов у них называются.

А.Наумов Они представили, что «у нас будут жить». Ее узнали местные ребята…

М.Наумова Да, сразу начали фотографироваться. Было очень приятно, что меня узнали. В 10 часов у них начинаются занятия. Меня не было, потому что мы уезжали по своим делам.

С.Шеварднадзе А, кто ими руководит?

А.Наумов У них командир, иерархия есть там армейская.

С.Шеварднадзе И потом?

М.Наумова Переночевали мы, и на утро, знаете, как-то стало чуть попроще. У нас приехала Алена…

С.Шеварднадзе А ночью спокойно все было?

М.Наумова Ночью я сплю крепко, поэтому я ничего не слышала. Папа говорит, да, были обстрелы, но мне повезло, что я сплю как убитая.

А.Наумов Спит в любом состоянии, независимо от каких-то внешних помех.

С.Шеварднадзе Бесперебойные обстрелы?

А.Наумов Постоянно бахает где-то рядом. Это, конечно, очень было… Я уснуть не мог долго.

С.Шеварднадзе Ну, еще бы! Хорошо, что ты поспала.

М.Наумова Да, я выспалась. Мне нужна была сила и энергия.

С.Шеварднадзе А у тебя уже была прописана программа, ты знала, что ты будешь делать?

М.Наумова У нас было в расписании: утром школа – это единственное, что я знала, и мы туда поехали. Первая школа у нас была в Макеевке.

С.Шеварднадзе Обычная средняя школа.

М.Наумова Да, обычная. Мы наоборот, хотели, чтобы не было спортивных школ, хотела в обычную поехать. Я думала, знаете, как обычно будет: зайдешь в класс, расскажешь о спорте, детишки позадают вопросы, я покажу свое видео. А тут я зашла в школу и вижу: стенгазета, пауэрлифтинг, ж им лежа, моя фотография. Детишки уже встречают, бегут по школе, кричат. Ничем не отличаются от моих одноклассников. И они устроили мне праздник, то есть я такого не ожидала. Я захожу в актовый зал. Они показывают свои таланты. Там тоже есть спортсмены. Они надели свои кимоно, медали у них на шее висят. То есть это было, действительно, для меня, как праздник. Это я им хотела устроить праздник, а они мне его устроили.

С.Шеварднадзе А ты с подарками еще приехала.

М.Наумова Да, конечно, безусловно. Мы привезли в каждую школу боксерские перчатки, груши, фитболы, гантели, и каждому человек, кто участвовал, выигрывал, мы дарили грамоты и подарочки.

С.Шеварднадзе Скажи, вот ладно, они тебе устроили праздник. Но потом же мы с ними пообщалась, с этими детьми?

М.Наумова Да, конечно, я с ними общалась, но моя цель была как-то отвлечь их вот войны и как-то не затрагивать эту тему, потому что они и так живут в напряжении, и моя цель была другая. Их спрашиваешь: «Ребята, ну как вам здесь, страшно?» Они говорят: «Да, конечно, страшно. Ты учишься и еще думаешь, а не прилетит ли снаряд в твою школу». Я не знаю просто, как воспринимать это. Это тяжело на самом деле.

С.Шеварднадзе А вам, как показалось, Александр?

А.Наумов Я был слишком погружен в организационные вопросы. Я таскал там штангу, лежак. Но общаясь с родителями, с учителями, я все-таки понял, что, конечно, наши заботы тут – это ничто по сравнению с тем, что происходит там. То есть родители встречают детей у школы, кто может, потому что очень опасно. Вот эти передвижения по улице – они боятся, что что-то может прилететь. Люди живут в напряжении ужасном. Гражданскому человеку из Москвы это понять очень трудно.

М.Наумова Да, для меня очень трудно было к этому привыкнуть. Через программу дней уже было как-то чуть попроще. В смысле осознавать, что с тобой всегда ходят охранники с автоматом, куда бы ты ни пошел: в магазин, на заправку. Кстати, на заправке у них баки с бензином оцеплены такими мешками с песком, чтобы осколок не попал и все это не взорвалось.

С.Шеварднадзе Скажи пожалуйста, они тебе говорили: «Мы тебя защищаем…» — от кого? Ты задавалась вопросом, почему с тобой охранники?

А.Наумов Они ожидали каких-либо провокаций, потому что наш приезд уже буквально с первых дней нам стали поступать в личку угрозы различные, в Фейсбук.

С.Шеварднадзе От кого?

А.Наумов От каких-то людей с Украины, то есть там «не смей больше приезжать в Киев», «мы тебя отыщем», еще что-то, то есть я читал это у нее в контакте – я был в шоке.

М.Наумова Поэтому мы старались не освещать то, куда мы едем именно в этот день, делали всякие посты с фотографиями, видео уже после этого мероприятия. Потому что, действительно, это было страшно. Мы не ожидали настолько неадекватной реакции.

С.Шеварднадзе Вы знаете, всех, кто бывает в горячих точках, мы спрашиваем, как протекает обычная жизнь – это всегда интересно. Наши ребята, коллеги журналисты с разных телеканалов, газет нам всегда рассказывали какова жизнь в Донбассе сейчас. Ну, возьмем школу. Какие там условия? То есть там есть книжки, учебники? Они учатся, как все дети учатся, или им тяжелее?

А.Наумов У них учебники… вот она расскажет сейчас.

М.Наумова Да, с Крыма пришли учебники русские. Я думала, что школы будут пустые, потому что по телевизору говорят, как много людей уехала, что никого нет в городе. Школы битком. То есть там 800 человек – это больше, чем в моей школе. И дети эти бегают, родители ходят по городу, с колясками гуляют, с детьми. Парни молодые с автоматом и девушкой гуляют.

С.Шеварднадзе Кто, например, выплачивает зарплату учителям?

А.Наумов Мы на самом деле не вникали настолько глубоко. Мы однажды застали выдачу зарплат ополченцам. Я хочу рассказать, потому что очень многих интересует. Называют их наемниками, как-то еще. Они получали 1300 гривен, это меньше 100 долларов, и это их ежемесячное содержание, которое они расходуют на баню, на какие-то мелкие… ну 100 долларов, даже меньше.

С.Шеварднадзе А им кто платит зарплату?

А.Наумов Руководство, ну а, кто именно – ну откуда ж мы… Это у них официально, в ведомости. Это считалось как ежемесячное содержание.

С.Шеварднадзе То есть это такая негласная армия ДНР.

А.Наумов Это не негласная – это были внутренние войска Донецкой республики, официальные их вооруженные силы.

С.Шеварднадзе В школах, по вашему, Александр – вы же тоже понаблюдали – что там не хватает, или там все есть? Вот те же самые учебники, которые из Крыма сейчас привезли.

А.Наумов Учителя говорят, они очень ждут поддержки от России в плане учебных планов, учебников.

М.Наумова Потому что дети – они сейчас заканчивают 9-й класс, 11-й класс, они уже думают, куда поступать, в какие университеты, дипломы – кем они будут признаны. То есть они об этом задумываются. Я думаю, нам надо помочь этим детям. Я уже писала письмо и президенту нашему, Медведеву. Они нуждаются в помощи. Там очень много спортивных секций, кружков. Пусть они выступают у нас, на наших турнирах.

С.Шеварднадзе Ну а чисто технически — они вам не говорили? – вот перестраиваться с украинских учебников на русские учебники, которые они получили из Крыма. Я так поняла, что это российские учебники.

А.Наумов Мы на самом деле не слышали там украинскую речь, вот честно.

М.Наумова Все говорят по-русски.

А.Наумов Они мало от нас отличаются, эти люди, в отличие от людей с Западной Украины. Мы там тоже бываем.

М.Наумова Я вам даже сейчас прочитаю такую вещь. Дети Украины сейчас передают такую эстафету – вы, наверное, знаете, про эстафету – там 20 фактов о себе, покажи себя в детстве, то есть такие безобидные вроде бы на первый взгляд эстафеты. НЕРАЗБ Украины, не знаю, мне это было ужасно читать. Я не понимаю, как такое может быть. Читаю: «Приняла эстафету от Наташи Гайдай. Тема: Если бандеровец, бандеровка не сделают это за 24 часа то он (она) считаются москалем. Вы должны прикрепить свою фотографию, музыку. Выберете люди для следующей эстафеты и, конечно, об этом нужно знать». И таких детей было на самом деле очень много. Я находила их «ВКонтакте», это, действительно, популярно среди украинских детей. Это вроде девочка из Киева. И дети Новороссии другие, они мыслят так же, как мы.

С.Шеварднадзе То есть тебе кажется, что более экстремально мыслящих детей в Донбассе нету, то есть они все как-то нормально мыслят?

М.Наумова Они похожи на нас, они как мы. У них всегда герой – русский солдат. А вот той Украины – бандеровец, фашист.

С.Шеварднадзе Они тебе прямо говорили, что их герой – русский солдат?

М.Наумова По ним то видно. У них в школе стоит стенд Героя Советского Союза – не помню фамилию – они проводили экскурсию по школе, рассказывали об этом. То, что мне пишут «ВКонтакте» украинские дети – это ужасно.

С.Шеварднадзе Ну ладно, обобщать тоже нельзя, украинские дети –то не все украинские дети.

М.Наумова Я не осуждаю никого, я вам рассказываю то, что я видела.

С.Шеварднадзе Не все западноукраинские дети бандеровцы, тут надо поосторожнее тут формулировать. Ну да, я понимаю, что ты имеешь в виду. Ты говоришь, что у них, у детей в Донбассе герой русский солдат.

М.Наумова Ну они не разрушают памятники. Они наоборот, их восстанавливают. То есть они наши братья, они похожи очень на нас, действительно.

С.Шеварднадзе Хорошо, ты была в нескольких школах, я так понимаю?

М.Наумова Да, в Торезе, в Донецке, в Макеевке.

С.Шеварднадзе Они все похожи на друг друга?

М.Наумова Школы да, обычные Вот обычные школы – разве они могут чем-то особо отличаться? Но мне понравилось то что – не помню, в одной школе или двух – был не просто спортзал, а именно такой, знаете, где есть все снаряды, жимовая лавка. Вот у нас, например, в школе в Химках – у меня этого нет. И во многих школах, где я была, этого нет. У них висят плакаты великих бодибилдеров, штангистов, и дети приходят, занимаются спортом. У них есть какие-то примеры для подражания. То есть это здорово, мне это очень понравилось.

С.Шеварднадзе А помимо школ, где ты еще побывала?

М.Наумова Я побывала на месте крушения Боинга. Мы как раз, когда ездили в Торез…

С.Шеварднадзе Ты сама попросила туда съездить?

М.Наумова Да, я очень хотела своими глазами, потому что я много читала о том, что эксперты туда не едут, потому что идут обстрелы. Не знаю, почему они туда не едут. Но я там была, я не видела ни одной гильзы, ни одной воронки. Да, обстрелы есть, но они очень как-то далеко. Так бегают дети, пасутся коровы, жилые дома там очень близко. И все это лежит, и никто это не собирает, никого там нет.

С.Шеварднадзе То есть это абсолютно заброшенное место.

М.Наумова Жилые дома в ста метрах… не знаю, но очень близко, рукой подать. Это просто лежит.

А.Наумов Оцепления нет, нет ни сетки, ни веревки, ничего.

М.Наумова Вообще. Ты просто ходишь по этим местам.

С.Шеварднадзе Ты подошла близко к обломкам?

М.Наумова Да, я прямо ходила между ними, я фотографировала, потому что я хотела показать это все своим следователям, снимала это все и рассказывала об этом. У меня об этом есть блог.

С.Шеварднадзе Ну и, как это все выглядит?

М.Наумова Мне было очень страшно, потому что я достаточно часто летаю на самолетах и представить, что это может случиться – ну я это вижу все глазами своими. Мне хотелось, действительно, плакать, потому что я просто не представляю, как такое может быть. Это очень страшно.

С.Шеварднадзе А что там кроме частей самолета, что ты еще видела?

М.Наумова Там детские игрушки, мишки валялись. У меня самой просто маленькая сестренка, ей 8 лет, и у меня даже нет слов по этому поводу. Это ужасно. Это очень страшно.

С.Шеварднадзе А ты там видела, прямо, как местные дети вокруг играют?

М.Наумова Это я видела прямо в себе Степановка. Там дети возле танков жгут костер, бегают, играют.

С.Шеварднадзе Я сейчас конкретно пока про место крушения говорю.

М.Наумова Там жилые дома. Курицы какие-то…, дети бегают.

А.Наумов Живут люди, они ходят мимо прямо через обломки, то есть это в черте поселка все лежит, находится.

С.Шеварднадзе А что люди говорят про то же происшествие, потому что это практически рядом с их домом произошло?

А.Наумов Они к нам не подходили, мы так отдаленно находились там. Но это видно все. Вот пасутся коровы, ходят люди. Жесть, конечно, это все.

С.Шеварднадзе Хорошо, мы говорим, как Марьяна Наумова, трижды чемпионка мира, абсолютная рекордсменка в жиме штанги лежа съездила в Донбасс. Мы сейчас буквально прервемся на несколько минут на краткие новости и рекламу и вернемся к передаче «Своими глазами».

НОВОСТИ

С.Шеварднадзе Продолжаем программу «Своими глазами». Я Софико Шеварднадзе, сегодня у нас в гостях Марьяна Наумова, трижды чемпионка мира, абсолютная рекордсменка в жиме штанги лежа и ее отец Александр. Добрый вечер еще раз. Мы обсуждаем, как Александр и Марьяна съездили в Донбасс недавно. Давай вторую часть программы начнем с этой прелестной штуки, которая у нас в студии. Вот, кто подключен к Сетевизору, он видит. Я так понимаю, что это хвост ракеты «Град».

М.Наумова Да, от снаряда «Град», я описала в своем блоге это, может быть, неправильно выразилась, но люди не верили, как так…

С.Шеварднадзе Там нам расскажи, как эта вещь у тебя оказалась?

М.Наумова Подарил мне это мальчик.

С.Шеварднадзе А сколько мальчику лет?

М.Наумова Мало, лет, наверное, 8-9. Маленький мальчик. Вот сейчас у них такие игрушки.

С.Шеварднадзе А он, что тебе сказал: «На вот, я тебе подарил такую клевую игрушку»? Как он это обосновал.

М.Наумова Он говорит: «Вот сейчас мы в это играем. Пусть у тебя будет на память».

С.Шеварднадзе А ты видела, как дети в войну играют там?

М.Наумова Они играют в войнушки, они подбирают гильзочки, девчонки из 10-11 класса думают, как уже сфоткаться с моими охранниками. То есть для них это сейчас…

С.Шеварднадзе Охранники – это герои.

М.Наумова Да, видимо, так. У меня девчонки думают совершенно о другом: косметике, телефонах. Дети Донбасса думают о другом, у них сейчас другие игрушки: гильзы, какие-то снаряды. Вот снаряд, он был таким большим. Могут видеть, да…

С.Шеварднадзе Люди, которые не подключены к Сетевизору, не могут это видеть. Ну да, тут достаточно большой снаряд. Мне Марьяна показывала фотографии и хвостовая часть у нас лежит прямо на столе радиостанции «Эхо Москвы». Тебе не страшно было, когда тебе маленький мальчик восьмилетний подарил…?

М.Наумова Конечно, было страшно, потому что у детей должны были другие игрушки.

С.Шеварднадзе А, как ты на это отреагировала?

А.Наумов Охранники предупреждали: не заходить в зеленые зоны – там мины, гранаты, там неразорвавшиеся… То есть в какой обстановке живут эти люди, эти дети.

М.Наумова Нам даже не понять это.

С.Шеварднадзе Зеленые зоны – это что?

А.Наумов За городом это везде. Украинская армия заминировала отходя все зеленые зоны, то есть все обочины, луга.

М.Наумова Они говорили: «Не ходи по траве, ходи только по тропинкам. Когда я приехала домой, в Химках стояла у подъезда, и я уже тоже боялась ходить по траве, потому что осталось такое что-то, потому что недавно приехала из Донецка, а там этого нельзя делать.

С.Шеварднадзе А как детям объясняется, что нельзя по траве ходить?

А.Наумов Родители…

М.Наумова Учителя, да, объясняют, говорят, что нельзя этого делать.

А.Наумов У них постоянно эти разговоры о безопасности.

С.Шеварднадзе У них проходят какие-то специальные уроки, где подготавливают?

А.Наумов Мы не совсем знаем эту технологию, но учителя нам рассказывают, что они начинают уроки именно с каких-то предупреждений о безопасности. Это очень необычно и не по-детски.

М.Наумова Если что-то происходит, уроки начинаются либо позже, либо отменяются, то есть все подстраивается подобстановку.

А.Наумов В день нашего приезда, накануне был обстрел, и опять зацепило школу и опять отменяли уроки, и это все регулярно происходит.

С.Шеварднадзе А, кто стреляет? Вот они, что говорят – кто стреляет? Потому что сейчас официально перемирие пока что.

А.Наумов Стреляет из-за города, как они говорят, украинская армия. Более точно мы не видели своими глазами, но судя объективно, это не ополченцы, это находящиеся за городом украинские воска.

С.Шеварднадзе Они не только ночью обстреливают, но и днем?

А.Наумов Они стреляют в случайное время в случайные места абсолютно по квадратам.

М.Наумова Поэтому люди стараются сидеть дома, ходить по улице меньше. Магазины работают только днем, банки тоже. Так и живут, потому что ты не знаешь, куда попадет снаряд: в твой дом, в соседа дом.

С.Шеварднадзе Когда вы выходите на улицы, это какая-то пустыня или там есть какая-то жизнь? Все-таки люди ходят в кафе, рестораны. На работу ходят люди?

А.Наумов В центре есть. Но, когда едешь по пригородам ДНР – это пустынные районы абсолютно, то есть редкие люди.

М.Наумова Все стараются сидеть дома и не выходить на улицу.

С.Шеварднадзе Ну а кто-то работает, люди ходят на работу?

А.Наумов Мы не знаем. То есть работают банки, работают заправки, работают какие-то… трубы у заводов дымят. Как-то люди пытаются жить и в таких условиях. Что делать?

С.Шеварднадзе А вы телевизор включали там?

М.Наумова Нет, у нас там не было телевизора, в нашей комнате и не было времени на это, потому что занята я была школами, и мне было интересно все разузнать. Я познакомилась на военной базе с девчонкой «Тигрой», ополченкой, ей 23 года. Она там воюет.

С.Шеварднадзе А как она выглядит?

М.Наумова Она очень симпатичная девчонка, волосы рыжего цвета. Она мне очень понравилась, очень такая позитивная.

С.Шеварднадзе Чем она обосновывает, что ее подтолкнуло к тому, чтобы в 23 года не выйти замуж и рожать детей или что-то еще, а именно пойти в ополчение?

М.Наумова Она воюет с фашистами, она не хочет, чтобы была война. Она говорит: «Я хочу, чтобы я не доставала детей из-под обломков. Я не хочу войны». Поэтому она там. Она воюет. И днем мы с ней разговаривали о всяких девичьих вещах, а ночью она заступала в наряд. И она меня научила собирать и разбирать автомат.

С.Шеварднадзе Вот, кстати, про автомат. Потому что я там видела видео в телефоне твоего отца, а еще в твоем блоге висит фотография, где ты в руках с автоматом Калашникова, и эта фотография вызывала бурю эмоций позитивных и негативных. Ты расскажи, потому что я так понимаю, это было задолго до Пореченкова, задолго до того, как он стал мейнстримом. Одно дело — приехать в школу, детям помочь, а другое дело взять уже автомат Калашникова в руки. Тебя-то, что толкнуло?

М.Наумова Рано утром поехали мы с ребятами стрелять. Не знаю… Мне это было интересно, потому что я с детства…

А.Наумов У них занятие регулярное. Мы напросились как…

М.Наумова Я с детства ходила по тирам, стреляла из автомата.

С.Шеварднадзе То есть ты этим увлекаешься?

М.Наумова Да, мне было интересно. Я была меткая. И даже тут я попадала по мишеням. У меня дома даже есть эта бумажечка с мишенью. И вот «Тигра» учила меня стрелять, у меня хорошо получалось.

С.Шеварднадзе Ты понимала, что эта фотография может вызывать неоднозначную реакцию? Потому что одно дело, если это для себя делается или в тире делается, но когда ты едешь в Донбасс и с ополченцами стреляешь из оружия Калашников – тут немножко другойпретекст уже.

М.Наумова Вы знаете, всегда будет много разных мнений: и позитивные и нет.

А.Наумов Мы не делали ничего плохого как бы…

М.Наумова И я читаю сейчас много вранья возле Донбасса. Например, журналист Сергей Гармаш— он сам из Донецка – написал про мой визит в украинском СМИ. Сейчас я прочитаю отрывок из этого текста: «В одной из школы столицы ДНР было проведено общешкольное воспитательное мероприятие, на которое была приглашена спортсменка из России Марьяна Наумова. Ведь спорт актуален в наше время — наращивайте девочки мускулы. Времена нынче тяжелые, красота теперь ни к чему, теперь важен размер бицепсов. Лилия Подкопаева, Сергей Бубка… нет, такие кумиры ДНР не нужны: слишком красивые виды спорта, да и форма у чемпионов не того цвета. Мы имеем право на свою оценку ее присутствия в украинской школе ДНР. Существует только в воображении. Наверное, он хочет последовать примеру Пореченкова и пострелять в украинских солдат»

С.Шеварднадзе Хотя это было до Пореченкова.

М.Наумова Знаете, а про то, что я приходила в школу, учила детей физкультуре, рассказывал о спорте, проводила турнир –там об этом ни слова.

С.Шеварднадзе Марьяна, я понимаю, что тебе 15 лет, тебе 16 еще нет. Ты же все равно умная девчонка. То есть какой канал ни включи, какую газету не возьми в руки, первая новость – это то, что происходит в Украине. Там красная черта очень сильно разделена: либо ты на одной стороне, либо ты на другое. Места для маневрирования практически нет. Когда ты едешь в такое место, ты не можешь избежать таких разговоров. То есть ты не может просто сказать, что я еду детей учить как хорошо поупражняться.

А.Наумов Мы на самом деле просто ехали к детям.

М.Наумова Да, потому что я сейчас пока далека от политики, мне всего 15 лет и я мало в этом разбираюсь.

С.Шеварднадзе Ты совсем об этом не задумывалась, когда туда ехала? Ты совсем не думала, что будут разные реакции?

М.Наумова Мне на самом деле без разницы, кто что подумает. Я хотела помочь детям, они в этом нуждаются. И сейчас мне приходит очень много писем: «Марьяна, приезжай к нам еще раз в школу. Я надеюсь, что я еще раз приеду в Донбасс, очень хочу посетить Луганск, поддержать детей. Также у нас почти была поездка в Сирию 7 сентября.

С.Шеварднадзе Про Сирию мы сейчас поговорим обязательно. Но мне просто еще интересно про Донбасс. Есть какое-то еще место, которое ты посетила, о котором бы ты хотела поговорить, которое ты не можешь забыть. Потому что я так понимаю, что ты поехала в школы, а увидела кучу всего разного.

М.Наумова Да, в последний день, мы уже хотели уезжать, но меня попросили остаться на присяге внутренних войск ДНР. Для всех это был праздник. Там были танки, там собралось очень много людей. Детишки даже пришли. Камеры, телевидение, то есть как праздник. И там я познакомилась с Александром Захарченко. Меня представили ему, и он меня поблагодарил за то, что я посетила школы и поддержала детей. Теперь у меня есть селфи с ним.

С.Шеварднадзе То есть твой герой – Захарченко.

М.Наумова Мы с ним сфотографировались.

С.Шеварднадзе У нас минута до рекламы. Расскажи, как это выглядело? Ты говоришь, это выглядело как праздник.

М.Наумова Да, это было возле музея Великой Отечественной войны, играла торжественная музыка. Очень много солдат принимали присягу. Это выглядело, действительно,здорово, я ни разу не пожалела, что осталась.

С.Шеварднадзе Был какой-то парад?

М.Наумова Да, были танки, я даже забралась на один из них. Сделала фотографию, то есть это было очень здорово.

С.Шеварднадзе А у вас, какие впечатления об этой присяге, Александр?

А.Наумов Исключительно положительные, то есть ополчение становится регулярными войсками, это можно приветствовать, потому что дисциплина, какая-то организованность – это хорошо, я считаю.

С.Шеварднадзе Я напомню нашим слушателям, что мы обсуждаем поездку в Донбасс. Ездила туда Марьяна Наумова,трижды чемпионка мира, абсолютная рекордсменка в жиме штанги лежа. Ездила туда с папой Александром. Мы сейчас прервемся на рекламу, вернемся и я тебя обязательно буду расспрашивать про Сирию, что тебя подтолкнуло все-таки захотеть поехать, потому что я там тоже была, и мне было бы с тобой сверить ощущение, потому что я туда съездила, потом говорила: лучше бы я туда не ездила. Интересно, какие у тебя ощущения. Хотела бы ты еще раз поехать в Донбасс и, почему тебе захотелось съездить в Сирию. Вернемся после рекламы.

РЕКЛАМА

С.Шеварднадзе Продолжаем программу «Своими глазами». Я Софико Шеварднадзе, в гостях у нас Марьяна Наумова, трижды чемпионка мира, абсолютная рекордсменка в жиме штанги лежа. Она побывала в Донбассе с папой Александром. Скажи пожалуйста, пока мы про Сирию заговорим, есть еще что-нибудь, что бы ты хотела рассказать, что мы пропустили?

М.Наумова Я бы хотела вам рассказать о Саур-Могиле. Монумент, построенные после Великой Отечественной войны общей высотой, наверное, около 200 метров, а то и больше. Видела фотографии до этого, как туда поехать. Естественно, большой монумент. И, когда я туда приехала, я сначала не поняла, где он стоял, где он был. Я увидела какое-то поле, все разрушено, горочка… То есть это ужасное зрелище. Ты приезжаешь туда, тебе говорят: «Не ходи по траве, нельзя этого делать, потому что там мины». Все разрушено, валяются гильзы, снаряды, воронки, танки валяются, машины.

С.Шеварднадзе А ты сама захотела туда поехать?

М.Наумова Да, мне было очень интересно, потому что я читала недавно, что там были самые ожесточенные бои. Я хотела увидеть это своими глазами. Мне приходилось все фотографировать, снимать ан видео, запоминать. Там был жуткий ветер, он такой холодный – руки мерзнут. Было трудно что-то делать, и мозги отключаются, потому что не понимаешь, как так в 21-м веке умные людей, могут договориться. Почему идет война? Почему такой монумент был разрушен? Действительно, ужасное зрелище. Я вспоминаю, мне хочется плакать. Ты это видишь… Люди, кто не был там, на войне, тот никогда не поймет. Я рассказываю своим одноклассникам, друзьям, они не понимают этого. То есть, чтобы что-то понять, надо там побывать.

С.Шеварднадзе Александр, вы же тоже побывали на Саур-Могиле. Какие у вас ощущения?

А.Наумов На самом деле мне добавить нечего, то есть ужас. Отключаются мысли, ты как бы стоишь там…

М.Наумова И не веришь, что это на самом деле происходит.

А.Наумов А ощущаешь, как декорации фильмов.

М.Наумова Да, мы были на киностудиях, и мне до сих пор кажется, что… ну как так? Это же нереально. Может быть, тут кино снимают? Нет, это все происходит на самом деле. Все это рядом.

А.Наумов Около нас, рядом, то есть это все сутки езды на автомобиле, и ты оказываешься в аду каком-то, просто это ужас.

С.Шеварднадзе Вы в общей сложности там пробыли пять дней. Вы ехали туда воодушевленными, хотели поддержать детей. Увидели то, что увидели, сделали какие-то свои выводы. С какими ощущениями вы ехали и с какими вы вернулись?

М.Наумова Были очень странные ощущения. Под конец уже было грустно уезжать, потому что так хотелось поддержать ребят, которые нас охраняли, поэтому мы им желали удачи, чтобы все было нормально, чтобы они добились то, чего хотят. Мы, когда пересекли границу, то ли облегчение, то ли еще больший напряг – не могу разобраться в своих мыслях. И только, когда приехала домой, мама говорит: «Что у тебя с глазами?» То есть они были напуганы. И, когда я ходила в школы, одноклассники задавали вопрос: «Марьяна, что с тобой?» И, наверное, только спустя неделю меня немножко отпустило. То есть я тоже ночью боялась услышать обстрелы. Боялась наступать на траву, было непривычно ходить без охранников. То есть такие странные чувства на самом деле.

С.Шеварднадзе Александр, а у вас как?

А.Наумов Я выспался только, когда пересек границу и как бы большей авантюры я в жизни не совершал, чем эта поездка.

М.Наумова Эта поездка запомнится всем на всю жизнь. Это я буду рассказывать своим детям, внукам.

С.Шеварднадзе Давайте так: а вы сожалеете о том, что вы туда попали?

М.Наумова Вообще ни разу, нет.

А.Наумов Нет, нет. Я считаю, что это, во-первых, хороший опыт для моей дочери, поскольку, она хочет, я так вижу, и занимается общественной работой, и какие-то вещи я, как отец, считаю, что ты как бы должен увидеть, чтобы чему-то, может быть, учить, рассказывать, то есть ты должен что-то видеть и узнать, чтобы иметь право рассказывать людям.

М.Наумова Да, о войне я раньше слышала только от своего прадеда, читала в книжках, по телевизору видела программы, но тут, когда недалеко от границы есть село Степановка, Малиновка, где велись ожесточенные бои…. Мой охранник сирота, рассказывал, что ополченцев там погибло полторы тысячи, украинцев и то больше. И там эти все танки, снаряды, воронки. Ты смотришь на это и ужасаешься.

А.Наумов Рядом живут люди, дома. Это все стоит вперемешку с жилыми домами. Людям больше негде жить, это их единственный дом.

С.Шеварднадзе Нам просто сейчас Марьяна в студии показывает фотографии сгоревших танков, снарядов разоравшихся, которые так стоят…

М.Наумова Да, там бегают дети, жгут костер. У меня даже есть эта фотография. Рядом продуктовый магазин, куда идут люди, чтобы купить продукты, дети бегают, то есть половина этого села просто разрушена, где нет ничего почти, одни снаряды.

А.Наумов Выжжено просто.

М.Наумова А в остальной части живут люди в домах.

С.Шеварднадзе Ты туда вернешься?

М.Наумова Очень много пишет детишек, чтобы я приехала еще, и, я думаю, что я туда приезду еще раз. Надеюсь это будет. Так же хочу съездить в Луганск. Надеюсь, эта поездка скоро состоится.

С.Шеварднадзе Александр, вы поддерживаете вашу дочку? Вы сами говорите, что это оказалось самой большой авантюрой.

А.Наумов Я надеюсь. Мы познакомились с хорошими людьми, я уже доверил им безопасность дочери, они обеспечили. Я надеюсь, что все будет хорошо и дальше.

С.Шеварднадзе И буквально несколько слов расскажи мне про Сирию. То есть ты хотела также поехать уже в сентябре…

М.Наумова Да, у нас была назначена поездка 7 сентября. Мы были до этого два раза в посольстве, говорили с послом, и чуть ли нам уже не купили билеты, но, к сожалению, что-то случилось в аэропорту, и было небезопасно туда ехать. Я очень хотела туда поехать. Все-таки, думаю, эта поездка скоро будет. Я очень этого жду.

С.Шеварднадзе И в Сирию вы тоже не боитесь ехать с дочкой?

М.Наумова Я очень рада, что папа меня всегда поддерживает.

С.Шеварднадзе Я вас могу заверить, что там очень-очень страшно. Там в сто раз страшнее, чем…

М.Наумова Мы были два года назад.

С.Шеварднадзе Тогда было не так страшно, как сейчас, мне кажется. Вы согласны на это?

А.Наумов Я думаю, вы меня назовете, наверное, безбашенным отцом как бы. Может быть, я им являюсь, но я нахожусь все время рядом с дочерью, и я думаю, все будет хорошо.

С.Шеварднадзе Ну теперь вы уже немножко потренировались.

М.Наумова Да, в следующий раз я приеду к вам, наверное, с рассказом о Сирии.

С.Шеварднадзе Это очень интересно, никогда не встречала такую девочку, особенно 15-летнюю, которую так тянет в горячие точки.

А.Наумов На самом деле я тоже замечаю, что хорошо, что ее поездка привлекает внимание именно к темам, отвлеченным от войны, то есть к детям. Люди забывают о том, говоря о каких-то высоких материях, о политике, о каких-то экономических трудностях, но они забывают, что там прямо сейчас живут и учатся дети.

М.Наумова У них не надо забирать детство.

А.Наумов Им нужно учиться, им нужно лечиться, им нужно заниматься, и мы должны об этом и говорить и как-то им помогать в этом.

С.Шеварднадзе Ну что ж, спасибо вам большое за ̀тот рассказ. Наша гостья Марьяна Наумова, трижды чемпионка мира, абсолютно рекордсменка в жиме штанги лежа. Она побывала в Донбассе со своим отцом Александров. Ждем новых рассказов из Сирии или, откуда угодно…

М.Наумова Чечня, может быть.

С.Шеварднадзе Ну, может быть, но там сейчас уже не так страшно, как в Сирии и Донбассе. Спасибо вам большое! До новых встреч.

М.Наумова Спасибо, до свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире