'Вопросы к интервью
26 февраля 2013
Z Своими глазами Все выпуски

Создание совета по открытым данным при правительстве РФ


Время выхода в эфир: 26 февраля 2013, 22:08

О. БЫЧКОВА – Добрый вечер. Добрый день. Это программа «Своими глазами». У микрофона Ольга Бычкова. Мой гость, наши слушатели и зрители уже могут его видеть. Слушатели нет, зрители конечно. Михаил Абызов — министр по вопросам Открытого правительства. Добрый вечер.

М. АБЫЗОВ — Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА – И мы будем говорить в ближайший эфирный час о создании совета по открытым данным при правительстве России. Вообще что это такое публикация открытых данных. Это то, что ожидает нас, правительство, министерства и ведомства в самое ближайшее время. Но прежде чем мы начнем говорить о собственно этой части вашего проекта, может быть, вы еще раз объясните, что такое Открытое правительство и чем оно занимается.

М. АБЫЗОВ — Спасибо, Ольга. Добрый вечер, уважаемые радиослушатели, уважаемые зрители. Относительно проекта Открытое правительство, который реализуется в рамках построения принципов открытого государственного управления, в 2012 году мы сформулировали основные приоритеты и направления развития этой системы. И сегодня в 2013 году мы уже переходим к практической реализации этих принципов и механизмов, которые были разработаны за 2012 год.

О. БЫЧКОВА – А можно объяснить, то есть Открытое правительство это не то, что какое-то другое правительство.

М. АБЫЗОВ — Абсолютно справедливо, наша задача – построить не Открытое правительство как какую-то искусственную надстройку в работе федерального органа исполнительной власти. Вокруг правительства России. Наша задача сделать так, чтобы все без исключения министерства и ведомства, входящие в правительство России, работали в максимально открытом, прозрачном и понятном режиме. Для и общественных и гражданских инициатив и для профессионального и экспертного сообщества. У каждой из этих категорий свои запросы на систему открытости, наша задача – чтобы каждое из министерств выработало свою программу работы в формате открытого министерства. Разработанной на базе общефедеральных стандартов. И это будет одно из основных направлений работы в 2013 году, ключевое здесь именно то, что система, которую мы строим, предполагается реализовать в каждом без исключения министерстве и ведомстве. Наша задача – чтобы министры, члены правительства, их подчиненные работали в системе Открытого правительства.

О. БЫЧКОВА – И что туда входит?

М. АБЫЗОВ — Говоря о тех основных направлениях, которые мы будем реализовывать в 2013 году, я назвал бы, во-первых, внедрение федеральных стандартов открытого госуправления для министерств и ведомств. Это тот свод правил, который бы описывал основные нормы и основные задачи для министерств и ведомств по работе в формате открытого госуправления. Второе это совершенствование системы общественного и экспертного контроля и сопровождения решений правительства. Как на этапе их разработки, так и на этапе их реализации. Для этой цели создан экспертный совет при правительстве РФ. Который сопровождает сейчас своей экспертной поддержкой основные решения, принимаемые правительством, и основные не только на этапе разработки, но и на этапе реализации этих решений. Третье направление это направление, связанное с формированием и реализацией концепции открытых данных, о которых мы будем сегодня говорить. Четвертое направление – это реализация концепции российской общественной инициативы и общественных петиций, которые будут обязательно для рассмотрения правительством так называемые инициативы, собравшие более 100 тысяч голосов и подписчиков, которые будут обязательны для рассмотрения правительством России. Вот наверное те 4 направления, которые я выделил бы как основные, их гораздо больше, в первую очередь потому что сама система Открытое правительство, которую мы строим, она имеет свою специфику для каждого министерства и ведомства. Исходя из их некоторых в том числе и отраслевых специфических критериев. И имеют свои аспекты. Для Министерства образования она одна, для Министерства здравоохранения другие критерии. Тем не менее, вот эти 4 общих приоритета, которые объединяют всю работу на 2013 год.

О. БЫЧКОВА – А из этого всего что-нибудь уже функционирует? Экспертное как я понимаю сопровождение.

М. АБЫЗОВ — Экспертное сопровождение вообще стало нормой работы для правительства России.

О. БЫЧКОВА – Это в чем выражается?

М. АБЫЗОВ — До рассмотрения правительством России основных документов и до принятия решений по основным принципиальным вопросам, эти решения и проекты документов проходят широкое общественное и экспертное обсуждение. На площадках как мы это называем – на площадке экспертного совета при правительстве России. Но к этой работе привлекаются и иные эксперты, потому что экспертный совет это не закрытый клуб, это достаточно широкий формат, в котором сегодня принимают участие более 500 экспертов из различных отраслей и экономики и общественной жизни.

О. БЫЧКОВА – А на практике это как выглядит?

М. АБЫЗОВ — На практике это выглядит следующим образом. Вот сегодня мы рассматривали две государственные программы. Первая государственная программа это по развитию физкультуры и спорта. С 2012 по 2020 год. Это государственная программа формировалась на протяжении последних 8 месяцев и объединяет в себе, наверное, все основные аспекты государственной поддержки физкультуры и спорта до 2020 года. Общий объем этой программы 1,6 триллиона рублей. При этом из федерального бюджета 275 млрд. рублей. Эта госпрограмма сегодня проходила открытое экспертное обсуждение. Более 200 предложений экспертов, а также деятелей области спорта высших достижений, профессионального спорта, были подготовлены и учтены при подготовке этой программы. В результате при рассмотрении на правительстве этому будет уделено этим предложениям большое внимание, и они будут приниматься не к сведению, а в формате изменения определенных разделов этой программы. Второе, что мы сегодня рассматривали – это государственную программу по природопользованию. Которую представляло Министерство природных ресурсов. Тоже рассматривали на заседании экспертного совета при правительстве. Она будет рассматриваться на заседании правительства 27 февраля, то есть через два дня и она подразумевает финансирование более 3 триллионов рублей. И сегодня была жаркая дискуссия вокруг тех предложений, которые подготовили эксперты и общественные организации по реализации этой программы. Это не только эксперты из академии наук, хотя такие тоже сегодня в дискуссии принимали участие. Это эксперты, представляющие общественные организации, фонд дикой природы, Гринпис, общественные организации не только в сфере экологии, но и в сфере природопользования, природоохранных мероприятий. Представляющих всероссийское общество охотников и рыболовов. Которые имеют свои замечания и предложения к программе. Их было сегодня обсуждено этих разногласий к программе более 3 десятков.

О. БЫЧКОВА – Они в каком виде поступают?

М. АБЫЗОВ — В письменном виде в адрес министерства и ведомства, они поступают в письменном виде в адрес экспертного совета, они в обязательном порядке, это предусмотрено правительственными правилами и документами. В обязательном порядке не просто анализируются, они сводятся в единый реестр предложений и замечаний, которые поступили при обсуждении соответствующих документов. И результат рассмотрения и оценки возможности использования этих замечаний и предложений при доработке программы, представляется на заседаниях правительства. Таким образом председатель правительства и члены правительства видят, какие замечания поступили, какие из них приняты и какие из них отклонены и почему. Эта информация публична не только для членов правительства, но и с 1 февраля будет обязательной и публичной для любого заинтересованного человека, которую можно будет получить и с которой можно будет ознакомиться на сайте министерств и ведомств. То есть эта система на сегодняшний день работает.

О. БЫЧКОВА – А какой процент принятия таких предложений, которые со стороны самотеком поступили от общества?

М. АБЫЗОВ — Если говорить про эти две конкретные программы, сегодня из 32 предложений, которые поступили на финальной стадии рассмотрения госпрограммы по природопользованию, их поступило 32, на финальной стадии, из них учтено 25. Семь отклонено. На предварительном этапе их поступило чуть меньше 100. И все они были консолидированы по определенным разделам этой программы и примерно на 70% учтены. На 30% отклонены или не учтены, потому что не были связаны с предметом данной государственной программы. А поступали по другим подпрограммам, в сфере видения Министерства природных ресурсов. И не могут быть отражены в силу специфики. Но эта система на сегодняшний день работает, я считаю, что она работает эффективно. И если начинали мы реализовывать систему экспертной поддержки деятельности правительства на площадке непосредственно правительства и аппарата правительства, то есть на высшем федеральном уровне, на уровне Белого дома, то сегодня работа экспертного совета переместилась на площадку министерств и ведомств. Что для нас особенно ценно. Таким образом мы реализуем работу в рамках системы открытого государственного управления непосредственно в министерствах. А там принимаются основные решения и формируются основные политики. И там нужна эта экспертная поддержка и общественный контроль. Потому что у нас не только эксперты сегодня участвовали в обсуждении этого, и первой и второй госпрограммы. Например, мы говорили в предыдущих программах на «Эхо Москвы» о перезагрузке общественных советов при органах исполнительной власти, министерствах и ведомствах. И надо сказать, сегодня присутствовали и на первом и втором заседании нашего экспертного совета руководители общественных советов, которые высказывали свои замечания госпрограммам. Свои предложения, не только при принятии этих госпрограмм. Нам важно, чтобы это экспертное сообщество и члены общественных советов были вовлечены в сопровождение и при реализации этих программ. Можно принять очень хороший документ, очень качественный, учитывающий хорошее качественное экспертное мнение. И предложение. Но потом реализовывать его плохо. Нам важно осуществлять общественную и экспертную поддержку на этапе реализации этих программ и не только поддержку. Она нам действительно нужна, но и общественный и экспертный контроль.

О. БЫЧКОВА – Что такое случилось вдруг с министерствами и ведомствами, с этой бюрократией, что она захотела послушать мнение экспертов, общественности, и даже еще потом как-то их привлекать к реализации. Это что вдруг у них такое поменялось в головах резко.

М. АБЫЗОВ — Сначала было слово и это было слово председателя правительства, который сказал, что так работать надо. И действительно на первом этапе много было опасений и у меня, реализуя этот проект, насколько министерства и ведомства будут готовы работать в таком формате. И здесь было важно идти поэтапно, не революционным путем. Показав, что этот инструмент открытого обсуждения, формирует добавленную стоимость или повышает качество и эффективность государственного управления. Я не считаю себя по многим из вопросов наиболее компетентным. И мои коллеги руководители министерств и ведомств тоже нуждаются в качественной экспертной поддержке. Взгляде со стороны на те решения, которые принимают министерства. Взгляде со стороны на эффективность управления министерством. И когда они поняли, что это не просто критиканство, но и предложения, которые направлены на повышение качества, что называется по делу, и которые помогают им принимать наиболее взвешенные актуальные и качественные решения, то с этим инструментом они стали работать с большей степенью кооперации.

О. БЫЧКОВА – То есть вы хотите сказать, что они и раньше этого хотели, но у них не было в руках механизма, а теперь вы предпринимаете попытку…

М. АБЫЗОВ — Не было достаточно комфортной дружелюбной и понятной качественной площадки для таких обсуждений.

О. БЫЧКОВА – Открытые данные. Перейдем к этому вопросу. У меня есть перечень баз, которые предполагается включить в эти самые открытые данные. 20 пунктов. Я прочитаю слушателям, потому что у них этого нет перед глазами. Но мы надеемся, что мы это повесим на сайте «Эхо Москвы» и у вас будет возможность там нажимать на кнопки. База правоохранительной статистики с детальностью до отделения полиции. База госслужащих, оштрафованных за нарушение правил размещения госмуниципальных заказов. База результатов проверки предприятий общественного питания. База исполнения федерального, регионального, муниципального бюджетов. База данных управляющих компаний и их отчетность. Создание единой базы данных по декларациям чиновников. А нет разве такой?

М. АБЫЗОВ — Нет.

О. БЫЧКОВА – База данных по лицензированию и отчетности вузов. База данных НКО, экологических паспортов регионов, ДТП с детальностью до конкретного ДТП без персональных данных, средних баллов результатов ЕГЭ по школам, цен на топливо по субъектам федерации, госуслуг, включая места их оказания. Хорошая вещь. Данных всех законов, нормативно-правовых документов. Минюста, НКО, международные договоры РФ, патенты, ГОСТы в машиночитаемом виде, учреждения здравоохранения. Разве нет учреждений здравоохранения? И проверок Роспотребнадзора их предписаний. Что принципиально нового в этом?

М. АБЫЗОВ — Давайте постараемся нашим радиослушателям простыми словами объяснить, что такое вообще открытые данные, и в чем их отличие от традиционного способа предоставления информации. Потому что действительно открытые данные являются новым форматом высокотехнологичным форматом предоставления информации для нужд пользователей. Многие из радиослушателей и я в своей работе сталкивались с ситуацией, когда при получении информации на сайтах министерств, эта информация представлена в виде скан-копий, сканированных копий документов, плохо читаемых.

О. БЫЧКОВА – Это эти темные бумажки.

М. АБЫЗОВ — Темные бумажки отсканированные. С подписью, цифры неясные и неявные. Для того чтобы потом использовать эту информацию для своей повседневной деятельности, для обработки, для создания, в том числе для разработчиков интернет-продуктов…

О. БЫЧКОВА – Нужно обладать навыками продвинутого пользователя.

М. АБЫЗОВ — Не только навыками, скорее всего машинистки. Надо брать данные и нечитаемые из одного источника, перебивать это в клеточки и Excel таблицы, и потом это возможно использовать в своей работе.

О. БЫЧКОВА – То есть это все переведено в нормальный электронный вид.

М. АБЫЗОВ — Вот сейчас решение, которое мы приняли на уровне правительства, это представление информации в высокотехнологичном формате открытых данных в машиночитаемом виде. То есть таким образом любой пользователь может не просто увидеть эти данные, но по своему усмотрению, исходя из своих задач, преобразовать эти данные в виде…

О. БЫЧКОВА – Скопировать.

М. АБЫЗОВ — Воспользоваться и самое главное преобразовывать эти данные, используя их в открытом формате. В результате это приведет помимо вообще удобства использования простым потребителем этих данных должно привести, в том числе к созданию специальных аппликаций, приложений для мобильных устройств, интернет-продуктов. Которые бы эти данные на базе раскрываемой информации создавали соответствующие продукты. Какие эти продукты могут быть. Ту базу информации и пакеты информационных данных, которые вы зачитали, а мы называем это пакетами информации, 20 пакетов информационных, которые сейчас предполагается рассмотреть на совете по открытым данным в качестве приоритета по раскрытию информации, на базе них можно создавать абсолютно различные продукты. Например, раскрытие базы данных по первичным медицинским учреждениям даст возможность рейтинговать эти медицинские учреждения, если одновременно с этим будет раскрыта информация о качестве предоставления медицинских услуг. Это тоже стоит в наших планах.

О. БЫЧКОВА – Так это тоже будет?

М. АБЫЗОВ — Это следующий этап. Вы не можете сделать следующий шаг, если на первом этапе вы не раскрыли базу данных по медицинским учреждениям первичного звена.

О. БЫЧКОВА – Имеется в виду сейчас просто адреса, города, улицы.

М. АБЫЗОВ — Да, абсолютно верно.

О. БЫЧКОВА – Всех учреждений РФ?

М. АБЫЗОВ — Абсолютно в разрезе субъектов и уже пользователь может выбирать для себя, в каком формате он хочет получить эти данные. В разрезе субъекта, населенного пункта или в целом по стране. Есть уже опыт применения открытых данных в повседневной жизни, например, сейчас реализуется несколько проектов в Москве, три недели назад запущен сайт по открытым данным московского правительства. И в рамках него в первую очередь будет обобщаться и консолидироваться информация в таком формате по линии ЖКХ.

О. БЫЧКОВА – Подождите. Я заслушалась, а нам нужно сделать перерыв на новости. Мы сейчас его сделаем. Затем продолжим наш разговор с Михаилом Абызовым, министром по вопросам Открытого правительства. О базах открытых данных.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА – Мы продолжаем программу «Своими глазами». Мы говорим сейчас о публикации информационных баз под названием «Открытые данные». На сегодняшний момент это список из 20 пакетов. Когда они могут быть опубликованы? Вернее когда они появятся в доступе? Эти 20 баз, или больше, или меньше.

М. АБЫЗОВ — С одной стороны проект по раскрытию информации в формате пакетов открытых данных только начинается. С другой стороны задача, которую мы поставили перед собой достаточно амбициозна. Мы предполагаем до июля включительно раскрыть более 500 пакетов, в течение года этого года возможно довести объем раскрытия информации до 800 пакетов. А вот это первый транш 20, из которых нам важно выбрать сейчас 10 пакетов, наиболее востребованных пользователями и в том числе и разработчиками соответствующих программных продуктов. Потому что у нас для открытых данных две аудитории: с одной стороны конечный пользователь, гражданин, который имеет возможность с ними ознакомиться в понятном для него и удобном виде, а с другой стороны мы рассчитываем привлечь к обработке этих данных и соответствующая работа уже проведена, интернет-экономику, которая должна разрабатывать соответствующие нужные людям приложения.

О. БЫЧКОВА – Вот эти 20 мы можем поставить на сайт «Эхо Москвы», чтобы люди выбрали те, которые им больше нравятся.

М. АБЫЗОВ — Давайте проведем такую работу совместно с «Эхо Москвы», но тогда я вам предложу их не просто что называется выложить на сайте «Эхо Москвы», 20 пакетов, но и провести рейтинговое голосование для выборы 10 приоритетных.

О. БЫЧКОВА – Ну да, то есть из 20 нужно выбрать 10.

М. АБЫЗОВ — Мы выберем в результате 10 приоритетных, которые вынесены на заседание совета по открытым данным при правительстве как предложение интернет-пользователей «Эхо Москвы» как оценка своих приоритетов раскрытия информация.

О. БЫЧКОВА – Тут есть полезные вещи, конечно. Лицензирование и отчетность вузов, например. Декларации чиновников. Прикольно тоже конечно. Учреждения здравоохранения.

М. АБЫЗОВ — А знаете, что будет у вас наверняка чемпионом, уже предварительная работа это показывает. Будет раскрытие информации по результатам ЕГЭ в разрезе школы.

О. БЫЧКОВА – А там будет фамилия двоечников……

М. АБЫЗОВ — Там будет статистика по сдаче ЕГЭ, и эта информация сегодня крайне востребована. Она позволяет родителям сориентироваться в качестве образования, и делать выбор, куда дети пойдут, и стоит ли им продолжать учиться в том или другом школьном учебном заведении. Конечная цель раскрытия информации в таком формате и формирование на базе ее аппликаций, продуктов для интернет-пользователей, это сделать эту информацию полезной для гражданина. Потому что, в конечном счете, важно, чтобы эта информация в том числе в преобразованном виде повышала качество жизни простого гражданина. Вот вы сказали один из пакетов раскрытие информации это оценка качества предоставления коммунальных услуг управляющими компаниями. Который позволяет в том числе для ТСЖ, которые проводят периодически выбор управляющих компаний, сделать выбор о том, какую компанию им стоит выбирать на основании открытых и объективных показателей.

О. БЫЧКОВА – За что они платят свои деньги.

М. АБЫЗОВ — И эта работа правительством Москвы по раскрытию информации в таком формате уже ведется. С другой стороны другое направление, которое должно развиваться в рамках этого проекта это направление, связанное с существенным, значительным ростом интернет-индустрии, интернет-экономики. Сегодня интернет-экономика в валовом внутреннем продукте России занимает 1%. 560 млрд. рублей по итогам отчетности 2011 года. В развитых странах это составляет от 5 до 8% ВВП. Наша задача обеспечить радикальный рост интернет-экономики. Потому что она наиболее эффективна и наиболее технологична. Мы рассчитываем за достаточно короткий срок до 3 лет обеспечить рост интернет-экономики в 3 раза. До 3% ВВП. То есть по сути дела кровеносной системой интернет-экономики и ее развития является данная цифра. Открытые данные, предоставляемые в машиночитаемом виде, дают ей взрывной толчок по развитию. И собственно говоря, здесь очевиден экономический эффект. То есть с одной стороны у нас есть конечный пользователь, для которого эта информация крайне важна и которая должна повышать качество его жизни и изменять среду обитания. С другой стороны у нас есть экономика и интернет-индустрия, которая должна развиться и которой вес удельный в структуре экономики России должен значительно возрасти. С третьей стороны открытые данные и многие пакеты, например, о государственных закупках позволят реализовать с одной стороны функции общественного и гражданского контроля, а с другой стороны они позволят обеспечить для экономических субъектов более прозрачную информацию, а это означает более понятную чистую конкуренцию и транспарентность. Но выигрывают все.

О. БЫЧКОВА – А сейчас же есть такое. Госзакупки.

М. АБЫЗОВ — По госзакупкам на сегодняшний день на сайте, который ведется в рамках электронных государственных закупок, только осуществляется публикация информации, связанной с конкурсными процедурами. Сегодня работа экспертного совета правительства и их предложения направлены на то, чтобы раскрывать информацию об исполнении государственных контрактов по результатам проведенных торгов. Эта информация сегодня не предоставляется. А соответственно участники рынка и общественные организации не могут оценить эффективность проводимых процедур. Процедура проведена, а как выполнена поставка или работа это никем и ни в каком формате не предоставляется для общественного обсуждения.

О. БЫЧКОВА – А она сейчас не предоставляется, потому что есть какие-нибудь всякие правила секретности и так далее или просто потому что нет способа выкладывания.

М. АБЫЗОВ — Технологически этот вопрос не обеспечен. И соответствующего решения на уровне идеологического не принималось. Наша задача такие решения в течение ближайшего периода времени выработать. Обеспечить технологию и что называется приоритет по раскрытию информации на уровне решения правительства для министерств.

О. БЫЧКОВА – А эти все базы несекретные?

М. АБЫЗОВ — Секретная информация и закрытая информация не подлежит раскрытию в формате открытых данных. Это первое. Второе, не подлежит раскрытию информация, связанная с личными данными. То есть это две области, в которых открытые данные не могут вторгаться в личную жизнь граждан и открытые данные не могут влиять на безопасность и государственную тайну.

О. БЫЧКОВА – То есть эти все данные, пока 20 баз, а всего вы говорите про несколько сотен, это все данные, получить доступ к которым граждане имеют полное право, но не имеют такой возможности.

М. АБЫЗОВ — Абсолютно точно. Более того, граждане имеют полное право получить доступ к информации раскрытых архивов. Но физической возможности, а также технологической не имеют.

О. БЫЧКОВА – То есть сейчас для этого нужно ногами пойти в соответствующий архив и искать на полке папки.

М. АБЫЗОВ — Например, экспертный совет правительства РФ предлагал принять регламент, по которому общественные организации, которые имеют желание и возможность проводить оцифровку раскрытых архивов, имели бы такую возможность и доступ и потом предоставляли бы это в формате открытых данных для общего пользования. И тогда бы уровень что называется публичности раскрываемых архивов и возможность доступа к ним был бы радикально повышен. Это предложение лежит на столе, подготовленное и мы обязательно в рамках работы совета по открытым данным будем его обсуждать. Там есть свои плюсы и минусы. О платности и бесплатности раскрытия такой информации. Но что нам важно, почему эта концепция нужна. Ведь важно нам, в том числе принять новую законодательную нормативную базу, которая бы сделала эту концепцию просто нормой жизни для каждого министерства. Именно поэтому мы сейчас обсуждаем поправки в 8-й федеральный закон о порядке раскрытия информации органами власти и органами государственного управления, который бы давал определение, что такое открытые данные. То есть это должно стать инструментом правительственной политики и закрепленной на уровне законодательства. Для этого надо дать определение. Второе — необходимо сформулировать, каким образом и в каком порядке эти открытые данные предоставляются по наиболее значимым аспектам и приоритетам. Для этого предполагается создать совет по открытым данным при правительственной комиссии по Открытому правительству, сегодня подготовлен проект положения по этому совету и состав. Он будет состоять не только из чиновников и государственных служащих. Этот совет будет включать в себя представителей общественных организаций, представителей интернет-индустрии, представителей заинтересованных сторон со стороны пользователей. Поэтому нам важно начать с федерального уровня и потом эту работу распространить на уровень региональный, на уровень местного самоуправления, потому что, например, раскрытие информации в формате открытых данных относительно графика движения пассажирского транспорта, информация крайне востребованная.

О. БЫЧКОВА – Это не то же, что расписание поездов?

М. АБЫЗОВ — Это в том числе расписание поездов, но только актуализированное. То есть на примере могу сказать реализованного проекта в некоторых столицах мира, весь общественный транспорт, включая в Москве, оборудован системой ГЛОНАСС. Что подразумевает. В режиме реального времени передачу данных о графике движения конкретного маршрута. Сегодня эта информация может консолидироваться в сети Интернет, и программными продуктами и соответствующими приложениями для конечного пользователя в режиме ежесекундном говорить оставшееся время до прихода транспорта.

О. БЫЧКОВА – Я знаю, я видела в Англии такие остановки, и там такое маленькое табло и там написано: автобус номер такой-то через минуту придет. А другой через 5 минут.

М. АБЫЗОВ — А теперь представьте, что это табло не на остановке висит…

О. БЫЧКОВА – То же самое можно посмотреть в телефоне.

М. АБЫЗОВ — А у вас будет в телефоне. Вы сидите, пьете кофе и знаете, что вам через две минуты надо выходить. Потому что подойдет общественный транспорт. Это крайне востребованный продукт. Или рекордсменом по посещаемости, например, в Великобритании стал продукт, созданный на базе открытых данных Police.uk, который показывает в режиме ежедневном статистику по общественным правонарушениям. В результате можно видеть карту преступности в каждом отдельном районе, и на каждой отдельной улице, а также иметь доступ к информации, связанной с экстренным вызовом и экстренному взаимодействию со службами полиции.

О. БЫЧКОВА – Доступ к экстренным вызовам это понятно, а зачем мне знать карту преступлений в моем городе или моем районе?

М. АБЫЗОВ — Я вам отвечу на это так. В чем полезность раскрытия этой информации. Первое – страховые компании стали использовать эту информацию для предоставления скидок к стоимости страхования жилья и машин. Потому что предоставляется скидка, где преступность меньше, значит вероятность краж и порчи имущества значительно ниже.

О. БЫЧКОВА – То есть формализация понятия безопасный район.

М. АБЫЗОВ — Безопасный район. С другой стороны очевидно, если вы видите данные о том, что у вас совершается преступление в определенный период времени, вы можете, в том числе эту информацию использовать в части семейной безопасности. Вас же беспокоит, когда ребенок идет в школу, когда возвращается, и статистическая информация отчасти может помогать. С другой стороны что это дает для контрольных органов. Открытая эта информация в таком формате дает возможность общественного и гражданского контроля. А вот у вас там преступность растет в этом районе. А куда смотрит руководитель соответствующего полицейского участка. Это имеет свое воздействие, в том числе для повышения качества госуслуг по общественной безопасности.

О. БЫЧКОВА – А вот Дмитрий задает резонный вопрос: а как будет гарантирована безопасность моих персональных данных? Например, тут есть база в проекте, данных ДТП с детальностью до конкретного ДТП без персональных данных, места, время, что произошло. Какая у меня будет уверенность и у Дмитрия тоже, что там не напишут и про меня лично и про мою машину и еще что-нибудь, что мне не нужно.

М. АБЫЗОВ — Есть четкое определение на сегодняшний день, что является персональными данными. Так вот в рамках этого определения раскрытие информации в частности о ДТП например номерные знаки машины, а также на кого она зарегистрирована, и кто является участником ДТП, если это относится непосредственно к персональным данным, то это не может быть опубликовано.

О. БЫЧКОВА – Так Дмитрий спрашивает: как будет гарантирована безопасность? Потому что иди, купи на рынке любую базу любых данных, включая банковские, жилищные и какие хочешь.

М. АБЫЗОВ — Во-первых, эта информация по статистике по ДТП с фамилиями, именами, отчествами в базах данных сегодня закрытых существуют. Как гарантировать, что они не будут выставлены в формате открытых данных, это будет гарантироваться соответствующими регламентами и закрепленными на уровне постановления правительства и решениями правительственной комиссии. Сегодня эти данные хранятся, хранятся в органах внутренних дел. Может ли быть утечка этих данных сегодня. Наверное, возможна. Наша задача сделать так, чтобы сама концепция открытых данных не предоставляла дополнительных возможностей по раскрытию информации личного характера.

О. БЫЧКОВА – Еще один вопрос. Еще раз надо объяснить, что это такое. Это пакеты, — спрашивает слушатель, — для служебного пользования? Как ими смогут пользоваться не только служебные люди.

М. АБЫЗОВ — Хороший вопрос. Сама система раскрытия информации в высокотехнологичном виде открытых данных, которыми могут пользоваться специальные потребители, как я говорил интернет-экономика, разработчики, не должно формировать препятствий и свободы для использования этой информации со стороны гражданина, если он хочет получить эту информацию в другом виде, в другом формате. На интернет-ресурсе или печатном виде.

О. БЫЧКОВА – Подождите. Я вот не интернет-экономика, я простой скромный потребитель. Вот предположим, что-то из этого уже у вас заработало. И как я получаю эту информацию?

М. АБЫЗОВ — Радиослушатель задал другой вопрос. Его вопрос касался того, а вот предоставление информации в таком формате ограничит ли его возможности на получение этой информации из других общедоступных источников и сам формат ограничивает ли возможность им восприятия этой информации. Не ограничивает. То есть мы не можем, предоставляя информацию в машиночитаемом виде, ограничивать право гражданина на получение этой информации. Сам формат предоставления данных будет позволять ей пользоваться и простому что называется пользователю сети. Если предусматривается раскрытие информации не только в сети Интернет, но и другими способами, в рамках свободы доступа к информации, гарантированного Конституцией, она будет представлена гражданину. Без каких либо ограничений.

О. БЫЧКОВА – Понятно. Вот что я еще хотела спросить. Прежде чем к другой теме перейти. Их у нас несколько. Что значит, что открытые данные читаю я в справке Открытого правительства, могут решить проблемы здравоохранения во многих странах, потенциально только в США снизить расходы на здравоохранение, на 360 млрд. долларов ежегодно. Экономический потенциал открытых данных в ЕС в настоящее время оценивается в 50 млрд. евро ежегодно. Что это значит? Каким образом получаются эти миллионы и миллиарды?

М. АБЫЗОВ — Из примера ЕС, в частности Великобритании, в 2012 году они запустили проект по раскрытию статистики, связанной со смертельными случаями при операциях на сердце. По всей Великобритании. Просто выложили всю информацию, смертельные случаи при операциях на сердце. В 2011 году прошу прощения, в результате раскрытия этой информации в машиночитаемом виде были предложены несколько и созданы несколько интернет-приложений, которые позволяли ознакомиться конечному пользователю с этой статистической информацией. Снижена смертность в результате применения этих продуктов за один год на 50%. Это более 800 человек, в результате они за один год получили снижение смертности при операциях на сердце. Почему так произошло? Не потому что резкий рывок качества здравоохранения осуществился за этот год. Потому что просто стало понятно, в каких клиниках статистика неудачных операций высока. И люди перестали обращаться туда за медицинской поддержкой. И за операционной помощью.

О. БЫЧКОВА – Стали меньше рисковать.

М. АБЫЗОВ — И увеличилась нагрузка на другие медицинские учреждения, но в результате этого за один год сократили смертность на 50%. Первый пример. Второй пример, удивила в этом отношении Америка. За прошлый год они сэкономили за счет раскрытия информации в формате открытых данных в области здравоохранения более 360 млрд. долларов. Для меня было это достаточно неожиданными данными. И статистикой. И поэтому пришлось подробно с этим разбираться. В первую очередь эта экономия была реализована за счет раскрытия информации и ее предоставления в таком формате относительно стоимости лекарственного обеспечения в разрезе отдельных лекарств. По каждым штатам и по каждому городу. В результате и аптечные сети, и стационарные лечебные учреждения получили доступ к стоимости лекарственных препаратов и их аналогов по всей территории США. За счет этого реально произошла серьезная оптимизация системы обеспечения и снижения стоимости лекарственного обеспечения, как первичных лечебных учреждений, так и граждане стали больше пользоваться покупками медикаментов через сеть Интернет, за счет консолидированной статистики и единого реестра сравнения стоимости. И притом, что в США расходы на здравоохранение превышают 15% ВВП, они получили глобальный эффект от внедрения этой системы. Для нас это актуально. Расходы государства на лекарственное обеспечение составляют более 250 млрд. рублей в год. Из федерального и регионального бюджета финансируются эти программы. У нас по ряду лекарственных препаратов, мы разбирали этот вопрос на комиссии по конкуренции правительства России, по ряду препаратов отличается стоимость закупки от региона к региону, которые осуществляют субъекты РФ, в несколько раз. Одинаковых препаратов. До четырех раз разница.

О. БЫЧКОВА – Одного и того же.

М. АБЫЗОВ — Да. Соответственно наша задача до конца года представить всю информацию в открытом доступе. В формате этих пресловутых открытых данных.

О. БЫЧКОВА – То есть кто-то просто наживается на том, что другие люди не знают, сколько стоит эта таблетка, условно говоря.

М. АБЫЗОВ — Непрозрачность процедур, отсутствие конкуренции, очень много манипуляций, наверное, связанных с дженериками, то есть неоригинальными препаратами. Стоимость которых трудно объективизировать. РФ, наверное, чемпион в мире по дженерикам, по некоторым лекарственным препаратам до 80 доходит. Соответственно как отличить одно лекарства от другого, если названия разные, а оригинальный препарат один и тот же. Это позволяет, собственно говоря, и разницу в цене накручивать. Здесь надо унифицировать требования, сделать все процедуры прозрачные. А процедуры будут прозрачными и конкуренция будет объективной, если информация и ее доступность будут обеспечены для экспертного контроля, для общественного контроля. В этом и задача открытых данных, которую мы реализуем.

О. БЫЧКОВА – Опять же зачем министерствам и ведомствам нужна, это же головная боль большая, это нужно перелопачивать просто все, чем они занимаются.

М. АБЫЗОВ — Во-первых, зачем им нужно реализовывать эту концепцию? — сначала было слово, потому что мы приняли решение о том, что это приоритет.

О. БЫЧКОВА – Сказали: надо.

М. АБЫЗОВ — Нравится, не нравится, красавица. Значит, это надо делать, потому что это повышает эффективность государственного управления. Первое. Второе, у министерств и ведомств достаточно напряженные бюджеты. Качественная работа с открытой информацией повышает и возможности по оптимизации бюджетных расходов. Примеры мы с вами сегодня обсуждали. И поэтому любой руководитель министерства заинтересован в оптимизации собственных расходов, потому что денег действительно в рамках напряженного бюджета на все не хватает. С одной стороны. С другой стороны это показывает класс министерств и ведомств в части раскрытия информации. Польза для этого и сегодня очевидна, поэтому с одной стороны здесь приоритизация на уровне правительства этой программы, с другой стороны они понимают, как это помогает им повысить качество государственного управления.

О. БЫЧКОВА – Еще раз какой временной график, кто, что принимается, происходит. И выкладывается.

М. АБЫЗОВ — Принято принципиальное решение по созданию совета по открытым данным при комиссии по Открытому правительству. Будет сформирован в ближайшие недели состав и программа действий.

О. БЫЧКОВА – А кто будет возглавлять совет?

М. АБЫЗОВ — По проекту решения комиссии совет по открытым данным буду возглавлять я. Это первый шаг. Второй шаг. «Эхо Москвы» должно выполнить свою работу, провести рейтингование пакетов открытых данных и выбрать 10, которые являются для интернет-пользователей «Эхо Москвы» приоритетными.

О. БЫЧКОВА – Мы такую работу любим. Обожаем.

М. АБЫЗОВ — Надеюсь, что вы справитесь с ней качественно и успешно.

О. БЫЧКОВА – Надеюсь, что вы справитесь.

М. АБЫЗОВ — А мы будем справляться уже на третьем этапе, рассматривая ваши предложения. Например, будет много споров, например, вокруг создания ресурса, консолидирующего отчетность вокруг…

О. БЫЧКОВА – Который что делает?

М. АБЫЗОВ — Представление данных относительно деклараций чиновников на едином ресурсе и формате одного, что называется, пакета. Потому что эти данные с одной стороны в сети есть по каждому без исключения госслужащему, включая вашего покорного слугу…

О. БЫЧКОВА – Хочется полноты картины.

М. АБЫЗОВ — А с другой стороны единого ресурса нет. Будем дискутировать.

О. БЫЧКОВА – Всё. Спасибо большое. Михаил Абызов, министр по вопросам Открытого правительства. Спасибо вам. Мы посмотрим, что из всего этого выйдет.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире