'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 17 декабря 2010, 21:11

С.ПАРХОМЕНКО: 21.10 в Москве. Это программа «Суть событий», я, Сергей Пархоменко, добрый вечер.



Как всегда по пятницам обсуждаем с вами важнейшие события недели – то, что стоит от этой недели запомнить. И как всегда по пятницам у нас с вами масса возможностей общаться двусторонне — например, по СМС — 970-45-45, через некоторое время у нас заработает телефон — 363-36-59, и уже сейчас работает у нас видеотрансляция – 162 человека уже смотрят.

Неделя выдалась довольно бурной, довольно интенсивной, вы знаете, что событий произошло чрезвычайно много, и начались они фактически немедленно после того, как мы с вами закончили нашу прошлую программу вечером, в минувшую пятницу. В субботу произошли события на Манежной площади в Москве, произошло что-то вроде националистического погрома, милиция доказала тогда свою неспособность справиться с этими беспорядками, и довольно унизительно выглядели руководители наших органов МВД, в том числе, министр Нургалиев, который был явно перепуган и делал какие-то сбивчивые, путаные заявления, мешая лево и право и явно плохо ориентировался в ситуации.

Потом это повторилось, спустя несколько дней, в других масштабах, но милиция уже была к этому готова и 15 числа удалось предотвратить массовое кровопролитие, между тем, город, по-существу, жил на чрезвычайном положении в течение целого дня — огромное количество задержаний, что делать с задержанными, было непонятно, их катали по городу и выпускали из автобусов.

В результате можно говорить о том, что вот так, с перерывом, 11 и 15 числа в Москве произошло что-то вроде попытки националистического путча. Понятно, что это все не останется без последствий, понятно, что люди, которые живут вокруг Москвы, в самой Москве, те, кто почувствовал себя преследуемым в этой ситуации, попытаются как-то за это отомстить. Понятно, что те националистические элементы, которые почувствовали вкус к такому удержанию города в своих руках, тоже на этом не остановятся, и будут продолжать действовать дальше.

Именно поэтому произошло все то, о чем мы знаем, дальше. Именно поэтому те бурные события, политические, которые последовали за 11 декабря были так необычны и масштабны. Мы знаем, что президент страны немедленно выступил по федеральным телеканалам с обращением нации, разобрал эту ситуацию, проанализировал некоторые оперативные результаты, которые были получены, указал на виновных, обозначил достаточно ясно свою позицию в этой националистической истории.

Вслед за ним собрал заседание правительства премьер-министр Путин и тоже вместе со своей правительственной командой подробно исследовал эту ситуацию – выступали министр МЧС Шойгу, министр МВД Нургалиев, было указано на существенные недоработки той и другой системы, министр внутренних дел Нургалиев был отправлен в отставку – немедленно, в сущности, после окончания этого заседания. Причем, именно так это было сформулировано: он попытался уйти в отставку по собственному желанию, но премьер-министр настаивал на том, что министр Нургалиев не уходит сам в отставку, а удаляется им из Кабинета министров как человек, не справившийся со своими обязанностями.

Если судить по тем заявлениям, которые были сделаны после этого, премьер-министром, нам предстоит довольно серьезное правительственное расследование деятельности министра внутренних дел и руководства этого министерства по результатам того провала, который мы наблюдали 11 и 15-го.

После этого собрался Совбез РФ во главе с секретарем, г-ном Патрушевым, через некоторое время туда прибыл и президент, и там был продолжен разбор ситуации. В результате было установлено, что следует предоставить депутатам Госдумы, которые в этот момент уже успели заявить о создании парламентской комиссии, которая должна анализировать эти события, — предоставить все необходимые материалы. И ночью, уже с 11 на 12-е число, начала свою работу парламентская комиссия Госдумы. И эта комиссия вызвала для отчета руководителей российских спецслужб и потребовала, чтобы она предоставила материалы, имеющиеся у них, о зачинщиках этих беспорядков. И, что чрезвычайно интересно – о роли самих спецслужб в организации и этих беспорядков, и тех экстремистских организаций, представители которых были замечены на площадях Москвы во время событий. И именно это, в сущности, и позволило добиться того, чтобы 15-го числа дело повернулось несколько мягче.

Хотя в парламентской комиссии, которая вела это расследование, немедленно раздались глосса о том, что руководители наиболее важных и влиятельных спецслужб РФ тоже должны понести ответственность за те провокации, которые ведут их подчиненные.

И вот этот весь комплекс событий закончился внеочередным пленумом Верховного суда РФ, который выступил с разъяснениями применения гражданского и уголовного законодательства в таких случаях. И дал понять, что с одной стороны, действительно, преступления на национальной почве, если они выражаются такого рода беспорядках должны рассматриваться как уголовные, но в то же время предостерег от бездумного использования УК и от механического переведения административной ответственности в уголовную. Таким образом, у нас есть теперь ясная база Верховного суда, которой могут руководствоваться российские суды.

Все это мы с вами хорошо знаем. А также мы с вами хорошо знаем, что ничего этого не было. Всего того, что я сейчас рассказывал, — все это полностью не соответствует действительности. Российское государство, российские власти не отреагировали таким образом на события 11 и 15 декабря в Москве и других российских городах. И все люди, которые уже насыпали мне испуганные сообщения с вопросом о том, что это я такое рассказывают, откуда это взял и что это за странная фантастика, — эти люди пусть успокоятся, — я в полном порядке, ничего такого не выкурил, вопреки подозрениям.

Давайте отдадим себе отчет, что все эти возможности, все эти обязанности, которые лежали на высокопоставленных руководителях российского государства после того, что произошло в Москве, — все они остались неисполненными. Ничего этого не произошло. Ни президент страны не высказался должным образом и в должные сроки, а вместо это фактически сутки спустя выдал фразу в «Твиттере» — ну, как обычно – поиграл желваками, но вполне бессмысленный набор — он легко уместился в лимит из 160 букв «Твиттера» чтобы выложить все, что у него было сказать по этому поводу. Немного, согласитесь.

Премьер-министр вообще отмолчался, вообще никаким образом на это не отреагировал, и только спустя несколько дней, во время своего, как всегда, тщательно отрежиссированного, а местами инсценированного телеобщения с народом выдавил из себя несколько общих фраз и то, я бы сказал, использовал этот повод для того, чтобы выступить с вполне себе демагогическими заявлениями о том, что кто-то там должен будет «сбрить бороденку», — наверное, я, — и исполнять обязанности разного рода милицейских чинов.

«Опять шутки шутите» — Федор из Петербурга. Федор, а когда я еще шутки шутил? Случаев не было, чтобы я шутил шутки в своей радиопрактике. Да и не шутки это никаких, это перечисление того, что должно было бы произойти в России, но не произошло. Хочу обратить внимание, что в России есть такой орган – Совбез РФ, — задача которого в том, чтобы изучать угрозы РФ и оперативно на них реагировать, создавать новые средства, вырабатывать новую политику, которая позволила бы противостоять тому, что угрожает целостности, спокойствию, благополучию, законности в России, что-то я не слышал о том, чтобы Совбез РФ выполнил свой профессиональный и политический долг в этой ситуации. Мне об этом ничего неизвестно.

Мне также неизвестно о том, каким образом парламент попытался проконтролировать деятельность спецслужб, которая вызывает очень много вопросов в связи с этими событиями. Мы видели на площадях много людей, которые вели себя как провокаторы, выглядели как провокаторы и, несомненно, были провокаторами. И есть достаточно указаний на то, что эти марионеточные, квазиполитические организации, которые действуют по заказу и по вызову и правящей партии «Единая Россия» и администрации президента – есть серьезные предположения о том, что их роль была достаточно активна в этих событиях.

Хотел бы напомнить – есть у нас чиновники, которые прямо ответственны за так называемую молодежную политику, один из них человек по фамилии Якеменко, это один из организаторов этих самых марионеточных молодежных организаций по вызову — г-н Якеменко тоже не понес никакой ответственности за то, что произошло в России на наших глазах с молодежной политикой и в результате молодежной политики. Если мы с вами отдаем отчет, что люди, которые убивали друг друга на Манежной площади 11 числа и люди, которые гонялись друг за другом по городу и пытались организовать кровопролитие по всей Москве 15 числа, это и есть та самая молодежь, политикой которой занимается г-н Якеменко. И хотелось бы, чтобы кто-то озаботился, наконец, тем, что он делает, каковы результаты его деятельности в чем действительно заключается его роль – в том, что происходит в России с разными представителями молодого поколения.

Меня просят еще и еще раз повторить, что министр внутренних дел Нургалиев отправлен в отставку. Нет, не буду этого повторять, потому что он никуда не отправлен — с ним совершенно все в полном порядке, он хорошо себя чувствует, и ответственности никакой и ни за что не понес, несмотря на то, что 11 числа абсолютно провалился и выглядел совершенно беспомощным вместе со всей своей ратью.

Давайте отдадим себе отчет в том, что федеральная власть в РФ по всей своей совокупности, включая исполнительную, законодательную и судебную власти, включая те министерства, которые должны прямо работать над подержанием общественного порядка, и те, которые ответственны за политическую составляющую деятельности нашего правительства – все они вместе продемонстрировали свою абсолютную несостоятельность в ходе событий 11 и 15 числа. И я думаю, что мы с вами можем не сомневаться, что эти события будут иметь продолжение. Потому что люди, которые организовывали эти события 11 и 15 числа видели, до какой степени слабая и беспомощная машина им противостоит, до какой степени хаотичны и бессмысленны действия тех, кто должен поддерживать порядок на улицах российских городов и противодействовать самому страшному, что может произойти с федеративным государством, каким является Россия — а именно, подъемом националистических настроений до этого состояния и до этого градуса. Думаю, увидим мы с вами продолжение, и оно будет объясняться ровно этим — тем, что люди убедились, что им ничего не грозит, в общем – в крайнем случае, их засунут в автобус и покатают по городу. А ответственность свалят на тех, кто должен «сбрить бороденку», на тех, кто организует «марши несогласных» и прочую «либеральную шушеру», как любят повторять наши важные начальники.

Вот одно событие, о котором нам стоит помнить по результатам этой недели. Событие в целом, в комплексе, которое заключается и в этих выступлениях и в отсутствии реакции на эти выступления, и в отсутствии реакции на реакцию на эти выступления. Так сказать, вторичная деятельность российского государства выглядела тоже в этой ситуации крайне жалко.

Второе событие, которое мы должны помнить — о том, что подошел к концу второй процесс над Ходорковским и Лебедевым, заканчивается он демонстрацией такого стыда, который виден в действиях суда. Суд таким вороватым образом начинает прятать приговор. Это вообще замечательное зрелище, когда после такого длительного процесса, когда, казалось бы, все должно быть ясно, должно быть принято обоснованное, глубокое, взвешенное и, несомненно, справедливое решение – судьи могут выйти, широко развернув грудь и хорошо поставленным голосом сказать о том, какое верное и точное решение они приняли.

Вместо этого суд начал хитрить – он начал путать следы, менять даты оглашения приговора, его отодвинули с давно назначенной даты, причем, отодвинули в последнюю секунду, никого об этом не предупредили – просто вывесили бумажку на дверях. Сейчас он перенесен на 27 декабря, на день, когда уже совсем начнется предновогодняя праздничная суета, существенное количество СМИ просто прекратит свою работу – журналы выйдут в последний раз, еженедельных журналов не будет до конца новогодних каникул, будет изменена телевизионная сетка, газеты будут выходить уже в неполном предпраздничном режиме, часть редакций будет отпущена в отпуск. В общем, внимание прессы – причем, не только в России, но и по всему миру, будет существенно ослаблено.

Кстати, не исключаю, что будут еще какие-то переносы, что в результате это все объявят 4 или 5 числа, в какое-нибудь неожиданное время, поздним утром, тоже без предупреждения кого бы то ни было. Суд путает следы, и суд отвлекает внимание. Суд не хочет, чтобы на тот приговор, который будет оглашен, последовала бы ясная, полная, активная реакция общества, чтобы этот приговор был бы в обществе осознан.

Почему это так – мы косвенно видим в словах премьер-министра РФ Путина, который по ходу своего общения с народом вынужден был просто обманывать, и надо сказать, что это очень слабая позиция – когда целый премьер-министр вынужден просто прибегать к ложным заявлениям, говоря о том, что вина Ходорковского доказана — она абсолютно не доказана по этому процессу, и не может считаться доказанной до того момента, как будет вынесен приговор. Говоря как о состоявшемся, как о ясном, установленном, о связи Ходорковского и Лебедева с разного рода уголовными преступлениями – мы с вами знаем, что никто и ничего не найдено и не доказано по этой части.

Остановимся на этом месте, и с полуслова продолжим после новостей, потому что мне кажется, что это вещи связанные, вещи, которые мы должны с вами более подробно рассмотреть во второй половине программы «Суть событий». Новости.

НОВОСТИ

С.ПАРХОМЕНКО: 21.35, это вторая половина программы «Суть событий». Мы до перерыва обсуждали то, что произошло – точнее то, что не произошло после событий 11 и 15 декабря в Москве, когда произошли националистические погромы, столкновения на национальной почве, под разными гарнирами упрятанные: вроде бы там мелькали какие-то футбольные болельщики, а может быть, националистические с высокими лозунгами группы. А на самом деле это просто ненависть. Ненависть белых к черным, черных к белым. В такой форме. В той, которая проявилась в России. Мне кажется, что это самый страшный поворот событий, к которому могла бы привести Россию нынешняя власть, и эта власть немедленно демонстрирует свое бессилие, неготовность, и главное, — свое нежелание действовать.

Я перечислил в начале программы некоторое количество тех поступков, которые должны были бы быть совершены. Должен был собраться Совбез, должно было быть назначено парламентское расследование деятельности спецслужб, должны были немедленно быть отправлены в отставку — не отпущены в отставку по собственной воле, а насильно отправлены в отставку некоторые высокопоставленные правительственные чиновники. Должны были обратиться к нации наиболее авторитетные политики, а именно, президент и премьер-министр – не зря же они в этих чертовых рейтингах с такой страшной силой лидирует. Все это должно было произойти, но ничего этого не произошло – то, что я рассказывал в начале программы, — все это совершенно не соответствует печальной российской действительности, все это наши с вами представления о том, как это могло бы быть, если бы российское государство работало. Но оно не работало.

После этого я обратился к делу Ходорковского, к тому, что премьер-министр Путин во время этой своей странной то ли пресс-конференции, то ли такого диалога с российским населением, точнее, монолога, обращенного к восторженно внимающему российскому населению, вынужден был прибегнуть ко лжи, в который раз уже обсуждая то, что происходит с Ходорковским.

Его тактика, в общем, уже понятна – он, в ответ на все несправедливости суда начинает говорить о том, что «у него руки по локоть в крови». Но между тем мы знаем, что в уголовной части преследований, которая была организована против Ходорковского и его бывших коллег, — там сплошные «неустановленные лица, неустановленное время, в неустановленном месте совершают неустановленные действия», в результате которых можно начинать говорить о том, что у них у всех руки в крови.

И тот начальник службы безопасности, который, как напомнил нам премьер-министр Путин, — осужден, и чья вина доказана, — он осужден не потому, что найдены какие-нибудь улики и добыты какие-то опровержимые доказательства, а потому, что в ходе процесса – я напоминаю, многие об этом забыли – были вытащены из зон отбывающие пожизненное заключение убийцы, которые внезапно, находясь в пожизненном заключении, вспомнили — и один и другой, их было двое, — что оказывается, они знают много важного и интересного относительно криминальной деятельности высокопоставленных сотрудников ЮКОСа и готовы сейчас, именно в тот момент, когда они отбывают пожизненное заключение, — именно сейчас они готовы поделиться судом со своими этими, внезапно нахлынувшими воспоминаниями, и именно их свидетельства оказались ключевыми для того, чтобы осудить сотрудников ЮКОСа, и теперь иметь возможность говорить о том, что у них руки в крови, что они убили одного, другого, кого-то спрятали, какие-то мозги в гараже, — много чего упоминал премьер-министр Путин по этой части.

Вообще этот сеанс общения с народом был отмечен несколькими, на мой взгляд, совершенно поразительными эпизодами. Потому что мне всегда казалось, что правильная линия поведения для политика — это та, которая намечена была в свое время знаменитым британским премьер-министром Уинстоном Черчиллем, которому приписывают фразу, что «политик должен говорить правду, только правду, ничего, кроме правды, — но не всю». Это я понимаю, готов с этим смириться: говорится правда. Но не все. И в этом «но не вся» и содержатся главное политическое мастерство, которое позволяет квалифицированному политику маневрировать, добиваться своих целей.

Но в данном случае речь шла о том, что было просто очень много неправды. Самый яркий эпизод – это эпизод с лидерами оппозиции. На самом деле поразительно не только то, что было сказано, но и как было сказано, и что предваряло это заявление, напомню, что премьер-министр зачитал вопрос, добытый ему из папки, о которой он пред этим сказал – я даже выписал этот момент этого самого общения. Эрнест Мацкявичус говорит: «Давайте, наверное, перейдем к вашим вопросам, потому что, наверное, внимание всех зрителей приковано к этой зеленой папке». И тут Путин говорит: «Да, меня попросили отобрать ряд вопросов, которые носят отчасти общий характер, и могут быть интересны и для многих других граждан, анне только для тех, кто их сформулировал».

И дальше последовало несколько вопросов, которые, таким образом. Путин сам для себя выбрал, в сущности, сам себе почитал важным их задать. Мы с вами понимаем, что когда речь идет о многих десятках и тысячах заданных вопросов, можно выбирать. И всегда можно подобрать такой, который ты считаешь для себя важным.

И среди прочих важных вопросов, которые Путин сам себе отобрал и сам себе назначил для ответа, встретился и такой: «чего на самом деле хотят Немцов, Рыжков, Милов» — у Путина в последнее время появилась такая специальная манера, он унижает разного рода собеседников, очно или заочно тем, что путает и коверкает их фамилии. Иногда делает вид, что не знает, с кем разговаривает – это такой несложный психологический прием, который позволяет дополнительно продемонстрировать свое презрение к собеседнику или к тому человеку, о котором он говорит.

Путин перекорежил фамилию Владимира Милова, назвал его Милов». Так вот: «Что хотят Рыжков, Немцов и Милов». И дальше сам себе, на самостоятельно поставленный вопрос, Путин отвечает: «Денег и власти, чего они еще хотят? В сове время они поураганили в 90-х гг., утащили вместе с Березовским и теми, кто сейчас находятся в местах лишения свободы» — тут Путин имеет в виду Ходорковского, несомненно, — немало миллиардов. Их от кормушки оттащили, они поиздержались, хочется вернуться и пополнить свою карманы. Но я думаю, что если мы им позволим это делать, они отдельными миллиардами уже не ограничатся» — «уже» — дескать, раньше ограничились миллиардами, а теперь ограничатся чем-то гораздо большим. «Они всю Россию распродадут» — это была дословная цитата из В.Путина.

Человек, который когда-нибудь видел, как выглядит В.Рыжков, например, он сразу может дать себе отчет в том, до какой степени это лживое заявление — относительно миллиардов и всего прочего, человек, который видел В.Милова, который выглядит достаточно благополучно, он вполне красивый молодой человек, хорошо сложенный, неплохо одетый, и то же самое можно сказать о Б.Немцове, да и о В.Рыжкове то же можно сказать – не подумайте, что он выглядит как-то особенно жалко или уныло. Просто это люди, ведущие достаточно скромный образ жизни со всех точек зрения – в последнее время я их довольно часто вижу, могу об этом свидетельствовать.

Но дело не в этом. Дело совершенно не в том, что мы все можем заглянуть в карман к Немцову, Милову или к Рыжкову и убедиться, что ничего в этих карманах нет, и ничего особенного, на самом деле, и не было. А в том, что это же произносит Путин. Путин использует как политическое оскорбление, — несомненно, смысл сказанного им именно такой, — как политическое оскорбление факт взаимоотношений человека с Березовским. Это говорит Путин – тот, кто приведен в политику Березовским, кого Борис Абрамович Березовский однажды взял за руку, вывел из незаметных чиновников управления делами администрации президента. Он был подчиненным, не самым большим, на самом деле, П.Бородина. И сделал из него, последовательно делал из него важного и влиятельного политика. Сначала зам.главы администрации, потом он сделался главой ФСБ, премьер-министром. По этому пути его вел В.А.Березовский. И мы, люди, которые работали возле российской политики и вблизи, наблюдали за российской политикой в конце 90-х гг., очень хорошо это помним – помним в подробностях. Помним о разного рода встречах, поездках за границу, всяких смотринах, которые устраивались, о том, как представляли нового перспективного чиновника Семье Б.Н.Ельцина, как обсуждали, и в каких именно терминах обсуждали достоинства этого чиновника по сравнению с другими возможными кандидатами.

Напомню, что в качестве конкурентов рассматривался и г-н Степашин и г-н Бордюжа, вполне забытый в последнее время, а недавно снова появившийся на российском политическом небосклоне. Эту работу вел В.А.Березовский.

Я принес несколько страниц из текста замечательной книги, к изданию которой я имел некоторое отношение в свое время. Это блистательная книга Дэвида Хоффмана, знаменитого американского журналиста, корреспондента газеты «Вашингтон Пост», — он много лет работал в Москве. Книга называется «Олигархия» — она выходила несколько раз несколькими тиражами, ее и сейчас можно найти в магазинах.

В этой книге, среди прочего – там описана жизнь шести крупнейших российских олигархов – кстати, Дэвид Хоффман провидчески – дело было давно, вначале 2000-х гг., среди этих шести олигархов, как ни в чем ни бывало, описал и Лужкова. Тогда многим было странно говорить о том, что Лужков – олигарх. А между тем, это так – как это выясняется сегодня. Если спросить у кого-нибудь из «Единой России», они вам скажут: конечно, олигарх, кто же еще? Не политический же деятель.

Дэвид Хоффман описывает взаимоотношения между Березовским и Путиным. И в какой-то момент он описывает уже поздние события, позднюю часть карьеры Березовского, и описывает события 1999 г. «Осенью Березовский заболел гепатитом и его положили в больницу. Он, даже лежа на больничной койке, развил бурную деятельность: он организовал и финансировал создание новой политической партии «Единство», которая, как он надеялся, позже поддержит программу Путина в Госдуме. Для тех, кто наблюдал за трудным процессом создания политической партии России, возникновение «Единства» за такой короткий период времени, казалось колоссальным достижением, поскольку у партии не было собственной идеологии, платформы или харизматического лидера, а был у нее только Путин».

Хочу напомнить, что партия «Единство» – это то, откуда взялось первое слово у нынешней партии. «Единая Россия» — это была партия, созданная Березовским в качестве первого этапа проекта продвижения Путина к власти. Он к тому моменту уже наметил и этого кандидата и основные инструменты, которыми мог бы воспользоваться.

«Его популярность, — «его» — Путина, — в сочетании с деньгами Березовского, оказалось достаточно, чтобы получить такое количество мест, которые сделали «Единство» вторым по величине блоком в парламенте следующего созыва» — речь идет о выборах в Госдуму в конце 1999 г., когда партия «Единство» заняла второе место после коммунистов, и это создало некоторый фундамент для дальнейшего продвижения к власти Путина, который в ночь на 1 января 2000 г. был объявлен преемником, и дальше, собственно, все пошло как по маслу, — дальше начался президентский этап в жизни Путина — в мае 2000 г. он вступил в должность.

И еще что пишет Дэвид Хоффман о том, что произошло после того, как Путин сделался президентом. «В течение нескольких лет Березовский упорно, — здесь речь идет о предварительном этапе, — добивался сохранения преемственности власти после Ельцина. Он, наконец, нашел в Путине достойного преемника Ельцину: 27 марта 2000 г. Путин был избран президентом на 4-летний срок, чему способствовал Березовский и рабски-покорный ему канал ОРТ». Многие ли помнят, что тот самый канал ОРТ, который впоследствии превратился в первый канал и который сегодня является одним из ведущих, ключевых инструментов продвижения политики Путина – это тот самый канал, который создан, основан, организован и общие принципы его деятельности заложены были именно Березовским.

«Сначала Березовскому казалось, что не о чем было беспокоиться — он сказал мне, — то есть, Дэвиду Хоффману, — одобрительно, что Путин предан своим друзьям, чтобы подтвердить это, Березовский рассказал случай из своей собственной жизни: весной прошлого года, — имеется в виду 1999 г. — когда у него были напряженные отношения с Примаковым, Путин пошел на определенный риск, придя на день рождения жены Березовского, который отмечался в клубе «ЛогоВаза». Путину, занимавшему тогда пост директора ФСБ, должно быть было непросто появиться в знаменитом клубе Березовского, но Путин рискнул, — хвалился Березовский, — чтобы показать, что чувства личной преданности выше политики».

Это пишет Дэвид Хоффман, замечательный американский журналист. И последний абзац его книги посвящен краху Березовского как политика и тому моменту, когда он вынужден был понять, что его протеже, человек, которого он привел к власти, его покидает, выгоняет из верхушки российской власти. История о том, как произошла последняя встреча между Березовским и Путиным, и что, собственно, между ними в этот момент произошло.

Хоффман пишет: «Когда через несколько месяцев я встретился с Березовским в Нью-Йорке, он вспомнил заключительную сцену своей встречи с Путиным. Во время их последней беседы в Кремле, Путин повернулся и задержал свой холодный взгляд на Березовском невысоком гиперактивном человеке, говорящем негромко и скороговоркой, готовым «часами ждать у вашего порога». Путин смотрел на торговца влиянием, который собственными руками, благодаря своему неукротимому честолюбию и мечтам об огромном богатстве, сделал больше, чем кто-либо другой для наступления эры олигархов. Теперь дни их славы оставались позади. На смену им приходили новые игроки, сколачивались новые состояния, и в Кремле был новый российский лидер.

«Ты, — сказал Путин, — был одним из тех, кто просил меня стать президентом. На что же ты жалуешься?» — Березовский не смог ответить». Это финал замечательный книги Дэвида Хоффмана «Олигархи».

Теперь Владимир Путин обманывает своих зрителей и слушателей, утверждая, что именно сегодняшняя российская оппозиция запятнала себя общением с Березовским. И говорит он это, например, о Милове, — я даже специально посмотрел, когда Милов был членом российского правительства, когда это он «воровал вместе с Березовским» — это когда было? Милов был зам.министра энергетики с мая по ноябрь 2002 года. К этому моменту Березовский уже больше года как в глубокой опале находился в эмиграции, вынужден был бежать из России.

Например, Касьянов, неназванный Путиным в перначе этих лидеров оппозиции, которые вместе с Березовским должны были что-то украсть, или собираются украсть – он сделался министром финансов в правительстве В.Путина. В начале августа 1999 г. премьером сделался Путин, а 19 августа 1999 г. министром финансов был назначен М.Касьянов. 10 января 2000 г. он сделался первым вице-премьером, а 10 мая 2000 г., через три дня после того, как вновь избранный президент Путин вступил в должность, М.Касьянов сделался премьер-министром правительства Путина, а теперь один из лидеров оппозиции.

Излишне говорить, что Б.Березовский был тем человеком, который ожесточенно враждовал с Немцовым на протяжении многих лет и месяцев. И, между прочим, никто иной, как Б.Немцов является — ну, он не изобрел этот термин, но он его вывел в высокую российскую политику – термин «олигархи». Он существовал уже в описаниях некоторых журналистов и аналитиков российский, но именно Немцов затеял в свое время такой Антиолигархический комитет, — я помню, он собирал какую-то антиолигархическую конференцию, на которую я, в частности, был приглашен тоже — это происходило в «Президент-отеле», Немцов там председательствовал, очень громокипел и говорил, что всех олигархов нужно вывести из российской власти, и первым делом – Березовского.

Надо сказать, что конечно, это звучит очень комично сегодня – когда речь идет о том, что Немцов, вместе с Березовским, чего-то такое украл.

Почему я так подробно опровергаю эти абсурдные обвинения Путина? Потому что мне кажется очень важным и очень симптоматичным, что премьер-министр страны, обладающий огромной популярностью, колоссальным – не побоюсь этого слова, — восхищением российских граждан, участвующий в процедуре — не просто театральной, а уже почти цирковой, — невиданный совершенно жанр в мировой политике: когда лидер общается со своим маленьким народом.

Некоторые сравнивают с Фиделем Кастро, который тоже многие часы — иногда доводил чуть ли не до 7, до 9 часов свои речи – тоже общался с людьми, которые восхищенно ему внимали.

И в этот момент премьер-министр страны просто обманывает. Просто прибегает к ложным заявлениям. Рассчитывая только на то, что люди не захотят, поленятся его проверить. Рассчитывая на то, что те, кто помнит, как было дело на самом деле, их слишком мало, и они играют слишком незначительную роль в сегодняшней российской политике. Другие, кто из любопытства полезут проверять – тоже очень немногочисленны. А огромное большинство, колоссальное и подавляющее большинство тех, к кому он обращается, — не пойдут проверять. Просто не будут читать, пропустят мимо ушей, поверят, не заметят, не сопоставят. Может быть, что-нибудь вспомнят, но поверят ему, а не себе, скажут: да нет, это, наверное, ошибаюсь, наверное, это мне показалось, наверное, ничего этого не было.

В этой лжи глубочайшее презрение В.Путина к людям, к которым он обращается. Он ставит их крайне невысоко, он относится к ним с глубоким пренебрежением. Все-таки человек, который держит своего собеседника хотя бы не на равных, но вообще держит за человека, не должен так просто и в лоб этого своего собеседника обманывать.

Вот это, на мой взгляд, главный урок, который мы с вами вправе вынести из послания президента РФ. Я думаю, что именно это выступление Путина перед россиянами и было посланием президента. Не то, что мы слышали из уст Медведева несколько дней тому назад – совершенно беспомощный и почти бессвязный набор лозунгов о том, что нужно помогать детям, защищать больных и слабых. Вот это было посланием президента. Он «послал» своих слушателей туда, где, по его мнению, они по праву должны находиться. Он просто обманул их.

Это была программа «Суть событий», надеемся, что мы встретимся с вами, как ни в чем ни бывало, в пятницу, в прямом эфире. Всего хорошего.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире