'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 10 сентября 2010, 21:07



С.ПАРХОМЕНКО: 21 час и 4 минуты в Москве, это программа «Суть событий», добрый вечер. На наших глазах разворачивается история, на наших ушах разворачивается история. История заключается в том…

Грязная, надо сказать довольно история, но веселая в то же время. История про то, как поссорились совершенно не Иван Иванович с Иваном Никифоровичем, а как поссорились, как раздрались федеральные московские власти, в конце концов. И, вот, сейчас они как-то на наших глазах раздеваются и одни, и другие до трусов, и те, и эти. Я думаю, что мы их увидим розовеньких таких, в пупырышках в скором времени, как огурчиков. И тех, и других в процессе этого раздевания на НТВ. Ну, надо сказать, что телеканал НТВ превращен уже в окончательную помойку на протяжении последних нескольких лет. В помойку он превращен ровно вот этой повинностью, которую он покорно и, в общем, даже с удовольствием несет, показывая всякие омерзительные пропагандистские кина. При этом, кстати, отдельный возникает вопрос, чем именно бьют журналистов, которые в них участвуют? Вот, как их бьют, мучают, шантажируют, заставляют, как-то за шиворот тащут, они бедные так страдают, мучаются, отбиваются, плачут, но, вот, вынуждены, все равно, в этом ужасе участвовать. Злые дяди их заставляют. Они сами: «Не-не-не, ни за что!» Ну да. Вот.

На одном конце, значит, телеканал НТВ, который показывает какую-то мерзость про Лужкова, на другом конце, собственно, Лужков, который на подведомственном ему 3-м канале рассказывает, какой он замечательный устами других журналистов, которых тоже мучают, заставляют облизывать этого самого пупырчатого Лужкова со всех сторон.

Ну, в общем, наблюдаем. Такие телезрители, у которых порог рвотный достаточно низкий, которых быстро начинает тошнить, те, в общем, пожалуй, уже могут выключать. Ну, если кто может терпеть некоторое время, то посмотрите – интересно, как делается история на ваших глазах. А мы не будем про это говорить в этой программе, потому что это программа «Суть событий», а это не событие, а какое-то черт знает что.

У вас есть возможность прислать мне SMS +7 985 970-45-45. Телефон вот прямо передо мной написано «Телефон с определителем» 363-36-59. Определяем по этому телефону, определяем на расстоянии, знаете? Вот. 363-36-59, через некоторое время я его включу. Еще есть сайт echo.msk.ru, на нем работает видеотрансляция. Вот, сейчас я поправлю эту видеотрансляцию, чтобы было хорошо все видно. Там же на сайте можно тоже отправить мне сообщение сюда прямо в студию, и я его увижу точно так же, как и те смски, которые передо мной на экране.

Вот. Вот, собственно, вся техническая информация. Про что будем говорить? Ну, знаете, давайте будем говорить про важное. Вчера произошел довольно даже на нашем привычном фоне выдающийся по силе жестокости и трагичности теракт. Ну, как-то хочется понять, что, собственно, там происходит? Что происходит не только на этом рынке, что происходит не только в этом городе, где взорвалась бомба, а что происходит в этом регионе и, собственно, что происходит в России?

Есть люди, которые понимают в этом в больших подробностях. Есть люди, которые… Вот, у нас тут, например, бывает Юлия Латынина, она умеет любого Ямадаева отличить от любого Яндарбиева за 200 метров, и их обоих от Гочияева с первого раза и даже с зажмуренными глазами. Может их всех различать, всё про них знает, как-то посчитала каждую волосинку на их голове.

Я совершенно как-то не в этом роде. Я в Чечне никогда не был, у меня нет ни одного знакомого, собственно, чеченца кроме владельца московской одной крупной гостиницы, а ныне сенатора. Бывают и такие чеченцы. Собственно, вот. И я могу наблюдать за тем, что происходит на Северном Кавказе и, в частности, в Чеченской республике. Могу наблюдать на расстоянии и опираюсь при этом на слова, которые разные люди произносят, на цифры разные, которые собирают разные понимающие институты, компании, государственные органы и отдельные люди предоставляют мне…

Чего это я заговорил о Чечне? Вас не удивляет? Взорвалось-то не в Чечне на этот раз. Да понимаете, у меня такое впечатление, что во всем, что происходит там, на Северном Кавказе, нужно понимать, что там присутствует такой, что называется, флагманский регион. На него внимательно смотрят, за ним внимательно следят, им многие восхищаются, кто-то им ужасается. Но, во всяком случае, он производит, конечно, сильное впечатление на всё и всех, кто действует там в северокавказском регионе, потому что история Чеченской республики последних лет – она, конечно, совершенно поразительная. Вот то, как это все постепенно росло-росло, пухло, образовывалось, как все началось с какого-то, в общем, вполне рядового скандала у них там в их местном республиканском парламенте, еще фактически в советские годы. Ну, в каком там парламенте? В местном совете. Выкидывали там я помню кого-то из окна, потом появился генерал Дудаев. Генерал Дудаев хотел странного, потом произошли всякие трагические события. Одна война, другая война. Вторая война пришлась как-то очень вовремя и очень на руку избиравшейся в то время, захватывавшей власть в парламенте, в российском, федеральном парламенте партии рождавшейся. Потом у нас появился президент, который тоже как-то очень был как-то увлечен этими военными событиями на Северном Кавказе и тоже они как-то сильно пришлись ему вовремя. И даже многие стали говорить о том, что сделано некоторое новое политическое открытие, изобретена новая политическая технология в виде войны. Ну и потом процесс стал развиваться дальше, и в результате мы получили на Северном Кавказе (мы, Россия) республику, которая, в сущности, полностью исполнила заветы генерала Дудаева. Более того, генерал Дудаев, я думаю, не мог и мечтать о такой степени самостоятельности, о такой степени привилегированности, бесконтрольности. И не мог, конечно, мечтать о таких деньгах, которые потекут туда в республику.

Я думаю, что это производит на многих впечатление. Я думаю, что люди с примитивными головами, они спрямляют, знаете, все углы и выстраивают себе такую простую зависимость. Что, в общем, если немножечко повоевать, если немножечко как-то потерпеть, если пролить крови несколько миллионов литров, то со временем все будет в порядке. Со временем, когда, наконец, всем всё надоест и захочется умиротворения, когда захочется что-нибудь утишить, то, вот, может быть, образуется вот такая конструкция. Если одним удалось, так, может быть, и мне удастся? Тихо, спокойно, закрыто, замкнуто, никто не лезет, никто не смеет, никто рта не откроет. Сидим, получаем ясак, как это раньше называлось (такую, вот, государственную дотацию или налог с России, дань собираем). Никто, в общем, не пристает ни с какими лишними расспросами, а происходит вот такая вот простая ясная сделка, деньги в обмен на тишину. Мы вам платим, а вы там как-то у себя это все держите.

Ну, мы с вами много раз обсуждали эту историю. Обсуждали ее в общем смысле. Но знаете, на меня довольно сильное впечатление произвели вчерашние события, тем более, что я понимаю, что вот этот механизм, о котором я говорю, здесь несомненно имеет место. И я думаю, что люди, которые подогревают ситуацию сегодня и в Ингушетии, и в Осетии, и в других северокавказских республиках, и в Кабардино-Балкарии, в частности, это люди, которые что-то такое, что-то похожее, на самом деле, по-моему, держат в головах и, по-моему, они медленно-медленно свихиваются на вот этом, как им кажется, положительном примере, на вот этом удивительном зрелище, этой чудесной идиллии, когда есть Чеченская республика, во главе ее есть, как это теперь называется, руководитель. Этот руководитель чувствует себя свободным во всех смыслах, ни от чего не зависящим, никому не подконтрольным, богатым, сильным, красивым человеком. И все это получилось в результате того, что, ну вот, когда-то повоевали немножко, пролили немножко крови.

Знаете, президент Медведев сказал, что свобода лучше, чем несвобода. Ну, некоторые понимают эту его фразу таким образом.

А я, вот, решил приглядеться поподробнее ко всей это истории. Слава богу, теперь много разных открытых сведений бродит вокруг нас, и эти сведения иногда дают очень интересные результаты. И можно добывать массу новой информации из всем известных цитат, цифр и, в общем, каких-то фактов, которые находятся в абсолютно открытом, свободном доступе. Вон, некоторым даже удается разведчиками становиться от того, что они собирают вместе какие-то газетные публикации и отдают кому-то третьим, а потом, значит, им на суде объясняют, что это все, оказывается, была разведка.

Я, знаете, ничего разведывать не собираюсь, но я увлекся всякими бюджетными цифрами, разными финансами. Мне показалось, что очень интересно перевести на язык конкретных цифр вот эти наши общие безответственные разговоры, которые мы часто здесь ведем о том, что Чеченская республика собирает какую-то дань, получает какие-то деньги, распоряжается ими бесконтрольно.

Чего мы это говорим? Кто нам дал право это говорить? Что, собственно, мы в точности имеем в виду? Вот, например, я зашел на сайт Министерства финансов Чеченской республики. Он очень аккуратный, я бы сказал, образцово ведется, в нем прекрасно, подробно, очень как-то разумно и надежно расположена информация. И я обнаружил, что в законе о республиканском бюджете на 2010-й год значится следующее, что общий объем расходов республиканского бюджета составит 56 миллиардов 866 миллионов 371 тысячу 900 рублей. Надо сказать, что это сбалансированный бюджет, чем очень гордится чеченское Министерство финансов, много раз как-то это подчеркивает, что бюджет бездефицитный.

Вот эти самые 56 миллиардов, почти 57, 56 миллиардов 866 миллионов – это, вот, достояние чеченской республики, это то, чем она распоряжается в течение года. Тут же рядом указано следующее. Что из них, — пишет нам Министерство финансов Чеченской республики, — 52 миллиарда представляют собой безвозмездные и безвозвратные поступления из федерального бюджета. А налоговые, неналоговые доходы, собственно, Чеченской республики – оставшиеся 4,8 миллиарда. Значит, из 56,8 миллиардов общего бюджета 52 миллиарда – безвозмездные и безвозвратные поступления из федерального бюджета.

Я посчитал – это не сложно. 84%. Нет, что я говорю? Нет, простите, не 84%, конечно. Это будет… Я ошибся. 91,5%. Надо сказать, что динамика развития чеченской экономики – она демонстрирует вполне поразительные темпы и, в общем, на зависть, конечно, всей остальной России. Потому что 2 года тому назад бюджет Чеченской республики составлял не 56,8 миллиарда как сегодня, а, вот, в 2008 году он составлял 30,8 миллиарда. То есть бюджет Чеченской республики за 2 года, с 2008-го по 2010-й год прибавил 26 миллиардов рублей. Был 30, а стал 56. Ну, в общем, почти удвоился, как видите.

Надо сказать, что касается вот этих самых безвозвратных и безвозмездных дотаций из федерального бюджета, они не только в этом году составили такую цифру. Ну, вот, например, в прошлом году, 2009-м они составили 90,5%. Бюджет был 64,5 миллиарда рублей (надо сказать, даже больше, чем сегодня). 64,5 миллиарда рублей был общий бюджет, в том числе безвозмездные трансферы из федерального бюджета почти 58,5 миллиардов рублей, 90,5%.

Вот, как это в Чеченской республике устроено. Ничего, что я так много цифр? Ну, мне кажется, что цифры эти – они такие, достаточно говорящие. Вот, есть у нас в России такое место, где больше 90% бюджета, причем бюджета такого, довольно значительного бюджета, надо сказать, цифры довольно большие.

Мы чуть позже посмотрим, насколько сами эти цифры могут или должны производить на нас впечатления, но пока давайте обратимся немножко к тому, например, как расходуются эти деньги. Вот, я нашел некоторое время тому назад составленное заключение Счетной палаты, в 2008 году тоже оно было сделано. В нем говорилось, что, например, на 1 января 2008 года по сравнению с 1 января 2006 года в республике возросла довольно существенно одна очень интересная цифра – неиспользованные объемы бюджетных средств. Понимаете, то есть бюджет выделен, деньги эти у республики есть и их довольно много. Но они почему-то не используются. Ну, надо понимать, что они не используются, собственно, на те цели, на которые они были предназначены, на те цели, по которым можно отчитаться. Вот, на тот момент по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года в Чеченской республике количество этих средств выросло почти в 5 раз, в 4,8 раза. То есть постепенно растет сумма вот этих самых неиспользованных средств.

Вот, я посмотрел совсем свежие, заинтересовавшись этой цифрой, посмотрел совсем свежие данные Министерства финансов РФ, и вот что я нашел. На 1 апреля 2010 года в Чеченской республике сложились остатки. Остатки бюджетных средств, не имеющих целевого назначения, 47,7% бюджета находились в таких странных остатках. Ну, это то, что на эту дату должно было быть потрачено, на апрель – не на конец года, а на апрель – то, что должно было быть потрачено, ну вот, почему-то почти половина этих денег остались не израсходованы. То есть деньги добыты из Москвы, но почему-то не направились на те цели, на которые, собственно, они были предназначены.

Надо сказать, что вот этот самый рост безвозмездных поступлений, который мы с вами отметили и который происходит в Чеченскую республику, он носит такой, вполне рекордный характер. Больше всего составил этот рост по сравнению с 2008 годом, рост этих самых поступлений составил 83%. На 83% получила Чеченская республика больше денег, чем в предыдущем году. Хотя, признаться, я не понимаю, на самом деле, как бьются между собой эти цифры, скажу вам откровенно. Потому что я вижу, что по другим данным был 90%, стал 91%. Но тем не менее, вот: безвозмездные поступления от других бюджетов бюджетной системы РФ в отчете Министерства финансов я читаю. Наибольший рост объемов безвозмездных поступлений от других бюджетов бюджетной системы в сравнении с 2008 годом наблюдается в следующих регионах: Чеченская республика – рост на 83%. А-а-а! Это потому что неполный год. Потому что это, соответственно, только часть года. Это с октября по октябрь, так что вот в чем дело. Похоже, что это еще выровняется еще в конце года. Хотя, интересно, что за первые месяцы сложилась такая вот картина.

Еще одну, кстати, я нашел интересную цифру. Я как-то заинтересовался, а что, все-таки, происходит с деньгами Чеченской республики, с теми, которые она зарабатывает сама? Ведь, что-то же она зарабатывает сама? Есть же у нее какие-то поступления от своих собственных налогов и так далее. Вот, нашел в отчете Министерства финансов РФ. Отчетность, которая называется так: «Налог на добычу полезных ископаемых субъектов Северокавказского Федерального Округа». Мы знаем, что основная статья доходов Чеченской республики – это добыча нефти. И, вот, мы обнаруживаем, что произошло некоторое сокращение поступлений налога на добычу полезных ископаемых по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. Это тоже цифры на первый квартал, на 1 апреля 2010 года – более свежих я не нашел.

Вот. Сокращение поступления налога на добычу полезных ископаемых в Чечне по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года составило 99,7%. Это означает, что Чеченская республика не стала платить налогов на добычу полезных ископаемых в 2010 году. 99,7% сокращение по данным Минфина России. Как вам такая цифра? Цифра, по-моему, неплохая.

Ну вот. Посмотрев на это все, я стал пытаться понять, а, собственно, какое-то же, ведь, должно быть объяснение формальное происходящему? Ну, наверное, тот же самый Минфин РФ, который это наблюдает, он, наверное, заботится о том, чтобы, ну, была какая-то равномерность, было какое-то… Ну, какая-то логика в его действиях.

И я стал смотреть, а что, собственно, происходит в других российских регионах? Ну, самым примитивным образом я стал смотреть, сходного размера. Вот, на 1 января 2009 года, то есть 1,5 года, даже больше тому назад. Более свежих данных тоже у меня нету, ну, возьмем эти данные, в конце концов, мы же их будем сравнивать с другими такими же. На 1 января 2009 года население Чеченской республики составляло 1 миллион 238,5 тысяч человек. Я стал искать разные другие субъекты РФ. Вот, например, я нашел Брянскую область. 1 миллион 299 – чуть-чуть больше Брянская область, чем Чеченская республика. Полез смотреть, что происходит с бюджетом Брянской области. Обнаружил, что бюджет Брянской области на 2010 год составил 19,5 миллиардов рублей. Бюджет Чеченской республики, как мы с вами помним, на 2010 год составил 56 миллиардов рублей. Ну, это, наверное, потому, как мы с вами понимаем, что, все-таки, в Чеченской республике особые обстоятельства, это неблагополучная республика, в ней было многое разрушено, нужно многое восстанавливать – там все как-то очень неблагоприятно. Но в Брянской области, вообще, Чернобыль поблизости случился, там довольно значительные имеются уже много лет расходы на борьбу с последствиями Чернобыльской катастрофы. Ну и вообще разница впечатляющая, правда? 19 миллиардов рублей и 56 миллиардов рублей годового бюджета у двух, в общем, одинаковых субъектов Федерации. Брянская область даже, пожалуй, чуть-чуть побольше.

Ну, может быть, не повезло Брянской области, — подумал я. И полез смотреть еще что-нибудь. Вот, нашел еще похожую по размеру Архангельскую область – 1 миллион 262 тысячи. В Чеченской республике – 1 миллион 238, а в Архангельской области 1 миллион 262 тысячи население. В Архангельской области размер бюджета – 35,7 миллиарда рублей. В Чечне, как мы с вами помним, 56,8 миллиарда рублей. Надо сказать, что с дотацией как-то не очень получилось. Как мы помним с вами, в Чеченской республике безвозмездные поступления составляют 52 миллиарда, в Архангельской области 20 миллиардов с небольшим. Ну, Архангельская область, надо сказать, не самая благополучная, как я понимаю. У нас есть некоторые с ней климатические проблемы, как мы помним. Там, в общем, довольно холодно. И там, наверное, не очень хорошо с сельским хозяйством и с разными другими возможностями, которые необходимы для нормального существования местного населения. Ну ничего, вот, Архангельской области хватает 20 миллиардов, получаемых из госбюджета. А Чеченской республике 52 полагается.

Наверное, — тогда подумал я, — дело в том, что это, все-таки, республика. Ну, республика – это особый статус, это не какая-то там область или там что-то вроде этого. Стал искать, нет ли похожей республики? Есть похожая республика, у нас есть Чувашская республика, которая фактически такого же тоже размера по населению. 1 миллион 238 тысяч человек в Чеченской республике, 1 миллион 279 тысяч в Чувашской республике. Ну, небольшая разница, всего 40 тысяч в пользу Чувашской республики. Бюджет Чувашской республики составил 30 с небольшим миллиардов рублей, ну, по сравнению с чеченским 56,8. Дотации, которые получила, вот эти самые безвозмездные поступления, которые Чувашская республика в 2010 году должны составить 9,6 миллиарда. Чеченская республика – 52 миллиарда.

Это называется неплохой бизнес. Это называется «все кончилось хорошо, все в порядке». И мне кажется, что сегодня соседи благополучной успешной Чеченской республики, откуда приезжают мои коллеги, смотрят на то, что там строится, смотрят на быстро меняющуюся там жизнь, смотрят на улицы Грозного, еще недавно заваленные строительным мусором после всяких бомбежек и обстрелов, а сегодня, говорят, вполне чистые, вполне уютные. Смотрят на то, как строится там новое жилье, как развивается частная инициатива, как процветают искусства, как играют в футбол в команде Терек. Смотрят на это жители соседних республик и думают: «А мы-то чего? Хуже что ли? Давайте, что ли, мы чего-нибудь такое повзрываем. Давайте и мы в кого-нибудь постреляем. А там, через некоторое время обменяем весь этот шум на деньги, как сделали это умные, расчетливые, дальновидные люди. Сделали это успешно, и теперь у них с этим со всем все в порядке». Вот. Давайте мы с вами на этом месте прервемся, послушаем новости, а через некоторое время вернемся к этой и разным другим темам в программе «Суть событий» со мною, Сергеем Пархоменко. Новости.

НОВОСТИ

С.ПАРХОМЕНКО: 21 час и 35 минут, это вторая половина программы «Суть событий». С увлечением читал смски, пришедшие после первой половины, когда мы обсуждали с вами всякие удивительные цифры того, что происходит с чеченским бюджетом, с бюджетом Чеченской республики в сравнении с бюджетами разных других российских субъектов Федерации. Я хочу подчеркнуть одну важную вещь, отвечая многим, кто сейчас обрушился с какой-то ужасной критикой на чеченское руководство, на чеченцев как таковых, на всех, кто так или иначе связан с Чеченской республикой. Чтобы танцевать танго, нужно двое. Для того чтобы вот это все произошло нужна не только та сторона, которая берет этот бюджет, но и та сторона, которая дает этот бюджет. Чеченское руководство, в сущности, повело себя дальновидно и, я бы сказал, эффективно. Вот, если есть эффективный менеджер, то, вот, эффективные менеджеры сегодня находятся там. Они выдоили из московских начальников все, что можно было добыть в их вымени. Просто досуха их раздоили, как вы понимаете. Ну, кто их, собственно, в этом упрекнет? Я, во всяком случае, не упрекну. «Там была война. Сравните с Москвой лучше! Хватит листать листочки и называть цифорки! Всем уже давно все и так ясно без вас», — пишет мне один чрезвычайно раздосадованный слушатель. А Александр пишет мне задумчиво: «Мало, однако, взрывают чувашские боевики». Да, действительно, мне тоже кажется, что взрывают они немного. Или еще какой-то другой Александр с другого телефона мне пишет: «А это все, потому что в Брянской области партизаны перевелись». Так что, видите, 2 Александра думают какие-то похожие вещи.

Марат у меня спрашивает: «Вам не кажется, что лучше дотации бюджета, чем литься крови?» Марат, конечно, кажется. Да, мне кажется, что лучше дотации бюджета, чем литься крови. Несомненно. И в этом смысле я, что называется, этих денег не жалею. Я, обратите внимание, говорю сейчас совершенно о другом. Я говорю о том, какое впечатление это производит на соседей, на другие республики, на людей завистливых, на людей недалеких, на людей безжалостных и людей бессовестных, которые начиняют сейчас где-то свои газовые баллоны взрывчаткой, потому что им кажется, что путь к благополучию, путь к успеху пролегает через теракты, пролегает через кровь, пролегает через жестокость. Потому что эти, которые в Москве сидят, они платят за это. Они же это покупают, как мы видим. Они, поскольку существуют на идеологии, что бабло побеждает все и это единственная субстанция, которой можно замазать совершенно все, что угодно, они заплатят. Взорвем еще и будем взрывать до тех пор, пока не начнут платить, пока не начнут платить за тишину. Вот двигатель, очень важный двигатель тех событий, которые на кавказских республиках сегодня происходят. Ну, собственно, вот.

Давид вдруг как ни в чем ни бывало мне пишет. Давид, вы что, не слушали передачу, что ли? «Сергей, — пишет он, — но вы не забывайте, что все налоги регионы отдают федеральному центру». Я же вам только что, Давид, продемонстрировал чудесную историю про налог на добычу полезных ископаемых в Чеченской республике, выплаты которого упали на 99,7% в этом году. Это вам не является ответом на ваш вот этот вот ядовитый вопрос?

Ну что, давайте, что ли, поговорим по телефону. У нас с вами есть целых 40 минут, мне кажется, что самое время. В последнее время меня как-то часто упрекают в том, что я недостаточно много даю возможности радиослушателям разговаривать здесь в прямом эфире. Ну, знаете, я должен вам признаться, не совсем доволен качеством тех звонков, которые поступают. А именно степенью их подготовленности, их осмысленности. У меня к вам большая просьба. Прежде чем вы начнете набирать номер радиостанции «Эхо Москвы», представьте себе в подробностях, что именно вы хотите спросить или что именно вы хотите сказать. Это полезно. 363-36-59, я надеваю наушники тем временем, и, вот, вижу перед собою сразу звонок человека, который звонит на «Эхо Москвы» в первый раз. Он и будет у нас первым слушателем в эфире. Да, я слушаю вас, алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

С.ПАРХОМЕНКО: Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

С.ПАРХОМЕНКО: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Иван.

С.ПАРХОМЕНКО: Да, Иван. С чем звоните?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, хотел бы услышать ваш комментарий по поводу этой, так сказать, политической борьбы. Ну, как мне кажется, у нас в стране появились какие-то признаки политической конкуренции между нашими двумя президентами. И мне хотелось бы услышать ваш комментарий. Как вы считаете?..

С.ПАРХОМЕНКО: Да. Спасибо вам. Простите, а как вас зовут, я не спросил?

СЛУШАТЕЛЬ: Иван, я же сказал.

С.ПАРХОМЕНКО: Да, Иван, простите. Иван, есть, знаете, много желающих и много искусников комментировать эту начинающуюся политическую борьбу. У меня есть твердое ощущение, что эта борьба не между теми двумя людьми, которых вы имеете в виду. Грубо говоря, не между Путиным и Медведевым. Это борьба между чиновниками, которые ставят на Путина и ставят на Медведева. Это разные совершенно истории.

Понятно, что существует целая наука, точнее, целое искусство вот этой самой аппаратной борьбы и оно достаточно часто предполагает, что группа воюющих должна катить впереди себя какую-то фигуру. Люди от своего имени не хотят и боятся, потому что, как известно, в этом чиновничьем мире гвоздь, который торчит сильнее других, первым получает по шляпке. А, вот, если впереди есть некая фигура, то можно ее, собственно, использовать.

Есть образ, который достаточно часто я применяю. Он мне кажется очень верным, я много-много лет услышал его от одного российского политика, что политикам всегда нужен мяч, они не могут бегать по полю просто так. Им нужен какой-то мяч, который они будут гонять, который они будут катать.

Вот, на наших глазах сейчас по полю гоняют, катают 2 мяча. Один мяч под названием Путин, другой мяч под названием Медведев. При этом, сами мячи тоже ведут себя каким-то образом, они сами демонстрируют каким-то образом свою волю, один активнее, другой пассивнее. Один играет в такого невероятного играющего мускулами мачо, водит самолеты, машины, чего-то такое переплывает, демонстрирует свой голый торс и так далее. Другой нахмуривает брови и изображает из себя строгого начальника. Но каждый выбирает себе тот образ, который ему удобнее. Но на самом деле, это игра политических групп, а не конкретных людей. Мне кажется, что все это кончится в тот момент, когда, как ни странно, собственно, в игру вступят сами эти двое. В какой форме и в какой роли они вступят, не очень понятно сегодня. Они могут, например, действительно, договориться и распределить обязанности между собой совсем иначе, не так, как те группы, которые их снизу подталкивают, и игра тогда примет совсем другую конфигурацию. Именно поэтому, мне кажется, что нет большого смысла сегодня ее анализировать.

Мне жаль только одно в этой ситуации – что называется, всю эту энергию, да в мирных целях. Мы с вами наблюдаем ситуацию, в которой все участники этого колоссального матча с двумя мячами, которые они катают по полю, заняты чем угодно, кроме исполнения своих основных обязанностей. И когда выясняется, что жизнь подкидывает нам какую-то сложную, требующую, действительно, слаженной работы и требующую эффективности и оперативности задачу. Ну, например, экономический кризис или, например, кризис климатический – вот то, что случилось, собственно, этим летом. Или стихийное бедствие, лесные пожары, или экономическое бедствие, последовавший за всем этим взрывообразный рост цен на продукты питания. Оказывается, что люди увлечены игрой, а работать, решать эти проблемы, которые ставит перед ними жизнь, они, по существу, и не могут.

363-36-59 – телефон прямого эфира «Эха Москвы». Передо мной 5 линий, одна из них по-прежнему свободна. Нет, вот она как раз уже и занята. И ровно с нее мы и возьмем трубку, потому что это человек, который звонит первый раз. Да, я слушаю вас, алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, я в эфире?

С.ПАРХОМЕНКО: Да, я слушаю вас, алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Антон Уральский. Вот, вспоминаю фразу Максима Шевченко по поводу Катыни.

С.ПАРХОМЕНКО: Ой, вы знаете…

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

С.ПАРХОМЕНКО: Да, нет, прерывается, очень плохо слышно. Извините, пожалуйста, я, к сожалению, не могу вас продолжать держать в эфире с таким качеством связи. 363-36-59 – телефон прямого эфира «Эха Москвы». Попробуем еще раз. Да, я слушаю вас, алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте, Сергей Борисович.

С.ПАРХОМЕНКО: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Олег, Москва.

С.ПАРХОМЕНКО: Да, Олег, слушаю вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Я не знаю, как вы относитесь к французской истории с высылкой румынских цыган. Но, может быть, вы знаете вот что. Каким, собственно, образом французские власти выбирают тех цыган, которым надо дать 300 евро и бесплатный билет в Румынию, и отличают их от тех цыган и нецыган, которым ничего подобного не полагается.

С.ПАРХОМЕНКО: Знаю.

СЛУШАТЕЛЬ: Может быть, дело не в генетике, а в поведении, все-таки?

С.ПАРХОМЕНКО: Знаю. Да, знаю. Хороший вопрос, спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо.

С.ПАРХОМЕНКО: Вы знаете, я по случайности хорошо знаю французский цыганский вопрос. Вот, вы, может быть, будете смеяться, но это так. Дело в том, что музыка, которую вы слышите уже 7 лет в начале моей программы и в конце моей программы, это музыка французских цыган. На самом деле, есть довольно большая этническая группа во Франции, они живут на Севере, на границе с Бельгией и на границе с Германией. Несколько огромных цыганских семейств, таких, разросшихся, они живут в нескольких традиционно цыганских местечках. В частности, среди прочего они создали изумительную совершенно джазовую культуру и вот та музыка, которую вы слышите, это называется джаз-мануш. Это, собственно, и есть французские цыгане.

Они есть в самых разных других местах. Еще одна группа их живет, наоборот, на Юго-Западе Франции недалеко от Бордо. Есть группа, которая живет недалеко от Лазурного берега, там, в горах повыше и так далее. Это граждане Франции, абсолютно легальные, абсолютно законопослушные, абсолютно включенные во французскую действительность и при этом полностью сохраняющие свою идентичность национальную. Они живут замкнутыми группами, у них очень интересный и особенный быт, у них очень интересное и особенное искусство, они женятся между собой, они сохраняют свой язык, они сохраняют свои манеры, одеваться и так далее, и так далее, и так далее. Они – цыгане, совершенно отчетливые и явные и к ним у французского правительства нет ни малейших претензий, потому что это нормальные легальные натурализованные, что называется, люди.

Есть совершенно другая команда, точнее, не команда, а совершенно другая социальная и этническая группа. Это люди, нелегально просачивающиеся разными способами, главным образом в последнее время потому что границ никаких не существует в Шенгенской зоне. И на самом деле, можно, по существу, ни разу не подвергнувшись никакому контролю, пересечь всю Европу последовательно из Румынии в Чехию, из Чехии в Австрию, из Австрии в Германию, из Германии во Францию – вот, собственно, и приехали. Можно югом через Италию. В общем, есть масса таких возможностей.

Таких цыган во Франции я видел тоже. Вот, я прошлой осенью был во Франции довольно долго в такой, французской глубинке в центре страны, в департаменте Ардеш, наблюдал цыган там. Ну, это, в общем, вполне жуткое зрелище. Это кошмарная помойка, на которой живут в палатках какие-то оборванные жуткие, грязные люди. Чрезвычайно неприятно ведущие себя по всей округе, очень нелюбимые всем местным населением, промышляющие… Ну, они называют это «собирательство», а на самом деле, это воровство, поскольку тоже и не очень заборы есть, и не очень калитки запираются. Поэтому они, в общем, подбирают все, что у людей возле дома на улице лежит. У кого-то лежит какой-то сельскохозяйственный инструмент, у кого-то сложены какие-то стройматериалы, у кого-то какие-то припасы, какие-то фрукты, овощи с огорода, у кого-то мотоцикл, у кого-то еще что-то. И, вот, они живут, собственно, этим воровством.

Так что цыгане цыганам рознь. И в сущности, в данной ситуации не так важно, что это цыгане. На цыган такое активное и пристальное внимание было обращено просто потому, что это, ну, некая консолидированная группа, которую высылают в каком-то определенном направлении, вот, собственно, в Румынию. Надо сказать, то же самое происходит с марокканцами и алжирцами, то же самое происходит с Сенегальцами, то же самое происходит с выходцами из Мали, которых чрезвычайно много в последнее время во Франции. То же самое раньше, некоторое время тому назад происходило с португальцами, сейчас перестало происходить, потому что они тоже, Португалия вступила в большую Европу уже достаточно давно и ситуация выровнялась, и португальцы перестали в таких количествах мигрировать по Европе, и в том числе и во Францию. То же самое происходит и с молдаванами, и с выходцами с Украины, и до недавнего времени происходило и с выходцами из Польши. Была даже такая, целая огромная история про так называемого польского водопроводчика – был такой образ, что, вот, сейчас придет польский водопроводчик. Когда открывались границы и когда Польша тоже становилась частью Европы, то, вот, кто-то пустил такой образ, что, вот, сейчас мы откроем доступ для дешевой польской рабочей силы, и они здесь у нас заполонят всю сферу обслуживания, вытеснят французов. И вот эта вот фигура польского водопроводчика, которая надвигается на французскую экономику, она очень многих пугала. Постепенно справились и с этим. Так что я бы не обобщал сильно, что называется. Я бы понимал, что французские чиновники – их можно много в чем упрекнуть, в частности, они бывают очень бюрократичны, очень зашорены, очень механизированы, абсолютно не хотят, так сказать, входить ни в какие обстоятельства жизни, а исполняют строго букву вот такую сухую, неприятную букву закона. Эта буква сегодня на их стороне. Действительно, те, кого отправляют в Румынию, это люди, которые так или иначе нарушают закон, иногда прямо нарушают уголовное законодательство, а иногда нарушают законодательство административное, законодательство, которое заставляет этих людей регистрироваться, заставляет их выправлять себе правильные документы, заставляет их каким-то образом, так сказать, подчиняться местным французским законам, платить французские налоги.

Что немаловажно всегда было для французов в таких случаях, это что происходит с детьми. Надо сказать, что дети, которые живут в этих таборах, они почти на 100% нигде не учатся, находятся без присмотра, подвергаются достаточно жестокому отношению. И объясняют это те, кто терроризируют этих детей: «Ну, мы ж на чужбине, нам есть нечего, нам надо зарабатывать, нам сейчас не до детей». Поэтому французское правительство говорит: «Ну, хорошо, не будьте на чужбине. Ну, собирайтесь и езжайте туда, где у вас дом. Где, во всяком случае, у вас какие-то нормальные, во всяком случае, условия, не сидите здесь на помойке вместе с детьми».

Это непростая, на самом деле, точка зрения, потому что «ну что же вы с этими людьми детей отправляете? А не проще ли и не нужно ли определить их в какие-нибудь заведения?» Не проще, потому что, на самом деле, таким образом вы их отнимаете у родителей, ну и так далее, и так далее. Так что сложная история и, во всяком случае, она заслуживает того, чтобы присмотреться к ней пристально и не делать никаких предварительных таких, далеко идущих легковесных выводов.

363-36-59 – телефон прямого эфира «Эха Москвы». Вот, вы, например, в прямом эфире. Да, я слушаю, алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Задать можно вопрос?

С.ПАРХОМЕНКО: Задавайте. Как вас зовут сначала?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Вадим, Подмосковье.

С.ПАРХОМЕНКО: Да, Вадим, слушаю вас.

СЛУШАТЕЛЬ: А, вот, сейчас сказали, много говорил товарищ про НДПИ (налог), а чего ж не сказал про прибыль, про НДС? Самые ведущие. Это как вот?

С.ПАРХОМЕНКО: Какой товарищ, простите? Я не совсем понимаю, кого вы имеете в виду.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот, по радио сейчас выступает.

С.ПАРХОМЕНКО: По радио сейчас выступаю я. Я про… О каком налоге вы говорите?

СЛУШАТЕЛЬ: Вот, вы говорили очень много про НДПИ.

С.ПАРХОМЕНКО: Что такое НДПИ?

СЛУШАТЕЛЬ: Это Налог на добычу полезных ископаемых.

С.ПАРХОМЕНКО: А-а-а! Вы имеете в виду чеченский, да, то, что происходит в Чечне, да-да-да. Так?

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, пожалуйста, а по НДС, по прибыли – самые основные налоги вы не говорите. НДПИ – это же не основной налог, он может быть вообще не быть.

С.ПАРХОМЕНКО: Не-не-не, минуточку-минуточку. В Чеченской республике налог на добычу полезных ископаемых один, несомненно, из основных налогов. Вы знаете, я не могу сейчас…

СЛУШАТЕЛЬ: Нет! Это не добыча нефти. У людей основные налоги – это НДС и прибыль.

С.ПАРХОМЕНКО: Хорошо. Смотрите, Вадим. У меня нет сейчас передо мной, перед глазами этих цифр. И взять их сейчас мне, сидя в студии в прямом эфире, негде. Я не могу вам назвать этих цифр. Если хотите, я попытаюсь раздобыть эти цифры и к следующей передаче специально для вас произнести их вслух. Но я могу вам сказать сейчас одно. Вадим, послушайте, вы задали вопрос, вас интересует мой ответ или нет?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня очень интересует, потому что это ведущий налог.

С.ПАРХОМЕНКО: Послушайте, пожалуйста, ответ. Сейчас вам будет ответ. Значит, я вам сказал, что в текущем бюджете 2010 года Чеченской республики содержатся следующие цифры. Вы слушаете меня?

СЛУШАТЕЛЬ: Да-да, я внимательно вас слушаю.

С.ПАРХОМЕНКО: Содержатся следующие цифры. Вадим, послушайте меня, содержатся следующие цифры. Общий объем расходов республиканского бюджета – 56,866 миллиарда рублей.

СЛУШАТЕЛЬ: Согласен, согласен.

С.ПАРХОМЕНКО: Дальше. Слушайте дальше. Вадим, слушайте дальше. Дальше из чего складываются эти доходы? 52 миллиарда и 20 миллионов рублей – это безвозмездные, безвозвратные поступления из федерального бюджета и 4 миллиарда 845 миллионов рублей – налоговых и неналоговых доходов. Я ответил на ваш вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ: А поступления сколько вы сказали?

С.ПАРХОМЕНКО: 4 миллиарда из 56-ти.

СЛУШАТЕЛЬ: Это поступления в бюджет?

С.ПАРХОМЕНКО: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, в общем-то, вы знаете…

С.ПАРХОМЕНКО: Ну как?

СЛУШАТЕЛЬ: Еще интересно из этой выкладки это не тот налог.

С.ПАРХОМЕНКО: Да причем? Вот, всего всех налогов, и НДПИ, и все прочие налоги, и налоги на прибыль, и налоги любые, которые там существуют, все вместе составляют 4 миллиарда из 56-ти. Я удовлетворил ваш интерес?

СЛУШАТЕЛЬ: В общем-то, спасибо вам большое.

С.ПАРХОМЕНКО: Пожалуйста. Вот, общая цифра, которую я могу вам сказать. К сожалению, сейчас перед глазами подробной росписи поступлений налоговых Чеченской республики у меня нет и взять я их не могу. Но мне кажется, вы сами легко их найдете, если, например, обратитесь к интернету как я нашел.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот, если бы сравнение. Сравнение надо было, знаете как? Вот, что по Чеченской республике так же и в Брянской сделали, вот, было бы вообще изумительно. Спасибо большое вам.

С.ПАРХОМЕНКО: Пожалуйста. Всего хорошего, до свидания. Ну, видите, какие дотошные у нас бывают слушатели? Они как-то хотят добраться, вот, во всем до самой сути. И такой налог им подавай, и сякой налог им подавай. Ну, впрочем, я, пожалуй, не согласен с Вадимом, который говорит, что для Чеченской республики налог на добычу полезных ископаемых – вещь не важная. Ну, по-моему, все-таки, кое что именно для этой республики, богатой нефтью, это значит.

363-36-59, последние 3 минуты и, наверное, последний звонок на сегодня. Да, я слушаю вас, алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

С.ПАРХОМЕНКО: Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, здравствуйте, Сергей.

С.ПАРХОМЕНКО: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Олег, Московская область.

С.ПАРХОМЕНКО: Еще один Олег. Да, здравствуйте, Олег.

СЛУШАТЕЛЬ: Одно небольшое уточнение. Добычей нефти на территории Чеченской республики занимается, сейчас навскидку не вспомню, Лукойл или Роснефть. Соответственно, все налоги на добычу полезных ископаемых и прочее-прочее они платят как-то, вот, в обход, то есть самостоятельно.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, это возможно. Меня же интересует, видите, не абсолютная цифра, а меня интересует разница, меня интересует падение. Согласитесь, что это довольно забавно, когда Минфин, как ни в чем ни бывало сообщает, что собираемость такого-то налога упала на 99,7%.

СЛУШАТЕЛЬ: Согласен.

С.ПАРХОМЕНКО: Это довольно забавная цифра, правда? Она производит впечатление. На вас не производит?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, а дело в том, что именно этот налог платит частная компания за Чеченскую республику, она платит по другим статьям. И последнее замечание. Сейчас в интернете – тоже не скажу на память – есть очень интересная таблица по расходам федерального бюджета и платежам именно Чечни, вот, на добычу нефти. Там цифры очень сильно разнятся. То есть получается, что в Чечне достаточно рентабельно.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, вы знаете, я вспоминаю, буквально несколько дней тому назад заявление… Я не смогу, к сожалению, процитировать его сейчас точно, но за смысл я отвечаю. Заявление Рамзана Кадырова, который сказал о том, что он готов был бы обменять налоги и отчисления в федеральный бюджет от добычи нефти, обменять их на субвенции и дотации. То есть типа оставить себе эти налоги, тогда не надо нам ничего платить. Ну, я сильно подозреваю, что это такое, несколько размашистое заявление, такое, ну, так сказать, картинное, несколько преувеличенное. Но сам факт, что об этих цифрах говорят как о чем-то таком, сопоставимом, тоже производит на меня довольно сильное впечатление. Вот.

Хорошо, Олег, спасибо большое. Вы слышите эту цыганскую музыку, которая раздалась в эфире? Это музыка французских цыган, музыка в стиле джаз-мануш и она означает, что наша программа очередная подошла к концу. Это была программа «Суть событий». Я надеюсь, что мы с вами встретимся в будущую пятницу как ни в чем не бывало, и продолжим обсуждение бурных политических событий, которые, кажется, начинаются именно сегодня. А события заключаются в том, что федеральные и московские власти решили выступить перед нами в жанре «Ню». Они постепенно раздевают друг друга, и мы скоро будем наблюдать их в натуральном виде. Всего хорошего, спасибо, до следующей пятницы. Меня зовут Сергей Пархоменко, до свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире