'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 16 января 2009, 21:07

С.ПАРХОМЕНКО: Добрый вечер. 21 час и почти 8 минут уже в Москве. Это программа «Суть событий» и я, Сергей Пархоменко. Здравствуйте. Продолжим с вами разговоры о событиях недели – наши традиционные, вечные разговоры по пятницам в это время. Уже, между прочим, больше пяти лет это продолжается. И надеюсь, будет продолжаться долго. Смс – 7 985 970 4545. С любого мобильного телефона, пожалуйста, присылайте ваши вопросы. Я их немедленно увижу здесь перед собой на экране. Телефон прямого эфира «Эха Москвы» — 363 36 59. Скажу сразу, что сегодня этот телефон, я надеюсь, нам понадобиться на протяжении достаточно продолжительного времени. Я, конечно, должен нашим слушателям – в том смысле, что последние две программы сильно злоупотребил своими комментариями. И произошло это за чей счет? Ну, разумеется, за счет радиослушателей, которые гораздо меньше имели возможности звонить сюда в прямой эфир. А возможность это редкая – таких радиостанций немного, которые без всяких предварительных отслушек и прочих рогаток и фильтров допускают своих слушателей прямо в эфир. Лично я так с размаху, скажу вам откровенно, не вспомню больше таких радиостанций. Хотя, наверное, они есть. Хотя я должен сказать, что, скажем, последняя программа, которая состоялась неделю назад, судя по той реакции, которую я вижу на нашем сайте – www.echo.msk.ru – вызвала довольно живой интерес. Почти 70 тысяч человек там прочли или послушали текст этой программы. Я, кстати, еще раз не упускаю случая прорекламировать еще раз такую возможность – где бы вы ни находились, в любой точке мира с помощью интернета вы можете слушать прямой эфир «Эха Москвы», вы можете скачивать и слушать в удобное для вас время, например, в машине, если у вас есть для этого соответствующее устройство, программы «Эха Москвы», которые вы пропустили, вы можете читать их тогда, когда вам удобно, можете их комментировать. Там к каждой программе есть возможность оставить свой комментарий. И иногда завязывается очень интересный разговор, не всегда содержательный, иногда полное озлобление и какая-то агрессия, а иногда, скажем, как в случае с моей последней программой, которая была посвящена всяким газовым проблемам и всяким арифметическим парадоксам, которые возникают в связи с этой газовой проблемой, иногда дискуссии достаточно интересные. Так что приходите и пользуйтесь. Еще раз скажу тем нашим слушателям, которые не большие специалисты в интернете и, что называется, не слишком активные пользователи – не бойтесь, а обратитесь к детям и внукам. Они вам все покажут. Надо сказать, что младшее поколение замечательно и эффективно осваивает всю эту технику. Я вас уверяю, ваш 10-летний внук, у кого он есть, или, тем более, ваш 15-летний сын или дочь, у кого они есть, моментально вас научат, покажут и будут только рады, что шнурки не сидят в стакане, а как-то шнурки интересуются современными технологиями, полезли в интернет, что-то там читают и так далее. Это добавит вам взаимопонимания и авторитета в глазах ваших детей. Про газ не будут в этот раз. Можно? Собственно, уже хватит. Я здесь вполне согласен с целым рядом наших обозревателей и комментаторов, выступавших в последние дни, которые теми или иными словами говорили одно и то же – что тушкой или чучелом, так или иначе, через одну трубу, через другую, за одни деньги, за другие деньги, но в общем две страны, две независимых европейских державы – Россия и Украина – должны это безобразие прекратить и дать положенный, проданный своевременно купленный газ европейским потребителям, потому что это уже неприлично, это уже просто совершеннейший позор. И можно разбираться как угодно, сколько угодно и вытворять любые политические выкрутасы или организовывать любое политическое давление, но, в общем, две страны нанесли тяжелейший ущерб своему суверенитету в этой ситуации. Вот очень много любят говорить и на Украине и в России, обратите внимание, о суверенитете. О том, что наносит угрозу суверенитету, что несет в себе угрозу суверенитету, что могло бы потенциально угрожать суверенитету, как важен суверенитет, как дорог суверенитет, как здорово, что эти страны обрели суверенитет в начале 90-х годов. Вот на наших глазах, на протяжении 2-3 недель суверенитет двух стран сильно пострадал. Они вынуждены были предать себя в руки иностранных наблюдателей. Это унизительная процедура, несомненно, для обеих стран. Это процедура, от которой будет сложно отвязаться. И наблюдатели теперь будут хотеть наблюдать все дальше и дальше, все глубже и глубже. И их можно понять – они абсолютно в своем праве, потому что есть прецедент, а в международном праве все-таки такого рода прецедентные события долго помнятся, долго перемалываются во всяких международных организациях, во всяких дебатах европарламентов и прочее-прочее. И нам нужно будет возвращать эту часть суверенитета себе, возвращать свой единоличный контроль над своими газотранспортными системами, над правом принимать решения относительно движения и экспорта газа. И чем дальше, тем больше этот ущерб. С этим надо как-то завязывать, с этим надо как-то заканчивать. Это первое, что я хочу про это сказать. Второе, что я хочу сказать – я выслушал, как и многие из вас, господина Фирташа на радио «Эхо Москвы». Я должен вам сказать, что у меня есть ощущение, что этот человек предпринял максимум усилий для того, чтобы затуманить деятельность своей компании. Он был крайне уклончив, он был весьма, что называется, велеречив, он ничего не объяснил, несмотря на то, что через фразу говорил «Я вам отвечу очень просто», «Я вам сейчас расскажу очень наглядно», «Тут нет совершенно ничего сложного», «Тут все совершенно очевидно», между тем, из того, что он говорил, абсолютно не выстраивается схема деятельности его компании. А главное – нет ответа на простой вопрос: на чем эта компания зарабатывает деньги? Это осталось абсолютно неясно. И если вы перечитаете текст, который, кстати, тоже висит на сайте «Эха Москвы», вы увидите это. Там нет ответа на этот главный вопрос. Откуда гроши? – как говорят наши западные друзья. Откуда гроши, неясно совершенно. Между тем, гроши е, если заглянуть на сайт этой самой компании. Я это советовал вам самим проделать в своей прошлой передаче. Так что вопросов остается очень много. Вопрос всемирный. Выбираться из него довольно сложно. И объяснять это можно только одним – есть еще какой-то интерес. Руководители двух наших стран – России и Украины – несут, несомненно, солидарную ответственность по этой проблеме, продемонстрировали в этой ситуации, что у них есть какой-то еще интерес в этой истории. Они заняты не только куплей-продажей газа и обеспечением реализации своих обязательств перед европейскими и всякими разными прочими партнерами. У них есть другие интересы. По всей видимости, эти интересы связаны с извлечением некоторой дополнительной прибыли, происхождение которой, как мы говорили, неясно, назначение которой остается темным. Премьер-министр Путин говорил о том, что лезут какие-то посредники, в своей знаменитой пресс-конференции, посвященной проблемам газовым. Господин Фирташ построил все свое выступление на «Эхе Москвы», это была главная мысль, красной нитью идущая сквозь все его выступление – что речь шла не о нем, что когда Путин говорит о посредниках, он имеет в виду не компанию «Росукрэнерго», а какую-то другую, неизвестную господину Фирташу, нам тоже неизвестную, мы знаем, что монополистом продажи среднеазиатского и российского газа на Украину является именно компания «Росукрэнерго», весь объем газа идет через нее, и где там какие еще посредники, абсолютно непонятно. Но, возможно, господину Путину действительно что-то такое известно, что неизвестно больше никому на свете, даже господину Фирташу. Вот. По всей видимости, речь идет о том, что есть какой-то скрытый механизм ценообразования, скрытый механизм извлечения прибыли, обеспечения интересов и, надеюсь, интересов совсем не только личных, но и интересов политических – все-таки это как-то благороднее, когда политики извлекают из всяких коммерческих схем деньги, которые потом пойдут не просто на пропой души и на прогул в Куршавеле и на прокат в вертолете, который над Памиром летает, организую охоту на горных козлов, которые значатся в Красной Книге, или на бегемотов на Замбези или на тигров на Уссурии или где там еще развлекаются наши большие начальники. Так вот, все-таки хочется верить, что деньги идут не только на это, не только на дорогие часы и на баб и на яхты, а еще и на, скажем, организацию политических кампаний. Но в этом хоть есть какая-то мускулистость некоторая, в этом что-то такое проглядывает такое… чуть не сказал благородное… благородного, конечно, в этом ничего нет, а хоть деловое, скажем так. Вот. Ничем больше объяснить последовательное нанесение ущерба престижу и репутации двух стран нельзя. Надо сказать – тут я отходу в сторону от газа, начинаю говорить о каких-то более общих вещах, — ситуация эта, конечно, губительно действует на многие сферы российской жизни и российской политики. Ну, например, скажу вам, что на меня очень тяжелое впечатление, безотносительно содержания этого разговора и этого события, произвела дешевая театральная постановка, которую разыграли перед телекамерами в начале этой недели, президент страны Дмитрий Медведев и иностранных дел Лавров. Вы помните, они сидели за столиком друг напротив друга и перед телекамерами, как два плохих актера – они очень плохие актеры, ну, впрочем, они не обязаны быть хорошими актерами, у них профессия другая, в ней есть кое-что актерское, но, в общем, мы ценим другие качества обычно в президентах и в министрах иностранных дел, — так вот, два очень плохих актера заученными голосами произносили текст, выученный наизусть. Один другого информировал… помните, была история, что подписан протокол с участием ЕС, а Украина самочинно приложила к этому протоколу какую-то там свою декларацию, которая России не понравилась, и так далее. Тут неважно, о чем шла речь, а важно, что они это разыграли. Как в плохом любительском театре. Один другого информировал об этом. Другой об этом впервые услышал, задумался, сказал «Угу» и после этого сдвинул брови, как обычно, выразил свое недовольство и дал указание. Абсолютный господин Ким Чен Ир, посещающий козоводческую ферму и личным примером демонстрирующий доярке, где у козы вымя. Вот ровно так это выглядело, только в сфере дипломатии. Личным примером президент Медведев говорит «Угу» и показывает министру иностранных дел, что он должен поступить так и сяк, сделать такое и сякое заявление, проигнорировать эту декларацию и так далее. Это дешевый театр. Так серьезные политики не работают. Это потеря профессионализма на глазах у всего мира. Я считаю, что мне как гражданину России нанесен ущерб непрофессиональными действиями этих должностных лиц. И тем, что они продемонстрировали свой непрофессионализм на весь мир. Ну, к сожалению, мне уже приходилось несколько раз говорить в этот самый микрофон о том, что у человека, о котором в начале отправления обязанностей министра иностранных дел отзывались очень хорошо – как о человеке очень образованном, глубоком, эффективном, интеллектуальном… к сожалению, система его сожрала и поставила в унизительное положение. За время его работы на этом посту ему приходилось несколько раз проделывать крайне жалкие кульбиты, инициатором которых он, несомненно, не был. Он просто на глазах у всех вынужден был поддаваться тому давлению и тем глупейшим приказам, которые он получал. Ну, достаточно вспомнить историю, как он ездил по миру за Кондолизой Райс для того, чтобы публично вручить ей кассету с видеозаписью, по-моему, выпуска новостей Первого канала, чтобы продемонстрировать ей, что у нас объективное и высокопрофессиональное телевидение, во всяком случае служба новостей. Или жалкая анекдотическая история, которая спровоцировала огромное количество издевательских юмористических комментариев по всему миру. Я думаю, что господин Лавров чувствовал себя в этом ситуации крайне тяжело, но почему-то посчитал возможным для себя подчиниться такого рода, я даже не скажу преступному приказу, а просто дурацкому. Ну, вот разыгрывание сцен перед камерами, может, тоже в достаточно вопиющей форме происходило, скажем, и в период российско-грузинской войны в августе 2008 года. Там тоже много было такого показного, демонстративного. Но там хоть момент был драматический. А здесь все это делается на фоне такой вот абсолютно надуманной истории, смысл которой, по всей видимости, заключается в том, что люди зарабатывают деньги налево, поэтому запутывают переговоры, запутывают обе стороны этих переговоров. Здесь, конечно, это выглядело особенно вопиюще. Вот. Ну, я уж не говорю о том, что, конечно, СМИ России, особенно те, которые контролируются государством, прежде всего, телевидение, проходят процесс дальнейшей деградации. И, в общем, на это тоже тяжело смотреть.

Хотя вот еще два события, на которые я обратил бы внимание. Они прошли вторым-третьим экраном, как говорят про не слишком удавшееся кино. Но просто как иллюстрация некоего общего градуса идиотизма, который как бы поднимается в публичной сфере, я бы сказал в сфере публичной политики в России и показывает, что система идет вразнос и начинает сама себя дискредитировать, сама себя съедать. Одна история относится к недавним дням. 11-го января, то есть пять дней тому назад, произошло совершенно рядовое событие – президент страны Дмитрий Медведев посетил завод «Салют» — такой, с одной стороны, довольно известное, а с другой стороны, очень закрытое предприятие, производящее всякую военную технику, в частности двигатели к современным военным самолетам, что не является никаким секретом, это было всем известно, описано, показано по телевизору многократно и так далее. Он посетил этот завод – такая была тоже протокольная пропагандистская VIP-акция, когда он гулял по цехам, разглядывал оборудование, почему-то предавался каким-то ностальгическим восторгам, держа в руках весло от байдарки. Из обрезков этих двигателей для истребителей производят туристические байдарки и весла – ровно такие, на каких мои мама и папа в студенческую молодость где-то по Карелии катались, а потом всю жизнь вспоминали. Вот ровно такие. Но штука в том, что господин Медведев сказал там несколько непривычно резких фраз. Я не знаю, что там с ним случилось. И я не знаю, в чем был расчет. Я не знаю – может, это натура, что называется, взыграла, а может, за этим за всем какая-то сложная аппаратная комбинация, но он сказал – мне пришлось порыться, чтобы найти его слова целиком, и вот он сказал, что в октябре прошлого года он дал правительству ряд поручений, из которых теперь исполнено процентов 30. Речь идет о кризисе. «Многие вещи мы делаем непростительно долго. Ситуация в реальном секторе далека от идеальной. Во-первых, объемы промышленного производства в октябре-декабре в среднем сокращались более чем на 6% в месяц по сравнению с тем же периодом 2007 года. Во-вторых, большинство предприятий испытывают серьезный дефицит оборотных средств. Процентные ставки за пользование кредитами выросли, а требования их обеспечения ужесточились. Это привело к снижению рентабельности производства. Некоторые предприятия стали убыточными. Ну и, в-третьих, все эти факторы осложнили работу бюджетной системы, прежде всего в регионах. Особенно острая ситуация появляется там, где предприятия являются градообразующими». Ничего особенного, правда? В общем, вполне справедливые, достаточно разумные несколько фраз, по мысли достаточно очевидные. Мы с вами тысячу раз это слышали здесь на «Эхе» из уст и очень умеренных комментаторов, и очень лояльных, и уж, разумеется, по двадцать раз в час говорят люди, настроенные более критически к власти. В общем, ну да, ну сказал несколько фраз достаточно расхожих относительно того, как работает правительство. Так вот, поразительным образом это выступление президента страны – все-таки формально он президент страны, что бы мы формально ни знали про Путина, мы ж с вами понимаем, что он по-прежнему держатель президентского мандата, и когда нам показывают заседание правительства или экономические совещания у президента, там он демонстративно сидит во главе стола, а Путин сидит от него слева за столом со всем остальным правительством. Так вот, это заявление, по существу, не получило освещения в российской прессе. Оно было аккуратно утоплено. Скажем, на телеканале РТР – канал «Россия», крупнейший государственный телеканал – об этом не было упоминания вообще. Там было упоминание на телеканале «Вести», который является филиалом телеканала «Россия». Там репортаж был, и эти фразы там так или иначе звучали. На «России» не было. На Первом канале – в трех выпусках новостей за 11-е число, я специально посмотрел, были упоминания об этом визите. В двух из них не было ничего подобного, в третьем был обрывок этой фразы. Все то, что я вам прочел, отсутствовало. Было продолжение – то, что он сказал дальше по поводу того, что вот, чиновники долго посылают друг другу факсы. А вот того, что я сейчас прочел, не было. Ну и так далее. Я должен вам сказать, что это вещь вопиющая. Я понимаю, что у нас правительство следит за тем, чтобы президент не вякал. У нас как-то есть газеты, журналы, телевидение. Часть из них государственные. Но они должны честь знать. Давайте остановимся на этом месте. И я чуть-чуть продолжу после новостей. Наконец мы с вами поговорим по телефону. Это программа «Суть событий» и я, Сергей Пархоменко.

НОВОСТИ

С.ПАРХОМЕНКО: 21 час и 35 почти минут в Москве, это вторая половина программы «Суть событий». Я Сергей Пархоменко. Ваши смс нам можно отправить по номеру 7 985 970 4545, и вот один из наших слушателей ядовитый мне пишет: «Ошибочка! Не над Памиром, а над горным Алтаем». Это я упомянули охоту на горных козлов в своей речи. Уважаемый радиослушатель, а вы откуда знаете, какую именно охоту имею в виду? Чаще охотятся над Памиром. Ну, как-то раз, мы слышали, в недавнее время поохотились над горным Алтаем. Может, я не их имел в виду. А впрочем, не все ли равно, где? Важно, что с вертолета. Важно, что государственные чиновники. Важно, что в сопровождении тех самых, кто должен такого рода развлечения предотвращать и за такого рода развлечения преследовать. Все это, конечно, опять демонстративный на глазах у всего мира позор, да еще и с трагическим финалом. Все-таки живые люди были. Больше нету. И это, конечно, очень горько. Смерть ужасная. Смерть, при которой как-то очень мало людей сочувствует погибшим, потому что это смерть при исполнении каких-то неприятных, неправедных, чтобы не сказать преступных, деяний.

Да, так вот, я говорил о каких-то вполне анекдотических ситуациях. Вот по-моему это анекдот – когда критическое выступление президента страны в отношении правительства при всех политических интригах, при всех раскладах, при всех противостояниях и так далее, оказывается, по существу, замолченным прессой. И мы не видим ничего похожего на реакцию, которая в этой ситуации должна была бы быть достаточно бурной. И она заведомо была бы более бурной в депешах иностранных агентств, чем в российских газетах, российских агентствах, на телевидении и так далее. Другая история – сегодняшняя. Она тоже абсолютно анекдотическая. Она гомерически смешная. Как-то все хохочут, читая эту бумагу. Все шлепают себя по коленкам и приседают и надсаживаются – когда речь идет о том (ну, вы слышали это уже и сегодня утром в нашем эфире, и в обсуждении с нашими гостями), что некая контора под названием Аналитическое управление Госдумы, а я посмотрел в интернете – оно действительно существует, во главе его два отставленных депутата, которые были в Думе прошлого созыва, в нынешнюю Думу не попали, но вот им дали пригреться на этих местах… значит, Аналитическое управление Госдумы выпустило некий документ, в котором сообщает, что массовые акции протеста на Дальнем Востоке против увеличения таможенных пошлин на автомобили организованы зарубежными социальными технологами – вы не знаете, кто такие социальные технологи? – которые пытаются отделить Дальний Восток от России и действовать по сценариям «оранжевых» революций. Это была цитата из агентства РИА Новости. Я очень люблю это агентство, потому что оно, с одной стороны, является официальным агентством, и мы можем читать все то, что они сообщают – на этом стоит незримый штемпель российского государства, и это вещь важная, хотя понятно, что в реальности никто такого штемпеля не ставит на огромном большинстве сообщений, но просто статус этого агентства очень высок, а с другой стороны, это агентство населено в значительной мере профессиональными хорошими журналистами, у некоторых из которых есть чувство юмора, и они не упускают возможности выпустить на ленту вот такое сообщение – абсолютно правдивое, абсолютно документальное, без малейшего процента какой-то отсебятины. Еще одна цитата: «в акции протеста вовлечены сегодня значительные массы людей (речь идет об акциях протеста на Дальнем Востоке), которые не понимают, что стали жертвами многократно обкатанных в Восточной Европе технологий вовлечения в антигосударственную активность со стороны зарубежных социальных технологов, которые чужими руками пытаются решить собственные задачи». Вот вдумайтесь, пожалуйста. Значит, есть какие-то зарубежные технологи, у которых есть собственные задачи. Они эти собственные задачи, непонятные нам, пытаются решить чужими руками. То есть руками людей, которые выходят на улицы во Владивостоке попротестовать против повышения автомобильных пошлин. Так вот, «которые чужими руками пытаются решить собственные задачи, стоящие перед ними. Одна из них (видимо, вот этих самых задач, которые стоят перед социальными технологами загадочными) – попытка отделить Дальний Восток от России», — говорится в записке Аналитического управления аппарата Госдумы, которая находится в распоряжении РИА Новости. Послушайте, мне не смешно, когда маляр презренный чего-то там, не помню, пачкает «Мадонну» Рафаэля. Мне не смешно! когда российский парламентаризм, знавший всякие времена – тяжелые времена, грустные времена, трагические времена, драматические времена, превращается вот в такого рода жалкий фарс. Аналитическое управление Госдумы, Федерального Собрания РФ – это орган, который не смеет от своего имени, за своей подписью распространять подобную ересь. Несмотря ни на какой заказ, который он от кого бы то ни было получил. Несмотря ни на какое желание отставных депутатов прогнуть еще на больший градус свои сгорбленные спины перед чиновниками, которым, как им кажется, должны понравиться такого рода тексты. Они никому не понравятся, уважаемый господин Белоусов, глава этого самого Аналитического управление Госдумы, вы грубо ошиблись. Вы совершили совершеннейшее фопа, выпустив вот эту вот чушь собачью. Это чушь. И вы это прекрасно знаете. И вы выставляете на посмешище не только себя, не только свое аналитическое управление, но российский парламентаризм перед всем миром, потому что люди будут цитировать этот текст не просто потому, что им хочется посмеяться, не просто потому, что им хочется покрутить пальцем у виска, что вот такие бумаги откуда-то выходят, а потому, что за этим за всем стоит имя Государственной Думы. К сожалению, как мы видим, система анализа информации и, я бы сказал, политологии, что ли, давайте все-таки употребим это слово, в России погибла под тяжестью государственной цензуры и государственного заказа, такого вот грубо сделанного и, надо сказать, грубо понимаемого теми, кто жаждет этого заказа. Вот ведь в чем проблема. Проблема в том, что вот это самое экспертное сообщество, частью которого является Аналитическое управление Госдумы, оно очень хочет этих заказов, оно очень о них мечтает, очень страдает, когда их мало, и оно очень обижается, когда этих заказов не дают. Вот ведь в чем проблема. А люди, которые как бы должны оказывать давление для того, чтобы такого рода ахинея вылезала на общественное обозрение, когда им задают вопросы о том, зачем вы это делаете, как вы можете, они поднимают брови высоко-высоко, аж прямо на темя и говорят – «Мы?! Да мы ни у кого это не заказывали! Мы никого не просили! Они сами!» Они до такой степени все перепуганы, они настолько не знают, кому бы еще и как бы еще продаться, что вот они сами прибегают, приносят и складывают к нашим ногам. Мы здесь ни при чем – не обвиняйте нас! Отстаньте! Самое смешное, что часто это правда. Не всегда. Иногда это лицемерие, но часто это правда. Поговорим с вами по телефону, поговорим о разных событиях этих дней, о курсе доллара поговорим, если хотите. О событиях на Ближнем Востоке поговорим. О событиях в Прибалтике поговорим. Поговорим… Только о газе, пожалуйста, давайте не будет говорить. Поговорим о самых разных вещах, которые случились с нами за эти недели. 363 3659 – вот сейчас самое время звонить. Я призываю вас накручивать ваши диски, у кого остались старые телефоны, и стучать по кнопкам, у кого телефоны современные. 363 36 59 – это телефон прямого эфира «Эха Москвы». И вот, например, вы в этом прямом эфире. Да, я слушаю вас, алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, это Сергей, пенсионер, бывший дальневосточник.

С.ПАРХОМЕНКО: А ныне вы где находитесь?

СЛУШАТЕЛЬ: Сейчас я в Москве. Живу в Курске. Работаю в Москве. Сам бывший работник милиции.

С.ПАРХОМЕНКО: Понятно. Так что звоните, скажите?

СЛУШАТЕЛЬ: Представьте себе, что все жители Дальнего Востока, которые на сегодняшний день не могут заниматься автобизнесом, обратятся к правительству, допустим, Австралии и переедут туда жить. А это только по одному Дальнему Востоку будет тысяч 200-300…

С.ПАРХОМЕНКО: Не могу себе этого представить, ей-богу. Совершенно фантастический сценарий.

СЛУШАТЕЛЬ: А что будет делать тогда правительство наше? Кто поедет на Дальний Восток работать?

С.ПАРХОМЕНКО: Вы знаете, правительство, Сергей, справедливо вашего этого сценария не боится. Потому что оно понимает, что 200 тысяч не обратятся к правительству Австралии. Они будут жить там, где они живут, и пытаться свою жизнь сделать сносной, по-человечески достойной, понятной и так далее. Если бы бывший дальневосточник, скажите, вы верите в то, что эти акции организованы были зарубежными социальными технологами? Вы видали там социальных технологов, пока жили на Дальнем Востоке?

СЛУШАТЕЛЬ: Я помню, когда выходил завод «Звезда» бастовать, когда перекрывали дороги…

С.ПАРХОМЕНКО: А что такое завод «Звезда»?

СЛУШАТЕЛЬ: А это тот завод, где «Нерпа»… Это был 92-93гг., и как раз мы сохраняли. Лично меня заставляли эти плакаты переписывать, чтобы доложить в инстанции, о чем они, заводчане… когда по 8 месяцев зарплату не выплачивали, когда люди вместо зарплаты получали австралийских кенгуру…

С.ПАРХОМЕНКО: Мясо в смысле? Была такая история, да.

СЛУШАТЕЛЬ: А что тогда…

С.ПАРХОМЕНКО: Скажите мне, Сергей, а правду говорят, что люди, живущие, скажем, во Владивостоке, в городах Дальневосточного региона, люди более политически активные, чем большинство нашего населения?

СЛУШАТЕЛЬ: Более активные.

С.ПАРХОМЕНКО: Чувствующие себя как-то более раскованно. Правда? Там это как-то ощущается?

СЛУШАТЕЛЬ: Да-да.

С.ПАРХОМЕНКО: С чем это связано, как вы думаете?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, Дальний Восток – как Америка. Там в принципе остались авантюристы. Они там служили – бывшие военные, моряки, ехали за рублем туда, там оставались жить. Нормальный англичанин – в 17-18вв. – бросит семью, поедет осваивать новые земли? То же самое в Приморье.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну да, это такая маленькая модель плавильного котла, как в Калифорнию ехали люди – за приключениями и лучшей жизнью. Понятно, Сергей.

СЛУШАТЕЛЬ: И там последние десять лет просто выживают. Они нашли этот кусок хлеба, от которого можно что-то откусить…

С.ПАРХОМЕНКО: В смысле ввоз этих дешевых иномарок? Вы это имеете в виду?

СЛУШАТЕЛЬ: Я хочу сказать, что они уже далеко не дешевые. Это раньше я, например, покупал с парохода машину за триста долларов. Сейчас этого уже нет давно.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну все равно, на этом можно кое-что заработать, несомненно.

СЛУШАТЕЛЬ: Так это было триста долларов. А сейчас пошлина уже три с половиной тысячи. Он ее покупает в Японии за тысячу, платит всем, даже тому крановщику 50 долларов за то, что машину сняли с парохода, поставили на пароход. За то, что закрепят эту машину, команде платят по 10 долларов за каждую машину. И от этого имеют все. Было увеличено куча гаишников, чтобы машины оформляли прямо в порту, прямо в магазинах. Это просто колоссальное количество людей.

С.ПАРХОМЕНКО: Все ясно. Спасибо вам большое, Сергей, спасибо. Вот что все-таки ценно в возможности поговорить с нашими слушателями – это что иногда вдруг бац и попадешь на человека совершенно случайно, который об этих проблемах знает не понаслышке, а как-то прямо изнутри этого всего, и судит по своему собственному опыту. Это всегда очень интересно. 363 36 59 – телефон прямого эфира «Эха Москвы». Вот вы в этом прямом эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Валерий Леонидович, я из Подмосковья. Я хочу в двух словах по поводу газовой проблемы…

С.ПАРХОМЕНКО: Ой, не надо, пожалуйста! Ну столько уже было всякого газа…

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я с другой точки зрения. Вот у нас деревня замерзает от холода, газ прошел мимо, магистраль…

С.ПАРХОМЕНКО: Где это, простите?

СЛУШАТЕЛЬ: Домодедовский район.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть это аэропорт Домодедово под боком?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

С.ПАРХОМЕНКО: Потрясающе. И там нет газа. То есть это 25-30 км от Москвы…

СЛУШАТЕЛЬ: 20 км. Света нет – 140-150 вольт. Потому что, естественно, все начинают топить электричеством. Я просто поражаюсь. Нам уже неделю про этот газ говорят. ну постройте газопровод! С удовольствием наш народ будет платить за газ. Правильно? Не нужно на экспорт его гнать. Отдайте нашим людям, чтобы тепло было хоть какое-то на старости лет! Нифига. Все на запад, все на экспорт.

С.ПАРХОМЕНКО: Интересный взгляд. Спасибо большое, Валерий Леонидович. Да, вот видите, такая точка зрения на газовую проблему существует тоже. А скажите, много вы слышали этого во всех этих бесконечных разговоров? Много ли вы этого читали, много ли вы видели по телевидению рассуждений об этих газопроводах и о ценах на этот газ? А то она, между прочим, имеет право на существование, такая постановка вопроса. Несомненно. И мы с вами все отлично знаем, что это чистая правда. Кто мне скажет, что этот Валерий Леонидович все выдумал? Кто мне скажет, что ничего подобного нет и быть не может? Кто из нас с вами не видел негазифицированные деревни не где-то черт знает где в тайге, посреди Сибири, а вот так вот? а я знаю, например, в Пушкинском районе, 30 км от Москвы, только в другую сторону, по Ярославскому направлению, знаю колхоз целый с центральной усадьбой, со всем делами, где нет телефона, где во время выборов протягивают одну телефонную линию, а когда выборы кончаются, снимают. Тоже ничего. Правда? 363 36 59 – телефон прямого эфира «Эха Москвы». Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. я тоже из Домодедовского района.

С.ПАРХОМЕНКО: Ничего себе совпадение. Поразительно. Так.

СЛУШАТЕЛЬ: У нас, правда, газифицированный поселок, но провести газ в частный дом стоит безумных денег неподъемных, около 300 тысяч рублей.

С.ПАРХОМЕНКО: Триста тысяч рублей – чтобы протянуть откуда куда?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну протянуть буквально от магистрального газопровода, 20 метров трубу. Нужно заплатить 200-300 тысяч рублей только на документацию.

С.ПАРХОМЕНКО: Это формальный тариф? Это не таджикским шабашникам?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, это официальный государственный тариф.

С.ПАРХОМЕНКО: Спасибо. Да, ну вот некоторые к этому еще дополнение. Призываю наши газовые власти поговорить про этот газ. Может, прийти к нам в эфир на этот счет. Давайте попробуем. К исходу этой газовой проблемы, когда уже невозможно об этом обо всем слышать, давайте на этом, что ли, сосредоточимся. Смотрите. Я эти звонки не подгадывал. Снял одну трубку и снял другую трубку – попал на два вот таких случая, на двух вот таких слушателей. Еще попробуем. Да, слушаю вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

С.ПАРХОМЕНКО: Вы в прямом эфире. Вы из Домодедовского района?

СЛУШАТЕЛЬ: Да нет.

С.ПАРХОМЕНКО: Слаба тебе господи. Все-таки кто-то у нас в эфире есть не из Домодедовского района. А откуда вы и как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Роман из Самары. У меня такое предложение. Наша государственная власть – такие замечательные люди. Я бы этим замечательным людям предложил – «Единую Россию» не подпускать вообще ни в каком виде до управления государственной властью…

С.ПАРХОМЕНКО: Я не понимаю, Роман, а кто ж вам ее не подпустит? Это вы должны не подпускать. Вы к кому сейчас обращаетесь?

СЛУШАТЕЛЬ: Я обращаюсь в качестве предложения к политическим партиям в будущем.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть к ним самим вы и обращаетесь? Вот они сейчас управляют страной – вы к ним обращаетесь. Я, Роман из Самары, обращаюсь к вам с предложением не допускать вас до управления страной. Так, что ли?

СЛУШАТЕЛЬ: Конечно, нет.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, получается, что так. Ведь это же от них зависит. Они сегодня держат эту власть и они распоряжаются тем, как устроены выборы, можно ли выдвинуться на эти выборы не от партии, можно ли зарегистрировать партию и так далее.

СЛУШАТЕЛЬ: Наша страна будет идти вперед и будет продвигаться, допустим, «Правое дело».

С.ПАРХОМЕНКО: Да, хорошее предложение, Роман. Спасибо вам за это предложение, но я боюсь, что вам это предложение нужно обратить к себе, своим соотечественникам. Если вам хочется, чтобы побеждал кто-нибудь другой, а не та партия, которую вы назвали, ну так сделайте это. Это же ваша работа. Вы, собственно, кому это все предлагаете? Между тем, это довольно распространенная, даже не точка зрения, а такая жизненная позиция – я вот обращаюсь: пусть нам дадут хорошее правительство! Пусть нам назначат правильную Думу! Кто? Вы к кому? Зачем? Кто все эти люди, что называется. Это вы, я должен вас огорчить. 363 36 59. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Андрей, Тольятти.

С.ПАРХОМЕНКО: А вы не дозванивались еще ко мне в программу раньше?

СЛУШАТЕЛЬ: Ни разу не дозванивался.

С.ПАРХОМЕНКО: Просто был как-то звонок из Тольятти очень интересный. Я помню, мы долго-долго разговаривали. Да, Андрей, слушаю вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Сегодня просто пятница, есть возможность вечер скоротать возле радио. Что интересно. Все-таки в Тольятти живет порядка 700 тысяч человек, и примерно половина заняты автобизнесом, связанны с Волжским автозаводом.

С.ПАРХОМЕНКО: А вы рады поднятию пошлин?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, очень сложно. Потому что проблема неоднозначная. И очень много людей на этом зарабатывает деньги. Как на самом АвтоВазе, так и вокруг него.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну как вам кажется, эти поднятые пошлины вам, вашим соседям, людям, с которыми вы вместе ходите по улице, встречаетесь с ними в магазине, на футболе и так далее, они вам пойдут на пользу? Они жизнь вам облегчат, эти деньги?

СЛУШАТЕЛЬ: Мое мнение, что в краткосрочной перспективе они, может, продлят агонию. В конечном счете все равно не будет результата такого. Все равно не будут делать красивые машины.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть вам кажется, что радикально это проблемы, даже вашего города, который, казалось бы, весь висит на автомобильном производстве, не решит?

СЛУШАТЕЛЬ: В нашем городе кроме этого завода есть другие предприятия. Но я думаю, что это, наверное, все-таки не выход. Наверное, не выход.

С.ПАРХОМЕНКО: Понятно. Спасибо, Андрей. 363 36 59 – телефон прямого эфира «Эха Москвы». Вы можете прямо сейчас набрать этот номер и оказаться вместе с нами здесь в прямом эфире. Например, вот так, простейшим образом. Я слушаю вас, алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Дмитрий, Екатеринбург. Такой вопрос интересный. По финансированию государственных пенсий. Мне кажется, очень много фактов, которые заставляют работников пенсионных фондов…

С.ПАРХОМЕНКО: Я слышал, да. Буквально здесь, в нашем эфире дозвонилась какая-то девушкам днем…

СЛУШАТЕЛЬ: Да-да. Очень интересно — 950 тысяч человек написал якобы заявления. Интересно бы сравнить, сколько граждан нуждается в этой службе…

С.ПАРХОМЕНКО: Вообще, да. Интересный очень сюжет. И я думаю, это надо нашим продюсерам взять на заметку. Такого человек позвать. Правда, я не очень понимаю, какой чиновник в этом признается. Но не знаю… можно попробовать статистику все-таки раздобыть.

СЛУШАТЕЛЬ: Если вопиющий факт просто…

С.ПАРХОМЕНКО: Спасибо, Дмитрий. Наше время, собственно, истекло. Вот прошла еще одна неделя, мы с вами постепенно-постепенно встраиваемся в какой-то естественный рабочий ритм. Впереди длинный год, впереди масса всяких событий. Впереди время принимать для себя какие-то решения. Потому что, как видите, экономика вокруг устроена странновато, рубль посыпался тем временем. Я думаю, что многим даже из тех, кто не потерял работу, кто не сокращен, у кого не ополовинили зарплату, в скором времени придется думать о дополнительном заработке, думать об изменении потребительской корзины, придется думать о том, от чего отказаться и как повернуть дальше свою жизнь. Ну, будем думать вместе. Что, знаете, во всяком случае немножко легче от того, что все мы оказались в этой корзине одной под этим аэростатом. Вот летим. Посмотрим, что будет. Это была программа «Суть событий» и я, Сергей Пархоменко. Вечер пятницы продолжается. Впереди еще масса всякого интересного. Через несколько секунд новости. Вперед, ура, до будущей пятницы. Счастливо. Пока.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире