'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 17 сентября 2021, 21:05

О.Бычкова 21 час и 5 минут в Москве. Добрый вечер! Это программа «Суть событий». У микрофона в московской студии — Ольга Бычкова, а с сутью событий по Zoom в прямом эфире «Эхо Москвы», прямой трансляции в YouTube и Яндекс.Дзене с нами — Сергей Пархоменко. Привет!

С.Пархоменко Привет-привет! Я надеюсь, что нас видно, слышно…

О.Бычкова Слышно, видно, все прекрасно. Добавлю только что все эти прямые эфиры работают не зря, потому что ест у нас еще средства связи непосредственно, это СМС: +7 985 970 45 45 для отправки СМС, Telegram-сообщений, WhatsApp сообщений. И можно то же самое делать, например, в чате трансляции в YouTube на основном канале «Эхо Москвы».

С.Пархоменко А у меня еще есть Telegram-канал. Называется «Пархомбюро», в котором я выкладываю специальный пост незадолго до программы с просьбой мне задавать разные вопросы, предлагать сюжеты, и там открыты комментарии для всех. И должен сказать в этот раз большое спасибо, потому что очень много было содержательных вопросов. Даже непривычно. Чаще там обычно какая-то перепалка начинается, а в это раз получилось, по-моему, очень дельно и разумно.

К сожалению, не могу сейчас того же самого делать в Фейсбуке, потому что там забанен.

О.Бычкова Как обычно.

С.Пархоменко: Я не нахожусь в Вашингтоне, стране НАТО. Я нахожусь в другой стране прекрасной
С.Пархоменко Еще дней 10 просижу в бане возле шайки во всех смыслах этого слова.

О.Бычкова Антиох нам пишет: «Жуть событий».

С.Пархоменко Да, жуть и муть. Ну, разумеется. Конечно. Кроме того у меня есть еще Инстаграм. Я был вынужден его завести. Он называется sparkhom. И кроме того у меня есть — я в прошлый раз не сказал этого, а зря — стрим, который я устраиваю каждый понедельник в 9 часов вечера и продолжаю там те сюжеты, которые не успел обсудить здесь, в эфире. Он так и называется: «Суть событий. Дополнительное время». Пожалуйста, ищите канал Сергея Пархоменко в YouTube, присоединяйтесь, у нас там тоже свободные, открытые разговоры, работает чат и всякое такое.

Ну что же, удивительным образом должен начать эту программу с некоторого уточнения относительно того. где я ухожу. Потому что вчера на эту тему аж прямо «Первый канал» устроил целое шоу. Оно называлось «Большая игра». Они такие большие играли по поводу моего местонахождения. Там был Дмитрий Саймс, есть такой человек, который в свое время был пойман на том, что он оказался лакеем у бывшего сенатора Торшина, когда тот приезжал в США. Он ему там устраивал разнообразный, я бы сказал консьерж-сервис: всякие встречи, походы ии так далее. Потом про это про все донесла Мария Бутина. Он быстренько сбежал из США, потом вернулся. В общем, комические были такие превращения.

А главное, там была аж целая Мария Захарова. Они там обсуждали, где я нахожусь. Как в том анекдоте. И очень меня укоряли в том, что я нахожусь в Вашингтоне, в стране НАТО. А даже сегодня утром мне позвонил специальный человек по телефону и спросил, представившись редактором «Первого канала», правда ли я нахожусь в Вашингтоне, стране НАТО.

Дорогие друзья, нет, я не нахожусь в Вашингтоне, стране НАТО. Я нахожусь в другой стране прекрасной, не ваше собачье дело, какой. Это не Россия. Нахожусь здесь, потому что мне здесь удобно и приятно работать. Интернет работает, как видите, прекрасно, и можно работать и отсюда.

Среди прочего, над чем я работаю, — я работаю над свой программой поддержки независимых медиа, которую делаю в сотрудничестве с замечательной организацией, работой в которой я очень горжусь и очень люблю это рекламировать и написал это в первой строчке своего Фейсбука. Она называется Институт Кеннана — это крупнейшая, опытнейшая, старейшая американская организация, которая занимается изучением, взаимоотношением между США, Советским Союзом, Россией и другими постсоветскими странами.

Я там работаю старшим советником. Советую им про Россию. Надеюсь, что мне удается внести маленький вклад в то, что американские политологи, американские историки, американские университетские профессора, иногда даже американские политики американские дипломаты, всякие американские важные люди начинает лучше понимать, что происходит в России. Мне кажется, это очень полезная работа, которую кто-то должен сделать. Я очень рад, что мне довелось делать эту работу и быть старшим советником Института Кеннана, который является, в свою очередь, часть Международного научного центра имени Вудро Вильсона.

Это я удовлетворил любопытство Дмитрия Саймса и госпожи Марии Захаровой и еще некоторого количества господ и леди, которые так страшно интересовались чем я занят, где я нахожусь. Продолжайте, пожалуйста, интересоваться. Это важный очень сюжет.

Но вы удивитесь, я говорю об этом не из одного от тщеславия, хотя отчасти да, конечно, нас с тобой, дорогая Ольга, по телевизору показывали.

О.Бычкова По «Первому каналу»!

А.Пархоменко Жалко, мама моя не дожила. Я бы ей рассказал про это. Но зато в этот раз рассказал своим многочисленным детям, они очень мной гордились: «Нашего папу по телевизору показывают».

О.Бычкова Я тоже хвасталась сегодня с тех пор, как ты мне кинул ссылку в середине дня, я хвастаюсь непрестанно.

А.Пархоменко Да, в общем, повеселились мы вволю на эту тему.

Так вот удивительным образом это имеет отношение к делу. А имеет это отношение вот почему. Я задаю себе вопрос: интересно, а что массовый зритель «Первого канала» — а «Первый канал», несмотря на то, что он очень сильно теряет аудиторию в последние годы, так же как все остальные федеральные каналы, уступая аудиторию и переставая быть основным источником информации и вообще сяких сведений, всякого представления о жизни для огромного количества российских граждан, все больше мы видим в опросах сообщения о том, что люди называют интернет главным своим источником информации. И даже те, кто любят эту информацию получать не в буквенном виде, а в виде изображения, в виде каких-то передач в виде звука и картинка, они тоже называют интернет. Это значит, что они смотрят разные YouTube гораздо больше, чем всякие федеральные метровые, как они раньше назывались, телеканалы.

Так вот, несмотря на этот процесс у федерального канала, по-прежнему, много аудитории. Это по-прежнему большое медиа с большим количеством поклонников и так далее.

С.Пархоменко: Я работаю над свой программой поддержки независимых медиа
Я спрашиваю их, что они думают, когда они видят в прайм-тайм вечером за сутки до выборов обсуждение того, где находится Сергей Пархоменко и что думает Пархоменко по поводу того — что, собственно, они обсуждали, — что я имел наглость сказать в предыдущей программе «Суть событий» неделю тому назад по поводу этой странной истории, когда аж целого американского посла вызывали в Министерство иностранных дел Российской Федерации, чтобы пожаловаться ему на непокорные американские кампании. И я говорил, что довольно смехотворные вещи с точки зрения межгосударственных отношений, и что, в общем, посол и все американское посольство в Москве в какой-то мере изо всех сил спасали репутацию Российской Федерации, когда писали после этой встречи, что они обсуждали важные, серьезные, достойные обсуждения проблемы, а не вот это позорище когда им жаловались на американские компании и требовали, чтобы они на них надавили.

Это вообще представление о том, как устроено американское общество, как устроена американская пирамида власти. Для этого не надо жить в Вашингтоне, как я (впрочем, я не живу в Вашингтоне), а надо просто иметь мозги внутри головы, почитать что-нибудь, чтобы понятно, что нет этой иерархии там. Не существует возможности у американской политической власти, президента ли, Министерства иностранных дел, ли; спецслужб ли, армии ли, не знаю, чего еще, оказывать давление на крупные транснациональные и американские национальные компании, капиталы которых равны часто или превышают капиталы огромных стран.

Например, если я правильно понимаю, что Google большая компания, что компания под названием Российская Федерация. И Apple, по-моему. Тоже. Капитализация Apple, по-моему, больше, чем Российской Федерации. И многих, собственно стран мира, собственно, почти всех, за исключением нескольких, которые находятся совсем уж во главе списка богатых, развитых стран.

Так вот что зрители думают? Какой ужас. Что происходи? Почему за сутки до выборов сюжетом для обсуждения является вот это вот — что Пархоменко со станции «Эхо Москвы», а также забаненный блогер в Фейсбуке, а также обладатель начинающего канала в YouTube с какими-то несчастными тысячами подписчиков, что он думает по поводу взаимоотношения с российским Министерством иностранных дел и посольством США? Кто это устраивает? Зачем они это делают? Почему они этого не стыдятся? А вот почему — потому что весь этот сюжет про вызов посла, надавливание на американские компании — а по поводу чего они должны были надавливать — по поводу «Умного голосования», по поводу того, что эти кампанию имеют наглость не запрещать на своих информационных каналах, своих сайтах, свои поисковых выдачах, — не запрещать на тот момент разного рода материалы, так или иначе, связанные с «Умным голосованием».

С.Пархоменко: у федерального канала, по-прежнему, много аудитории. Это по-прежнему большое медиа
А дело в том, что «Умного голосования» и его противостояние всех политической машине Российской Федерации оказалось основным сюжетом этих выборов. Вот сегодня выборы уже начались. Мы можем констатировать, что Алексей Навальный, сидящий в тюрьме много месяцев и команда Алексея Навального полуразгромленная, полураздавленная, вытесненная из страны, отчасти посаженная, отчасти судимая, напуганная, оставленная без возможности собирать пожежртвования от своих сторонников, с обрезанными каналами коммуникации, облитая напалмом со всех сторон, горящим, дти люди его команда превратились не просто в активный участников этих выборов, а в ключевых участников.

Это выборы про то, удастся ли все политической и административной команде Российской Федерации во главе с президентом Путиным, со все его администрацией президента и разного рода другими отделами этой организации. Они называются по-разному. Один называется Государственная дума, другой называется Государственная дума, другой называется прокуратура. Третий называется Федеральная налоговая служба. Всё, вплоть до пожарных, МЧС и санитаров. Все они вместе сражаются на этих выборах с Навальным вместе с партией «Единая Россия». И вместе с четырьмя другими непарламентскими партиями все они противостоят Навальному, сидящему в тюрьме.

Скажите мне после этого, что Навальный никого не интересует. Скажите мне после этого, что Навальный не является политиком в Российской Федерации, а является вон тем «берлинским пациентом», а является блогером, является болтуном и еще кем он там является — «этим персонажем» или как там еще принято называть, чтобы избегать его имени. Ничего с этого не вышло. Имя не произносится, а выборы все построены на том, чтобы попытаться как-то от него оборониться. И это доказывает, в том числе, передача на «Первом канале», где почему-то обсуждали не шансы на выигрыш выборов разными партиями, не вероятный результат партии «Единая Россия», не позицию президента Путина по отношению к этим выборам.

А обсуждали там меня и то, что я думаю по поводу визита американского посла в МИД, где я живу, и где я работаю. Потому что они считают, что я тоже часть этих выборов. Они считают, что я тоже часть той угрозы, перед которой они чувствуют себя, в сущности, совершенно беспомощными. Они человека уже посадили, они команды уже посадили, они всего лишили, они все позакрывали. А оно все лезет и лезет, работает и работает, возвращается и возвращается.

И вот посмотрите, что произошло, собственно, с этим «Умным голосованием». Я сейчас не буду возвращаться к теме, правильно ли оно. Не буду возвращаться к тебе логичное ли оно, эффективное ли оно, приведет ли она к светлому будущему или оно нам сильно повредит или еще как-нибудь. Я сейчас хочу поговорить исключительно о такой процедурно-психологической стороне дела. Я про это написал у себя в Telegram-канале. Но не вся страна, я думаю, это прочла. У меня аудитория не такая, как у «Первого канала». Мне не всегда т ак везет встретиться с такой аудиторией. Впрочем, кажется, это было на сайте «Эхо Москвы».

А написал я вот что. Посмотрите, как сегодня это выглядит. Огромное количество людей, кандидатов в депутаты Государственной думы очень разных политических направлений, разного возраста, живущих в больших и маленьких города и деревнях, в столице и где-то далеко в провинции, мужчины и женщины, умные и глупые, образованные и безграмотные, всякие, весь сонм кандидатов в Государственную думу смотрят сейчас на организаторов «Умного голосования» и надеются, что «Умного голосования» их поддержат.

И когда этого не происходит, они в отчаянии публикуют разного рода посты в социальных сетях или выступают перед своими избирателями и как-то на это реагируют. И видно, что они страшно огорчены, так или иначе. Одни находят силы сказать при этом какие-то достойные, мужественные слова, другие начинают плеваться, ругаться, рассыпать кругом проклятия. Но в любом случае видно что им это страшно важно, что они этого очень хотят, что они очень на это надеются, что они понимают, что их шансы очень сильно зависят от того, выберет их «Умное голосование» или не выберет, даст им свою поддержку Алексей Навальный, сидящий в тюрьме с 17 января, когда его арестовали в момент прилета в аэропорт Шереметьево в Москву.

С.Пархоменко:«Умное голосование» оказалось основным сюжетом этих выборов
И он по-прежнему сидит в тюрьме. Он лишен связи с окружающим миром. К нему пытаются не пускать адвоката или, во всяком случае, выгоняют адвоката через несколько минут после начала встречи. Адвокатам не дают иметь при себе телефоны, диктофоны и фотоаппараты. Ему не разрешают передавать этим адвокатам не подрывную литературу, не самодельные взрывные устройства в сборе, а черновики своих постов в Инстаграме. И, тем не менее, кандидаты в депутаты Российской Федерации все, сколько их ни есть — властные, провластные, антивластные, оппозиционные, такие, сякие, явная «Единая Россия», скрытая «Единая Россия» — все они ждут и надеются, поддержит их Навальный или нет, выберет их Навальный или нет, женится на них Навальный или не женится. Это поразительный совершенно эффект.

А есть другая ситуация, которая заключается в том, что на другой стороне «Единая Россия», обласканная, засыпанная бабло, на службе у которой все — судьи, прокуроры, следователи, полицейские, эфэсбэшники, которым разрешено врать что угодно, распространять что угодно, нарушать что угодно. Все можно, но не дай бог, если вас поддержит эта «Единая Россия», не дай бог, что кто-то из избирателей узнает, что вы с этой «Единой Россией» вместе. Огромное количество кандидатов, которые на самом деле кандидаты от «Единой России», скрывают это, прячутся, бьют себя в грудь, разрывают на себе майку и говорят: «Боже сохрани! Это не я, как вы могли про меня такое ужасное подумать? Я не имею к «Единой России» никакого отношения. Более того, некоторые из них умудряются распространять фальшивые листовки «Умного голосования» или стилизовать свою избирательную литературу, избирательные агитационные материалы, кубы, листовки, плакаты и прочее под «Умное голосование», под цвета Навального. А Навальный сидит в тюрьме с 17 января. Сегодня что у нас такое? Сегодня 17-е. Февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь. Он сегодня 8 месяцев там сидит. И 8 месяцев не может разговаривать нормальным способом. А он управляет этими выборами. И выборы эти про него.

Вот это важнейшая совершенно история. И мы ее обнаруживаем в самых разных ситуациях. Вот вам еще одно. По стране ходит полиция, по стране ходит ФСБ буквально. В разных городах, в разных областях и регионах Российской Федерации ходят люди, звонят в двери. Чаще всего они в штатском. И говорят: «У вас похитили ваши персональные данные. Не хотите ли подать в суд? Вы чего-то такое неосторожно поимели какие-то отношения с какими-то проектами Навального, объявленными теперь экстремистскими, незаконными, нежелательными, иностранными и всякое такое прочее, и теперь ваши персональные данные похищены. Вы жертва, вы потерпевший. Не хотите ли пожаловаться на это?» И люди реагируют на это в меру своей покорности и в меру своей сообразительности. Разумные люди просто прогоняют этих людей и говорят, что «не приставайте ко мне, вы сами эти данные украли, не приставайте ко мне».

Но при ближайшем рассмотрении выясняются интереснейшие вещи. Вот эти так называемые базы данных со сведениями о тех, кто так или иначе, имел отношение с разными проектами Навального, утекли. Мы знаем, как они утекли. Обычно они утекают тогда, когда у кого-нибудь из сотрудников происходит обыск, у него конфискуют компьютер, телефон или что-нибудь вроде того. И после этого оно утекает, потому что пароли, доступы, всякое прочее достаются этим карательным органам.

Так это в этот раз, не так это в этот раз, но в любом случае мы можем с вами утверждать, что утечь от Навального может только то, что было у Навального. А у Навального были почты электронные, в лучшем случае имена. Больше ничего утечь оттуда не может. Теперь эти утекшие базы данных лежат в открытом доступе. Любой желающий потратит 30 секунд и порывшись в разных соцсетях — я, например, рылся в Телеграме, не буду вам давать никаких ссылок, потому что я не хочу это распространять, но заверяю вас, что у меня это заняло 30 секунд найти эти выложенные данные и скачать эти данные себе на компьютер, найти там себе тех, кого хотел найти. Я нашел там членов моей семьи, я нашел там моих друзей, я нашел там своих сослуживцев, я нашел самых разных людей. Что называется, не подвели. Вот кого я надеялся там увидеть в качестве людей, которые поддерживают Навального, того я там и увидел. Так сказать, бальзам на сердце.

С.Пархоменко:Имя не произносится, а выборы все построены на том, чтобы попытаться как-то от Навального оборониться
Но нашел там я еще и себя, разумеется, потому что я тоже в разных ситуациях регистрировался на разных проектов Навального задолго еще до того. как они стали экстремистскими или какими-то еще, всегда поддерживал Навального и переводил деньги Навальному и чего я только не делал по поводу Навального, чтобы выразить сворю поддержку и свое удовлетворение той работой, которую он делает и главным образом теми антикоррупционными расследованиями, которые он делал. Я нашел там себя.

И что же еще я нашел? Я нашел там большой набор сведений о себе. Этот набор сведений о себе отличается тем, что я его не посылал никогда Навальному. Но я знаю то единственное место, в которое я его посылал. Этот набор содержался в налоговой декларации, которую я заполнил, как обычно заполняю налоговую декларацию уже много лет, поскольку у меня есть много источников дохода, и не все они сразу из них вычитают выплаты, налоги, поэтому я на всякий случай всегда уже много лет заполняю налоговые декларации и отправляю их.

Вот в моей налоговой декларации за 2020 год, самой последней было указано некоторое количество людей, от которых я получал гонорар. Там были, в том числе, уникальные организации. Уникальные в том смысле, что их не было раньше и никогда не будет позже. Ну, например, я писал гастрономическую колонку для одного яндексовского проекта. Он с тех пор закрылся. А еще я получил некоторое количество денег от системы блогов Яндекс.Дзен. Так вышло. Вдруг меня посмотрело несколько больше людей, чем я рассчитывал, там произошла монетизация. Прокрутили рекламу, мне стали причитаться какие-то деньги. Я это все указал в своей налоговой декларации. Раньше не указывал и позже не указывал и нигде больше не указывал. И отдал это Налоговой службе Российской Федерации. Я утверждаю, что Федеральная налоговая служба Российской Федерации похитила мои сведения и выложила их в открытом доступе, позволило им утечь. Не Навальный, а Российское государство.

Я бы сказал, что у меня нет претензий даже к конкретной Федеральной налоговой службе. У меня есть претензии к российскому государству в целом, которое организовало эту операцию, которое уворовало мои данные, распространило их, позволило всякой погани с ними свободно обращаться, а потом еще и свалило все это на Навального. Почему? Потому что выборы. Потому что это была часть этой безнадежной борьбы с Навальным и с его поддержкой. Это была часть бессмысленных и жалких попыток отвлечь людей, отвратить людей от поддержки Навального.

Я вижу твой палец.

О.Бычкова Да, это я пытаюсь сказать тебе, что у нас сейчас на очереди новости и реклама. Но у меня есть некоторый вопрос на эту тему, который я задам сразу после этой паузы. Это программа «Суть событий». Сергей Пархоменко в эту студию прямого эфира вернется очень скоро.

НОВОСТИ

О.Бычкова: 2134 московское время. Мы продолжаем программу «Суть событий». В московской студии я, Ольга Бычкова, а с судью событий, что самое главное — Сергей Пархоменко.

Ты начал говорить и уже, можно сказать, уже все сказал про то, что из налоговой службы утекли, как ты говоришь, твои данные, связанные с Алексеем Навальным. Я только не поняла, как данные про Навального связаны с данными про налоги.

С.Пархоменко Они никак не связаны. Просто тот, кто бабку убил, тот и барсетку украл.

О.Бычкова Я понимаю. Вот барсетка, украденная у Алексея Навального, она содержала сведения, связанных с налогами и деньгами. А как они потом проявились и почему они именно слились?

С.Пархоменко Это интересный вопрос. Я хотел бы знать, как в этой базе данных, про которую говорят, что она украдена в Алексея Навального (а я в этом совершенно не уверен), как в этой базе данных, которая выложена на поверхность, под видом базы данных, украденных у Алексея Навального и его сотрудников, — как там оказались мои данные, которые можно было взять только из моей налоговой декларации, больше ниоткуда.

О.Бычкова А какое отношение тогда это имеет к Алексею Навальному?

С.Пархоменко:А Навальный сидит в тюрьме с 17 января. И выборы эти про него
С.Пархоменко Это не ответ, который я даю, а вопрос, который я задаю. Я хотел бы услышать ответ на него. Я бы хотел понять, как эти данные там оказались. Я много чего раздаю в качестве своих данных, и каждый раз у меня спрашивают: «Вы разрешаете это использовать для наших целей?» Я прихожу в Госуслуги — меня спрашивают. Я прихожу на сайт Московской мэрии — меня спрашивают. Я прихожу на что-нибудь там медицинское — меня спрашивают. Везде спрашивают.

И, кстати, когда я заполнял свою налоговую декларацию электронным образом, меня тоже спрашивали, можно ли использовать мои персональные данные для целей налогообложения, для целей наблюдения затем, все ли налоги я заплатил. Все налоги заплатил, судя по тому, что ко мне нет по этой части претензий. Никто мне не говорит, что я неправильно заполнил свою декларацию или недоплатил чего-нибудь. Я чист перед Федеральной налоговой службой.

Но теперь я вижу эти сведения в открытой базе данных, выложенные, что называется, на поругание и осмеяние, во-первых, и на обработку, разработку разного рода балбесам в форме или в штатском, которые ходят по квартирам и пытаются запугивать граждан для того, чтобы они не приняли участия в выборах так, как они хотят в них принять. Это ведь часть избирательной кампании вот это все. Это все часть того, чтобы люди, например, не связывались с этим самым «Умным голосованием». А вдруг, если теперь про нас все известно? А вдруг, если теперь база данных утекла, а вдруг я теперь проголосую по «Умному голосованию», а меня накажут? — вот мысль, которую они пытаются заронить в несчастные головы пугливых российских избирателей.

Вот зачем это устроено и почему это устроено перед выборами. Ни зачем больше. И для убедительности они этим людям говорят: «Смотрите, мы про вас все знаем, мы знаем, где вы работаете, мы знаем, кто вам платит, мы знаем, где вы живете, мы знаем, ваш номер телефона, мы все на свете знаем. Это все собрал про вас Навальный, а потом у него утекло. Не имейте больше дела с Навальным».

Это вранье. Не собирал этого у меня. Навальный не спрашивал у меня, платил ли мне гонорар за гастрономическую колонку проект компании «Яндекс». Я даже не помню, честно говоря, как он назывался. Телеграм-канал какой-то был с гастрономическим уклоном. Нет, Навальный этим не интересовался. А налоговая служба интересовалась. И теперь, когда ко мне придет или к моей жене или к моим детям придет этот самый балбес в штатском, он скажет: «Мы все знаем про вашего папу, мы вычислили вашего папу. Нет-нет, мы не украли у Навального, это Навальный украл все сведения про вашего папу. Не ходите на выборы, не голосуйте по «Умному голосованию» — у вас будут неприятности! У-у!» Придет и укусит за бочек серенький волчок.

Вот так это у них устроено. Они, действительно, запустили все, что можно было запустить и по ставили на службу с сидящим 8 месяцев в тюрьме Навальным, все, что у них было за душой. Я как-то узнаю эту ситуацию. Я последний раз такое видел в 2001 году, когда вот так тоже всеми силами государства с использованием всех государственных служб, министерств и ведомств, силовых агентств и всего остального уничтожали компанию «Медиа-Мост» Владимира Гусинского вместе с НТВ, журналом «Итоги», газетой «Сегодня» и так далее. Вот только «Эхо Москвы» уцелело как от них от всех.

Я это уже видел один раз, когда они все набрасываются и решают эту проблему всеми силами.

Вот они сегодня страшно счастливы. Они решают проблему с Эплом и Гуглом. Вы, наверное, знаете эту новость. Сегодня утром выяснилось, что из магазинов приложений всякий владелец смартфона знает, что этот смартфон пустая бессмысленная железяка до тех пор, пока вы не закачаете туда всякие полезные приложения. А где берутся полезные приложения? В магазине приложений. Если у вас гугловский телефон, то в в гугловском, если эпловский — в эпловском. Это я Владимиру Путину объясняю. Он, по-моему, последний остался в стране человек, который не знает, как это устроено, остальные все знают. Но ничего, ему тоже пора это выяснить. Он, кажется, сегодня даже проголосовал удаленно. Так что постепенно осваивает и эту премудрость.

О.Бычкова Про YouTube ему уже объяснили, да.

С.Пархоменко Про YouTube ему уже рассказали, я помню эту историю. Они все постепенно научаются. Я помню, есть такой журналист Максим Соколов.

О.Бычкова Ни к ночи будет помянут.

С.Пархоменко Не к ночи будет помянут. Я даже не помню, жив… До меня прилетела какая-то бабочка. Сейчас все скажут, что у меня здесь моль летает. Нет это не моль, это не шубы. Это прекрасный ночной мотылек.

О.Бычкова Расскажете налоговой службе, Сергей Борисович.

С.Пархоменко Так вот Максим Соколов однажды опубликовал текст, в котором было написано: «Интернет — игрушка для американских дебилов». Это, надо сказать, было довольно поздно. Уже все пользовались интернетом. А Максим Соколов по-прежнему был уверен, что это «игрушка для американских дебилов. Вот он последним, кажется, и остался по этой части.

С.Пархоменко:Вот они сегодня страшно счастливы. Они решают проблему с Google и Apple
А теперь вот на его место заступил Владимир Путин. Так вот сегодня стало известно, что Google и Apple поддавшись этому давлению, удалили приложение «Умное голосование» из этих своих магазинов. Раньше была такая удобная вещь. Можно было в телефон закачать «Умное голосование» и узнать имя своего кандидата или кандидата своей бабушки, которой не хочется лишний раз иметь дело с телефоном.

О.Бычкова Для российского сегмента, что важно подчеркнуть.

С.Пархоменко Да, действительно, только в российском. Эти магазины они имеют как бы национальную привязку. Если вы швед, то у вас шведские магазины, если вы марокканец, то у вас марокканские магазины. А если вы российский пользователь, то у вас российский магазин.

О.Бычкова Да, но если вы российский пользователь за границей, то…

С.Пархоменко Все равно. Вот я, разумеется, меня интересуют российские приложения, я клиент российского магазина. Сейчас я нахожусь вне российской территории, но я тоже отсюда не могу скачать этого приложения, потому что я по-прежнему в российском магазине.

О.Бычкова Я тебе скажу, что через VPN все отлично работает. А через какой именно VPN не скажу в эфире.

С.Пархоменко Ты знаешь, нет. Я с тобой не соглашусь. Это не должно работать через VPN. Это означает, что ты перешла в другой магазин. Может быть, у тебя их несколько, так тоже бывает. Люди хотят, например, кино смотреть из американского магазина или из итальянского магазина. Возможно, только у тебя несколько магазинов. Ты переходишь в другой — и там все появляется. Но до тех пор, пока ты в российском магазине, никакой VPN не должен тебя спасать. Потому что вопрос не в доступе. VPN спасает от провайдера. Если что-то закрыто на уровне российского провайдера, то VPN позволяет это обогнуть. В данном случае история не та. Даже если тебе, кажется, что ты это делаешь с помощью VPN, то механизм там какой-то другой. Проверь у знающего человека. Но не важно.

О.Бычкова Механизмы тоже какие-то есть, тем не менее.

С.Пархоменко Механизмы есть. Это на самом деле довольно хитрая штука перейти в другой магазин. Вряд ли много народу будет этим заниматься, да и не нужно. Это то, что я хотел сказать, что технический ущерб от этого довольно небольшой, потому что к сегодняшнему дню может быть все, кого интересовало «Умное голосование», откуда-нибудь выяснили про своего депутата. А если кто этого не сделал, так тому друзья могут сегодня сообщить или родственники, кто-нибудь. Потому что есть по-прежнему достаточно много источников.

Например, в Википедии, пожалуйста, можно все это найти как ни в чем ни бывало. Правда, не совсем в Википедии. Есть такой дружественный Википедии проект, называет Викиновости. Вот там лежат эти списки. Пожалуйста, можете посмотреть. Это все легко находится и нет никаких проблем.

Ты пошла смотреть Викиновости, лежит или не лежит? Лежит, я проверял непосредственно перед передачей.

О.Бычкова Я проверяла сегодня, там все прекрасно лежит.

С.Пархоменко И еще есть. На Гугл доксах, еще где-то. Кто ищет, тот обрящет, несомненно.

О.Бычкова Кстати, Гугл доксы тоже работают, несмотря на то, что обещали, что не будут работать.

С.Пархоменко И в Телеграме чего-то работает. Поэтому в любом случае, что нам важно: технический ущерб при этом не очень большой.

Большой ущерб… я бы сказал, два вида ущерба. Во-первых, ущерб репутационный для этих самых компаний. Они до сих пор для довольно большой части населения земли, а именно населения Российской Федерации имели репутацию компаний, которые не прогибаются. Были какие-то слухи, что они что-то где-то гнулись в Китае. Но Китай такое особенное место, там такой особенный бизнес, там все такое странное, там все китайцы говорят по-китайски, едят странную еду, пользуются каким-то странным интернетом, поэтому да, чего-то у них такое происходит. Но во всем остальном мире, нет, что вы! Ни Apple, ни Google никогда и никому! К сожалению, выяснилось, что это не так.

Второе обстоятельство, я бы сказал, психологическое. Некоторый ущерб нанесенный людям, которые расстались с некоторым количеством иллюзий и некоторым количеством надежд. Им казалось, что есть какие-то силы, на которые можно рассчитывать, которые в случае чего помогут, поддержат и так далее.

Нет, это не так. Откровенно говоря, я не знаю, на каком уровне принимались эти решения. Это громадные компании. Я и в той и другой был физически ногами в свое время, в свое время, когда я — сообщаю важную информацию Марии Захаровой — бывал в США, причем как раз в тех местах, где у них штаб-квартиры. Я приходил в гости и туда и сюда. И с высунутым от любопытства языком разглядывал всякие их помещения. Все это невероятно живописно и прекрасно устроено. Показывал в Фейсбуке картинки оттуда. Майку нашел, которую купил в Гугле, в их внутреннем магазине.

Так вот это огромные компании. И от людей, с которыми я разговаривал, я знаю, что как в любой огромной компании, там невероятное количество всякого бардака. И система принятия решений там довольно странная. В каких-то ситуациях страшно коллективная, в каких-то ситуация страшно персональная. В каких-то ситуация вообще непонятно, куда здесь идти, потому что имеется огромная иерархия начальников, которые сидят друг на друге, и непонятно, кто за что отвечает.

С.Пархоменко:Гугл доксы тоже работают, несмотря на то, что обещали, что не будут работать
Всегда в этих огромных компаниях это происходит. И всегда эти компании, поскольку они очень большие и поскольку они очень много зарабатывают, они как бы сами себя утешают тем, что ну, послушайте, у нас до такой степени все хорошо, мы так хорошо зарабатываем, у нас так много инноваций, нас все так уважают, нас все так боятся. Ну ,хрен с ним, пускай у нас внутри будут эти заусенцы. Ну, ничего страшного. Мы такие прекрасные, что мы можем себе это позволить.

Чаще всего как раз, наоборот, маленькие компании, находящиеся на этапе развития, на этапе стартапа, первоначального рывка, они очень озабочены тем, чтобы процедуры были отлажены, устроены идеально. А большие компании уже давно махнули на это рукой. Поэтому я не знаю, принимали ли эти решения офисы на уровне Российской Федерации. Это вам специалисты из программы «Точка», которая, по-моему, в воскресенье происходит с Александром Плющевым на этом, вам про это расскажут. Я не расскажу.

Я знаю, что пугали, прямо тюрьмой пугали уголовным преследованием и всем, что связано с заключением в российскую пенитенциарную систему. Пугали сотрудников, которые в России. Об этом сведения утекли в газету The New York Times. Сегодня они были опубликованы, что сенаторы, которые пытались имитировать — это, конечно, замечательная обезьянья манера, когда они пытаются сделать, как у больших — у нас тоже будут парламентские слушания. Вот мы видели в CNN парламентские слушания по поводу вмешательства в американские выборы, там сидел, кстати, Цукерберг и потел, очень волновался, это было очень красиво. И замечательные всякие театральные кинематографические сенаторы на него набрасывались. Они были такие голливудские, они были в белых рубашках с закатанными рукавами, они употребляли всякие полунеприличные выражения, изображали из себя своих парней. Это было страшно живописно, невозможно было оторваться.

«Мы тоже такое устроим в нашем Совете Федерации», — говорят российские сенаторы. Но российские сенаторы, они такие российские… поэтому это выглядело довольно карикатурно. Но, как многие карикатуры в российской истории… знаете, сталинизм тоже ужасно карикатурен. Этот ужасный чувак в усах, весь это Киндзмараули, вот этот Хрущев, который танцует гопака — вот это все. Это было на самом деле довольно смешно. Но только это обошлось многими миллионами убитых людей. Это часто такое бывает в российской и советской истории.

Это тоже, с одной стороны, выглядело довольно смешно, как они, надувая щеки, спрашивали: «На чьи деньги существует система магазина приложений Apple? Кто финансирует магазин приложений?

С.Пархоменко Ядрена вошь, ну кто финансирует магазин приложений? Кто надо, тот и финансирует. Но шутки шутками, но между делом они этим людям сказали: «Мы вас посадим. Вы находитесь на территории Российской Федерации. Мы вас не выпустим и посадим. Вот и все. Лично вас. Если вы будете, — как они выразились, — прикрывать свою материнскую компанию». Они не прикрывают свою материнскую компанию, они выполняют корпоративные процедуры внутри этой компании. Они соответствуют стандартам своей материнской компании. Но им было сказано по-другому: «Если вы будете прикрывать свою материнскую компанию, мы вас закроем».

Вот в этой ситуации кто-то в Apple и кто-то в Google принял решение: Да ну их к черту! Да провались они пропадом. Еще мы будем рисковать живыми людьми, нашими собственными сотрудниками, чтобы это зверье их отправляло в пресс-хаты. Да провались он. Тем более, что все, кому надо уже знают про это «Умное голосование» и давно уже вычислили своего депутата прекрасным образом. Не стоит оно того, решили они.

С.Пархоменко: Здесь убивают, в этой стране, и про это надо помнить
Но если репутационный ущерб своей компании и, я бы сказал моральный, психологический ущерб людям, которые им доверяли и им надеялись. Ну, может, оно стоит того. Может, в этой ситуации здоровье этих сотрудников и важнее. Давайте опустимся все-таки на этот уровень. Они же имеют дело со зверьем, как мы понимаем, эти люди, эти служащие этих компаний, они имеют дело с людьми абсолютно безумными. С людьми, которые доказали, что они для того, чтобы понравиться начальству и заработать лишнюю звездочку, готовы абсолютно на все. Если надо, они «Новичок» применят. Если надо, они травить будут, бить будут, стрелять будут в подъезде, как Анну Политковскую. Политковскую застрелили в подъезде, я помню.

О.Бычкова Да. Политковскую и Старовойтову.

С.Пархоменко С пакетами из магазина «Седьмой континент» при входе в лифт. Как сейчас помню. Так что с этих станет. Я уж не говорю про Немцова и всех остальных. Здесь убивают, в этой стране, и про это надо помнить.

И, по всей видимости, люди на каком-то уровне, не знаю, на каком, может быть, на самом высоком, а, может быть, на среднем, а, может быть, даже почти низовом, про это вспомнили.

Но из этого есть важный урок: не надо на это сильно рассчитывать. Никто за вас эту работу не сделает. Вот эту работу продолжают делать люди, оставшиеся на свободе. Над ними принято ржать в структурах Russia Today и всех остальных: «Они все сбежали из России». Они не сбежали из России, вы их выгнали из России. И они оттуда в тяжелейших обстоятельствах продолжают работать. Это вы думаете, что они там на курорте сидят. Это вы думаете, что они бланманже кушают и пьют шаблишечку вкусненькую-вкусненькую, которую вы в Russia Today так сильно любите.

На самом деле это устроено немножко не так. На самом деле надо самим придумывать, самим искать выход. Надо самим умножать эти линии обороны. И так оно, в общем, и делается, и, как мы видим, успешно. Выборы-то, смотрите, во что превратились. Выборы в некотором роде перевернуты кверху ногами уже. Выборы сегодня — это борьба между Путиным и Навальным. Путин сидит в Кремле, а Навальный сидит в тюрьме. А воюют они на равных.

Как это так получилось? Смогли. Удалось, сделали. Превратили своего сидящего коллегу, друга и начальника в главное действующее лицо этих выборов, и ответили на вопрос, зачем он вернулся в Россию. Вот за этим. Потому что быть крупнейшим российским политиком, каковым он остается и в тюрьме. И разговоры о том, что «А чего же он приехал? Он же знал, что его посадят. Нормальные люди так не делают». Нормальные люди так не делают, а крупнейшие политики делают. И в это смысле он не нормальный человек, а политик. Вот такого масштаба. Явлинский бы этого не сделал, и Зюганов бы этого не сделал. Ни Жириновский бы этого не сделал, потому что они и находясь в стране, не могут превратиться в главных действующих лиц этих выборов. Они второстепенные марионетки. Каждый висит на своей веревочке в своем углу сцены. А Навальный стоит возле рампы. Вот, как это у них получилось.

И смежный с этим вопрос, который мне задают… Это все вопросы — простите, я уж не называю авторов этих вопросов, — но я их все выгребаю из списка, который я составил, глядя в свой Телеграм-канал «Пархомбюро», где я собирал эти вопросы для того, чтобы построить эту передачу. Еще раз спасибо тем, кто эти вопросы задавал.

Вот были несколько человек, которые меня расспрашивали про «Альянс врачей» (признан инагентом российскими властями) и про то, что вот ближайшая сотрудница или сторонница очень яркая, очень запоминающаяся по-прежнему Навального заявила о том, что она просит больше не ассоциировать ее организацию с этим, и что вот, наверное, она была заложницей, наверное, ее пытали, наверное, с ней произошло то, что происходит в Беларуси в таких случаях, когда людей сажают и пытают, это она вот такой русский Протасевич. Послушайте, я не знаю, пытали ли ее. Думаю, что нет. Но я хорошо себе представляю, что можно, действительно, как справедливо сказал по этому поводу Иван Жданов, можно превратить жизнь в ад, если нужно.

Я легко себе представлю то ежедневное давление, которое испытывает на себе человек, который открыто говорит, что он является сторонником и сотрудником Навального, да еще и за которым есть какая-то команда, структура, организация, какой-то замысел, какие-то цели, которые люди ставят, связанные в данном случае, например, с медициной, с защитой интересов врачей, с созданием профессионального врачебного сообщества и так далее. И вот это давилово продолжается вот эти 8 месяцев.

Ну, в какой-то момент человек говорит: «Ну, пожалуй, хватит. Пожалуй, я сделал, что мог. Мой ресурс исчерпан». Я не могу осуждать на этом месте никого. Для этого никакие пытки не нужны. Не нужно, чтобы человеку что-нибудь куда-нибудь втыкали или чем-нибудь жгли или дергали его каким-нибудь током.

Мучения бывают другого рода: постоянное давление, постоянные придирки, постоянные допросы, постоянные обыски, постоянные разговоры с этим жлобами в форме и без формы. Имейте какое-то милосердие к людям. И еще будет много таких случаев.

Конечно, среди них есть совсем грустные. Есть такие люди, которые прямо работать такими профессионально разочаровавшимися в Навальном. Вот это уже, пожалуй, слишком. И вот это прощать не хочется. Когда человек как-то вышел из этой игры, спрыгнул с этого поезда и продолжает теперь работать в другую сторону. Вот это всегда выглядит грустно. Я надеюсь, что в данном случае ничего такого не произойдет. Но сам факт, когда человек говорит: «С меня хватит» — ну, это можно понять. Так что этот сюжет мне тоже кажется, такой, достойный понимания.

И последнее, что я хочу сказать. Это вопрос важный, принципиальный. Мне задает него мой читатель по имени Артем, который спрашивает, что вот Татьяна Становая, довольно известный российский аналитик, который, кажется, тоже живет в каких-то других странах, она считает, что неизбежен рост репрессий и никакого смягчения не будет до условного 5 март 53-го года. Погуглите, что случилось 5 марта 53-го года. А будут следующие враги режима, и, может быть, даже будут какие-нибудь этнические чистки, как в последние годы жизни того, кто 5 марта 53-го года.

И вот, дескать, согласен ли я. Да, я согласен. Вот это важно понимать, что ничего после 19 сентября, после окончания этого голосования, которое я не решаюсь называть выборами, ничего не изменится в лучшую, легкую сторону. Никто не отвинтит никаких кранов, никто не ослабит никаких гаек. На самом деле мы присутствуем — и я про это говорил, — при радикальном, глобальном перерождении этого режима. Он из авторитарного становится тоталитарным. Он создает внутри себя огромную группу людей, лишенных гражданский прав. И это не потому, что выборы, а это потому, что нужен враг внешний и внутренний. И количество врагов будет увеличиваться. И я уверен, что часть этих врагов будут на этнической почве.

Не хочу ничего подсказывать. Я уже много раз говорил, что есть некоторое количество претендентов в это положение, — но несомненно, количество врагов режима, лишенных гражданских прав, лишенных доступа к правосудию, лишенных возможности защищаться, возможности жить на равных со своими согражданами, эта группа будет несомненно расширяться и там будут разные наименования этим людям присваивать, разных иностранных агентов, экстремистов, врагов того, нежелательных сего и прочее. А причина у этого вот такая — большая, глобальная, идеологическая.

О.Бычкова Это Сергей Пархоменко в программе «Суть событий». Спасибо всем, кто был с нами. До встречи через неделю. Пока!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире