'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 22 января 2021, 21:05

С.Пархоменко 21 час и 4 минуты в Москве. Это программа «Суть событий». И я Сергей Пархоменко. Добрый вечер!

Программа у нас с вами сегодня в обычном, стандартном режиме, то есть продолжается она ровно час, но из этого вовсе не следует, что я не успею прочитать разных СМС-сообщений, которые мне шлете на номер: +7 985 970 45 45. Можно эсэмэски отправлять и через сайт «Эхо Москвы» и при помощи приложения «Эхо Москвы» для планшетов и смартфонов.

А еще есть YouTube-трансляция, там есть чат. Люди что-то пишут, переругиваются, как обычно, между собой. На меня никакого внимания не обращают. Это обычное у них там развлечение. Может быть, когда-нибудь кто-нибудь придет, кто и мне вопрос задаст. Во всяком случае, я буду туда иногда поглядывать.

«Какая замечательная новость — пишет неизвестный нам пользователь, но с известным нам номером телефона, который кончается на 666, разумеется. Это адский пользователь, — о возможном лишении «Эха» лицензии. Вы там не переживайте. Устроитесь где-нибудь в своих штатах по обмену». Вы тоже не переживайте, всё будет в порядке. Никто никого не лишает. Это, конечно, пустые пугалки, сказал бы я, и не стоит на них обращать внимания.

Главное событие произошло ровно неделю назад. Мы с вами подробно это обсуждали в прошлую субботу. Все следили за тем, как происходит процесс возвращения в Россию Алексея Навального. Люди безмозглые с трудом пытаются понять, что же произошло и зачем ему это надо. Ну, как же, он же знал, что его ждут тут, что его ждут с задержанием, с арестом, со всем на свете. Зачем же он возвращался? Значит, это кому-то надо?

Ну, конечно, это кому-то надо, успокойтесь. Это еще ему ровно надо. И еще это надо мне. Я бы хотел, чтобы человек, который в России возглавляет сегодня, во всяком случае, по факту своей наиболее активной деятельности оппозиционное движение, был бы здесь, в России. Я этого очень хочу, мне это очень нужно. Навальный, по всей видимости, как-то это почувствовал, каким-то способ услышал, угадал, что находится у меня в голове и понял, что дальше оставаться там ему нельзя.

Хотя мне-то казалось, что ему можно продолжать ту работу, которую он делает, расследовательскую работу можно проделывать и из Германии. Но он решил, что отсюда удобнее. И вот вам результат — немедленно этот двухчасовой фильм с несметным количеством просмотров за двое с половиной суток, как он появился. Понятно, что он останется на некоторое время, по меньшей мере, в истории мирового интернета, в истории мирового YouTube, как феномен, который собирал миллионы просмотров с такой совершенно грандиозной скоростью.

И это не простое бахвальство. Я утверждаю, моя теория, если можно так ее называть, заключается в то что это, в общем, вполне содержательное событие: люди уходят из-под действия, из-под давления… Вот мне подсказывают, что уже 60 миллионов. Ну да, понятно, и это только начало. Если вы посмотрите на то, какое количество людей посмотрело в итоге фильм про Димона за прошедшие эти годы, то вы поймете, то нас, наверное, с вами ждет и 100 миллионов где-то впереди.

Так я говорил о том, что, на мой взгляд, это вещь содержательная. Люди уходят из-под давления, из-под действия государственной пропаганды. И это цифры содержательные, которые позволяют судить о том, до какой степени, с каким энтузиазмом и с какой важной готовностью люди хотят получать свое представление о жизни из других источников. Это уже важно. Это не просто такое ленивое перещелкивание кнопками на диване. Это некий осознанный выбор, который люди делают. Понятно, что всё это подлежит серьезному анализу. Ну, например, довольно легко убедиться, что значительное количество людей, которые смотрят этот фильм, не смотрят все два часа. Там глубина просмотра, то есть пребывание человека у экрана, как я понимаю, сейчас не очень большая. Примерно полчаса люди в среднем смотрят. Понятно, что эти полчаса образуются оттого, что кто-то появился, посмотрел и ушел сразу, решив, что «я потом досмотрю, когда-нибудь». Кто-то посмотрел от начала до конца. В целом получаются эти полчаса. И понятно, что люди будут еще смотреть и смотреть, вникать в эти подробности.

С.Пархоменко: Я бы хотел, чтобы человек, который в России возглавляет оппозиционное движение, был здесь, в России

Но сама интенция очень важна, сам факт этого переключения и ухода из-под действия пропагандистских каналов. Вернуть этих людей обратно будет довольно трудно. У людей появляется навык, общее сознание, что мир вообще устроен не так, как он выглядит в телевизоре.

Ведь мы же с вами прожили довольно значительное количество лет в ситуации, когда событие, которого нет в телевизоре, не существует в природе, и наоборот, событие, которым телевизор полон, и есть то событие, которое имеет значение. Мы с вами помним, например, как манипулировали общественным сознанием все бесконечные политические ток-шоу, которые сами создавали повестку дня и сами этой повестке дня месяцами следовали, создавая ощущение, что это всё, что происходит на свете.

Для того, чтобы людей вынуть из этого ватного облака, нужны серьезные усилия. Эти серьезные усилия предприняты и будут предприниматься и дальше. Более того, я это говорил после того, как появились эти расследования, которые обнародовал Навальный, находясь еще в Германии, которые были сделаны на основе изысканий Bellingcat, прежде всего, этого замечательно расследователя по имени Христо Грозев. Я говорил это тогда и я повторю это сегодня, что это начало некоторого общего общественного открытого доступного для всякого участника гражданского расследования каких-то важных вещей, имеющих отношение к жизни российского общества, скорей всего государства и каждого отдельного российского гражданина.

Это перестает быть — вот это очень важная вещь — каким-то тайным колдовским искусством, которым владеют только какие-то отдельные люди, которые имеют доступ к какой-то таинственной информации, которую нормальный человек нигде не может взять, а можно только раздобыть ее только у иностранных спецслужб. Не зря же люди, которые сегодня управляют Россией и, собственно, сам Путин, пытается нам в этом убедить, что «нет-нет, вы не подумайте, это информации не существует, ее нельзя раздобыть, ею нельзя пользоваться, ее нельзя анализировать, эта информация особенная вещь, вы можете ее только у ЦРУ взять и легализовать ее», — вот, что вам пытаются объяснить.

Хотя на самом деле в современном мире современных коммуникаций, в мире бесконечных, открытых для доступа баз данных или полуоткрытых, в которые можно получить доступ, если предпринять некоторые усилия, иногда заплатить какие-то, довольно незначительные деньги, иногда просто использовать какие-то навыки или аналитические приемы, которые, в общем, можно передать из рук в руки, можно их преподавать, можно им обучать, можно им обучиться самостоятельно. И всё больше и больше людей смогут принимать участие в анализе этой информации.

Вот так это было со всеми этими бесконечными базами данных и графиками перелетов разнообразных отравителей. И нас, несомненно, ожидает еще много информации на эту тему. Мы ждем, я думаю, в ближайшие дни появится новая информация и новый анализ тех данных, которые, в общем, выложены в открытый доступ, и которые желающий может пополнить, может расширить. И я абсолютно уверен, что значительное количество людей сегодня и в России и вокруг России этим занимаются.

То же самое происходит, например — давайте я для простоты скажу — с этим дворцом. Хотя, конечно, речь идет не о дворце, речь идет, как мы видели, об очень развитой, очень распространенной и втянувшей в себя колоссальное количество людей, огромное количество денег, разные коммерческие структуры, системы коррупции на самом российском верху, системой коррупции с участием непосредственно президента России. И вот эта некоторая разница, которая характеризует Навального и людей, которые работают вместе с ним сегодня в отличие от того, что происходило еще, скажем, полгода тому назад. Вот это цена, которую в некотором роде заплатил Кремль и люди, которые вокруг Кремля кувыркаются, за шанс избавиться от Навального окончательно, за шанс отравить его.

Разница, конечно, очень существенная. Действительно, Навального часто упрекали, что он занят кем угодно и направляет свои расследования на кого хотите, но только не на Путина. Путин как-то остается в стороне. Вот теперь это произошло, вот теперь это случилось. И мы видим Навального совершенно другого, и мы видим, и мы видим, что основным его контрагентом в этих расследованиях и основной целью его расследований становится Путин и его ближайшее окружение. И люди будут продолжать этим заниматься.

И вообще сегодняшняя Россия — это страна, в которой процветает расследовательская журналистика. Я вам это говорю как координатор уже несколько лет существующего, довольно мощного проекта под называнием «Редколлегия», который занимается анализом, оценкой и поощрением расследовательской, во всяком случае, информационной журналистики.

С.Пархоменко: Навального часто упрекали, что он занят кем угодно, но Путин остается в стороне

Я вам скажу, что эта профессия, она несмотря на все страшное давилово, которое мы наблюдаем, развивается очень хорошо. Несмотря на то, что такая стандартная, классическая, конвенционная пресса в России лежит в руинах, но вот на обломках ее образовалось довольно значительное количество отдельных людей или, может быть, мощных журналистских объединений, которые занимаются сбором и глубоким анализом информация и выдачей этого всего на поверхность. Я нисколько не сомневаюсь, что все они — я назвал бы «Проект», The Bell, «Новую газету», «Важные истории», «Медиазону», «Медузу», собственно, Bellingcat с его различными российскими филиалами — несомненно, они и будут заниматься тем, чтобы продолжать это расследование.

Уже сегодня это происходит. Вот с тех пор, как появился этот фильм по поводу коррупции в высших эшелонах российской власти, символом которой является этот нелепый, смешной, карикатурный царский дворец, — уже даже с этих пор появилось много нового и дополнительного. Люди всё время спрашивают: «А что там, собственно, такого, чему мы не видели раньше?»

Прежде всего, мы не видели раньше приведение разрозненной информации по поводу этой коррупции в некоторую цельную, внутренне непротиворечивую, логичную и понятную картину. Это тоже очень важная работа, между прочим. То, что пренебрежительно называют компиляций, то, что называют «вот собрали всё в одну кучу». Нет, не в одну кучу, это в одну структуру. Это важнейшая вещь на самом деле. Это довольно частая ситуация в мировой журналистике, когда есть какие-то отдельные элементы и людям на протяжении многих лет кажется, что они не связаны между собой, что они существуют сами по себе, а на самом деле речь идет о том, что это одна система, что это одна структура. Это же важная дополнительная ценность, которую дает это расследование, не несмотря уже о том, что оно сделано очень наглядно, очень убедительно. В нем как бы все концы сведены к некоторой единой структуре, названы имена, лица, не оставлено ничего смущенно недоговоренного, что было до сих пор в значительной мере, чем отличались все расследования, так или иначе, связанные с Путиным.

Вот я смотрю на то, что появилось уже, например, после этого фильма. Есть некий человек по имени Андрей Морозов, чрезвычайно неприятный, надо сказать тип, человек, который известен как деятель вполне себе национал-социалистической ориентации, человек, который сидел за это, человек, который называл себя сталинистом и русским националистом. Человек, который бросался помидорами в «Контрольную прогулку». Помните, была такая замечательная акция весной 2012 года? Она же «Писательская прогулка» по Москве, в которой я тоже принимал участие. В общем тип крайне неприятный, но неважно.

Кто бы он ни был, каким бы он ни был, но вот, пожалуйста, человек полез уже по следам эти навальновских расследований и обнаружил некоторую очень важную и интересную техническую деталь, которая встраивается в свободное окошечко в этом пазле, очень аккуратно в него входит — про вот эту бесполетную зону вокруг этого дворца, элемент, который был в расследовании Навального. И вот теперь он дополняет его тем, что эта бесполетная зона имеет характеристики абсолютно уникальные. Так устроена еще только одна — та, которая накрывает дворец Бочаров Ручей. И появилась эта бесполетная зона в точности тогда, когда человек, который упоминается в этом расследовании — Колесников, — который принимал участие в строительстве в 2011 году, вывалил на поверхность, на всеобщее обозрение первую порцию информации об этом дворце.

Тогда он был спешно перепродан, спешно перепрятан. И спешно было объявлено, что «нет-нет, это коммерческий объект, который не имеет к власти никакого отношения, не обращайте внимания, вся история с ним уже кончилась». А на самом деле история только началась в этот момент. И в этот момент только начались эти технические мероприятия, связанные с тем, что этот дворец нужно спрятать от посторонних глаз и, в частности, устроить над ним бесполетную зону, чтобы никто не мог наблюдать за ним с воздуха, использовать какие-то летательные аппараты с человеком на борту или дроны без человека.

Вот уже после расследования находятся люди, которые спокойно это вынимают и вываливают это наружу. И каждый день мы будем получать всё больше и больше, потому что ворота эти открыты. Работа эта запущена. Это теперь работа, в которой участвует колоссальное количество людей.

И именно поэтому люди, которым приказано создавать у нас с вами ощущение, что всё это не имеет никакого значения, они так нервничают. Именно поэтому они в совершенно несвойственном им тоне, уже пытаясь демонстрировать свое пренебрежение — раньше им удавалось выглядеть пренебрежительно, — а теперь они мучительно пытаются быть высокомерными, быть развязными. На самом деле видно, как они напряжены. Я говорю о Пескове, в частности, и о других людях, которые комментируют всю эту историю. Видно, как они напряжены, как они перепуганы, видно, как бегают их глаза, видно, как они следят за тем, что еще вытащили, а что еще нашлось, а что еще нам не удалось удержать, а где еще дырка, которую надо заткнуть пальцем.

Всё это будет продолжаться и дальше. А реакция на это будет всё более ожесточенная. Я бы сказал, что среди новостей последних дней, среди новостей уже, может быть, тех 48 часов, когда основной новостью и основной темой для разговоров становится история с завтрашними протестными акциями, напомню, что со стороны штаба Навального прозвучала информация о том, что завтра, на главных площадях и улицах больших городов России будут происходить протестные акции. (Акции не согласованы властями) Они будут происходить вне зависимости от того, разрешены они или не разрешены и вообще, какие движения и выкрики раздались со стороны местной власти, которая, как мы хорошо помним, не может своим собственным решением отменить 31-ю статью Конституции Российской Федерации, которая гарантирует нам с вами право на участие в таких протестах.

С.Пархоменко: Школьный процесс в России наполнен этим околопутинским мусором, всей вот этой единороссовской дрянью

Так вот из новостей последних 48 часов я бы выделил небольшую деталь, как нападение на адвоката. Действительно, сложился ведь уже некий механизм, некая традиция, некая процедура этих протестов. И мы с вами в какой-то мере привыкли к тому, что каждый раз, когда возникает опасность массовых задержаний, массовых избиений, нарушений прав людей, мобилизуется довольно значительное количество профессионалов юристов, которые, используя связи внутри этой профессиональной среды, а иногда используя уже какие-то сложившиеся сети типа «ОВД-Инфо» и так далее, пытаются помочь людям противостоять этой волне насилия.

Вот и мы наблюдаем в адвокатской среде последние часы довольно много происходит разговоров, мы наблюдаем, что адвокатов начали не просто не пускать, как мы это всё чаще видим — вспомним историю с этим первым бутафорским судом над Навальным, когда к нему не допускали адвоката на протяжении почти суток, — а адвокатов просто бьют. Их отстраняют и их обвиняют уже как соучастников этих событий. Это абсолютно недопустимая вещь. Это вещь, обреченная на Европейский суд, на штрафы, это вещь, обреченная на то, чтобы в дальнейшем привести к ответственности тех людей, которые себе это позволяют.

Мы с вами понимаем, что судья, которая участвовала в этой судебной карикатуре, в которой Навальному были даны 30 суток абсолютно беззаконного ареста, я подчеркиваю, абсолютно беззаконного, проанализирован Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации, и совершенно очевидно, что эти 30 суток были даны Навальному по статье, которая не имеет к нему никакого отношения. Эта статься предназначенная для людей, приговоренных и принудительным работам. Навальный никогда не был осужден к принудительным работам. Эта статья к нему применена быть не может.

Почему я про это вспоминаю, про этот, казалось бы, уже отработанный сюжет. Человек совершил этот поступок, это решения, я имею в виду судью, и она понимает, что ей предстоит за это отвечать. Она знает, что ей самой предстоит быть под судом за это решение. Она знает, что она совершила заведомо неправосудное действие. Она знает, что в лучшем случае она будет лишена своего статуса, а, скорей всего, понесет и личную уголовную ответственность по статье о заведомо неправосудных решения. Но она идет на это, она считает, что это меньший ущерб — согласиться на это сегодня, чем сказать, что она не готова во всем этом участвовать.

Так вот люди, которые преследуют адвокатов, которые ставят адвокатов в позицию соучастников, люди, которые осуществляют насилие над адвокатами, — это люди, которые совершенно откровенно идут на грубое нарушение закона, на отчетливое, осознанное преступление просто в надежде на то, что действующая власть их прикроет. Ну, сколько-то она будет их прикрывать, но когда-то же ведь это кончиться.

«Вы разве не слышали, что деятельность адвокатов не относится к правосудию? ФСИН же заявил», — пишет мне наш слушатель по имени А.Н. Ну, ФСИН может заявлять может быть всё что угодно. Прежде всего, сам ФСИН не имеет отношения к правосудию. Возможности ФСИН и полномочия ФСИН в разных обстоятельствах, наверное, в таких, которые связаны с делом Алексея Навального, очень ограничены. И в действительности он не мог здесь выступать инициатором ареста. Так что мало ли что ФСИН заявил. Адвокат несомненный участник состязательного процесса. И нет никаких сомнений, что насилие над адвокатом является преступлением над ключевыми, базовыми норами закона в стране. Это и есть демонтаж правового государства. Вот так это выглядит. В точности это является этой процедурой.

Давайте я остановлюсь на этом месте. Через 3-4 минуты вернусь после новостей и вторую половину программы «Суть событий» мы продолжим и по поводу предстоящих нам завтра событий. Это все-таки важная очень вещь. И тут вырисовываются важные обстоятельства на этом этапе подготовки к ним. И есть еще другие темы, например, у нас американский президент вступил в должность.

Перерыв в программе «Суть событий» со мной. Сергеем Пархоменко

НОВОСТИ

С.Пархоменко 21 час и 33 минуты. Это вторая половина программы «Суть событий». Я Сергей Пархоменко. Номер для СМС-сообщений: +7 985 970 45 45. И есть еще вторая возможность общаться со мной прямо здесь, в прямом эфире — это чат YouTube-трансляции.

С.Пархоменко: Сегодняшняя Россия — это страна, в которой процветает расследовательская журналистика

Игорь Рыбаков мне пишет: «Мною лично госчиновник Песков был замечен в отеле Waldorf Astoria на Мальдивах 7 января этого года. Откуда у госчиновника бабло?» Послушайте, никто не гарантировал, что вы не обознались. Мало ли, может быть, еще у кого-то есть такие усы пушистые. Но в целом меня совершенно не удивило бы, что у госчиновника есть бабло на мальдивский шикарный отель. Знаете, как в том анекдоте: «На насосал, а подарили». Ну, подарили, а не насосал. Ему и часы подарили, а не насосал. Он вообще много чего не насосал. Профессия его такая, что можно и на Мальдивах оказаться.

«ФСИН уже заявил…». Да, это я уже читал.

— «Скажите, пожалуйста, ваше мнение насчет блога Мовчана?» На мой взгляд, в этом блоге написаны глупые вещи. Но Мовчан имеет полное право эти глупости высказывать публично. Это его мнение, и он это ровно оформляет, как свое мнение, а не как истину в последней инстанции. Мнение может быть и глупым.

«Почему молчит адвокатское сообщество? Где же Резник, Падва?» — спрашивает у меня Мария? Адвокатское сообщество довольно пуганое в Российской Федерации, особенно официальное адвокатское сообщество. Как и в любом другом творческом союзе, я бы сказал, возникает некоторая надстройка, которая очень дорожит своим положением и которая как-то очень надувает щеки и пытается всё время уводить разговор в сторону. Это приводит к тому, что возникает альтернативное адвокатское сообщество, ровно, как это и происходит сегодня в России. Появляются другие лидеры, появляются другие медиа, которые служат для того, чтобы внутри этого сообщества происходило какое-то профессиональное общение, какой-то обмен информации. Так ровно это и происходит в России. Потом оказывается, что начальство отдельно, а реально работающие люди отдельно, и реальное общественное мнение внутри этого сообщества тоже отдельно.

«Почему молчит Дудь» — спрашивает у меня Айдар Вали. А почему вы не умеете пользоваться интернетом, дорогой Айдар Вали? Почему вы не можете найти информацию, если она вас интересует. Дудь не молчит, вы просто не умеете искать. Идите в Гугл и ищите. Всё будет в порядке.

Вот тут вам немедленно сообщает Елена Багаева, что да, он написал сильный текст и высказался вполне отчетливо по этому поводу. Вы просто не в курсе». Вот это меня поражает — обилие людей во всех и всяческих чатах, эсэмэсках и так далее, которая появляются для того, чтобы сказать: «Почему вы никогда не рассказываете об этом?.. Почему нет ни единого слова о том?.. Почему никто не сказал, что…?» — и дальше что-нибудь излагается. А вы точно знаете, что никто не сказал, информации не было, и никто никогда не говорил? Может быть, вы просто искать не можете? Может быть, вы просто ослепли? Вот и всё.

«А вы на митинг пойдете?» — спрашивают у меня. Ну, конечно, пойду, а куда я денусь? У меня же столько детей. Пойду. Дети пойдут, и я пойду. Дети, правда, совершенно взрослые люди, более чем совершеннолетние, поэтому в этом сомнений нет.

Кстати, о митинге, детях и всем остальном. Это интересная история. Вот она, действительно, похоже, что искусственная. Искусственная в той части, в которой речь идет о каких-то провокациях, каких-то намеренных вбросах в соцсети для агитации детей и так далее. Ничего этого я не вижу. И в отличие от этого человека, который спрашивал про Дудя, не посмотрев, что происходит на самом деле, не вижу, несмотря на то, что внимательно смотрю. И никто этого не видит, и никто не сможет показать мне никаких провокаций, и никто не сможет мне продемонстрировать никаких специальных, искусственных вбросов ни в какие социальные сети по поводу участия в завтрашних событиях несовершеннолетних, детей и прочих. С другой стороны, я вижу и в Тик Токе, и ВКонтакте, и Твиттере я вижу, и в Инстаграме огромную популярность этих тем — темы Навального, темы протеста и темы несогласия детей с тем, что к ним лезут с этой вонючей провластной политикой.

Вот я сегодня, например, опубликовал у себя в Фейсбуке абсолютно комическое заявление Министерства просвещения Российского. Оно написано глубоко безграмотными людьми, которые, во-первых, плохо владеют русским языком, а, во-вторых, мучительно пытаются изобразить какую-то теплоту, душевность и даже какую-то даже, я бы сказал, задушевность притом, что совсем-совсем не владеют никакими, я бы сказал, средствами выражения своей точки зрения. Посмотрите у меня в Фейбсуке очень смешное заявление, в котором говорится, что хорошо бы завтрашний день посвятить «катанию на санках и приготовлению любимого блюда». Вот этот чудовищный, совершенно канцелярский, деревянный занозистый язык, который вылезает, он, конечно, немедленно здесь всё собою раздавливает.

Но не успел я это вывесить, как меня завалили картинками, колоссальными количеством картинок из самой разной школьной жизни, которые показывают, что школьный процесс в России наполнен этим околопутинским мусором, всей вот этой единороссовской дрянью. Бесконечное количество людей, которые ходят по школам и что-то такое долдонят ученикам, бесконечное количество напомаженных, нафотошопленных портретов на стенках, флажков, транспарантов, каких-то идиотских утренников и постановок с переодевание в какую-то форму, с размахиванием единороссовскими флажками с медведями.

С.Пархоменко: Попытка выдать протесты за искусственное накачивание детской темы — последний инструмент этих негодяев

Понятно, что детей с этого воротит, понятно, что дети относятся к этому — они же нормальные, живые, веселые дети — они относятся к этому с отвращением, с глубоким отвращением. И только трусость их родителей заставляет их как-то это скрывать. Вообще детям свойственно демонстрировать отвращение, высовывать язык и говорить: «Бэ-э-э! Гадость!». Так обычно поступают дети, разговаривая между собой. Но поскольку родители им это запрещают, они этого не делают.

В таких ситуациях, когда напряжение растет, когда они видят, что и родители тоже обсуждают это, когда они видят, что в воздухе сгущается какое-то особенно настроение, всё это вылезает наружу. И мы видим огромное количество всей этой сетевой социальной продукции, бесконечного обсуждения того, как снимают эти портреты, как выкидывают эти флажки, как люди… дети — дети же тоже люди, — как дети договариваются о том, что завтра они не останутся дома. И в этом нет абсолютно ничего неожиданного. Вот и всё.

И то, что происходит с детьми, это очень естественная вещь. Попытка выдать это за заговор, попытка выдать это за провокацию, попытка выдать за искусственное накачивание детской темы — это, в общем, последний инструмент этих негодяев. Знаете, есть несколько вещей, про которые говорится, что это прибежище негодяев. Вот это точно последнее прибежище негодяев. Сначала заявить о том, что «вы провоцируете детей», а потом начать угрожать, прежде всего, этим самым детям. И Министерство просвещения и разные местные власти, и мэр Москва Собянин тоже вращают глазами, двигают бровями и намекают на то, что «не пускайте детей — будут бить». А вы не пробовали не бить? Может быть, проще дать указание вашей полиции, чтобы они не трогали детей? Все же вашей власти, вы же это можете сделать. Это несложно. Вы совершенно вправе поставить вопрос таким образом. Но вы его так не ставите. Вы предупреждаете, что будут бить. Значит, вы хотите разделить ответственность за это.

Вот это к вопросу пойти — не пойти, участвовать — не участвовать? Завтра важный день, и каждый для себя решит, как он проживет этот день. А где и что, вы знаете. Как добраться до того места, вы знаете. Ничего вам не нужно объяснять, никуда вас не нужно звать и ни за что вас не нужно агитировать. Вы все взрослые люди. И дети, которые отправятся туда завтра, поведут себя по-взрослому тем, что отправятся. Потому что в какой-то момент они должны выразить свое отношение к этой мерзости, которая наполняет их класс из года в год. Посмотрите на эти картинки.

Я обещал поговорить про Америку все-таки в оставшееся время. У меня есть 15 минут и часть времени я потрачу на то, что на протяжении последних суток уже мир наблюдает существенную разницу между новой американской администрацией и предыдущей, и, на мой взгляд, эта разница, прежде всего, в качестве, достоинствах нанимаемых этой администрацией и расставляемых по местам людей.

Это была чрезвычайно важная вещь, которую я сам наблюдал в США в начале трамповской администрации в 17-м году, когда это происходило. Когда выяснилось, что Трамп неспособен наполнить государственный аппарат американский качественными кадрами, и это главная его проблема. Он расставляет либо верных себе людей, либо случайных людей, и это, по существу, единственное их достоинство. И огромное количество профессионалов тогда просто опрометью бросилось от трамповской администрации, понимая, что участие в ней навсегда испортит, испачкает им резюме, их послужной список.

Сейчас происходит обратный процесс, и мы видим, наоборот, что большое число высококлассных профессионалов с удовольствием и с готовностью откликаются на предложение работать на эту администрацию. И разница, конечно, колоссальная, очень наглядная в тех людях, которых Байден назначает. Это первая история.

Вторая история заключается в том, что именно сейчас в значительной мере решается дальнейшая политическая судьба Трампа. Ясно, что Трамп набрал очень много денег на протяжении последних месяцев, когда он имитировал юридическую кампанию, которая была будто бы направлена на изменение результатов выборов. Это была имитация, это был спектакль, сейчас это абсолютно очевидно, и этот спектакль был направлено на то, чтобы собрать как можно больше денег в его политические фонды. Он собрал много. Эта операция для него была совершенно успешной в отличие от тех 60 имитированных исков, которые он с помощью свои юристов организовал. Ни один из этих исков не имел никаких перспектив и вообще не был предназначен для какого-то было продолжения или какого бы то ни было реального разбирательства в суде. Всё это была имитация, но денег собрано много.

И, по-прежнему, за спиной Трампа есть существенное количество американских избирателей, которые готовы за ним идти дальше. Число их, конечно, поредело, потому что за это время все-таки люди, у которых есть какие-то мозги в голове, посмотрели, как ведет себя их кумир, как он обманул их с судебными исками, какую он устроил отвратительную историю с этой атакой на Капитолий.

Здесь немедленно возникает эта история снова и снова. Я вижу эти вопросы: «А что же вы в одном случае за, в другом случае против? В одном случае вы отстаиваете право людей в России, отстаиваете 31-ю статью Российской Конституции на право людей на протест, а в другом случае вы отказываете людям в праве на протест и говорите, что они попытались штурмовать Капитолий и так далее?»

С.Пархоменко: Разные власти вращают глазами, двигают бровями и намекают на то, что «не пускайте детей — будут бить». А вы не пробовали не бить?

Разница заключается в том, что в одном случае это протест в пользу закона против беззакония. То, что происходит в России — беззаконно с нарушением прав людей, с этой новой продукцией «бешеного принтера», который раз за разом отнимает у людей их права и уничтожает их возможности на свободную гражданскую активность. Это важнейшая вещь для современного человека. Это важнейшая часть человеческой жизни сегодня — возможность заниматься тем, чем вам нравиться, общаться с тем, с кем вам хочется, участвовать в связях между людьми, участвовать во взаимном образовании, просвещении и так далее. У вас отнимают сегодня эту возможность.

Так вот в одном случае протест против этого, против беззакония власти. В другом случае протест против законной процедуры, которая отстаивает свою целостность, отстаивает свою эффективность, направленную именно на охрану прав граждан, потому что, в сущности, что охраняет вот это очень сложная, путанная, архаичная и устарелая, и сложная для анализа, для понимания избирательная система в США? Право людей на выбор. Это очень сложно, но это, тем не менее, так.

Эта система отражает два обстоятельства: люди должны иметь право на выбор, и США должны оставаться США, то есть федерацией большого количества свободных территорий, каждая из которых действует на свой лад и обладает довольно большими степенями свободы, довольно большой самостоятельностью. Для того, чтобы учесть одно и другое, нужно поддерживать эту систему американских институтов. На защите этой системы институтов стоит сегодня государственная власть в США. И атака на Капитолий была атакой на эту систему институтов.

В этом разница. В одном случае — протест против беззакония. В другом случае… ну, хорошо, назовем это протестом против закона. Есть разница? Есть два разнонаправленных, даже я бы сказал, противонаправленных действия.

Ну, так вот, я вернусь к Трампу. Что значительное количество людей, конечно, были впечатлены тем безумием, которое он затея уже после выборов. Но какое-то количество людей по-прежнему остается за ним, и велика вероятность, что он попытается создать свои крупные медиа, прежде всего, телевизионный канал. А, во-вторых, скорей всего, на основе этого медиа политическую партию. Уже довольно много слов на эту тему сказано, уже много чего просочилось наружу, вплоть до называния этой партии. Она должна называться Патриотической партией вроде бы.

И это интересная ситуация, потому что речь сегодня идет не о том, что будет создана партия и какие-то медиа, в том числе, телеканал или какая-то большая информационная система или большое социальное медиа в качестве органа этой партии. Скорее, наоборот, речь идет о том, что партия будет представлять собой объединение зрителей, слушателей, собеседников, участников этой информационной системы, как бы политическое воплощение сообщества людей, для которых это медиа является центром деятельности и как бы смыслом существования этой политической структуры.

Это интересная и очень закономерная вещь, когда коммуникации становятся важнейшим, ключевым элементом функционирования и общества и политики. И, видимо, так это будет устроено и дальше. И, видимо, именно в этом направлении будет меняться вся политическая система в США, что медиа будут играть все большую и большую роль. И, по существу, система выборов, система смены государственной власти, система народовластия в США будет всё больше построена на противостоянии разных медийных структур и разных коммуникационных систем. Так устроено человечество сегодня.

Там временем процесс подготовки к импичменту продолжается. Сегодня, собственно, стало известно, что формально обвинение будет передано из палаты представителей в сенат. В сенате ситуация радикально другая по сравнению с той, которая была в то время, когда первая в истории Трампа процедура импичмента была применена. Сегодня большинство уже на стороне демократов. Более того, существенная часть республиканских сенаторов обсуждает сегодня свою все-таки поддержат этот импичмент, потому что и значительное количество республиканских деятелей, влиятельных, активных, ключевых для этой партии, в общем, рады тому, что они, по всей видимости, получат возможность выскочить из-под этого трамповского давления, которое никого там особенно не радовало. И ситуация, в которой они смогут действовать, не оглядываясь на эту массу поклонников Трампа, эта ситуация их, пожалуй, радует.

И очень влиятельные в республиканской среде люди, например — чаще всего его называют — лидер бывшего сенатского большинства, а ныне сенатского меньшинства по имени Мич Макконнелл, это люди, которые склоняются к тому, что нужно поддерживать, по всей видимости, процедуру импичмента. И, в общем, шансы довольно большие, несмотря на то, что Трамп уже не президент, процедура импичмента будет доведена до конца. И это приведет к тому, что он будет очень существенно ограничен в возможности занятия разного рода государственных постов, кроме того он будет лишен разного рода президентских привилегий, всякой охраны, вспомогательных служба всяких дополнительных возможностей, которые предоставляются бывшему президенту США. Но и позор тоже важная вещь, важная и заслуженная в данном случае.

Да, вот в понедельник документы по импичменту должны формально быть переданы из палаты представителей в сенат. После этого сенат должен превратиться в некое подобие суда. И, как сказано в регламенте этой процедуры, заседать до тех пор, пока не будет принято решение. Это создает довольно большую проблему, связанную с тем, что надо же назначать разных министров. Когда же это делать? Поэтому есть некоторое количество людей, которые говорят о том, что хорошо бы это отложить, хорошо бы сначала закончить историю с назначением ключевых руководителей новой байденовской администрации, правительства, а потом уже заниматься этим. Но, по всей видимости, нет, все-таки импичмент начнется уже с начала следующей недели. Вот то, что я хотел сказать по американским делам.

Есть тема, к которой меня всё время просят вернуться. Давайте я все-таки скажу, потому что я довольно много про это говорил. Нехорошо это всё бросать.

Что происходит с противостоянием между группой, я бы сказал, начальников российских олигархов РСПП и гражданского проекта «Последний адрес», к которому я имею некоторое отношение? Приближается день суда в арбитражном суде московском. РСПП подал иск против «Эха Москвы», не против меня, хотя в связи с моей программой, в связи со словами, которые я здесь говорил.

Мы с Алексеем Венедиктовым подписали вдвоем и отправили каждому из членов правления РСПП письма на эту тему. Формальных ответов, насколько я знаю, нет. Есть ответы неформальные. Есть звонки, есть просьбы разъяснить ситуацию. Люди, которые в РСПП с изумлением обнаружили, что они по воле двух начальников РСПП товарища Шохина и товарища Кузьмина сделались вдруг главными провозвестниками борьбы с гражданским проектом, который направлен на память о жертвах политических репрессий в Советском Союзе и в России. Эта ситуация для них вполне отвратительная, во всяком случае тех людей, которые как-то подали свой голос.

Тем не менее, иск пока не отозван. И главное, что руководители РСПП товарищ Шохин и товарищ Кузьмин пока трусят, пока никаким образом не отвечают на бесконечно повторяемые, обращенные к ним призывы объясниться по этому поводу и объяснить, зачем они устроили всё это безумие и зачем они наврали так много. Здесь это предложение заключается в том, чтобы это было сделано здесь, в прямом эфире «Эхо Москвы». Для этого будет предоставлено и время и возможность. Но они пока этого избегают. Просто молчат, просто не отвечают. Поэтому я считаю своим долгом еще раз им об этом напомнить и еще раз их носом ткнуть. Они это заслужили — быть тыкаемыми носом в эту историю снова и снова, пока они все-таки не отважатся на какой-нибудь ответ. Ну, и будем ждать суда, который произойдет в первых числах февраля. Посмотрим, какой это примет уже формальный оборот.

Вот, собственно, и всё. Время у меня вышло. На этой неделе удивительно быстро, всего час в эфире. Это была программа «Суть событий», я Сергей Пархоменко. Всего вам хорошего. До будущей пятницы!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире