'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 20 ноября 2020, 21:05

О.Бычкова: 2107 в Москве. У микрофона — Ольга Бычкова. Это программа «Суть событий». Сергей Пархоменко с сутью всевозможных событий с нами в прямом эфире «Эха Москвы», в наших трансляциях в YouTube, на канале «Эхо Москвы» в Яндекс.Эфире. Все, как обычно. Привет тебе, добрый вечер!

С.Пархоменко Хорошо ли меня слышно, видно.

О.Бычкова Прекрасно тебя слышно, прекрасно тебя видно.

С.Пархоменко Я по-прежнему из Америки говорю. Это я просто предупреждаю тех, кто не понял.

О.Бычкова Это важное обстоятельство, потому что Сергей Пархоменко, действительно, из Америки, и наши зрители в трансляции видят, что просто над всей Америкой безоблачное небо, солнце. Ну, если ты в Америке, давай тогда рассказывай про Америку.

С.Пархоменко А куда я денусь? Раз уж я все равно здесь сижу, то давайте будут продолжать вам рассказывать про американские выборы. Хотя я должен сказать, что я сам тут посторонний человек…

О.Бычкова Сами мы не местные… Да.

С.Пархоменко Сами мы люди не местные, смотрим за этим всем, как за жизнью какого-то удивительного заповедника. Знаете, что я вам скажу? Парадоксальные вещи. Это что-то становится не очень интересно.

О.Бычкова В смысле?

С.Пархоменко Ну как, потому что все вокруг и я сам говорили, что если будут достаточно тесные результаты, а они получились тесные результаты голосования в некоторых ключевых штатах. По выборщикам, по количествам штатов и так далее, всё, конечно, с большим преимуществом в пользу Байдена и по общему количеству проголосовавших в национальном разрезе — всё с очень большим преимуществом в пользу Байдена, но есть несколько штатов, где, действительно, разница очень небольшая.

И все стали говорить, когда это выяснилось, и я тоже стал говорить, что сейчас будет ужас что, сейчас мы погрузимся в ад всяких юридических разбирательств, сейчас трамповская команда выкатит несметное количество исков, бесконечное количество каких-то сложных юридических тонкостей, разнообразных доказательств и всё это пойдет, будет подниматься вплоть до Верховного Совета…

О.Бычкова Верховного суда.

С.Пархоменко Суда! О, господи! Суда. Верховного суда. Извините, пожалуйста. Надо пойти к доктору Фрейду записаться на прием. Хотя да, их Верховный суд, конечно, играет роль похожую на то, что играл Верховный Совет в советское время. Решает всё в последней инстанции. Шутка.

Но ничего не произошло. Потому что юридически это выглядит невероятно беспомощно. Это вот классический случай, когда мы думал, что он о-го-го! А он чижика съел.

О.Бычкова Он — это Трамп ты имеешь в виду?

С.Пархоменко Трамп, конечно. Ну, а кто будет лезть с разнообразными юридическими исками для того, чтобы опровергнуть результаты выборов? Не Байден же, который их выиграл, а Трамп, который оспаривает эту победу.

И в результате это выглядит очень слабо, потому что раздаются истошные вопли, произносятся совершенно невероятные, экзотические, я бы сказал, вычурные, очень сложносочиненные обвинения. Я сейчас скажу о некоторых из них.

Но даже те, кто относится к этому сочувственно, например, та часть прессы, которая всегда как бы шла за республиканской партией и за Трампом и считались их медийным ресурсом, например, Fox News, — там самые злобные и самые протрамповские комментаторы говорят: «Послушайте, мы относимся к этому очень серьезно, мы это всё очень уважаем, мы готовы всё это выслушать. Пожалуйста, приходите и расскажите. Но нельзя ли хоть каких-нибудь доказательств? Нельзя ли хоть чего-нибудь, кроме вашего впечатления, что это так произошло?»

Между тем ключевым словом на протяжение несколько дней после выборов в США было слово «пересчет». Сейчас мы будем организовывать пересчет в самых разных штатах, а именно в тех самых штатах, где решающими оказались голоса, пришедшие по почте.

Есть разные правила в разных штатах, где раньше это рассматривается, где позже рассматривается. И это имело значение, потому что произошел сначала перекос в одну сторону, потом перекос в другую по мере расчетов в тех, например, штатах типа Пенсильвании, где голоса, пришедшие по почте рассматривались в последнюю очередь.

С.Пархоменко: С 2012 года идет борьба, чтобы единственным источником деятельности гражданам РФ было само государство

Это произвело на многих сильное впечатление, что как-то они ложились спать в ночь после 3 ноября — и эту фразу, кстати, главный на сегодня юрист Трампа Руди Джулиани повторял сегодня много-много раз, что «Вот я лег спать в ночь после 3 ноября и был уверен, что Трамп выиграл, а потом проснулся утром и оказалось, что ничего он не выиграл».

Отчего это произошло? Что напоследок вторым темпом стали считать эти почтовые голоса, а там, конечно, очень сильно преимущество демократов ровно потому, что Трамп уговаривал долго и ввалил огромную кучу денег в то, чтобы уговорить всех своих сотрудников и всех сторонников не голосовать по почте, а голосовать очно. Ну, он добился этого, у него это хорошо получилось. В результате почтовые голоса все в ту сторону.

И вот, значит, давайте будем пересчитывать. Тем более, что власти разных штатов, тех самый, к которым были обращены все взоры ключевых в этой истории. Это, прежде всего Мичиган, Висконсин, Пенсильвания, Джорджия, Невада и Аризона — вот там как бы решилось преимущество Байдена.

Они все заявили и об этом заявил — я говорил об этом в предыдущей программе — национальный, специально созданный орган, такая, я бы сказал, спецслужба, которая существует в США, которая наблюдает за всем электронным порядком и корректностью всего, что связано с использованием интернета и разных коммуникационных систем на выборах. Это государственный орган, который был весь сформирован Трампом во время его срока, и руководство было назначено Трампом. И, в общем, не было никаких оснований считать, что они как-то относятся именно к этой стороне, отстаивают другую сторону.

Они заявили о том, что эти выборы в электронном смысле были совершенно корректными, возможно, самыми корректными в истории США и самыми защищенными. Но главное, что есть бумажные бюллетени. Пожалуйста, если кто-то не верит, если кому-то хочет пересчитывать на бумаге, ради бога, пересчитывайте на бумаге. Есть такой способ установить окончательную истину.

И вот, значит, речь пошла про эти самые пересчеты. И главное, что должны были пересчитывать, это штат Джорджию, который довольно неожиданно для многих здесь оказался на стороне Байдена, принес ему очень важные голоса будущих выборщиков. И разница была вполне убедительная, но не то чтобы очень большая. Она была почти 13 тысяч голосов, если точно 12 780. Притом, что проголосовало там 5 миллионов человек. Большой штат, густонаселенный.

Вот они стали пересчитывать вручную бумажные бюллетени. Притом, что для этого даже не потребовалось никакого судебного решения. Не потребовалось вообще ничего добиваться, потому что существует прямая автоматическая процедура: разница в голосах недостаточно убедительна, то следует автоматический пересчет.

Пересчитали. Нашли 5 тысяч дополнительных голосов, которые были отвергнуты избирательными комиссиями, что интересно, потому что трамповская идея была прямо противоположная, что вот приняли к учету какое-то количество, как он это говорил, незаконных голосов, которые, конечно, нужно было аннулировать, которые, конечно, не имеют никакого отношения к справедливости, вот нужно их из подсчета выбросить.

Ручной подсчет показал, что всё, наоборот, что есть еще голоса, которые нужно учесть — 5 тысяч. Когда пересчитали всё и соотношение в одну и в другую сторону, оно изменилось на 500 голосов. Вот раньше у Байдена было преимущество 12 780, а после пересчета оказалось 12 тысяч 284. Это всё, что добыл Трамп при помощи этого пересчета. И больше никаких пересчетов в масштабе целого штата не предполагается.

Вся борьба опустилась на уровень отдельных округов. Потому что сейчас предстоит некая техническая процедура, она идет полным ходом. Избирательные комиссии этих округов — в некоторых штатах их многие десятки, в некоторых штатах всего несколько штук, всё зависит от плотности населения, площади и так далее, очень по-разному в разных штатах всё устроено, — так вот избирательные комиссии в этих округах должны формально утвердить результаты выборов, потому что до сих пор — и никто с этим не спорит, про это истошно орут, надо сказать, сторонники Трампа, но они ломятся здесь в открытую дверь, — на сегодня итоги выборов являются прогнозом выборов, прогнозом итогов.

О.Бычкова Давай паузу сделаем буквально микроскопическую. Минута у нас небольшой рекламы и потом продолжит программу «Суть событий» с Сергеем Пархоменко.

РЕКЛАМА

О.Бычкова И мы продолжаем программу «Суть событий». У микрофона — Ольга Бычкова и, самое главное, Сергей Пархоменко вернулся к этому микрофону после короткой рекламной буквально минуты. Итак, ты остановился на том, что всё пошло теперь в регионы.

С.Пархоменко Даже не в регионы, а пошло, я бы сказал, в районы, в округа. Штука в том, что то, что мы привычно называем результатами состоявшихся 3 ноября выборов, то, конечно, не официальный результат. И никто не собирается с этим спорить. Это медицинский факт. Это прогноз. Другое дело, что этот прогноз построен на очень серьезном анализе и на специально заранее выработанной процедуре, кто имеет право объявлять этот прогноз.

С.Пархоменко: Во всем мире политическая деятельность — вещь совершенно определенная. Это когда человек добивается власти. В России это совершенно не так

В общем, есть несколько СМИ, главное из них — это Американское информационное агентство AP, которому было это доверено, чтобы оно объявляло, что штат такой-то достался такому-то кандидату, а штат сякой-то достался такому кандидату.

Разумеется, всё это должно теперь быть утверждено официальным образом. И даже очень часто сторонники Трампа жалуются, например, на Твиттер, который снабжает, в частности, твиты самого Трампа, который заявляет: «Я выиграл с большим преимуществом. У меня всё украли, обманули…» и так далее. снабжает такой припиской, что официальные трактовки результатов выборов другие.

И вот эти люди, которые возмущаются, говорят: «Какие еще официальные трактовки? Это что, официальный результат? Официального результата еще нет». Вот есть разница между словами «официальный результат» и «официальная трактовка». Потому что если вы кликните на эту надпись «официальная трактовка», то вы увидите, что там написано: «Имеется прогноз агентства АР такой-то. Байден прогнозируется как победитель в таком-то штате на такой-то территории, в стране в целом» и так далее. И надо сказать, что СМИ очень аккуратно за этим следят, что присутствует это слово «прогнозируется».

Так вот для того, чтобы избавиться от этого слова, предстоит последовательно сначала на уровне округов, а потом на уровне штатов формально утвердить эти результаты.

И вся борьба Трампа и его штаба сегодня ссыпалась вниз, на этот уровень, чтобы в каких-то округах затормозить, заблокировать официальное признание выборов. У них есть на сегодня ровно один успех на всей территории США. Это один округ в штате Мичиган, который проявил некоторое замешательство с этим утверждением. И то это именно замешательство. Там, по-моему, из 5 членов комиссии двое или трое заявили, что они не подтверждают или отказывают утвердить эти результаты.

Но после того, как поднялась огромная общественная дискуссия на эту тему и пригрозили судом и так далее, они взяли свои слова обратно. И результаты эти были там утверждены. Всё в порядке.

Что касается судебных дел, то с ними не выходит ровно ничего. Основная борьба на судебном уровне развернулась сегодня в штате Пенсильвания. Это очень крупный штат, принесший Байдену много голосов, и выигрыш его там убедительный с большой разницей. Там было больше 58 тысяч.

И надо сказать, что дистанцию пришлось преодолеть большую, потому что, действительно, был момент, когда Байден очень сильно там отставал. И это, конечно, на всех производит сильное впечатление, что там отставание было в какой-то момент даже порядка 600 тысяч голосов. В результате всё это было отыграно и даже появилось преимущество. И вот борьба юридическая идет за то, чтобы просто объявить выборы в Пенсильвании недействительными.

На одном уровне, в одной судебной инстанции этот иск был уже отклонен. Сейчас он перешел в более высокую судебную инстанцию штата. Перспективы его оцениваются как крайне сомнительные. Потому что всё, что предъявляется в качестве мотива — это история про то, что наблюдатели в некоторых избирательных участках были слишком далеко расположены от непосредственно людей, которые считали бюллетени, и поэтому наблюдатели могли видеть, как происходит подсчет, но не могли видеть, как проголосовано в каждом конкретном бюллетене.

И вот суд первой инстанции решил, что вообще наблюдатели и не должны это особенно видеть. Им важно наблюдать, чтобы не было вбросов, посторонних бюллетеней, чтобы все бюллетени были подсчитаны и так далее. А что в этом конкретном бюллетене галочка стоит здесь, а в том галочка стоит там, они, в общем, особенно видеть и не должны. И это не нарушает право избирателей.

И сейчас окружной судья по имени Мэтью Браун — теперь все США знают его имя — сказал, что фактически требование аннулировать выборы в Пенсильвании — это по сути, как он сказал, «вы просите суд признать недействительными 6,8 миллиона голосов, тем самым лишив избирательных прав каждого избирателя в содружестве». Ну, содружество — это официальное наименование штата Пенсильвания, он формально так себя определяет. «Можете ли вы сказать, — спросил Браун у представителей Трампа, — чем вообще можно оправдать такой результат?»

Вот это на сегодня основная юридическая тяжба, за которой следит Америка. При этом надо сказать, что если даже случиться что-то невероятное и Трамп ее выиграет, ему не хватит этих голосов в Пенсильвании, даже если они перейдут из рук в руки, чтобы изменить результаты выборов в целом. Но, тем не менее, это, конечно, очень важная была бы вещь, потому что это большой штат, почти 7 миллионов голосов избирателей там было собрано, что называется, не баран чихнул.

Тем временем происходят совершенно фантастические обвинения. Произошла вчера пресс-конференция, в которой принял участие Джулиани, который самый главный юридический советник Трампа на сегодня и второй адвокат по имени Синди Пауэлл. Она известна тем, что она была защитником генерала Флинна. Помните, был такой важный советник Трампа, который был обвинен в том, что он как-то слишком тесно сотрудничал с российскими дипломатами и российским посольством и потерял это место важного трамповского советника.

Так вот эта самая адвокат Синди Пауэлл, которая была как бы главным голосом на этой пресс-конференции, сказала: «Я думаю, мы обнаружим, что за Трампа проголосовало не меньше 80 миллионов голосов». Это очень смелое предположение, если иметь в виду ныне зарегистрированные результаты, которые меньше 75 в его случае.

И они заявили о том, что будто бы главное, что произошло на этих выборах — это то, что была применена электронная система, внутрь которой вмонтирована способность управления ею извне с тем, чтобы она переворачивала голоса. И это коснулось сотен тысяч избирателей в разных штатах будто бы, и что «можно было запустить алгоритм, — это цитата, — который, вероятно, работал по всей стране, чтобы отобрать определенный процент голосов у президента Трампа и передать их Байдену, который, возможно, никогда бы не обнаружили, если бы не бдительность его сторонников».

С.Пархоменко: 8 декабря наступит крайний срок разрешения всех этих избирательных споров в США

И в этом виноваты самые поразительные силы. Во-первых, в этом виноват фонд Клинтонов, разумеется. Фонд Сороса.

О.Бычкова Опять фонд Сороса?

С.Пархоменко Да, да. Как известно, фонд Сороса является, как известно наместником всех рептилоидов на земле. Раньше были Ротшильды, теперь вот Сорос. А также Куба, Китай и Уго Чавес.

И вот в этот момент произошло некоторое замешательство в протрамповской прессе, когда они сказали: «Послушайте, докажите хоть что-нибудь. Это все-таки так невозможно».

И один из наиболее авторитетных и популярных здесь ведущих телеканала Fox News просто гонялся по его собственному признанию — он сказал об этом эфире, — что они пытались достать эту Синдию Пауэлл, предлагая ей час в прямом эфире для того, чтобы она пришла и объяснила, что в точности она имеет в виду, и есть ли у них какие-нибудь доказательства по этому поводу. И она сначала просто отказывалась с ним говорить. А потом заявила о том, что она сама разговаривать с ним не будет и запретила своим сотрудникам принимать его телефонные звонки, от его имени из этого Fox News.

Одновременно происходит еще одна история, которая, на мой взгляд, просто демонстрирует некий градус безумия, который вокруг этого всего образовался. Обнаружена будто бы некая компания под называнием SCYTL — это аббревиатура, — которая занимается разработкой всякого программного обеспечения, связанного с выборами. Будто бы эта компания выкачала всю информацию о голосовании на всех участках в США на своих серверах, расположенных в Германии, во Франкфурте, а сама эта компания испанская. Вот они выкачали. Что-то знакомое, правда?

О.Бычкова Да, да, прямо до слез.

С.Пархоменко Я где-то это слышал. Как же они быстро учатся у Путина. Это поразительная история. У них тоже есть проблемы с серверами, которые не там расположены. Они выкачали будто бы всю эту информацию на сервере во Франкфурте для того, чтобы там этим манипулировать. И теперь американская армия взяла штурмом их офис во Франкфурте. Об этом просто еще никому не известно, только сторонникам Трампа, — того, чтобы взять под контроль эти серверы.

О.Бычкова На этом мы останавливаемся. Не сбивай, пожалуйста, впечатление, которое ты произвел на нас. Продолжим после новостей. Это программа «Суть событий».

НОВОСТИ

О.Бычкова: 2134 московское время. Мы продолжаем программу «Суть событий». С сутью событий Сергей Пархоменко, который находится в Америке и уже всю первую половину программы рассказывал про Америку. И даже не уложился все равно.

С.Пархоменко Да, не уложился, потому что существует тут и развивается совершенно фантастическая детективная история про компанию SCYTL, которая будто бы утащила все электронные результаты американских выборов на свой сервер во Франкфурте, в Германии. И вот там осуществляла с ними свои злодейские манипуляции, о чем, надо сказать, на полном серьезе рассказывают представители Трампа. И это буквально обсуждается… чуть не сказал, всей страной — это обсуждается половиной страны, вот в чем дело. Потому что шутки шутками, но десятки миллионов людей жуют эту историю про то, как американская армия — это вот последняя новость из этого детектива; надежные сведения по этому поводу, один из конгрессменов об этом говорил, серьезный человек — взяла штурмом офис этой компании во Франкфурте для того, чтобы спасти эти электронные сведения о выборах в США и защитить их от дальнейших манипуляций. Какие-то 11, 12… 15 друзей Оушена — вот примерно уже на таком уровне.

Между тем эта компания, реально существующая и являющаяся филиалом очень большой, очень уважаемой американской компании под названием Paragon. Эта компания сообщает для начала, что у нее нет никакого офиса во Франкфурте, а главное, что она не занимается ничем, что было бы связано, собственно, с голосованием и с определением результатов. Она делает программное обеспечение для всяких вспомогательных процессов, связанных с выборами. Она, например, делает красивое программное обеспечение, чтобы демонстрировать красивые картинки, диаграммы и графики во время, когда, собственно, подсчитываются голоса.

О.Бычкова То, что мы всегда смотрим всё с увлечением.

С.Пархоменко То, что мы видим в телевизоре, в интернете, в разных газетах и журналах — вот красивые изображения того, как идут дела у того или иного кандидата, это делает эта компания. Она делает программы для обучения избирателей, для объяснения им, как, собственно, устроен законный процесс голосования. Она делает программы для сотрудников избирательных участков. Опять-таки обучающие программы, которые в разных штатах по-разному объясняют им, каковы их обязанности и какова процедура подсчетов.

С.Пархоменко: Никто не пошел ни в какие суды. Всё происходит на уровне трепа в телевизоре и больше ничего

И, наконец, последнее, что она делает, она делает программу учета, которая используется при рассылке пустых бюллетеней американским избирателям, которые расположены за рубежом или тем избирателям, которые заранее заявили, что они бы хотели проголосовать по почте.

Вот 4 вещи, которые они делают, но не имеют никакого отношения ни к каким подсчетом, ни к какому определению результатов, ни к какому выяснению, кто выиграл, проиграл, победил, не победил. Это совершенно не их история.

Но это бесконечно обсуждается. Это является предметом важнейших дискуссий, нескончаемых каких-то баталий и в интернете и в офлайне здесь, в Америке.

И знаете, что я вам скажу? Это неинтересно. Это неинтересно политически, неинтересно по существу. Я это видел в России на уровне пригожинских кампаний информационных. Я это вижу в России на уровне разнообразного какого-то дешевого ольгинского фейка, когда они влезают и рассказывают, что всё подтасовано электронным образом, всё выведено, вынесено, всё уведено на сервера в иностранных юрисдикциях. Чушь это всю я уже слыхал где-то.

Я хотел бы юридических разбирательств. Я вообще с большим уважением относился и отношусь к американской избирательной системе. Где доказательства правовые? Где серьезные адвокаты? Где процессы? Где это всё, что мы ждали с трепетом и ужасом: сейчас будет кошмар-кошмар, пойдут суды! Никто не пошел ни в какие суды. Всё происходит на уровне трепа в телевизоре и больше ничего.

Единственная хорошая новость во всей этой истории заключается в том, что 8 декабря 2020 года произойдет бой часов и наступит крайний срок разрешения всех этих избирательных споров.

И я очень надеюсь, хотя я не являюсь участником американских выборов, но мне, как любому жителю земли важно, что произойдет с властью в США, потому что сегодня это крупнейшая в мире страна по своему вкладу в мировую экономику, и, соответственно, президента США наиболее влиятельный в мире политик. Хоть ты тресни, ничего невозможно с этим сделать.

И вот 8 декабря 2020 года споры закончатся. И останется только формальная процедура с выборщиками, с их голосованием, с пересылкой результатов их голосования и, соответственно, 20 января тот, кто в результате этой формальной процедуры, подчеркиваю, будет объявлен президентом США, водворится в Белый дом. Так что у этого всего есть конец. Этот конец близко, мы его скоро увидим.

Уйдемте от американских выборов…

О.Бычкова Наши слушатели и зрители тоже говорят тебе: «Уйдемте и давайте придемте на родину».

С.Пархоменко Две вещи, о которых я хотел говорить в сегодняшней программе. Обе они, так или иначе, связаны с законодательными инициативами, которые мы увидели в Российской Государственной думе последние дни. Об этом немножко говорил Григорий Юдин только что в предыдущем часе. Но я все-таки вернусь к этой теме с некоторыми подробностями.

Одна история — это история про иностранных агентов, про создания в России режима, я бы сказал… режима невозможности, режима, в котором не существовала бы никакая гражданская активность, особенно оформленная в виде каких-нибудь некоммерческих, неправительственных организаций.

С 2012 года идет борьба Скорей всего государства за это — за то, чтобы единственным источником какой бы то ни было осмысленной деятельности гражданам Российской Федерации было бы само государство. Если вы хотите что-нибудь делать, придите к нам, попросите у нас разрешения. Мы вам это разрешение, может быть, дадим, может быть, не дадим. Мы дадим вам руководящие инструкции, мы вам дадим денег на это. Никакого другого источника денег не существует. И мы будем возглавлять этот процесс.

Вот на нынешнем этапе речь зашла о том, чтобы физическими лицами были бы признаны люди, которые получают деньги из-за рубежа и при этом ведут политическую деятельность. До сих пор этот мотив физических лиц иностранных агентов был связан только с медиа, только с информацией. То есть сообщая что-то, как написано в законе, неопределенному кругу лиц, то есть, будучи журналистом, блогером или писателем, или оратором на улице, или еще кем-нибудь, — только сообщая что-нибудь ты рисковал сделаться физическим лицом иностранным агентом.

Этот закон был принят в конце минувшего 2020 года. Он вступил в силу, по-моему, в феврале 20-го года, и пока, насколько я знаю, нет ни одного случая его применения. Он спит, он ждет своего часа. И в тот момент, когда будет принято политическое решение, наконец, на ком-то этот закон применить, не извольте сомневаться, этот закон будет применен. Почему-то многие думают, что это связано с тем, что человек должен обязательно сотрудничать с каким-то формально существующим СМИ, которое признано иностранным агентом. Ну, я не знаю, «Радио Свободой», «Голосом Америки» или с кем-нибудь вроде этого. Ничего подобного. Достаточно двух таблеток, что называется. Достаточно двух обстоятельств.

Первое: вы что-то вещаете любым способом, вы кому-то что-то сообщаете, что-то пишете, что-то публикуете.

С.Пархоменко: На сегодня итоги выборов являются прогнозом выборов, прогнозом итогов

И второе: у вас есть иностранный доход любого размера — 1 доллар, 20 центов, 100 рублей, пришедших из-за границы любым способом по любому поводу: сейчас, в прошлом, когда угодно. По договору, без договора, кто-то вам подарил — не имеет значения. Если у вас совпадают эти два обстоятельства, вы готовы к тому, чтобы сделаться физическим лицом иностранным агентом.

Теперь то же самое будет происходить, как утверждают авторы этого законопроекта — нет никаких оснований сомневаться в том, что он будет принят, — это будет относиться к людям, которые занимаются политической деятельностью или сбором сведений в военно-технической сфере и получающих деньги или иную помощь из-за рубежа.

Тут мы с вами должны вернуться на несколько лет назад. Ключевая история — это слова «политическая деятельность». А что такое в российском понимании «политическая деятельность»? В апреле 2014 года было решение Конституционного суда, которое отвечала на этот вопрос. Там была жалоба уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. Если я правильно помню, это был еще Лукин, подавал эту жалобу, еще даже не Памфилова, которая зарядилась на его место в 14-м году тоже.

Была организация в Костроме. Я ее, по случайности, хорошо знаю. Действительно, замечательный, очень хороший такой Костромской центр поддержки общественных инициатив. И была еще группа некоторых физических лиц, которые потребовали, чтобы им разъяснили, что такое политическая деятельность.

И они получили это разъяснение. И уже в мае 2014 года на основании этого разъяснения иностранными агентами был признан «Мемориал», был признан «Голос», которые занимаются выборами, и две юридические организации очень известных, авторитетных и очень действенных. Одна называлась «Юристы за конституционные права» и другая называлась «Общественный вердикт».

Штука заключается в том, что во всем мире политическая деятельность — вещь совершенно определенная. Это когда человек добивается власти. Он добивается для себя какого-то поста, какого-то места, с которого он может принимать политические решения. Грубо говоря, он участвует в выборах. Вот, собственно, и все.

В России это совершенно не так. В России мы можем с вами за глянуть с вами в закон об общественных организациях. Единственный закон на сегодня, который регулирует этот вопрос — вопрос о политической деятельности… Это, кстати, отдельная интересная история, каким образом деятельность отдельных физических лиц вы собираетесь регулировать при помощи закона об общественных организациях? Где про это что-то сказано?

О’кей, российское законодательство, оно умеет и так. Так вот в этом самом законе о некоммерческих организациях, в него несколько раз вносились разные поправки, последний раз это было в июне 2016 года, есть довольно подробное описание, что такое политическая деятельность.

Так вот политическая деятельность — это всё, что имеет значение. Это всё, что может каким-то образом, как сказано в этом законе, оказать влияние на выработку и реализацию государственной политики, формирование государственных органов, органов местного самоуправления на их решения и действия.

Причем в законе сказано, что среди прочего речь идет о, например, высказывании мнений по этому поводу. То есть чем бы вы ни занимались, что может привлечь какое-нибудь общественное внимание. Вы занимаетесь экологий, вы занимаетесь образованием, вы занимаетесь правами человека, правами каких-то меньшинств, правами религиозных групп, чего угодно, — если это кому-то интересно, если это может каким-то образом повлиять потом на принятие каких-то политических решений, значит, вы занимаетесь политической деятельностью.

Теперь давайте вернемся к этому свежему законопроекту, который появился на прошлой неделе. Иностранными агентами физическими лицами, занимающимися политической деятельностью могут быть признаны любые лица. То есть если я считаю, что не должно быть дискриминации мусульман по сравнению с христианами, если я считаю, что права мужчин и женщин равны, если я считаю, что люди должны иметь доступ к высококачественному образованию и говорю об этом вслух — это интересные темы, они могут заинтересовать некоторое количество людей, а если они заинтересуют некоторое количество люди, может быть, они даже повлияют на принятие каких-то решений, — так вот если я это считаю и говорю об этом, значит, я занимаюсь политической деятельностью и меня за сам факт этого можно признать иностранным агентом.

Просто потому, что я отстаиваю права одних граждан Российской Федерации в сравнении с правами других граждан Российской Федерации. Это вообще не имеет отношение ни к какой международной активности и никакой международной деятельности.

Единственно, что при это еще должно быть — вторая таблетка, которую я должен проглотить — у меня должен быть какой-нибудь зарубежный доход. Не важно, какой. Я могу опубликовать статью в газете The New York Times. Я могу прочесть лекцию в университете и получить за нее какие-то деньги. Я могу получить подарок от дяди, который живет в Иордании, в Саудовской Аравии. Любые три копейки могут прийти ко мне.

Я, например, делаю, как некоторые, может быть, знают, подкаст. Да, не смейся. Я его сейчас прорекламирую и в связи с этим тоже. Подкаст про гастрономическую историю, про историю еды. Люди, которым нравится этот подкаст и которые хотят поддержать этот подкаст, могут подписаться на специальной системе Patreon и там вносить некоторые взносы на поддержку этого моего подкаста. Ежемесячно они могут подписаться.

Плачу 3 доллара зато каждый месяц. 5 долларов, 7 долларов, 10 долларов, 1 доллар. Это международная система, она действует по всему миру.

Когда я эти деньги себе выгребаю оттуда, которые пришли в результате очередного месяца, я их получаю на счет у российском банке из-за границы, разумеется, от этого самого Patreon. Всё, я иностранный агент, хотя я получил эти деньги за совершенно другое — за истории еды и за то, чтобы я продолжал делать подкасты про историю еды. Этого совершенно достаточно.

Так что я стою, по-моему, первым в очереди для получения этого статуса, потому что: а) я разговариваю про те вещи, которые кого-то интересуют — вы можете это просто заключить из количества прослушиваний этой программы и просмотров нашей трансляции в YouTube, значит, кому-то это интересно, если люди смотрят; и б) у меня есть деньги, полученные за гастрономический подкаст. Большое спасибо, до свидания!

Вот одна история. И она будет принята. И это еще один инструмент для давления на граждан России.

С.Пархоменко: Ключевым словом на протяжение несколько дней после выборов в США было слово «пересчет»

Я должен сказать, что я знаю, что будет следующее. Следующим на этом пути будет ярлык иностранного агента — вообще удивительная вещь — для гражданских организаций, не являющихся организациями, таких, как «Диссернет», например, которые просто сеть, сообщество, содружество отдельных людей, которые сидят каждый в своем доме или на работе и делают какую-то общую работу.

Таких организаций есть несколько — организаций без организаций, которые никогда не регистрировались, у которых нет ни штаба, ни офиса, ни директора, ни печати, ни банковского счета. Чаще всего у них нет никаких расходов внутри себя. Потому что они существуют на волонтерской основе. И это некоторая связь людей.

И эта связь людей, эта сеть людей может быть в какой-то момент объявлена иностранным агентом. Как они это собираются технически принять, я не знаю. Это не важно. Ведь это же повод для того, чтобы выпилить «болгаркой» дверь, чтобы придти и сказать: «Вы назначены иностранным агентом. Вы не выполнили требований, предъявляемых к иностранным агентам». Выполнимы они, не выполнимы.

Там есть, например, вопрос о финансовой отчетности. Требования к иностранному агенту. Как будет финансово отчитываться организация, которая не существует? У нее нет банковского счета, она не ведет никаких банковских операций, но она должна финансово отчитаться, тем не менее об этом, чего не существует. Иначе мы выпилим дверь и придем к вам с обыском.

В этой системе в такого рода государствах, в которое превращается сегодня Россия, это важнейшая возможность мучить людей путем процедуры, не наказывая их, а как бы проверяя их на предмет принадлежности к этому наказанию, на предмет того, можно ли наказание к ним применить. Это еще неизвестно, никого еще ни в чем не обвинили, но уж мучают допросами, обысками, ограничениями, подписками о невыезде, тем, что роются в телефонах, компьютерах, бумагах, в переписке.

Процедура здесь гораздо важнее допустимого результата.

И, наконец, последний сюжет. Я поговорю про него. Еще одна законодательная инициатива. Это поправки в закон об образовании. Там есть серьезная вещь, которую все заметили. Это история о том, что просветительская деятельность теперь становится тоже по этой законодательной инициативе предметом регулирования государственного законодательства, а, следовательно государственных органов. Теперь Министерство образования будет регулировать просветительскую деятельность. До сих пор существовало довольно отчетливое разделение образовательной деятельности (и закон называется «Об образовании и просветительской деятельности), и даже этих слов про просветительскую деятельность не было в этом законе, только этими поправками они туда вводятся.

Что это означает? Это еще один вид цензуры. Вот я несколько лет был главным редактором журнала «Вокруг света», старейшего российского просветительского журнала, который ставил перед собой эти задачи. Много раз говорил: Нет, мы не туристическое агентство, мы не журнал про путешествия. Мы просветительский журнал, который пишет о науке, об образовании, об экономике, о политике в некоторых случаях, об искусстве, о гастрономии, и, в том числе, о разных странах, об истории, об этнографии, о чем только не. Мы просвещаем людей во множестве разных поводов.

Или, например, существует, слава богу, в России отросшая за последние несколько лет, довольно мощная индустрия научно-популярной литературы. Вручается премия под названием «Просветитель» за лучшее произведение в области этой просветительской литературы, которая рассказывает о современных достижениях науки, о современном взгляде на мир, о том, как научное мировоззрение отличается от научного и так далее.

Вот вся эта деятельность теперь становится предметом регулирования закона об образовании и, следовательно, Министерства образования или других органов, которые государство пожелает учредить на э том направлении. Здесь нам с вами, наверное, придется вспомнить про слово Главлит. Не помните, что это такое? Не помните. А я помню.

Это, собственно, тот комитет, который в советское время занимался литованием — так это деликатно называлось — не цензурированием, а литованием, то есть проставлением штампов о разрешении всего, что публиковалось в Советском Союзе.

Опять же я в советское время работал в замечательном журнале «Театр», и я помню, что был такой этап нашего производства. Сначала мы делали журнал весь номер, а потом один из заместителей главного редактора брал его в бумажном виде в папочку под мышку и ехал в Главлит и осуществлял там литование. И возвращался со штампами: «Разрешено». А что-то могло быть не разрешено. И он специально думал об этом, беспокоился: «Вот это место могут не пропустить. Давайте вот здесь заменим. Чего мы их будем дразнить?»

Вот так это будет выглядеть, по всей видимости, а он будет принят, с просветительской, научно-популярной деятельностью в Российской Федерации.

Но в этом законопроекте есть еще одна статья, на которую обратили гораздо меньше внимания. А зря. Там есть статья о том, что любая деятельность любого образовательного учреждения, предусмотренная частью 3-й, статьи 105-й закона об образовании осуществляется при наличии заключения федерального органа исполнительной власти. То есть опять-таки по разрешению, этому самому литу от Министерства образования.

Ужасно интересно, а что такое часть 3-я статьи 105-й закона об образовании? Знаете, что это такое? Это международное сотрудничество. Это все формы международного сотрудничества, которые до сих пор были прерогативой самого образовательного учреждения.

«Организации, входящие в систему образования, — гласит сейчас закон об образовании, — принимают участие в международном сотрудничестве в сфере образования посредством заключения договоров по вопросам образования с иностранными организациями и гражданами в соответствии с законодательством Российской Федерации и в иных формах, предусмотренных настоящим федеральным законом и иными нормативами и правовыми актами».

И дальше там перечисляется все — студенческие обмены, приглашение преподавателей, совестные исследовательские программы, стипендии за рубежом — вот это всё до сих пор вот это всё в соответствии с законом. В России есть много разных законов, которые допускают допустимую деятельность и не допускают недопустимую. Есть законы, которые наказывают за дискриминацию, за пропаганду насилия, за самые разнообразные вещи, которые теоретически могут встретиться в образовательном процессе. Есть эти законы, их много, включая Уголовный кодекс.

Так вот до сих пор это была прерогатива самого учебного учреждения, а с принятием этот поправки это становится прерогативой государства. И теперь любая образовательная программа должна быть сначала утверждена. Любой способ сотрудничества, любое приглашение любого профессора, любая отправка любого студента, любая совместная исследовательская работа сначала должна быть утверждена в Министерстве образования.

А теперь давайте вспомним тот дикий скандал, который произошел несколько недель назад вокруг РАНХиГС, когда некий прокурор самочинно, по своей собственной инициативе направил туда отвратительны совершенно, чудовищный, истерический, отвратительный документ о том, что они должны отчитываться о своем…

О.Бычкова Да, но это другая история. Давай вспомним об этом в следующий раз. Это Сергей Пархоменко с программой «Суть событий».

С.Пархоменко Счастливо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире