'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 12 июня 2020, 21:06

С.Пархоменко … 6 минут в Москве, я надеюсь. Мне так кажется, что должно быть в Москве 21 час, 6 минут. Потому что я совершенно не в Москве, а бог знает, где. Я Сергей Пархоменко. Это программа «Суть событий». Но я веду ее вовсе не в студии «Эхо Москвы». Вы, впрочем, уже привыкли за все эти коронавирусные времена, что так бывает, что ведущего в студии нет, а программа, тем не менее, есть. Вот это и мой случай тоже.

К сожалению, это оборачивается тем, что я не вижу никаких ваших эсэмэсок, не смогу на них отвечать. Но зато есть мой аккаунт в Фейсбуке, где я выкладываю всякие полезные сообщения для вас незадолго до программы, чтобы вы смогли мне помочь с темами для программы. Тем страшное было количество. Я даже, честно говоря, запросил пощады и помощи у своих читателей в Фейсбуке, перечислив все то, что претендует на то, чтобы сделаться темой в этой сегодняшней программе.

Есть еще Телеграм-канал «Пархомбюро», который мне тоже помогает поддерживать всякую обратную связь. И главное, что помимо радио есть еще моя трансляция в YouTube, которую, я надеюсь, вы видите, и которая ничуть не хуже, чем вещания на радиоволнах.

Вот. Что я выбрал в результате из страшного количества тем, опираясь, надо сказать, на ваши довольно решительно высказанные мнения по этому поводу. Замечу, что эти мнения вполне совпали с моими.

Есть тема, которая лично для меня всё сметает на своем пути, когда появляются на эту тему новости, и я всегда ставлю ее первой и говорю о ней, как могу подробно. Это тема судебного процесса по делу о «Боинге» МН17, сбитом на Украине 17 июля 14-го года. Тогда погибло 298 человек. И с тех пор шло подробнейшее следствие, которое, в общем, довольно быстро привело к ясному пониманию того, что происходило там, кто, собственно, сбил этот самолет, чем его сбили, почему его сбили.

Его, по всей видимости, сбили по ошибке, приняв за украинский военно-транспортный самолет. Сбили его российской ракетой «Бук». Всё это выяснилось довольно быстро. Но почему-то следствие долго, как нам казалось, топталось на месте, собирая еще и еще разных доказательств, разных свидетельств, телефонных записей. И подробнейшим образом с точностью буквально до метра и до минуты был установлен путь этой самой ракеты, которая из 53-й зенитной ракетной бригады Российских вооруженных сил — она расположена под Курском — был направлена туда, на Украину. И в районе села Первомайское осуществила, собственно, этот свой пуск.

Так случилось, что и я в свое время принял посильное участие в определении, например, точного места этого запуска. И в общем, разные исследователи, разные следственные группы, бригады и команды указали буквально с точностью до несколько десятков метров одни и те же точки запуска.

Так вот очень долго они тянули. Непонятно было почему. На самом деле понятно. Потому что следствие готовилось к суду, и суд, собственно, самый главный этап всей этой истории, которая началась с гибели этого самолета МН17. Важно было не просто собрать доказательства, не просто получить свидетельства, но иметь их в таком порядке и такого качества, чтобы их можно было предъявить суду.

Вот, наконец, этот суд начался. Он идет с перерывами, да и коронавирусные всякие обстоятельства тоже внесли здесь свои коррективы. Был очень большой перерыв после того, как слушания начались. И вот буквально на этой неделе в течение трех дней снова прошла серия заседаний, в ходе которых, прежде всего, слово принадлежало прокуратуре.

И главное событие этих дней — это презентация методов расследования. Прокуратура объясняла, как они вели свое следствие, каким образом следствие исследовало место катастрофы, тела погибших, обломки самолета, обломки этой ракеты; устанавливали тип этой ракеты, происхождение этой ракеты. Они описывали свои методологию и описывали ту методологию, которая позволила им окончательно установить причину этой катастрофы и отмести все другие альтернативные версии.

С.Пархоменко: История про «зеленых человечков» прилипает ко лбу российского руководства и в целом к нашему с вами лбу тоже

Существовала идея, что самолет взорвался изнутри, потому что там было какое-то взрывное устройство, или что он разрушился в результате каких-то своих собственных технических неполадок, или, может быть, он был сбит в результате обстрела самолета, который его преследовал или что-нибудь еще.

Сегодня можно забыть обо всех этих версиях. Осталась только одна: самолет был сбит ракетой, которая подлетела к нему под совершенно определенным, известным следствию углом, взорвалась на хорошо известном расстоянии. Была проведена целая серия экспериментов для этого.

И вот, собственно, в этот раз прокуратура продемонстрировала результаты еще двух экспериментов. Один из них проводился в Финляндии, когда подрывались точно такие ракеты, как та, которая была использована для сбития этого самолета, и исследовалось их воздействие на листы алюминия, точно такого же, как те, из которых был сделан самолет, расположенных точно на том расстоянии, которое вычислили теоретически в ходе этого следствия.

Это чрезвычайно важная вещь — продемонстрировать методику, продемонстрировать, как были добыты те или иные доказательства.

Но было, конечно, много еще дополнительных событий. И одно из них для нас чрезвычайно важно — это разбор того, какова была роль России непосредственно в ходе следствия. Дело в том, что Россия заняла очень странную позицию, как мы все помним, в этом деле, с одной стороны, заявив о том, что она никаким образом не причастна к этим событиям, а, с другой стороны, потребовав своего непосредственного участия в расследовании.

Это ничем не было мотивировано, потому что если Россия утверждает, что она не имеет отношения к катастрофе, а, с другой стороны, в самолете не было ни одного гражданина России, сам самолет не принадлежал России, катастрофа произошла не на территории России. Не очень понятно, почему в таком случае Россия настаивает на том, чтобы в этом участвовать, либо она должна признать свою если не вину, то, во всяком случае, причастность к этим событиям, тогда этот вопрос может обсуждаться, либо уж тогда нет.

Но, тем не менее, Россия принимала участие тем, что предоставляла свои версии разнообразных доказательств. Некоторые из них были очень смешные. Ну, например, если помните, была знаменитая история про то, как «Первый канал» при комментарии Михаила Леонтьева, вице-президента «Роснефти» демонстрировал фотографические снимки украинского самолета, который подлетает к этому самому «Боингу». Это было очень забавно, потому что самолет вклеили буквально столярным клеем в эту картинку, как-то плюнули на палец, как-то его туда воткнули.

Но довольно быстро выяснилось, что для того, чтобы эта картинка выглядела как в действительности, самолет должен быть размером с футбольное поле. Кроме того, довольно быстро выяснили, откуда сфотошопили картинку местности — совершенно из другого съемки, другого времени, другого места. Это было очень забавно.

Но были и менее забавные вещи, главным образом две. Одна из них заключалась в том, что Россия настаивала на своем месте запуска ракеты, даже уже тогда, когда признала, что речь идет, действительно, о ракете, а не о рогатке и духовом ружье. Россия настаивала на том, что на самом деле ракета была запущена совершенно из другого места, не оттуда, откуда указывают все, а запущена была недалеко от базы украинской ПВО под Авдеевкой.

И вот демонстрировались снимки этой Авдеевки, показано было, что там будто бы одна установка отсутствует, а потом она возвращается, а у нее нет ракеты и так далее. Был предъявлены фотографические снимки, они были датированы 17-м, 18-м июля. А напомню, что сама катастрофа произошла 17 июля 14-го год, вот, дескать, в тот же день и на следующий день. Там отсутствовала вся эта техника.

Вот теперь совершенно определенно можно сказать, что эти снимки предоставлены официальной российской стороной — вот это важно. Они шли в сопровождении документации Российского Министерства обороны, они были многократно продемонстрированы в российских СМИ от имени официальных военных властей Российской Федерации. Так вот эти снимки были фальсифицированы. Они не могли быть сделаны 17-го и 18-го июля.

Во-первых, на них при ближайшем аккуратном их рассматривании становится понятно, что они не могут так выглядеть, потому что например, на снимке Гугла от 16 июля поле, на котором происходят все эти события — там соседнее поле — вспахано, а на российском снимке, который будто бы был сделано 17 июля — нет, не вспахано. Так не бывает. Время не течет в эту сторону. Если что-то произошло 16-го, то 17-го отмениться оно никак не может.

А что касается 18 июля, то снимок этого места вообще не мог был сделан из космоса, потому что в этой местности в этот день была плотная облачность, и совершенно очевидно, что сделать такой снимок было нельзя.

Кроме того, например, российская сторона настаивала на существовании какого-то человека по имени авиадиспетчер Карлос, и это был любимый авиадиспетчер разного рода интернет-ботов и всяких прикормленных блогеров в российских соцсетях.

С.Пархоменко: В ходе процесса определяется позиция России как преступного государства

Я сам про этого Карлоса получил, по-моему, сотни, если не тысячи комментариев от разнообразных ольгинских троллей.

Ну вот, нашли человека, который прикидывался этим авиадиспетчером Карлосом. Убедились, что он и не Карлос, и не авиадиспетчер, и, разумеется, он не работал на Украине в то время, и, разумеется, ничего этого не видел и никаким образом не мог предоставить никаких свидетельств. Но, как было установлено следствием, является обыкновенным мошенником и распространял эти материалы по заказу, в действительности, ими не обладая.

И, наконец, еще одна чрезвычайно подробная история, разбиравшаяся на протяжении всего этого периода, пока шло следствие. Теперь поставлена точка в этой истории.

Это история о том, какого типа была ракета. Дело в том, что после того, как непосредственно в месте гибели самолеты были обнаружены не только обломки самолета, но и обломки ракеты, был установлен конкретный экземпляр. Потому что по маркировке на этих обломках можно было установить, когда он был сделан, какого в точности типа была ракета.

Есть очень много мелких модификаций, поскольку «Бук» долго существовал на вооружении Советской, а потом Российской армии. Ракеты эти менялись, и за это время было поставлено на вооружение множество мелкий модификаций, мелких улучшенных вариантов, всяких усовершенствованных моделей. И, с одной стороны, в них можно запутаться.

С другой стороны, зная очередность, в какой эти модели появлялись и зная подробности этих модификаций — что чем отличалось, что как было покрашено (они были покрашены в разные цвета традиционно), в них использовались поражающие элементы разной формы, в них использовалось чуть-чуть другое горючее, у них были чуть-чуть другие заметный на внешний взгляд стабилизаторы… В общем, специалисты в этом теперь очень тонко разбираются. Я естественно, таким специалистом не являюсь, могу только констатировать, что Россия опять-таки подробно с документами, с формальными заявлениями, с официальными лицами настаивала на том, что ракета в точности в той модификации и выпущенная в точности тогда, кода была выпущена ракета, обломки которой нашли вместе с обломками самолета, — эта конкретная ракета будто бы была передана на вооружение Украинским вооруженным силам в момент распада Советского Союза и в момент дележа имущества Советских вооруженных сил. И, таким образом, ответственность за дальнейшую судьбу этой ракеты несет украинская сторона.

Сегодня установлено, что никаких документов о передаче этой ракеты нет. Россия не может предоставить эти документы, сообщает о том, что она этими документами не располагает. А два главных других аргумента в связи с тем, что это была именно такая, переданная украинской стороне ракета — отдельный аргумент заключался в том, что определенной формы поражающие документы должны были в ней, а никакие другие не могли быть, а с другой стороны, она была покрашена в определенный цвет, а никакого другого цвета она не могла быть, — всё это оказалось ложью.

В телах пассажиров и членов экипажа были найдены поражающие элементы в точности того типа и той формы, о которых Россия говорила, что им там взяться неоткуда, потому что это не правильная ракета, а та, которую они передали Украине.

Ну, и с покраской тоже ничего не получилось, что да, действительно, эта ракета, которая, собственно, приехала из Курска. Мы знаем, как она приехала. Там тоже много очень интересных подробностей в связи с этим провозом ракеты, и они тоже исследовались в этот раз во время этих заседаний. Не исследовались, а демонстрировались. Исследовались-то они гораздо раньше.

В частности, например, часть пути этот «Бук» проделал на трейлере, установленный на прицепе здоровенного грузовика. И грузовик этот выглядел чрезвычайно мирным, невоенным образом. Это был явно грузовик, принадлежащей какой-то обычной коммерческой транспортной компании. На нем даже был написан телефон этой транспортной компании в рекламных целях.

И вот следователи отыскали… Он, вообще, очень много кого отыскали. Если уж они отыскали этого самого диспетчера Карлоса, то это значит, что они из-под земли могли достать более-менее кого угодно. Они отыскали владельца этой транспортной компании. И они установили абсолютно точно, что этот конкретный грузовик был у этой компании реквизирован, а проще говоря, отобран, отнят военными, собственно, из сепаратистских вооруженных компаний ДНР, ЛНР. И грузовик этот принадлежал им. И совершенно очевидно, что именно они, таким образом, везли пусковую установку с помощью этого отобранного у владельца грузовика.

И последнее, что я хочу сказать об этой истории с судом. Есть еще одна очень интересная процедурная сторона дела. Она заключается в том, что… ну, вы знаете, что у этого суда есть четверо обвиняемых, среди них, например, Гиркин, который какое-то время был командующим вооруженными силами ДНР, ЛНР. Но есть там еще такой человек по имени Олег Пулатов, которого обвиняют в том, что он был одним из руководителем этой операции. Этот человек интересен нам сейчас потому, что это единственный из четырех обвиняемых, кто присутствует — не сам, не физически, а в виде двух своих адвокатов — на этих судебных заседаниях.

Есть два голландских адвоката, которые представляют его интересы из чрезвычайно дорогой, очень престижной, очень знаменитой голландской адвокатской конторы. Совершенно очевидно, что работа этих адвокатов стоит целое состояние. И абсолютно непонятно, кто за них платит.

Вопрос не в том, что жалко этих денег, дай им бог. Вопрос в том, что было бы интересно понятно, кого в точности они там, таким образом, представляют. Потому что совершенно очевидно, что Олег Пулатов не может нанять себе этих адвокатов. Адвокаты сами заявляют, что они, в общем, и сами не очень понимают, кто их нанял, кто их платит. Они получают довольно большие деньги. Они получают их, как они утверждают, от некоего фонда, зарегистрированного Российской Федерацией на территории Нидерландов. По всей видимости, это тот способ, который придумала Российская Федерация, в данном случае власти Российской Федерации, чтобы получить подробный доступ к документам этого процесса, несмотря на все заявления о том, что Россия этот процесс не признает, что она им не интересуется, что результаты этого процесса совершенно не важны. Тем не менее, важно за этим процессом приглядывать, важно читать то, что внутри этого процесса распространяется и прокуратурой и судом в качестве официальных документов, важно анализировать эти документы, потому что российское руководство понимает, что это чрезвычайно важный акт, в ходе которого определяется некоторый новый статус Российской Федерации в международном сообществе, как бы громко это не звучало. Это очень важная вещь, надо ее отметить.

С.Пархоменко: Нет ничего страшнее, чем фонд Сороса, нет ничего злее, вреднее, мощнее, чем фонд Сороса!

Это даже не вопрос репутации. Репутация России сделана на протяжение последних нескольких лет в результате этих массовых нарушений международного права, этих странных военизированных операций и так далее. И это даже на уровне анекдота сейчас видно. Ну, например, кто-то заметил, что американская пресса совершенно механически и, в общем, даже не отдавая себе отчета в том, что в точности это означает, описывая события, связанные сейчас с разного рода беспорядками и протестными действиями в США, и упоминая, что в среде протестующих есть значительное количество сотрудников полиции и разного рода спецслужб, которые без униформы, без опознавательных знаков и без погон просто присутствуют там, чтобы наблюдать за этим протестами и собирать какую-то подробную и достоверную информацию об этом.

Так вот этих людей называют «маленькими зелеными человечками». Всё снова и снова в разных текстах разных крупных газет говорят что little green men, принадлежащие такой-то силовой структуре, присутствовали там-то в таких-то количествах и решали такие-то задачи. Никто особенно не врубается, а кто такие эти little green men. И почему они маленькие? И почему они зеленые и откуда это всё взялось? А взялось это, как мы с вами понимаем, из Крыма из Донбасса, с тех самых времена, когда Российская армия вторглась таким способом при помощи так называемых отпускников, людей в военной форме, но без опознавательных знаков, которые без погон, без имен и без чего бы то ни было, что позволяло бы их идентифицировать, вторглась тогда в эти украинские события.

Вот репутация определяется вот так. Тогда она намертво прилипает. История про «зеленых человечков» прилипает ко лбу сегодняшнего российского руководства и в целом к нашему с вами лбу тоже, потому что мы все в мире русские. — «А вы откуда? А-а, вы русские! Путин! Хинди руси бхай-бхай!», — это то, что вы слышите от любого, встретившегося вам на улице, что в Бангкоке, что в Бангалоре, что в Вашингтоне, продавца мороженного или таксиста. Он на вас реагирует так, как будто вы один из этих «зеленых человечков». Это и ваша репутация тоже, не обольщайтесь.

Но в ходе этого процесса определяется нечто другое — определяется позиция России как преступного государства, как государства, которое совершило не проступок, совершило, в общем, не нарушение общепринятых законов или что-то вроде этого, а совершило государственное преступление, поскольку Россия последовательно, подробно, с использованием своих официальных лиц дезинформировала следствие.

Вот это очень важная вещь, которую надо понимать, что одно дело, когда Россия совершила что-то, другое дело, когда Россия не признала что-то. В конце концов, это можно объяснить какими-то политическими рефлексами, а вот третье и особенно важное сегодня — это когда Россия последовательно применила имеющиеся у нее в распоряжении средства для того, чтобы нарушить ход следствия и затруднить ход дальнейшего суда. Это другое совсем качество. Остановлюсь на этом месте. Продолжим с вами через 3–4 минуты.

НОВОСТИ

С.Пархоменко Вторая половина программы «Суть событий». А я по-прежнему Сергей Пархоменко и по-прежнему нахожусь вне студии «Эхо Москвы». Но, тем не менее, как видите, из нее вещаю. Номер для СМС не сообщаю, потому что все равно их не вижу, читать не могу. Но зато скажу, что работает трансляция в YouTube, там у вас есть чат, можете там между собой переругиваться. Иногда это бывает чрезвычайно забавно. Но держите себя в руках.

Я потратил всю первую половину программу на чрезвычайно важный, по-моему, и сегодня и важный для будущего России, будущего международного статуса России события, которое происходит практически в районом суде города Гаги, где рассматривается дело о сбитом «Боинге» МН17. И перейду теперь на темы другие.

Если тема «Боинга» была очень живо воспринята моими читателями, слушателями потенциальными, которые настаивали очень на том, чтобы я подробно на ней остановился (я и остановился, как вы видели), это тема, за которую я возьмусь сейчас, наоборот, вызвала у всех как-то большое недоверие, недоумение и даже, я бы сказал, насмешки.

Это тема интервью абсолютно безумного, которое Николай Платонович Патрушев, секретарь Совета безопасности Российской Федерации, а в прошлом глава Российской службы безопасности дал почему-то газете «Аргументы и факты».

Многие мне писали: «Ну, хорошо, Патрушев сошел с ума. Ну и что? Какая досада. А чего, собственно, вы уж так будете внимательно этим заниматься». Но я не утверждаю, что Патрушев сошел с ума. Более того, я не утверждаю, что Патрушев давал это интервью. Потому что это интервью носит ясные совершенно признаки такого механического документа. Абсолютно это очевидно, что это не интервью так, как мы его себе представляем, когда сидит журналист напротив политика и задает ему вопросы, получает ответ. Нет, ничего этого не было, никто ни против кого не сидел. Вопросы, разумеется, были отправлены в письменном виде, ответы были получены в письменном виде.

Там в качестве автора указан какой-то человек по имени Виталий Цепляев. В общем, не очень понятно, был он там, нужен он там, и вообще, зачем нужны эти условности.

С.Пархоменко: Джордж Сорос обиделся на Россию и имел, между прочим, право

Кто-то написал, я уж не помню, из остроумных авторов Фейсбука или какой-то другой социальной сети, что это вообще ответы, которые давал не человек, а давал их автоматический генератор текста, такая нейросеть. И весь вопрос заключается в том, чем кормили эту нейросеть. Потому что автоматические генераторы текстов, они же устроены не просто так, что в какую-то машинку загружается словарь языка и машинка начинает знать все слова и начинает случайным образом и комбинировать.

Так никакого текста не получается. Это устроено не так. Машинке начинают давать читать разные тексты, грубо говоря, загружают в нее разные документы и в зависимости от того, как эти тексты устроены, какие там внутри сочетания слов, логические связи, какие-то, может быть, художественные образы, может быть, какая-нибудь стилистика чувствуется и так далее, машина научается имитировать такие тексты.

Вот если машину кормить стихами Фета и Тютчева, она будет писать стихи, похожие на Фета и Тютчева. Если ее кормить романами Достоевского, она попытается с той или иной долей успеха написать еще один роман «Идиот».

А в данном случае мы имеем явное дело с машиной, которую кормили внутренними документами Совета безопасности. Это очень похоже, что это так. Но, кто знает, может быть, эта машина живая, может быть, это какой-то живой человек, у него есть руки, ноги, живот и другие части тела. И он, будучи привычным к чтению и писанию этих документов, написал теперь это самое интервью Николая Патрушева

Может быть, в конце концов, это не так важно, живая эта машина или электрическая. Важно то — и в этом смысл этого интервью, в этом смысл его анализа, — что оно не просто пропитано соками, оно сделано из вот этой внутренней их там переписки.

И мы, глядя на это интервью, начинаем понимать, что у них там в этих красных папочках знаменитых, про которые мы все столько раз слышали и столько раз говорили, когда мы обсуждаем, например, то, откуда берет свою информацию Путин или откуда берут свою информацию разного рода крупные государственные деятели и силовики в России; на основании чего, в конечном итоге, они предпринимают какие-то действия, и на основании чего вырабатывают свои решения.

И вот мы видим, что, во-первых, это, конечно, представления людей об устройстве окружающей жизни примерно 30-летней давности. И начинается это с газеты «Аргументы и факты». Вот 30 лет назад имело смысл давать интервью газете «Аргументы и факты», потому что это была очень большая, очень народная, очень популярная и очень читаемая газета.

Сегодня это совершенно не так. Никакой газеты «Аргументы и факты» в российском информационном поле не существует, ее нет там и близко. То есть на самом деле, может быть, она даже есть, может быть, она даже выходит на бумаге. Я даже на сайт сходил и посмотрел, есть ли у нее сайт. Да, но это не средство массовой информации сегодня, это не медиа в том классическом понимании, которое вкладывается в слово «медиа».

Кроме того в этом тексте есть огромное количество всяких диких страхов прошлого. Например, фонд Сороса. Нет ничего страшнее, чем фонд Сороса, нет ничего злее, ничего вреднее, ничего мощнее, чем фонд Сороса! Там еще перечисляется какое-то количество организаций, которые либо давно не действуют, либо давно переключились на работу в каких-то других областях, на совершенно других континентах.

Например, тот же самый фонд Сороса, Институт «Открытое общество» много лет не работает в России, с Россией и с российскими проектами. Много лет ни одного рубля, ни одного доллара и ни одного евро и цента не направляется ни на что, связанное с Россией, потому что лично Джордж Сорос Россию проклял. Сообщаю об этом Николаю Платоновичу Патрушеву.

Джордж Сорос обиделся на Россию и имел, между прочим, право. Джордж Сорос как-то твердо заявил, прямо и открыто, что он не хочет больше заниматься строительством «Открытого общества» в этой несчастной, пропащей стране и займется этим в других странах, где это кому-то нужно и где это может иметь успех, смысл и дать какую-то пользу, а не в России.

А эти продолжают воевать с фондом Сороса. Продолжают сражаться с его несметными армиями и противодействовать его колоссальным инвестициям в российскую политику, который в действительности совершенно не существует.

Есть еще некоторые интересные вещи. Ну, например, в этом интервью Патрушева речь идет о том, что, собственно, происходит плохого, как он это говорит — ну, ему соответствующий вопрос задают… Я, кстати, опять-таки не уверен, что эти вопросы ему кто-нибудь задавал. Совершенно не исключено, что та же совершенно машина, живая или мертвая, компьютерная или с температурой 36,6, человеческая, на 70% состоящая из воды.

Вот что-то такое задало вопрос о том, почему всё ужасное, что происходит, оно как-то концентрируется на государствах постсоветского пространства. И Патрушев, точнее, машина, которая изображает в данной ситуации Патрушева, отвечает, что проблема заключается в смене поколений. «Расчет показывает, — говорит Патрушев, — что естественная смена начальников младшего звена управления (27–30 лет) уже практически завершена. Замена руководства среднего звена (30–40 лет) произойдет до 26-го года, старшего звена (40–50) лет — до 36-го. Однако пример Грузии и Украины свидетельствует, что процесс формирования вокруг России враждебного ей государственного стиля поведения элит может быть ускорена искусственным путем».

То есть вот эта смена поколений — то, что в разных странах к власти, к управлению, к активной работе приходят люди, которые не помнят СССР, — вот прямо Патрушев или там машина, которая за Патрушева, говорит: «Потому что они не имеют личных представлений и реальных знаний о Советском Союзе» — вот, чем они нехороши. Вот это главная беда.

И эта смена поколений есть ничто иное, как формирование вокруг России враждебного ей государственного стиля поведения. Вот, чем мы должны бояться! Вот, что делают враги — они меняют старых людей на молодых вокруг! И вот смотрите, что получилось.

С.Пархоменко: Это бред, разумеется, но это бред, имеющий хождение в высшем эшелоне российской власти

«Своевременное принятие властями соответствующих контрмер, — говорит машинка, которая выступает от имени Патрушева, — позволяет нейтрализовать деструктивные действия Запада. Свидетельства этому неудавшаяся попытка «цветной революции» в Узбекистане 2005 года. Официальный Ташкент сумел распознать истинные намерения заокеанских друзей и вовремя инициировать свертывание сотрудничества», — читаю я и думаю: что такое за удивительная такая «цветная революция» в Узбекистане 2005 года? И вспоминаю, что в мае 2005 года произошел мятеж в Андижане, произошел расстрел людей.

Ну, там много было всяких обстоятельств. Судили каких-то популярных местных бизнесменов. Кто-то был против этого суда, кто-то считал, что у них просто отнимают собственность. Плюс там было много разных религиозных мотивов. Кто-то, кажется, имел отношение к исламским организациям, а, скорей всего, не имел, а просто был набожным мусульманином. Там никто в точности не стал даже распутывать это.

Там, наверное, было много разных обстоятельств и много разных событий, которые привели к тому, что несколько десятков тысяч человек в несчастном городе Андижане в Узбекистане вышли на улицы. Этих людей расстреляли из крупнокалиберных пулеметов, стоящих на БТР — вот это называется «бархатная цветная революция в Узбекистане 2005 года, которая устроена «американскими друзьями» и надо было вовремя инициировать свертывание сотрудничества». Какого сотрудничества? Там толпу на улице расстреляли, вот и всё.

И главный враг, конечно, главный страх этой машинки, которая говорит устами Патрушева или, во всяком случае, Патрушев соглашается, чтобы слова этой машинки считали его словами, — это «некоммерческие неправительственные организации, которые получают несметные деньги из-за границы, которые что-то такое непрерывно подрывают. Запад объединяет и поддерживает финансово несистемную оппозицию и прозападно ориентированные общественные объединения. Осуществляет подбор кандидатур на роль дилеров общественного движения».

Вы представляете себе этот побор кандидатур? Едут кандидаты, они едут большим поездом, их загружают в несколько вагонов, привозят. Там их ставят, они такие с номерами стоят. Один раз они проходят в купальнике, другой раз они в длинном вечернем платье демонстрируют свои интеллектуальные способности. Потом их заставляют всякие спортивные упражнения проделывать.

«Осуществляют там подбор кандидатур на роль лидеров протестного движения, приверженных демократическим ценностям и идеалами свободы, вмешиваются в российские выборы на федеральном и региональном уровне, применяют антироссийские санкции в экономических, политических и иных сферах, политизируют спорт высоких достижений».

Всё вот это делается при помощи некоммерческих неправительственных организаций. Запад их внедряет, Запад их финансирует, Запад формирует их лидеров и подрывает духовно-нравственные, культурно-исторические ценности и так далее.

Это бред, разумеется, но это бред, имеющий хождение в высшем эшелоне российской власти. Это бред, лежащий в основе того, что происходит сегодня в российской политике. Потому что решения, которые мы видим, они происходят не сами по себе, они происходят на основании какого-то комплекса информации. И вопль Путина: «Так что ж, мы о важных событиях будем теперь из социальных сетей узнавать?!»

Нет, к сожалению, не будете, потому что до социальных сетей вам не дотянуться. Социальные сети — это эффективная, полная, серьезная, объективная и чрезвычайно хорошо работающая система информирования. Вы ей не пользуетесь, вы пользуетесь тем, из чего получается потом вот этот текст. И именно это является результатом того, что у вас развивается в виде красной нефти по тундре и то, что вы сами придумываете, например, вот с историей с всенародным голосованием и так далее.

Это же взялось отчего-то. Вот это безумное желание провести это голосование и получить искусственное, лживое, фальшивое подтверждение любви к себе…

Вот если вдуматься в те сообщения, которые мы сегодня видим непрерывно о том, что готовится скупка участия, когда людям, которые будут приходить на эти импровизированные даже не избирательные участки, а пункты для голосования, будут предлагать какие-то беспроигрышные лотереи, будут разыгрывать среди них квартиры и машины, будут выдавать им сертификаты, которые они потом могут отоварить в каких-то торговых сетях и так далее. Вот это называется забросить чепчик за мельницу. Никто и близко даже не пытается сделать вид, что существуют какие-нибудь приличия во взаимоотношениях с избирателями, что можно не пытаться просто купить их за деньги, за сертификаты, за бесплатную лотерею и просто за жратву.

Но главное, непонятно нормальному человеку, а зачем вы это делаете? Ведь вы же фальсифицируете сами силой того, чтобы люди пришли и признались в любви к вам. Это похоже, не знаю, на истории, скажем, про старые оперные театры, когда какие-то стареющие оперные тенора, чувствующие постепенное ослабление любви публики сами закупали цветы и рассаживали клаку, то есть людей с огромными ладонями, которые умели очень громко хлопать и очень громко кричат «Браво!» И вот они в нужные моменты хлопали и кричали «Браво!», а потом, в конце спектакля выносили и дарили смущенному премьеру огромные букеты, которые он сам за свои деньги некоторое время назад купил и этим же людям раздал.

Вот примерно это происходит в сегодняшней эпопее в голосовании за Конституцию.

Но шутки шутками, но это будет иметь некоторый результат, потому что эти люди не только производят эти политические события, они потом в них верят — вот, что важно. И я бы включил эту историю с предстоящим голосованием, точнее, соединил бы ее, связал бы ее с другой — с историей о том, что на наших глазах начинается гигантская авантюра под названием «Путин в погоне за бессмертием», за настоящим, за физическим бессмертием. Вот мы видим, как Путин, с одной стороны, гонится, истерически требует, чтобы ему предоставили бессмертие политическое, а, с другой стороны, создает колоссальную инфраструктуру поисков бессмертия физического.

Вот, собственно, тоже на этой неделе было объявлено, что Путин поручил Курчатовскому институту… Что такое Курчатовский институт? Курчатовский институт — это крупнейшее на сегодня и богатейшее на сегодня научное учреждение России (ну, эффективность научных исследований, которые там происходят, мы сейчас с вами анализировать не будем), — но важно то, что оно находится вне академии наук, оно подчинено непосредственно правительству Российской Федерации, не входит в состав Российской академии наук и отраслевых министерств, оно совершенно само по себе. Во главе этого гигантского конгломерата стоит человек по фамилии Ковальчук, личный друг Путина, человек, который много был отвергнут Российской академией наук, который в свое время сказал знаменитую фразу: «Если я не нужен этой академии, значит, эта академия не нужна мне» и попытался ее разрушить. И надо сказать, откусил большой кусок.

И во сегодня там создается гигантский проект в Курчатовском институте, который занят, вообще-то, развитием ядерной энергетики, ядерной физикой низких и средних энергий, физики твердого тела и так далее, разного рода такими вот сугубо физическими дисциплинами. Там будет проект, который будет посвящен поискам эликсира бессмертия.

С.Пархоменко: На наших глазах начинается гигантская авантюра под названием «Путин в погоне за бессмертием»

С финансовой точки зрения финансировать это будет Игорь Сечин и «Роснефть». И вот 14 мая, еще месяц тому назад появилось сообщение о том, что будет создана специальная исследовательская база, которая будет подчинена этому Курчатовскому институту, а фактически будет расположена в Институте биоорганической химии имени академиков Шемякина и Овчинникова. Это в районе Московского университета.

А присматривать со стороны, собственно, Путина за этим будет женщина, которую называют его дочерью. Он сам ее называет «эти женщины» — есть еще вторая такая. Ну, вот у Путина есть в жизни два таких существа, которых он называет «эти женщины» публично. Люди, которые немножко помягче душой, они называют их по именам. Вот эту конкретно они называют Мария Воронцова. Она по профессии эндокринолог, не имеет более-менее никакого отношения ни к Курчатовскому институту, ни к этому Шемякинскому институту, но ей поручено за этим присматривать.

Они будут собирать колоссальные деньги — это уже, собственно, вторая попытка — на то, чтобы обеспечивать Путину эликсир бессмертия.

В свое время такие попытки делались на основании других исследований. Есть такой, довольно, я бы сказал, легендарный человек, который долго очень ходил и рассказывал всем, что он сейчас займется этим. Звали его Владимир Скулачев. У него есть еще сын Максим. Вот эти два Скулачева — академик Скулачев-старший — с 2003 года примерно кормили российское руководство проектом «Таблетки от бессмертия».

Сначала это всё финансировал Дерипаска, человек, который на тот момент, еще до Сечина был наиболее приспособлен для финансирования разных специфических объектов, связанных с российской властью. Потом финансирование обеспечивал Чубайс со своим «Роснано».

После долгих многолетних плясок появился чудодейственный препарат под называнием «Визомитин». Погулите в сети название, погуглите фамилию Скулачев, погуглите: «Скулачев и Путин», погуглите: «Скулачев и Чубайс», погуглите: «Визомитин», который оказался глазными каплями, которые, кажется, помогают от катаракты, но на самом деле, по всей видимости, являются эликсиром бессмертия, просто пока еще не совсем доведенным до конца.

Вот теперь на место самого этого самого Скулачева призван другой человек, помоложе, помоднее, такой Константин Северинов, российский биолог, помощник Игоря Сечина. Понимаете, помощник Игоря Сечина по биологии. Есть и такой тоже. Он соблюдает сугубое молчание, никому про это всё не рассказывает.

Но вот мы с вами будем наблюдать теперь за этим, как будут параллельно разрабатываться два этих проекта — проект физического бессмертия Путина и проект политического бессмертия Путина, первым шагом на пути которого является это голосование, которое на наших глазах вот таким чудовищным, совершенно безобразным образом с подкупом избирателей, со всеми этими историями, как людей сгоняют на эти участки и либо требуют, чтобы они зарегистрировались электронно, чтобы они привели родственников — совершенно невиданная, какая-то новая история, насчет родственников я имею в виду. Вот это вот нетерпение гарантировать себе вечность, которое мы наблюдаем.

И к этому подключаются самые различные части российской властной машины. Я вот напомню вам о том, что на минувшей неделе Конституционный суд Российской Федерации, которому в новой, наскоро построенной этими поправками к Конституции правовой системе, без всякой Конституции отведено особое место — место такого предварительного штамповальщика разного рода правящих инициатив, постановил нам с вами, что конституционное право на митинги, демонстрации, пикетирования и вообще любые другие проявления общественной энергии в общественных местах возможны только в исключительных случаях: возможно в тех случаях, когда организаторы или инициаторы могут доказать — это они должны доказывать, — что это событие должно произойти именно в это время и именно в этом месте и к этому есть какие-то очень важные дополнительные, объективные предпосылки.

То есть не тот факт, что всякий устроитель любого общественного мероприятия хотел бы, чтобы его кто-нибудь увидел, хотел бы, чтобы оно было расположено в удобном для потенциальных участников месте, хотел бы, чтобы это место было видное, людное, символичное, если это можно, красивое хорошо бы, привлекательное, — нет, этого совершенно недостаточно. Если это единственные аргументы, которые есть у устроителя, то тогда он отправляется в гайд-парк.

И решение это, кстати, было принято после того, как в Конституционный суд обратились трое жителей Самарской области, которые были возмущены тем, что их, когда они попытались организовать в этой Самаре некое массовое мероприятие, отправили — вот я даже специально по карте посмотрел, где это — это называется: «Территория автодрома профессионального образовательного учреждения Самарская объединенная техническая школа общероссийской общественно-государственной организации «Добровольное сообщество содействия армии, авиации и флоту» ДОСААФ, расположенное по адресу: город Самара, Куйбышевский района, Южное шоссе, в районе автосалона «Рено».

Вот там теперь люди, которым есть, что сказать городу Самаре, они должны отправляться на Южное шоссе в район автосалона «Рено» и там на автодроме, огороженном забором со всех сторон, находящемся примерно в 20 километрах от центра города — город Самара не самый большой город в России, прямо с кажу, и дистанция в 20 километров большая дистанция для этого города, — вот они должны отправляться туда.

А Конституционный суд на этой неделе это своим решением установил. Конституционный суд легко, в общем, единогласно — там было одно особое мнение судейское — установил, что, в общем, от права собираться и что-нибудь демонстрировать можно ничего больше и не оставлять. Только если вы можете доказать, что есть какие-то специальные обстоятельства, которые заставляют вас требовать — почему? Это вы должны доказывать. Вы не должны в заявительном порядке или уже теперь даже в уведомительном порядке — нет, вы должны доказать, что то, что вы задумали, должно происходить именно здесь, а иначе вы отправляетесь в Куйбышевский район, на Южное шоссе в района автосалона «Рено». Это говорит Конституционный суд.

Собственно, вот, на этом месте я бы остановился. Мы с вами остаемся без прав, мы с вами остаемся без Конституции и с человеком, который хочет эликсир бессмертия. Такая у нас Россия. Это была программа «Суть событий». Я Сергей Пархоменко. Всего хорошего, до будущей пятницы!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире