Время выхода в эфир: 20 марта 2020, 21:06

С.Пархоменко Здравствуйте, дорогие друзья! Это программа «Суть событий». Я Сергей Пархоменко. У нас с вами сегодня премьера. Уникальный случай. Впервые за 17 лет существования этой программы я ее записываю заранее. Так что больше двух часов до выхода в эфир. Всё, что произойдет за эти два с лишним часа, к сожалению, окажется вне видимости нашей программы.

Я до последнего избегал этой возможности делать эту программу в консервированном виде. Мне кажется, что прямой эфир для «Сути событий» — это важнейшее принципиальное качество. Но ничего не поделаешь. Я оказался сейчас в таких обстоятельствах, что интернета моего не хватит на то, чтобы вести прямой разговор в эфире даже хотя бы просто звуком, даже без видео.

Дело в том, что я нахожусь сейчас в Греции, причем, надо сказать, в довольно отдаленном ее уголке, на довольно далеком греческом острове. Не стану вам объяснять, как я оказался тут и что я здесь делаю. Поверьте, что к этому меня вынудили довольно важные семейные обстоятельства и, по всей видимости, мне придется этот, по меньшей мере, двухнедельный карантин провести здесь, на этом острове.

В конце концов, если интернет отработает хотя бы для того, чтобы отвечать на письма, читать и видеть, что происходит в социальных сетях, то работа моя может продолжаться. И я, в общем, к этому отношусь философски. Какая, собственно, разница, в каких четырех стенах проводить эти две недели.

Раз уж я тут, давайте я вам расскажу — вряд ли у вас есть много информации — о том, как переживает эту пандемию такая глубокая, провинциальная Европа, я бы даже сказал глубинная Европа.

Вот я нахожусь на острове в Эгейском море. Здесь объявлены карантинные меры. 2 дня тому назад Греция закрыла границы для въезда всех неграждан Европейского сообщества вообще и впускает только тех, кто может продемонстрировать какую-то важную причину своего путешествия.

Вот я успел буквально за несколько часов до этого закрытия, буквально одним из последний рейсов сюда просочиться.

Здесь объявлен карантин. На улицах пусто. Те люди, которые все-таки на улицах появляются, почти все в масках, многие в перчатках. Часто мажут руки дезинфицирующим раствором. Работают продуктовые магазины, правда, и большие супермаркеты и маленькие лавочки, которые в таких местах, на таких островах играют очень важную роль в снабжении населения продуктами. Всё это открыто. Работают аптеки.

И, что на меня произвело сильное впечатление, например, притом, что закрыты буквально все прочие магазины, заведения, кафе, рестораны, все двери буквально заколочены, но работает магазин, в котором продаются мобильные телефоны и продаются контракты на домашний интернет. Совершенно справедливо греческие власти рассудили, что интернет — это тоже по нынешним временам предмет первой необходимости. Это перекрывать нельзя, граждане должны быть к этому допущены, поэтому, пожалуйста, такой магазин работает.

При входе во многие магазины, во всяком случае, в большие супермаркеты, вам принудительно на руки брызгают дезинфицирующим раствором и следят за тем, чтобы в помещении маленького магазина было не больше двух-трех человек, а лучше просто по одному, остальные ждут на улице.

А в помещении здоровенного супермаркета, может быть, человек 20 на весь супермаркет. И при этом тоже при входе стоит человек и считает. Как кто-то выходит, он пускает следующего.

Здесь нет ни малейших следов какого бы то ни было дефицита, каких бы то ни было разобранных позиций в торговых рядах. Абсолютно всё есть. Всё выглядит совершенно спокойно, обычно.

С.Пархоменко: Власти организуют это голосование в условиях эпидемии как ни в чем ни бывало, потому что начальник велел

Я должен сказать, что перед этим я был в Вашингтоне в США, и там по этой части довольно серьезные проблемы, и во многих магазинах, особенно больших зрелище довольно устрашающее. Полное впечатление, что только что здесь был погром. Не только всё разобрано и пустые длинные полки, но еще и всё как-то слегка помято, как-то покоцано, побито, подвинуто. Такое впечатление, что люди дрались. Я сам никогда это не видел, но вот следы выглядят довольно неприятно.

Впрочем, в относительно небольших магазинах в США вроде тоже всё в порядке. Но нет определенного вида товаров. Нет и неизвестно никаких, скажем, масок, вот этого дезинфицирующего раствора.

Я сам, например, должен вам сказать, научился этот дезинфицирующий раствор делать. Купил себе большую бутылку геля алое, бутылку чистого медицинского спирта (в Америке он продается) и смешал в пропорции: две части спирта, одна часть этого геля алое.

Ну, вот никогда раньше в нашей программе не было рецептов. Вот получайте мой первый рецпет. Вот что вирус проклятый с нами делает.

Здесь всё в порядке по этой части, и люди относятся к коронавирусу довольно строго. Здесь — это в Греции я имею в виду. Причем далеко от Афин, далеко от больших городов. Ну, например, в тех магазинах, которые работают, возле прилавков на полу скотчем или клейкой лентой отмечены, сделаны кресты, и на этих крестах должны стоять посетители в двух метрах друг от друга и в метре от прилавка. И если ты начинаешь свободно бродить по магазину, то продавец тебе строго указывает, что встаньте, пожалуйста, в правильную позицию, потому что сейчас так принято.

Я должен сказать, что когда я пришел в этот магазин с интернетом, то продавец, которого я по случайности знаю, этого молодого человека — я пришел вдвоем с женой, — он мне сказал: «Чего это вы вдвоем тут ходите? Если вас тут увидит полиция, что вас двое, у вас могут быть большие неприятности. Поэтому скорее давайте делайте тут ваши дела и отправляйтесь домой, где вы там проводите свой карантин. Потому что выходить на улицу можно только по важному делу и только по одному. А вас, я смотрю, тут двое. Могут быть неприятности».

Вот как это выглядит здесь. Просто вам такой экскурс для интереса. В ближайшее время буду здесь находиться и постараюсь отсюда смотреть на окружающий мир и готовить для вас программы.

Давайте я начну традиционно, так, как я начинаю «Суть событий» в последние уже несколько недель. Да, конечно, технически, я должен вам сказать, что трансляция будет только моего голоса, и то она будет не впрямую, а вы записи. Я не вижу никаких эсэмэсок, поэтому не могу на них никак реагировать. У меня нет соведущего сейчас, я не вижу прекрасную Олю Бычкову, которая так прекрасно мне помогает вести последнее время мои программы.

Есть Фейсбук, где я выложил, как обычно, специальный пост для сбора вопросов и тем. Так что, пожалуй, это единственная возможность со мной общаться. И еще Телеграм-канал под названием «Пархомбюро». Он по-прежнему работает, с ним всё в порядке.

Так вот я начну программу так, как начинаю ее обычно — с сообщений из ВОЗ, где ее директор Тедрос Аданом Гебреисус раз в два-три дня делает специальное заявление. Вот его заявление от вчерашнего дня со свежими данными. Он сообщил, что ВОЗ располагает достоверными сведениями о том, что более 200 тысяч случаев заболевания коронавирусом насчитывается в мире. Из них 8 тысяч человек погибли. Более 80% всех случаев заболевания приходится на два региона: Западную часть Тихого океана — это то, что мы традиционно называем Юго-Восточной Азией и Европу.

Напомню, что неделю тому назад тот же самый Тедрос Аданом Гебреисус давал цифру 132 тысячи заболеваний. Видите, за неделю всего добавилось 70 тысяч, фактически треть от общего числа. Скорость растет. И тогда было 5 тысяч погибших. Только что была преодолена эта трагическая веха. А теперь 8 всего только за неделю, то есть скорость растет тоже.

Гебреисус говорит: «Вы не думайте, что ваше сообщество не пострадает. Готовьтесь так, как будто это обязательно случится. Не предполагайте, что вы сами не будете заражены. Готовьтесь к тому, что обязательно будете».

Это правильная тактика в данном случае — быть пессимистом и готовиться к более сложным обстоятельствам.

Дальше он говорит: «Как вы знаете, — ну, перевод мой малограмотный, вы уж извините, но за смысл я отвечаю, — началось первое испытание вакцины. Всего через 60 дней после того, как генетическая последовательность коронавируса была расшифрована в Китае. Это невероятное достижение. Мы отдаем должное исследователям всего мира, которые работают, чтобы системно оценить возможности разной терапии и ставить на этот счет разные элементы. Но многочисленные небольшие испытания с использованием разных методик могут не дать четких и убедительных доказательств того, насколько такие методы лечения эффективны.

Поэтому ВОЗ и ее партнеры организуют во многих странах исследования, в которых некоторые из непроверенных методов лечения будут сравниваться друг с другом. Мы назвали эту программу Solidarity. Исследование Solidarity обеспечивает упрощенные процедуры, позволяющие участвовать в нем даже тем больницам, у которых не хватает мощности на настоящие исследования. Многие страны уже подтвердили, что они присоединяются к Solidarity. Это Аргентина, Бахрейн, Канада, Франция, Иран, Норвегия, Южная Африка, Испания, Швейцария и Таиланд. Я надеюсь, что многие другие страны присоединятся к этому испытанию вскоре.

С.Пархоменко: Правильная тактика — быть пессимистом и готовиться к более сложным обстоятельствам

Кроме того за несколько дней, прошедших с момента создания форда Solidarity он собрал больше 43 миллионов долларов. Я бы хотел особо поблагодарить ФИФА за ее вклад в размере 10 миллионов долларов США».

Греция, в которой я сейчас нахожусь, среди относительно благополучных стран (всё познается в сравнении). Случаев заражения здесь 454 на сегодняшний день. 4 умерших, 19 выздоровевших. А в США, например, 14 тысяч 366 на сегодняшний день, 217 смертей, выздоровевших — 125. Все 50 американских штатов сообщили о том, что у них есть заболевшие. Последней была Западная Виргиния.

Ну, а самое тяжелое положение сегодня в Италии. Вы знаете, что там объявлен тотальный карантин, люди сидят по домам.

Все рассказывают друг другу — действительно, трогательная подробность, — что для того, чтобы как-то поддержать друг друга морально и чуть-чуть поднять себе настроение, итальянцы в разных городах договариваются, что они в определенный час дня будут открывать окна, выходить на балконы и как-то общаться, стучать в кастрюли, производить всякий шум, а кто может петь, тот будет петь. Вот они поют, играют на гитарах, других музыкальных инструментах. Среди них, надо сказать, я видел несколько съемок, когда очень хорошие оперные голоса, прямо настоящие оперные артисты выходят и дают серьезные концерты, и целый квартал их слушает.

Но психология психологией, а счет там очень плохой. Есть города, находящиеся в катастрофическом состоянии. Вся Италия рассказывает, что в городе Бергамо — это небольшой совсем городишко в Северной Италии… ну, городишко — город, надо сказать, очень старый с прекрасно архитектурой, замечательной историей. Может, кто помнит знаменитую пьесу, кажется, Гальдони «Труфальдино из Бергамо» (был такой очень популярный в советское время телевизионный спектакль), в которой играл младший Райкин. Вот для меня навсегда это географическое название связано с этим зрелищем.

Вот сегодня появился другой повод говорить про Бергамо. В небольшом относительно городе всего умерло больше 550 человек. Только за вчерашний день они потеряли 93 человека. И на итальянском телевидении появились съемки, как там складывают запечатанные гробы в церквях, потому что не успевают их ни хоронить, ни кремировать. Потом появились любительские съемки — кто-то просто из окна снял, — как в Бергамо занимают военные патрули, в частности, на военных грузовиках везут эти гробы.

Надо сказать, что через некоторое время итальянское телевидение немножко запаниковало и сняло, убрало эти ролики со своего сайта. Так что теперь их там нет, но осталось много скриншотов, которые ходят по всему интернету, можно их видеть, если нужно.

Из Италии же очень интересные поступают сообщения, поскольку там эпидемия приняла такой очень интенсивный вид, и борьба с ней ведется тоже чрезвычайно интенсивно. Пошли сообщения, пожалуй, первые о появлении эффективного лекарства — лекарства от симптомов коронавируса. Вот это очень важно понимать, что это лекарство не вакцина, оно не сокращает эпидемию, оно не побеждает коронавирус как таковой, но оно помогает справляться с тем, у кого заболевание проходит в особо тяжелой форме, кто просто задыхается.

Вы знаете, что основным симптомом коронавируса в тяжелых формах является тяжелое поражение легких. По существу, погибают и распадаются ткани альвеол. Я совсем не хочу здесь выглядеть каким-то специалистом, но это все-таки на уровне школьного курса, могу себе позволить. Плюс я тут почитал много чего, плюс я поговорил со многими врачами, связался с московскими друзьями, проконсультировался с ними. И вот они мне говорят, что ткани альвеолы (это такие пузырьки, из которых состоят человеческие легкие) и капилляров в легких, тех самых микроскопических сосудиков, при помощи которых происходит насыщение кислородом крови в легких) — так во разрушаются эти ткани. И с этим нужно как-то бороться.

И вот из Италии сообщают нам — тут уж я переводил с итальянского в меру своих знаний романских языков, плюс, конечно, всякие механические переводчики помогают — так вот я цитирую, например, по итальянской газете Repubblica. Это газета известная своей любовью ко всяким сенсациям, конечно, но нельзя сказать, что она желтая. Она все-таки достаточно солидная, серьезная. В Италии ее очень любят, это очень популярная газета с хорошей репутацией. Она эту репутацию бережет.

Так вот газета Repubblica пишет, что лекарство под названием «Тоцилизумаб», которое обычно применяется при лечении артритов, но оно не противовоспалительное. Оно противоиммунное. Это лекарство, которое подавляет гиперактивность противоимунной системы, что бывает важно при некоторых формах заболевания суставов, когда организм, реагируя на воспаление, на больные клетки, начинает есть сам себя. И в этой ситуации иммунную систему нужно подавлять.

То же самое случается при некоторых раковых заболеваниях, в частности, этот «Тоцилизумаб» используется при лечении разных форм меланомы. Так вот действие его связано вот с этим: он подавляет излишнюю иммунную активность организма.

Видите, какая удивительная история. С одной стороны, речь идет о вирусе, о том, что организм должен справляться, побеждать этот вирус, а, с другой стороны, врачи задумываются над тем, что иногда эта излишняя вирусная активность слишком вредна и для того, чтобы противостоять саморазрушению организма, в частности, разрушению этих тканей легких, можно попробовать такие препараты.

И вот есть сведения о том, что несколько десятков больных — вот в Неаполе 11 человек получили эту терапию при помощи этого самого «Тоцилизумаба». На крайнем Юге Италии в Апулии. В общем, во многих городах, в том числе, на Севере тоже, и в Милане в некоторых клиниках применяется эта процедура. И она дает чрезвычайно хорошие результаты.

И итальянские врачи обратились в компанию, которая производит этот препарат — это компания Roche, одна из крупнейших мировых компаний фармацевтической промышленности и попросила отдать им все запасы, какие только есть. Нашлось примерно доз на 600 курсов. Это очень мало, но тем не менее, это всё, что есть. И сейчас он начали активное производство этого препарата.

И надо сказать, что компания-производитель предоставило в различные итальянские больницы бесплатно эти лекарства сейчас, что, в общем, для фармацевтических компаний, которые обычно приводятся как примеры исключительной жадности и алчности, это довольно большая редкость. Но, тем не менее, в данном случае это произошло.

С.Пархоменко: Огромное количество компаний, а главное, Российское государство, пытаются на этом что-нибудь выгадать

И в Италии и в Китае с этим лекарством связывают большие надежды. Хотя — и вот здесь мои московские друзья-врачи очень просили меня многократно оговориться на эту тему — это очень небольшая группа исследования, и это исследование проведенное не по правилам, там не было никакого двойного слепого метода, не было никаких контрольных групп, которые получали плацебо, ничего этого не было сделано. Просто лечили несколько десятков человек.

Серьезных выводов на эту тему делать нельзя, но, может быть, это важное направление для лечения непосредственно симптомов, а не самого коронавируса в тех случаях, когда поражение тканей легких оказывается очень сильным, человек буквально начинает задыхаться, и нужно помогать человеку с этим справиться, в частности, помогать его собственной иммунной системе не свирепствовать слишком сильно и не разрушать свои собственные легкие.

Вот видите, удивительное совпадение. Я сегодня слушал программу «На пальцах» в прямом эфире «Эха Москвы». И там речь шла о том, как лечат рак в современных условиях, усиливая иммунную систему, заставляя ее более агрессивно реагировать на раковые клетки, выискивать их и убивать. А вот, оказывается, медицина в каких-то ситуациях поступает противоположным образом, и так это здесь и происходит.

Пожалуй, я на этом месте должен остановиться, мы продолжим с вами после новостей во второй половине программы «Суть событий». Я Сергей Пархоменко. Пожалуйста, никуда не удаляйтесь, я продолжаю свою эту консервированную передачу.

НОВОСТИ

С.Пархоменко Еще раз добрый вечер! Это вторая половина программы «Суть событий». Я Сергей Пархоменко. Напоминаю снова, что впервые за 17-летнюю историю нашей программы она идет в записи. Я примерно за два часа до начала эфира записываю эту программу, находясь далеко за пределами России. Так что всё, что произойдет за эти два часа, к сожалению, останется в мертвой зоне, и я этого не увижу, уж извините. Но, будем надеяться, что главные события сегодняшнего дня и недели все-таки уже произошли.

Первая половина программы посвящена была, как вы легко догадаетесь, хронике всемирной эпидемии. Теперь я хотел бы перейти к России, где, надо сказать, тема коронавируса причудливым образом, на мой взгляд, трагическим образом переплетается с темой триумфального движения конституционных поправок, точнее, конституционной разрухи, которая была организована президентом Путиным и его группировкой.

Сегодня мы с вами живем в стране, где Конституционная программа демонтирована, и где закон не опирается больше на связный, разумный конституционный текст, а опирается на такую скоростную поделку, в которой одни части противоречат другим. Мы с вами много об этом говорили, что эти поправки разрушили и принцип разделения властей, в частности, того, что касается навязывания контроля исполнительной власти над властью судебной.

Большой ущерб нанесен российскому федерализму и местному самоуправлению. Введены разного рода нормы, которые нарушают права людей. Заменены не демократическими, а декоративными нормами типа гарантиями минимального размера оплаты труда, хотя, в действительности, это остается полностью под контролем о ять-таки исполнительной власти и президента, которые могут манипулировать этими цифрами минимального размера как угодно. И так далее.

Теперь остается последний этап, намеченный Путиным, чтобы конституировать, формально внешне узаконить свое вечное пребывание у власти — теперь всенародное голосование. И хочется понять, каким образом это в России будет сделано.

Есть несколько принципиальных подходов, которые характеризуют методы, с помощью которых будет проведена эта финальная часть операции «Вечный Путин». Первый подход — это политический идиотизм в прямом смысле этого слова.

Пока я готовился к этой программе, один из моих читателей любезно прислал мне ссылку на пост в Фейсбуке, который написан человеком по имени Константин Зайнулин. Этот Константин Зайнулин — директор Хабаровского музыкального театра. Пост этот стоит того, чтобы прочесть его целиком, потому что он, на мой взгляд, чрезвычайно характерен. И уровень, глубину этого политического идиотизма, который воцарился сейчас в России на этой теме, по-моему, характеризует очень хорошо.

Вот, собственно, как выглядят карантинные меры в Хабаровске, когда партия и правительство во главе с товарищем Путиным велят организовать всенародное голосование любой ценой.

Зайнулин пишет: «Принял участие в совещании Минкультуры Хабаровского края. Тема: Подготовка к проведению 22 апреля общероссийского голосования по внесению поправок в Конституцию России. Министр культуры Хабаровского края Александр Федосов, руководители краевых учреждений культуры провели рабочую встречу с председателем краевой избирательной комиссии Геннадием Накушновым. Обязанность по подготовке к голосованию возложен именно на этот орган. День общероссийского голосования 22 апреля объявлен выходным днем. Вечером исторического для всей страны дня в Хабаровском музыкальном театре пройдет патриотический галла-концерт «Тебе, великая Россия». К слову, — те хабаровчане, которые проголосуют самыми первыми могут бесплатно получить пригласительные билеты на этот концерт».

Вот так выглядит карантин в городе Хабаровске, надо сказать, в большом российском городе, расположенном непосредственно к месту, где родилась коронавирусная инфекция, к границе, которую в массовом порядке пересекают и российские граждане и граждане Китая. Приграничная торговля и приграничная езда там чрезвычайно развита.

С.Пархоменко: Мы в стране, где Конституция демонтирована, а закон опирается на скоростную поделку

Я бы сказал, что Хабаровск так же, как Владивосток, так же, как Комсомольск-на-Амуре, так же, как Благовещенск, как и другие города тех мест находятся в самом центре риска. Это зона самого большого риска в России сегодня, потому что именно там протяженная граница с Китаем, которую контролировать гораздо сложнее.

Но, тем не менее, под этим лозунгом… Кто-то опять же из моих читателей, по-моему, остроумно придумал лозунг для такого рода всенародного голосования «Держи заразу!» Да, 22 апреля люди придут поддерживать заразу там, в Хабаровске, и не только там, а, собственно, по всей остальной России.

Второй принцип — это политическое мародерство. Совершенно очевидно, что огромное количество российских компаний, а главное, Российское государство как таковое, пытаются на этом деле что-нибудь такое выгадать. Конечно, это касается и коррупционеров, которые сегодня составляют костяк российских органов власти в разных российских регионах.

Лично на меня произвело большое впечатление недавнее сообщение (дня четыре назад, по-моему, это появилось), что департамент здравоохранения Москвы заключил контракт на сумму 192 миллиона рублей на покупку портативных лабораторий и тестов для выявления коронавируса. И у контракта этого есть один единственный поставщик, и этим поставщиком выбрана казанская фирма под названием «Смартлайфкеа» с уставным капиталом 10 тысяч рублей, у которой нет ни координат, ни сайта, ни телефона, ни дна, ни покрышки, ни черта. Это однодневная контора, очередная рюмочная «Лондон», очередной «БайкалФинансГрупп», который в таких случаях обязательно образуется для того, чтобы имитировать поставку. Притом, что существенная часть денег, несомненно, будет просто похищено. А качество того, что будет поставлено, если хоть что-нибудь будет поставлено за эти 192 миллиона рублей нам с вами совершенно неизвестно.

По контракту эта компания должна поставить 56 портативных мини-лабораторий по цене 750 тысяч рублей за штуку и 100 тысяч наборов для анализов по 1,5 тысячи рублей за штуку. И покупателем этого всего выступает Агентство по закупкам (контрактная служба) Департамента здравоохранения города Москвы.

Еще есть красивая история буквально сегодняшнего, вчерашнего дня о том, как губернатор Московской области Воробьев распорядился закрыть все торговые центры вокруг Москвы, а потом открыть все торговые центры вокруг Москвы, сообщив о том, что это была техническая ошибка, и на самом деле имелись в виду только кинотеатры в этих торговых центрах. На самом деле можно себе представить, что бы представляла собой ситуация, если бы вокруг Москвы закрылись крупнейшие торговые центры, в которых сотни тысяч москвичей покупают повседневные продукты.

Вопрос же не в том, что там продаются сумочки Prada или туфли Christian Louboutin. Нет, там продается молоко, курица, сыр и творог, и люди ходят туда за этим каждый день. Никакой альтернативной структуры им, разумеется, не предоставлено. Никто не собирается задумываться о том, где и каким образом они возьмут продукты повседневного спроса. И вот устраиваются эти качели, когда то закрыто — люди бросаются туда, то закрыто — люди бросаются оттуда.

Это, конечно, мелочь. Конечно, это сущая ерунда по сравнению с тем, что происходит вокруг, но градус этого мародерства мне это продемонстрировало. В данном случае это уже мародерство не экономическое, а политическое. Это история с памятником Жукову.

С.Пархоменко: Автором нового памятника Жукову оказался некий Геннадий Кузнецов, еще один таинственный производитель

Вот сегодня в интернете появились кадры не только демонтажа и распиливания этого несчастного памятник Жукову, но и фотографии доски, на которой написано, кто, собственно, все это устроил. Устроил это Мединский. Устроила это группа политических подхалимов, задача которых заключается в том, чтобы еще раз облизать Владимиру Путину… Вот Мединский, Язов, Виктор Золотов, глава Росгвардии, Сергей Собянин, мэр Москвы, Константин Голощапов, человек, про которого говорили как об одном из ближайших приближенных Путина…. Его называют не поваром Путина (не путать с Пригожиным), а массажистом Путина, есть еще и такая должность, но это человек, о котором если вы погуглите, обнаружите большое количество всяких расследований относительно его криминального бизнеса, относительно огромного количества недвижимости за рубежом, относительного разного рода его интересного прошлого, его связи с криминальными группировками, его судимостей и всего прошлого.

Вот эта группа людей, воспользовавшись моментом, осуществила этот глубокий заглот, сказал бы я, у Владимира Путина. И надо сказать, что они к этому готовились довольно давно.

Вот передо мной сайт с сообщениями еще 14-го года, где с изумлением один из сотрудников Московской мэрии, человек, который, собственно, отвечает в Москве за памятники — его зовут Сергей Половинкин, я его хорошо знаю, он глава Отдела охраны художественного наследия в Департаменте культуры Москвы; я с ним познакомился тогда, когда только начинался проект «Последний адрес», мы тогда обсуждали с ним всю историю с тем, что мы собираемся устанавливать на фасадах московских домов (тогда только московских, а теперь уж по всей России) памятные таблички, так что я помню Сергея Половинкина, это очень серьезный и очень ответственный человек, который чрезвычайно хорошо знает свое дело и буквально каждый сантиметр каждого московского памятника может описать наизусть, — так вот он пишет: «Комитет памяти маршала Жукова, предварительно подготовившись, — это он цитирует письмо, которое он совершенно неожиданно получил тогда, в 14-м году — проведет замену памятника оперативно, без огласки и общественного резонанса за одни сутки», — вот так они обращались к нам, — говорил он.

Тогда, в 14-м году Московская мэрия отказала в этом. Теперь, что называется, под шумок, воспользовавшись паникой, тем, что все заняты чем-то другим, никому не до памятников, можно это сделать. И началась эта НРЗБ история с заявлением о том, что нет, это замена… нет, подождите, это не замена — это только временно для реставрации. Если для реставрации, зачем распилили на глазах у всех? Чтобы было проще реставрировать распиленное? Как вы собираетесь с этим быть?

Ну, и постепенно выясняется, кто, собственно, это делал. Автором этого памятника оказался некий Геннадий Кузнецов. Ну, это еще один «БайкалФинансГрупп», еще один таинственный производитель, про которого, по существу, нет никаких сведений в интернете. Очень с большим трудом удалось найти какие-то отдельные ссылки. Выяснилось, что основные работы этого скульптора — это «Стачка», «Девушка из провинции», «Голова юноши», «Мальчик», «Скульптор», «Девочка», а также — внимание! — двусторонняя медаль «Вечно будет ленинское сердце клокотать у революции в груди», — вот основное произведение этого человека. Нравится? Мне очень нравится. Вот эта двустороння медаль, она, конечно, производит сильное впечатление.

Еще он принимал участие в воссоздании горельефов для храма Христа Спасителя. Кто когда-нибудь видел эти горельефы, тоже имеющие абсолютно пластмассовый, кошмарный вид, тот может примерно представлять себе уровень этого скульптора.

Ну вот Мединский, Золотов, Собянин, Голощапов — люди, которые осуществили акт политического мародерства в этих обстоятельствах.

Но всерьез, конечно, следует говорить о самом предстоящем нам голосовании. Сегодня мы можем слышать нашу прекрасную главу Центризбиркома госпожу Памфилову. Это уникальный случай, когда глава избирательной инфраструктуры в стране подробно, увлеченно, страстно объясняет населению, почему предстоящее голосование ничего не решает и никому не нужно, кроме Путина. Удивительный акт откровенности со стороны Эллы Александровны Памфиловой.

Но среди прочего мы услышали от нее ясное и совершенно откровенное заявление о том, каким способом будет сфальсифицировано это голосование. Сегодня мы можем считать это уже делом решенным. Оно будет фальсифицироваться при помощи переносных урн и надомного голосования. То, что было объявлено сегодня, ясно об этом свидетельствует.

Я во всяком случае, это вижу совершенно отчетливо. И мой опыт участника, члена избирательной комиссии с правом решающего голоса, много лет я выполнял эти обязанности и хорошо знаю избирательную процедуру, хорошо представляю дыры в ней, хорошо представляю себе, где, так сказать, рискованные направления. Могу сказать, что история с надомным, так называемым удаленным голосованием является одной из самых рискованных. В частности, это был, я так понимаю, один из основных инструментов при фальсификации выборов в Государственную думу 2011 года.

Тогда при анализе итогов выборов, точнее итогов подсчета голосов (к реальным выборам это всё имело примерно отношение) выяснилось, что в большом количестве городов происходило просто колоссальное накачивание количества людей, которые голосовали вне избирательный участков, дома. А это значит, что время от времени пребывала переносная урна (по существу это небольшой пластмассовый чемоданчик), битком набитая бюллетенями, неизвестно, откуда взявшимися, неизвестно кем заполненными, неизвестно, кем туда засунутыми, неизвестно как получившимся. После чего эти бюллетени смешивались с той массой бюллетеней, которая находилась в избирательных уранах, и уже концов, что называется, не найдешь.

Но тогда можно было хотя бы постфактум установить это, потому что в бюллетене существовали строки, обязательные к заполнению в избирательной комиссии, в которых, собственно, указывалось, сколько каких бюллетеней: сколько непосредственно на участке, сколько бюллетеней вне участка для так называемы надомников.

И тут-то выяснилось, что есть города — я помню, например, Тамбовскую область, которая просто вся проголосовала из дома. Вот произошло тотальное заражение тогдашним, незамеченным всем остальным миром коронавирусом, все заболели, все лежали в по стели, и все голосовали из дома — в Тамбовской области, в Ставропольском крае, разумеется, в республиках Северного Кавказа. Это были колоссальные, абсолютно несуразные, безумные цифры этого надомного голосования.

Но, по меньшей мере, удалось их найти, можно было видно, можно было показать на них пальцем и сказать: «Вот место, где были фальсифицированы выборы в Государственную думу». Вы помните, что эти выборы и оказались таким спусковым крючком к большим гражданским акциям неповиновения, которые тогда, на рубеже 11-го, 12-го годов были и в Москве и в Петербурге, и в ряде других больших городов.

Так вот теперь остается в бюллетене только 6 строк. Всё остальное из бюллетеня исчезает. Остается: общее число участников голосования на данном участке, то есть списочный состав; число выданных при голосовании бюллетеней, то есть формально, это количество людей, которые приняли участие в голосовании; число использованных бюллетеней, число недействительных бюллетеней, количество за и количество против. Всё.

Чего не будет: сколько конкретно эта избирательная комиссия получила бюллетеней от районной комиссии, от вышестоящей инстанции, и, соответственно, не будет цифры, сколько было уничтожено неиспользованных бюллетеней; не будет показано, сколько будет бюллетеней выдано досрочно (а мы знаем, что досрочное голосование продлено до 7 дней); не будет показано, сколько бюллетеней было выдано на избирательном участке, а сколько для надомников, то есть открывается прямой путь для того, чтобы абсолютно бесконтрольно… Еще строк 5 примерно будет отсутствовать, в частности, не будет строки, сколько бюллетеней было в стационарных урнах, а сколько в этих переносных чемоданчиков, то есть можно принести любое количество, никто этого не контролирует, и смешать с остальным.

Никому не придется теперь устраивать никаких вбросов, потому что вброс — вещь рискованная. Надо через щель в этой урне запихнуть эту пачку. Неудобно, кто-нибудь увидит, посмотрит… Зачем? Зачем, когда можно принести спокойно откуда-то из-за угла эту переносную урну, заранее заложить в нее всё что угодно, сколько нужно. Можно иметь 10 этих урн, можно иметь 50 этих урн, переносных этих чемоданчиков. Да какая разница? Никто не контролирует. Складывайте, чего там!

Вот так это будет сделано технически. И сегодня мы про это совершенно точно знаем, что вместе со сроком досрочного голосования — а ведь досрочно тоже можно удаленно, можно совместить эти два удовольствия — вот у нас досрочно, за 5 дней до даты голосования, 22 апреля проголосовало 100 миллионов 700 тысяч человек по домам. Ну, проголосовали они. Заболели люди, позвали. А в чем, собственно, проблема? Пускай будет. А вам что, жалко, что ли?

С.Пархоменко: Справедливо греческие власти рассудили: интернет — тоже ныне предмет первой необходимости

Да нет, нам не жалко, но только мы должны отдавать себе отчет в том, что речь идет о Конституции, которая таким образом просто разрушается. И мы закладываем колоссальную мину — «мы» — это в данном случае Российское государство, не мы с вами — под всю правовую систему страны, всю систему законности страны, начиная от поправки, которая была принята с голоса, с того, что госпожа космонавтка произнесла — текст, который ей за 5 минут до этого выдали и попросили ее там прочесть, и кончая этой беготней с пластмассовыми чемоданами, которая ожидает нас 22-го числа.

Притом, что, конечно, в этих обстоятельствах сам факт проведения этого голосования в условиях эпидемии, в условиях, когда, с одной стороны, раздаются бесконечные крики о том, что необходима самоизоляция, что необходимо карантин, с другой стороны, эти же самые люди, эти же самые власти организуют это голосование как ни в чем ни бывало, потому что начальник так велел.

Вот это самый начальник, которого с большой буквы пишет Маргарита Симоньян и так гордится тем, что она придумала это прекрасное наименование. Это для них нормально, они паразиты, они живут этим. Они живут тем, что сосут начальника. Вот висят на его различных частях тела и насасывают годами. Прекрасное расследование Алексея Навального это замечательно продемонстрировало.

Кстати, если кто-то еще не видел — оно, конечно, немножко осталось в тени на фоне всех этих коронавирусов и страстей, — но блистательное расследование Навального, очень подробное, очень документированное, очень аргументированное, с большим количеством разного рода банковских документов того, каким именно образом семья Маргариты Симоньян и ее гражданского мужа Тиграна Кеосояна расхищает те самые деньги, которые государством направлены — что само по себе является абсолютным безумием, вот эти многомиллиардные дотации, которые получает и Russia Today и в данном случае НТВ, которое является формальным покупателем этих безумных, бездарных программ Кеосаяна. Вот там мы могли всё это видеть и видеть полное отсутствие реакции с их стороны.

Понятно, что они дерьма в рот набрали и до сих пор боятся его ни проглотить, ни выплюнуть, потому что ответить им на это совершенно нечего.

Ну вот, собственно, пожалуй, что я наметил для этой программы, немножко странной, удаленной в этот раз программы, которую вы слышите в записи. Надеюсь, что на следующей неделе сможем с вами продолжить этот разговор. Надеюсь, что к следующей неделе все будем по возможности здоровы и живы. Это была программа «Суть событий». Я Сергей Пархоменко. Всего хорошего, до свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире