'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 28 февраля 2020, 21:05

О.Бычкова: 2107 московское время. Добрый вечер! Это программа «Суть событий». У микрофона — Ольга Бычкова. Я в московской студии «Эха Москвы», а вне московской студии «Эха Москвы» — Сергей Пархоменко, что самое важное, который нам, как обычно, всё объяснит, всю самую суть. Привет тебе!

С.Пархоменко Объясню-объясню самую суть, обязательно. Привет! Слышно ли меня?

О.Бычкова Слышно прекрасно, изумительно в нашей трансляции в YouTube на основном канале «Эхо Москвы».

С.Пархоменко Ура!

О.Бычкова Можно писать нам разные сообщения: +7 985 970 45 45 — это СМС-номер. Я его вижу. И то же самое можно делать в трансляции в YouTube, где есть чат, там можно высказывать свои соображения, вопросы задавать. Ну вот, давай.

С.Пархоменко Я бы сказал еще, что у меня есть Телеграм-канал «Пархомбюро», который я думаю, пригодится всем, кто нас тут слушает. Есть теперь еще и подкаст под названием «Суть еды». Понимаете, на что я намекаю, почему его название так похоже на называние этой программы. Намекаю на суть.

Есть еще Фейсбук, где я выкладываю специальный вопрососборный пост. На этот раз не выложил отчасти по недостатку времени, а отчасти потому, что мне почему-то с этой программы было совершенно всё понятно с самого начала. У меня как-то не было никаких сомнений относительно того, каким темам я должен ее посвятить и с чего, например, должен ее начать.

О.Бычкова С Немцова.

С.Пархоменко Да, с Немцова, конечно, я должен начать. Вот только что прошла программа «2020». В 2015-м она называлась «2015». И это была программа, с которой в день своей гибели ушел Борис Немцов. Это было его последнее публичное выступление здесь у нас, на «Эхе Москвы». После этого он отправился на встречу со своей девушкой и без насколько минут полночь был убит на мосту.

И совершенно права Ксения Ларина и Виталий Дымарский, которые вспоминают, что они были последними людьми, с которым в эфире говорил Борис Немцов. А я был последним человеком, по всей видимости, с которыми Борис Немцов говорил про политику и вообще про что-то серьезное. Почему-то я подозреваю, что со своей девушкой он говорил о других материях.

С.Пархоменко: Власть должна бояться, что ее сменят

А вот когда он вышел из студии тогда программы «2015», я тогда, как и сейчас, должен был заступить на его место в эфире через несколько минут. Мы с ним встретились в гостевой комнате на «Эхе». И кончилось это тем, что я опоздал в эфир. Такое нечасто случалось, но вот в этот раз случилось. Крутили какие-то бессмысленные заставки, пока бежали за мной и делали мне страшные глаза, что пора уже идти в студию, а я всё никак не мог доспорить с Борисом. Спорили мы о предстоящем марше «Весна», который должен был состояться через несколько дней. А вместо него в результате прошел первый траурный марш Немцова.

И тогда вопрос стоял о том, правильно или неправильно организаторы этого марша согласились, чтобы он проводился где-то в Марьино. И это было, конечно, намеренно оскорбительное решение Московской мэрии. Тогда еще к этому меньше привыкли, чем сейчас. Сейчас это уже стало в порядке вещей. Тогда это была некоторая новость. И были большие споры по поводу того, надо или не надо соглашаться и имеет ли значение, где это происходит.

И Борис расспрашивал меня, что я по этому поводу думаю. Я ему на это отвечал, что я считаю, что имеет значение, где происходит, и, на мой взгляд, это очень тяжелое решение, на которое вынуждены были согласиться, но, с другой стороны, я понимаю, что такие переговоры невозможно выиграть, когда у тебя за спиной нет реальной явленной воли большого количества людей. Когда ты отстаиваешь не просто свою позицию, а позицию большого количества людей, которые хотят чего-то, ну, например, в данном случае, выйти тогда-то и туда-то; и все знают, что этих людей много, и все знают, что они хотят этого на самом деле, и все знают, что остановить их невозможно, — тогда такие переговоры вести легко.

Потому что никогда на самом деле никакой переговорщик не разговаривает в таких ситуациях, когда речь идет о таких массовых событиях, не говорит от своего собственного имени. Он только выражает некую волю, некую позицию тех людей, которые за ним. Эта позиция или есть или ее нет. Или она массовая или она не массовая. Вывести никого невозможно. Имитировать никого невозможно. Стимулировать ничего невозможно. Можно только создать некоторые условия для той гражданской энергии, которая уже сама по себе существует.

И это было ясно и в 11-м, 12-м годах, когда был большой всплеск гражданской активности в Москве, когда все эти переговоры были, в сущности, только отражением того, что в реальности хотели люди. Люди говорили: «Мы хотим пройти маршем по центру Москвы». И получался марш на Якиманке. Остановить его было совершенно невозможно.

А потом люди говорили: «А теперь мы хотим встать в цепочку вокруг Садового кольца». И даже никто ничего не пошел согласовывать. Все встали и всё, и остановить это было невозможно. И полиция только как бы старалась минимизировать какие-то осложнения, перекрывала движение там, где нужно, хотя в этой ситуации нигде не нужно было его перекрывать. Это кольцо стояло так, что оно не мешало движению.

А перед этим люди как-то выразили свою волю и захотели устроить большие митинги на Болотной или на проспекте Сахарова. Переговорщики только сообщали эту волю.

Вот об этом был наш последний разговор про политику с Немцовым за несколько часов до его смерти. Потом я пошел в эфир, он пошел на свое свидание.

И через несколько часов я уже был на мосту и стоял в несколько десятках шагов — вплотную меня не пропустила полиция, — я стоял и видел тело, которое лежало на тротуаре.

Ну, вот завтра 29-го стартует очередной марш Немцова. Он — я думаю, что все это уже знают — начнется в 2 часа дня на Пушкинской площади возле метро Тверская, Пушкинская и Чеховская и пойдет по маршруту от Страстного бульвара к проспекту академика Сахарова и до пересечения с Садовым кольцом. Это обычный, стандартный маршрут. И обычно это кончается тем, что после того, как люди проходят этим маршрутом, они идут положить цветы на мост.

Я это проделывал несколько раз, всякий раз, когда я был в Москве в эти дни. К сожалению, завтра меня в Москве не будет. Я далеко за пределами России. Очень по этому поводу, конечно, переживаю. Ну, я здесь отнесу цветы. Здесь есть, куда отнести цветы. Потому что здесь есть Борис Немцов плаза недалеко от российского посольства. Не знаю, я, может быть, просто приложу их к столбику, на котором эта надпись. Это здесь такое немцовское место. Вы знаете, что теперь такое немцовское место есть и в Киеве, и в Праге, и в насколько еще городах.

Этот марш завтрашний, помимо того, что марши Немцова остались, по существу, последними, когда никто не смеет этому противостоять. Есть какие-то безумцы типа тех, которые в Петербурге сказали, что они не знают, что такое «РФ». Но это совсем уже что-то медицинское на самом деле в этих головах, потому что у нормального человека рот не может это произнести, и он не может это произнести вот по этому случаю, по поводу того, что речь идет о марше в память о Борисе Немцове. Надо быть, действительно, человеком, у которого не работает часть мозга для того, чтобы это произносить.

Но, к счастью нашлись какие-то другие люди, у которых есть эта часть мозга или они дали их тем, первым поносить на некоторые время. В общем, в результате все там тоже согласовано.

Но да, это одна из последних политических акций в году, которая существует. И, мне кажется, невозможно это пропустить. И очень много, конечно, зависит от того, сколько народу будет на этой акции завтра. Потому что, в конце концов, от этого зависит, отомрет ли она, последняя или нет, и хватит ли духу у тех людей, которые присвоили себе незаконно право принимать решения по поводу этих маршей. В действующей на сегодня Конституции этот порядок гарантирован гражданам, и он остается, кстати, гарантированным в той Конституции, которая получится в результате тех, совершенно, на мой взгляд, преступных действий, которые с ней подделываются на наших глаза сейчас. Потому что эти гарантии находятся в 1-й части Конституции, там, где гарантии прав граждан и прав и свобод человека, и, по идее, они не могут быть никаким образом изменены. Хотя что помешает этим людям в какую-то другую статью ввинтить что-нибудь другое по этому поводу, что прямо этим гарантиям противоречит. Об этом поговорим, может быть, к концу программы.

С.Пархоменко: Невозможно себе представить, чтобы были отключены камеры вокруг Кремля

Так вот это завтра событие чрезвычайной важности еще и потому, что у этого марша Немцова есть второе название «Марш за сменяемость власти». Не все с этим согласны. Я согласен с тем, что это действительно самое важное, что есть в российской политике. А речь идет все-таки о политическом убийстве профессионального политика. Так что естественно, что марш в его память носит политическую окраску. И эта окраска не просто какая-то случайная, а она соответствует важнейшей политической проблеме, которая на протяжении десятилетий существует в стране и которая собою определяет, в сущности, всё остальное: и независимость судов, и корректность выборов, и соблюдение закона, и в конечном итоге, соблюдение прав человека.

Да, власть должна быть сменяема, потому что сменяемость власти — это наиболее эффективный механизм поддержания власти в состоянии готовности исполнять законы всякие разные. Нет никакого другого способа, не изобретено человечеством, кроме сменяемости власти. Власть должна бояться, что ее сменят. И только под этим давлением, под этим действием власть может совершить что-то, что ей невыгодно, что, на первый взгляд, ее ограничивает и так далее, а именно уважить, исполнить права граждан на что бы то ни было.

Вот принято последние уже годы весело смеяться по поводу одного маленького эпизода в российской политической истории относительно недавнего. Такое было сообщество людей под называнием «Комитет 2008», в котором, кстати, тоже принимал активное участие и Борис Немцов. Принято говорить по этом у поводу: «Ха-ха. собрались какие-то люди, они там что-то трепали языком, собирались в каких-то кафе и ресторанах, они важно надували щеки. Там в качестве активного политики первый раз, по существу, появился Гарри Каспаров, с этого началась его политическая карьера. Там как-то очень смешно какие-то надутые от ощущения собственной важности представители партии «Яблоко» обсуждали с надутыми от собственной важности представителями разных других демократических партий свое объединение, разумеется, ни о каком объединении так никогда и не договорились. В общем, ха-ха».

На самом деле это был чрезвычайно важный эпизод, когда впервые обсуждалась именно проблема сменяемости власти. Почему «Комитет 2008-то? Потому что тогда, в 2008 году предстояли (а дело было еще в 2004, 2005 годах работал этот комитат) выборы после 2-го срока, и как всем тогда казалось, последнего по Конституции срока Владимира Путина. И «Комитет 2008» — это был комитет, который заявлял, что самое важное — чтобы выборы 2008 года были настоящими выборами, а не были имитацией, не были фальсификацией, и не были назначением преемника, чем они в действительности оказались.

Найдите декларацию «Комитета 2008» и посмотрите, как это был там сформулировано. Хорошо было сформулировано, правильно. И до сих пор правильно. И именно тогда эта проблема 2008, то есть проблема смены власти путем корректных выборов, как описано в Конституции, была объявлена самой главной политической проблемой, которая существует в стране. Таковой она остается и на сегодня.

И я совершенно уверен, что марш, который произойдет завтра, корректно было называть именно так и обозначить его главную тему именно так. И я думаю, что очень важно, чтобы люди эту идею завтра поддержали, не только идею памяти Бориса Немцова, но и идею своей поддержки самому принципу сменяемости власти.

Что касается дела Немцова, не могу здесь не сказать, и об этом несколько слов. Складывается удивительная ситуация. Совершенно очевидно, что дело Немцова не просто не закончено, не просто не доведено до какого-то логического завершения, не просто не выяснело всё, что должно было выяснить, оно обнажило острую и ясную заинтересованность сегодняшней российской власти, я бы сказал, и лично Владимира Владимировича Путина, президента Российской Федерации в том, чтобы это не было раскрыто.

Абсолютно невозможно себе представить, чтобы история про «нам не открыли дверь в доме Руслана Геремеева» состоялась без прямого прикрытия сверху. Здесь недостаточно ни руководства Чеченской республики, ни лично Рамзана Кадырова. Это делается сверху. Невозможно себе представить, чтобы были отключены камеры вокруг Кремля, что дало повод для колоссального количества безграмотных и каких-то, я бы сказал, грязных конспирологических версий именно потому, что плохо видно. Поскольку ничего не видно, то можно придумывать, можно фантазировать, можно выступать с абсурдными обвинениями, в том числе с обвинениями против дочери Немцова Жанны, что это она организовала убийство своего отца, или Яшин организовал убийство своего ближайшего друга.

Или «Эхо Москвы» принимало участие в организации этого убийства, потому что оно специально пригласило именно в этот день Бориса Немцова для того, чтобы было точно известно, с какого места начнется его маршрут. И вообще, конечно, на самом деле он ни на какое свидание не ходил, ни на каком мосту не оказывался, а его арестовали непосредственно в редакции «Эха Москвы» (видимо, в моем присутствии), арестовали, скрутили, засунули в мешок, отвезли куда-то, там убили, а потом с помощью мусоросборочной машины привезли его тело на мост.

С.Пархоменко: Факт, что Немцов служил объектом для разработки спецслужб, было возможно только по прикрытию сверху

Вот всю эту херню можно нести, потому что плохо видно, потому что нет камер. А нет камер — то ли они были выключены, то ли записи конфискованы и спрятаны — только, поскольку речь идет о Кремле и о таком человеке, можно было с санкции с самого верха.

И я здесь должен совершенно высказать свою солидарность со словами Генри Резника, который буквально только что повторил это в эфире, он уже говорил это несколько раз в разных обстоятельствах. Что сам факт, что Немцов, бывший вице-премьер Российского правительства, губернатор одного из крупнейших российских регионов, бывший вице-спикер Государственной думы служил объектом вот для такой разработки российских спецслужб — это касалось и слежки и преследования и арестов, задержаний, угроз, бесконечных мучений с телефоном (я много раз присутствовал, что происходило в его телефоне, который не то что прослушивали, а бесконечно перехватывали и черт знает как с ним манипулировали) — все это, несомненно, тоже было возможно только по прикрытию сверху.

И совершенно не случайно сегодня в группе негодяев, которые зарабатывают себе какую-то дешевую популярность при помощи всех этих конспирологических версий, возглавляет эту группу Андрей Николаевич Илларионов, бывший советник Путина многолетний. И я бы глубоко задумался над тем, каким образом сохраняется эта его связь с бывшим хозяином. И я бы сказал, что задача этой группы совершенно уже видна на протяжении многих лет ее деятельности: увести расследование от реальных организаторов, то есть от людей в чеченской республике и их покровителей в Кремле, а выдумать для этого какие-то совершенно дутые фигуры, действительно, типа семьи Немцова, адвокатов Немцова, детей Немцова, всякое такое.

Потому что их начальник, этих самых людей обеспечил им для этого благополучную среду. Он для них выключил камеры, санкционировал неоткрытие дверей там, где они должны открыться… А вот два дня тому назад поразительная совершенно история, что человек, который, несомненно, связан косвенно хотя бы по целому ряду материальных свидетельств, которые находили в разных места, человек по имени Сулейман Геремеев, член Совета Федерации от Чеченской республики и дядя — по чеченским меркам совсем близкий родственник — Руслана Геремеева, объявленого в розыск в качестве одного из организаторов — не заказчик опять-таки, а только организатор — убийства Немцова, человек, подчиненным которого был Заур Дадаев, которого считают непосредственным исполнителем убийства. Вот Путин продемонстрировал еще раз свое покровительство, еще раз сказал: «Давайте, ребята, работайте» — тем, кто бесконечно выступает с этими конспирологическими безумными версиями и уводит следствие в сторону. «Давайте-давайте, я вас прикрою», — вот что Путин сказал Илларионову и целому ряду людей, которые работают вместе с ним в этой спецоперации.

Вот, пожалуй, всё по поводу Немцова. Остается только сказать, что я буду очень рад увидеть большое количество людей завтра на улицах Москвы, выступающих не только в память о Немцове, но и со своим требованием оставить российскую политику живой и действующей, а в центре ее — сменяемость власти, то есть демократические права людей выбирать свою власть, изменять свою власть, владеть своей властью, управлять своей властью, — вот за это за всё завтрашний митинг.

О.Бычкова Я хотела тебе задать вопрос от слушателей. Люди тебя спрашивали, видел ли ты эти интервью Путина, которые сейчас сериально проходят, и что ты об этом думаешь?

С.Пархоменко Да, я видел эти серии, которые уже вышли. Я согласен с теми, кто говорит, что это сделано достаточно мастеровито в том, что касается работы, собственно, интервьюера. Он придумал себе искусственный образ, но этот образ тоже надо уметь придумать. Он придумал очень интересный образ такого скептического ухмыляющегося человека, который задорно наскакивает как бы на президента. Мне кажется, что сделано это дальше довольно грубо, что касается монтажа и прочего.

С.Пархоменко: Сериальное интервью Путина: речь идет о десятках тысяч просмотров. Это совершенно смешно

И это, конечно, мучительная попытка перехватить инициативу у очень хороших журналистов. Я говорю сейчас не только о Юрии Дуде, что сразу приходит на ум, но их есть еще несколько, которые просто убивают российское телевидение центральное, контролируемое государством — убивают его своей работой в соцсетях, в YouTube, в интернете. Отнимают аудиторию, уводят миллионы людей оттуда. И я думаю, что это абсолютная трагедия, катастроф для российской пропаганды. Вот они таким способом пытаются вернуть это обратно.

Пока абсолютно безуспешно. Пока речь идет о десятках тысяч просмотров. Это совершенно смешно. Столько набирают примерно наши здесь разговоры в эфире без всякого президента, без всяких сенсационных признаний. Ну, вот мы тоже имеем десятки тысяч просмотров каждой нашей программы. Я этому чрезвычайно доволен, но то я, а то Путин. И то все те усилия, которые на это были потрачены целым агентством ТАСС. Пока катастрофа.

О.Бычкова Мы сейчас прервемся на краткие новости и небольшую рекламу. Сразу после новостей не забудь анонсировать то, что ты хотел. Это программа «Суть событий» с Сергеем Пархоменко.

НОВОСТИ

О.Бычкова: 2133. Мы продолжаем программу «Суть событий». У микрофона — Ольга Бычкова. С сутью событий Сергей Пархоменко. Прежде чем ты перейдешь к следующей теме, ты обещал, что-то еще сказать нам.

С.Пархоменко Нет, я хотел анонсировать эту самую тему, к которой я сейчас и перехожу. А перехожу я к коронавирусу, о котором я мало очень говорил. Кажется, один раз упоминал в остаточные минуты программы. Конечно, на сегодня это мировая новость номер один, я бы сказал, более важная, чем не только истории с Российской Конституцией, но, например, история с выборами американского президента, что обычно все сметает на своем пути, а сейчас не сметает. Сейчас коронавирус важнее.

Я вот пробежался по американских газетам, французским газетам, английским газетам, немножко итальянским газетам в меру своего плохого понимания разрозненных слов в этом языке. Италия стала в Европе, во всяком случае, как бы центром наблюдения за коронавирусом.

И вот новость сегодняшняя добавляется. Да, действительно, это главная мировая новость. И сегодня директор Всемирной организации здравоохранения по имени Тедрос Аданом Гебрейесус — убейте меня, если я знаю, где это ударение в любом из этих трех слов…

О.Бычкова Мы тебя простим за это.

С.Пархоменко Кто знает, расскажите. Он, вообще-то, из Эфиопии происходит этот человек, поэтому совершенно не представляю, как он правильно называется. Ну, О’кей, давайте назовем его так.

О.Бычкова Он тоже простит.

С.Пархоменко Он заявил о том, что оценка риска коронавируса на глобальном уровне стала очень высокой. Что обращает на себя внимание в этом заявлении. Главное — это слово, которое там отсутствует. Там отсутствует слово «пандемия». И это не случайно оно там отсутствует. Все ждут, когда Всемирная организация здравоохранения скажет: Это пандемия заражения этим коронавирусом. Они этого не произносят.

С.Пархоменко: Маска — это не защита вас от того, что на вас кто-то чихнет, а это защита других людей

И я вот нашел брифинг этого самого замечательного человека по имени Тедрос Аданом Гебрейесус, который он дает раз в несколько дней в штаб-квартире ВОЗ. Это, надо сказать, там бывают очень интересные события, делаются очень интересные заявления. Сайт доступен, легко можно тексты эти читать. Вот я нашел последний брифинг, благодаря моему другу Борис Левину, который выложил любезно ссылку на него. Теперь уже буду ходить туда беспрестанно.

Брифинг 26-го числа, позавчерашний. Он говорит там, этот Гебрейесус, что «на взгляд ВОЗ, небрежное, как он говорит, — тут я цитирую свой собственный перевод, как всегда, достаточно лохой, — использование слова «пандемия» не принесет никакой пользы, но, с другой стороны, оно сопряжено со значительным риском, поскольку оно усиливает ненужный, неоправданный страх, создает некую стигматизацию и может привести к параличу тех систем, которые должны с этой эпидемией бороться».

О.Бычкова Почему к параличу?

С.Пархоменко Потому что ну, слушайте, если пандемия — что мы можем сделать? Это всемирное явление. Всем там будем. Рано или поздно все мы тоже заразимся.

О.Бычкова Мы все умрем?

С.Пархоменко Пандемия есть пандемия. Ну что ж теперь? Давайте мы все эти деньги пустим на закупки цветов на могилы умерших. Хоть порадуемся, да духовой оркестр оплатим. Вот о чем они говорят.

«Оно может сигнализировать о том, — говорит этот самый глава ВОЗ, — при появлении такого слова, что мы больше не можем сдерживать вирус, что не соответствует действительности. Мы находимся в борьбе, которую можно выиграть, если мы будем совершать правильные поступки и принимать правильные решения. Разумеется, мы без колебания будем использовать слово «пандемия», если оно будет точно описывать ситуацию, но это пока не так».

Почему он считает, что это пока не так? Вот смотрите, он приводит на позавчерашний день следующие цифры: На 26 февраля только 10 случаев заражения были обнаружены в Китае за пределами провинции Хубэй. За пределами Китая 2790 случаев в 37 странах, из них 44 смерти. В Китае 78 198 случаев, включая 2718 смертей. Если мы разделим одно на другое (там, в Китае), то получим смертность 3,4%. Хотя есть споры по поводу того, как правильно считать эту цифру. Потому что, по всей видимости, нужно сравнивать не с теми, кто обнаружен заболевшим, а с теми, кто выздоровел. Вот выздоровело столько, а умерло столько. И сравнивать эти цифры. Было бы корректней, наверное. Но обычно, как бы расхожий способ считать не так, а просто делить количество умерших на количество как бы доказанных заболевших.

И вот, что он говорит: «Вчера, — то есть 25 февраля это было, — количество новых случаев, обнаруженных за пределами Китая, превысило количество случаев в Китае». И он считает, что это хорошая новость. Потому что это означает, что в Китае как бы ситуация берется постепенно под контроль. Более того, он сделал еще одно очень важное заявление. Он говорит, что «наши исследовательские команды, которые поехали по всему миру для того, чтобы обследовать на местах ситуацию, свидетельствуют, что в период между 23 января и 2 февраля рост сократился. Эпидемия, по всей видимости, как мы считаем на основании сегодняшних наблюдений достигла своего пика и перешла в плато, то есть график ее стал плоским, не растет».

И это важный перелом, как он считает, хотя он говорит, что большое беспокойство вызывает внезапный рост количества случаев в Италии, в Иране и в Южной Корее. И немедленно обнаружены заражения в новых странах связанных — вот это важно — с Ираном, — в Бахрейне Ираке, Кувейте; связанных с Италией — в Алжире, Австрии, Хорватии, Австрии. Швейцарии. То есть они понимают путь следования этой эпидемии. Как она из Италии прыгнула во все эти страны, которые он перечисляет. Это плохо, но хорошо, что это понятно, откуда она там взялась.

Теперь давайте вспомним какие-то более общие вещи. Мне кажется, это важно при разговоре про этот самый коронавирус. Вообще, человечеству известно несколько этих коронавирусов. Из них два были знаменитыми последнее время. Это вирус, который называется SARS, он же атипичная пневмония — это 2002–2004 год. Охватил много стран, в том числе, Дальний Восток. 10% смертности. И это вирус MERS, так называемый Ближневосточный респираторный синдром — это 12-й год. 30% смертности. Но он был в небольшом количестве стран.

Он концентрировался вокруг Саудовской Аравии. И там была прямая связь с источником заражения. Источник заражения был экзотический — верблюд. И заражались, в общем, люди, которые не просто имели контакт с верблюдами, а имели такой, я бы сказал, тяжелый контакт с верблюдами: которые ели мясо верблюдов, пили молоко верблюдов или, например, что для этого региона не такая уж редкая вещь, — лечились мочой верблюдов, которая считается целебным средством в этой местной арабской народной медицине.

С.Пархоменко: Главная проблем в том, что в этих обстоятельствах единственный способ, понятный человеку — это изоляция

И тот и другой вирус (в одном, напомню, 10% смертности, в другом больше 30% смертности) не представили из себя ничего, в общем, особенно опасного по одной простой причине: они были медленно распространяющимися, они были мало заразными, особенно второй из них. Ну. если вас нет верблюда, то у вас мало шансов заболеть этой болезнью. В отличие от других случаев, когда всё определилось именно этим вторым фактором — фактором скорости распространения.

Самый известный из тех случаев, который мы можем считать посчитанными — потому что мы плохо понимаем, например, про «черную смерть», то есть про эпидемию чумы в средневековой Европе. Нет достаточно количества ясных, прямых сведений об этом, есть только косвенные сведения. Но самый известный — это «испанка» 1918–19 годов, грипп, который разразился в конце Первой мировой войны. Первая мировая война очень этому способствовала.

Там штука заключалась в том, что заболела треть населения Земли на тот момент. По скромным оценкам — 500 миллионов человек, по нескромным — 700 миллионов человек. И то понятно, что, поскольку дело шло о военных условиях, часто в странах, которые либо только что воевали, либо продолжали воевать. Среди них была Россия, например, которая пережила не только Первую мировую войну, но и революцию и находилась в разгаре Гражданской войны. Совершенно очевидно, что подсчет нельзя считать надежным. Сколько в точности людей заразилось «испанкой» в России, мы не знаем. Мы можем только примерно себе представить.

Так вот погибло от «испанки» невероятное, колоссальное количество людей — 30 миллионов человек по наиболее распространенной цифре, хотя опять-таки достаточно много есть в ней сомнений по ровно тем же причинам: война, революция, гражданские войны. Не очень понятно, не всех посчитать. Но, послушайте, если это 30 миллионов человек — это 5-6% смертности. Это меньше, чем SARS, и это больше, чем за регистрировано сегодня в этом коронавирусе. Весь вопрос в масштабе. Весь вопрос в количестве зараженных и в скорости заражения. И совершенно очевидно, что нас не должна успокаивать эта низкая цифра смертности, потому что все зависит не от нее, а все зависит от того, сколько народу этим заболеет.

Надо сказать, что человечество много чего не знает про этот коронавирус, но оно знает, как происходит заражение. Оно происходит очень интересно. Оно происходит воздушно-капельным путем. О’кей, это понятно, но этот вирус устойчив, он живет какое-то время вне организма живого существа.

Что это означает? Что заражение происходит не только кашлем или чихом. Оно происходит кашлем и поверхностями. То есть у вас гораздо больше шансов заразиться не потом, что на вас кто-то кашлянул или чихнул, а что кто-то кашлянул на стол, а потом встал и ушел. А потом вы сели за этот стол, положили на него руку, а потом этой рукой поковырялись в носу или потерли глаз.

Или то же самое произошло в самолете: кто-то кашлянул на спинку впередистоящего кресла, а потом вы оперлись на спинку этого кресла, когда летел на этом самолете уже другим рейсом в другую стороны.

И вот именно это, что там не только кашель, но и поверхности объясняются заражения в закрытых комьюнити. Самое знаменитое — это вот этот круизный лайнер Diamond Princess, который возле Йокогамы болтается. Там больше 3,5 тысяч человек из 56 стран. Из них заболело больше 500 человек. Казалось бы, там, внутри они все в карантине, они уже сидят каждый по своим углам, они не кашляют друг на друга. Все ходят в масках, за этим все следят. Как же так? Почему 500 человек? А потому что поверхности. Потому что кто-то когда-то чихнул на этот стол или на эту стенку, или на этот поручень на лестнице или еще что-нибудь вроде этого.

С.Пархоменко: Ситуация фиговая, потому что никто не понимает реальной скорости распространения этого вируса

Поэтому, собственно, когда говорят о масках, то надо иметь в виду, что маска — это не защита вас от того, что на вас кто-то чихнет, а это защита других людей главным образом, что, будучи уже зараженным, но, не зная об этом, чихнете куда-нибудь, а потом человек к этому прикоснется рукой. Вот что важно.

И главная проблема заключается том, что в эти обстоятельствах единственный способ активный, на сегодня понятный человеку — это изоляция. И вот все говорят про то, что в Китае большой город заперли, закрыли, завинтили, никого не впускают, не выпускают. Там нет никакого движения. Никому не давали праздновать Новый год, когда он был и так далее.

Ну вот, собственно, специалисты это обсуждают, что будет, если придется идти на похожие меры не в Китае тоталитарном, тоталитаризм которого в этой ситуации, пожалуй, помогает, а в стране, где у людей немного другие взаимоотношения с властью. Ну, например, вот я читал здесь такое сравнение, оно мне кажется совершенно корректным. Вот размеры этого города, который перекрыли в Китае.

О.Бычкова Ухань.

С.Пархоменко Да. Это примерно Чикаго и его окрестности.

О.Бычкова Там несколько миллионов человек живет, да.

С.Пархоменко Теперь вот американский журналист здесь пишет: «А теперь представьте себе, что жителям Чикаго и его окрестностей говорят: «У вас не будет Рождества. Мы отменяем вам Рождество. У вас эпидемия. Вы будете сидеть по домам. Мы вас не выпускаем на улицу. Мы закрывает Чикагский аэропорт. Никаких елок, Никаких вечеринок. Бары все закрыты. Всем сидеть по домам и бояться». Что это будет? Да ничего не будет. Люди будут праздновать Рождество. И их так не остановишь, потому что есть разница между Уханем и Чикаго в этом смысле».

Вот такая с этим ситуация. Ситуация фиговая в этом смысле, потому что никто не понимает реальной скорости распространения этого вируса. Вот здесь я возвращаюсь к этому брифингу ВОЗ. Кстати, обычно принято обвинять ВОЗ в том, что она раздувает все эти дела, что вот она накачивает страх, потому что ей выгодно, потому что она связана с международными фармакологическими корпорациями, потому что вот им надо зарабатывать на этом деньги. Как видите, сейчас ВОЗ, наоборот, пытается уменьшить эти страхи, поэтому не употребляет слово «пандемия» до сих пор и заявляет о том, что мы вышли на плато, то есть график перестал расти. О’кей, давайте на это попробуем понадеяться.

Проблема заключается в том, что для того, чтобы это утверждать уверенно, нужно быть уверенным в том, что во всех странах, которые вас интересуют, есть работоспособные структуры, которые это могут хотя бы учитывать. Я по части России в этом точно не уверен. Я абсолютно точно могу сказать, что заявления о том, что в России отсутствуют новые случаи заражения, являются ненадежными. Потому что никто в точности этого не знает. Потому что структуры, созданные российским МЧС во главе сами знаете с кем — с Шойгу, и структуры, я знаю, главного санитарного врача России, которым на протяжении многих лет был — тут я опускаю все эпитеты — человек по фамилии Онищенко, — вот Онищенко у нас создавал структуру… Вы знаете, кто такой Онищенко, вы слышали Онищенко, вы примерно представляете себе уровень мозгов Онищенко, вы помните историю про Онищенко и боржом, вы помните всё, что связано с Онищенко. А я, например, до смерти не забуду ему, что он, скотина, передвигался, будучи большим начальником, в машине, раскрашенной под скорую помощь. У него был «Мерседес» огромный такой микроавтобус, внутри с мягкими бархатными креслами, со столиком, со всеми делами, с телефоном. А снаружи он раскрашен как реанимобиль. И он ездил, сволочь, по улицам в этом реанимобиле!..

О.Бычкова Какие ты слова говоришь.

С.Пархоменко А потому что заслужил этих слов. Я сам видел эту машину. Он на ней приезжал интервью давать на телеканал «Дождь», я помню. Я ее сфотографировал, повесил тогда у себя в Фейсбуке. Всё, что надо знать про человека Онищенко и про структуру, которую он создал, и которой мы сегодня должны верить, и которой ВОЗ тоже будет верить. В своих сводках она будет писать: «В России не обнаружено». Откуда вы знаете, что в России обнаружено, что не обнаружено? А сколько еще есть таких стран. Россия что, одна такая? А в Танзании что, лучше? Ну, вот по поводу коронавируса.

И теперь все-таки — времени мало, но я скажу — я прочел и всем тоже советую пойти на сайт Кремля, вы будете долго смеяться, и прочесть стенограмму Путина с рабочей группой по выработке конституционных поправок. Она состоялась тоже 26 февраля в Кремле, в тот же день, когда и брифинг ВОЗ с этим непроизносимым человеком. Это абсолютная такая, как бы сказать, обедня, она же месса. Это религиозный обряд, служба, когда люди пришли в церковь, и они там возносят молитвы господу. И у них есть священник, который по очереди их молитвы выслушивает и говорит: «Да, сын мой (или дочь моя), утешься. Господь услышит твои молитвы. Всё будет хорошо». Это ровно на этом уровне.

Потому что то, что они говорят о внесении этих поправок и те поправки, которые они перечисляют, — это молитвы. Вот врач Леонид Рошаль известный помолился о том, чтобы органы местного самоуправления в пределах, предусмотренных федеральным законом компетенций обеспечивали доступность медицинской помощи.

Святым духом они будут это обеспечивать — органы местного самоуправления, у которых нет ни гроша. Кустик завядший заменить во дворике они не могут. Органы местного самоуправления будут обеспечивать доступность — как? Потому что господь велит им обеспечивать доступность в лице сами знаете, кого. А деньги им на это, как известно, не нужны.

Секретарь Общественной палаты (она Фадеева сменила на этом посту), женщина по имени Лидия Юрьевна Михеева — привыкайте к этому имени, это важный человек, он исправляет вам Конституцию — помолилась о том, чтобы в Конституцию была закреплена адресная социальная поддержка. И в 75-ю статью Конституцию она хочет это внести. И она говорит: «Предлагается соответствующая формула в 75-й статье Конституции». Если мы скажем, что социальная поддержка должна быть адресной, представляете, что тогда пособия, льготы и другие виды социальных гарантий будут, действительно, эффективны.

Ну, правильно, потому что Богородица позаботиться о том, чтобы они были эффективными. Достаточно сказать, ведь ничего больше для этого не нужно. Только нужно сказать, что они должны быть адресными — и тогда они будут эффективными. Так велит нам Святое писание.

Она же говорит, в ту же 75-ю несчастную статью она хочет засунуть индексацию пенсий не реже одного раза в год. «Тогда, — говорит она, — если господь велит, то у нас появится уверенность людей в том, что уже никогда они не окажутся в прежнем социальном положении». Прежнем — она имеет в виду 90-е годы. А я имею в виду то, что было до 2014 года. Мне кажется, что вот это социальное положение важнее, что с 2014 года у людей конфискуют накопительную часть пенсии. И твердо известно, что это будет продолжаться дальше. Но она молится о том, чтобы не было как в 90-х, а не как после 14-го. Или она не помнит, что пенсионный возраст изменен был не в 90-е годы, а вот сейчас. Но мольбы свои она возносит по другому поводу — к статье 75-й Конституцию. Я даже полез и посмотрел, что это за статья такая несчастная. Вообще, хорошая статья.
«Денежной единицей в Российской Федерации является рубль», — гласит эта статья. Бесспорно. «Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации». Хорошая вещь.

«Система налогов, взимаемых в федеральных бюджет и общие принципы налогообложений и сборов Российской Федерации устанавливаются федеральным законом». Не поспоришь, устанавливаются.

С.Пархоменко: Я точно могу сказать, что заявления о том, что в России нет новых случаев заражения, ненадежны

«Государственные займы выпускаются в порядке, определяемом федеральным законом и размещаются на добровольной основе». Очень полезное и важное замечание, что да, это как 30-е и 50-е годы ни у кого не будут отнимать кусок зарплаты, принудительно размещая государственные займы.

Ну, успокойтесь уже. Нет, они в этой 75-й статье хотят еще помолиться обо всех этих бесконечных и важных вещах.

Константин Косачев рассказывает в своих молитвах о том, что в бывшее время была предпринята попытка со стороны известной группы олигархов присвоить себе государственную власть, при этом шел отток активов за рубеж под защиту иностранных юрисдикций. По существу за рубеж вывозился российский суверенитет. Для этого, чтобы это прекратилось, нужно внести поправку в Конституцию.

А вот вообще вот я читаю: Август 2019 года в «Интерфаксе» — это последнее глобальное сообщение по этому поводу — чистый отток капитала из России в январе и июле 19-го года вырос в 1,6 раза до 28 миллиардов долларов. В 18-м году он составил 63 с лишним миллиарда долларов. А по прогнозу 19-го года должен составить 50. Вот они тоже молятся. Они считают, что если раньше 63, то сейчас мы помолимся, чтобы было 50. И делают это теперь с помощью Конституции

Ну, и, конечно, венчает это всё, и подтверждает мою историю, что это всё совершенно религиозный обряд — это то, что основным мотивом для назначения даты голосования была дырка между православным постом и рамаданом.

О.Бычкова Это откуда известно?

С.Пархоменко Ну, как? Это сказал Клишас.

О.Бычкова Прямо так и сказал?

С.Пархоменко Да, Клишас говорит: «Владимир Владимирович, позвольте вам предложить, — он Путину предлагает, — 22 апреля как дату проведения голосования. Логика выбора проста: к 19 апреля заканчивается православный пост, Пасха, 24 апреля у наших братьев мусульман начинается священный месяц рамадан», — говорится на официальном сайте kremlin.ru.

О.Бычкова Сам бог велел. Это была программа «Суть событий» с Сергеем Пархоменко. Пока!

С.Пархоменко НРЗБ



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире