'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 17 января 2020, 21:05

О.Бычкова 9 часов и 4 минуты в Москве. Добрый вечер! Это программа «Суть событий». У микрофона в московской студии — Ольга Бычкова. И самое главное, что с нам, благодаря всевозможным ужасно продвинутым средствам связи Сергей Пархоменко в эфире «Эхо Москвы». Добрый вечер, тебе привет!

С.Пархоменко Привет-привет! Я перенесся через океан за эту неделю. В прошлый раз был в студии, а теперь вона где. Ну. это, в конце концов, не имеет значения. Меня отсюда тоже неплохо видно.

О.Бычкова Да, и ты витаешь тут над водами. Прекрасный океанский вид. Замечательно.

С.Пархоменко Витаю на водами. В Фейсбуке я летаю у себя, где оставляю специальный про это пост. И в Телеграм-канале своем «Пархомбюро» я летаю, в котором, между прочим, перешел через 15 тысяч за это время, что я считают большим органическим достижением.

О.Бычкова Органическим и неорганическим.

С.Пархоменко Органическим — это значит без всяких…

О.Бычкова Без ГМО.

С.Пархоменко Да, без ГМО, именно. Без искусственных ухищрений.

О.Бычкова Я напомню только, что у нас есть еще трансляция в YouTube, которая идет прямо сейчас. И наши зрители и слушатели могут нас видеть, соответственно и слышать. И могут нам писать на СМС-номер: +7 985 970 45 45. Вот, собственно, и все.
Угадаю с трех раз, о чем ты сейчас захочешь поговорить.

С.Пархоменко Не надо с трех. Угадай с первого раза. На самом деле, да, это тот случай, когда все-таки не вчитаться и не вслушаться в то, что говорит Владимир Путин в своем послании, невозможно.
Вообще послания его обычно бывают анекдотическими. Давайте с вами вспомним прекрасную историю про послание 2018 года, которое состояло наполовину из мультиков, половина из которых была в свою очередь надергана из YouTube. И Путин время пот времени выпячивал грудь и говорил: «Мы называли его «Сармат», мы называли его «Кинжал», мы назвали его «Авангард»!» — и играл глазами, бровями, интонациями, всем остальным. И это было чрезвычайно воинственное заявление, от которого остались потом только какие-то сообщения о том, что какие-то таинственные неназванные ракеты с ядерной, кажется, установкой, — что-то с ними случилось в Архангельской области, они там заразили большой кусок территории, убили некоторое количество людей и сделали нежилыми некоторое количество деревень.

С.Пархоменко: Путин, в общем, надул весь политический класс Российской Федерации

Вот, собственно, всё, что мы вынесли из этого послания 18-го года. Потом был 19-й. А теперь вот 20-й. Тут всё посерьезней. И надо сказать, что огромное людей, конечно, в том числе, очень умных людей, очень информированных, очень понимающих на эту тему бросились высказываться. И высказывались они, надо сказать, в основном в одном и том же ключе.

Вот, например, замечательный социолог и аналитик Элла Понеях, есть такая, живет в Петербурге, работает в Европейском университете. Вот она пишет: «Как многие эксперты политологи и предсказывали, Путин решает задачу передвинуть центр власти куда-нибудь из президентского кресла и пересесть туда».
Вот я должен сказать, что я с этим совершенно не согласен. Я, действительно, провел почти двое суток за чтением этих прекрасных слов путинских и за сравнением этого, например, с тем, что написано в Российской Конституции и в разных других законах.

И у меня сложилось впечатление, что Путин, в общем, надул весь политический класс Российской Федерации, в сущности, совершив только одну серьезную вещь. Подробней мы поговорим об этом позже, но я сразу заявлю: Он объявил недействующей Конституцию Российской Федерации. Ее больше нет.
Вот сегодня такого аргумента «Подождите, мы не можем принимать закон, потому что он не соответствует Конституции» или «Подождите, мы не можем принимать такое решение. Совершать такое действие, потому что это не соответствует Конституции». Вот на ближайшие несколько месяцев, до тех пор пока этот процесс не будет Путиным благополучно закончен, эти аргументы совершенно не работают, потому что на них следует ответ: «Ну, и что тут такого? Ничего страшного. Мы же ее переписываем. Сейчас мы ее перепишем, и будет соответствовать».
Вот эта история про сначала и потом, что давайте мы сначала что-нибудь решим, а потом на основании этого будем действовать по-другому, — она, вообще, в условиях современной российской системы власти не действует.

Это, конечно, анекдотическая, смешная деталь, но она, по-моему, достаточно характерна. Вот президент Путин назначил бывшего премьер-министра Медведева заместителем председателя Совета безопасности. И назначил он его своим указом, который любой желающий может обнаружить на президентском сайте, на официальном сайте Кремля. И там нам любезно сообщают время этого. Вот, значит, сообщение о новом назначении на пост было совершено 16 января 2020 года в 16 часов 15 минут. Меж тем законопроект о создании этого поста был внесен в Государственную думу через 4 часа после этого. Только внесен.
То есть мы имеем право полагать, что на момент назначения на этот пост Дмитрия Медведева это даже не было описано на бумаге как-нибудь, даже никто еще не сел, не положил перед собой лист бумаги, не поставил перед собой ноутбук или не положил пальцы на клавиатуру, чтобы написать документ, что это за пост такой.

Никого абсолютно это не смутило. Они еще будут принимать этот закон сколько-нибудь времени. Он не принят до сих пор еще. Они будут его обсуждать, дебатировать, будет первое чтение, второе чтение, третье чтение, потом Совет Федерации, потом президент будет подписывать, потом будет вступать в действие.
А все эти дни, а, может быть, даже и недели Медведев будет сидеть на этом стуле, и на двери его будет вывеска и возле вывески будет сидеть секретарь, и у секретаря будут бланки, которые он будет засовывать в принтер и рассылать разные распоряжения от имени этого несуществующего заместителя председателя Совета безопасности Российской Федерации.

Вот вам маленькая деталь, но она демонстрирует подход. Больше никто за этим, за соответствие одного другому, очередностью одного с другим не обязан следить после того, как президент Путин выпучил глаза после своего президентского послания и сказал вот это очередное «Мы называли его «Сармат», только теперь оно касалось изменений в Конституцию.

С.Пархоменко У меня есть на основании анализа того, что он сказал, твердое понимание того, что ничего такого, что позволило бы нам считать, что принято какое-то решение, что выбран один из путей — вот, как, например, пишет Элла, что пересесть туда, передвинуть центр власти куда-нибудь из президентского кресла… Почему, собственно, передвинуть? Почему-то существует такая легенда, что в этом послании Путин предложил размыть полномочия президента и поделиться ими с большим количеством разных других центров власти — с воображаемым, еще понятно каким Государственным советом, Советом безопасности, с одной палатой парламента, с другой палатой парламента. Почему? Где этого сказано? На самом деле ничего этого в тексте нет.

В тексте есть, наоборот, усиление президентских полномочий. Вот самая яркая вещь, которую обсуждают больше всего, это процедура назначения правительства. Путин говорит: «Предлагаю изменить порядок и доверить Государственной думе не просто согласование, а утверждение кандидатуры председателя правительства Российской Федерации, а затем по его представлению — всех вице-премьеров и федеральных министров», — Ура! — При этом президент будет обязан назначить их на должность, то есть будет не в праве отклонить утвержденные парламентом кандидатуры соответствующих должностных лиц». (Аплодисменты).
Аплодисменты были, да, действительно, они не просто написаны в тексте путинского послания, они реально произошли. Между тем через две фразы после этого он говорит: «Право отстранять от должности председателя правительства, его замов и федеральных министров в случае ненадлежащего исполнения обязанностей или в случае утраты доверия остается за президентом».
Вы знаете, что такое «в связи с утратой доверия»? Это значит, вообще без аргументов.

О.Бычкова Сережа, извини. Давай я тебя перебью на одну секунду. Тут просто просят наши зрители трансляции в YouTube поправить звук. Выключи у себя звук в Скайпе, будь добр.

С.Пархоменко Извините, теперь всё должно быть хорошо.
Ну вот, он говорит, что в связи утратой доверия. С утратой доверия — это просто мановением пальца. Вот хочу и всё. Это значит, что просто так. Это значит, что не нужно никаких объяснений, никаких доказательств, никаких документов, никакого расследования, никаких писаных мотивов — ничего. Просто не хочу.
Вопрос: когда я могу не хотеть? Да когда угодно. Через 5 минут после назначения. Чего стоит этот переход от согласования к утверждению кандидатуры, который Путин продает за большие деньги слушателям своего послания, если он через пять минут может отъехать обратно.

С.Пархоменко: Нельзя задним числом создавать пост для человека, который на этот пост уже назначен. Это какие-то танцы

Дальше он сказал: «Всех вице-премьеров и федеральных министров». Через две фразы после этой фразы: «В этой связи — 6-е… — почему «в этой связи»? Вне всякой связи, потому что это прямо противоречит предыдущему — предлагаю предусмотреть, что назначение руководителей всех так называемых силовых ведомств президент может проводить по итогам консультаций с Советом Федерации». Минуту, так президент осуществляет это назначение? Ты же только что сказал — всех министров. Теперь, оказываться, что нет, не всех, а всех, кроме силовых.

И при этом это до сих пор это делалось как бы по обыкновению — ну, так было принято в России, что среди всех министров выделяются какие-то люди, которые объявляются силовыми министрами, и они всей душой преданы президенту. А теперь это предлагается вписать в Конституцию.
Вот это Америка пример того, как размываются президентские полномочия. Почему, собственно, размываются президентские полномочия?
Дальше есть второй мотив, на который все как-то напали. Это история про количество сроков. Путин говорит: «Что касается прежних изменений, — это он говорит не здесь, а это он заехал в первый раз на это, если мы с вами вспомним, в декабре 19-го года во время своей большой годовой пресс-конференции, — в Конституции, они были, насколько мне известно, связаны с количеством сроков. Что можно было бы сделать, что касается этих сроков — отменить оговорку «подряд».

Вообще, это так называемое вранье, потому что не было никаких изменений в Конституции, связанных с количеством сроков. Владимир Владимирович их выдумал. Были изменения, они вступили в действие 31 декабря 2008 года, связанные с количеством лет внутри одного срока — с 4 до 6 лет были продлены полномочия президента. С количеством сроков никаких поправок не было. Как приняли в 93-м году, так до сих пор это действует.
И, в принципе, возникает вопрос: а что, собственно, менять-то? Президент объясняет, что это вещь непринципиальная. Помните прекрасно эту фразу уже из этого собрания? «Это вещь не принципиальная, но я с ней согласен».

Конечно, немедленно вспоминается старинный анекдот. Мой папа его очень любил рассказывать в 70-е годы про то, как у одной супружеской пары спросили: «Как вам удалось дожить до бриллиантовой свадьбы?» Муж говорит: «Очень просто. Мы все вопросы, которые перед нами стоят, делили всегда на принципиальные и непринципиальные. Вот, например, какие обои клеить или в какой университет дочери идти учиться, или покупать ли дачу — это, в конце концов, вопрос не принципиальный. Решает жена. Но что касается войны в Индокитае — это совсем другое дело».

Вот не принципиальные вопросы, которые решает Путин, они касаются как будто бы количества сроков. А почему они касаются только этого слова «подряд», если это так непринципиально? Может быть, вообще от этого избавиться? Можно избавиться не только от «подряд», но и «более двух сороков». А в чем проблема-то. собственно, если это не принципиально.

Вообще, Российская Федерация очень любит ссылаться на всякие прецеденты, на то, как в разных других хороших странах что-то происходит. Вот прекрасная страна Югославия. Конституция 1974 года, статья 333. Долго искал, нашел. Один приятель хороший мне подсказал, что надо бы ее поискать. «Исходя из исторической роли Иосипа Броз Тито в Народно-освободительной войне и социалистической революции, образовании и развитии Социалистической Федеративной Республики Югославии, развитии югославского социалистического общества на основах самоуправления, осуществлении братства и единства народов и народностей Югославии, укреплении независимости, — и еще 10 срок всякого прекрасного, — по предложению скупщин республик, — это их палаты парламента, — и скупщин автономных краев, Скупщина СФРЮ может избрать Иосипа Броз Тито Президентом Республики с неограниченным действием мандата».
Отличный способ. Просто вписываем в Конституцию конкретную фамилию. А в чем дело-то?

Вот назначена комиссия по выработке поправок в Конституцию. Какими словами можно объединить всех этих людей, как их можно описать? Понятно, что это не юристы, за исключением нескольких человек, не специалисты, не философы, не историки, не столпы государственности. Это уважаемые люди.
Какой смысл, какова задача этих уважаемых людей? Уважаемым людям трудно отказать. Вот послушайте, если Прилепин, Бокерия, Мацуев и Роднина попросили вписать конкретную фамилию и убрать ограничения со сроков — ну, разве можно отказать им? Уважаемые люди просят, вы что? Как так можно?
Вот так оно, собственно, вполне может быть устроено.

Дальше начинается очень много другого конституционного вранья, свидетельствующего о том, что конституция все-таки таким способом отменяется. Путин говорит о том, что «поправки, которые предстоит обсуждать, не затрагивают фундаментальных основ Конституции, а значит, могут утверждены парламентом в рамках действующей процедуры, действующего закона через принятия соответствующих конституционных актов».
Ну, вообще, это неправда, потому что речь идет не только о 1-й главе, на которую ссылался Путин, но и о 2-й главе.

Дальше мы начинаем смотреть, а что, собственно, он предлагает. Вот он говорит: «Считаю необходимым предусмотреть в Конституции полномочия Совета Федерации по представлению президента России отрешать от должностей судей Верховного и Конституционного суда в случае совершения ими проступков, порочащих честь и достоинство, а также в иных случаях, предусмотренных федеральным конституционным законом, свидетельствующих о невозможности сохранения лицом статуса судьи.
Это предложение делается, исходя из сложившейся практики. Этого явно сегодня не хватает».

Вот последние две фразы, они отдельно интересны. Что такое, интересно, за сложившаяся практика? У нас что, много судей, которые как-то не смогли сохранить статус судьи в связи с какими-то ужасными поступками? Вы что-нибудь слышали про это? Вы слышали про какую-нибудь коррупцию среди судей Верховного и Конституционного суда, про какое-нибудь их неподобающее поведение?

Я помню, у нас Председатель Верховного суда ездил то ли в Ганну, то ли в Того охотиться и там перевернулся на джипе. Это было. Ну, у каждого свое хобби. В общем, это как-то в аморальное поведение не запишешь. Ну, ездил охотиться на слона. Ну, что ж поделаешь, бывает.
Но если серьезно, то выясняется, что вот у нас есть 10-я статья Конституцию. Эта 10-я статья является частью 1-й главы «Основы конституционного строя». Там сказано: «Государственная власть Российской Федерации осуществляет на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». Что это означает? Что не может Совет Федерации и не может президент отрешать от должности членов Конституционного и Верховного суда.

С.Пархоменко: Ни Мацуев, ни Прилепин будут писать конституционные статьи, правда же? Им принесут

Вы как собираетесь это делать? Оставить неприкосновенной эту 10-ю статью, а где-то в какой-то заднице, ближе к концу в районе 150-й статьи вписать… А если очень хочется, то можно.
Местное самоуправление. Путин говорит: «Вы знаете, к каким проблемам в образовании, здравоохранении, да и в других сферах приводит разрыв (я уже много раз об этом говорил) между государственным и муниципальным уровнями власти. И такая разделённость, запутанность полномочий прежде всего отрицательно сказывается на людях.

Предусмотренные законодательством общие для всех граждан права, возможности и гарантии в разных регионах и муниципалитетах обеспечиваются по-разному».
Ну да, разные бывают муниципальные депутаты: одни хорошие, другие плохие, одни умелые, другие бездарные, одни покорные, другие инициативные, одни образованные, другие безграмотные, всякие. Голосуйте аккуратнее, граждане, и будут вам хорошие муниципальные органы власти. И тогда будет хорошо. Не поровну, но хорошо.

Выясняется при ближайшем рассмотрение, что это прекрасное «разрыв между государственным и муниципальным уровнем власти считаю необходимым, — говорит Путин, — закрепить в Конституции принципы единой системы публичной власти».
Залезаем в Конституцию. Статья 12-я «Местное самоуправление. В Российской Федерации признается и гарантируется местное самоуправление. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно». Дальше битым словом: «Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти».

Так они не входят в систему органов государственной власти или вы собираетесь создавать единую публичную систему государственной власти? Как вы собираетесь это делать, если вы не трогаете эту статью, а где-то в заднице в районе 150-й статьи вписывается, что если очень хочется, то можно. Это как будет работать?
Третий и последний пример, который мне кажется особенно выдающимся. Статья 19-я. «Равенство прав граждан». Это уже не 1-я глава, 2-я глава, такая же точнор неприкосновенная, как и 1-я. Она гласит: «Все равны перед законом и судом. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой, религиозной принадлежности».

Спросите у любого социолога. Существует такая социальная группа: люди, закончившие хорошие зарубежные университеты, люди, которые постарались, которые сдали экзамены, нашли деньги, поступили, поехали, выучились, привезли диплом обратно в Россию. Мы говорим о людях, которые приехали обратно в Россию. Но они поучились немножко в университете — год, другой, третий, пятый.
Это, вообще, довольно длинное занятие учиться в университете. А если это учиться на юриста, на врача, так это можно и 7 лет и 10. Это образование очень длинное.

Выясняется, что эти люди поражены в правах, что эти люди, которые в течение последних 25 лет… что такое 25 лет? У нас на дворе 20-й год. То есть люди, которые с 95-го года ездили учиться за границу, имели визу учебную, не трехмесячную, а годовую, например, — это люди, которые поражены в правах. Они не могу избираться на высшие государственные посты. Почему? Только безграмотные ценятся на высших государственных постах Российской Федерации теперь? Как это происходит?

Или вы собираетесь оставить эту статью про то, что запрещаются любые формы ограничения по социальным признакам, а где-то там, в заднице, где-то в районе 150-й статьи написать: Вообще, если очень хочется, то можно, ничего страшного.
Вот так это происходит бесконечно в этом послании. И мы можем говорить сегодня о том, что именно основы Конституции сегодня оказались этим заявлением разрушены.

Возникает вопрос, достаточно ли заявления? Что такого? Ну, сказал, ну послание, ну стоял на трибуне. А оно прямо всё совсем рухнуло.
Ну, послушайте, у нас есть некоторый опыт, у нас есть некоторое представление о том, как устроена государственная власть в России. У нас есть некоторое представление, как они встают во фрунт, как они немедленно соглашаются во всем.

Вот мы сейчас посмотрим на примере, которые я привел, смешном, анекдотическом малюсеньком примерчике, как две палаты Российского парламента будут принимать абсолютно бессмысленный, абсолютно беззаконный крошечный законодательный акт о создании поста для Медведева.
Не существует на свете человека, которые не понимал бы, что это издевательство над законодательным процессом, что нельзя задним числом создавать пост для человека, который на этот пост уже назначен. Это какие-то танцы.

И в конечном итоге посмотрим на этом примере. Попытаемся сейчас поглядеть, как они будут с этим работать. Я думаю, что мы можем быть абсолютно уверенными в том, что по этой части разрушения Российской Конституции, по части отмены действия Российской Конституции сегодня до того, как началась дискуссия, до того, как что-то такое принесли в эту комиссию по поправкам из администрации президента… Ну, мы с вами понимаем, что ни Мацуев, ни Прилепин будут писать конституционные статьи, правда же? Им принесут.

Поговорим во второй половине программы про то, откуда им принесут и что им принесут. Это другой вопрос. Но мы можем с вами не сомневаться, что это будет воспринято как руководство к действию. Это происходит уже сейчас.
Я не хочу начинать какую-то новую тему до перерыва, темой этой будет, собственно, процесс изменения Конституции, который нам с вами предстоит по всей видимости в ближайшие месяцы, поэтому давайте я на этом прервусь. 3–4 минуты новостей. А потом вернемся и продолжим.

О.Бычкова Да, мы попросим и продолжим. Только Александр просит поправить оговорку, видимо — я тоже ее пропустила — твою, что не зам председателя Совета безопасности. Госсовета, а не Совбеза…

С.Пархоменко Подожди одну секунду. Назначен Медведев?

О.Бычкова Да

С.Пархоменко Зам председателя Совета безопасности. Почему Госсовета? Какого Госсовета? О’кей, давай уйдем на новости. Я совершенно уверен, что я прав.

О.Бычкова У нас сейчас краткие новости, потом продолжение программы «Суть событий»

НОВОСТИ

О.Бычкова И мы продолжаем программу «Суть событий». 21-33 в Москве. Сергей Пархоменко, как обычно, нам всё объясняет. Прости. Медведев назначен заместителем Путина в Совете безопасности.

С.Пархоменко Как я и сказал.

С.Пархоменко: Если человек считает, что он будет сидеть на этом стуле вечно, то у него нет смысла крохоборствовать

О.Бычкова Я не помню, как ты сказал. Все делают эту ошибку, поэтому всё путается.

С.Пархоменко И вот этот смешной законопроект, который через 4 часа только после фактического назначения только появился в Думе, он тоже о заместителе председателя Совета безопасности. Так что здесь всё по-честному.

Вы уже простите, что я так погрузился во все подробности и цитаты. Вообще, я понимаю, что радио не лучший способ для зачитывания каких-то текстов и всякого прочего. Но что делать, у нас политическое сражение происходит на этом поле. И это и есть та дубина, которой у нас над головой размахивают. Мы не выбираем это оружие. Не наша инициатива, что именно с этим всё связано.

Я читаю тем временем, что сыплется мне сейчас на пост Фейсбука, который был за несколько часов до этой программы там выложен. Человек меня спрашивает: «А зачем сейчас? Почему сейчас? Ведь поправки нельзя вносить раньше, чем за год до выборов. Тогда же проводите референдум». Вы знаете, это всё такие мелочи. Это всё на самом деле до такой степени никого не волнует…

Вообще, вопрос о том, почему сейчас, он носит скорее общефилософский характер, потому что да, конечно, это единственное, что твердо вытекает — смешно: «твердо вытекает», нет, твердо вытекать не может — что мы можем твердо заключить, послушав это послание.

Смотрите, всегда был такой вопрос: а почему, собственно, Путин должен кому-то отдать свой кусок времени президентского? Почему он должен делиться и раньше времени что-то устроить? Вот ему еще предстоит по закону… он в свое время боролся, в 2008 году создавал эти поправки, чтобы вместо 4 лет было 6 лет, вот он себе их выторговал. Это было не очень сложно, но, тем не менее это произошло. Вот у него есть еще целый полных 4 года до того года, когда он может начинать волноваться. Это такое общее мнение по этому поводу.

Есть люди вроде меня, которые на этом месте делают оговорку и говорят: «Знаете, поскольку у нас Путин — мистик, религиозный фанатик и человек, который весь проникнут всякими магическими цифрами, совпадениями, суперстишенами и прочими приметами, то вот 22-й год. Не 24-й, а 22-й, когда Путину исполняется 70 лет, и вот к 22-му году, наверное, что-то такое должно произойти. Между тем он не досидел и до 22-го года, не начав вот этих всех движений. Что мы можем из этого заключить? А что он вообще лет не считает. Бессмысленно считать, сколько лет осталось — 2 года осталось, 4 года осталось…

О.Бычкова Повтори, пожалуйста. Мы сейчас будем перегружать эти историю. Извините, дорогие друзья, тут у нас совсем пропал звук. Мы быстро примем какие-то меры. Мы с этим разберемся. Я пока продолжу пересказывание версий, почему это произошло именно сейчас. Потому что было много самых разных объяснений.
Еще, если добавлять к этому, что люди говорили: «А вот сейчас всякое напряжение в экономической обстановке. А вот у нас есть еще разные внешнеполитические трудности. И как бы это все складывается вместе, что нужно сейчас принимать решение».

Лично мне кажется самой простой и убедительной версия, но менее, правда красивой, не такой красивой, как у Сергея Пархоменко и не такой философской, как просто элементарный тупой календарь — потому что впереди выборы в Государственную думу, и вроде как к этому времени уже какая-то картинка должна сложиться, чтобы дальше начался новый отсчет. Но твоя версия гораздо красивей, конечно. Ты уже с нам снова здесь. Давай продолжай.

С.Пархоменко Привет! Я опять с вами. Правда, по телефону, но все равно будем надеяться, что будет хорошо слышно. Нет, версия моя, надо сказать. сугубо философская, что если человек считает, что если человек считает, что он будет сидеть на этом стуле вечно, то у него нет смысла крохоборствовать, тогда ему нет смысла считать: «А вот 2 года осталось, 4 года. Какая разница, сколько осталось? Все равно я всегда буду».

И для меня это является поводом для того, чтобы сделать, пожалуй, единственный вывод из всей этой истории: Путин сидит на этом месте вечно.
Здесь я возвращаюсь к тому, что говорил пару часов назад в этом эфире Валерий Соловей о том, что на самом деле это не отметает никакие другие версии, и, например, версию, которую я считал более правдоподобной, более вероятной до сих пор. Эта версия — все-таки создание нового поста для нового объединенного государства. На мой взгляд, это совершенно не закрыто, эта идея совершенно не оставлена.

Ничто опять же в этом тексте не заставляет думать, что почему-то затея, скажем, с Белоруссией оставлена, а появление в этой группе создателей коалиционных поправок каких-то смешных людей, связанных с Белоруссией — это шутка такая, шутка президента…

О.Бычкова На слове «шутка президента» у нас прервалась опять связь. Нам сегодня везет со всеми видами наших высоких технологий. Сейчас мы снова наберем Сергея Пархоменко. Всё будет хорошо. Только я хотела задать ему вопрос, что замечательная же теперь шутка ходит, что можно поздравить, по крайней мере, братьев белорусов. То есть стрелки как-то повернулись в другую сторону, а не в сторону Белоруссии. Но, видимо, нет, считаем Сергей Пархоменко. Сейчас его об этом спрошу. Потому что мне, это, честно говоря, до конца не понятно.

С.Пархоменко Что-то ты меня спрашивала, но я не слышал, что.

О.Бычкова Я как раз вспомнила, что в Фейсбуках, разных комментариях люди сразу начали писать после этого выступления, что теперь можно, по крайней мере, поздравить братьев белорусов, потому что их хотя бы оставляют в покое. Ты так не считаешь, я так понимаю.

С.Пархоменко: Создание нового поста для нового объединенного государства — эта идея совершенно не оставлена

С.Пархоменко Абсолютно нет. Потому что это нигде там не сказано. Я не вижу совершенно никаких заверений. Другое дело, что если бы они были, я не очень понимаю, почему я должен им верить. Но я не вижу там ничего, ни одного слова по этому поводу. Там сказано, что есть Государственный совет, этот Государственный совет надо прописать в Конституции. Ну, О’кей. Его можно прописать каким угодно способом. Можно написать: «В России также существует Государственный совет». Всё, прописали.

Всё остальное открыто, все двери. Любой состав этого Государственного совета. Этот Государственный совет это что — это губернаторы российских регионов? Главы палат парламента и правительство во главе с президентом — так? Или без президента? Президент отдельно. А тут есть председатель Государственного совета. Ради бога. все двери открыты.

Ну, Валерий Соловей тут замахнулся аж прямо на Прибалтику. Я не думаю. Мне кажется, что все-таки существуют некие пределы, так сказать, колебаний основ мирового правопорядка. Но сама идея, что одной Белоруссией дело не должно кончиться, и если уж пытаться создавать…

О.Бычкова Так… Дальше. Хорошо, еще одна попытка. Что, у нас каждые три минуты это будет происходить? Я не знаю, что у нас за такой вечер. Егор, не уходи, не бросай меня одну с этими адскими коммуникациями.
Итак, ничего не мешает, считает Сергей Пархоменко вернуться также к этому белорусскому сценарию. Но исходя из того, что, действительно, все так неопределенно, да, не мешает вернуться и к белорусскому сценарию. Другое дело, что, может быть, он сложнее осуществим, нежели какой-нибудь внутрироссийский. Тут я продолжаю тебя интерпретировать. Продолжай.

С.Пархоменко Я тут. Так вот, действительно, наверное, существуют какие-то пределы колебания мирового правопорядка. Почему, например, если продолжается история с Белоруссией — а она, по-моему, продолжается, — к этому же Государственному совету не могут быть подключены Абхазия, Донбасс при определенном повороте событий, Приднестровье, Южная Осетия и всякое такое прочее, я не очень понимаю.

О.Бычкова Но это уже какая-то другая задача, другая история, нежели просто сохранение тех же людей у власти.

С.Пархоменко Это та же самая задача сидеть вечно, абсолютно. Сидеть можно на красивом стуле или на бедненьком. Вот история про Иосипа Броз Тито, которую я тут рассказывал, это бедненький стульчик. Это надежно, просто, но, в общем. сделаться посмешищем. Я не думаю, что это вещь вероятная, но я не могу ее отменять, заранее ее отрицать, я не могу заранее говорить, что это невероятно вообще. Конечно, вероятны какие-то более изящные, более перспективные, более почетные, назовем это так…

О.Бычкова Да… Давай набирай дальше, снова. Что-то как-то довольно подозрительно выглядит. Ну, ладно, хорошо. Мы не сдаемся.
Пока у нас Сергей Пархоменко возвращается в эфир, я напомню просто, что у нас есть СМС-номер: +7 985 970 45 45. Давайте пока пишите туда свои вопросы. Помогите нам.
Давай, ты уже здесь.

С.Пархоменко Друзья, я все-таки должен сказать нечто по поводу того, что происходит. Я не верю, что то, что мы сейчас имеем в эфире, является каким-то органическим сбоем. Я могу сказать всем, кто будет беситься в Фейсбуке и в YouTube по окончании этой программы, что вот тупые уроды не могут организовать нормальной связи…

Послушайте, связь наша работает нормально. Я сижу в интернете со скоростью 300 Мгбит в секунду здесь. Кто знает, как устроен интернет, понимает, в чем дело. Я сижу в очень высококачественном интернете, и на «Эхе Москвы» очень высококачественный интернет. Эти проблемы имеют, я бы сказал, неорганический характер. Дело заключается не в том, что мы чего-то недодумали. Вот давайте мы из этого исходить. Кому-то неохота, чтобы я вел программу таким способом.

О.Бычкова Ладно, разберемся.

С.Пархоменко И эти люди находятся вне моей квартиры и вне «Эха Москвы».

О.Бычкова Ну, точно не в твоей квартире и вне нашей редакции.

С.Пархоменко О том и речь. Это тоже важная тема того, что мы проживаем, того, что с нами происходит. Можно и так. Есть такие простые способы. И в этом виноваты, несомненно, не злая воля и непрофессионализм людей, которые эту связь обеспечивают. Это совершенно не так.

О.Бычкова Давай вернемся…

С.Пархоменко: Закон о референдуме довольно сложный. И работать с ним в условиях этого аврала никому не хочется

С.Пархоменко Давай попробуем вернуться к программе, хотя на самом деле, конечно, это довольно мучительно, но что же делать — в таких обстоятельствах мы с тобой живем.

О.Бычкова Мы просим прощения у наших слушателей, конечно.

С.Пархоменко Все-таки есть еще одна часть этого разговора, которая мне кажется важной. Это часть процедур. Это то, что касается, собственно, того, что нас ждет в течение ближайших месяцев. Вопрос совершенно не в том, что по Конституцию можно менять такие сроки, а нельзя менять сякие сроки. Действительно, снявши голову, по волосам не плачут. Понятно, что всё это делается до такой степени через край по матерному, до такой степени НРЗБ, до такой степени поленом, что никто, конечно, не будет задумываться об этом.

Нет никакого Конституционного собрания, которое предписано этой Конституцией. А мы с вами говорили сегодня, что, тем не менее, речь идет о 1-й и 2-й главе Конституции, которые должны подвергнуться изменениям, ничего с этим сделать невозможно, никак обойти невозможно.
Есть одно простое обстоятельство. Предполагается, — говорит Путин, и вот здесь я склонен ему верить, если он это сказал, то реализует, — что способом принятия всего этого конституционного безумия будет какое-то народное голосование.

О.Бычкова Не референдум — важно.

С.Пархоменко Да, именно, не референдум. Почему? Потому что на самом деле в России существует закон о референдуме. Он довольно сложный, он довольно тщательно прописан. И работать с ним в условиях этого аврала никому не хочется.

О.Бычкова Давай, сейчас закончишь свою мысль, и мы закончим просто сейчас эту передачу и будем надеяться, что в следующий раз все будет удачней. Просто не хочу тебя на полуслове прерывать. Заверши свою мысль и мы заканчиваем уходим из эфира.

С.Пархоменко Всё, что я хотел сказать — мы с вами помним и обязаны помнить в этой ситуации: уже одно народное волеизъявление, с помощью которого была решена важнейшая в нашей жизни проблема, а именно появление в составе Российской Федерации республики Крым и города Севастополя.
Вот примерно на этом уровне мы вправе с вами ожидать этого народного волеизъявления, на основе которого будет изменена Конституция, по которой…

О.Бычкова Ну, вот, собственно, и закончим мы на этом передачу, программу «Суть событий». Извините еще раз, уважаемые слушатели и зрители YouTube. Непонятно, что такое сегодня происходило. Действительно, выглядело всё очень странно. Но мы постараемся что-нибудь предпринять. Спасибо большое всем, кто нас поддерживал, тем не менее, пытался слушать. На этом всё, пока, счастливо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире