'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 02 августа 2019, 21:10

С.Пархоменко 21 час и 5 минут в Москве. Я Сергей Пархоменко и я в студии «Эхо Москвы». Это поразительная совершенно история. Это программа «Суть событий». Кончились мои каникулы. Когда-то ведь и они должны были кончиться. И вот я вернулся обратно в студию, чем несказанно рад.

И напомню вам, что у нас всё работает прекраснейшим образом. Работает трансляция в YouTube, работают эсэмэски: +7 985 970 45 45. Я на сей раз буду их видеть. Они, правда, каким-то образом все изменились. Я никогда такого зрелища не вадал. Ну, ничего, привыкну постепенно. Тут как-то всё поменялось.

И хочу вам напомнить, что очень удобно за некоторое время до начала моей программы заходить ко мне в Фейсбук и там я вкладываю специальный пост для того, чтобы собрать ваши вопросы, собрать ваши предложения по поводу тем для обсуждения в очередной передаче. Пожалуйста, пишите там. Я это всё не только читаю, но стараюсь всячески использовать при подготовке к передаче.

Хотя прямо скажу, что сегодня выбор у меня был не большой. И понятно, что, конечно, мы должны с вами поговорить о том, что происходит в Москве, о том, что будет происходить в Москве завтра, что будет происходить в Москве в ближайшие дни. Действительно, выборы в Московскую городскую думу превратились в крупнейшее политическое событие в масштабе Российской Федерации.

Я совершенно, надо сказать, не согласен с людьми, которые хихикают и ёрничают по поводу того, что чего это вдруг свет клином сошелся на какой-то там, всеми забытой, вонючей и какой-то засохлой — и всякие прочие употребляются тут эпитеты — Московской городской думе.

Ну, подождите, во-первых, это 10% населения страны. Кто-нибудь про это помнит, что в Москве и в так называемой Большой Москве вместе с ближайшими её окрестностями… Вопрос совершенно не в том, есть у этих людей прописка, нет у этих людей прописки. Дело в том, что они живут в этом городе и действие Московской городской думы оказывает прямое влияние на жизнь этих людей

. Да, мы знаем с вами, что Мосгордума, что называется, подмахивает Московскому правительству, ни в чем ему, так сказать, не дает отказу, утверждает все его безумные планы, никаким образом не контролирует деятельность Московского правительства и мэрии, и тем она принимает участие, этим она определяет существенную часть жизни всех тех людей, которые живут в так называемой Большой Москве.

С.Пархоменко: Эта витрина, которая устроена из Москвы, — это витрина московской коррупции

Это 10% населения Российской Федерации. Каждый десятый житель России живет здесь. Вам мало?

Не говоря уже о то, что, конечно, деньги, которые здесь крутятся, это деньги совершенно невероятные. И деньги, которые бывают здесь украдены, это тоже деньги совершенно невероятные.

И вот эта витрина, которая устроена из Москвы, — это витрина московской коррупции. Мы сталкиваемся кажду минуту с этим. И каждую минуту любой человек, который живет в Москве и который пользуется этими самыми московскими преимуществами, из-за которых довольно много наших с вами соотечественников относится к москвичам с завистью, с раздражением, с пренебрежением, иногда с отвращением, иногда с какой-то не проходящей злостью, — это факт. Мы это видим в вразных социальных сетях каждый день бесконечно — эти наезды и атаки на москвичей.

Так вот это всё не только витрина русского капитализма, а это еще и витрина российской коррупции. Каждый день, каждый шаг и каждая наша покупка, каждый наш поворот в этом городе напоминает нам об этой дилемме.

Вот, пожалуйста, я прилетел вчера в Москву из отпуска. И, как всякий прилетающий человек в Москву (почти всякий) сел в «Аэроэкспресс» и приехал из аэропорта в Москву на а «Аэроэкспрессе». Нравится ли мне «Аэроэкспресс»? Очень. Прекрасная вещь. Я вообще забыл уже, какая это была в Москве жизнь, когда не было еще этих аэроэкспрессов и добраться в аэропорт и из аэропорта была проблема. И вообще, они, конечно, изменили нашу жизнь. И, конечно, это прекраснейшее и удобнейшее изобретение.

Но эти аэроэкспрессы — это памятник московской коррупции, потому что мы хорошо помним, что компания, которая управляет этими аэрокспрессами, получила их при крайне сомнительных обстоятельствах. Конкурс, который там был, был несомненно, непубличным. Доходы от этих аэроэкспрессов употребляются непрозрачным образом. Мы не знаем, какая реальная доля этих доходов, которая возвращается в московский бюджет.

Мы понимаем, что один из крупнейших чиновников российского правительства, один из влиятельнейших людей по имени Ликсутов является прямом бенефициаром всего, что связано с аэроэкспрессами. Там была мутная история с его женой, с его разводом, то ли настоящим, то ли мнимым. Не буду сейчас в это погружаться.

Но мы с вами понимаем, что в любой стране мире, где происходит реальная, настоящая борьба с коррупцией, всё это было бы предметом подробнейшего исследования, подробнейшего препарирования, выяснения, каким образом эта прекрасная вещь, это удобнейшее начинание, эта чудеснейшая московская особенность — наличие этих аэроэкпрессов (нигде, ни в одном городе страны нет ничего подобного, есть какие-то попытки, но ничего похожего нет) — каким образом она попала в эти руки?

Или вот мы видели 2 дня назад расследование ФБК по поводу вице-мэра Сергуниной. Ну, конечно, этих двух суток должно было давно хватить для того, чтобы приостановить исполнение служебных обязанностей госпожой Сергуниной, заблокировать любые ее дальнейшие решения, любые дальнейшие ее действия и отодвинуть ее от исполнения ею обязанностей вплоть до выяснения состоятельности этих обвинений.

Речь не идет о том, чтобы немедленно заточить ее в замок, надев на нее железную маску. Вовсе нет. Но это должно немедленно послужить предметом для скрупулезнейшей проверки, публичной проверки с выворачиванием наружу всех документальных потрохов этих сделок по приобретению московской недвижимости, обустройству там сети гостиниц с одним и тем же называнием, развешиванию этого всего на разнообразных виргинских оффшорах с бенефициаром, близким родственником вице-премьера Сергуниной, членом ее семьи (мужем ее сестры).

Немедленно в таких ситуациях чиновники изолируется от дальнейшего принятия решений и помещается под огромную лупу. Так это должно быть устроено. Но не так это устроено в Москве.

И за это, конечно, происходит та огромная политическая война, которая разгорелась сегодня в Москве. Причем есть большие, есть маленькие бои на этой почве. Вот есть, действительно, Ликсутов с его империей. Есть вся строительная московская империя. Есть всё, что связано с московской недвижимость. Есть, как мы теперь понимаем, да и раньше подозревали, госпожа Сергунина и всё, что с ней связано. Но есть же истории и помельче.

Вот есть Наталья Борисовна Починок, она же Грибкова. Мы с вами ее хорошо знаем, поскольку она вдова прекраснейшего Александра Петровича Починка, любимого нами, автора блистательных передач на «Эхе Москвы», в частности, блистательного российского политика, парламентария, экономиста, историка экономики и так далее.

С.Пархоменко: Никто никого никуда не может вывести, никто, в действительности, ничего не может создать на голом месте

Наталья Борисовна Починок сегодня ректор Российского государственного социального университета РГСУ. Это крупнейшая в России диссертационная и дипломная помойка. Это колоссальная фабрика по производству фальшивых диссертаций и фальшивых дипломов. Фальшивых в том смысле, что люди, которые их получали, не заработали их. Там колоссальное количество разных филиалов, которые выдают эти дипломы, выдают эти диссертации. Наталья Борисовна всем этим руководит.

Наталья Борисовна села на это место, въехав на него на плечах «Диссернета». «Диссернет» разгромил предыдущее руководство РГСУ, доказал, что оно состоит из жуликов, доказал, что оно состоит из людей, которые сделали себе состояние, торгуя диссертациями и дипломами, доказал, что эти люди сами являются владельцами, что эти люди сами являются владельцами фальшивых ученых степеней, доказал, что они производили в колоссальных, массовых количествах эти ученые степени.

Все эти люди были сметены. На их место взгромоздилась Наталья Починок, она же Грибко, сказавшая тогда много слов о том, как она сейчас всё вычистит, как она всё приведет в порядок, как она всех злодеев разгонит, чудесных, прекрасных людей посадит на их место.

Она не сделала ничего. Это продолжает существовать в том же виде. Это такая же диссертационная и дипломная помойка с нею во главе. И она сама, несомненно, как хорошо знает «Диссернет», является владелицей ворованной диссертации, списанной и полной разнообразным научных манипуляций.

Почему я про это вспоминаю? Потому что, разумеется, она баллотируется в Мосгордуму сегодня. Она кандидат по 14-му округу, это: Алексеевский, Марьина роща, Останкинский, Ростокино. Зачем ей это нужно? А затем, чтобы мы до нее не добрались. Это еще один элемент ее обороны. Это еще одна стенка, которой она себя окружает и еще одна гарантия, что она будет продолжать сидеть на этом месте.

У неё есть коллега — Балыхин Михаил Григорьевич, ректор Московского государственного университета пищевых производств. Тоже клиент «Диссернета», тоже с ворованной диссертацией. И тоже кандидат. Округ №6: Головинский, Левобережный, Ховрино, Западное Дегунино. Это просто как-то… мои друзья, мои хорошие знакомые, мои клиенты. Я в «Диссернете» занимался много лет, я их знаю как облупленных с их ворованными диссертациями, с их жульничеством, с их обманом. Куда они навострили сегодня лыжи? В Московскую городскую думу.

Это большая очень история. Это серьезная борьба за создание системы обороны большого количества людей, которые кормятся московским колоссальным бюджетом, управляя так, как им это удобно, жизнью 10% граждан Российской Федерации. Ничего себе масштаб политической борьбы!

Я сегодня слушал моего очень давнего друга и коллегу, не побоюсь этого слова, одного из самых глубоких, тонких и точных политических ученых и мыслителей России, я имею в виду Алексея Макаркина. Это человек, который не очень, так сказать, лезет к славе, но очень добывает себе публичные очки, не очень ярок во всяких социальных сетях, но, действительно, это человек с феноменальной памятью, колоссальным объемом знаний об истории российской политики последних десятилетий и поразительно точным пониманием, того, что происходит в российских верхах и происходило в течение последних десятилетий.

Я слушал с огромным удовольствием и интересом сегодня его в эфире «Эха Москвы», где он говорил, что, конечно — я передаю своими словами, это будет неточная цитата, — было бы неправильно сводить всё к этим попыткам прикрыть коррупцию, что на самом деле есть люди, которые полны каких-то идей, каких-то убеждений по поводу того, как мир должен быть устроен; в головах у них рождаются какие-то поразительные совершенно связи, они считают, что мы окружены западными врагами, то, что ЦРУ ворует у нас людей, то еще что-нибудь такое. Он приводил всякие душераздирающие примеры своих разговоров с этими людьми.

Да, конечно, это, несомненно это так. Несомненно, это сложный компот из политических устремлений, из геополитических верований, из религиозной истерики, которая играет довольно значительную роль в российских верхах и среди российских политиков, среди российских управленцев самого высокого ранга достаточное количество таких созревших мистиков, людей, полных разнообразных суеверий, каких-то сложнейших взаимоотношений с какими-то религиозными догматами, которые обожают куда-то ездить, бить какие-то поклоны, стоять какие-то ночи, общаться с какими-то старцами.

Там у них индустрия этого всего. Возят огонь туда-сюда, какие-то запчасти от каких-то давно истлевших старух 600-летней давности. Сложнейшим образом всё это прокручивают. Это не имеет отношения к вере никакого. Это не имеет отношения ни к христианству, ни к православию, как части его — никакого. Это чисто языческая система суеверий, которыми эти люди полны.

Это часть этого взгляда на мир, это часть их представления о том, как мир устроен. И, конечно, они движимы еще и этим, а не просто желанием, как Сергунина, еще пару домов в центре Москвы сгрузить на своего этого… я не помню, как это по-русски называется — шурина или деверя (подскажите мне). Вот этот вот муж сестры — это кто? Шурин, по-моему. Нет, шурин — это брат жены. Ну, в общем, вы понимаете, кого я имею в виду. Вот загрузить еще и вот как-то еще немножко обогатицо.

С.Пархоменко: Люди в Кремле, которые спускают свои команды на московский уровень, делают всё, чтобы запутать людей

Нет, речь совершенно об этом не идет. Речь идет о том, что у них есть образ жизни вот такой, они так устроили свой мир. Они этот мир защищают. Они защищают его всеми силами, и, надо сказать, они делают это довольно сплоченно и вместе. И совершенно очевидно — я абсолютно согласен с теми, кто говорит, — что командные функции давно ушли наверх. Давно ушли на федеральный уровень, в Кремль, и там сегодня определяют, чего можно, чего нельзя, кого давить, кого арестовывать и транслировать это вниз. Внизу это исполняют с точностью

И надо сказать, что еще есть отдельная борьба за то, чтобы сильно в этом… не высунуться. Собянина-то никакого нет. Вот один раз его выпихнули, он произнес какую-то идиотскую речь и скрылся, сбежал. Зліг, как говорят наши украинские друзья.

Или там вот этот Горбенко. Тоже как-то вроде он появился, что-то попереговаривался — и бежать. И остались какие-то уже на сегодня люди какого-то третьего, четвертого ряда, которые вынуждены функционировать на поверхности и исполнять то, что им сверху спускают. А что, собственно, спускают? Что, собственно, там происходит, за что, собственно, борьба?

Борьба идет за «разрушить намечающее единство». Вот это очень опасная с точки зрения этих людей вещь. Поскольку они знают, что их сила в их единстве, соответственно, они понимают, что их слабость в возможном единстве людей, жителей города, граждан страны, которые им противостоят.

И то, что мы видим, теперь уже довольно смешную вакханалию по поводу разнообразных согласований и рассогласований событий на ближайшие дни — это вот оно. Это попытка сбить волну некоего единого настроения после 27 июля, когда большое количество людей, аномально большое количество людей — аномально, с точки зрения вот этой, уже сложившейся системы, когда на несанкционированные политические акции люди выходить боятся, потому что у них создают этот рефлекс, что «будем бить, будем таскать по автобусам, будем создавать бессмысленные суды, будем на вас упражняться, поэтому не ходите», и это тот рефлекс, которые воспитывают в москвичах и в целом в гражданах России на протяжении последних нескольких лет, начиная с 11-го года… Так вот на этом фоне родилось ощущение, что завтра, в субботу 3 августа произойдет некий важный день и произойдет некая массовая акция.

И вот сегодня люди в Кремле — несомненно, в Кремле, — которые спускают свои команды вниз, на московский уровень, делают всё для того, чтобы этих людей просто запутать.

Появилась вся эта история с согласованием митинга 10 числа. Где это видано, когда это было, чтобы с дикой, нечеловеческой скоростью бегом мэрия гналась за заявителями с криками: «Утверждаем-утверждаем! Согласуем-согласуем! Всё-всё, сюда-сюда, иди, здесь подписываем. Мы уже согласны. Завтра будет поздно — сейчас подписывай».

Сегодня образовался еще и следующий день. Это 10-е число, 11-е число. И, «пожалуйста, мы вам согласуем проспект Сахарова на 100 тысяч человек». Странно, что не сто миллионов тысяч человек. Ну, поставьте туда любую цифру. Что вы нас пугаете этой цифрой? Сколько придет, столько придет. Мы давно об этом знаем, что бессмысленно обсуждать, на какое количество рассчитано ваше мероприятие. На всех, кто придет. Ограничить-то все равно это нельзя. Нельзя поставить турникет и 5001-го не пропустить, сказать: «Извините, лимит исчерпан». Так же не бывает, правда? И не было, и не будет никогда. Никогда этого не произойдет, несомненно, потому что это технически невозможно.

Но зато вот бесконечное это вранье по поводу того, кто что уже согласовал. Потому что это типа вместо… предполагается, что вместо… Обратите внимание, что ни в одном подписанном документе… Вот сейчас много разговоров в интернете о том, что муниципальный депутат Русакова подписала бумагу о том, что она согласна организовывать митинг на проспекте Сахарова 10-го числа.

Ну, О’кей, отлично, что подписала. Она согласна, я тоже согласен, и вы согласны, и все согласны. То есть это не имеет к 3-му числу никакого отношения. И там не написано, что это вместо 3-го, и там не написано, что это является какой-то альтернативой. И там не написано, что она согласна 10-го, но не согласна 3-го. Там не написано, что она считает, что на проспекте Сахарова правильно, а в каких-то других местах неправильно. Нет там такой антитезы вообще, она там не упоминается.

Но нам с вами бесконечно — почитайте опять же социальные сети, послушайте федеральные телеканалы, посмотрите информационные агентства, особенно РИА «Новости», которые особенно изощряются по этому поводу — объясняют, что а вот теперь есть альтернатива, не ходите завтра, а ходите вот там.

Означает ли это, что я призываю вас отправиться на московские бульвары, начиная с 2 часов завтра, в субботу, 3 августа? Нет, не означает, не призываю, и не имею права призывать. Хотя сам я в этот раз в Москве. Я был несколько последних разов в чрезвычайно, надо сказать, трудном таком, психологическом и этическом положении, потому что я вынужден был что-то такое говорить про эти акции, как-то про них рассуждать и иметь по этому поводу какое-то суждение, будучи сам вне города. Ну, так сложилось, я был в отъезде, я там работал, потом были каникулы. Но так оказалось, что я был не в Москве.

Я ни разу не говорил, не испускал из себя никаких призывов, но я, тем не менее, обсуждал это. Но сегодня я могу обсуждать эт более спокойно, потому что я тут, потому что я про сея точно знаю, что завтра я там окажусь. Это именно так. Призываю ли я вас? Нет. Я просто объясняю вам, что происходит. Мне кажется, что важно, чтобы каждый, кто думает об этом, понимал, собственно, за что драка.

Драка за сохранение мира этих людей, которые построили себе вот эту довольно блистательную, надо сказать, довольно изощренную и довольно хрупкую систему, когда они создают разного рода очень масштабные — я говорю о Москве, — иногда довольно эффективные и, во всяком случае, эффектные вещи. Создают их в финансовом и организационном смысле варварским образом — варварским, потому что они тратят на это в десятки раз больше денег, чем они могли бы стоить на самом деле, поскольку из задача — потратить эти деньги. Они получают свой доход с расходов. Вот давайте на этом месте я остановлюсь и вернусь после короткой паузы и после выпуска новостей.

НОВОСТИ

С.Пархоменко 21 час и 33 минуты. Это вторая половина программы «Суть событий». Я Сергей Пархоменко, я здесь, в студии «Эха Москвы», как ни удивительно. Номер для СМС-сообщений: +7 985 970 45 45. Работает также трансляция в YouTube. Работает возможность слушать прямо на сайте или смотреть прямо на сайте эту программу. А главное, что радио работает. Это все-таки самый удобный способ.

На чем мы остановились. Мы остановились на том, что никто никого никуда не зовет. Я вообще, имея опыт организации разного рода массовых акций 7-летней давности, 8-летней уже, 11-го, 12-го года, вынес оттуда главное, совершенно ясное понимание и ясное представление: никто никого никуда не может вывести, никто, в действительности, ничего не может создать на голом месте.

С.Пархоменко: Эта штука не работает, эта вертикаль власти неэффективна
Вот я считаю, мы считаем, или нас 3 человека, 5 человек тут сидит, и мы хотим, чтобы произошла вот такая массовая акция. Так не бывает. Это не работает таким образом. Работает только одним: мы втроем, впятером или сколько нас есть так называемых организаторов, чуем, что есть массовое желание, настроение, существует массовое понимание того, что нужно сделать так-то, выйти туда-то, сказать то-то, протестовать против этого, потребовать сего и так далее.

Всё, что мы можем — это попытаться создать для этого какую-то оболочку, какой-то резервуар. А давайте мы вот как-то… Ну, кто-то должен объявить, в котором часу это произойдет. Ну, давайте объявим. Сообщение о времени должно исходить из какой-то точки. Ну, давайте мы это сделаем. Понятно, что мы не можем быть как бы фактически создателями этого движения, мы можем только плыть рядом с ним и пытаться сказать о нем, дать знать о нем, каким-то образом попытаться понять его и так далее.

Вот это всё, что могут организаторы. Хороший организатор делает это хорошо, плохой организатор делает это плохо. Самопровозглашенный организатор никак это не делает, просто плещется на краю этой волны, которая его крутит, вертит и кидает.

Но в этой ситуации чрезвычайно важно, чтобы люди понимали в точности, что происходит.

Вот я неделю тому назад у себя в Фейсбуке накануне, в ночь перед тогдашним выходом на улицу людей здесь, в Москве (я как раз был не в Москве, мне было трудно про это говорить именно потому, что я понимал, что я не окажусь именно в этот момент ни на Тверской, ни у мэрии, нигде) я повесил фразу, которую, как теперь выяснилось, мало кто понял. Мои читатели даже упрекали: «А что ты такой напыщенный, чего ты такой высокопарный?»

Я повесил фразу, которая звучала так: «Россия ожидает, что каждый исполнит свой долг». Очень высокопарно, правда? На самом деле это, конечно, цитата. И значительное количество людей поняли и узнали эту цитату, и поняли, на что я намекаю, что я имею в виду. Это адмирал Нельсон в начале Трафальгарского сражения велел своему офицеру вывесить такой сигнал, знаете, языком морских флагов: «Англия ожидает, что каждый исполнит свой долг».

И это была очень мощная фраза, которая осталась в британской истории как символ того, что правильный политик или правильные полководец, или правильный наблюдатель, или правильный мыслитель, кто угодно рассчитывает, прежде всего, на то, что люди понимают, что происходит. Вот этот вот: «Каждый исполнит свой долг. Я не буду вам объяснять, какой. Я не стану произносить длинных речей, — сказал этим как бы адмирал Нельсон, — объясняя вам, какое важное сражение, за что мы тут сражаемся, с кем и всякое такое. Каждый из вас знает свой долг. И исполнит свой долг».

И эта фраза, по-моему, одна из самых красивых фраз в европейской и мировой истории последних столетий, один из самых ярких лозунгов, несмотря на всю некоторую даже косноязычность: ожидает, что исполнит… Ну, он там другое слово хотел употребить, но офицер, который занимался этими флагами, сказал, что то, другое слово, его слишком долго по буквам вывешивать, поэтому давайте заменим на «ожидает». Ну, давайте.

Так вот Россия ожидает, что каждый исполнит свой долг. А для этого каждый должен понимать свой долг, понимать, за что это сражение. За сохранение вот этого… С одной стороны, те, кто бьют граждан — сохранить свой мир, вот этот мир масштабной коррупции и колоссального обогащения, когда их доходы происходят от потраченных денег, не заработанных, а от потраченных, поэтому надо потратить как можно больше, распылить денег как можно жирнее, как можно более варварским способом, — а раздавая жителям вот эти подарки.

Это, в сущности, тот же самый договор локальный, такой, может быть, более грубый, может быть, более осязаемый в вечной форме, тот самый договор, который существовал между президентом Путиным и его политической группировкой и населением России в тот период, который закончился вместе с эпохой большой дорогой нефти, то есть с закончился где-то, скажем, в 10-м, 11-м году: «Мы вас кормим — вы сидите тихо» — такой был общественный договор. «Мы вам отращиваем стандарты потребления, а вы не вмешивайтесь в нашу власть. Когда это перестало работать, пришлось придумать Крым. Выяснилось, что как-то уже этот договор не функционирует.

Вот примерно это же, в такой, более ярмарочной, цветной, вот как тих пластмассовые сакуры, которыми была утыкана Москва еще недавно, форме — вот такой договор предлагается людьми, которые управляют Москвой и имеют дело с 10% жителей страны, между прочим. Надо отдавать себе в этом отчет.

Надо отдавать себе отчет в одном. Есть еще один мотив очень важный. Вот это мотив, который звучал вот сейчас в новостях, в перерыве этой программы. Этот мотив звучит так: Иван Подкопаев, Кирилл Жуков, Самариддин Раджабов, Алексей Миняйло, Евгений Коваленко и Егор Жуков — это первые люди, которыми эта власть решила пожертвовать во имя устрашения нас с вами. Это первые 6 человек, чью жизнь предполагается сломать, чью судьбу предполагается растоптать, чью молодость предполагается отнять. Это довольно молодые люди все они, в начале, так сказать, своего жизненного пути. Предполагается ими пожертвовать для того, чтобы напугать вас.

Я думаю, что это очень важный мотив. Я думаю, что те из вас, кто думает над тем в чем долг, который — Россия ожидает — каждый исполнит, должны помнить этих людей, с которыми вы не знакомы. Как и я не знаком ни с одним из них. Вы должны понимать, что эти люди попали в эту мясорубку случайно.

Вот мне особенно понравился случай Ивана Подкопаева, чьи интересы представляет адвокат от ОВД-Инфо Николай Фомин, где я и прочел подробности его дела. Из материалов дела следует, что после задержания в его рюкзаке были найдены: «Плакат, ножичек, хлеб, банковские карты, противогаз, тапочки и молоток». На вопрос судьи, для чем ему эти вещи, Подкопаев ответил, что они предназначены для хозяйственных целей. Адвокат заметил, что эти вещи сами по себе не запрещены, а доказательств того, что Подкопаев использовал их на акции, нет». Да, он не использовал эти тапочки, и он никого не ударил этим молотком.

Почему у него в рюкзаке молоток? А чёрт его знает. Всякий человек, идущий по Москве, имеет право иметь в себя в рюкзаке молоток, а также электродрель, а также пилу-ножовку, а также плоскогубцы. Я не знаю, какие еще инструменты он хочет носить в своем рюкзаке и куда. И никто не вправе арестовывать его за это.

Но затея заключается в том, чтобы раздавить Ивана Подкопаева, 25 лет для того, чтобы напугать вас. Вот эти люди во всей своей совокупности, включая Наталью Борисовну Починок (Грибкову), у которой своя война, на своем маленьком фронте Российского государственного социального университета, включая Балыхина Михаила Григорьевича кулинарного техникума… то есть Московского государственного университета пищевых производств, включая Ликсутова, включая Сергунину, включая Ракову, включая Горбенко, включая Собянина… А дальше мы поднимаемся на следующую ступеньки и начинаем перечислять людей из администрации президента Российской Федерации, начиная, предположим, с Кириенко. Можно с Вайно начать, ну, в общем, весь справочник.

Вот, мне кажется, о чем надо думать, принимая решение сегодня насчет завтра, и понимая, что даже то остервенение бешеное, с которым вам пытаются втолкнуть в голову, что на самом деле не надо никакого завтра, а надо дождаться 10-го и 11-го… «Там Шендерович заявил…». Шендерович ничего не заявлял.

С.Пархоменко: Если вы завтра скажете, что тушить надо — тушить никто не сможет. Некому и нечем

Вы думаете, что в мэрии не знают, что существует два Шендеровича? Существует писатель Виктор Шендерович и существует муниципальный депутат Шендерович. Это два совершенно разных человека. Они ́это отлично знают, но они придумали и использовали этого спойлера, эту спойлерскую фамилию. Они вытащили из всех заявителей всех митингов именно этого Шендеровича для того, чтобы выставить его наверх.

И Маргарита Симоньян немедленно прибежала оказать свою информационную услугу и немедленно выложила это в РИА «Новостях», что Шендерович организовал митинг. То есть, «пожалуйста, миленькие, 3-го никуда не ходите! Мы Шендеровичу все дадим».

Я уж не говорю, что до 10-го числа они отличнейшим образом всё отменят, поменяют, передумают. Вот они с Митрохиным — сначала туда решили, потом обратно решили. Так и тут: сначала разрешат, потом отнимут. Они же хозяева своего слова: бог дал — бога взял, сам сказал — сам отменил.

Вот это один сюжет, о котором важно разговаривать сегодня. А второй, связанный с ним, несмотря на то, что, казалось бы, такой далекий. Вот есть такое безумное суждение по поводу того, что все разговоры про пожары сотен, а теперь уже миллионов гектар леса в Сибири сделаны для того, чтобы отвлечь вас от этих острых политических сюжетов, в частности, сюжета с московскими выборами, ну, и, например, сюжета, связанно с тем, какова роль Кремля, администрации президента, лично Владимира Владимировича Путина во всем том, что происходит в Москве.

А роль его, надо сказать, прямая. Он в 13-м году сказал, что никаких больше игр в демократию, никаких больше игр в Навального, что хотите делайте, но чтобы я этого не видел». Ну, вот они что хотят, то и делают, чтобы он больше не видел. Команды-то никто не отменял.

Кстати, небольшой такой вираж в сторону. Я вижу перед собой множество вопросов — верю ли я в попытку отравления Навального? Я верю в то, что в ту секунду, когда у него на лице вскочил первый прыщ, он долен был немедленно из влечен из этой камеры и немедленно ему должны были сделаны все существующие на свете анализы для того, чтобы снять это подозрение или укрепить это подозрение или посмеяться над этим подозрением, или что угодно с этим подозрением. Потому что когда речь идет о том, что на Западе называется politically exposed person — политически заметная персона, так полагается поступать, чтобы снимать эти подозрения.

А до тех пор, пока вы не сделали этих анализов, до тех пор, пока вы не предъявили мне достаточных доказательств того, что это случайность, до этих пор я буду уверен, что да — это попытка давления, и на вас лежит бремя доказывания того, что это не так, потому что в политики не существует презумпция невиновности, а существует презумпция злодейства власти. Это естественный эффект в мировой истории и в мировой политике. Вы обязаны снять с себя это подозрение. До тех пор оно у меня есть.

До тех пор, пока вы не хотите обсуждать реальную, действительную доказанную версию того, что случилось с «Боингом» МН!7, а вместо этого выпускаете главного редактора «Комсомольской правды» Сунгоркина, чтобы он врал про летчика Волошина, а Михаила Леонтьева, чтобы он врал про какой-то там нарисованный на карте самолет, — до тех пор, пока вы это делаете, вы виноваты. Вы являетесь главными обвиняемыми, подозреваемыми в этой истории по факту того, что вы врете на эту тему.

Та же абсолютно история с Навальным. По факту того, что вы отказываетесь делать экспертизу, по факту того, что вы чините препятствия при организации этих анализов, по факту того, что вы не предоставляете современных средств выявления разного рода отравляющих веществ, вы являетесь подозреваемым. До тех пока это будет так, вы будете считаться виноватыми. Работайте над этим. Это ваша обязанность.

Так вот я возвращаюсь к пожарам. Говорят, это всё устроено для того, чтобы отвлечь ваше внимание. А я считаю, что это произошло для того, чтобы привлечь ваше внимание. Я много раз про это говорил здесь, сидя на этом стуле, в этой самой программы. До какой степени российская власть, помимо того, что она бесчеловечна, что она коррумпирована, воровата, антидемократична, антилиберальна, попирает права граждан и всякое такое прочее, — до какой степени она неэффективна.

Вот человек по имени Сергей Кужугетович Шойгу. Был главой крупнейшего, колоссального государственного организма, который назывался разными способами, но в целом представлял из себя армию, такие специальные вооруженные силы, занимающиеся борьбой с ликвидацией последствий стихийных бедствий с чрезвычайных ситуаций. Он во главе этого ведомства был с 20 января — я специально посмотрел сегодня — 1994 года по 11 мая 2012 года. 18 лет он создавал эту структуру, не имея отказа ни в чем, собирая туда сотни тысяч людей, несметное количество техники, дикое количество денег, огромное количество недвижимости, земли, собственности, строя какие-то колоссальные тренировочные центры, которые, правда, потом оказывались банями со шлюхами, но неважно. Он же это всё имел.

В результате он соорудил структуру. И надо сказать, что после того, как в 12-м году от отвязался от этого, он долго-долго еще продолжал этим руководить. Я думаю, что он до сих пор этим руководит. Во всяком случае его кабинет оставался там в целости и сохранности в здании, где было Министерство чрезвычайных ситуаций. Но, тем не менее, вот он создавал эту структуру. Эта структура не может бороться с лесными пожарами вообще. Всё, что она делает — объясняет, что бороться с ними не надо.

Вообще, лесные пожары много где происходят. Лесные пожары происходят в Канаде… Есть, вообще, такой термин, знаете, как слово «ксерокс», когда-то это была торговая марка. А теперь ксерокс — это электрический прибор. Мы с вами все знаем, что такое ксерокс. Хотя этот ксерокс, может быть, и не «Ксерокс». Он может быть множеством всяких других наименований, но мы его все равно называем ксероксом. Точно так же есть такое слово Canadair. Что такое Canadair? Это пожарный самолет, этот самый, который в брюхо набирает воды и потом разливает над лесом. Все это называется Canadair. Потому что всё это имело колоссальное распространение в Канаде, где традиционно очень много пожаров и огромная индустрия борьбы с ними.

Франция бесконечно борется с лесными пожарами. Вот сейчас, в настоящую минуту в департаменте Гар — очень красивое, кстати, место на Юге Франции, одно из самых красивых, я там как-то проезжал — происходят колоссальные лесные пожары, и огромное количество лесов там горит.

Греция очень подвержена лесным пожарам, в том числе, в островной своей части. Мне много раз доводилось видеть следы от этих пожаров.

С.Пархоменко: Российская власть не справилась с этим испытанием под названием выборы в Московскую городскую думу

В России этого нет. В 2010 году мы с вами хорошо помним, как они не смогли потушить пожары вокруг Москвы. Вот пока оно не сгорело, оно горело. Москва была накрыта этим смогом. И вы можете вспомнить — те, которые живут в Москве, — что это и как это было, когда мы с вами выходили таким непоздним вечером, часов в 6 из дома и оказывались в таком ярко-оранжевом тумане. Потому что фонари уличные сквозь этот дым дают оранжевый, такой совершенно адский след.

В 2010 году они не смогли потушить этот пожар. В 2012 году они не смогли спасти город Крымск от потопа, если вы помните. Огромное количество волонтеров, колоссальное количество помощи. Вручную там какую-то грязюку разгребали. МЧС не смог ничего с этим сделать.

В этом году они не могут справиться с наводнением в Иркутской области. Город Тулун у всех на памяти, на самом деле не только он, там довольно много населенных пунктов.

Эта штука не работает, эта вертикаль власти неэффективна. И однажды путинская Россия погибнет просто какой-то эпидемии. Вот занесут какой-нибудь очередной свиной грипп — и кранты. Всё это развалится, потому что бороться с этим они не могут. Они не созданы этой структуры. Потому когда всё, что вы строите, строится из расчета украсть с расходов, так оно так и работает. Не с доходов украсть, а с расходов. Распылить как можно больше денег, чтобы можно было больше украсть. А в перерывах — замаливать эти грехи у старцев, стоять со свечкой, ездить на Афон, возить пояс Богородицы и ребро, не помню, кого они возили… гортань святого Антония Падуанского, что ли, не помню. Что-то такое ездило у нас по стране недавно.

Так что это связанные вещи. И смотреть на историю с пожарами сибирскими нужно с этой точки зрения. Не с точки зрения, надо тушить или не надо тушить, не с точки зрения, это естественная вещь или неестественная, а с точки зрения того, что нам врут, что есть выбор. Выбора-то никакого нет. Если вы завтра скажете, что тушить надо — тушить никто не сможет. Некому и нечем.

А на самом деле, конечно, это всё зависит от направления ветра там. Всё зависит от того, пойдет на большой город или не пойдет на большой город, сгорит вот эта деревня или не сгорит эта деревня. Сопротивляться-то все равно никто не может. Барьер никто поставить не может. Тушить никто не может. Техники нет, людей нет, умения нет, специалистов нет, ничего нет. Есть колоссальная организация. Есть армия с гигантским бюджетом, которую устроил Шойгу и построил вот эту помойку, которая формально существует, но делать свое дело в России не может. Это важная тоже история. Итого, две важных истории на передачу, связанных между собой, как видите.

Я думаю, что завтра начинается очередной этап политической жизни в России. Вот она складывается поэтапно. Другое дело, что мы понимаем это, глядя назад. Другое дело, что мы сейчас можем оценить, что произошло в 8-м году, что произошло в 5-м году, когда Путин был в середине своих первых сроков; что произошло в 11-м году, какова была роль этих событий в истории России.

Я уверен, что всё это в свое время войдет в свое время в учебники, всё это нормальные историки разберут по косточкам и подробно будут знать, как от этапа к этапу российская власть сегодняшняя шла к своему краху.

Несомненно, очередной этап, очередной шаг к этому краху делается сегодня в Москве. Российская власть не справилась с этим испытанием под названием выборы в Московскую городскую думу — это можно уже констатировать. Они еще не случились, но поражение уже понесено.

Это была программа «Суть событий». И я, Сергей Пархоменко. До следующей пятницы в это же самое время, в этой же самой студии. Всего хорошего, до свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире