'Вопросы к интервью

А.Венедиктов 21 час и 4 минуты в Москве. Еще раз добрый вечер! У микрофона – Алексей Венедиктов. Ваши СМС: +7 985 970 45 45. Не забывайте подписываться. Естественно YouTube-канал идет, и я вижу здесь ваши послания уже. Отвечу сразу на вопрос, что с Пархоменко. Пархоменко, мерзавец, продолжается отдыхать где-то на островах, сосланный мной как Тиберий ссылал. Пархоменко будет, я надеюсь, 10 августа. Я буду здесь, соответственно, сегодня и, скорей всего, 3 августа я тоже здесь буду. А дальше уже Сергей вернется и слава тебе, господи. Поскольку завтра в «Будем наблюдать» я не буду, потому что я завтра улетаю, то увы и ах.

Давайте мы по некоторым темам. Я понимаю, что есть интерес, и я здесь вижу, поскольку я три дня был в Армении и встречался и делал интервью с премьер-министром Армении, а еще, если вы не знаете, я попил чайку и… чайку с президентом Армении… Там не получилось встретиться с некоторыми другими, об этом расскажу тоже. Я вчера ночью прилетел, а сегодня я был целый день в Туле. Это было связано с московскими выборами, как это ни странно звучит. Вы знаете, открыты экстерриториальные участки по выборам мэра. Их пять. Будет в Туле. Они будут в четырех других областях: Московская область, Владимирская, Калужская и Тульская.

И я попросил губернатора Тульской области Алексея Дюмина встретиться со мной; потому что мы будем на уделенке, и, конечно, задать тот стандарт, который в Москве задан и выстроен был в течение пяти лет, начиная с выборов 13-го года – тяжелая история. Ну, просто ну удаленке… Я должен сразу сказать, что Алексей Геннадиевич сразу понял проблемы и активно в них включился, за что я ему благодарен, и помимо московских наблюдателей я попросил, чтобы были наблюдатели в Туле. Но сейчас не про это. Я про Тулу еще скажу.

Я хочу сказать про московские выборы. Меня тут спрашивают, почему я этим занимаюсь Потому что, понятно, выборы неконкурентные… Но, впрочем, меня спрашивали и в 13-м году про это, почему я занимаюсь московскими выборами как наблюдатель, хотя тогда был Собянин – Навальный, как вы помните. Мне представляется, что история в том, чтобы дать возможность тем людям, которые не пошли на выборы, чтобы их голоса не подбросили, а тем людям, которые пошли на выборы, чтобы их голоса не украли.

И в этой части мне очень важно сказать, что я был очень благодарен тем наблюдателям, которые пришли к нам на президентских выборах. Я имею в виду через Общественную палату. Там 3600 их было. И там за единичными исключениями они сработали так, что выборы в Москве, напомню, даже оппоненты Путина признают чистыми.

И я хочу, чтобы сейчас было то же самое, поэтому я этим занимаюсь. Неважно в этой части, сколько кандидатов и вообще, на мой взгляд, речь не про кандидатов. Речь идет о ваших голосах, которые вы либо кладете себе в карман, либо кладете их в урну, и вот они должны быть посчитаны – и те, кто не пришел, и те, кто не пришел. По-моему, это очевидно. Привет Торонто! Привет из Дубны. Про Армению сейчас расскажу.

Поэтому очень важно снова создать корпус наблюдателей. Вы знаете, что мы сделали всё – наша комиссия, — чтобы в корпус наблюдателей вошли даже те партии, которые не смогли выдвинуть кандидата, я имею в виду «Партию Роста», «Яблоко» и «Родину», то есть те партии, которые хотя бы 3% набрали на прошлых выборах в Госдуму списком. И естественно, в Туле да, всего 5 участков, и там, по-моему, в первый день открылась система «Мобильный избиратель», когда можно выписаться и вписаться на эти участки. По-моему, в Тульской области за первый день около 100 человек выписалось оттуда и вписалось туда.

Мне кажется, очень важным, что в любой ситуации… тут вспомнил, как говорил Ланнистер – зрители YouTube и Сетевизора видят, что в майке Ланнистеров – под каждую задачу есть инструмент, под каждый инструмент делай задачу. Вот я с ним абсолютно согласен. Есть задача – чтобы выборы были честными в плане голосования.

Я не могу изменить законодательство с муниципальным фильтром, я не могу изменять судебные решения, но я могу сделать, безусловно, так, и это показывает практика — я, и мои товарищи, конечно, я один ничего не могу сделать, — чтобы ваши голоса не были размешаны с голосами непонятно какими и не были украдены. Это важная история. Хорошо? Хорошо. Привет Филадельфия!

А.Венедиктов: Речь идет о ваших голосах, которые вы либо кладете себе в карман, либо кладете их в урну

Меня тут благодарят за то, что я сделал интервью с Пашиняном. Вы можете посмотреть или послушать интервью премьер-министра Армении на сайте «Эха». Мы видим, сколько ссылок в других медиа, включая азербайджанские, между прочим – ссылки на эти интервью – я уж не говорю про российские. Это один из показателей того, что та задача, которую я ставил, она была выполнена.

Да, про Тулу. Там совершенно офигительный музей оружия. Я, пожалуй, таких современных музеев… Я много хожу на подобные музеи. И если вы будете в Туле, особенно, если вы будете там с детьми, я хочу вам сказать, что по интерактивности, по современности, по тому, как сделаны витрины, по тому, как представлено все, по тому, как с помощью озвучки актеров в 3D сделаны вещи, я хочу вам сказать, что, повторяю, если будете в Туле, не пропустите. Вот идите мимо Тулы – запишите себе: Музей вооружения. Кое-что мы вам представим, наверное, через Дилетант, может быть. Я подумаю, как это сделать, но это совершенно офигительная история, вот совершенно офигительная история. Мне очень понравилось, поэтому рекомендую. Считайте, что это моя рекомендация. Это то, что я хотел сказать.

Теперь Армения. Изначально у нас был запрос на интервью с Пашиняном. Я сразу сказал, что я не собираюсь влезать во внутриармянские дела. Я российский журналист, меня интересует отношение между Россией и Арменией. В широком смысле, конечно, поэтому я сразу предупредил, что не буду влезать в истории. Для российских граждан это менее интересно, чем то, что связано с военной базой, с погранцами, со строительством атомной электростанции, железной дорогой, с привлечением российских граждан в правительство Армении – ну, то, что я задавал вопросы, и вы это и получили.

Дальше. Всё, договорились и в момент поездки наш продюсер Ира Баблоян сумела договориться, и огромное спасибо, с тем, чтобы с президентом Армении, который давал нам уже интервью в мае, просто попить чайку. И знаете, эти два абсолютно разных джентльмена — президент и премьер-министр, — с которыми мне удалось общаться, они содержательные люди. По-разному. И мы понимаем, что там все-таки парламентская республика, и премьер – это сильнее по новой Конституции, но мне показалось, что он большой человек, с большим опытом.

Еще, конечно, я хотел сделать интервью и с Сержем Саргсяном и с Католикосом или посидеть, поговорить, и с Робертом Кочаряном, бывшим президентом Армении. Вы знаете, что в день, когда я там был, в суде прокуратура потребовал арестовать Кочаряна. Сержа Саргсяна. Не было. Католикос, поскольку я обратился к нему в последний момент, практически был назначено на одно и то же время, что и президент, и поскольку я уже обещал президенту, то и вот… такая история. Поеду еще, наверное, если там и Саргсян, и Тер-Петросян и Католикос… Недосмотрел.

Но, конечно, воспользовался своей поездкой. И поскольку я был там практически три дня… как обычно, сидеть, готовиться, ждать, когда у лидеров откроются коридоры для возможности интервью или разговора, я успел побывать… и спасибо, мне тут советовали и в монастыре Гигарт, храме Гарни, на следующий день я побывал на Севане и в Дилижане. И на следующий день я съездил в Эчмиадзин. То есть я всю эту историю сделал. Я всегда так делаю, если есть возможность.

Но вот в Туле сегодня… Мне пишут: «Да, музей в Туле чудесный и немудрено…». Нет, вы знаете, я видел в столицах музеи пыльные и неинтересные. Этот музей, поверьте мне, это XXI век. Собственно, он открылся окончательно в декабре 17-го. Этого очень круто. Про набережную говорить отдельно не буду. Это уже туризм. Ее строят очень хорошо.

Я ждал этого вопроса дорогой Павел: «Когда ждать интервью с президентом Азербайджана?». А когда позовут, Павел. Когда согласятся. Так что вы мне так не рассказывайте историю о том, что мы чего-то, с одной стороны, с другой… Вы знаете, я с удовольствием. Я вот сколько жду – уже год интервью с президентом Белоруссии. У него нет времени. Ну, хорошо, я подожду. Это же вы не получаете это интервью.

Игорь пишет: «А попить чайку с президентом России?» Игорь, а чего вы думаете, что я чай не пью? И почему чай только? Вы какой-то странный, честное слово. В Армении… Ну вот, жарко было, это правда.

Где я профессионал, я профессионал, где я турист, я турист. Я всегда в поездках – вам рекомендую – сначала изучаю, куда пойти, чего нет в других местах. И это важно. Поэтому вот в Туле не дошел до музея пряника, не дошел до музея самовара, но дошел до Музея оружия и совершенно не жалею. Еще раз: вам это будет приятно.

Давайте посмотрим, что здесь накидали вы… Глупости мы не будем. Лена из Москвы – ей не нравится, что четыре недели нет Тани и Саши Плющева в утреннем «Развороте». Это была, Лена, их просьба на 2 месяца. Очень тяжелая работа. Я уж не говорю про утро – вставать и ехать, но и готовиться. И я им дал до 22 августа – это у нас наша годовщина, коридор сезона, я им дал возможность утром не работать. Но они вполне себе работают вечером.

— «Почему ни слова о выборах губернатора Подмосковья?» Не знаю, Игорь, почему ни слова. По-моему, слова все есть. А-а, запретили трогать тему? Игорь, всё, вы больной, лечитесь, пожалуйста.

Кто, где чего? Где Пархоменко? Пархоменко на острове. Всё.

— «Добрый вечер! Сильно упало качество вещания на «Эхе». Какие меры принимаете? Ирина». Сильно поднялось. Никаких мер не принимаю. Будете либо так слушать, либо не будете вообще.

Сергей из США пишет: «Вы не наблюдатель, а коллаборационист. По-моему, это очевидно». Сергей из США, я не знал, что там, в США медицина в таком слабом состоянии. Вы чего-то перестали принимать ваши обычные лекарства. Ну, вам виднее оттуда, конечно. Вам с Трампом оттуда виднее. Ну, смотрите. Пожалуйста.

Привет Тольятти!

Да, с министром ЖКХ сделаем, Максим. С Якушевым. Но к этому надо сильно готовиться.

А.Венедиктов: Я не считаю, что ведущий интервью должен быть более корректен

Нина из Волгограда интересуется выборами мэра. А не хотите выборами мэра Волгограда поинтересоваться, нет?

Про Януковича я говорил.

Здесь, по-прежнему лекарства.

Про Азербайджан сказал. Привет из Грузии…

«Цикл передач о 80-х годах…». 880-х или 780-х годах? Почему цикл передач я должен делать о XX веке, а может, я хочу о XVI веке.

Так… Михаила Ефимова, пожалуйста, выключите от меня, потому что он вне себя сегодня. Видимо, тоже лекарства никакие.

Про интервью Караганова я ничего не знаю, но если вы пишете, уважаемый Г.Б., что оно угрожающее, то я крайне сомневаюсь, что господин Караганов может кому-то угрожать просто. Не в состоянии, по-моему.

Что с железной дорогой? Сергей – про железную дорогу из Санкт-Петербурга. А ее нет. Она же проходила через Абхазию. Грузия, Абхазия…, и там всё прервалось. И вот я задал вопрос, и вы увидели замечательную историю, как Пашинян уходил от этого вопроса. Понятно, что эту железную дорогу, ее запуск блокирует Абхазия. Это очевидно. Я говорил с российскими – они готовы. С грузинами… Поэтому есть проблема.

— «Хачкары — шедевр армянской культуры». Это правда.

Стас Путильцев, еще раз сдублируетесь – отправлю к Михаилу Ефимову. Я вижу ваши вопросы. По одному разу, пожалуйста.

— «Почему не может быть фальсификаций после избирательный участков?» Вы абсолютно правы. Смотрите, что происходит. Что мы делаем в Москве на выборах?

На каждому участке – 3600 с чем-то – есть наблюдатели от кандидатов, от партий в зависимости от выборов, а есть наблюдатели, начиная с президентских от Общественной палаты, которые замкнуты на меня и моих товарищей. Они все получают копию протокола. Присутствуют при подсчете и получают в бумажном виде копию протокола, и они обязаны ее получить, и они ее получают. После этого протоколы избирательных участков везут в территориальные комиссии, где тоже есть теперь наши наблюдатели, и там вбивают в ГАС «Выборы». И дальше мы сверяем то, что вбили в ГАС «Выборы» с теми бумажными протоколами, которые были выданы в бумажном виде нашим наблюдателям. И на президентских выборах два протокола не совпали. И мы сделали представления, даже не зная, в чем дело, Московской избирательной комиссии, которая пошла в Московский городской суд, и Московский городской суд отменил результаты на этих участках, где не совпали протоколы.

Дальше там председатели этих комиссий общаются с правоохранительными органами. Но я вам говорю, что эта цепочка в Москве, она выстроена. Помимо камер она выстроена. И в данном случае неважно… это, конечно, важно, кто кандидат, и я в большому неудовольствии от того, что там нет Гудкова, там нет «Яблока», там нет Навального. По разным причинам: где-то закон несправедливый и внеюридический, который запрещает баллотироваться Алексею Навальному или где-то муниципальный фильтр несправедливый, который мешает баллотироваться Дмитрию Гудкову. Или там «Яблоко», которое не смогло договориться… Жалко, жалко. И, тем не менее, люди, которые придут, должны иметь право, что их не обманут и их посчитают так, как они проголосовали. И люди, которые не придут, их бюллетени не должны быть подброшены. Всё, конец истории. Чего вы от меня хотите?

Ну, есть же бумага. Всё публикуется на сайте. Вы странный, НРЗБ. Вот смотрите, у меня есть условный участок 1261. Наблюдатель переслал мне и всем представителям всех кандидатов в президенты. Вот он прислал. Публикуется это на сайте ЦИКа. Мы берем с сайта ЦИКа каждый участок и сравниваем вот эти 3600. Охренительная работа! Поэтому сразу хочу вам сказать, что с понедельника…. У нас около 2 тысяч наблюдателей пришли, согласились поработать на наш корпус наблюдателей в следующие выборы 9 сентября. И у нас откроется вакансий еще 2 тысячи. И мы через сайт Общественной палаты или со ссылкой через сайт «Эхо Москвы» сделаем таким образом…

Тут я сейчас отправлю. Вячеслав, пшел вон! Ты в бане.

Кстати, насчет бана. Ведь интересно. Я же не запрещаю людям писать. Что такое бан здесь у нас, чтобы вы поняли? Мы вас не видим. Вы пишите. Пишите, что хотите. Почему я должен читать ваше говно? Не должен. Вот я себе закрываю экран. Это я себя баню, чтобы я вас не читал. Поэтому пшел вон!

И поэтому ваше хамство, уважаемый… До свидания! Чей номер телефона заканчивается на 67. Вас никто не увидит больше. Всё, пока! Так и будет.

Я буду отвечать на те вопросы, которые вы задаете серьезные, а не там.

Какая вам разница, Ирина, обожаете вы Журавлева, Сорокину и других? А люди обожают других.

— «Чем закончилась история Латыниной и Азербайджаном?» Я не знаю, чем закончилась история. Вы мне задаете вопрос, который я не знаю. Вообще, между журналистом и страной никакой истории быть не может. Но Юлия Латынина имеет право комментировать то, как она думает. Я так понял, она закончилась тем, что мне было выражено руководством Азербайджана неудовольствие от того, что сказала Латынина, на что я сказал: Welcome, сюда, к микрофону – свою точку зрения. Вот и всё. В этом смысле она для меня закончилась. А чем она там закончилась… в вашем вопросе, я, честно говоря, не знаю. Это серьезная история.

Так. Хвалят Майкла Найки. Нет, я работаю. У меня нет отпуска в этом году. Соломин в отпуске. Куда пропал? Вот интересно… Алексей Соломин пилил, пилил весь год, вернее два года или три года вообще без отпуска. И я его тоже отпустил. И он не пропал, кстати. Он нас сейчас слышит. Алексей, тебе привет!

Опять вопрос: «Почему вы уверены, что на сайте ЦИКа публикуют достоверную информацию?» Еще раз внимательно: на участке 1263 наблюдателям от всех партий выдается копия бюллетеня после подсчета голосов. Подсчитали и каждому дали. Все участвуют в подсчете голосов, следят за этим. После того, как ГАС «Выборы» направляется это на участки… Я говорю про Москву только. Мы сравниваем то, что получили в бумаге прямо с участке, с тем, что опубликовано на сайте ЦИКа. Еще повторить? Ну, что я вам могу сказать еще? Слушайте, что я говорю.

Про Скрипалей. Я думаю, что вы знаете, что новое про Скрипалей. Дает показания этот человек, который выжил. Пока из того, что утекает, но это еще не история с тем, что он… да, кстати, YouTube, лайки не забываем ставить, пожалуйста. А то отключу ваш чат к чертовой бабушке и всё. Чего я тут сижу, выпендриваюсь в пятницу вечером за Пархоменко, а вы лайки не ставите. Вот сейчас посмотрю, сколько будет, потом решу. Напишете мне, сколько смотрят, сколько лайков.

О чем говорил? Забыл. Ну, значит, неважно. Мне пишут: «Какая-то муть». Ну, значит, пшел вон! Выключите его. Пусть он меня не слышит и не видит.

— «Вы сравниваете видео с бумагой…». А я похож на сумасшедшего, Владимир? У меня люди там живые. А вы сравниваете?

Хороший вопрос, обожаю эти вопросы. Понятно, что человек не хочет задавать вопрос, хочет сказать мнение: «А не кажется ли вам, что мэра Москвы должны выбирать в Москве, а не в Туле?» Вы знаете, Николай, мне не кажется. Но это серьезный вопрос. Человек, который имеет московскую прописку, условно говоря или приписан, должен иметь возможность проголосовать за своего мэра, где бы он случайно в этот момент не находился.

А.Венедиктов: Мирный уличный протест – вещь архилегальная, архизаконная и архинеобходимая

Я бы с вами согласился в том, что открытие участков не самая интересная штука. Но если бы были электронные карты избирателей – представим себе на секунду, что в Москве мы смогли технически сделать эти самые ID… Так, отключу. Александр Пелецкий. Отключите его, пожалуйста. Хамло пошло.

Так вот, представьте, вы заходите через компьютер, вам на личный телефон приходит СМС-код. Вы этот код вводите и голосуете. Почему, если я случайно оказался в этот день в командировке, я не могу проголосовать? Невозможно, президент или мэр Москвы. Поэтому нет, не кажется, Николай. Мне кажется, что предоставить возможность жителю Москвы проголосовать по московским проблемам – мэр Москвы, референдум в Москве, муниципальные депутаты, Мосгордума — это самое главное. Мне так представляется.

Где Шендерович? Хороший вопрос. Разве я сторож брату своему? Откуда я знаю, где Шендерович?

Вы знаете, я не поддерживаю отношения, Александр из Иркутской области, с Александром Прохановым. Я иногда с ним пересекаюсь на каких-то журналистских встречах и всё время говорю: «Александр Андреевич, мы вас ждем. Приходите. Вы рассказываете как хотите».

Еще раз: я не затыкаю никому рот, я просто закрываю вас на своем экране. Вы там пишите, пишите, компьютер у вас никто не отнимает, вас никто не отключает от интернета. Я просто вас не вижу.

8,5 лайков? Не будет 10% — не будет вам рассказа про Скрипалей. Лайкайте — и обрящете!

Ереван. Вы знаете, Ереван, конечно, город фантастический, но Северный проспект – это какое-то чудовищное изобретение. Хуже я не видел ничего и нигде. Ну, может, если только посмотреть в глаза Александра Климова, он вспомнит, что бывает хуже. Я — уже нет. После новостей – по Скрипалям, если вы сделайте лайки.

НОВОСТИ

А.Венедиктов Еще раз добрый вечер! «Суть событий», Алексей Венедиктов. Напомню, что Сергей Пархоменко специально с Татьяной Ивановой будут 10 августа – какой-то там себе Татьяной Ивановой.

Давайте я теперь отвечу на один вопрос. Меня тут спрашивают: «А вы уверены? А вам это надо? – это, по-видимому, по поводу моего интервью на радио «Свобода», — что вам нужны гарантии, что если Россия уйдет из Донбасса, там не будут никого резать». Мне вообще ничего не надо. Меня спросили, как мне кажется, как думает Путин, не я, не Венедиктов – Путин. Кому интересна моя точка зрения? Я сказал, что Путин, насколько я знаю, думает так-то. Ему нужны гарантии, а не мне. Поэтому не надо мне приписывать позиции, которые я озвучиваю, когда мне задают вопрос про другого. В этом история.

Так. Скрипали. Смотрите, я все время делю то, что говорит полиция и говорит пресса или говорят утечки в прессу. Этот отправленный парень (мы помним, что женщина скончалась) выжил и стал давать показания. Что мы видим и что мы знаем из его показаний. Можно не верить, но давайте все-таки мы это НРЗБ. Он увидел, как я понимаю, в помойке, в какой-то коробке, может быть, коробочку, упакованную как дорогие духи, и он решил… Не то что он побирушка, но он, действительно, такой… И вот он, этот парень, как это сказать… он подарил подруге подобранную эту дорогую коробку неполную. Она взяла. И по его словам, в его показаниях она себя мазнула, понюхала – ничего ни это самое… Он сразу пошел мыть руки. Видимо, чистоплотный. А она, естественно, на локоть себе, как я понял. И вот, собственно, это добавилось.

То есть сейчас полиция активно работает с этим парнем. Они пытаются найти следы. И что видно – что вдруг в этом городе вдруг закрывают какие-то участки. Поскольку я подписан там теперь на Твиттер всех этих полицейских и медицинских служб графства Уилтшир, то я вижу там: вдруг закрыли такую-то улицу, обеззараживающее что-то такое…

Поэтому мы видим новое, что можно проследить по его показаниям, как этот пузырек с духами был… весел и хорош.

Мне тут пишут: «А вот Елена Рыковцева была более корректна». Я не считаю, что ведущий интервью должен быть более корректен. Насчет корректности у нас с вами разные представления. Еще раз повторяю: я говорю про факты. Я не могу быть более корректен, если я передаю чужую речь, в данном случае – Путина. Почему я должен быть корректен. Вообще, что за бред с этой корректностью? Почему надо быть корректным?

Таяна Из Старой Москвы пишет мне некую историю, которая будет на выборах. Я не занимаюсь, Таяна, что будет. Я занимаюсь тем, что было, случилось и произошло. Я не занимаюсь фантазиями. Любой человек может заниматься фантазиями. Я считаю, что это абсолютно право, но, тем не менее… Вот вы говорите: «Вот дачное голосование будет такое…». Посмотрим. И я вас уверяю, если дачное голосование будет такое, мы об этом расскажем, как вы рассказали, когда три человека в Москве смогли проголосовать два раза – три человека в Москве! И мы их пофамильно называли. Три – еще раз – три! Потому что все списки были выверены.

Ладно, давайте мы уже заговорились про это. Про НРЗБ и приложение «Эхо» не знаю, узнаю в понедельник. На следующей неделе доложу, какая у нас ситуация с приложением. Честно, не знаю. Люди занимаются делают. Всё как надо.

Пенсионная реформа. Коммунисты. Я имею в виду, что люди пишут: «Мы не коммунисты, но завтра пойдем…» и так далее. Послушайте, мирный уличный протест – вещь архилегальная, архизаконная и архинеобходимая. И поэтому если вы считаете, что участие с этими организаторами важнее, чем организаторы, конечно, надо идти. То же самое с либертарианцами, та же история: если вы считаете, что по этой теме вам по пути… Потому что это легально, это законно, это важно, это интересно и это серьезно. Хотя свое мнение по пенсионной реформе… Я пенсионер, я как бы, понимаете, чего тут уже? Мне хорошо, мне добавят пенсию.

— «Как сейчас выглядит рейтинг радиостанции?» Петр, у меня нет в руках бумаги, но по июню – я смотрю в основном за нашей станцией – сейчас я вам скажу… мы на 5-м месте в Москве. У нас разрыв с Вестями – они больше нас на 12 тысяч ежедневной аудитории. Счет такой: типа у них — 900 тысяч человек, у нас – 888 тысяч ежедневная аудитория в Москве. И три музыкальные впереди, начиная с «Авторадио».

Нет, конечно, я против референдума, Игорь. Это всё игрушечки. «А хотите, чтобы вам повысили зарплату?» — референдум? Но если он будет соответствовать закону о референдуме… Ну, предложила же Памфилова: давайте проведем опрос. Но я, честно говоря, считаю, что референдум… Давайте проведем референдум: «Хотите, чтобы вам удвоили зарплату?» Хороший референдум, правильно? Давайте его проведем. Ну, и как проголосуют? Тем не менее, если референдум объявят, мы буем его освещать.

А.Венедиктов: Конечно, я против референдума. Это всё игрушечки.

Хороший вопрос, Ираклий пишет: «Чего наш земляк Проханов на Армению взъелся?» Ну, во-первых, не знаю, что он взъелся на Армению? А, во-вторых, почему он ваш земляк? Не знаю.

Мне говорят: «Венедиктов – типичный имперец». Ну, имперец, и что теперь? Зато не дурак. Так с лайками кто у нас, чего? Вы уж мне напишите, пожалуйста.

По поводу интервью с Януковичем: мы приглашали — он не идет. Что вы, ей богу, честное слово!

Деревня Лыково – любимое наше место, любимая наша область Рязанская, любимая наша слушательница Елена Ивановна. Давайте все-таки мы позовем вам лидеров этой партии либертарианцев, и они про себя всё расскажут. В принципе, либертарианцы – это те, кто за свободу без ограничния. Это в принципе, а что если говорить о конкретной партии либертарианцев, то вот пригласим – придут. Конечно, пригласим. Конечно, пригласим, конечно придут.

В Швейцарии отказались от повышения. Конечно. Дело в том, что они-то понимают, что это деньги, которые сейчас откладывают их дети на пенсионеров. Мы не считаем. 18% — 521 лайк. 18% — хорошо.

— «Вы согласны с Хазиным, что в нашем правительстве есть люди, которых Путин не может уволить из-за соглашения с США?» Какие люди? А вы согласны со мной, что в США есть в правительстве люди, которых Трамп не может уволить из-за соглашений с Путиным? Еще про Зимбабве могу рассказать. Вы там соразмеряйте. Все-таки слушатели «Эха Москвы» — это люди с высокой долей внимания и с высокой долей понимания, судя по качеству… Вот лайки за Светова. А Светов – это кто? А, Светов – либертарианец! Ну, да…

Я «охотник за лайками». Да, конечно, я охотник за лайками.

— «Проще говоря, анархист…». Ну, нет, нет, не анархист. Что значит, как можно слушать меня с телефона? Смотря какой телефон. Вот как раз, когда шло интервью Пашиняна, на следующий день мы как раз ехали в машин, я взял айфон, зашел на сайт «Эха», нажал кнопку «прямой эфир» и послушал. Мне нужно было качество звука послушать и я послушал. Вот такие истории.

Серпухов. Конечно, памятник Бэтмену – это, конечно… Да, сегодня, когда ехал в Тулу, заехал в Серпухов – позавтракали, неплохо позавтракали. И я опубликовал фотографию в Инстаграме. Посмотрите, очень смешно. Сзади – чисто Бэтмен. А это Владимир Храбрый – ну, тот самый, который на Куликовом поле вместе с Дмитрием Донским… Засадным полком командовал, в том числе.

И там, конечно, этот памятник – это, конечно, да… Вот сзади, если вид, там плащ такой. Бэтман. Но это всё, что я видел в Серпухове.

Вот Юрий из Рязанской области пишет: «Придите в провинцию. Радио FM здесь полный отстой». Послушайте, нам, путинистам, как тут некоторые считают, забыв принять таблетки, уже 18 лет не дают развиваться, не дают города – комиссия. Правительственная комиссия просто не дает и всё. Поэтому, что значит, «придите». Поэтому мы и развиваем YouTube – ребята, смотрите, — Сетевизор – ребята, смотрите. Слушайте нас подкастами… вот мы так делаем…

— «Привет из Захарова!» Можно, Андрей спросить: а Захарово или Захаров – это у нас где?

— «Как вы прокомментируйте запись Трампа про наличные?» Вот тут, Владимир, совершенно откажусь вам комментировать, потому что в бой вступили лингвисты, а у меня с английским языком отношения не сложились совсем. Поэтому я с огромным удовольствием читаю переписку переводную лингвистов, как то или иное слово, как фраза строится, и можно ли это трактовать, что Трамп приказал заплатить наличными адвокату девушке по вызову, а другое: что, наоборот, он спросил: «Что, наличные, что ли?» И адвокат сказал нет. Поэтому я сказать не могу.

Нет, я не буду наблюдать лунное затмение, потому что я уже совсем охреневший. Я с утра сегодня в 7 стартанул в Тулу. И только потому, что я здесь обещал, я тут с вами здесь сижу.

Про референдум. «Коммунисты решили хайпануть…». Да, но это часть политики. И я считаю, вопрос совершенно неюридический… Помните, референдум по сохранению Советского Союза? «Хотели бы вы жите в обновленном Союзе?..» А потом приходит КГЧП – хороший обновленный Союз, и вот народ говорит – нет.

Руслан Осташко… А кто такой Руслан Осташко? Господи, я президентов комментирую, а вы ко мне с каким-то… Стас, я вас предупредил: желтая карточка.

Да, я думаю, что мы будем приглашать кандидатов. Я не могу сказать – в A-Team, я имею в виду подмосковные губернаторы. А нынешние кандидаты, по-моему, все были…

Вот хороший вопрос Ринат: «Будете ли приглашать в эфир Навального?» Вот скажите мне, пожалуйста, как я должен ответить на этот вопрос? Ну, извините. Ну, да, будем. Дальше что?

— «Когда вернется в эфир Ремчуков. Очень хочется». Константин, как вы знаете, возглавил штаб Сергея Собянина, поэтому 9 сентября вне зависимости от итогов голосования Константин вернется на свое место. Мы так с ним и договорились.

А, Захарово – пушкинские места. Да, спасибо!

Смотрите, мы всех пропустили через «Разбор полета». Я думаю, что на выборах московского мэра я сам сделаю со всеми кандидатами – четырьмя или пятью, сколько их там будет — большое часовое интервью по одинаковому лекалу.

Ну, теперь график мой. Как видите, я езжу. На следующей неделе – три дня Улан-Удэ, вообще-то. То есть с озера Севан я иду на озеро Байкал. Хотя бы на берегу постоять. И это, конечно, любопытно. Там будет такой информационный форму. И съедутся с Забайкалья журналисты, их много. И, конечно, с коллегами надо общаться, которые работают в традиционной прессе. Хотя сейчас уже не поймешь, что такое традиционная пресса. Еще недавно «Лента», «Газета», «NEWSru.com» были нетрадиционной прессой, а сейчас это уж совсем традиционная пресса.

«Согласно Михаилу Хазину, — господи! — нельзя уволить Силуанова, Набиуллину и Кудрина». Сергей Мельников, а Кудрина только что взяли на работу. Его уже увольняли. Вы не догнали, нет? Согласно Михаилу Хазину медицина должна подняться… Ну, Михаил Хазин как-то нам сказал, что у нас в 2005 году доллар рухнет – ну, вот ваше дело…

А.Венедиктов: Еще недавно «Лента», «Газета», «NEWSru.com» были нетрадиционной прессой, а сейчас традиционная

А Проханов родом из Тбилиси. Понятно. Я понял Ираклий. Я ничего не знаю по этому поводу, к сожалению. Вы знаете, довольно странная история. Мы, кстати, с Пашиняном это обсуждали. И то, что мне он говорил раньше некоторые вещи. Он говорит: «У вас это не слышат». Я говорю: «Может быть, не тому говорили? Может, нам надо говорить?»

Вот 581 лайк из 3 тысяч смотрящих. Отлично, ребята, спасибо большое!

Так, теперь что у нас впереди. У нас на следующей неделе выходит новый ведущий. Да Поклонскую уже зовем Бурухутан второй второй! Да зовем, уже не знаем, что ей предложить, чтобы она пришла и говорила… А стремаются они «Эха». У меня вот тут товарищ большой: «Ты как с Пашиняном разговаривал? Он же премьер-министр. Ты в него пальцем тыкал. Ты говорил: «Вы здесь лукавите». И ты хочешь, чтобы мы к тебе ходили?» Я говорю: «Ну, вообще, блин, вообще блин…». А как разговаривал. Разговаривал, как разговариваю. Я со всеми так разговариваю, поэтому это нравится.

Автокефалия. Хороший вопрос. История движется. И это сейчас, конечно, главный вопрос, в том числе, для президента Путина, как я понимаю. Опрос был в прошлом году на Украине. Хотя приходов больше у Русской православной церкви Московского патриархата. Но был опрос, помню цифры: 44% украинцев считают себя детьми Киевского патриархата и 21% — Московского.

Поэтому если Русская православная церковь Киевского патриархата получит автокефалию, то есть получит самостоятельность и будет отдельной православной церковью, там мало не покажется. Там надо будет делить, в том числе, собственность… В общем, не должны пострадать прихожане в первую очередь. На мой взгляд, это чисто политический вопрос.

Кстати, я думаю – вот тут я не знаю, давно на Украине не был, — что для Порошенко, если он добьется до выборов автокефалии Украинской православной церкви, до президентских выборов, — у него сильно поднимутся шансы относительно других, у него сейчас не самые большие.

«Поклонская не придет» — Игорь Кон. Игорь, вы ее пресс-секретарь? Ну, ей богу!.. У нас много чего… Я помню, как Михаил Сергеевич говорил, что к нам не придет, Горбачев. Мало кто говорил… Слушайте, ну, прекратите!..

Так вот, возвращаясь к теме автокефалии. Я считаю, что именно за этим надо смотреть.

Игорь Сыроватко пишет: «В Иране сообщали мнение Путина по Донбассу. А лично ваше мнение?» А лично мое мнение по Донбассу заключается в следующем: поскольку там кровавейший конфликт, то там должны быть миротворцы, в первую очередь, которые должны гарантировать международную безопасность всем участникам конфликта, поэтому сразу нужна амнистия.

А, про нового ведущего. Понял. Значит, новый ведущий Максим Курников, который очень долгое время был главным редактором «Эха Оренбурга», а последнее время совмещал «Эхо Оренбурга» и «Эхо Уфы».

А.Венедиктов: Я не слышал, чтобы Украина была готова принять пару рублей за Крым и за Донбасс. Я думаю, что нет

Воробьева – в отпуске! Ира Воробьева, не этот Воробьев…

Он по семейным обстоятельствам с семьей переезжает в Москву, оставляет пост главного редактора «Эхо Оренбурга» и «Эхо Уфы» и становится моим заместителем здесь и ведущим передач. Ведущими дневного «Разворота» по пятницам будут Ирина Баблоян и Максим Курников – раз. Второе: Максим будет вести «Особое мнение» по графику такому… летящему, я бы сказал. На следующей неделе это четверг – 17 и 19. Ему надо тренироваться – два. Но я слышал его в эфире, и, мне кажется, у него большой потенциал. Возникнет ли у него новая передача, сможет ли он работать на утреннем, скажем, треке — это очень тяжелая вещь – утренний трек, — я не знаю. Человек должен себя показать для вас уже.

«Курников – нормально. По фамилии для «Эха» подходит». Ну, конечно, все наши «воробьиные» фамилии, это правда.

Кстати, хотел бы обратить ваше внимание на очень сильные «Невзоровские среды». Мы повторим завтра – я так понимаю, не будет Белковского – «Невзоровские среды». Они есть на сайте…

— «Что вы думаете по поводу выплат Украине по Крыму – предложение Макаревича?» Слушайте, я ничего не думаю в этом смысле, потому что это огромная политическая история. А что вы думаете по поводу выплат Японии за Курилы? А что вы думаете, когда, с одной стороны, Путин хочет как бы договориться по Курилам – это очевидно, а, с другой стороны, у японской делегации, которая приезжает туда, отнимают телефоны, и теперь она находится на сахалинской таможне… И МИД Японии… только-только договорились и премьер едет на восточный форм, — МИД Японии пишет ноту за нотой. Ну, слушайте, это что?

Это можно сказать: А, это такой хитрый Путин, который одной рукой как бы подманивает, а другой…». Но вы поймите, этот вопрос курильский – это вопрос внутренней политики Японии так же, как вопрос Украины, Крыма – это вопрос, естественно, вопрос политики Украины… А что, компенсация? Я не слышал, чтобы Украина была готова принять пару рублей за Крым и за Донбасс. Я думаю, что нет.

Какой-то Кайзер777 просит передать привет… Да, пожалуйста, Кайзер777, тем более, что вы отняли последние 20 секунд из той минуты, которая осталась.

Мне очень жалко, что Максим переезжает, потому что он железной рукой руководил «Эхом Оренбурга» и «Эхом Уфы», выводил в лидеры вещания там. С другой стороны, стороны, я рад, что он будет работать здесь. И мы ему дадим возможность и здесь порасти. Спасибо вам большое! Последний раз скажите, сколько у нас лайков, что мы сделали с вами. Напомню, что завтра меня не будет, я два дня будут отсутствовать, потом вернусь, потом – Улан-Удэ. Что с «Невзоровскими средами?» На своем месте «Невзоровские среды»! Спасибо, до свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире