'Вопросы к интервью

О.Бычкова В Москве 9 часов вечера и уже почти 4 минуты. Это время программы «Суть событий». У микрофона – Ольга Бычкова. Я нахожусь в нашей студии на Новом Арбате, в Москве. А Сергей Пархоменко, собственно, которым нам все объяснит, находится очень далеко от нас, но очень близко одновременно в том же самом эфире. Добрый вечер, привет тебе!

С.Пархоменко Здравствуйте! Хорошо ли меня слышно, видно ли меня и вообще, что происходит?

О.Бычкова Отлично все! Давай прямо сразу и начнем.

С.Пархоменко О’кей! Напомним, что есть всякие средства связи: YouTube, есть еще у меня, как всегда пост в Фейсбуке, который я вывешиваю, чтобы там появлялись темы для обсуждения, вопросы для обсуждения. И вот стараюсь пользоваться этим при подготовке этой программы. Поэтому, пожалуйста, про эту обратную связь не забывайте.

О.Бычкова Давай я тогда напомню, что у нас есть СМС: +7 985 970 45 45. А под словом «есть YouTube» подразумевается, что есть трансляция в YouTube на основном канале «Эхо Москвы», где, собственно, нас можно и слышать и видеть. Там есть чат.

С.Пархоменко Он есть еще и в этом смысле, что там есть чат.

О.Бычкова И также есть еще трансляция в Сетевизоре, на сайте можно найти. Ну всё, давай уже начинай с этой самой пенсионной как бы реформы.

С.Пархоменко Да. Мне совершенно не деться никуда, хотя очень много дельных комментариев, и вот один из них вы слышали только что, буквально в предыдущем часе. Он был по существу, я бы сказал, по экономическому существу этой… неправильно употреблять слово «реформа» в этой ситуации, давайте говорить «прости господи, реформа» или «так называемая реформа», или «о, извините, реформа», или еще что-нибудь вроде этого.

С.Пархоменко: Понятно, что значительное количество людей умирает, не дожив до пенсионного возраста

Значит, у нас есть некая политическая акция в форме экономических изменений. Совершенно очевидно, что это кусок политики, потому что, программа эта — манифест президента Российской Федерации и правительства Российской Федерации о политических приоритетах. И в этой ситуации он нам таким способом как бы сообщает, что ему важно, а что ему неважно. И совершенно очевидно, что ему нужны деньги на посторонние цели. И эти посторонние цели профинансировать нечем становится, кроме людей.

Вообще, любое хорошее предприятие отличается от плохого, любая хорошая компания отличается от плохой, что у нее есть какие-то еще ресурсы кроме зарплаты. Вот плохая компания, которая может экономить только на своих людях, только на тех, кто делает для нее работу: только на зарплатах, на гонорарах, если речь идет о газете, журнале или издательстве. Когда это оказывается единственным источником поддержания штанов, это значит, что здесь что-то не то с менеджментом.

Это самое и происходит в России, как мы еще раз можем убедиться по этому проекту, который был предъявлен. Понятно, что впереди у него большой и интересный путь и, конечно, я согласен с теми, кто говорит, что он открывает богатую палитру возможностей для разного рода политических спекуляций, для появления президента в белом смокинге, для заявления о том, что «нас тут не поставили и известность, у нас тут без спросу попытались притеснить наших дорогих граждан» и так далее. Это, кстати, сама по себе довольно позорная позиция.

Давайте отдадим себе отчет в том, что, вообще, ничего важнее в политике, чем взаимоотношения между президентом и его избирателями ни в какой стране нет. И когда президент устами своего пресс-секретаря или руками и буквами своей администрации начинает доказывать своему населению, что он не в курсе, и что он не имеет отношения к важнейшим обстоятельствам, связанным с повседневной жизнью этого населения, это свидетельствует об очень большом нездоровье этой политической системы. Это значит, что у президента есть вещи поважнее, чем его взаимоотношения с избирателями.

Вот я нахожусь сейчас в стране, в которой только что произошел (он тоже еще не кончился, но один из своих решающих пиков прошел) большой скандал, связанный с очередным, заметим, неудачным решением президента страны. Президент США Трамп некоторое время тому назад распорядился, чтобы при обнаружении нелегальных мигрантов, главным образом на южной границе США, на границе с Мексикой, если речь идет о семьи с детьми, чтобы их разделяли. Взрослые отправляются, грубо говоря, в тюрьму, в такой специальный центр содержания и накопитель для нелегальных мигрантов. А ребенок какого угодно возраста, хоть двух лет, отправляется в специальное учреждение, где тем временем содержат этих детей.

Это произвело некоторое количество совершенно душераздирающих съемок, как, собственно, происходило разделение этих семей. Эти плачущие дети, кричащие родители тянут друг к другу руки и так далее. Решение странное.

Первое, что сделала администрация Трампа по этому поводу – она попыталась доказать, что «это не мы», что такое решение уже было, что оно еще во времена Клинтона было принято и потом во времена Обамы было поддержано. Но довольно быстро был собран фактический материал, который показал, что это совершенно не так, и, в действительности, в таком виде решение было принято только сейчас.

И, сокращая всю эту историю, я скажу, что, спустя несколько дней, этот порядок был отменен, потому что президент понял, что его население этим недовольно в массе своей. Не пресса недовольна, не журналисты недовольны, не конкуренты недовольны, а в целом недовольны люди вокруг. Оказалось, что большинство людей не поддерживают эту идею. И президент, даже такой самодуристый президент как Трамп отступил назад, заявил о том, что есть вещи важные, есть целостность семьи, всякие гуманистические идеалы, сказал всякие правильные слова на этот счет и сделал шаг назад.

Мы видим сейчас другую ситуацию в России, когда президент… понятно, что если он увидит, что существует какое-то массовое недовольство, он в целях поддержания, а лучше даже повышения своего политического рейтинга, по меньшей мере» сделает вид, что изменит этот законопроект. Но интересно, что он делает на этом раннем промежуточном этапе. Он принципиально снимает с себя ответственность. Не так, как Трамп, который говорил, что «да, я считаю, что это правильно, это нужная вещь, впрочем, не я первый это придумал, и это нормальное и правильное решение», — говорил он. Потом отступил от него.

Здесь другая ситуация, здесь президент просто говорит: «Я не в курсе. Мне не сообщили». Интересно, что никто не отвечает на вопрос: «А теперь?» Вот вам вчера еще не сообщили, но теперь-то вам сообщили? Вот раз вы отвечаете на этот вопрос и сообщаете, что вы не в курсе, вы, наверное, сейчас уже в курсе, правда? Ну, и?..» Ничего.

С.Пархоменко: Россия сегодня агрессор, с точки зрения большинства цивилизованного мира

Я тут недавно погрузился в статистические расчеты. И читатели нашего сайта «Эхо Москвы» могли видеть такие, довольно длинные таблицы, «простыни», которые я там выкладывал со всякой статстикой. Меня раскритиковали за эти расчеты, раскритиковали профессионалы, говоря о том, что я не очень корректно, а точнее, может быть, даже совсем некорректно использую некоторую демографическую терминологию; что, понимаете, я там использую такой термин «время дожития», имея в виду, что этот тот период, который государство готово предоставить своему гражданину, время оплаченное пенсией.

То есть я беру самый примитивный способ расчета, просто разницу между продолжительностью жизни, которую это самое государство нам предлагает, нас уверяет, что такова эта продолжительность жизни, и пенсионным возрастом. На самом деле, конечно, с точки зрения строгой демографической науки и экономического анализа это неправильное употребление этого термина, потому что есть термин «время дожития», которое означает прогноз времени, которое человек будет пребывать на пенсии, и этот прогноз только для тех, кто дожил, грубо говоря, до пенсии

. Понятно, что значительное количество людей, существенное, во всяком случае, умирает, не дожив до пенсионного возраста. Но есть и детская смертность и всякая повышенная смертность мужчин, связанная с войнами и всякими неблагоприятными условиями труда, есть эпидемии и прочее – то, что в целом определяет общую продолжительность жизни. Так вот средняя продолжительность жизни обычно одна, а продолжительность жизни тех, кто уже дожил до пенсии, обычно другая. Если уж человек добрался ну вот в настоящий момент до 60 лет, то велика вероятность, что он проживет еще довольно существенное количество времени.

Тем не менее, я составил такую очень простую таблицу: а вот сколько государства разные готовы теоретически, на уровне декларации, на уровне заявлений, на уровне заявленной политической воли, — насколько они готовы содержать своих граждан в пенсионном возрасте, вот какую долю их жизни? Не только в абсолютных цифрах – сколько лет, но и в процентах. Вот какую часть жизни государство готово платить пенсию своему гражданину.

Поскольку я эту линейку прикладываю ко всем странам одинаково, — а меня интересует именно соотношение, не столько абсолютные цифры, сколько отношения между странами, где больше, где меньше, — то, в общем, можно сказать, что получается вполне корректное сравнение, поскольку нас интересует рейтинг разных стран.

И я взял формальные цифры. Их нетрудно найти в интернете. Они берутся из разных источников: частью из ооновских, частью из материалов, опубликованных в самих странах. В общем, у меня есть ссылки по всем этим странам. Я собрал таблицу из 56 стран, включая Россию. Вообще, в мире больше 200 стран, так что это не совсем все страны мира, но такие интересные для нас, более-менее все. Это вся Европа, весь бывший СССР, все бывшие республики, плюс несколько еще крупных стран: Китай, США, Канада, Австралия. Так что есть на что посмотреть.

И вот что получилось. В сегодняшнем положении Россия выглядит, в общем, неплохо в этом рейтинге при той средней продолжительности жизни, которую там сообщают в качестве официальной. Я там, кстати, взял данные Всемирного Банка, в которых говорится, что средняя продолжительность жизни в России — это 71, 6 года. Надо сказать, что российский Минздрав какие-то совершенно фантастические цифры, во всяком случае, совершенно фантастические темпы роста нам предлагает последнее время. Буквально каждый год сообщает о росте больше чем на полгода этого роста. Этого не может быть даже теоретически, поэтому с этими цифрами я не советую иметь дело. Но вот цифрам Всемирного Банка я верю: 71,6 года.

При нынешнем пенсионном возрасте – 60 лет у мужчин и 55 для женщин – Россия находится примерно в середине таблицы. И по мужчинам это примерно 30-е, 31-е место, а по женщинам вообще неплохо – 9-е место, одно из, можно сказать, лидирующих.

И вот если мы изменим пенсионный возраст так, как предлагается его изменить, то есть пенсионный возраст для мужчин – 65 лет, пенсионный возраст для женщин – 63, произойдет катастрофа по этой таблице: Россия рухнет на самое дно этого списка. То есть, например, по списку того, сколько государство соглашаются платить на пенсии своим женщинам, Россия оказывается просто последней в этом списке – на 56-м месте. 12% жизни предлагает государство жить средней российской женщине на пенсии.

Еще раз: понятно, что существуют более точные способы расчета, понятно, что нужно рассчитывать, исключая тех, кто умер во младенчестве и так далее, наверное, цифра получится чуть-чуть другая. Но нас интересует соотношение с другими странами. И по этому соотношению получается, что, скажем, нескольких европейских странах типа Австрии, Франции, Мальты, Словении, Чехии четверть жизни женщине предлагается прожить на пенсии. То есть после того, как она уходит на пенсию, государство готово ей платить еще четверть того, что она прожила. В России – 12%.

Что касается мужской таблицы, то Россия там на последнем месте. Хуже нее только Туркменистан. Тоже есть достаточное количество стран, где порядка 20% или чуть больше мужчина имеет шанс прожить на пенсию.

Снова повторяю, что это относительные цифры, это сравнение разных стран. Демографы набросятся на меня и скажут, что я здесь допустил нечто дополнительное, здесь допустил, там не учел… Да, несколько процентов изменится, но соотношение не изменится несомненно. Россия оказывается самым равнодушным, самым жадным государством в отношении своих граждан.

Вот я бы это время на пенсии называл не временем дожития, поскольку это некорректный термин, а называл бы его коэффициентом государственной жадности или, если хотите, коэффициентом государственной щедрости. Вот она на минимуме находится в России.

Так что это политическая декларация, это заявление о том, что у российского государства есть другие, более важные задачи. Оно существует не для этого. И то, с чего начинается Российская Конституция, что российский народ является источником власти, является единственным легитимным хозяином страны, это напрямую опровергается этим проектом, который мы сегодня видим. Это очень ясная, очень наглядная декларация.

С.Пархоменко: В России на каждые 10 тысяч жителей – 515 полицейских. Это очень большая цифра

А что, на самом деле, это вещи, которые поважнее, чем продолжительность жизни, важнее, чем обеспеченность люди в преклонном возрасте и так далее? Прежде всего внешнеполитические приоритеты. На что эти деньги? Эти деньги на две вещи: эти деньги на поддержание государства в условиях изоляции, в состоянии агрессора. Россия сегодня агрессор, с точки зрения большинства цивилизованного мира. И Россия проваливается все в более глубокую изоляцию, выходит все более серьезно из международной кооперации, потому что она считает нужным оставаться агрессором, она не хочет отказываться, точнее, российское руководство не хочет отказываться от этой позиции.

И вторая вещь – это, собственно, поддержание… чуть не сказал, стабильности власти – нет, конечно, не стабильность власти, это закостенелость власти. Россия, несомненно, полицейское государство в прямом смысле этого слова. И это важнейшее содержание, важнейший смысл этой самое пенсионной политики в частности, вообще социальной политики, которую мы видим.

Вот в 14-м году было объявлено по результатам исследований ООН, что Россия самое полицейское государство в мире в прямом смысле; что относительно размера численности населения в России самое большое представительство силовых структур и полиции. С тех появилось много разных данных. Вот я посмотрел самые свежие, на 16-й год. Можно сравнить с разными странами. Россия примерно в мире – вот здесь уже по всем странам, по всем 200 с лишним странам – в районе 30-го мест. Но интересно, кто впереди. Впереди всякие микроскопические островные государства в основном – вот из это первой тридцатки. Смотрите что: остров Питкэрн, Монтсеррат, Монако, какой-то остров Ниуэ, Брунней, Сент-Китс, Сен-Мартен, Сен-Телена, Тристан-да-Кунья, Гренада, Багамские острова, Науру, НРЗБ и так далее. Вот эти крошечные государства, в них соотношение между населением и количеством полиции, количеством силовых органов оказывается очень большим. Но очень просто: если на этом острове Питкэрн 3 полицейских и 5,то по соотношению с общим количеством населения на этом острове получается огромный процент.

В России на каждые 10 тысяч жителе – 515 полицейских. Это очень большая цифра. Из таких крупных, что называется, более-менее, цивилизованных стран я нашел, что больше в Испании, больше в Турции. Из бывших советских республик больше только в Беларуси. Всё остальное – вот те страны, с которыми есть смысл себя сравнивать, они, конечно, существенно меньше.

Вот в России 515 на 10 тысяч только полицейских (мы не берем там ФСБ, ни кого еще). Во Франции – 340, в Германии – 296, в США – 284. Сравните: 515 и 284 – вот разница между Россией и США. В Бразилии – 217. У нас всегда было представление, что Бразилия – это очень криминализованная страна, где мы видим бесконечных полицейских на улицах. Я сам там был. Они как-то умеют создать такое впечатление. Между тем мы видим, что их вдвое меньше, чем в России. Япония – 198, Швеция— 195, Канада – 185, Китай – 115 (вместо 515). Даже Иран, такое, казалось бы, тоталитарное государство, как часто нам говорят – 75 полицейских на 10 тысяч жителей.

Притом, что общую численность сотрудников силовых структур России подсчитать более-менее, невозможно. Считается, что она превышает 4 миллиона человек. Из них примерно половина – военные. Четверть этого – МВД, полицейские. Как раз МВД является единственной структурой, где у нас есть более-менее точная цифра. Вот в соответствии с президентским указом на 31 декабря 17 года, то есть на начало этого года в МВД – 746 тысяч 859 сотрудников, плюс еще какое-то количество гражданских служащих и всяких вспомогательных работников. Но вот, собственно, полицейских примерно 747 тысяч в соответствии с их штатной численностью.

Про ФСБ мы ничего не знаем. Это находится под охраной государственной тайны. Считается, что примерно 200 тысяч человек вместе с погранслужбой. Служба внешней разведки около 20 тысяч человек. ФСО – около 25 тысяч человек.

Почему я это всё говорю? Потому что это и есть те люди, которые поважнее, чем… Это те люди, которые выпадают не то что из пенсионной реформы, а вообще из нормальной пенсионной системы. Они живут по другим принципам. У них другая история взаимоотношений, другая система взаимоотношений с государственными пенсионными органами.

И это те самые люди, между прочим, которых мы потом видим в больших количествах. Колоссальное количество каких-то охранников, каких-то топтунов, каких-то сидельцев у входа, каких-то частных сыщиков, каких-то парковщиков, каких-то вахтеров при входе. Кто все эти люди? А это в значительной мере вот эти самые пенсионеры силовых ведомства, которые получают очень существенную пенсию очень рано, являются взрослыми, сильными в основном мужикам, до такой степени взрослыми и сильными, что они готовы из этого продолжать делать свою профессию. Ведь предполагается, что охранник – это человек, который здоров, силен, мощен и готов рисковать, взять на себя и так далее. А мы с вами, там, платим ему пенсию, несмотря на то, что он даже в качестве профессии выбирает себе это.

Это и есть, что в книжках про самодержавие в наших школьных учебниках называлось опорой режима. Вот это ровно она и есть. Здоровые во всех смыслах этого слова, во-первых, здоровые, во вторых здоровенные мужчины с крайне низким уровнем образования, но с накаченными бицепсами и с преданностью в мозгу. Люди, которые очень любят выпить за то, что «мы государевы солдаты, мы люди служивые…». Вот побудьте когда-нибудь с этими людьми на какой-нибудь рыбалке и послушайте, за что они выпивают – сразу поймете, что у них в головах. В головах у них не вата, в головах у них какая-то странная кирпичная крошка. Ничего, кроме преданности в головах у них нет. Ну, потому что да, они прошли и учебу такую и потом несколько лет службы такой.

И иметь дело с ними власти чрезвычайно удобно, чрезвычайно приятно. И власть с ними заигрывает вот таким способом, в частности. Оно готово загнать свое население на самое дно мирового рейтинга пенсионной системы, на самое дно рейтинга, который устанавливает степень человечности и уважительности, я бы сказал, между государством и гражданином. Ведь что это такое – вот это, сколько государство готово платить? Это в какой мере государство благодарно своему гражданину за налоги, которые он заплатил, за защиту, которую этот человек оказывал в то время, когда он проходил, скажем, срочную службу и так далее, за гражданскую позицию, уважение власти и всё остальное. А вот теперь за то, что вы хороший гражданин, мы будем четверть жизни вам платить. Нет, не вам, а вот этим вот государевым… Давайте я остановлюсь на этом мест.

О.Бычкова Мы сделаем паузу. Это программа «Суть событий» с Сергеем Пархоменко, через несколько минут вернемся

НОВОСТИ

О.Бычкова И мы продолжаем программу «Суть событий» с Сергеем Пархоменко, который находится далеко от нас, на другом конце света. Здесь, в студии «Эха Москвы» на Новом Арбате нахожусь я, Ольга Бычкова.

С.Пархоменко: Профсоюзы согласовывают интересы между людьми, которые работают и людьми, которые этой работой владеют

Итак, мы продолжаем обсуждение самых главных событий, которые нам объясняет Сергей Пархоменко. Вот в завершение этой темы про пенсионные изменения хотела спросить тебя по поводу позиции профсоюзов, которые сейчас радостно как бы сказали, что они фактически возглавят всю эту движуху по изменению всех этих предложений.

С.Пархоменко Да, очень правильный вопрос и очень правильная тема, без которой, конечно, не обойтись во всем этом сюжете, связанным с этими пенсионными треволнениями.

Я отношусь к тому небольшому числу люди, которые очень давно, очень упорно и очень безнадежно говорят про эту дырку в российской политической системе и в российском гражданском обществе под названием профсоюзы. В России это не получило развития. Есть много разных к тому причин, и профессионалы могут адекватно, интересно и содержательно об этом говорить, но факт остается фактом: в России за редчайшими исключениями на месте профсоюзов являются дутые организации, классические, что называется ГОНГО, то есть правительственные неправительственные организации, имитации неправительственных организаций, которые на самом деле возникают не снизу, а сверху, по указке власти, и финансируются этой властью и, несомненно, управляются этой властью и действуют в интересах этой власти. Вот это вот на месте профсоюзов в России.

Сейчас, конечно, тот самый момент, когда огромное количество людей оглянулись вокруг и как-то с изумлением пожали плечами и спрашивают: А где, собственно, это все? Некоторые из них даже вспоминают, что они какие-то профсоюзные взносы кому-то платили, по меньшей мере, еще в молодости, в советское время, а многие и после советского времени, а многие и до сих пор. А где, собственно, это всё? — спрашивают они.

Вообще, это классическая ситуация для российского этого безответственного гражданина, который начинает выкрикивать разные вопросы с ключевым словом «А где?», когда с ним случаются какие-то неприятности. Когда он выходит из суда, где его только что засудили. Когда пришли и потребовали, чтобы он немедленно освободил дачный участок, на котором он со времен своего дедушки сидит. Или когда его уволили с работы или еще что-нибудь вроде этого. Или когда его избили в полицейском участке. И он начинает кричать: «А где это всё? Где пресса, которая про это напишет? Где партии, которые меня защитят? Где адвокаты, которые мне помогут? Где общественные организации, которые станут на мою защиту? Где вообще это всё гражданское общество?»

До сих пор он не замечал это, более того, пожимал плечами и говорил: «Мне это не надо, я как-нибудь уж без этой вашей свободы слова обойдусь, в частности, а также без вашего суда справедливого обойдусь, я же ничего воровать ничего не собираюсь, поэтому меня суд не волнует – пускай о суде преступники беспокоятся». Это вот классическая позиция советского человека.

Вот сейчас мы снова это обнаруживаем: А где, собственно, профсоюзные организации? Есть большая надежда, точнее не большая надежда, маленькая надежда есть. Совсем крошечная есть надежда, но она все-таки есть, что именно эта ситуация окажется некоторым толчком, окажется некоторым ростом спроса, вслед за которым последует хотя бы минимальный рост предложения на этом рынке граждански организаций. Это тоже рынок, между прочим. Не зря говорят, что эта третья корзина экономики, а некоторые говорят, что и четвертая корзина экономики. В общем, какая-то корзина, часть экономики, в которой действуют те же самые, в значительной степени рыночные правила, в частности, вот это глобальное, универсальное правило спроса и предложения. Если кому-то это очень нужно и большое количество людей начинают высказывать эту нужду, то оно как-нибудь появляется.

Дело в том, что профсоюзы – это не только организатор массовых манифестаций. Вот сейчас как-то про это заговорили в основном потому ,что одни профсоюзы собираются выводить на улицу, другие профсоюзы собираются устраивать массовую акцию или что-нибудь вроде этого.

Да, действительно, профсоюзы, особенно если вы посмотрите на те страны, где они играют большую роль – ну, Франция классический случай, где профсоюзы прямо важный участник политического процесса… И, скажем, когда Макрон пришел к власти, выиграл президентские выборы, первое, о чем он стал говорить – что он хочет осуществить несколько важных реформ, которых не хотят профсоюзы, и ему предстоит с ними договариваться, находить общий язык, в какой-то мере их пересиливать, переспоривать и так далее, то есть мы знаем, что во Франции это важнейшая вещь. Действительно, там большое количество всяких профсоюзных массовых акций. Мы видим, читаем репортажи про это и видим всякое видео по этому поводу красивое, как они там заполняют площадь Республики в Париже и так далее.

Но вообще-то, это финальный этап работы профсоюзов. А сначала и главное, что делают профсоюзы – они переговариваются. Их роль заключается в том, чтобы организовывать отношения между работником и работодателем в широком смысле слова, в широком понимании. Это и непосредственный работодатель, то есть администрация предприятия; это и владелец этой компании или владельцы в виде какого-нибудь совета директоров или чего-нибудь; в конечном итоге, это государство в лице разного рода министерств, ведомств, всяких государственных агентств и так далее.

Профсоюзы обеспечивают разговор, взаимоотношения, согласование интересов между людьми, которые работают и людьми, которые этой работой владеют или управляют, на каком-то цивилизованном уровне и находят каждый раз возможные инструменты для этого, иногда достаточно остроумные, иногда достаточно жестокие для работодателя, для администрации или для владельца. Вот чего нам в действительности не хватает.

Вот смотрите, совершенно анекдотическая вещь. Тут в интернете, в частности, в Фейсбуке получила хождение одна смешная картинка. На этой картинке заявление человека своему директору или владельцу предприятия, в общем, начальнику. Человек пишет начальнику, пишет он наполовину матом, поэтому я процитировать этот текст в точности не могу, но смысл его такой: «Уважаемый гражданин начальник, переведите меня, пожалуйста, с белой зарплаты на серую, в конверте, потому что я ни до какой пенсии все равно не доживу, никаких взносов я платить на пенсии не хочу, а хочу получать свою зарплату в конверте». Подпись и печать. Точнее нет, печати нет, только подпись.

Все посмеялись над этим, все сказали, что это, конечно, остроумная шутка, но совершенно невыполнимая. Конечно, никакой начальник не может на это согласиться, потому что он рискует уголовным преследованием, если он, таким образом, будет платить зарплату в серую, будет избегать выплат в социальные фонды. Сначала его ждут большие штрафы, административная ответственность, а потом и уголовная.

Вообще, ничего особенно смешного в этом нет, потому что вот это, например, могло бы быть формой массового давления, прошу прощения, трудящихся, если использовать такой марксистский термин, на администрацию и на владельцев предприятий, в конечном итоге на государство. Вообще, люди могли бы в массовом масштабе потребовать тогда в этой ситуации, констатировав крах российской пенсионной системы, чтобы с них прекратили брать пенсионные взносы.

Вообще-то, этим должна заниматься партия, которая сидит в парламенте. Она должна в этой ситуации такой законопроект, если существует партия, которая стоит на страже интересов трудящихся, в интересах граждан В России нет такой партии. Есть партии, которые это имитируют более-менее, есть партии, которые используют эту риторику, но в реальности никто против государственной администрации не пойдет, против Кремля. Значит, это должны начать делать люди, и значит, к должны появиться профсоюзы, которые этот нецивилизованный разговор, эту смешную бумажку, написанную фактически матом, должны были перевести на язык юридического соглашения.

С.Пархоменко: Ничего важнее в политике, чем взаимоотношения между президентом и его избирателями нет

Вот в этой ситуации мог бы появиться профсоюз, который бы сказал: «О’кей, давайте попереговариваемся о том, должны ли отчисляться пенсионные взносы на нашем предприятии? Да, мы понимаем, что закон от вас требует, а мы от вас требуем другого, и мы требуем того, чтобы вы каким-то образом примирили с законом это наше требование. Мы не хотим, чтобы из нашего заработка отчислялось в эту бессмысленную пенсионную систему. И мы требуем переговоров об этом». Сначала на уровне одной фабрики, потом на уровне компании, потом на уровне региона, а потом и на уровне страны. Но когда такой разговор поднимается, вот тогда он переходит, в том числе, и на законодательные рельсы и становится частью открытой политики и открытой политической дискуссии в стране.

Вот зачем, в частности нужны профсоюзы. Их нет в России. Это один пример. Я намеренно этот пример выбрал довольно анекдотический.

Вот, мне кажется, та канва, та рамка, которую хорошо бы видеть, в которой существует вся эта околопенсионная дискуссия сейчас. Как видите, она немножко сложнее, чем нам представляется. Просто одни говорят: «Да, хорошо подвинуться на 65 лет». Другие говорят: «Нет, плохо». А другие говорят: «Плохо, но нет другого выхода, потому что у нас тут демократическая лажа, демографическая яма, и поэтому мы все равно никак по-другому не можем». Во-первых, можем, если иметь ввиду этого несусветного количество силовиков-льготников, которые вполне могли бы подвинуться и вполне этой нужды могли бы, таким образом, компенсировать.

Во-вторых, можем – про это я тоже не говорил, но это банальная совершенно вещь – вот у нас тут Кудрин отчитался за деятельность Счетной палаты, во главе которой он только что встал, но, тем не менее, он отчитался за 2017 год, когда он еще не был никаким главой Счетной палаты. И он сказал, что общая сумма выявленных нарушений, недостатков поступлений и использования средств составила 1 триллион, 865 миллиардов рублей. В том числе, 760 миллиардов рублей – это нарушения по учету в «Роскосмосе».

Вот давайте себе отдадим отчет – вот запомнили цифру 760 миллиардов рублей в «Роскосмосе» (там только что назначили главой этого «Роскосмоса») – что повышение НДС на 2%, которое планируется, должно принести примерно 600 миллиардов рублей, то есть меньше, чем эта сумма нарушений в «Роскосмосе».

А вот это повышение пенсионного возраста даст примерно триллион рублей, то есть меньше, чем эта общая сумма, которая была – 1 триллион 865. Ну, понятно, что 1 миллион 865 – это не всё из этого украдено. Это не сумма хищений, это сумма нарушений. Некоторые из этих нарушений могут быть связаны, действительно, с неточностями налогового учета, нарушением каких-то правил этого налогового учета, нарушением правил отчетности и так далее. Но значительная часть этих денег, несомненно, украдена. И несомненно, смысл этих нарушений налогового учета в том, чтобы можно было эти деньги украсть. Это, в общем, все понимают, и Счетная палата это понимает, и Путин это понимает, и все вокруг это понимают. А нам важно, что это суммы сопоставимые: 1 триллион 865 этих нарушений и триллион, который должно получить государство теоретически от этого сдвига пенсионного возраста.

Так что есть выходы, есть. И разговаривать об этом должны квалифицированные люди, прежде всего, люди, которые объединены в профсоюзные организации.

Вот что по этой теме. Хочу перейти на другую, чрезвычайно важную, которая кажется многим очень локальной, очень специальной. А между тем это вещь важнейшая. В России происходит систематический, как мы теперь уже понимаем, разгром системы качественного образования.

Некоторое время тому назад был замучен, в буквальном смысле этого слова запытан разного рода проверками, разного рода административными постановлениями, запретами, аннулированием лицензий и гонениями на администрацию Европейский университета в Санкт-Петербурге, знаменитое учебное заведение, известное на весь мир, котировавшееся чрезвычайно высоко и, действительно, дававшее чрезвычайно высокий уровень подготовки, настоящий европейский уровень подготовки своим выпускникам.

Сейчас пришла очередь учебного заведения, которое совершенно легендарное. Не у многих учебных заведений есть прозвище, немногие удостоились того, что у них есть как бы такое уменьшительно-ласкательное наименование, под которым все его знают. Это университет под названием Шанинка по имени своего основателя, замечательного совершенно человека с удивительной судьбой по имени Теодор Шанин. Он известный в мире социолог, социальный антрополог, писатель и философ и всё на свете. Слава богу, он здоров, хотя он человек очень преклонного возраста. Вот он организовал Московскую высшую школу социальных и экономических наук.

Ее на этой неделе, как вы знаете, лишили аккредитации. И формально он должна была прекратить свой учебный процесс. К счастью, пока она пока может этого не делать, потому что у нее есть союзнические отношения с довольно известным, очень хорошим британским университетом Манчестера, и они будут продолжать это обучение как бы от имени этого университета.

Манчестер будет выдавать его дипломы – дипломы с российской точки зрения неофициального образца, но это имеет значение только для государственной службы формально. Потому что огромное количество разумных квалифицированных работодателей, заботящихся о благополучии своего предприятия, смотрят на то, где человек получил свой диплом и каково качество диплома, а не на то, какое количество разноцветных штемпелей на нем стоит и утверждено ли оно тем министерством образования, которое вытворяет такие дела, как мы сейчас видим.

Мне удалось поговорить с несколькими людьми, которые имеют отношение к Шанинке, которые имели отношение к Европейскому университету в Санкт-Петербурге. Наезд этот начался примерно 4 месяца назад. Была проведена большая проверка, и в результате ее буквально на днях появился текст заключения на сайте Роскомнадзора, собственно, того государственного агентства, которое занимается надзором за этими самыми образовательными лицензиями.

И это, конечно, поразительная вещь, потому что наибольшее количество претензий – там всё констатируется: количество квалифицированного персонала, количество часов, которые получают студенты, техническая оснащенность этого учебного заведения, доступ к библиотеке, к источникам, к современных средств связи и так далее – всё это там написано – а в чем грех-то, собственно? Перечисляются в большом количестве дисциплины различные, которые преподаются в этом вузе, которые, как там сказано, « не формируют профессиональные компетенции, соответствующие профессиональным видам деятельности».

Вот я очень рекомендую всем, у кого есть Фейсбук… Есть такой замечательный журналист и социолог российский по имени Элла Панеях, она у себя в Фейсбуке повесила очень интересную, очень простую и очень понятную объяснялку, что это такое – профессиональные компетенции, которые нужно формировать? Это сугубо бюрократическая штука, которая навязана преподавателям. Есть таблица таких стандартов, что вот «студент должен быть, — это цитата из Эллы Панеях, — способен решать проблемы в профессиональной деятельности на основе анализа и синтеза». Вот такая профессиональная компетенция.

О.Бычкова Отлично!

С.Пархоменко Или такая профессиональная компетенция: «Студент должны быть в результате этого курса способен решать задачи профессиональной деятельности на основе информационной и библиографической культуры с применением информационно-коммуникационных технологий и с учетом основный требований информационной безопасности». Что это означает? Это означает, что он должен уметь в библиотеку ходить, искать там нужные книжки, а также пользоваться интернетом.

О.Бычкова А также уметь читать тоже неплохо было бы.

С.Пархоменко Это другой стандарт, это другая компетенция: должен иметь читать. И вот каждый профессор, — пишет Элла Панеях, и это действительно так, это факт, — придумывая свой учебный курс, должен пялиться в эту таблицу и мучительно придумывать: «Как бы мне упомянуть в моем курсе какую-нибудь из этих компетенций? Так. я заставляю студентов в библиотеку ходить? Заставляю. В интернете заставляю их рыться, чтобы мне рефераты писать? Заставляю. Записываем: «Я формирую способность решать стандартные задачи профессиональной деятельности на основ информационной библиографической культуры». И так далее. Каждый снабжает описание своего учебного курса методом перепоста, методом просто выковыривания из этой таблицы вот этим дополнительным бессмысленным информативным мусором.

Но справедливости надо сказать, что любой профессор любого университета в мире много пишет всякой отчетности и всяких бумаг, и некоторые из них выглядят довольно бессмысленно. Но тот уровень и тот вид, который это приняло в России для такого рода независимых учебных заведений, конечно, абсолютно анекдотичен, и он создает потрясающую возможность для того, чтобы их давить.

Кто в точности их давит? Ну, все больше и больше разговоров о том, что за этой историей стоит ФСБ, точно так же, как оно стояло за историей с Европейским университетом в Санкт-Петербурге. Называют конкретное имя. Об этом человек, например, знаменитый историк петербуржский Лев Лурье написал даже однажды довольно подробный текст – о генерал-полковнике ФСБ по имени Алексей Седов. Это на сегодня глава Управления по борьбе с идеологическими диверсиями, так называемое 5-е управление. По всей видимости – ну, велики подозрения, — что именно он оказался в основе той атаки на Европейский университет, которая оказалась успешной, и он же оказывается в основе атаку на эту самую Шанинку, которую мы видим сейчас.

И здесь все вспоминают фразу, в свое время очень потрясшую публику, которая была сказана генерал-лейтенантом Михайловым, знаменитым таким голосом ФСБ, который говорил от имени этой спецслужбы. Он сказал однажды, он сказал это совсем недавно: «Учреждения культуры могут использоваться противником для пропаганды в качестве структур, формирующих враждебное отношение к Российской Федерации, на их базе может осуществляться вербовка». Вот это точка зрения ФСБ. И вот это то, почему закрывается уже второй крупнейший, связанный с европейской системой образования, университета в России. Ну, не говоря уже о том, что он связан не просто с европейской системой, а с британской системой, с одним из британских университетов.

Понятно, что после истории со Скрипалями, после покушения на семью Скрипаля, после того, как Британия была объявлена фактически врагом Российской Федерации многократно и на уровне МИДа и на уровне президента Российской Федерации, были закрыты всякие важные учреждения типа Британского совета, — понятно, что эти связи с британским университетом, они оказываются отягчающими вину этой Шанинки обстоятельством.

О.Бычкова Ну что, на этом мы будем заканчивать. На сегодня всё. Встречаемся ровно через неделю. Это программа «Суть событий» с Сергеем Пархоменко. Спасибо, пока!

С.Пархоменко Счастливо, всего хорошего!

Комментарии

96

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

diogen17011993 24 июня 2018 | 12:09

По приведенным Пархоменко цифрам соотношения численности полиции к 10 тысячам населения выходит 197 полицейских на 10000 человек. Меньше, чем в любой стране. Как же так? Азарт или наперстки?


diogen17011993 24 июня 2018 | 12:21


В России на каждые 10 тысяч жителе – 515 полицейских, сказал Пархоменко. Однако из при веденных им же цифр получается 197 полицейских на каждые 10 тысяч жителей. Зачем мухлевать?


diogen17011993 24 июня 2018 | 12:25

Пархоменко в основном прав, но про численность полиции напутал.


kaplan911 24 июня 2018 | 13:11

При подсчёте количества полицейских в России упущена росгвардия,
только штатная численность которых составляет около 540 тыс. сотрудников.
То есть на 10 тысяч у нас не 515 полицейских, а где-то 553.
Это дикий ужас.


s011ma 25 июня 2018 | 17:16

kaplan911: Причём это на всех. А если отбросить малолетних и совсем дряхлых стариков, которые просто по своему физическому состоянию не могут сделать ничего противоправного?


bmrt 24 июня 2018 | 16:03

Капитан судна должен знать и управлять всеми процессами и работой вверенного ему экипажа. Не обязательно лично, а через умных профессиональных помощников.
Президент страны - также. Непонимание процессов и жизни вверенной ему страны свидетельствует в лучшем случае о некомпетентности оной личности или личных пристрастиях.


koshkaedu 24 июня 2018 | 21:07

//И президент, даже такой самодуристый президент как Трамп отступил назад,//

Трепло ты Серёга, необузданное и неисправимое. Научился трепаться, а больше
ничего не умеешь. Ездишь в США улучшить свою жизнь путём вот этого трёпа, тут
многие за трёп такого рода готовы заплатить. Ты ничем не отличаешься от ольгинских портянок. так же воняешь.


rosinko 25 июня 2018 | 06:53

Сергей Борисович на редкость профнепригодный на тему т.н. скандала на южной Американской границе. Любой балбес может сидеть и пересказывать CNN и MSNBC. Я, честно говоря, ожидал большего. А Бычкова, была б она в теме, могла бы спросить С.Б. пару вопросов и поставить его в неловкое положение.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире