'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 12 января 2018, 21:10


Подписывайтесь на YouTube-канал «Эхо Москвы»

О.Бычкова 9 часов и 4 минуты в Москве, добрый вечер. Это программа «Суть событий», у микрофона в московской студии Ольга Бычкова. А самое главное, что в вашингтонской студии у микрофона Сергей Пархоменко. Добрый вечер тебе.

С.Пархоменко Да, добрый вечер. Отлично тебя слышу. А ты меня как?

О.Бычкова Да. Отлично тебя слышу. И отлично тебя вижу. И все остальные нас тоже могут услышать и увидеть, потому что есть у нас трансляция в Сетевизоре, это во-первых. И трансляция у нас есть в YouTube, на основном канале «Эха Москвы». Вот там вот вы прямо сейчас можете зайти и посмотреть, а если вы зарегистрированы в YouTube, то вы можете также принять участие: там есть такой сбоку небольшой чатик, тоже там можно что-нибудь написать.

Написать можно и на наш SMS-номер +7 985 970-45-45. И в Twitter’е на аккаунт под названием @vyzvon.

Ну, скажи, пожалуйста, ты же будешь нам сегодня всё объяснять про санкции, про вот эти вот всякие кремлевские списки и про то, как Трамп в очередной раз отжег? Потому что ты же в Америке сидишь, всё это знаешь, наверняка.

С.Пархоменко Да, да-да-да. Конечно, никуда я от этого не денусь, и вообще на протяжении последней недели, ну, вот тут как-то политический сезон вновь начался после Нового года. Конечно, здесь произошло много разных мелких и крупных событий, некоторые из которых очень громкие, некоторые из которых очень скандальные, некоторые из которых касаются России. По-прежнему российский сюжет остается в центре всех американских дел. Так что, конечно, буду про это говорить.

Но есть тема, с которой я хотел бы начать. Я думаю, что наши слушатели и зрители уже привыкли, что я мимо этих тем стараюсь не проходить. К сожалению, о них говорят гораздо меньше, чем они того заслуживают. Речь касается систематического уничтожения в России правозащитной деятельности и вообще всякой гражданской активности, и постоянных наездов и атак на всё, что связано с гражданскими и активистскими организациями, и в последнее время одной из очень серьезных целей вот этого постоянного давления со стороны государства и разного рода силовых органов оказался «Мемориал», организация, которая мне как-то очень близка и которая, по-моему, нам всем близка. Это один из крупнейших правозащитных и гражданских таких центров России.

Вот, на этой неделе разгорелась история с директором представительства «Мемориала» в Чечне. Ну, вы можете себе представить вообще само это словосочетание «представительство «Мемориала» в Чечне». Что это такое, что это за жизнь, что это за работа, что это за отвага и упорство, которые требуются от человека для того, чтобы вести там эту работу? И руководил ею человек до сегодняшнего дня, вот, до последних нескольких дней по имени Оюб Титиев. И он был задержан сначала, а, вот, собственно, вчера, 11-го января решением тамошнего суда был арестован на 2 месяца по очень тяжелому обвинению – это часть 2-я статьи 228-й, Незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление и переработка без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

Ему подбросили большой пакет марихуаны – там примерно 180 граммов. Есть свидетели того, как это происходило. Он ехал на встречу там с одним своим знакомым, долго не приезжал. Знакомый этот начал беспокоиться, поехал ему навстречу и, собственно, увидел эту сцену, увидел обыск в машине. Но Титиев, судя по всему, ему как-то осторожно сделал такой знак, что, дескать, проезжай-проезжай, не останавливайся здесь, потому что, действительно, это было слишком опасно. Тот уехал, и вот Титиева теперь нашли в полиции.

Последняя новость из этой истории заключается в том, что, ну вот как вы слышали (по-моему, в новостях пару часов тому назад это появилось), что Следственный комитет России абсолютно позорно отказался каким-то образом вмешаться в это дело, несмотря на то, что его даже просил об этом Совет по правам человека. И последовало официальное заявление, письмо, которое было подписано, по-моему, заместителем главы Следственного комитета Российской Федерации о том, что они не намерены, так сказать, надзирать за Чеченским МВД.

С.Пархоменко: Люди отнесутся с пониманием и юмором, если у каждого моего поста будет написано: изготовлено иноагентом

Но речь абсолютно не идет о том, чтобы надзирать за МВД. Речь идет о том, чтобы надзирать за Титиевым, который, наконец, после того, как к нему допустили адвокатов (что случилось совсем не сразу: там первые несколько часов никаких адвокатов у него не было). Но наконец, когда к нему адвокатов допустили, он сделал официальное заявление о том, что вот ему подбросили наркотики, что в отношении него совершено, по существу, преступление, что это провокация, подлог. И, вот, именно это должно быть предметом исследования Следственного комитета.

Не надо ни за кем надзирать – нужно расследовать заявление о преступлении. И преступление чрезвычайно серьезное. Но, как мы с вами знаем, взаимоотношения между федеральными силовыми органами и чеченскими – это вещь очень специфическая и, грубо говоря, федеральные чиновники и люди в погонах федеральных просто боятся туда соваться, и всеми силами стараются, так сказать, эти необходимости как-то сэкономить.

Мы помним абсолютно позорную историю, как они там, грубо говоря, не нашли ключевого обвиняемого или, во всяком случае, подозреваемого или, по меньшей мере, свидетеля, ключевого свидетеля (назовем это так) по делу об убийстве Бориса Немцова, просто не застали его дома и поэтому, вот, извините, ничего из этого не получилось. Вот.

Здесь есть несколько очень важных обстоятельств, связанных с делом этого самого Титиева. Во-первых, речь идет не о том, что просто к нему вообще имеет кто-то претензии, что, вот, за факт его существования, за факт существования отделения «Мемориала» в Чечне против него была совершена такая провокация. Речь идет о совершенно конкретном деле. Я хотел бы вам напомнить, что в «Новой газете» год тому назад, в конце января 2017 года был опубликован очень сильный и очень важный материал. Сделала это Елена Милашина. Нет, прошу прощения, сам материал был опубликован летом, в середине июня. Но речь там шла о событиях января 2017 года, о том, что в ночь на 26-е января в Грозном было расстреляно несколько десятков людей без следа, без суда. Была проделана вот такая, так сказать, карательная акция. 27 имен тогда опубликовала «Новая газета» в этой публикации 11-го июля 2017 года. Поищите ее. Публикация называлась «Эта была казнь». И тогда же последовала немедленная реакция и от властей Чечни, и такая, я бы сказал, с одной стороны, комичное, а, с другой стороны, очень трагическое и, по существу, совершенно отвратительное заявление специальное заявление Союза журналистов Чечни, который обратился к  «Новой газете» с опровержением в по этому поводу.

Но! С тех пор расследование там, независимое расследование, в котором принимает участие «Мемориал», продолжается и оно постепенно подтверждает эти данные. И уже тогда по горячим следам «Мемориал» подтвердил данные «Новой газеты» о массовых казнях.

И я думаю, что теперешняя вот эта атака на чеченский «Мемориал» и на этого конкретного человека, на Оюба Титиева, связана именно с этим. Именно с тем, что он до сих пор вместе со своими коллегами и вместе с коллегами из Москвы из правозащитного центра «Мемориал» во главе с Орловым и Черкасовым, они продолжали это расследование и у них есть материал о том, что это расстрел – бессудный расстрел, действительно, состоялся. Вот в этом весь смысл.

Кроме того я хотел бы напомнить, что есть совершенно потрясающая история, о которой тоже много раз говорили в «Мемориале», она связана с тем, что зам министра внутренних дел Чечни, такой Апти Алаудинов давно уже, еще в 2013 году умудрился, сидя перед телекамерой, публично при большом стечении народу выступить с заявлением о том, что да, они будут подбрасывать наркотики в борьбе, так сказать, с врагами. И он непосредственно ссылался на того, кого он называл «правителем». Ну, вот, так с чеченского переводится это слово. Интересно было бы знать, кого в точности он имел в виду, какого правителя? Правителя Чечни или правителя России? Но вот, так сказать, правитель велел использовать любые методы, в том числе, если надо, подбрасывать, как он выразился, «Подбрасывать наркоту? Будем подбрасывать». Он так и сказал «наркоту».

Очень легко найти это видео в сети. Фамилия его Алаудинов. Апти Алаудинов. Погуглите, поищите, в YouTube оно есть, находится буквально в 2 клика. Посмотрите своими глазами.

И вот теперь 180 граммов марихуаны найдено в машине Титиева, и на основании этого ему грозит большой срок. И мало шансов, что он этот срок переживет.

Так что вот сюжет, о котором я хотел бы обязательно сказать, потому что о нем говорят мало. Это абсолютно вопиющая история. Ну, я уж не говорю о том, что в Чечне происходят все те сейчас в связи с этим делом обычные, уже привычные нам карательные акции. Ну, например, 2 дня тому назад появилось сообщение о том, что семья этого Титиева была просто выгнана на улицу из дома. Что явились какие-то люди с автоматами, выгнали их на улицу, заперли двери и ушли. И эти люди и дети остались просто бездомными. Ну, вот, есть такая еще, так сказать, форма устрашения, которая связана еще и с тем, чтоб никто не смел им помогать. Чтоб никто из соседей, никто из односельчан к ним пальцем не прикоснулся, не приблизился, куска хлеба, что называется, им не дал. Они превращаются в абсолютных изгоев.

И на это тут тоже Следственный комитет России не находит никакого предмета для своего интереса. И прокуратура России тоже не находит. Никто не находит.

Так что, по-моему, за этим делом нужно следить: это одна из тех историй, в которых единственная возможность просто спасти людям жизнь, включая членов семьи этого человека. Просто спасти людям жить. Это говорить об этом, следить за этим, не давать про это забыть и не давать этому как-то исчезнуть, чтобы это, что называется, ряской не затянулось через несколько дней.

Так же как важно, чтобы не затянулось ряской и второе дело, о котором я тоже в связи с этим вспоминаю. Тоже «Мемориал», тоже сотрудник «Мемориала» и очень важный, и заметный. Я говорю о Юрии Дмитриеве, о правозащитнике из Петрозаводска, который год тому назад был арестован по абсолютно абсурдному обвинению в изготовлении детской порнографии. Теперь вот есть заключение экспертизы о том, что никакой детской порнографии там не было. Но поскольку извиниться невозможно и просто так выпустить его невозможно, его спешно приволокли в Москву и закрыли в Институте Сербского, где проходит сейчас экспертиза его вменяемости. Тоже про это не стоит забывать, что это дело совершенно не кончено, Дмитриев ни на какой ни на свободе, обвинения с него совершенно не сняты до сих пор, хотя есть это заключение экспертизы. И это тоже одна из тех историй, которые держатся на общественном внимании.

Если бы туда не ездили на эти суды в Петрозаводск, если бы об этом не продолжали говорить, давно бы этого человека уже не существовало, потому что можете себе представить, что это такое оказаться, вот, по этому обвинению просто так без, так сказать, какой бы то ни было помощи извне, без какого бы то ни было внимания, оказаться в тюрьме вот с таким обвинением в растлении малолетних и так далее.

С.Пархоменко: Я как физическое лицо оказываюсь под ударом, я оказываюсь заведомым преступником

Так что вот о правозащитных делах говорить нужно, и я считаю, что для нас сегодня всех в России это важнейший сюжет, потому что в конечном итоге это наши собственные права. Иначе мы оказываемся один на один, вот, со всем этим идиотизмом, яркий пример которого вы видите… Например, тоже это новость этой недели – история с дальнейшим продвижением законопроекта о физических людях – иностранных агентах. Что абсолютное, конечно, безумие, потому что это уникальный случай, когда человеку, физическому лицу, гражданину предлагается законодательно прицепить, навесить на него некоторые свойства и некоторые требования, свойственные компании – юридическому лицу. Потому что если признать человека… Я говорил об этом в предыдущей своей программе. Если признать человека СМИ — иностранным агентом (а СМИ – иностранный агент приравнены к НКО – иностранному агенту, которая заведомо организация), то появляются все дела, связанные, например там, с отчетностью, обязательством иметь сайт, вывешивать на нем финансовые отчеты и так далее.

Это полная совершенно катастрофа, которая, на самом деле, является просто поводом в любой момент этого человека привлечь к ответственности сначала административной, а потом и уголовной, задолбить его штрафами, задолбить его задержаниями, допросами, а потом, возможно, и уголовными делами. Заточить его в стране и не давать ему выехать, поскольку он становится должником, и так далее, и так далее.

Вот, пару часов тому назад здесь в эфире «Эха Москвы» Станислав Белковский говорил о том, что он не видит ничего ужасного в том, чтобы ему как блогеру получить вот это вот наименование иностранного агента. Я тоже не вижу ничего ужасного. Я тоже, в общем… Ну, это будет, конечно, очень комично выглядеть, но я не вижу для себя никакой содержательной катастрофы, более того вообще никакого ущерба, если мне придется у каждого своего поста в Facebook… У меня в Facebook номинально больше 150 тысяч читателей. Ну, мы с вами понимаем, что фактически, конечно, это существенно меньше. Ну, хорошо, это всё равно десятки и десятки тысяч.

Я думаю, что все эти люди отнесутся с большим пониманием и с юмором, если у каждого моего поста будет написано, что это изготовлено иностранным агентом, у каждой ссылки там на того же Белковского будет написано, что это я ссылаюсь на другого иностранного агента, а мы оба вместе ссылаемся, там я не знаю, на «Голос Америки» — это третий иностранный агент. И будет 3 сообщения об иностранных агентах в столбик, пирамидкой написаны.

Это, конечно, очень смешно, но не смешно другое.

О.Бычкова Не, ты подожди, ты подожди. Еще, ведь, этим законопроектом не определено, как нужно маркировать этих иностранных агентов. Знаешь, фантазия-то буйная у товарищей.

С.Пархоменко Ну да. Должен ли я носить бейдж, например? То есть у меня будет такая карточка вот здесь вот как-то прицеплена у меня на рубашке, и будет здесь написано «Иностранный агент». Должен я писать на своих визитных карточках? Может быть, мне штамп какой-нибудь?..

О.Бычкова Нужна какая-нибудь, знаешь, бегущая строка на лбу, например.

С.Пархоменко Да, на шапке, например, на кепке. Да. Я, вот, например, очень люблю кепки. Вот, возможно, меня заставят к кепкам что-нибудь такое прицепить, флажок какой-нибудь. Вот. На заднее стекло автомобиля, в паспорте, может быть, поставить какой-то штамп. Мало ли что.

Это всё очень смешно. Не смешно другое. Что я оказываюсь законодательно поставлен в реально невозможные, нереализуемые условия, когда у меня появляются обязательства перед государством, которые не могут быть выполнены физическим лицом. И в результате я как физическое лицо оказываюсь под ударом, я оказываюсь заведомым преступником, и привлечь меня к ответственности, захлопнуть мою мышеловку можно абсолютно когда угодно.

Вот, до сих пор это касалось только людей, которые, скажем, берут какие-нибудь государственные дотации, гранты и так далее: ну, дело Серебренникова, например, у нас перед глазами. Мы прекрасно знаем, что это ловушка, это мышеловка. Человек, который один раз на это согласился, немедленно оказывается виноват, немедленно оказывается нарушителем закона, можно с ним делать всё, что угодно. Вот, почему, например, «Последний адрес», с которым я работаю на протяжении многих лет, никогда не брал никаких государственных ни грантов, ни, я не знаю там, займов, дотаций или чего-нибудь еще. Не только потому, что это идеологически в данном случае было бы неверно, а потому что это ловушка. Потому что ровно в эту секунду мы окажемся чем-нибудь виноваты.

Так вот. Раньше человек хотя бы мог выбирать, хочет он лезть в эту мышеловку или не хочет, хочет он иметь эти отношения с государством или не хочет. Здесь этот статус тебе может быть навязан, статус пойманного, заранее пойманного. Просто может быть назначен. И как от него избавиться, тоже не понятно.

Многие из нас, ну я не знаю, журналисты… Всякий хороший журналист, я подчеркиваю, всякий хороший журналист, действительно, стоящий, рано или поздно получает предложение опубликоваться в каком-нибудь зарубежном издании или приехать прочесть какие-нибудь лекции, или, я не знаю, поучаствовать в каком-нибудь семинаре или еще что-нибудь такое. Потому что журналист – это заметное общественное лицо, и рано или поздно слава и достоинство этого журналиста выходят за пределы страны. Или он удостаивается какой-нибудь премии, какого-нибудь, не знаю, приза или еще чего-нибудь такого.

Значит, в эту секунду он становится иностранным агентом просто по факту заработка.

О.Бычкова Ну, якобы сейчас, все-таки, они еще говорят о том, что речь идет о деньгах, которые могут получаться от иностранных государственных каких-то структур, от государств, не от частных компаний.

С.Пархоменко Ну, мы с вами прекрасно знаем на примере…

О.Бычкова Но никто не расслабляется, конечно.

С.Пархоменко Конечно. ...на примере иностранных агентств общественных организаций мы знаем, что никто не разбирается в этих деталях, и иностранными агентами есть организации, которые… Бывают организации, которые никогда не получали никаких зарубежных денег. И более того, иностранными агентами бывают (я знаю по меньшей мере 2-3 таких) отделения «Мемориала», опять-таки, которые вообще не имеют бюджета, у них нет никаких денег в принципе, это сугубо волонтерские организации, живущие без финансов. Но они тоже иностранные агенты (так как-то получается).

А, например, мы помним с вами, что фонд «Династия» сделался иностранным агентом, потому что он использовал личные деньги своего основателя.

О.Бычкова Находившиеся на зарубежных счетах.

С.Пархоменко Находившиеся на зарубежном счету, потому что ему это было так выгоднее держать свои деньги на том счету, а не на этом. Это его собственные деньги.

О.Бычкова Ну, потому что это его деньги, и он делал с ними, что хотел.

С.Пархоменко: Человек, который один раз согласился на госдотации, немедленно оказывается нарушителем закона

С.Пархоменко Потому что это его собственные деньги. Тем не менее, он оказался иностранным агентом.

Поэтому эти заверения, конечно, не стоят ни гроша (абсолютно понятно).

О.Бычкова Не, слушай, что говорить про «Династию» Зимина? Это уже было давно и даже в другой реальности, и даже тогда мы страшно удивлялись. А сейчас свежая история про этих несчастных диабетиков, на которых какой-то негодяй написал донос. И хотя уже все сразу сказали «Нет, это полная ерунда», а машину уже остановить не так-то просто, каток уже поехал.

С.Пархоменко Да. И я должен сказать, что у этого у всего, на самом деле, как всегда помимо сугубо политической подоплеки есть и экономическая, потому что, скажем, в истории с диабетиками… Я, вот, в свое время пропустил эту историю (просто у меня времени не хватило), но я немножко знаю про это, потому что я, к сожалению, по своему собственному здоровью тоже там в какой-то мере связан с этими делами.

Там есть бесконечная история о том, кто будет импортировать в страну, откуда вообще в стране будут браться разные лекарства и расходные материалы? Диабетом болеют миллионы людей, это очень распространенное заболевание. Каждый диабетик, например, несколько раз в день делает сам себе анализ крови с помощью маленькой тест-полоски (я когда-то, года 2-3 назад говорил про это).

Происходит дикая битва вокруг того, откуда они будут браться, кто их будет импортировать, вообще бывают ли они импортированные, импортные или они будут российские? Ага! А если вы их берете откуда-то, значит, вы иностранный агент и так далее. Это большие деньги.

То же самое касается всяких расходных материалов, лекарств, инсулина и прочее, и прочее, и прочее, и прочее. Диабет – золотое дно, что называется, для фармакологии и всякой коммерции вокруг этого.

Поэтому тут, знаете, всё тоже совсем не просто. Вообще мы довольно часто связываемся с такими историями. Ну, вот, я дальше буду говорить там по другому совсем поводу о российском лоббизме здесь, в Вашингтоне. Но вот вам история про другой лоббизм, которая тоже на первый взгляд кажется политическим, а, на самом деле, является совершенно физическим и таким, финансовым.

Вы, наверняка, слышали про скандал вокруг учебника школьного. Вот этот самый учебник, по-моему, для 10-х, что ли, классов. И вдруг откуда ни возьмись возник огромный скандал в Совете Федерации. Это, вот, да, учебник Волобуева, Горбачёва и Романова. Скандал в Совете Федерации, там требуют разобраться. Валентина Матвиенко произносит гневные речи и так далее.

А знаете ли вы, например, и помните ли вы, что реально первый раз претензии к этому учебнику были высказаны 4 месяца тому назад и остались совершенно без всяких последствий? Вот этот же самый сенатор от Крыма Сергей Цеков заговорил про то, что вот есть такой нехороший учебник, где неправильно сказано про Крым. А чего случилось-то сейчас? Чего они вдруг вылезли?

А то случилось, что крупная компания, которая принадлежит семье Ротенбергов (вы будете смеяться, опять речь идет о них), издательство «Просвещение», один из крупнейших производителей учебников… А вообще в книжном деле учебники – это как нефть, это такое могучее полезное ископаемое, потому что это миллионные тиражи с гарантированным сбытом. Вообще книжный бизнес – он такой, что называется, очень низкодоходный, очень трудно что-нибудь заработать (серьезно). А учебники – это совсем другое дело. Поэтому давно уже Ротенберги купили крупнейшее издательство книжных учебников «Просвещение» и ведут свою битву не на жизнь, а на смерть за то, чтобы все остальные учебники были признаны неправильными, те, которые не производятся в издательстве «Просвещение». Чтобы у них отобрали лицензии, сертификаты, чтобы в них нашли какие-нибудь ошибки и так далее, изъяли их из продажи как ворованные и так далее.

И вот они пару недель тому назад заявили о том, что они требуют несколько миллиардов рублей, а, может быть, даже десятков миллиардов рублей (но всё равно какая-то астрономическая сумма) со своего главного конкурента – с издательства «Дрофа», которое принадлежит другой группе, группе АСТ-Эксмо.

И они там выдвинули какие-то обвинения в контрафакте и так далее, и так далее. И чей вот этот учебник, на который сейчас с таким бешенством накинулись в Совете Федерации? Surprise-surprise, он издательства «Дрофа».

Так что это тоже лоббизм. Это тоже. Вам кажется, что речь идет или, во всяком случае, некоторым из вас кажется, что речь идет, так сказать, о чистоте идеи, а речь идет в данном случае о чистом бабле. И больше ни о чем.

И вот даже в этой истории «Наша история! Как же так? Мы детям преподаем!» Ничего не было бы с этой историей, если бы этот учебник был издан в другом издательстве. А раз он издан в неправильном издательстве, значит, надо его раздавить. Вот.

Так что это, к сожалению, очень частая история, постоянная история. И единственный сегодня, кто этому противостоит (чего я вдруг завел об этом разговор сейчас), единственный, кто этому противостоит, к сожалению, это остатки гражданских движений и общественных организаций в России, те, которые и признаны Российской Федерацией врагом Российской Федерации как государства. Вот, они и пресса.

И абсолютно не случайно мы видим этих самых иностранных агентов только двух сортов. Знаете, не бывает иностранного агента, не знаю, шиномонтажа и не бывает иностранного агента поликлиники, и не бывает иностранного агента ЖЭКа или, там, ДЕЗа. А бывает иностранный агент – издание, пресса. И бывает иностранный агент – общественная организация. Вот враги этого государства.

А также теперь конкретные люди. Вот, последняя оставалась дырочка, не закрытая российским вот этим так называемым законом, заткнем и ее. А также люди, которые своим собственным трудом, своими собственными усилиями, своей собственной храбростью, своей собственной волей и жизнью пытаются помогать тому и другому, прессе и общественным организациям, участвовать в их работе, зарабатывать для них деньги и так далее.

О.Бычкова Давай мы сейчас уже будем плавно переходить в сторону новостей и небольшой рекламы. Я только скажу нашему слушателю Стасу Путильцеву из Курска, что да, конечно, тему появления площади Бориса Немцова в Вашингтоне у российского посольства и всё вокруг этого – обязательно мы об этом тоже у Сергея Пархоменко с вами спросим.

С.Пархоменко Да-да. Конечно, там не очень есть, что комментировать, но несколько слов я, конечно, скажу обязательно.

О.Бычкова Спросим, да. Спросим – ответишь. Всё это будет через несколько минут. Это программа «Суть событий» с Сергеем Пархоменко.

НОВОСТИ

О.Бычкова: 2135 в Москве, мы продолжаем программу «Суть событий», у микрофона Ольга Бычкова, в вашингтонской студии «Эха Москвы» (можно уже так сказать) Сергей Пархоменко, который обещает нам всё объяснить.

Вот, раз ты в Вашингтоне, то, конечно, объясни нам, во-первых, что там такое нанес ваш президент Трамп прекрасный?

С.Пархоменко Нет, это не мой президент. Более того, знаете… Нет, во-первых, я не иностранный агент, а, во-вторых, знаете, меня здесь поразило, когда я приехал уже больше месяца тому назад сюда, в Вашингтон, здесь вообще есть традиция у входа в частные дома (ну, довольно много, и в Вашингтоне тоже довольно много улиц, где такие, маленькие домики и вообще это немножко напоминает дачную местность) ставить такие, втыкать в землю просто такие плакатики на проволочных ножках, и эти плакатики часто носят какой-то политический характер: либо люди там высказываются по поводу, там, солидарности со всякими меньшинствами национальными или расовыми, этническими и какими-то еще. Или высказываются в поддержку или против каких-то кандидатов на выборах и так далее.

С.Пархоменко: Диабет – золотое дно, что называется, для фармакологии и всякой коммерции

И вот очень много плакатиков, на которых написано «Не мой президент». И всем всё понятно. «Это не мой президент».

О.Бычкова «Не мой» — это в два слова, а не в одно?

С.Пархоменко Да, да. Это президент, который мне не принадлежит и которому я не принадлежу. И мне, кстати, показалось, что если говорить, скажем, обо всех этих историях с бойкотом выборов и так далее (Россию я имею в виду), и если говорить о нашем отношении к вот этой вот, что называется, неизбежной победе Владимира Путина… Мы все прекрасно понимаем, что вся государственная машина настроена так, что она эту победу ему обеспечит, это переназначение, скажем так, ему обеспечит. Мне кажется, что это тоже могло бы быть достаточно важным и точным лозунгом для большого количества граждан России «Это не мой президент». Во всяком случае, свою собственную позицию я готов обозначить именно таким образом, и сам про себя я могу сказать это абсолютно твердо. Что касается сегодняшнего Владимира Путина, что касается вчерашнего Владимира Путина в одном из его предыдущих президентских, в любом из его предыдущих президентских сроков и что касается завтрашнего президентского срока Путина…

О.Бычкова Не говоря уже про завтрашнего президента Путина.

С.Пархоменко Да, на его будущем неизбежном, к сожалению, президентском сроке. Но об этом тоже, может быть, чуть позже.

Так вот. Что касается новостей, конечно, огромной новостью стало появление книжки, которую здесь, даже не упоминая ни автора, ни ее реального названия, она называется «Пламя и гнев», ее называют «All tell book», «Книга, которая говорит всё».

О.Бычкова Как-то ее по-русски называют уже, по-моему, «Огонь и ярость» или что-то в этом роде.

С.Пархоменко Ну да, или «Огонь и ярость», да, что-то такое. Да. Значит, «All tell book», то есть книга, в которой всё сказано. И одновременно в какой-то мере книга, о которой все говорят.

Действительно, вышла книжка, которая пользуется совершенно ураганной популярностью здесь, и уже больше миллиона отпечатано ее тиража. Хотя, еще долго придется и продавать этот миллион, но напечатать уже напечатали. И на книжных магазинах висят всё время бумажки, прямо на книжных магазинах на дверях вывешивают бумажки «Не заходите, мы всё продали» и, как бы, понятно, что именно они продали. Вот. Люди ночами стоят.

Это книжка, которая подробно описывает, ну, так сказать, моральное и психологическое состояние в Белом доме сразу после выборов в период между избранием Трампа и его вступлением в должность, и в первые месяцы после вступления в должность. В общем, то, что было видно и на поверхности, и та паника, которая там происходила, то происходило и внутри.

Очень интересный, на мой взгляд, сюжет с реакцией семьи Трампа и его жены, и его дочери, и его сына старшего, и мужа этой дочери Джареда Кушнера. Мне вообще кажется, что им еще предстоит сыграть во всей этой истории большую роль, и боюсь, что эта роль будет для Трампа не самой, так сказать, позитивной, потому что они тоже находятся под очень большим давлением, идет всё это следствие, связанное там и с так называемым взаимодействием с русскими, там с русским контактом и так далее. Вот. Ну, про это еще много будут говорить.

Трамп яростно сопротивляется, объявляет, что это всё написали люди, которые были изолированы от Белого дома и тут не причем. Но утечек всегда было очень много. И в соответствии с этими утечками есть множество доказательств того, что то, что описано в этой книжке, правда.

Одна из таких утечек произошла просто вчера. Произошло очень важное и, на самом деле, интересное такое событие в Белом доме. Об этом как-то мало говорят, что это в точности было. Дело в том, что еще в 2012 году Обама учредил очень важную программу защиты детей-иммигрантов или, наоборот, иммигрантов-детей, тех, кто въехал в США даже и нелегальным образом, даже и без документов в возрасте до 16-ти лет. Создана специальная такая программа, которая дает этим людям льготный период, даже если они уже выросли, если им уже там 30, скажем там. До 30-ти лет она действует. Если ты можешь доказать, что ты въехал ребенком в США и что ты учился в школе, то ты можешь, даже если у тебя нет никаких документов, ты совершенно нелегальный иммигрант до сих пор, ты можешь претендовать на льготный период, когда тебе дадут возможность легализовать свое положение, наняться на работу, дадут тебе нормальные документы.

Примерно 800 тысяч человек воспользовались этой программой на настоящий момент, и это, конечно, самые тяжелые случаи. Это выходцы из Африки, из бедных стран Карибского бассейна, из Южной Америки, из Юго-Восточной Азии.

И вот Трамп почти сразу после своего вступления в должность заморозил эту программу, остановил ее. И вот теперь впервые произошло серьезное совещание с участием разных парламентариев о том, что с этой программой делать, как ее реформировать? Потому что есть, все-таки, огромное количество людей, в том числе и в Республиканской партии, которые эту программу поддерживают и которые считают, что в ней есть большой смысл и что она соответствует, так сказать, духу американской нации, который весь был построен на вот этом, так сказать, культе иммигрантов.

Вот эта знаменитая история там про плавильный котел, в котором переплавляются разные народы, чтобы получилась американская нация, и так далее.

И Трамп, выступая на этой конференции, говорил какие-то совершенно чудовищные вещи, и, в частности, сказал фразу, которая всех совершенно перепахала, она дословно (вы уж извините) звучала следующим образом: «Почему мы все терпим этих людей, приезжающих из этих сраных стран?»

Вот, по-моему, это единственный точный перевод, потому что он употребил слово «shit hole». Это дырка в сортире, это, так сказать, то, куда оно девается.

О.Бычкова Ну, по-русски мы в наших новостях и где-то еще, так, нежно и аккуратно, и деликатно говорим, по-моему, про какие-то грязные дыры или что-то в этом роде.

С.Пархоменко Ну да, грязные дыры или просто дыры и так далее. Нет, это очень специфическая дыра, совершенно конкретная и определенная, о которой он сказал.

Это, конечно, вызвало колоссальный резонанс, и огромное количество людей заявили о том, что они лично оскорблены. И вчера, скажем, по телевидению прошла на разных каналах целая огромная галерея людей, которые, комментируя это, все рассказывали про себя. Что «Да, мы из этой страны или из таких стран. Я из Пуэрто-Рико, а я из Уганды, а я из Таиланда или Филиппин. Это мы эти вот, вот эти вот страны, о которых вы говорите. И люди говорили о том, что, конечно, Трампу и его соратникам очень важно было бы сейчас, оправдываясь, сделать вид, что он имел в виду экономическую сторону дела. Что это страны экономически неблагополучные. Тем более что он там сказал «Вот, лучше бы из Норвегии приезжали».

Ну да, Норвегия – богатая страна, а вот эти все, значит, страны из этой дырки – они бедные. Нет!

Огромное количество людей говорят сегодня Трампу и его команде «Мы знаем, что речь не в экономике, а речь в расовой розни». И эти страны из этой дырки – это черные страны, это цветные страны, и он таким образом возвращается к временам вот этой расовой дискриминации, которые в США считаются временем позора. Вот.

Это была очень большая история, она продолжается. Трамп сегодня с утра выстрелил целую огромную серию каких-то своих твитов, где опять, конечно, всех обвинил во лжи, сказал, что он совершенно это не имел в виду, не употреблял таких слов. Ну, в общем, черт знает что.

О.Бычкова Не сказал, что вырвали из контекста, нет?

С.Пархоменко Нет, не сказал, что вырвали из контекста. И более того, даже, вот, прямо не сказал, что этого не говори. Он сказал, что «Да, я употреблял всякие, так сказать, резкие выражения» и дальше начал объяснять, что он при этом имел в виду.

Но на самом деле, это вещь, ну, она такая, скорее отражающая атмосферу, которая здесь происходит, атмосферу очень резкую, очень напряженную. Все ждут какого-то дальнейшего развития событий, все ждут, какие еще обвинения будут против Трампа? Потому что, ну, с одной стороны, есть эта вечная история с российскими хакерами и так далее, она достаточно серьезная. Но она, конечно, развивается очень медленно, если не сказать «стоит на месте».

Вот есть такого рода претензии, собственно, к отношению Трампа и к расовым меньшинствам. Да и не совсем меньшинствам уже, а просто к разным людям с разным цветом кожи.

С.Пархоменко: В книжном деле учебники – это как нефть, потому что это миллионные тиражи с гарантированным сбытом

И, конечно, будет еще много раз возвращена ему история с дискриминацией по половому признаку, и я абсолютно убежден, что вся вот эта вот огромная эпопея с обвинениями в приставаниях, домогательствах и так далее (ну, вот, то, что мы знаем там по разным знаменитым актерам, голливудским продюсерам и так далее, и так далее), всё это вернется еще в Белый дом и всё это будет использовано несомненно в качестве аргумента против Трампа, что вот у нас тут человек, который всегда объяснял, что можно хватать, значит, любую проходящую мимо девушку сами понимаете, за что. А что же это мы как-то ему это разрешаем, а вот там, значит, голливудских актеров за это начинаем выгонять из знаменитых фильмов, в которых они играли. Так что всё это вернется обратно.

Еще один сюжет, конечно, который я должен затронуть, прежде чем я перейду к самому важному из американских сюжетов, о которых хотел сегодня говорить, это история с переименованием куска улицы, где находится…

О.Бычкова Да. Слушатели просят объяснить и в том числе был вопрос, далеко ли находится Площадь Сахарова или улица Сахарова от этого места, от площади Бориса Немцова, которая вот-вот появится?

С.Пархоменко Ну, я не знаю, как вам сказать, далеко или не далеко. Площадь Сахарова и резиденция российского посла – это самый центр города, это, ну скажем, 1 километр или, может быть, даже чуть-чуть меньше от Белого дома.

А, вот, здание самого российского посольства – ну, это по российским масштабам, ну я бы сказал так, как-то на уровне третьего кольца. Это такая уже периферия центра, хотя я тоже не очень далеко. Ну, несколько километров между этими зданиями, не знаю там, 10 минут на машине, что-нибудь такое. Вот.

Так вот да, действительно, это решение состоялось. Как и предполагалось, 9 января оно должно было быть рассмотрено и было рассмотрено, и единогласно это решение было принято. Речь идет о переименовании куска улицы, на которой находится посольство.

Речь идет о символическом переименовании. Да, действительно, можно при написании, скажем, писем пользоваться там и тем адресом, и другим, или обоими вместе. Там будут вывешены такие специальные таблички на всех углах вот этого вот куска улицы.

Кстати я хочу поправить здесь. Пусть не обижается Стас Белковский, который сказал в своей передаче только что, что каждая из этих табличке будет стоить 170 тысяч долларов. Нет-нет, она будет стоить 170 долларов, без тысяч. Я присутствовал на этих слушаниях, и там выступал представитель дорожной администрации, который прямо подробно эту смету изложил, сколько стоит эта табличка, сколько стоит на ней написать текст, сколько стоит ее привинтить к столбу? 170 долларов штука, недорогая вещь.

Есть, конечно, совершенно отвратительная, к сожалению, история с комментарием российского МИДа еще до того, как раздались все эти глупости про симметричный ответ. Я даже про это ничего говорить не буду, это просто показывает, насколько легко наших разных политиков, включая, скажем, Пескова, включая Захарову… Хотя, казалось бы, профессии этих людей заключаются в том, чтобы сохранять хладнокровие и чтобы сохранять какую-то дистанцию от событий. Но насколько легко их, так сказать, вбить в истерику и до какой степени они теряют мозги при этом?

Потому что они, конечно, наговорили каких-то адских глупостей по поводу симметричного ответа, по поводу того, что мы тоже вам что-нибудь такое сделаем. Хотя, на самом деле, ничего кроме благодарности испытывать к вашингтонским властям города Вашингтона мы, по-моему, не нашли. Не так много, действительно, здесь в Вашингтоне, да и вообще в США не так много географических наименований, связанных с людьми из России. Прямо, вот, можно почитать. Вот еще одно, где признаются, так сказать, достоинства и заслуги замечательного человека Бориса Немцова. Но вместо этого послышались какие-то угрозы, какая пена пошла из них как из бешеной собаки. Вот.

Но Была еще одна реакция, ужасная (я тоже хочу о ней напомнить), когда МИД устами той же Захаровой стал говорить, что, на самом деле, это издевательство над Немцовым, потому что там будет ночлежка.

Вот, я публиковал: на этом участке улицы будет ночлежка для бомжей, сказала она. Я опубликовал этот проект, я его, действительно, нашел. Там строится или там должен быть построен… Там, действительно, есть такой, свободный кусок улицы, одного дома не хватает, дома стоят довольно тесно, а вместо одного – дырка. Вот в этой дырке и предполагается построить, надо сказать, очень красивый административный комплекс, который будет заниматься помощью людям, оставшимся без крыши над головой самым разным, беженцам и так далее.

И знаете, я думаю, что огромное количество граждан России, обладающих какой-то номинальной крышей над головой, были бы рады пожить в таком месте и там поучить детей в таком месте, позаниматься спортом в таком месте, потому что там целый такой общественный комплекс. Там и школа, и спортивные всякие сооружения и так далее.

О.Бычкова Не, но если бы там даже была не такая красота, а если бы там была ночлежка для бомжей, то, собственно, чем бомжи не люди и что в этом плохого?

С.Пархоменко Да-да, несомненно. Но просто как только ты видишь этот проект, ты сразу понимаешь, что, вот, люди специально врут на эту тему. Ну, потому что, глядя на этот проект, можно употребить любое слово, но только не «Ночлежка». Ты видишь, до какой степени им хочется это обгадить

Ну вот. Всё в порядке, уже есть этот адрес и, по-моему, в течение месяца технически всё это должно быть исполнено и всё это заработает.

О.Бычкова Да, поняли, да. Давай про санкции успеем: у нас остается меньше 10 минут.

С.Пархоменко Да, меньше 10 минут, к сожалению, а есть, что сказать. Ну, близится 29 января – это такая, очень специальная дата, о которой, я думаю, очень многие помнят не только в Вашингтоне, но главным образом в Москве, Петербурге и других российских крупных городах. Это та дата, которая по закону, принятому в августе минувшего года… Если помните, был принят закон о санкциях (он формально назывался «Акт о санкциях для защиты США от их врагов», и там имеется приложение, где было сказано, что, спустя определенное время после этого принятия итого получилось 29 января. Если посчитать от момента подписания Трампом этого закона должен быть опубликован доклад, в котором должна быть раскрыта сеть, так сказать… Ну, там это так не написано, это мой термин. Давайте я его, все-таки, употреблю «околопутинской мафии», людей, которые непосредственно связаны с Путиным, которые связаны там с его бизнесом, сего деньгами, которые поддерживают его, которые поддерживают разного рода его, так сказать, небюджетные ассигнования и являются владельцами полугосударственных структур или скрытых государственных структур и так далее, и так далее.

И речь идет в данном случае не об организациях, потому что до сих пор санкции были, в основном, направлены против разного рода организаций, хотя были и профессиональные санкции, но в меньшем количестве, только против людей, которые как-то непосредственно связаны с теми обвинениями, которые выдвигались в США, скажем, во вмешательстве в выборы там и так далее.

Но здесь речь идет о конкретных физических людях и членах их семей (что очень важно), и их ближайшего окружения каких-то сотрудников и так далее.

И это оценивается в несколько возможно даже десятков тысяч. В конечном итоге этот доклад должен производиться, обновлять регулярно, каждые полгода. Вот, первый его вариант должен появиться 29 января. Совершенно очевидно, что 29 января мы не получим прямо список этих санкций, мы получим список рекомендаций, и потом они еще будут долго рассматриваться разными Инстанциями, какие-то будут утверждены, какие-то будут не утверждены. Но уже само попадание в этот список этих организаций на карте будет означать для этих людей очень большие проблемы. Большие проблемы с их деньгами по всему миру, большие проблемы с их собственностью, с их передвижением и так далее.

С.Пархоменко: Иностранный агент – издание, пресса, общественная организация. Вот враги этого государства

Потому что уже сейчас есть масса случаев, когда мы знаем, что такого рода персональные санкции трактуются расширительно.

У меня есть знакомый, извините пожалуйста, по фамилии Иванов. У него были большие проблемы с разными регистрациями, визами, платежами и так далее. Потому что ему говорят «Извините, вы Иванов. А у нас тут есть один Иванов, правда, Сергей Борисович и, вот, понимаете, как-то мы должны проверить, не являетесь ли вы членом его семьи или что-нибудь вроде этого. Вот.

И есть целый ряд таких случаев, когда люди просто с похожими фамилиями уже оказывались с такими-то большими проблемами, потому что банку не хочется, так сказать, на свою голову иметь там банку или консульство, или, я не знаю, университету, или какому-то государственному учреждению не хочется на свою голову иметь никаких претензий. этим людям будет крайне нехорошо, и они этого очень боятся.

И вот здесь в Вашингтоне это я уже слышу от людей очень компетентных и информированных. Мне говорят, что происходит просто какая-то гигантская страда в сфере американского лоббизма. Ну, здесь вообще эта отрасль очень развита, и есть масса организаций, которые совершенно формально, по строим правилам, в соответствии со строгим законом лоббируют те или иные правительственные или парламентские решения, так сказать, контактируют с государственными чиновниками или членами конгресса.

И они получили огромное количество заказов на гигантские деньги с тем, чтобы вынуть из этих список тех или иных конкретных людей. Происходит просто, ну, просто фестиваль заказов, и люди очень стараются. И видно, что паника велика.

На этом фоне появилось очень важное событие буквально 2 дня тому назад. Сенатор Бен Кардин – это один из самых известных сенаторов демократов, совершенно поразительный человек. Он 50 лет обладатель парламентского мандата. Он был сначала 20 лет конгрессменом в конгрессе одного из Штатов (Мэриленда), потом 20 лет членом Конгресса США палаты представителей Нижней палаты. А теперь еще 10 лет сената. Вот, ему сейчас 74 года, он начал этот скорбный путь, когда ему было 54. 50 лет он заседает, это один из самых опытных парламентариев США.

Он выпустил доклад, и его можно найти в интернете. Просто погуглите «Сенатор Кардин, доклад» — он есть в английском варианте. Во всяком случае, вы его очень легко найдете. Огромный 200-страничный доклад, про который стали говорить «Ну, в нем нет ничего нового». Это доклад о асимметричной агрессии.

Кстати, большие проблемы у российской прессы случились со словом «асимметричный». Примерно половина российских изданий написала это слово с двумя «с» и одним «м». Да, с двумя орфографическими ошибками.

О.Бычкова Ты знаешь, мы уже должны прямо, вот, вот скоро заканчивать.

С.Пархоменко Да-да. Я скажу одну фразу только, что, действительно, это, по существу, компиляция из известных публикаций в прессе. из хороших разных, так сказать, достойных авторов и достойных изданий. но там констатируется как политический факт то, что до сих пор было, так сказать, предположениями. Очень многие важные вещи, например, то, что взрывы 1999 года в Москве, в Буйнакске и Волгодонске были частью избирательной кампании Путина.

О.Бычкова Ух ты, как далеко пошли-то.

С.Пархоменко Это теперь часть политических обстоятельств. То же самое деятельность Путина в Европе, во Франции, в Германии, в Великобритании и так далее.

О.Бычкова Давай мы продолжим этот разговор…

С.Пархоменко Будем еще говорить про этот доклад. Он еще, несомненно, будет иметь свои последствия.

О.Бычкова ...может быть, через неделю, может быть, позже, да. Это Сергей Пархоменко в программе «Суть событий». Спасибо, пока.

С.Пархоменко Спасибо!

Комментарии

136

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

victor_ou 13 января 2018 | 12:30

"Ну да. Должен ли я носить бейдж, например?"

Ну - проситься: желтую звезду (шестиконечную).


russilov 13 января 2018 | 13:25

Обидно, что ещё минимум шесть лет, все эти паразиты будут брать страну, да ещё и походу в утроенном темпе.


(комментарий скрыт)

shoorah 14 января 2018 | 02:39

timwlad61: В очередной раз убеждаюсь в твоей беспросветной глупости. Но не перестаю тебя троллить. так вот. В 90-е годы, когда у толстых литературных журналов настали трудные времена после бума конца 80-х, именно Сорос оплачивал подписки на толстые литературные журналы для всех сельских библиотек. Только не ссы, товарищ, "Наш современник" тоже в этот список входил, Хоть одна сука из "Нашего современника" поблагодарит за это Сороса? Благодарность - это не совсем русская черта характера.


(комментарий скрыт)

14 января 2018 | 11:21

timwlad61:Ну да,фонд Сороса и США надо благодарить за пребывание в концентрационных лагерях.Там ведь тоже кормили.И какие все неблагодарные ,что не оценили лагерную заботу фонда Сороса и западных стран!!!
===================
а русское скотобыдло не хочет ли вспомнить баржи, затопленные с русскими зэками вместе?
Чтоб не кормить их русскими харчами??
Даже??


binan95 13 января 2018 | 17:50

Доброе время суток, Сергей. К сожалению. Чем больше Вы комментируете американскую политику, тем больше Вы становитесь на позиции презираемых Вами, как и мной, В. Соловьёва и Д. Киселёва. Ваш авторитет в российской журналистике базируется на объективном анализе ФАКТОВ российской действительности и соответствующих здравому смыслу выводах. Я ни разу не слышал от Вас о состоянии американской экономики, показатели которой были немыслимы за восемь лет правления демократов при Обаме. Вы НИ РАЗУ не упомянули, что спец прокурор Мюллер в течении многомесячного расследования не нашёл ни одного факта связи победы Трампа с российским вмешательством. Вы НИ РАЗУ не упомянули проблемы, связанные с политизацией Департамент юстиции и ФБР, которые проигнорировали расследование десятки миллионов долларов, полученных фондом Клинтон в порядке “pay and play”, относительно многократной Хиллари лжи под присягой, а также использования ею своего сервера при рассылке секретной информации, атомной сделки с Россией. Задумайтесь над этим, отрефлексируйте и не забывайте об основном принципе журналистики — опирайся в своей работе на многократно проверенных фактах. Не забудьте подсчитать сколько рас в массмедиа прогнозировался импичмент Трампа, не лишне обратить внимание на то, что большинство «ляпов» Трампа является следствием его неприятия языка политкорректности - сюреализма конца 20 и начала 21 веков. Надеюсь на Ваш здравый смысл!


vyk_usguy 13 января 2018 | 23:01

взрывы 1999 года в Москве, в Буйнакске и Волгодонске были частью избирательной кампании Путина.

Кретинизм подобных утверждений просто зашкаливает. Те кто мало-мальски следил за ходом событий помният что Путин сделал себе имя организовав оперативный отлуп вторжению вакхабитов в Дагестан, и перевел обратный удар на Ичкерию. Взрывы ни имели почти никакой роли, и их организаторы не найдены. Ну что ты за враль, Пархомыч!


shoorah 14 января 2018 | 02:58

vyk_usguy: Взрывы ни имели почти никакой роли, и их организаторы не найдены.
________________________________________________________________
Про то, что организаторы не найдены - зачёт. А найдены организаторы "учений" в Иваново? Не срослось в Иваново у ФСБ. Жильцы бдительными оказались. А потом гаишники местные быстро машинку задержали. С сотрудниками чего? ЦРУ? СБУ? МОССАД? А так да, в "Комсомольской правде" тебе написали, что организаторы не найдены.


shoorah 14 января 2018 | 02:32

Про издательство "Просвещение" и его методы работы много могу рассказать. Кто не знает: каждый учебник должен получить гриф Минобра и Академии наук. В 2016 году Минобр зарубил практически все учебники всех издательств, кроме "Просвещения". Был большой скандал. Не прошли экспертизу авторы, много лет издающие свои учебники, на их беду, в других издательствах, не в "Просвещении". Профессор Светлана Ивановна Львова, "доктор педагогических наук, профессор, зав. лабораторией дидактики русского языка Института содержания и методов обучения Российской академии образования; Почетный работник общего образования Российской Федерации, лауреат премии Правительства Российской Федерации в области образования", имевшая неосторожность издаваться не в "Просвещении", гриф на свои учебники не получила. Не получили гриф учебники математики Л. Г. Петерсон, по которым в начальной школе учились оба моих ребёнка. Ротенберги убивают страну. Неужели на заказах Газпрома и на "Платоне" нажраться не могут? Всё им мало? Лопнут скоро. Помните фильм "Бег"? Когда генерал Чарнота говорит Парамону: "Я бы специально к большевикам записался, чтобы тебя расстрелять, а потом бы выписался"?
А патрики и андрейки убогие сейчас начнут рассказывать, как это правильно. Твари. Ваши 11.80 превратятся в тыкву. Ваши хозяева сдриснут на Мальту. А нам здесь с вами, ушлёпками, оставаться. У вас дети есть, а, холопы ольгинские? Вы-то их в Англию или Швейцарию, в отличие от своих хозяев, не отправите.


zack13 14 января 2018 | 10:29

Странно, что находясь в США, Пархоменко не знает точного значения слова "shithole". Это же "очко", а не то, что он думает...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире