'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 04 ноября 2016, 21:07



На графике отображается ход голосования.
Обновление происходит в режиме реального времени.
Свое мнение можно выразить 1 раз в минуту.
Синяя линия «50 процентов» – нейтральная.
Красная линия – уровень поддержки. Если красная линия идет вверх – значит, аудитория поддерживает слова гостя. Если вниз – выражает свое несогласие.



721507

С. Пархоменко 21 час и 10 минут в Москве, более или менее, это Сергей Пархоменко как ни в чем не бывало. Я по-прежнему удаленно, сегодня даже без ассистента в студии. Но тем не менее, постараюсь эту программу провести. Добрый вечер.

У нас с вами все работает, как ни в чем не бывало, даже номер для смс-сообщений – +7-985-970-45-45 тоже работает, и я отсюда издалека буду пытаться на эти смски иногда поглядывать. У меня есть для этого тут специальная программка. Ну, в общем, остальное все работает тоже за исключением, пожалуй, трансляции из студии, поскольку нечего там транслировать – ни в какой студии меня нет, я сижу далеко и разговариваю по скайпу.

Ну, послушайте, у меня нет никакого другого выхода для этой программы, как в значительной мере посвятить ее американским выборам – осталось 4 дня. Я бы это сделал, даже если бы был в Москве, а уж поскольку я тут – тем более.

Чрезвычайно все интересно повернулось. Вот предыдущей программы не было, я тут переезжал как раз в эту пятницу с места на место – был в Варшаве, выступал там на одной конференции. Как раз вот пришлось на время программы, и поэтому пришлось ее отменить. Спасибо тем, кто заменял меня.

А вот 2 недели назад, когда программа была, я вполне уверенно говорил о том, что ключевые штаты, на которых, собственно, разворачивается вся борьба, то, что здесь называют battleground states, то есть, штаты, которые являются полем битвы для соревнующихся за Белый дом, так вот, они все, – говорил я, – в кармане у Хиллари, и, в общем, только какая-то очень большая неожиданность и какое-то очень мощное потрясение может ситуацию перевернуть. И шансы ее оценивались тогда очень высоко.

Потрясение это случилось. Надо сказать, что оно со стороны выглядит довольно слабым событием. Ну, я думаю, что многие из вас знают, но на всякий случай повторю, что ровно неделю тому назад в прошлую пятницу ФБР объявило, что оно возобновляет расследование – именно возобновляет, никаких результатов еще нет, и не очень понятно, скоро ли они будут – возобновляет расследование по поводу того, как Хиллари Клинтон в бытность свою госсекретарем США обращалась со своей служебной почтой, потому что некоторое количество ее е-мейлов – каких-то е-мейлов, непонятно, каких – то ли тех, судьба которых давно уже выяснялась, и по поводу которых Хиллари давала разнообразные пояснения в разных комиссиях, то ли это какие-то новые е-мейлы, то ли это вообще е-мейлы, не имеющие отношения к делу, бог его знает.

С.Пархоменко: Обе команды с огромной скоростью передвигаются по стране как с гастролями какой-нибудь знаменитой группы

В общем, какие-то е-мейлы, имеющие отношение к Хиллари, обнаружились на общем компьютере, просто обычном семейном компьютере ее ближайшей сотрудницы и советницы, она второй человек в избирательном штабе Клинтон по имени Хума Абедин, и ее мужа, довольно известного и скандально известного конгрессмена Энтони Винера, который уже сделался бывшим конгрессменом, а также и бывшим мужем этой самой Хумы, потому что оказался типом довольно странным, склонным ко всякому интернетовскому хулиганству и знакомству по интернету со всякими девушками, которым он рассылал разнообразные неприличные картинки со своего компьютера – свои собственные неприличные картинки, сам себя фотографировал.

И вот это выглядит как-то особенно противно, что, вот, как-то на одном хард-диске лежат рядом эти самые таинственные е-мейлы Хиллари Клинтон и эти удивительные картинки этого самого конгрессмена, которыми он пытался завлекать разных девушек, в том числе совсем молоденьких.

И вот этого сообщения оказалось достаточно, чтобы кампания рухнула. Все-таки дало о себе знать то, что она держалась на таком, я бы сказал, очень пустотелом бессодержательном основании все это время. И мы с вами много раз говорили об этом, я про это говорил, и все вокруг про это пишут, что кампания давно уже превратилась, в общем, в обмен оплеухами, что это как два коверных клоуна, которые лупят друг друга по физиономиям какими-то большими резиновыми палками.

Вот примерно так это и выглядело, примерно так выглядели все три серии, все три раунда дебатов, которые обычно являются поводом для какой-то более или менее, ну, хотя бы менее, но все-таки содержательной дискуссии. Здесь по существу все свелось к взаимным обвинениям, часто взаимным оскорблениям, часто всяким выходкам по поводу того, что, я вот приду к власти и посажу тебя в тюрьму, — говорил Трамп. А Хиллари в ответ бесконечно нажимала на то, что он вел себя оскорбительно в отношении разных женщин и девушек, которые так или иначе от него зависели и попадали как-то в сферу его мужских интересов.

Так что, все это такое было, я бы сказал, на глиняных ногах. И глиняные ноги эти моментально отвалились, вот от первого же вот такого вот удара, который последовал со стороны ФБР. Тут, надо сказать, очень многие чрезвычайно критически об этом поступке руководства ФБР, которое внезапно, за неделю фактически – ну, там, за 10 дней – до конца кампании объявило о начале расследования.

Многие чрезвычайно критически на этот счет высказались, даже Барак Обама в одном из своих выступлений, надо сказать, очень резко критиковал руководство ФБР, говоря о том, что, конечно, они вправе открывать какие хотят расследования, но хорошо бы, чтобы все-таки они это делали по поводу каких-то вещей, которые реально серьезно представляют из себя какую-то угрозу и опасность. А здесь буквально непонятно в чем дело, буквально неизвестно о чем – вот какие-то е-мейлы, то ли новые, то ли старые; то ли бывшие, то ли нынешние; то ли уже расследованные, то ли еще нет – что называется, то ли выиграл, то ли проиграл, то ли в преферанс, то ли в домино. Вот этот самый случай.

Но кампания рухнула, она рухнула окончательно. И она, в общем, свелась сегодня к крикам с обеих сторон, и крики эти, с одной стороны: он недостоин быть президентом и главнокомандующим вооруженными силами, а с другой стороны: нет, это она недостойна руководить государством, потому что она не умеет хранить секретов. Вот и все. Вот они истошно кричат друг на друга.

И, кстати, между прочим, это хороший ответ, само по себе, тем, кто говорил о том, что американская машина, и в том числе информационная машина, все, что связано с прессой, перешла на сторону одного из кандидатов, и вот давно уже все работают на Хиллари Клинтон против Трампа, и поэтому вот все ей подыгрывают, все ей играют на лапу, и ей ничего не угрожает.

Вот, как видите, как только этот скандал разгорелся, выяснилось, что машина-то работает. И публикации были сделаны везде и достаточно резкие, достаточно откровенные, и они нанесли Хиллари очень большой ущерб сразу, и все подозрения в том, что, ну, как-то Хиллари была заведомо защищена всей этой информационной машиной, которая будто бы превратилась в машину пропаганды, эти подозрения все развалились ровно в эту минуту.

В результате у Хиллари случилось то, что называется жуткая неделя. Надо сказать, что у нее уже был один ужасный уик-энд, он был вот вокруг 11 сентября, когда ее шансы довольно резко упали. Вот они упали и сейчас. И сегодня обе команды с огромной скоростью передвигаются по стране, причем, знаете, это как с гастролями какой-нибудь знаменитой группы, когда происходит турне, и только в последнюю минуту выясняется, куда они поедут в следующий раз. Потому что они несутся туда, где в эту минуту дело обстоит сложнее и опаснее. Все, в общем, свелось к нескольким штатам. Здесь важно еще раз отдать себе отчет в том, что в Соединенных Штатах нет никаких всеобщих выборов, всеобщих в том смысле, что на каком-то одном общем голосовании проводится некоторый один общий подсчет, и в результате его определяется победитель.

С.Пархоменко: В воздушном бою выигрывает, кто летит сзади,стреляет с хвоста.Трамп преследует Хиллари и гоняется за ней

Голосование происходит по штатам, каждый штат голосует как бы отдельно, причем, законодательство очень разное в разных штатах, сама процедура очень разная, и система регистрации избирателей очень разная, и система подсчета голосов очень разная. И от каждого штата определенное количество выборщиков отправляется потом в общую коллегию выборщиков, и они уже окончательно провозглашают победителей. Обычно это происходит механически. Обычно вот какой штат за кого и проголосовал, за того эти выборщики механически отдают свои голоса, хотя было в истории Соединенных Штатов несколько случаев, когда происходил бунт выборщиков, и они отказывались голосовать за тех, за кого их как бы отправили голосовать их избиратели. И вот в каждом отдельном штате происходит отдельная борьба, потому что победитель в этом штате получит все. Он получит все голоса этого штата, даже если он выиграл совсем с небольшой разницей.

По существу вот четыре главных штата, о которых сейчас идет речь, это Флорида, Северная Каролина, Невада и Нью-Гэмпшир. Трамп обязан получить их все четыре. Вот сегодня эти четыре штата представляют собой преимущество Клинтон перед Трампом, она на эти четыре штата опережает Трампа сегодня. Точнее, на то количество выборщиков, которые от этих четырех штатов поедут в общую коллегию. Если все эти четыре штата Трамп отберет, то он выиграет выборы в целом, потому что за пределами этих четырех штатов ситуация, в общем, определилась. И, в общем, ну, очень велика вероятность, что те штаты, которые сейчас за Трампа, они и останутся за Трампа, а те, которые сейчас за Хиллари, они останутся за Хиллари. Вот в этих четырех штатах все содержится.

Огромное количество рекламы обрушилось сейчас, политической рекламы, я имею в виду, агитационной рекламы, обрушилось сейчас на американских избирателей, прежде всего на американских телезрителей. Вот Трамп, например, за последнюю неделю докупил еще рекламы на 25 миллионов долларов, причем, целевым образом распределил ее вот на эти самые прежде всего четыре штата, о которых еще идет речь, и еще на несколько штатов где преимущество Хиллари достаточно велико, но, по всей видимости, идея его заключается в том, чтобы в какой-то мере отвлечь внимание, чтобы создать сомнение у команды Хиллари, не стоит ли им позаниматься еще вот этими штатами, которые они до сих пор считали своими, поскольку вот на них идет такой навал со стороны трамповского штаба. Это Колорадо, Мэн, Мичиган, Нью-Мексико, Вирджиния и другие.

Но, в общем очень целевым образом расходуются эти деньги, и видно, что два кандидата и близкие к ним, поддерживающие их люди – ну, например, на стороне Хиллари очень активно играет и президент Обама, и первая леди США Мишель Обама, и понятно, что на стороне Хиллари вот так ездит и выступает ее муж, бывший президент Соединенных Штатов Билл Клинтон, и даже их дочь Челси Клинтон тоже работает очень активно на этой кампании. Вот они передвигаются по штатам.

А Трамп занял, сумел, надо сказать, занять такую, что называется, позицию в хвосте. Тут очень забавно это все выглядит. Это примерно, знаете, как в воздушном бою между двумя самолетами – выигрывает тот, кто летит сзади и кто стреляет со стороны хвоста, кто преследует. Вот Трамп сегодня преследует Хиллари и гоняется за ней по этим штатам, выступая вслед за ней очень во многих случаях там, где выступала она, и как бы переориентируя заново по-своему. Вот он выбрал такую тактику, Хиллари никак не удается от него как-то отцепиться и разделить эти два маршрута.

Все это, скажу вам сразу, довольно бессодержательно. Вот все эти выступления, которые в огромных количествах транслируются по всем телевизионным каналам и пересказываются бесконечно всякими газетными и информационными ресурсами, они довольно бессодержательные, в них ничего существенного сегодня уже почти никто и не говорит.

Выкрикиваются лозунги, в одном случае, скажем, в случае с Трампом, его бесконечные клятвы в том, что он увеличит количество рабочих мест, причем, рабочих мест для национального трудящегося класса, что он защитит страну от мигрантов, что он построит стенку вдоль мексиканской границы, что он ограничит доступ мусульман на территорию Соединенных Штатов и так далее. Все это на таком сугубо декларативном уровне. Примерно то же самое происходит со стороны Хиллари, которая тоже говорит такими агитационными готовыми политическими формулами, и все это перемежается большим количеством разного рода оскорблений и обвинений одних в адрес других.

Кстати, очень интересный эффект попутно, в котором здесь все вдруг отдали себе отчет – совершенно рухнула история про Викиликс. Вот ее ждали, и много было разговоров о том, что в какой-то момент Викиликс вмешается, и будут какие-то могучие сливы, и вроде они даже начались, и вроде появились какие-то мощные материалы по поводу какой-то переписки и каких-то е-мейлов.

Но вот на протяжении последних 10-ти недель, как по часам, каждую неделю Викиликс вываливает очередной пакет своих разоблачений, и эти разоблачения, в общем, более или менее все играют на руку Трампу и все они против Хиллари, и это не имеет почти никакого эффекта. Если посмотреть просто по ссылкам по поисковым машинам, то видно, что с этими материалами Викиликс очень интенсивно работает телекомпания Russia Today, очень интенсивно или, там, относительно интенсивно работают всякие скандальные и бульварные издания второго и третьего ряда, ну, типа, там, вот не Washington Post, а наоборот Washington Times, типа не New York Times, а наоборот New York Post. И вот есть тут некоторое количество таких, так сказать, газет, которые подбирают хвосты, что называется – вот там появляются эти викиликсовские материалы, а, в общем, никаким большим событием на этих выборах они не стали.

И не стали прежде всего потому, что здесь сегодня считается очевидным, что Викиликс связан с российскими спецслужбами, и что Викиликс превратился в инструмент российских спецслужб и в значительной мере работает как бы в паре с ними и по их заказу. Сегодня это уже некоторое такое общее место, и я думаю, что если кто и получил большой репутационный ущерб в результате этой избирательной кампании, то это прежде всего сам Джулиан Ассанж и его группа Викиликс, которая очень-очень сильно растеряла свой авторитет на протяжении, скажем, последних двух месяцев, и восстановить эту репутацию, я думаю, им будет нелегко.

С.Пархоменко: Флорида, Северная Каролина, Невада,Нью-Гэмпшир – 4 штата, которые обязан выиграть Трамп для победы

Но это так, отступление. А на самом деле давайте вернемся к этой игре в штаты, то, чем бесконечно занимаются сегодня разного рода аналитики и такие, я бы сказал, политические арифметики, работающие на этих выборах, потому что – вот это я, кстати, сразу хочу сказать вам, что не стоит обращать большое внимание на результаты опросов, которые дают некоторую общую цифру – вот по стране популярность одного кандидата такая, популярность кандидата другого сякая…

Эти опросы играют очень незначительную роль, грубо говоря, они вообще ничего не значат, а просто колоссальное количество опросов, опросы исчисляются просто десятками в день, причем я говорю о больших общенациональных опросах или об опросах крупных, вот в этих самых ключевых штатах, и на самом деле они служат только почвой, материалом, таким сырьем для дальнейшей аналитической переработки.

Существует много разных систем и много разных схем, на основании которых эти опросы в свою очередь оцениваются, взвешиваются каким-то образом в зависимости от их масштаба, в зависимости от авторитета тех компаний, которые их проводят, в зависимости от конкретной методики того или иного опроса. Им придается тот или иной вес, и с учетом этого веса они так или иначе входят в некую общую цифру. И есть несколько сайтов, которые эти общие цифры выдают.

Вот что касается, например, шансов, общих шансов на победу на президентских выборах, сейчас, вот на протяжении последних суток, скажем, ситуация у Хиллари перестала так катастрофически падать, произошло даже то, что на бирже обычно называется небольшой отскок. Вот этот вот отскок до уровня 68,4% — это общие шансы Хиллари выиграть эти выборы. Надо сказать, что в лучшие времена во время этой избирательной кампании у нее бывало и 89, почти 90% шансов. А у Трампа, соответственно, оставалось 10%.

Сейчас вот разделение такое: 3 дня тому назад они перевалили через соотношение 70/30, у Трампа стало чуть больше 30%, у Хиллари чуть меньше 70%. Сейчас 68,5%. В скобках замечу в оставшиеся мне 20 секунд, что точно так же рассчитываются, например, и шансы на то, что демократы получат контроль в сенате, сейчас это 58%, а в лучшие времена было 74%.

Остановлюсь на этом месте – новости, через 3-4 минуты продолжим программу «Суть событий».

НОВОСТИ

С. Пархоменко 21 час и 35 минут в Москве, это программа «Суть событий», я Сергей Пархоменко, веду ее удаленно из Соединенных Штатов, но тем не менее, как видите, все прекрасно у нас работает, в том числе работает и система смс-сообщений по-прежнему.

Я вот ее читаю и забавляюсь, надо сказать, во время выборов. Вот один наш слушатель раз 8 написал одну и ту же смску следующего содержания: «Вас, Сергей, пустили в эфир, чтобы вы мочили Клинтон? Хиллари по опросам лидирует и сегодня». А другой наш слушатель пишет: «Совершенно непонятно, — пишет Александр из Пензенской области, — почему вы так необъективно отрицательны к Трампу и положительно снисходительны к Клинтон? При этом вы недоговариваете про делишки Клинтон, в частности, про воровской фонд Клинтонов, про взятки, получаемые Клинтонами за так называемые лекции и про ее сплошное вранье и прочее-прочее».

Дорогие друзья, давайте я после программы вас познакомлю между собой, и вы сольетесь в поцелуях и объятиях, как-то один будет другому рассказывать про то, как Клинтон хороша, а другой про то, как она нехороша. А я тем временем продолжу программу.

Почему я не рассказываю про воровской фонд Клинтонов, про взятки, получаемые на лекциях и так далее? Потому что это в очень незначительном количестве сегодня – к сожалению, сказал бы я, потому что в этом есть хоть какое-то содержание – в очень незначительном количестве присутствует в избирательной кампании и присутствует во взаимных агитационных и пропагандистских усилиях двух кандидатов.

Да, разумеется, Трамп регулярно по этому поводу проезжается – ну, и дальше что? Да, он бесконечно говорит про то, что, вот у них есть фонд, у семьи Клинтон, и этот фонд весь составлен из взяток. А Клинтон на это ему отвечает, что: а вы зато… а он – точнее, называет его третьем лице – а он зато никогда так и не нашел в себе сил продемонстрировать свою налоговую отчетность, и это означает, что он уже много лет не платит налогов в федеральный бюджет, это значит, что он не платит налогов на здравоохранение, не платит налогов на оборону, на ветеранов, на то, на се, на пятое, десятое… Ну, вот они бесконечно обмениваются этими оплеухами. И что я должен их вам здесь повторять в эфире? Ясно на самом деле, что сегодня уже не это решает исход этих выборов.

Итак, давайте подробнее немножко про штаты. Вот, Флорида, Северная Каролина, Невада и Нью-Гэмпшир – четыре ключевых штата, которые обязан выиграть Трамп, если он хочет выиграть на этих выборах.

Вообще Флорида довольно часто бывала решающим штатом, и у многих на памяти такая история 2000-го года, когда Буш-младший и вице-президент Клинтона Эл Гор соревновались за пост президента Соединенных Штатов, и именно во Флориде решался исход всего голосования в целом, потому что эта группа выборщиков из Флориды должна была определить, кто победил. Там были очень тесные, очень близкие результаты голосования, происходило подряд несколько пересчетов, и казалось, что ситуация зашла в тупик, и в этом тупике она пребывала до тех пор, пока Гор не заявил о том, что он прекращает борьбу и что он не будет больше подавать в суды и не будет больше требовать новых и новых пересмотров в Верховном суде, потому что он считает, что это уже наносит ущерб политической системе страны.

С.Пархоменко: За последние 40 лет — за 10 последних выборов во Флориде 4 раза выигрывали демократы и 6 — республиканцы

Вообще за последние 40 лет, то есть, за 10 последних выборов во Флориде 4 раза выигрывали демократы и 6 раз республиканцы. Причем, надо сказать, что всегда, за исключением одного случая, за исключением 92-го года, как голосовала Флорида, так оно и получалось в результате. Вот здесь есть несколько таких штатов, которые считаются такими штатами-показателями, как бы без них невозможно выиграть выборы. Вот как в этом штате произойдет, так оно и будет.

Ну, самым известным таким штатом является штат Огайо, который не ошибся ни разу. Вот столько раз, сколько они голосовали в последние 40 лет, столько раз результат в штате Огайо оказывался и общим результатом по стране. Вот во Флориде ошиблись один раз. В Северной Каролине – это тоже один из четырех ключевых штатов – ошибались три раза, но что интересно, там была такая ситуация, скажем, в последний раз, в 12-м году, когда Ромни в этом штате выиграл у Обамы, и это не помешало Обаме стать президентом. Вот об этом многие сейчас вспоминают и говорят, что, ну, возможно, что ситуация повторится и в этом году, когда Трамп отнимет у Хиллари этот штат – он очень близок к этому, надо сказать, там совсем-совсем шансы близкие, ну, буквально несколько десятых процента разделяют их. Вот вполне вероятно, что Трамп этот штат получит, но этого ему окажется недостаточно для общей победы.

Штат Невада – четыре раза выигрывали демократы, шесть раз выигрывали республиканцы. Всегда за последние 40 лет Невада как бы попадала в общенациональный выбор за исключением одного раза – в 76-м году они, что называется, ошиблись, и результаты по этому штату отличались от результатов по стране в целом.

Нью-Гэмпшир – счет 5:5 – 5 раз демократы, 5 раз республиканцы. Пока этот штат на стороне Хиллари. Ошиблись они дважды – в 1976 году они проголосовали не так, как вся остальная страна и в 2004 году они проголосовали не так, как вся остальная страна.

В общем, тут есть очень подробная статистика, которую все обсуждают, по поводу разных штатов, кто как когда голосовал, есть много разных систем, много разных многозначительных совпадений. Ну, например, я прочел целую отдельную большую статью недавно про то, что вот есть несколько штатов такого крепкого, такого вот центрального юга американского, это штаты Теннесси, Миссури, Луизиана, Кентукки, Арканзас, с которыми произошло ровно одно и то же: они голосовали в течение последних 40-ка лет так, как голосовала вся остальная страна, и пролетели мимо общенационального выбора два последних раза – в 2008 и в 2012 году. Вот это в них во всех произошло. Они проголосовали не так, как в этот момент в 2008 и в 2012 проголосовала вся остальная страна. Как известно, выигрывал оба раза Обама, то есть, демократы, а они проголосовали за республиканцев.

Вот сейчас все эти штаты опять за республиканцев. Они опять за Трампа. И в этом видится какой-то большой знак, что, ну, вот, они сейчас опять пролетят мимо денег, опять они проголосуют за проигравшего, потому что они два последних раза уже это проделывали, как-то вот у них мушка сбилась. Раньше они всегда попадали, а теперь они последние два раза не попадают, и сейчас опять не попадут.

Есть еще один очень интересный индекс, он называется Perfect State Index, то есть, индекс идеального штата, такого штата, который по своим социальным характеристикам, по распределению национально-расовому, по распределению возрастному, по образованию, по отношению к религии и так далее, похож на соответствующее соотношение общенациональное. То есть, эти штаты можно считать такой большой, очень большой репрезентативной выборкой.

И вот сейчас из десяти штатов – они все ранжированы по степени совпадения с общенациональным результатом, 10 первых – это Иллинойс, Канзас, Аризона, Пенсильвания, Северная Каролина, Небраска, Нью-Йорк, Флорида, Делавэр, Род-Айленд. Из этих десяти штатов семь довольно надежно голосуют за Хиллари. И только три склоняются в сторону Трампа, что, в общем, тоже считают для Хиллари хорошей новостью, потому что это похоже на обычное общенациональное голосование.

И последний сюжет, очень важный сюжет, такой, из технических сюжетов. Я думаю, вы понимаете, почему я так подробно про это про все говорю – потому что, вот, вы знаете, так работает механизм демократии, несмотря на все ужасные сложности, которые мы сейчас видим, на всю ненадежность этой машины, но мы видим, что очень подробно все это устроено с одной-единственной целью – учесть голос избирателя, сделать так, чтобы в результате во главе страны оказался человек, который будет реально представлять реальную ситуацию внутри этой страны.

И это учитывает даже и двойственный характер этого. Вы можете сказать: ну, как же реально представлять ситуацию, когда есть немало случаев, когда общенациональная статистика, просто число людей, проголосовавших за одного кандидата, было таким, что как бы победил проигравший, а вот по штатам оказывалось, что результат совсем другой.

А потому что это учитывает вот этот федеративный характер устройства этого государства. Вот в этом механизме учитываются оба фактора: и фактор общенациональный, общего голосования, и фактор голосования каждого штата по отдельности, фактически как в эту минуту самостоятельного государства. Это очень сложно, это очень сложный баланс. Вот так бывает, когда страна хочет этот баланс учитывать.

Хочу вам напомнить, что Россия тоже является федеративным государством, но в ней это полностью, этот механизм разрушен, в ней совершенно нет соблюдения этого баланса, и мы видим, что для того, чтобы это восстановить, потребовались бы очень большие усилия.

Так вот, еще один важный фактор, это фактор досрочного голосования. Для Соединенных Штатов он означает очень многое, и речь идет не о тысячах людей, не о десятках тысяч людей, а о миллионах людей. В общей сложности, по всей видимости, около 30-ти миллионов человек проголосуют досрочно в разных штатах. Причем, надо сказать, что правила очень разные. В некоторых штатах досрочное голосование вообще запрещено, в некоторых штатах оно то раньше, то позже, в разные сроки оно начинается по-разному, технически оно устроено по-разному, оно перепроверяется. Но уже сейчас, вот по состоянию на 31 октября, когда был последний раз такой большой серьезный подсчет – больше 23-х миллионов человек проголосовало досрочно. В том числе вот в 12-ти штатах, которые считаются самыми важными, вот этими самыми штатами, где разворачиваются все события, штатами, которые голосуют то так, то сяк, 11,5 миллионов человек.

С.Пархоменко: Фактор досрочного голосования для Штатов означает очень многое, речь идет о миллионах людей

И пока во многих штатах, в частности, во Флориде, в частности, в этой самой Северной Каролине, которая в числе тех штатов, где разворачиваются самые важные события, результат хорош для Клинтон. Ну, понятно, что этих голосов никто в точности не считал, а речь идет о таких оценках того, как проголосовали люди, так вот, пока Клинтон впереди с неплохим отрывом, и видно, что сильный фактор для нее, это избиратели мексиканского, вообще латиноамериканского, и афроамериканского происхождения, и в значительной мере женщины.

Вообще, похоже, что вот эта ставка на то, что за Трампа не должна проголосовать по возможности ни одна женщина – вот это главная ставка, которая была сделана Клинтон и ее командой на этих выборах, просто исключить женское голосование за Трампа. Вот все поставить на это. Пока эта ставка оказывается достаточно эффективной, хотя, конечно, то, что происходит в последнюю неделю, демонстрирует, что соотношение все время колеблется, но тем не менее, вот это важный избиратель для Хиллари сегодня – женщины. Причем, женщины не белые. Похоже, что это работает.

И видно, что те «черные» технологии, которые уже в нашем, привычном для нас смысле, «черные» технологии, то есть, разного рода достаточно грязные избирательные технологии, которые на этих выборах используются, они направлены тоже на этот самый контингент.

Например, буквально в последние дни отмечено было такое довольно неожиданное явление – пошла колоссальная волна твитов. Вы знаете, что Твиттер распространен чрезвычайно широко, и Твиттером пользуются колоссальное количество людей, и в Соединенных Штатах тоже, буквально десятки-десятки-десятки миллионов, и вот в Твиттере неожиданно пошла волна таких фальшивых объявлений о том, что вы можете проголосовать с помощью смс.

Нет, разумеется, с помощью смс проголосовать нельзя, нет такой процедуры, это ерунда. В Соединенных Штатах много как можно проголосовать, особенно в некоторых штатах, в том числе и по почте можно проголосовать иногда, и удаленно, и электронным образом можно проголосовать в некоторых случаях, особых случаях. Но смской проголосовать нельзя. И вот миллионы людей начали получать смску, что: не ходите на выборы, не стойте в очереди, не тратьте время, сэкономьте усилия – просто напишите слово «Хиллари» вот по этому пятизначному номеру. И все, и ваш голос будет учтен.

Зачем это делается? Понятно зачем – для того чтобы существенное количество людей просто не пошло голосовать в результате, удовлетворившись вот этим дурацким смс-голосованием. И видно, что целевым образом эти твиты получают цветные женщины, получают вот эти самые женщины латиноамериканского, или мексиканского, или афроамериканского происхождения, которые в массе своей являются сегодня, гораздо больше шансов, что избирателями Хиллари Клинтон, чем Дональда Трампа. Вот просто вам для примера, как вся эта штука работает.

Но, конечно, основной вопрос сегодня – это вопрос о том, что будет завтра. Потому что совершенно очевидно – я тоже про это много раз говорил – и чем ближе к выборам, тем яснее это становится – становится ясно, что нынешняя политическая система Штатов, вот эта двухпартийная система, явно как-то очень сильно сломалась. Причем, она сломалась с обеих сторон.

Первоначально казалось просто, что какие-то очень большие проблемы в республиканской партии, что вот она выдала такого странного кандидата, и это означает, что с этой партией что-то должно произойти – видимо, она там расколется на две, или вместо нее образуется какая-то третья, или что-то вроде этого.

Нет, похоже, что проблема еще серьезнее. Похоже, что эта двухпартийная система на этих выборах не справилась, собственно, с важнейшей своей задачей – с задачей выдать на гора двух самых сильных кандидатов. Более или менее партии, как многие здесь говорят, ни за чем больше не нужны. Без них во многих ситуациях можно было бы обойтись. Все, что они делают – они выдают кандидатов, они формируют корпус и кандидатов в Конгресс, кандидатов в Палату представителей и в Сенат и, главное – раз в 4 года кандидатов на президентский пост, и это должны быть кандидаты самые лучшие.

Ни в одном, ни в другом случае это сегодня не произошло. Оба кандидата, которые сражаются за Белый дом – это кандидаты, за которых существенное количество избирателей будут голосовать из отвращения к их противнику со словами: ну, тот-то, второй, еще гораздо гаже, чем этот.

Ну, тут что-то не то, и так выборы происходить не должны. И по мере того, как во время этих выборов появляются все новые и новые фамилии тех, кто присоединяются к одному или другому кандидату, возникает вопрос: так, минуточку, а почему эти люди на вторых ролях?

Вот появился Пенс, кандидат в вице-президенты при Трампе. Огромное количество людей задают вопрос: минуточку, а почему он – кандидат в вице-президенты? А где он был раньше? А почему не возникло никакого вопроса на том этапе, когда определялись кандидаты в президенты? Этот Пенс же существовал, похоже, что он, пожалуй, может, и лучше Трампа.

Или, там: а где Блумберг? – спрашивают. Вот есть такой человек в Соединенных Штатах, который вполне мог бы быть кандидатом от демократов. Есть множество разных соображений, почему он не стал в этот раз, но все эти соображения сегодня на фоне той катастрофы, которую мы видим в этой избирательной кампании, кажутся какими-то не очень существенными. Почему в результате вышло так, как так вышло, что Блумберг никакой не кандидат?

Почему Джо Байден, который как-то очень сильно провел свою службу в вице-президентах при Обаме, почему он так и не стал кандидатом?

Есть на эту тему много всяких конкретных соображений. Но они кажутся мелкими по сравнению с тем ужасом, который все видят от двух главных кандидатов, которые остались сегодня. По всей видимости, с этой системой предстоит что-то серьезное делать, тем более, что – и вот здесь очень правы те слушатели, которые мне, я вижу по смскам, задают этот вопрос: а что будет, когда и если окажется, что результаты очень близки, и тот или иной кандидат из двух откажется их признавать?

Вероятность этого довольно велика, и надо прямо это сказать, и многие сейчас здесь об этом говорят, довольно много шансов, что как в отдельных штатах, так потом в результате и по стране в целом, тот или иной кандидат будет говорить о том, что он требует пересчета. В некоторых штатах, кстати, пересчет назначается автоматически в случае, если всего полпроцента разделяет двух кандидатов. В некоторых случаях для этого нужно обращаться в суд.

С.Пархоменко: Велика вероятность, что будут оспорены результаты, требования пересчета,проверки регистрации избирателей

Так вот, похоже, что велика вероятность того, что во многих случаях будут оспорены результаты, во многих случаях будут требования пересчета, во многих случаях будут требования перепроверки регистрации избирателей – тут с этим есть свои сложности, потому что есть такой механизм отложенной перепроверки, когда человек сначала голосует, подает свой бюллетень, а потом спустя какое-то время как бы перепроверяется – а имел ли он, собственно, право голосовать и не проголосовал ли он уже где-то еще на каком-то другом участке. Иногда проходит довольно значительное время, прежде чем все вот эти сомнительные голоса убираются из общего результата.

Так что, видимо, будет колоссальная работа для тех армий юристов, которых уже сейчас нанимают обе стороны, про это известно, что и огромное количество денег аккумулируется для этого, и переговоры ведутся о том, чтобы буквально десятки тысяч адвокатов начинали работать на той или другой стороне на случай, если придется тем или иным образом оспаривать результаты. А понятно, что случай Гора, который в какой-то момент добровольно сказал: все, я останавливаюсь и больше воевать не буду, случай Гора здесь вряд ли нас ждет, потому что слишком велика ненависть между двумя кандидатами, и никто из них тут не отступит.

Кроме того, все осложняется еще вот какими двумя обстоятельствами. В конечном итоге может так случиться, что решение о результатах выборов или о результатах выборов в том или ином штате придется принимать Верховному суду. Но Верховный суд ровно сейчас в настоящую минуту в Соединенных Штатах фактически не работоспособен. В нем обычно 9 членов. Один из них недавно умер. И на его место так никто и не назначен. И сейчас в Верховном суде 8 судей – четверо республиканцев и четверо демократов, и как они будут принимать решение в случае чего – совершенно непонятно.

И второе обстоятельство, что в некоторых ситуациях решение отдается на усмотрение Палаты представителей, там контроль сейчас, большинство у республиканцев, и совершенно очевидно, что это, в свою очередь, может создать опасность каких-то дальнейших скандалов.

В общем, короче говоря, осталось четыре дня до дня голосования 8 ноября. Мы будем очень внимательно за этим следить. Я думаю, что я тоже появлюсь в эфире «Эха Москвы» в этот момент, но мы с вами должны быть готовы к тому, что подведение итогов американских выборов затянется на много дней, может быть, даже на несколько недель, и эта эпопея будет продолжаться, и нам с вами предстоит еще долго при этом присутствовать.

Ну, вот, собственно, видите, вся нынешняя программа ушла у меня на американский сюжет. Не буду отвечать на вопросы тех, кто говорит: а с чего вдруг нам так важно, кого выберут президентом Соединенных Штатов? Подумайте головой. Этот ответ на самом деле существует, и он близко. Сами поразмыслите о том, почему так важно, кто президент Соединенных Штатов в современном мире.

Спасибо, это программа «Суть событий», я Сергей Пархоменко, всего доброго!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире