'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 06 мая 2016, 21:10

С. Пархоменко 21 час и 9 минут в Москве, это программа «Суть событий», я Сергей Пархоменко, добрый вечер. Номер для смс-сообщений – +7-985-970-45-45. Сайт www.echo.msk.ru, на нем все работает, как обычно: трансляция из студии прямого эфира, кардиограмма прямого эфира, возможность отправлять сообщения сюда ко мне и, в общем, много всякого приятного.

Ну вот, читаю сообщения во всяких фейсбуках про то, что на Болотной площади задержали несколько человек за плакаты, на которых написано более или менее одно о то же, о том, что фальсификация «Болотного дела» — это государственное преступление.

А сейчас вот входил в студию, и коллеги, которые случайно встретились мне здесь в коридоре, мне говорят: э-э, ты там поаккуратнее что ли! Нынче, знаешь, времена какие: будешь вот там сидеть разговаривать, а к выходу из студии здесь уже будут стоять какие-нибудь с наручниками и с мешком на голову и примут тебя сразу по выходу. Так что, смотри, времена-то изменились, теперь все немножко по-другому.

Просят подвинуться немножко вправо. Так, подвигаюсь немножко вправо. Так лучше? Номер 1012, сообщите мне, пожалуйста, лучше ли стало меня видно в трансляции из прямого эфира.

Да, так вот: поосторожнее, — говорят мне коллеги. Хочется понять, когда это началось, вот это все «поосторожнее». Самая модная теперь метафора – это про лягушку, которую там что-то такое подогревают на медленном огне, она не замечает, как она варится. Если бы быстро, она бы выпрыгнула. Помните все эти довольно пошлые уже теперь истории?

С.Пархоменко: В лоб было сказано: да, мы, в общем, таким образом обманули российскую Конституцию

Когда все началось? Ну, в общем, 6 мая 12-го года более или менее и началось. Точнее, перешло в такую активную злокачественную фазу. Конечно, когда мы будем смотреть на это на все с расстояния в несколько десятилетий – может быть, какие-то другие люди будут писать учебники по истории России, они скажут, что к концу первого десятилетия XXI века в России созрели обстоятельства, в которых довольно существенное количество жителей столицы продемонстрировали свое отвращение к тому, каким образом ведет свое дело путинский режим. И в особенности это отвращение вызвали две вещи: фальсифицированные парламентские выборы, а незадолго до этого очень грубо и нагло произведенный вот этот вот внутрипартийный разворот с возвращением Путина на свой стул, который ему Медведев берег, президентский стул, на протяжении предыдущих четырех лет. Как выяснилось, это была совершенно… ну, не выяснилось, а как бы никто не захотел скрывать, все надеялись, что будут какие-нибудь деликатные объяснения.

Не дождались никаких деликатных объяснений, просто в лоб было сказано: да, мы, в общем, таким образом обманули российскую Конституцию. Поскольку в Конституции написано не «подряд» — ну, вот мы вам устроили не подряд, жрите. Так более или менее это было сказано, с шуточками, прибауточками, какими-то ужимочками, подмигиваниями.

Вот, так что, случилось отвращение, начались массовые выступления в столице. К 12 мая 12-го года созрело решение жестоко с ними расправиться. Была организована провокация, совершенно намеренная. В ходе этой провокации была выстроена такая конфигурация из полицейского кордона, чтобы зажать в такой специально организованной воронке большую толпу людей. Людей этих начали избивать, люди начали сопротивляться. И была создана почва для того, чтобы на протяжении многих следующих лет терроризировать этот слой людей. Что такое терроризировать? Наводить ужас. А чем можно наводить ужас? Ну, вот непредсказуемостью, абсурдностью, случайностью насилия.

Ну, может быть, и грех, конечно, это сравнивать, такие совсем уж страшные трагические вещи с тем, что происходит с нами, но в какой-то мере то, что происходит после этого 6 мая 12-го года, напоминает мне знаменитую сцену из фильма «Список Шиндлера». Помните, где свихнувшийся как бы от собственной власти над людьми человек стреляет с балкона, просто случайным образом стреляет в толпу проходящих мимо заключенных и воображает себя богом. Ну, вот: я – гром, я – молния. Я выстрелил и в кого-то попал. Была человеческая жизнь – нет человеческой жизни.

Ну, там это все носит такие совсем страшные формы – здесь, конечно, люди остаются живыми, но жизнь их в значительной мере сломана. Вот такой был выбран иезуитский метод, для того чтобы терроризировать этот класс людей, людей, которые готовы были и хотели идти на протест, причем на мирный протест, человечный протест, неагрессивный протест, бескровный протест. Были люди, которые толкали к крови. Но эта группа протестующих, довольно большая, насчитывавшая больше ста тысяч… вообще для российской истории это огромная цифра.

Знаете, я недавно вдруг отдал себе отчет, что, вот помните самый большой из митингов 11 – 12-го года по численности? По всей видимости, это был митинг 24 декабря 11-го года на проспекте Сахарова. Так вот, там участвовало примерно 130 тысяч человек, немножко меньше. И эта численность в любом случае больше, чем численность российских войск при Бородино. Это удивительно, но факт, что вот на этом кусочке, на этом расширении проспекта Сахарова собралось больше людей, чем сражалось с Наполеоном при Бородино. Просто отдайте себе отчет как бы в масштабе исторического события.

А дальше было выбрано вот такое решение: просто пугать, пугать бессмысленным насилием. В общей сложности 35 человек были так или иначе вот на настоящую минуту втянуты, вот так, по случайному жребию, втянуты в это дело и наказаны ни за что. Среди них есть люди, которые, по всей видимости, просто отсутствовали в этот момент на этой Болотной площади. На фото явно другой человек, свидетели явно сообщают о том, что, нет, они не опознают этого человека – но он продолжает быть обвиняемым, продолжает находиться в СИЗО.

Есть люди, которые принципиально не могли никаким образом совершить то, в чем их обвиняют. Например, есть случай, когда у человека проблемы с речью, он заикается, а его обвиняют в том, что он выкрикивал и скандировал какие-то лозунги. Есть люди совсем молодые, есть люди не очень молодые и, так сказать, физически не очень сильные. Есть какие-то абсурдные вещи, типа бросания лимона, или откалывания зубной эмали, или еще что-нибудь вроде этого. Важно навести страху.

И к чему это привело? Ну, в конечном итоге это привело к довольно существенному перелому в истории России. Вот опять, если смотреть на это на все как бы с позиций исторических, то именно в этот момент начался процесс, который в конечном итоге привел к тому, что Россия оказалась в международной изоляции, к тому, что в России было принято существенное количество абсолютно бесчеловечных и антиконституционных законов, законов, направленных на такое намеренное запугивание населения, на последовательное нарушение конституционных прав граждан.

В какой-то момент для поддержания внутреннего напряжения и внутренней патриотической истерии Россия ступила на путь агрессии против соседнего государства, отобрала и аннексировала часть территории этого соседнего государства, организовала гражданскую войну на части территории этого соседнего государства, оказалась в изоляции, подверглась международным санкциям, подвергла сама себя бессмысленным, бездумным и безграмотным ответным санкциям из таких во многом мазохистских соображений.

Ах, вы, значит, нас наказываете – но мы себя сейчас еще сильнее накажем, для того чтобы сплотить вокруг себя население и заодно сделать вам тоже больно. Ну, это такой немножко детский, дворовый подход, но оказалось, что других инструментов для подогрева истерии среди своего населения у российского руководства нет.

Понятно, что в значительной мере все это делалось и продолжает делаться сегодня, но люди, которые будут писать учебник истории через десятилетия, они, конечно, в прошедшем времени будут это говорить. Это все делалось, — напишут они, — для того чтобы отвлечь население от неминуемого экономического кризиса, от падения уровня жизни, от снижения стандартов потребления, которые оказались платой за бездумные и безграмотно проведенные предыдущие десятилетия, когда Россия получала колоссальный конъюнктурный доход от продажи своих природных богатств, но не могла и не хотела, постольку поскольку ее руководство не знало, как к этому подступиться, не могла и не хотела употребить это на какие-то осмысленные реформы.

А началось это все вот так, вступило в такую кризисную фазу 6 мая 12-го года. И это все продолжается. Понятно, что, помимо этих 35 человек… Вот я посмотрел на полную статистику: 35 человек в общей сложности стали жертвами «болотного» преследования на сегодня. 13 человек из них амнистированы, 11 человек отбыли срок уже. Среди них, например, был Михаил Косенко, который был подвергнут принудительному психиатрическому лечению, вполне, так сказать, в полном соответствии с традициями советского тоталитарного государства. Два человека получили условное наказание.

До сих пор в колонии находятся пять человек, среди них Алексей Гаскаров, который сам был жестоко избит на Болотной площади. Есть съемки этого, есть кадры, где хорошо видна кровь на его лице, видно, как ему досталось. Вот, наоборот, не тот человек, который подверг его насилию, а сам Алексей Гаскаров получил 3 с половиной года и находится сейчас в колонии.

Дмитрий Ишевский получил 3 года и 2 месяца, до сих пор находится в колонии. Сергей Кривов получил 3 года и 9 месяцев. Ему 55 лет, он много раз голодал, много раз оказывался в одиночках, оказывался во всяких штрафных изоляторах. Человек, который ведет себя очень жестко и очень мужественно в тюрьме. По 4 с половиной года получили Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев. Вот такая статистика.

С.Пархоменко:Людей этих начали избивать, люди начали сопротивляться

И сейчас в СИЗО находятся еще три человека, следующее, так сказать, поколение, следующая партия тех, кто предназначен для вот этого вот терроризирования: Дмитрий Бученков, довольно известный в кругах российских молодых анархистов, активист, человек, который не был на площади, но который обвиняется все равно. Совсем молодой человек по имени Иван Непомнящих и человек по имени Максим Панфилов, который был привезен в СИЗО аж из Астрахани после спешного ареста там. Ну, по всей видимости, будет и еще.

Ну вот, выпало этим людям оказаться в эпицентре события, которое привело Россию к важному повороту и которое, конечно, станет основой, станет причиной для гибели в России того строя, который есть сегодня. Знаете, вот Франция привыкла считать свою историю номерами республик. Вот у нас была третья республика, — говорят они, — потом четвертая республика, сейчас пятая республика.

Ну, вот очередная республика, несомненно, кончится в России, поскольку Россия пришла к ситуации нежизнеспособной, к ситуации, когда она оказалась одна против всего мира, когда она вынуждена поддерживать свои взаимоотношения с помощью разного рода чрезвычайных мер, главным образом с помощью демонстрации силы.

Вот последняя такая демонстрация силы была и продолжается сегодня в Сирии. Государства в таких обстоятельствах не выживают обычно, в них происходят какие-то серьезные переломы. Ну, это не означает, что Россия исчезнет с лица Земли. Это означает, что ее ждет, видимо, какое-то существенное изменение ее конституционного строя: возможно, смена Конституции, возможно, смена конструкции власти, скажем, переход от президентской республики к парламентской тогда, когда станет понятно, что сегодняшняя формула российской власти, она привела вот к такому диктаторскому безграмотному и безумному режиму, и нужно как-то застраховаться от этого в дальнейшем. Так что, это вполне сегодня вероятно.

Возможно, это закончится и какими-то существенными территориальными изменениями, прежде всего потому, что вот такая пошедшая вразнос государственная машина, она, конечно, не способствует сплоченности и стабильности внутри государства с федеративным устройством. Россия – формально федеративное государство. Федерализм этот, конечно, самой же Россией, сегодняшним российским руководством всячески как бы замазывается, затаптывается и сводится к чистому номиналу, к чистой декларации.

Но, тем не менее, в российской Конституции потенциал ее распада на какие-то части существует. Справиться с этим потенциалом можно, создавая какую-то разумную альтернативу сепаратизму, а российское государство старается держаться на агрессии, старается держаться на истерическом напряжении, которое, конечно, этой альтернативы из себя не представляет.

Вот четвертая годовщина чего сегодня. Не просто какого-то инцидента в Москве, избиения людей, несправедливого наказания людей, но годовщина какого-то важного поворотного события в российской истории. Нам с вами пришлось его видеть своими глазами, кому-то из нас пришлось непосредственно в этом участвовать, кто-то наблюдал за этим более или мене вблизи или издалека. И совершенно не важно, что было в этот конкретный день. Вот практика показывает, что совсем необязательно было находиться на этой площади, для того чтобы оказаться в центре этих событий. Вот я же говорю, что есть случаи, когда репрессиям подвергаются люди, которые непосредственно там не были.

Я, например, конкретно в этот день отсутствовал в Москве, я был в отъезде. Если вы думаете, что это означает для меня или для кого-то, например, из тех, кто отсутствовал вместе со мной, что это означает для нас какие-нибудь гарантии, возможность как-то относиться к этому спокойно, смотреть на это на все со стороны – нет, абсолютно нет. Если машина захочет репрессировать нас под этим лозунгом, то она, несомненно, это сделает, ее совершенно не остановит. Придумает что-нибудь, каким образом связать наше отсутствие с нашим, тем не менее, участием в этих событиях. Ну, не знаю, скажут, что я, там, не знаю, деньги собирал или монтировал ракетную установку, из которой собирался выстрелить издалека по событиям на Болотной площади. Придумать-то можно более или менее все что угодно.

Ну вот. Это важная, конечно, вещь, и не начать с нее передачу я не мог. Хотя основным сюжетом на эту программу я, как ни удивительно, хотел взять далекие от России вещи. На этой неделе произошла важная очень тоже такая поворотная процедура: определился, по существу, один из финалистов американских выборов. Мы не можем с вами не обращать на это внимания. Можно как угодно относиться к Соединенным Штатам: можно их любить, можно их ненавидеть, можно их бояться, можно их обожать, можно их презирать – можно делать все что угодно, но, в общем, нет никаких сомнений, что президент Соединенных Штатов является наиболее влиятельным политиком, что бы про это ни говорил журнал Time. Он может шутить по этому поводу что угодно, но, несомненно, самым влиятельным политиком на Земле является президент Соединенных Штатов. Это факт. И избрание президента Соединенных Штатов является важным обстоятельством для всякого человека, который живет на Земле, где бы он в настоящий момент ни находился.

Ну, в оставшиеся полторы минуты до перерыва, чтобы просто не рвать эту тему, я хочу напомнить о том, что на этой неделе произошло еще одно событие, которое ждали с большим нетерпением – вышел вот этот знаменитый долгожданный фильм на BBC, который должен был, если помните, если верить многим российским официозным аналитикам, должен был наконец открыть наши глаза на что-нибудь такое.

Вот, например, есть такой человек по имени Александр Книвель, который был экспертом совета по гражданской авиации, был человеком, который активно высказывался на тему катастрофы малазийского Боинга. Вот он говорил: думаю, что от нового фильма британского телеканала можно ждать сенсационных подробностей. Англичане не стали бы так его преподносить.

С.Пархоменко:Я – гром, я – молния. Я выстрелил и в кого-то попал. Была человеческая жизнь – нет человеческой жизни

Вот интересно, посмотрел ли он это кино. И посмотрел ли это кино Алексей Пушков, глава международного комитета Государственной Думы, который написал накануне его: будет ли фильм BBC, — спросил он, — который может приблизить правду о сбитом Боинге? Лживые маски начнут спадать.
Вот я надеюсь, что, да, действительно, теперь он убедился, что лживые маски постепенно спадают, и он может увидеть, что, в сущности, остается только одна реальная версия того, что там произошло. Я подробно об этом говорил в прошлой программе, просто отмечаю, что вот теперь произошло и это событие.

34 минуты паузы на новости – и мы с вами вернемся к программе «Суть событий», со мною, с Сергеем Пархоменко.

НОВОСТИ

С. Пархоменко 21 час 35 минут в Москве, это вторая половина программы «Суть событий», я Сергей Пархоменко. Номер для смс-сообщений – +7-985-970-45-45.

Первую половину программы я посвятил четвертой годовщине событий 6 мая 12-го года, исторических событий, которым предстоит остаться в летописи истории России. Не легче, конечно, от этого тем, на чью, собственно, жизнь, на чью судьбу наступили, такой вот этой вот чугунной ногою наступили эти события, все это обошлось им достаточно тяжело.

У меня спрашивают: «На Болотной площади, — пишет мне Игорь, – были десятки тысяч людей-свидетелей. Что вы думаете о возможности проведения общественного процесса по этому событию?» Я не вижу никаких шансов провести общественный процесс по этому событию в государстве, которое вступило на путь вот этого полицейского террора, которое демонстрирует своим гражданам, что любое участие в какой бы то ни было гражданской активности и в общественном протесте для них чревато просто жизненной трагедией, они могут вот таким случайным образом оказаться по жребию выбраны для демонстративного наказания.

В этих обстоятельствах никакой общественный процесс невозможен, никто не позволит его провести и никто не позволит о нем рассказать, что является важнейшей частью общественного процесса. Но я нисколько не сомневаюсь, что в тот момент, когда история России сделает свой следующий оборот, в тот момент, когда в России наступит момент такого освобождения от сегодняшнего этого морока, и возникнет следующая республика, произойдет не общественный процесс, а реальный процесс.

Потому что, как справедливо говорят люди, которые подробно занимаются историей вот этого самого Болотного дела, у этой клеветы, у заведомо неправосудных приговоров и лжесвидетельств есть реальные имена. Это конкретные люди с именами и фамилиями, те, которые лжесвидетельствуют, те, которые ложно обвиняют, те, которые фальсифицируют доказательства, те, которые выносят заведомо неправосудные приговоры, это люди, у которых есть нормальные паспортные данные, эти люди должны будут понести наказание, и я нисколько не сомневаюсь, что они понесут наказание.

Что является для меня интересным, это то, удастся ли уйти от этого наказания людям, которые обеспечивали идеологическую и информационную поддержку этого. Я, например, хотел бы напомнить, что важнейшим элементом этого процесса были материалы, которые были специально для этого процесса предоставлены и специальным образом препарированы, которые были созданы такой организацией под названием телеканал Kontr TV.

Сейчас уже мало кто про это помнит, но это был такой телеканал, который был создан на кремлевские деньги специально для того, чтобы оказывать такую недобросовестную конкуренцию тем телеканалам и тем средствам массовой информации, которые давали трибуну для вот этой протестующей группы населения. Ну, дальше у них эти деньги отобрали, все это там не пережило ни одного дня после того, как эти кремлевские деньги были переданы другим проектам в другие руки, но люди-то эти есть, они никуда не делись.

Есть человек по фамилии Минаев, есть человек по фамилии Багиров, есть человек по фамилии Красовский, есть целый ряд других людей, которые усердно прилежно трудились на этом телеканале Kontr TV, и которые положили много сил на то, чтобы обеспечить людей, которые впоследствии стали лжесвидетелями, лжеобвинителями и лжевыносителями неправосудных приговоров, обеспечить их материалом.

Я думаю, что эти люди тоже должны нести свою часть ответственности, я думаю, что это люди, которые должны быть за подлость, которую они тогда совершили и в которой они не раскаялись, заметим, люди эти должны быть наказаны. Люди эти должны получить, что называется, по заслугам.

Вот что я на эту тему думаю. Так что, давайте подождем. Несомненно, однажды это случится, и я думаю, что мы с вами это увидим своими глазами.

С.Пархоменко:Было выбрано вот такое решение: просто пугать, пугать бессмысленным насилием

Из тех смсок, которые пришли за это время, есть несколько, которые посвящены вот этому замечательному концерту, который произошел вчера на развалинах знаменитого амфитеатра в Пальмире. Я напомню, что оркестр под управлением Валерия Гергиева там выступил. У меня спрашивают, кто, на мой взгляд, это придумал. По-моему, все очевидно – это придумал Гергиев. Он опытный артист, он замечательный музыкант, несмотря на все странности его натуры, но этого у него уж точно не отнимешь. Он блистательный шоумен, он придумывает всю свою жизнь разные эффектные штуки, и вот придумал еще одну такую эффектную штуку, тем более, что не первый раз, он это сделал по образцу. Однажды – многие это теперь вспоминают – он играл в Цхинвали вот примерно в таких же обстоятельствах.

И, в общем, конечно, это было бы красиво. И ничего тут как-то не скажешь, действительно, это великое место, это поразительный антураж, потрясающая архитектура, уникальный памятник, и появление там хорошего оркестра из Мариинки во главе с замечательным дирижером – вещь, которой можно только порадоваться, и это вещь очень символичная.

Но мне очень жалко, честно говоря, что эту красивую вещь, эту хорошую, так сказать, шоу-идею потратили на отмывание репутации Ролдугина. Вот это вот обидная вещь. И это такая фальшивая нота, конечно, во всей это истории, когда вдруг оказалось, что вот это все величие, вот эту вот спасенную – идеологема же заключается в этом, что русская армия спасла для человечества один из величайших исторических памятников – Пальмиру – вот это все обменяли на то, чтобы чуть-чуть помочь Ролдугину, который оказался опозорен всеми вот этими обстоятельствами – историей с панамскими бумагами, историей с офшорами, которые использовались, по всей видимости, для того, чтобы складывать туда деньги, тем или иным образом аффилированные с семьей президента Российской Федерации.

Так, во всяком случае, это следует из огромного количества комментариев, которые мы читаем и которые, по всей видимости, выглядят очень основательно. Так вот, сегодня это имя ассоциируется только с этим. Нужно было попытаться проассоциировать его с чем-нибудь еще.

Я посмотрел, например, как описывает всякая мировая пресса эти вчерашние события – ну, номер не удался, конечно, потому что, несомненно, каждый раз после упоминания фамилии Ролдугина стоит запятая, и после этой запятой написано: человек, который, судя по опубликованным панамским документам, держал офшоры, в которые складывали деньги, аффилированные с президентом Путиным.

Вот это повторяется снова, снова, снова и снова. Никто не хочет остановиться на том, что там выступил хороший виолончелист Ролдугин и сыграл такое-то произведение – точка. Нет я не видел ни одного такого текста. Это всегда выглядит таким образом: тот самый Ролдугин, который – криминальные коррупционные деньги высокопоставленных российских чиновников и олигархов.

И это, конечно, очень сильно смазало дело. Вот все это устроить, для того чтобы отмыть Ролдугина попытаться – это мелочная глупая история, которая просто еще раз демонстрирует нам, что вся сирийская эпопея – это инструмент совсем других историй, устроенный совсем в других интересах, устроенный совсем в другом замысле не для того, о чем поет сегодня российская пропаганда.

Не судьба сирийцев интересует российское руководство, не судьба сирийских исторических памятников, не справедливость, не какая-то большая геополитика, а возможность с помощью этих сильных ощущений отмывать какие-то российские обстоятельства. Ну, в частности, агрессию на Украине, а вот теперь пригодилась, видите, эта Сирия и для того, чтобы чуть-чуть как-то помазать пострадавшего вот этого держателя кошелька. Ему сильно досталось, его как-то сильно опозорили.

Не очень понятно, как ему выправляться. Я, например, совсем не представляю себе сегодня концерта Ролдугина в каком-нибудь крупном европейском зале. Вот кто его позовет? Он, в общем, не очень, как я понимаю, на это претендует просто по своему собственно артистическому музыкальному классу, я уж говорил как-то раз, что он музыкант очень-очень-очень средний, никакой особенной артистической карьеры у него нет, но теперь ее совсем быть не может, потому что, ну, придется на афише писать: выступает тот самый Ролдугин, который – и так далее, и дальше все обстоятельства из панамского досье. Ну вот, попробовали спасти с помощью Пальмиры – пока, вроде, ничего не получилось.

Давайте поговорим с вами про Трампа. Давайте поговорим с вами про то, что на этой неделе фактически стало понятно, что одним из двух претендентов на пост президента Соединенных Штатов стал Дональд Трамп. Формально, конечно, предстоит еще важное событие, в середине июля в американском штате Огайо в Кливленде состоится так называемая конвенция республиканской партии, ну, такой съезд республиканской партии, который должен окончательно назначить Трампа кандидатом.

Что это означает для него? Это означает, что с этого момента весь, так сказать, аппарат и все ресурсы республиканской партии должны будут задействоваться в его избирательной кампании. Там будет не просто в этом самом Огайо, и уже сейчас понятно, что вполне вероятно, что это будет странная, а, может быть, даже удивительная вот эта конвенция, потому что, ну, по правилам она должна механически утвердить то, что произошло в результате этой огромной серии праймериз во всех американских штатах. Но я думаю, что сейчас юристы республиканской партии лихорадочно штудируют свои собственные правила, регламенты и уложения, пытаясь понять, нельзя ли как-нибудь из-под этой истории вывихнуться.

Вот сегодняшняя новость, которая заключается в том, что по существу первое лицо в сегодняшней республиканской партии, человек по имени Пол Райан, он спикер парламентского большинства – ну, вы знаете, что в нижней палате парламента, в палате представителей США большинство держат сейчас как раз республиканцы, и вот во главе их, и он же спикер палаты, этот самый Пол Райан, который высказался, надо сказать, чрезвычайно резко по поводу вот этого выдвижения Трампа в первые претенденты.

Он сказал, ну, примерно так, это не дословная цитата, но очень близко, он сказал, что: я, конечно, понимаю, что наша партия не каждый раз выдвигает очередного Рейгана или очередного Линкольна – надо сказать, что это два имени, которые республиканской партией американской всегда упоминаются в качестве самых ярких их вершин – вот наш был Рейган и наш был Линкольн. Так вот: не каждый год нам достается очередной Рейган или очередной Линкольн, — сказал Пол Райан, но тем не менее, как он сказал, — я не готов к тому, чтобы выдвинуть в качестве претендента от нашей партии этого человека. Ну, это означает, что это будет интересно.

С.Пархоменко:Эту хорошую шоу-идею потратили на отмывание репутации Ролдугина

А, собственно, какого человека? Вот очень много всяких разговоров, очень много всяких насмешек, но вообще из этой избирательной капании, которую уже сейчас провел Трамп, можно извлечь некоторое количество важных пунктов очень простых, очень ясных. И я бы хотел их вам напомнить, чтобы вы примерно представляли себе, о ком идет речь, и что такое вот этот самый Дональд Трамп помимо того, что он такой смешной, что у него какой-то на голове стог сена дурацкий, и он построил некоторое количество каких-то удивительных зданий в Соединенных Штатах, и он бесконечно женится на каких-то смешных девицах, предпочитая почему-то все время какую-то Восточную Европу, бесконечные какие-то у него девицы с Балкан, или откуда-то из Болгарии, или откуда-то еще. Почему-то он большой специалист именно по этим краям, есть, видимо, в этом какое-то специальное сексуальное извращение.

Но помимо этого – а что, собственно, он такое? Да вот смотрите, что такое Дональд Трамп – президент Соединенных Штатов?

Дональд Трамп заявил, что он собирается депортировать всех нелегальных эмигрантов, которые имеются на территории Соединенных Штатов. Их сейчас больше 12-ти миллионов человек по приблизительным подсчетам, а точных подсчетов никаких нет, потому что на то они и нелегальные мигранты, чтобы они были нелегальные, и чтобы их очень трудно было учитывать, чтобы очень трудно было их по головам считать, чтобы очень трудно было быть уверенным, что мы знаем про каждого из них, что с ним происходит. Вот примерно 12 миллионов.

И вопрос не только в этой депортации, вопрос в средствах, которые Трамп собирается для этого применить. Он говорит о том, что он создаст специальную спецслужбу, такие депортационные команды, которые будут метаться по территории Соединенных Штатов, собирать этих самых нелегальных эмигрантов и силой вывозить их с территории Соединенных Штатов. То есть, он говорит о том, что, мы будем систематически нарушать права человека, мы будем терроризировать наше собственное население, мы будем применять силу – вот что он говорит по этому поводу.

Вторая история – запретить въезд в Соединенные Штаты мусульманам. Тут происходит одно небольшое обстоятельство: а как он собирается в целом отличать мусульман от не мусульман? Совсем не все мусульмане одеты в какие-то специальные национальные одежды, совсем не каждый мусульманин держит в руках Коран, или, там, непрерывно перебирает четки и произносит по себя какие-то суры из священных текстов. Мусульмане бывают разные. Он как будет это контролировать? Это означает, что тоже он готов какие-то специальные организовать нарушения человеческих прав и вести дело каким-то особенно абсурдным образом.

Он собирается построить стену вдоль границы с Мексикой. Причем, заставить Мексику платить за эту стену. Это совершено безумная затея. Совершенно очевидно, что никакое разумное государство не может пытаться таким образом отгораживаться от своего соседа. Это все-таки не история с Израилем и какими-то террористическими образованиями на палестинских территориях, которые приходится огораживать забором. Все-таки речь идет об огромной стране Соединенных Штатах и огромной стране Мексике, там 3 тысячи километров этой границы, и совершенно ясно, что реализовать это невозможно, можно только сделать из страны посмешище.

Он собирается передоговориться заново со всем миром, как он объявляет. Я, дескать, очень хороший переговорщик, я умею заключать выгодные сделки, я умею обманывать своих партнеров, я сейчас со всеми заново передоговорюсь. Прежде всего, — говорит он, — я передоговорюсь заново с Китаем, не так как сейчас с ним договорились Соединенные Штаты. Это означает, что этот человек собирается систематически отменять, нарушать и презирать разного рода международные договоры и конвенции, которые заключены американским правительством.

Он собирается устроить войну с Исламским государством, полномасштабную наземную войну и говорит о том, что он найдет какого-нибудь парня, как он выразился, который будет не хуже генерала Паттона, который сможет поставить ему на службу военную машину.

Еще он собирается учредить пытки на допросах террористов. Еще он собирается придумать, как он выразился, определенную форму наказания для женщин, сделавших аборт. Еще он собирается полностью отменить реформу здравоохранения, которая является крупнейшим достижением периода правления Барака Обамы. Много чего всякого он собирается устроить.

Понятно, что половину из этого он делать не будет. Совершенно очевидно, что большая часть этих его безумных заявлений и безумных обещаний просто прекратится в ту минуту, когда и если вдруг он окажется президентом Соединенных Штатов. Но совершенно очевидно, что это человек, которому предстоит, если вдруг окажется, что он управляет Соединенными Штатами, оказаться такой тяжелой болезнью для Соединенных Штатов.

И именно поэтому – вот почему я трачу на это столько времени и почему я от наших каких-то политических обстоятельств перешел туда – именно поэтому, вот обратите внимание, как постепенно российское руководство на самых разных своих уровнях, начиная от отдельных депутатов Государственной Думы и руководителей отдельных ведомств, в особенности дипломатического ведомства и Администрации президента, и вскоре к этому, несомненно, присоединится и президент Путин, российское государство постепенно начинает открыто хотеть Трампа на стуле президента Соединенных Штатов. Как постепенно усиливаются, утяжеляются эти ставки, как все яснее и яснее становится, что ужасно хотелось бы сегодняшним российским руководителям увидеть этого абсолютно безграмотного, абсолютно безумного, наглого, отвратительного лжеца, увидеть его на этом месте. Зачем? В надежде на то, что он на какое-то время парализует американскую государственную машину. Это совершенно очевидно.

Ведь предполагается, что это будет примерно так, как это бывает с человеком, который подхватывает какой-то вирус. Вот что в этой ситуации делает человеческий организм? Человеческий организм укладывается в постель, человеческий организм начинает вырабатывать всякие антитела, он начинает поднимать сам у себя температуру – в общем, он перестает заниматься чем бы то ни было в окружающей жизни и весь мобилизуется на борьбу с болезнью.

Вот совершенно очевидно, что появление Трампа на президентском месте, если вообразить себе это событие, я намеренно много раз уже здесь это повторил, хотя понятно, что огромное количество людей, которые хорошо понимают в американской политике, говорят, что, в сущности, выдвижение Трампа в качестве основного кандидата от Республиканской партии означает только одно – означает легкую быструю гарантированную победу кандидата от Демократической партии, каковой, по всей видимости, будет Хиллари Клинтон, там, технически, возможно, что это будет не так, но именно технически. На самом деле совершенно ясно, что это она будет кандидатом.

Но тем не менее, я продолжаю как-то исходить из этого безумного предположения, что Трамп оказался президентом, и понятно, что на протяжении многих месяцев, а, может быть, на протяжении нескольких лет, вся политическая машина Соединенных Штатов вынуждена будет заниматься его нейтрализацией. Нужно будет его, как вот вирус, образовавшийся внутри организма, как-то победить, выработать к нему какие-то антитела и как-то научиться функционировать дальше, при том, что в кресле президента сидит вот эта вот штуковина, которая там оказалась.

Очень бы хотелось этого сегодняшнему российскому руководству. Они очень надеются. Это совершенно безумная надежда, которая показывает, до какого внешнеполитического ничтожества эти люди дошли, что они вынуждены на это ставить. Они вынуждены надеяться, что во главе Соединенных Штатов окажется безумец, и вот только это, считают они, может им как-нибудь помочь. Может, например, отвлечь мир от того, что происходит в России и от понимания того, в каком положении оказалась Россия и во что она превратилась на протяжении последних лет с тех пор, как она сделалась агрессором.

Мне пишут: «Конгресс не позволит Трампу ничего подобного». Ну, конечно, не позволит. Но на то, чтобы не позволить Трампу ничего подобного, придется приложить много сил, придется потратить на это много времени, много разговоров, придется как бы сконцентрировать свое внимание и свои усилия и отвлечься от всего остального.

С.Пархоменко:Трамп готов какие-то специальные организовать нарушения человеческих прав и вести дело каким-то особенно абсурдным образом

Так что, конечно, с точки зрения Соединенных Штатов, я думаю, что в результате все будет хорошо для них. Но времени и сил уйдет много, если вдруг это случится. Мне жаль, что мы с вами наблюдаем своими глазами, как Россия вынуждена на это надеяться и на это ставить. Вот что важно знать по поводу отношения России к выборам, которые происходят в Соединенных Штатах.

На этом я давайте закончу программу «Суть событий» на этой неделе. Мы встретимся с вами в будущую пятницу, хороших вам выходных и замечательных вам праздников. Это был Сергей Пархоменко. Всего хорошего, до свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире