'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 22 января 2016, 21:10

С. Пархоменко 21 час и 9 минут в Москве, это программа «Суть событий», добрый вечер. Все в порядке, все на своих местах. Номер для смс-сообщений — +7-985-970-45-45. Сайт www.echo.msk.ru, на нем много разного прекрасного: например, кардиограмма прямого эфира, например, возможность отправлять сюда ко мне на экран разные сообщения. Можно также смотреть трансляцию из прямого эфира. Так что, заходите.

Давайте начну программу, чтобы, не дай бог, как-то время раньше ожидаемого не кончилось. А то, знаете, бывает, откладываешь-откладываешь, а тут-то оно – бац, и все. Начну программу с того, что, во-первых, обещал, а во-вторых, и сам считаю чрезвычайно важным, скажу про то, напомню, точнее, про то, о чем, я думаю, многие уже читали. Особенно если у вас есть аккаунты в разных социальных сетях, если вы проводите хоть сколько-нибудь времени в интернете, то знаете, что завтра, в субботу, в 2 часа дня в Москве на площади Яузских ворот – это относительно новое для такого рода мероприятий место, но это в центре, недалеко от метро «Китай-город». Так вот, на площади Яузских ворот произойдет митинг очень важный, митинг, посвященный идеям свободы, гарантированной Конституцией, митинг, посвященный людям, которых начали сажать по вновь принятой статье Уголовного кодекса, 212-й статье – это, собственно, статья, предназначенная для тех, кто хочет участвовать в разного рода массовых мероприятиях, гарантированных Конституцией, у нас есть свобода собраний.

С.Пархоменко: Последовательно принимаются законы, направленные на то, чтобы свести на нет всякую гражданскую активность

И вот у нас есть уже, я не помню точно, кажется, четыре человека, которые проходят по этой статье, и есть один человек, который уже получил настоящий тюремный срок. Его зовут Ильдар Дадин, он получил три года по этой самой статье 212 за то, что он был несколько раз активным участником массовых мероприятий, гарантированных российской Конституцией, причем гарантированных в уведомительном порядке. Напомню, что никто ни у кого не должен просить на это разрешения. Однако власти в разных российских городах, и прежде всего в Москве, завели такой порядок, когда фактически они оставляют за собой право разрешить или не разрешить.

И вот в эти самые дни происходит как-то большая тяжба по поводу шествия, которое должно быть посвящено годовщине убийства Бориса Немцова. Я думаю, что опять это будет непросто, опять московские власти будут пытаться нарушать закон. По закону, они не имеют права запретить это, но будут пытаться каким-то образом в этот процесс организации этого события вмешаться.

Итак, завтра, в субботу, в 14 часов, в 2 часа дня, на площади Яузских ворот вот этот вот митинг в защиту нашего с вами права выражать свое мнение свободным конституционным образом. Я думаю, что это вещь чрезвычайно важная.

Вообще последовательная атака на наши с вами гражданские права, мы ее наблюдаем на протяжении последних теперь уже почти пяти лет, начиная с 11-го и 12-го года, когда был подъем гражданского движения в Москве и в других больших городах. И вот последовательно принимаются законы, которые прежде всего направлены на то, чтобы свести на нет всякую гражданскую активность в России. Был большой пакет таких мер предложен президенту и президентской администрации, мы помним, что, если я правильно понимаю, в конце 13-го года было такое совещание у президента, где основные направления этого утеснения предлагал такой сенатор Клишас, юрист, адвокат в прошлом. И одно из воплощений этой общей затеи мы наблюдаем с вами еще на этих днях.

Вы знаете, я думаю, что вы это уже слышали, это довольно активно обсуждалось, особенно вчера, что предложен очередной законопроект, он формально внесен в Думу – законопроект, который вносит поправки в закон о некоммерческих организациях, который регламентирует то, что теперь будет считаться политической деятельностью. Политической деятельностью будет являться теперь – у меня нет никаких сомнений в том, что этот закон будет принят, поэтому я теперь говорю о нем в таком уже утвердительном смысле – политической деятельностью будет являться фактически любая попытка оказать влияние на общественное мнение, потребовать принятия какого-нибудь закона, или упразднения какого-нибудь закона, или изменения какого-нибудь закона, или обращения к каким-то ответственным лицам.

Ну, вот, например, деятельность сообщества «Диссернет», которым я занимаюсь на протяжении последних нескольких лет, в сущности, вся эта деятельность ведет к тому в частности, в узком смысле ведет к тому, чтобы изменить систему научной аттестации кадров в России и изменить всю систему присуждения вот этих самых кандидатских и докторских степеней, которые превратились просто в моду и в предмет широкомасштабного мошенничества и привели к созданию такой гигантской индустрии вокруг себя, индустрии мошеннической, несомненно. Да, мы, несомненно, настаиваем на том, чтобы этот регламент и законы, связанные с этим, были бы изменены. Таким образом, мы занимаемся политической деятельностью теперь, по этому закону.

С.Пархоменко: Политической деятельностью будет являться фактически любая попытка оказать влияние на общественное мнение

Более того, есть еще один важный, будет, точнее, один важный признак политической деятельности – это высказывание каких-либо критических замечаний относительно действий государственной власти.

Вот некоторое время тому назад, может быть, вы помните, был большой-пребольшой скандал, когда два каких-то совершенно безграмотных чиновника из Министерства юстиции умудрились назвать одну из организаций, которая входит в систему международного «Мемориала», правозащитный «Мемориал» так называемый – назвать их организацией, которая угрожает конституционному строю в России на основании того, что эта организация дважды высказалась на своем сайте. Один раз – по поводу так называемого «Болотного дела», признав неправосудным решение по этому делу. А другой раз – когда они напомнили о том, что действия Российской Федерации в Крыму подпадают под определение агрессии, которое в свое время было дано Организацией Объединенных Наций. Просто констатировали это, просто сказали: есть такая резолюция ООН 50-х годов, которая определяет по пунктам, что такое агрессия. Вот то, что делает Россия, похоже на то, что там описано в этой резолюции.

И вот на основании этого эта организация правозащитный «Мемориал» была признана, названа, точнее, разрушителем конституционного строя в России. Был большой скандал, и было несколько обращений к тому же самому Министерству юстиции с требованием наказать этих чиновников, которые своими действиями грубо попирают Конституцию.

Так вот, теперь, после принятия вот этих поправок к закону, о которых я говорю, это станет соответствующим российскому законодательству. Действительно будет признано, что тот, кто кого-нибудь критикует, та организация, которая кого-нибудь критикует, она занимается политикой. И таким образом она окажется, несомненно, под ударом. Потому что это прямой путь к признанию этой организации иностранным агентом.

Мы с вами много раз видели на протяжении последних месяцев, что вся вот эта вот история с иностранным агентом, она полностью оторвалась от фактических событий в сфере бухгалтерской отчетности и от финансирования организаций. Колоссальное количество организаций, которые никогда не получали никакого финансирования из-за рубежа, тем не менее, получили вот это наименование иностранного агента. Ну, например, по аналогии. К примеру, есть несколько организаций, совершенно независимых друг от друга, которые назывались «Голос», там было несколько региональных организаций, часть из них не получали никогда никакого финансирования ни из-за каких рубежей. Тем не менее, постольку поскольку московский «Голос» был признан иностранным агентом, они тоже сделались иностранным агентом.

То же самое происходит с «Мемориалом». Несколько десятков организаций являются «Мемориалами». Это не иерархическая компания, а это самостоятельные юридические лица, самостоятельные организации. И вот теперь среди тех организаций, их уже больше десятка вот среди вот этих организаций, которые входят в общество «Международный Мемориал». Так вот, среди этих организаций есть несколько таких, например, которые вообще не имели никогда никакого финансирования: ни наружного, ни внутреннего, ни зарубежного, ни внутрироссийского. Бывают такие общественные организации, которые умудряются действовать вообще без финансирования. Поскольку это чисто такое гражданское начинание, у них, собственно, нет никаких особенных расходов, требующих какой-нибудь оплаты, они вот пытаются обходиться чисто волонтерской деятельностью. И вот, скажем, одна из таких организаций (она находится в Рязани, насколько я знаю) получила вот этот самый статус иностранного агента.

Для общественной организации, которая работает за пределами Москвы, это смертельно, это означает, что она полностью оказывается парализованной, и никто не станет иметь с ней дело, никто не позволит ей проводить свои мероприятия, никто не пустит ее ни в какие помещения никаких государственных учреждений и так далее. И для организации, например, просветительской, той, которая занимается историей, той, которая занимается восстановлением исторической справедливости, для которой, например, очень важно иметь дело и с учебными заведениями, и с детьми, и иметь возможность выступать публично и так далее – для них это абсолютная фактически смерть.

Вот то, что последовательно происходит в России, и в том числе вчера продолжилось в очередной раз. Я думаю, что это одно из важных событий недели, и я просто обязан был бы об этом тоже сказать.

Ну, вообще обычно это время, вот конец января, последняя неделя января, уже много-много лет можно заранее предсказывать, что будет главной новостью этой недели – это события в швейцарском городе Давосе, где собирается Всемирный экономический форум и обсуждаются важнейшие политические и экономические события года и, главное, важнейшие политические и экономические перспективы. Давос всегда направлен на обсуждение того, что еще только предстоит международному сообществу, а не только на анализ того, что уже случилось.

Надо сказать, что Россия последовательно систематически предпринимала в течение последних нескольких лет усилия, которые были направлены на то, чтобы снизить статус этого традиционного форума. Создавались всякие альтернативные события: и вот Петербургский форум, и так называемый Гайдаровский форум. И последовательно Россия снижала уровень своего присутствия там. Вообще принято, чтобы на этих самых давосских форумах принимали участие какие-то очень высокие представители: там много и президентов, и королей, и премьер-министров, и обычно много министров иностранных дел или руководителей национальных экономик, национальных банков и так далее.

Россия последовательно как бы зажимает свою собственную делегацию, но в этом году этого, в общем, даже и не пришлось делать, потому что за прошедший год Россия окончательно переместилась в положение государства-изгоя. Мы можем, в общем, это уже констатировать. И она просто естественным образом сама собой выпала из вот этой вот мировой повестки дня.

Нынешний форум в Давосе в качестве своей основной темы предложил обсуждение так называемой четвертой индустриальной революции в мире. Ну, мы с вами понимаем, о чем идет речь – это прежде всего революция информационная и революция энергетическая. Вот два основных направления: то, что происходит с альтернативными источниками энергии, то, что происходит с отказом последовательным от углеводородов. Прежде всего, конечно, здесь на ум приходит резкий прорыв, который произошел за буквально последние пару-тройку лет в области автомобилестроения без использования бензина. И, в общем, дело идет к последовательному сокращению потребности в нефти.

Есть большой спор на эту тему, в том числе и большой технологический спор. В частности, например, совсем не очевидно то, что касается влияния вот этих новых технологий на окружающую среду. На самом деле там все не так просто, как это кажется. Ну, люди, скажем, которые занимаются этим самым электрическим автомобилестроением, они, конечно, говорят, что, да, вот смотрите, наши автомобили не портят природу, и они изначально экологичны.

Я вот на этих каникулах на Новый год был в одном европейском городе и видел просто припаркованный автомобиль, обычный автомобиль – по-моему, это была Тойота. И под ветровым стеклом лежал такой плакатик самодельный, сделанный владельцем, что, уважаемый полицейский, — там было написано, — этот автомобиль полностью электрический, он не потребляет никакого бензина, у него нет бензобака. Соответственно, он не портит природу, он является дружественным к городской среде. И поэтому, распоряжением наших городских властей, я имею право парковаться бесплатно. Пожалуйста, обратите на это внимание и не запихивайте мне под дворники никаких объявлений о штрафах, я могу здесь бесплатно стоять. Очень трогательное было такое длинное-длинное послание, обращенное к полицейскому, такое очень витиеватое и несколько высокопарное, но полное собственного достоинства. Человек писал, что, видите, я берегу природу, поэтому не смейте меня ни за что штрафовать.

Так вот, по всей видимости, это не совсем так, потому что если вглядеться в то, а, собственно, сколько нужно сжечь, например, угля или еще чего-нибудь такого, для того чтобы произвести это самое электричество, с помощью которого будет ездить машина – электричество-то откуда возьмется? Из сети. А в сеть оно как попадет? Из электростанции. А электростанция какая будет? Ну, пока еще сегодня эта электростанция, скорее всего, будет какая-нибудь грязная и вонючая, она будет дымить, она будет с высокой степенью вероятности питаться углем или, в лучшем случае, газом. С газом немножко лучше, но, в общем, все равно. А то, может, глядишь, и мазутом. Так что, все совсем не так просто. Недостаточно переделать автомобили в электрические, нужно еще позаботиться о том, чтобы выработка электричества для этих автомобилей была бы экологичной.

Вот это все будут обсуждать в частности в Давосе, вот об этом обо всем они будут говорить. Они будут говорить также, несомненно, об огромном поднявшемся движении, связанном с благотворительностью в мире. Вы знаете, что несколько больших компаний, прежде всего известная история с Биллом Гейтсом, который просто все свое состояние направил на благотворительные цели. Там, кстати, тоже все не так просто, потому что он направил таким образом, что он фактически сам, тем не менее, может распоряжаться этими своими финансами.

С.Пархоменко: За прошедший год Россия окончательно переместилась в положение государства-изгоя

Вот это тоже часть этой самой революции индустриальной, которая происходит, когда все больше и больше денег распределяется вот так, по непосредственной воле тех, кто эти деньги зарабатывает, минуя государство, минуя разного рода налоговые органы и минуя государственную налоговую политику.

Что здесь может сказать Россия? Какое она имеет отношение ко всем этим разговорам? Вот я специально говорил последние пятнадцать минут, или десять минут, о тех темах, которые, по всей видимости, будут обсуждать самые влиятельные люди в мире, самые богатые люди в мире, самые успешные люди в мире. В значительной мере, я вам замечу, самые умные люди в мире, самые занятые люди в мире съедутся в швейцарский город Давос, чтобы обсуждать вот то, о чем я говорил последние десять минут.

А вы, наверное, последние десять минут слушали меня и думали: боже мой, что он несет? О чем это все? Какое это имеет отношение к тому, чем мы сейчас живем? При чем здесь мы? Почему он не говорит о том, что нас действительно волнует? У нас совершенно обезумевшие какие-то раздувающие ноздри странные люди в Чеченской республике с собаками, с клыков которых капает пена, обвиняют и угрожают смертью каким-то людям на глазах у изумленной публики, на глазах у партии и правительства и на глазах у полиции и прокуратуры. Вот об этом же, наверное, надо говорить? Чего он нам про электрические автомобили, про какие-то экологические электростанции, про благотворительность? Какое нам дело до этого всего?

Дорогие друзья, вот в этом, собственно, вся и штука. Вот этот разрыв и характеризует ту колоссальную яму, в которой Россия сегодня оказалась, в которую Россию завело руководство страны сегодня. И заметим, что оно это сделало совершенно немотивированно. Не то что вот сложились какие-то такие обстоятельства, благодаря которым вот совершенно неизбежно мы должны были оказаться в этой изоляции, мы должны были оказаться в этом отцепленном вагоне, когда поезд куда-то уехал. Вот в частности сейчас он проезжает в Давос со всеми этими разговорами, а мы продолжаем стоять на станции Бологое, как в истории про рассеянного с улицы Бассейной.

Никто же, что называется, нас в этот вагон не загонял, сами залезли. Потому что никто не загонял ни в Крым, ни в Донбасс, о котором все давно уже забыли, ни в Сирию, о которой тоже уже почти никто не разговаривает, ни в историю с самосанкциями, которым, между прочим, полтора уже года. Никто совершенно Россию не заставлял оказываться в этой заднице, ее добровольно завело туда руководство России на сегодня.

Я вот, когда начался очередной виток финансового кризиса, который мы сейчас переживаем, стал разглядывать разные недавние заявления президента Путина. Он в нескольких обстоятельствах одними и теми же словами, даже вот так одинаково как-то помахивая пальчиком правой руки, рассказывал собеседникам одну и ту же историю про то, что вот поскольку доллар стоит теперь гораздо больше рублей, то мы от этого сильно выигрываем. Продали товара на один доллар – ввезли в страну, — говорил он, — 42 рубля. Потом через некоторое время сказал: продали товара на один доллар – ввезли в страну 49 рублей. Ну, вот он очень любил про это поговорить в разных обстоятельствах одними и теми же словами. И всегда присказка перед этой речью была одна и та же: ну, понимаете, у нас такая экономика, что она вот вся связана с нефтью, и это долгий-предолгий процесс, из этого выбраться. Дружище, ты находишься у власти 16 лет! Этот долгий-долгий процесс давно должен был кончиться.

Это первая половина программы «Суть событий», я прервусь на этом месте. Через три-четыре минуты вернусь, после новостей, снова во вторую половину программы со мною, с Сергеем Пархоменко.

НОВОСТИ

С. Пархоменко 21 час и 35 минут в Москве, это вторая половина программы «Суть событий», я Сергей Пархоменко. У нас с вами ужасное несчастье: по-моему, у нас сломалась кардиограмма прямого эфира. Вот горесть случилась. В общем, сообщают мне, что она каким-то поразительным образом не работает. Ну, и бог с ней, между нами говоря, все равно никакого особенного смысла в ней нет. Зато все остальное работает на сайте www.echo.msk.ru, работает также номер для смс-сообщений +7-985-970-45-45.

Мы говорили с вами о том, что как-то по ходу вот этого вот финансового кризиса… А я забыл поставить вас в известность, между прочим, о том, с чего я теперь собираюсь начинать все свои программы. Вот видите, пропустил, привычка еще не появилась. Что нефть у нас на этой неделе, вот, собственно, вчера она была совсем около 27 долларов за баррель. Причем это та хорошая нефть, так называемая легкая нефть. Та нефть, которая добывается на территории России, она обычно еще и с некоторой скидкой от этой цены продается. Доллар в какой-то момент у нас всходил выше 82 рублей. Евро у нас прогулялся выше 92 рублей. Так что, ну, в общем, как-то было за чем последить и было чему поужасаться.

Мне кажется, что, ну вот сейчас небольшая пауза, там есть некоторые такие тактические обстоятельства, связанные с тем, что многие компании выплачивают разные сборы, пошлины, налоги и прочее, которые нужно выплачивать в рублях, поэтому спрос на рубль обычно в этих числах года увеличивается, компании-экспортеры продают свои доллары, и поэтому вот сейчас чуть-чуть все это приопустилось. Но я думаю, что за 120, скажем, рублей мы с вами доллар увидим в самое ближайшее время.

Хорошо, мне все-таки не быть экономистом, никто не отнесется серьезно к этим моим прогнозам и никто меня потом не обвинит в том, что я безответственно давал прогнозы держателям рублевых сбережений. Вы знаете, что экономисты, они очень не любят этого делать, они боятся этой ответственности. А мне вот можно сказать, что доллар будет выше 120. И, соответственно, если у вас есть какие-то рубли, думайте, пожалуйста, внимательно, тщательно, долго и мучительно думайте о том, что с ними сейчас делать. Потому что менять их на доллары уже сейчас мучительно больно и, судя по всему, поздно, а дальше будет еще хуже.

Так вот, объясняя все это, президент Путин любит поговорить про то, что у нас вот такая вся из себя нефтяная экономика, и сделать с этим ничего невозможно за короткий срок, — говорит он, — за короткий срок сделать ничего невозможно, потому что это очень длинный процесс. При этом, собственно, остался год еще один, после которого мы сможем сказать, что президент Путин у нас управляет страной вдвое дольше, чем президент Ельцин. И вообще, конечно, у него появится ближайший конкурент, вот с которым он будет сражаться за его рекорд – это Брежнев Леонид Ильич, который у нас правил с 1963-го по какой там?.. По восемьдесят какой-то, восемьдесят типа второй. Так что, вот как-то следующий будет такой рубеж, который надо будет преодолеть Путину. Он продолжает говорить, что как-то времени у него было недостаточно на то, чтобы справиться с этим нефтяным характером экономики.

Подождите, еще пройдет несколько месяцев, и он станет говорить, что ему денег было недостаточно. При том, что все-таки мы с вами должны помнить, что за 15 лет правления Путина страна получила 3,5 триллиона долларов. Вот пролился золотой дождь на сумму 3,5 триллиона долларов. Где экономическая, технологическая, информационная, энергетическая… Хотя нет, неправильный род. Я хотел сказать «революция». Нет, революции никакой не идет. Какой-нибудь прогресс вот в области этого всего.

Давайте вспомним все-таки, что сейчас, когда обсуждается слезание с нефтяной иглы и появление в России высокотехнологичных, достойных бурного экспорта товаров, то чаще всего имеются в виду какие-то удивительные, как это видят себе российские фантазеры, они представляют себе какие-то токарные станки, которые вот, значит, тачают какие-то высокотехнологичные железные детали. Или что-нибудь такое фрезеровально-расточное, которое что-нибудь сверлит, долбит или растачивает. Вот так они представляют себе то вот высокотехнологическое, что Россия должна была бы начать производить, вот наконец уже начать экспортировать автомобили «Лада».

Я все вспоминаю прекрасную рекламную кампанию, которую я своими глазами давно-давно, в самом начале 90-х видел в одной европейской стране. Я видел там в одном журнале рекламу автомобиля «Лада». Было написано: «Новая машина по цене подержанной!» Вот, собственно, то главное и единственное достоинство, которое продавцы этого автомобиля… Надо сказать, что это еще не худший был автомобиль, это была «Нива», там рекламировалась, которая, в общем, еще вполне ничего себе. Новая машина по цене подержанной! Вот все, что можно сказать о российском автомобилестроении и тогда, и теперь. И вот это то, о чем в своих, так сказать, влажных мечтательных снах грезит президент Путин, когда говорит о предстоящем развитии российских технологий.

С.Пархоменко: Никто совершенно Россию не заставлял оказываться в этой заднице

Ну, с ГЛОНАССом там особенно ничего не получилось, построить отечественный мобильный телефон тоже не очень удалось. Ну, вот в Давосе обсуждать более или менее нечего.

Я хотел бы все-таки вернуться к теме, по поводу которой меня многие упрекали по окончании прошлой программы. Дескать, а что ничего не говорил про Кадырова? Я напомню, что вот на прошлой неделе произошла вся вот эта история с Кадыровым и красноярским депутатом, который сначала назвал Кадырова разными словами, потом извинился. Ну, и вот предполагалось, что это важнейшее событие недели, и надо было обязательно в прошлую пятницу об этом говорить, а я об этом не говорил.

А не говорил я потому, что мне казалось, что сама по себе вот эта конфигурация: вот Кадыров, депутат, высказывание, извинение – они, в общем, и не стоят какой-то большой аналитики. Не очень понятно, чего в этом во всем анализировать. Ну, человек сказал, сказал справедливые вещи. Я имею в виду этого депутата. Потом его окружили какие-то звероватые люди, угрожали ему и пугали его, давили на него. Ну, и додавили, ну, и допугали. Ну вот, собственно, и вся аналитика, которая в этом во всем есть.

Однако дело стало развиваться, и теперь, конечно, про это стоит поговорить. Потому что, ну, все-таки мы с вами должны понимать, что происходящее с руководителями Чеченской республики – их несколько, которые приняли в этом во всем участие. Вы помните, что выступал сначала сам Кадыров, потом глава чеченского законодательного собрания Даудов, потом Делимханов, ну, и целый ряд разных деятелей поменьше и помельче.

Ну, это все нельзя объяснить просто любовью горских мужчин к какой-то джигитовке верховной инстаграмии. Просто вот их так распирает, они такие горячие, они такие страстные, у них так ноздри раздуваются, что вот им хочется как-то вот показать удаль молодецкую. Знаете, есть знаменитый анекдот – как измерить силушку молодецкую? Надо массочку умножить на ускореньице.

Вот у них массочка и ускореньице оказались такие здоровенные, что вот они, значит, начали тут вот скакать на айфонах и демонстрировать нам разные удивительные тексты, и выводить и показывать нам своих собак, и раздувать ноздри, и вот всячески демонстрировать такой вот кавказский темперамент.

Но это же ведь так не бывает, правда? Ведь в основе этого всего есть какой-то замысел, есть, во всяком случае, какая-то договоренность с Москвой, это абсолютно очевидно. Понятно, что такие вещи не делаются помимо Москвы, не делаются самодеятельным путем – ну, там, хорошо, кто-то может их начать, но рано или поздно дальше продолжение надо будет согласовывать, это совершенно ясно.

Конечно, есть какие-то внешние обстоятельства, которые подвигли руководителей Чеченской республики вот сейчас к этой деятельности, и прежде всего, я думаю, что это приближающаяся годовщина убийства Немцова, и совершенно неизбежный подъем интереса к тому, как идет следствие, и почему оно до сих пор не закончено.

Конечно, оно не закончено, но уже как бы отбомбился на эту тему глава Следственного комитета, но совершенно очевидно, что следствие не закончено, и оно не будет закончено до того момента, пока не будут найдены заказчики. Рано или поздно это, несомненно, произойдет, не при этой власти, так при следующей – ну, значит, нам предстоит ждать какие-то десятилетия до этого момента, но когда-то это произойдет, несомненно.

Так вот, понятно, что к этому моменту надо было как-то готовиться. У лидеров Чеченской республики есть пиар-агентства, которые их обслуживают. В основном, насколько я понимаю, этим занимается агентство, которое принадлежит в значительной мере Тине Канделаки. И оно такое на первый взгляд, такое довольно легкомысленное, такое, я бы сказал, «девочковое», по облику своей начальницы, но, в общем, ставит перед собой довольно значительные задачи и обещает своим клиентам комплексное пиар-обслуживание.

И ничего удивительного в том, что, например, вот эти тексты, которые были произнесены и написаны в разных социальных сетях Кадыровым, Даудовым, Делимхановым и всякими другими, они, совершенно очевидно, были написаны не ими, написаны они были разными людьми, иногда внутри самого текста можно было видеть разные руки, там, начало – от одного, конец – от другого.

И само по себе это, может быть, было бы даже забавно, если вот представить себе офис этого самого агентства «Апостол», где-то там в районе, если я правильно понимаю, в районе Патриарших прудов, где-то там в Трехпрудном переулке, или где они находятся, там сидят такие, хипстерические такие девочки с тонкими длинными пальцами и, прижимая одной рукой к уху 6-й Айфон, они длинным ногтем, тщательно накрашенным, выстукивают на своих клавиатурах вот эти кошмарные слова про каких-то поганых псов, какую-то кошмарную пену, каких-то подлых предателей и все остальное. Вот они как-то сверяются, видимо, с каким-то словарем, который заранее для них составлен, такой имеется глоссарий, из которого они берут отдельные слова для использования в этом тексте.

Это все очень смешно, но у этого всего есть политический результат. Точнее, несколько политических результатов. Один политический результат заключается в том, что для всего мира сегодня Россия внезапно оказалась страной, руководство которой не контролирует свою собственную территорию. Понимаете, это нам тут в России совершенно ясно и очевидно, что Чечня – это никакая не Россия, это совершенно отдельная территория, где происходят совершенно отдельные события, она управляется совершенно по другим законам, Конституция там не действует, прав человека никаких там не существует, а есть совершенно другие основы, совершенно другая культура, совершенно другая этика, и, в общем, к России это все имеет очень условное отношение.

Но это мы с вами здесь понимаем, а вообще-то – почитайте любую западную газету и послушайте любого западного лидера, он вам скажет, что вот в России есть разные чиновники, и есть разные государственные деятели, разные политики. И есть такой политик, называется Рамзан Кадыров, он тоже один из российских политиков, один из местных руководителей.

С.Пархоменко: Я думаю, что за 120 рублей мы с вами доллар увидим в самое ближайшее время

И вдруг оказывается, что этот человек совершенно никаким образом не контролируется Москвой. Я думаю, что люди, которые разрешали Кадырову и его команде немножко как-то потанцевать на социальных сетях и немножко как-то попускать пену и порычать публично, они на такой эффект не рассчитывали. Я думаю, что это совершенно не соответствует тем задачам, которые сегодня стоят перед Путиным и Администрацией президента и вообще российской федеральной властью, которая должна всему миру демонстрировать свою необыкновенную монолитность и совершенно очевидный железный контроль над всей страной.

Что, вот, как-то у нас тут есть Россия, и она совершенно сплочена, и вот вы можете здесь разговаривать с нами, и мы та единственная сила в России, с которой можно говорить. Не существует никакой оппозиции, – говорит Путин окружающему миру, – не существует никакого инакомыслия, есть 86%, остальные молчат в тряпочку, и я тут контролирую все, и я буду это делать вечно. Вот, собственно, тот месседж, который Путин пытается передать окружающему миру – так, грубо говоря. Вместо этого он вдруг получает вот такую вот историю, и на глазах у всего мира это происходит.

Любопытно, что когда в Чечне начинают пытаться как-то выкрутиться из этой истории, каким-то образом спасти это положение, то получается довольно комично. Самое комичное – это, конечно, сегодняшний митинг, у которого есть одна важная особенность: он произошел по-русски. Вы обратили на это внимание?

Вот речь идет о том, что Чеченская республика, народ Чеченской республики, люди Чеченской республики, старики и молодые, мужчины и женщины Чеченской республики поддерживают чеченское руководство. Это митинг в поддержку Рамзана Кадырова и других его соратников и так далее. Он происходит в Чеченской республике, где, в общем, жизнь происходит на чеченском языке. Все-таки, Чечня – это вам не Коми, где на коми языке говорит крайне мало кто, и даже, в общем, все меньше и меньше школ, где этот язык преподается. Это вам не Карелия, где тоже, в общем, не часто услышишь финскую речь.

В Чечне люди говорят по-чеченски, пишут по-чеченски, даже в социальных сетях достаточно часто ты видишь людей, которые, скажем, комментируют это самый Инстаграм Рамзана Кадырова по-чеченски. А митинг происходил по-русски. Все эти тексты были на русском языке, все эти плакаты, все эти лозунги, которые они там императивным образом навязывали, они были на русском языке, потому что они в Трехпрудном переулке все сочинены здесь.

И это очень смешно было, конечно, видеть этих бабушек, которые стоят с плакатиками, на которых написан какой-то текст, а перед текстом, знаете, такая решеточка # — хэштег. То есть, типа, бабушки это взяли из своего Инстаграма, вот предполагается, да? У каждой из этих бабушек есть Инстаграм, или что у них там есть – Твиттер, может быть, у них есть или еще что-нибудь такое. Они оттуда взяли хэштег. А с хэштег был «#Кадыров – герой России», или там что-нибудь вроде этого. Это очень забавно было бы, если бы кто-нибудь бабушкам объяснил, что, собственно, они держат в руках. Но, во-первых, не факт, что они могут прочесть эти плакатики, потому что они написаны на совершенно чужом для них языке, это совершенно очевидно.

То же самое происходило со всякими большими лозунгами на этом митинге, то же самое неслось с трибуны. Потому что эта русская речь предназначена не для участников этого митинга и не для тех, кто живет внутри Чеченской республики. Это все картинка для федеральных телеканалов. Вот та работа, которую проделали организаторы этого митинга, это создание картинки для федеральных телеканалов, потому что адресовано это все сюда, это все одни большие извинения перед Кремлем за ту кошмарную подставу, которую они в конечном итоге организовали. Начиналось все так хорошо, что, сейчас мы тут немножечко поговорим и немножко как-то подвигаем плечами, потому что нам надо подготовиться к годовщине убийства Немцова и нужно как-то подработать общественное мнение. А получилось-то вон чего в результате.

И кроме того, конечно, это адресовано еще телекомпании Russia Today и ряду других телекомпаний, которые должны это все теперь передать наружу и показать окружающему миру, что: нет-нет, все совсем не так, как вы думали, вы ошиблись, это все совершенно не по этому поводу!

Так что, видите, там что-то пошло не так со всей этой историей, и мне кажется, что это, в общем, на пользу чеченскому руководству не пойдет ни в каком смысле. Если нам стоит говорить о том, что федеральному центру предстоит что-то такое с Чечней делать и с чеченским руководством делать, куда-то их там передвигать, пересаживать, то, по всей видимости, эта мысль должна в результате всей этой нынешней истории довольно сильно укрепиться. Понятно, что с этим действительно нужно каким-то образом разбираться.

Тем более, что, ну, в целом действительно за эту неделю вместе вот с этой чеченской историей, так сказать, не просто имиджу России, или, там, картинке России, лицу России, а вот реальному положению России в мировом общественном мнении нанесены, конечно, совершенно чудовищные удары. Вот один из них – это история с этими собаками, у которых с клыков капает, которых там держит Кадыров на поводке.

Кстати, почитайте, найдите в интернете прекрасный, совершенно прелестный текст Александра Осовцова, который один из лучших в стране, я бы сказал, звероводов. У него есть свой собственный зоопарк, довольно серьезный. Он очень известный в стране человек тем, что он собрал большую коллекцию экзотических животных. А кроме того, он собачник, причем, такой высококлассный собачник. И он очень подробно обсуждает эту собственно собаку, которую держит на поводке Кадыров.

И из его текста следует, что ни на одной выставке, сколько-нибудь серьезной, с этой собакой лучше не показываться, потому что собака, во-первых, совершенно некондиционна по своей конституции – у нее тонкие лапы, и она вообще очень небольшая для этой породы, она такая мелкотравчатая. А кроме того, говорит он, у нее абсолютно внепородное поведение, у нее изуродованная психика. Собака этой породы так вести себя не должна. Ее специально мучили и специально над ней издевались, для того чтобы довести ее вот до такого состояния, — говорит Осовцов, у которого есть собаки породы кавказская овчарка, это действительно одна из самых крупных, самых красивых и, надо сказать, самых послушных, несмотря на всю свою внешнюю свирепость, самых хорошо дрессируемых собак, какие только существуют. Так что, почитайте, это интересная история.

Но вторая, конечно, к вопросу об имидже России – это, несомненно, вся вот эта эпопея с докладом об убийстве Литвиненко. Приближается 10-летняя годовщина, дело было зимой, в ноябре, если я правильно помню, 2006 года, приближается 10-летняя годовщина, и вот, наконец, следствие дошло до того, что опубликован огромный многосотстраничный доклад, где есть и вполне трагические события, и комические.

Я вот сегодня опубликовал в Фейсбуке, посмотрите, историю про то, как, оказывается, Луговой прислал Березовскому майку, на которой было что-то такое написано про полоний и про «атомная смерть стучится в твою дверь» и так далее. Ну, в общем, они шутили там на эту тему.

Но главное событие, конечно, заключается в том, что абсолютно твердо – понятно, что в дипломатичных, юридически обтекаемых выражениях – но абсолютно ясно и отчетливо признано, что это убийство не могло бы произойти без одобрения руководства России, и очень многое на это указывает. Прежде всего сам выбор инструмента для этого убийства – этот полоний не мог появиться ни из каких других мест, кроме как из государственных источников.

В общем, я думаю, что в ближайшее время мы с вами увидим этот доклад переведенным целиком на русский язык, и я очень советую внимательно его почитать, потому что нам с вами, что называется, предстоит еще много с этим докладом работать и долгие годы с этим докладом жить, потому что образ России складывается ровно из этого.

С.Пархоменко: Новая машина по цене подержанной! Вот все, что можно сказать о российском автомобилестроении

Это была программа «Суть событий», встретимся с вами завтра у Яузских ворот на митинге. А потом, в будущую пятницу, в следующей моей программе со мною, с Сергеем Пархоменко. Всего хорошего, до свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире