'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 18 декабря 2015, 21:09

С. Пархоменко 21 час и 9 минут в Москве, почти 10. Это программа «Суть событий». Я Сергей Пархоменко, добрый вечер.

Номер для смс-сообщений, как всегда, у нас +7-985-970-45-45. Сайт www.echo.msk.ru, на нем вроде в этот раз все работает – и трансляция из студии прямого эфира, вот пресловутый Сетевизор, и (что там еще у нас есть?) возможность отправлять сюда ко мне в студию сообщения, так же ровно как и смски, и можно играть в кардиограмму прямого эфира – ну, вот много чего можно. А можно было еще на протяжении последних суток задавать вопросы к этой программе с тем, чтобы я как-то постарался их использовать для подготовки, что я обычно и делаю.

Ну, вот не успел еще я включиться и выйти в эфир, как пошли смски, и я вижу, что люди читают Фейсбук. Они читают то, что я писал в последние дни, и возмущаются тем, что я писал в последние дни, и призывают меня к ответу за то, что я писал в последние дни. А я в последние дни написал несколько постов в Фейсбуке о том, что я был в Киеве, очень коротко, правда, буквально день с небольшим. Это теперь целая эпопея, добраться до Украины, потому что авиационного сообщения нет, и я в частности говорил там на этой конференции, в которой я участвовал, она была собрана несколькими такими влиятельными украинскими аналитическими центрами.

В частности, довольно известным и уважаемым на Украине центром Разумкова и несколькими зарубежными центрами. Там, например, Canon Institute, это такой американский, очень серьезный, очень важный, то, что называется, «тинк-тэнк», такая «кастрюлька с мыслями», куда собираются люди поговорить о каких-то важных вещах.

Ну так вот, на этой конференции, довольно представительной, где было много дипломатов, и с украинской, и с российской стороны – с российской, к сожалению, существенно меньше, и вообще делегация была такая, довольно немногочисленная, потому что просто люди боятся туда ехать. Боятся ехать, боятся участвовать, боятся, что будут потом неприятности здесь в России, боятся, что обвинят в каком-то там участии, в разговоре с врагами и всякое такое. В результате разговор, конечно, получается такой, немножко перекошенный и колченогий.

Так вот, я там говорил, к возмущению многих присутствующих, о том, что вот, например, российское и украинское правительство вдвоем, вместе, рука об руку, как-то очень слаженно, очень скоординированно, эффективно, буквально за несколько дней разрушили авиационное сообщение между двумя странами. И это вот тот случай, такое бывает в международных отношениях, когда – ну, вот в быту тоже такое бывает – знаете, как-то по закону все правильно, а по существу издевательство.

Да, действительно, украинская сторона имела право потребовать наказания для российских авиакомпаний, которые летали на оккупированную территорию. Крым с точки зрения международного права – сегодня это факт – с точки зрения международного права Крым сегодня – оккупированная территория, Россия совершила аннексию Крыма, и любая компания, которая имеет дело с другой компанией на оккупированной территории, в том числе, авиакомпания, которая летает на оккупированную территорию, должна быть наказана. Так что, по существу, Украина имела на это право по закону.

А если смотреть на пользу или вред, который от этого произошел, то это классический случай «назло маме отрежу себе уши». Потому что Украина несомненно заинтересована сегодня, и поразительным образом на этой самой конференции очень много слов было сказано, и очень много слез было пролито по поводу того, что вот россияне должны иметь возможность в украинские города ездить, и украинцев видеть, и видеть всю лживость российской пропаганды, и понимать, что Украина не фашистская, и не воинственная, и не агрессивно настроенная страна. И вот там дипломаты эти украинские говорили о том, что нужно организовывать какие-то караваны дружбы и экскурсии и вывозить из России людей, для того чтобы они могли посмотреть на прекрасную мирную Украину.

С.Пархоменко: Вот воткнем куколке в ручку – у врага рука отнимется, воткнем куколке в ножку – нога отнимется

Ну, хотелось им при этом сказать, что, ну, ребята, вы еще давайте и поезда тогда запретите, и автобусы, и тогда будем считать, что вы все сделали для того, чтобы как можно больше граждан России увидели мирную Украину. Ну, вот тогда можете взять с полки пирожок, все будет хорошо.

Я написал об этом у себя в Фейсбуке, многие меня за это жестоко осуждают. Я написал еще и о том, что, к сожалению, я как-то присутствовал при акции такого политического вудуизма. Когда вот люди берут какую-то подушечку для иголок, какую-то такую восковую куколку, начинают втыкать в нее булавки в надежде, что вот сейчас врагу станет больно. Вот воткнем куколке в ручку – у врага рука отнимется, воткнем куколке в ножку – у врага нога отнимется.

Вот примерно так устроена была эта конференция, потому что тем, кто туда приехал, вот тем самым людям, которые не побоялись туда приехать, которые испытывают какие-то очень важные нужные сильные чувства по отношению к Украине и к украинскому народу, вот именно этим людям было сказано, что вот сейчас они ответят за все. Это вот вы устроили войну, вы захватили, вы не повинились, не покаялись, не встали на колени, это вот вы.

Хорошо это говорить тем, кто сидит там и приехал, потому что сказать это тем, кому это следовало бы сказать – сказать это президенту Путину, сказать это российским военным, сказать это российским депутатам, сказать это всему сообществу российских политиков, которые поддерживают эту войну, вот этой огромной-огромной партии войны, которая действительно есть в России – к сожалению, эти наши украинские друзья не могут, их голос не слышен, им не удается затащить этих людей к себе и не удается до них докричаться.

Поэтому они говорят об этом, ну, грубо говоря, мне и еще нескольким журналистам, например, замечательному российскому журналисту Максиму Трудолюбову, который – многие знают, что он много лет блестяще руководит отделом мнений и аналитики в газете «Ведомости», еще нескольким экспертам и специалистам, которые, как раз их-то позиция совершенно очевидно не провоенная. Ну, вот они ровно и получили.

Об этом я написал у себя в Фейсбуке, и вот мне теперь пишут, что… вот, пишет мне Инна: «Я очень удивлена вашими словами об Украине, точнее, шокирована. Уж от кого-кого, а от вас, Сергей, никогда не ожидала. Как говорила Лилия Шевцова, не нужно все сводить к Путину. Путин – функция российской системы, представленный политическим классом — бизнесом и либералами, которые споткнулись. Большинство из них не выдержали испытания Украиной, это про вас, вы тоже, к сожалению, не выдержали» — пишет мне Инна.

Инна, почитайте внимательно то, что я писал в Фейсбуке и то, зачем я писал в Фейсбуке, попробуйте понять. И убедитесь, что речь моя шла о том, что украинские эксперты, украинские дипломаты, украинские политики бросаются совершенно не на тех, на кого им следовало бы бросаться. А бросаются на тех, до кого просто могут дотянуться.

Ну, что ж, ничего страшного, я приеду еще. И я еще раз это выслушаю, и я еще раз на это отвечу, между прочим. Потому что мне кажется, что есть вещи, которые Украине нужно делать все равно, и в украинских городах нужно делать все равно. В частности, главной моей задачей была, не побоюсь этого слова, пропаганда проекта «Последний адрес» в украинских городах.

Я считаю, что обязательно нужно это там тоже делать, нужно там вспоминать жертв политических репрессий, жертв нашей общей истории политических репрессий, к сожалению, неразделимой. И я буду продолжать это делать, и слава богу, что я нахожу там немало людей, которые понимают эту задачу, которые сочувствуют этой задаче, которые убеждены, что, да, нужно обязательно этим заниматься, которые вместе с нами, с теми, кто делает «Последний адрес» в России, будут этим заниматься. И большое им за это спасибо.

Кстати, меня спрашивают те, кто слышали радио Вести – есть такое очень хорошее радио на Украине. Те, кто слушают радио через интернет, очень рекомендую это радио. Там в частности работает наш друг и коллега Сакен Аймурзаев, там часто появляется – одной из звезд, так сказать, этого радио является Матвей Ганапольский. Я был в прямом эфире этого радио.

Меня спрашивают: ну, как? Очень хорошо – это прекрасное радио. А как Туркова? – спрашивают меня (там Ксения Туркова в качестве ведущей). Замечательно! И очень грустно, что Ксения Туркова, блестящий ведущий, замечательный журналист, не нашла себе применения здесь в России, в российской журналистике, а вынуждена была поехать работать на украинском радио, хотя и на русском языке. Это очень большая для нас для всех потеря. Вот что я хочу сказать по поводу своего этого визита, который многих так как-то взволновал.

Но вернусь к тому, что тут произошло в мое отсутствие. Ровно в тот день, который я провел а Киеве… смешная очень пришла смска, я чуть позже ее прочту, она как раз про то, о чем я хотел говорить. Так вот, ровно в тот день, который я провел в Киеве, прошла вот эта трехчасовая очередная пресс-конференция Путина.

Я вообще не хотел о ней говорить, признаться. И если вы обратили внимание, если вы слушаете программу «Суть событий» из года в год, вы могли бы заметить, что я вообще стараюсь вот этих сюжетов избегать. Мне кажется, что все эти пресс-конференции, что путинские, что, скажем, медведевские, они чрезвычайно, так сказать, бывают густо затоптаны, и слишком много внимания привлекается к тем, в сущности, бессмысленным фразам, которые чаще всего там говорятся. Потому что это спектакль, это какая-то оперетта. И если посмотреть со стороны на все эти вопли, танцы, крики, плакаты, каких-то одетых в какие-то карнавальные костюмы людей, которые зачем-то делают вид, что они журналисты, ты понимаешь, что это, в общем, к информации, к журналистике не имеет никакого отношения.

С.Пархоменко: Людям было сказано, что сейчас они ответят за все: это вы устроили войну, вы захватили, не повинились

Так что, я, признаться, вообще не хотел говорить про это. Но стану. Потому что есть там несколько сюжетов – ну, по меньшей мере, один сюжет, мимо которого я проходить не хочу, и я считаю себя обязанным об этом заговорить. Речь идет об усыновлении российских сирот за границу.

Вы помните это страшное политическое преступление. Вот я настаиваю на этом: грубое тяжелое непростительное бесчеловечное политическое преступление, которое совершил ныне действующий состав Государственной Думы и те, кто управляют в действительности российской Государственной Думой, то есть, чиновники Администрации президента, когда они в конце 2012 года приняли так называемый закон Димы Яковлева.

Классический такой случай политического шантажа: ах, вы устраиваете… ну, тогда речь шла, это было еще до всяких санкций, я напомню, что он был принят в ответ на вещь, которая сейчас выглядит вообще какой-то ничтожной мелочью, в ответ на так называемый список Магнитского, на то, что политические власти в США и в Европе объявили о том, что есть группа людей, которых они считают преступниками, которые имеют отношение к гибели Сергея Магнитского, юриста, в тюрьме в России, который был просто насмерть замучен, что называется. Ему отказали в возможностях лечения и замучили его до смерти.

И вот есть группа людей, которые более или менее прямо имеют отношение к этому убийству, и этих людей объявили нежелательными на территории и США, и Европы. В ответ на это был устроен вот этот самый закон Димы Яковлева, в соответствии с которым была мгновенно прекращена, фактически без какого бы то ни было переходного периода, была прекращена процедура усыновления российских сирот, воспитанников разного рода детдомов и домов ребенка, домов малютки, усыновления их иностранными гражданами.

При том, что российское законодательство полно норм, которые повторяют одну и ту же вещь, что усыновление ребенка, оставшегося без семьи, должно осуществляться в интересах этого ребенка. Все остальные интересы – говорит российское законодательство на разные лады и разными словами – являются в данном случае несущественными.

Политические интересы, экономические интересы, интересы русского национализма, интересы создания «Русского мира», интересы престижа Российской Федерации на международной арене, интересы поездок за границу и проживания на своих приморских дачах российскими чиновниками, судьями, прокурорами и так далее – все эти интересы никого больше не касаются, потому что есть только один интерес, который должен быть учтен, и это интерес самого ребенка. Эти нормы сохраняются в российском законодательстве, несомненно.

И вот, тем не менее, это было сделано. Тем не менее, огромное количество детей лишилось всякой надежды на нормальную жизнь, ту нормальную жизнь, которую они могли бы получить, будучи усыновленными. А почему, собственно, они обязательно должны быть усыновлены, — спрашиваете вы и правильно делаете, — усыновлены семьями за границей? А потому что у них нет шансов быть усыновленными в России. И вот почему. Я сейчас скажу об этом.

Вот смотрите, вот цитата из Путина на этой пресс-конференции по этому поводу в ответ на вопрос, который здесь ему был задан, и он был задан, между прочим, корреспондентом «Эха Москвы».

«Хочу обратить ваше внимание, — говорит Путин, — что статистика показывает, что в процентном отношении усыновление наших детей-инвалидов иностранцами гораздо меньше, чем здоровых детей. Никто из иностранцев, — говорит Путин, — не рвался никогда усыновлять или удочерять больных детей».

С.Пархоменко: Украинские эксперты, дипломаты, политики бросаются на тех, до кого просто могут дотянуться

Я повторю эту фразу: «Никто из иностранцев не рвался никогда усыновлять или удочерять больных детей. Это статистика, — говорит Путин, — поэтому мы не будем спешить с изменением тех решений, которые были уже приняты».

Ну вот, немало изданий, в частности, в интернете сделали уже эту несложную работу, они выковыряли из речи Путина значительное количество всяких ложных заявлений. В частности, это сделала (есть такое сетевое издание) Meduza, они на эту тему тоже высказались, тоже взяли эту же самую цитату и немедленно ее опровергли.

Как они ее опровергли? Статистикой. Путин ссылается на статистику – вот вам статистика 2012 года. Почему 2012? А где более свежая статистика? – спросите вы. А нету более свежей статистики, потому что после 2012 года, разумеется, не было никаких иностранных усыновлений. Закон Димы Яковлева так называемый вот этот, его же еще называют «законом подлецов», хочу напомнить, вот этот самый закон подлецов, принятый Государственной Думой, он был принят в конце 2012 года, то есть, последний год, когда есть эта статистика об иностранных усыновлениях, именно такая.

Так вот, по этой статистике в 2012 году было всего усыновлено 9 169 российских детей. Из них только 200 было инвалидов. Немного, правда? На всю Россию усыновлено 200 инвалидов. Но представьте себе, что это 200 жизней. Вот мы абсолютно твердо можем с вами сказать, что эти дети в условиях детского дома бы не выжили. 200 инвалидов было усыновлено. Из них, из двухсот человек, 29 – еще раз: из двухсот человек 29 было усыновлено российскими гражданами. Из этих двухсот человек все остальные – 171 – были усыновлены иностранными гражданами.

Конечно, это меньше, чем формально здоровых детей. Но нет никаких сомнений – мы с вами это видим – что огромное большинство детей-инвалидов, которые вообще были усыновлены, были усыновлены иностранцами.

А теперь, смотрите – самое интересное. Вы сами как думаете, и вот интересно, как думает президент Путин – взрослый, немолодой уже мужчина, видавший жизнь вокруг себя: а бывают здоровые дети в российских детских домах? Ну, хорошо, не все они признаны инвалидами. Но это, как мы с вами понимаем, понятие относительное. Есть дети более здоровые, менее здоровые, более больные, менее больные, очень сильно больные, совсем больные, безнадежно больные и окончательно находящиеся при смерти. Вот, собственно, такая классификация детей, находящихся в детских домах, и мы с вами это отлично знаем.

И борясь за самую разнообразную статистику и имея в виду самые разные, самые удивительные иногда соображения, люди, которые отвечают за здоровье этих детей, и, в частности, за их классификацию в качестве инвалидов или в качестве просто детей нездоровых, эту статистику уродуют.

С.Пархоменко: На всю Россию усыновлено 200 инвалидов. Но представьте себе, что это 200 жизней

А вот, смотрите, дальше что происходит. Вот я открываю некий важный документ. Этот документ называется «Постановление пленума Верховного суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 года». И с помощью этого постановления в 2006 году разъясняется – никто его не отменял, это постановление – разъясняется одна очень важная вещь, сейчас я ее зачту: «усыновление детей иностранными гражданами допускается только в тех случаях, если не представилось возможным передать этих детей на воспитание или усыновление, под опеку или попечительство, в приемную семью или иные формы устройства детей в семьи граждан Российской Федерации.

Еще раз простым языком: иностранец может усыновить только такого ребенка, которого в России никто не хочет – это установлено законом. Это разъяснил Верховный суд Российской Федерации в 2006 году. И совершенно очевидно, что все дети, усыновленные иностранцами в этой ситуации, это дети, которых не захотели в России по разным причинам.

Чаще всего – я открою вам одно удивительное и простое обстоятельство – потому что они больны. Потому что они нехороши. Знаете, вот бывает хороший мальчик, а бывает нехороший. Бывает вот годящаяся девочка, а бывает не годящаяся. И вот есть такие дети, которых никто в России не хочет. Именно эти дети оказывались за границей, все до единого.

И у меня есть еще 50 секунд, прежде чем я уйду на перерыв и на новости, я вам открою еще другую вещь. В точности этот текст — вот я вам сейчас зачитал текст из документа 2006 года — в точности этот текст содержится сегодня в основополагающем документе, которым регулируется все, что связано с усыновлением детей, в Семейном кодексе Российской Федерации. Последние изменения в него внесены 28 ноября 2015 года – 2 недели тому назад. Это совсем свежий документ.

Вот в этом совсем свежем документе по-прежнему написано: усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представляется возможным передать этих детей на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, либо на усыновление родственникам детей независимо от их гражданства.

Путин может этого не знать? Путин может этого не понимать? Нет, не может – значит, он врет.

А теперь новости, и через 3-4 минуты мы вернемся к этой теме. это программа «Суть событий».

НОВОСТИ

С. Пархоменко 21 час и 35 минут в Москве. Это программа «Суть событий». Добрый вечер еще раз, я Сергей Пархоменко.

Номер для смс-сообщений +7-985-970-45-45. Сайт www.echo.msk.ru, на нем все работает, включая кардиограмму прямого эфира. Продолжим.

Мы остановились перед новостями на сюжете о лицемерном и бессовестном заявлении президента Путина. Я подчеркиваю: лицемерном и бессовестном. И мне очень жаль, что я не имею возможности сказать ему об этом в лицо. Я хотел бы сказать ему, что то, что он сказал по поводу усыновления детей в России, усыновления российских сирот, содержащихся часто в совершенно бесчеловечных условиях в российских детских домах, это лицемерие, и он знает от этом.

Он сказал – еще раз – абсолютно безобразную, невыносимую фразу о том, что вот по статистике «усыновление наших детей-инвалидов иностранцами гораздо меньше, чем здоровых детей. Никто из иностранцев не рвался никогда усыновлять или удочерять больных детей. Это статистика».

Это низость, сказанная президентом Путиным. На самом деле мы знаем о том, что всегда и везде детей формально здоровых – я подчеркиваю: формально, юридически, на бумаге здоровых – усыновляют больше в абсолютных цифрах и в процентах тоже, кстати, чем больных, формально больных, на бумаге больных, зафиксированно больных, зарегистрированно больных, да еще и с инвалидностями.

Это несомненно и всегда так, но есть правила, утвержденные российским законом, действующим по сей день, спустя три года после принятия этого самого закона подлецов, о том, что российский ребенок может быть усыновлен за границу только в том случае, если он никому не нужен и если ему не могут найти приемную семью здесь в России. И так это и было, и президент Путин об этом знает.

А сколько уж среди этих детей, которые никому не понадобились в России, которых никто в России не взял, сколько этих детей было формально со справкой об инвалидности, а сколько из них было формально без справки об инвалидности – это, знаете, вопрос пятый, не имеющий, в сущности, никакого значения.

Всегда в ответ в таких случаях говорят: а вот, мы знаем один случай, мы знаем вот еще один случай, а вот здесь вот мы знаем еще один случай, что с этим ребенком плохо обращались, что его приемный родитель оказался нехорошим человеком, и в жизни этого ребенка случились вот такие-то неприятности.

С.Пархоменко: Путин может этого не знать? Путин может этого не понимать? Нет, не может – значит, он врет

Вы знаете, когда ребенка усыновляют, его усыновляют не только в семью, его усыновляют в жизнь, с ним начинается жизнь. В жизни бывают разные обстоятельства, в жизни всякому из нас встречаются хорошие и плохие люди, каждый из нас рискует оказаться под давлением, каждый из нас рискует подвергнуться насилию, каждый из нас рискует встретиться со злым человеком, нечестным человеком, бессовестным человеком, бессердечным человеком.

Каждый из нас рискует этим, каждый из нас прошел эпоху своего детства, когда этот риск был велик, когда мы были окружены взрослыми людьми, которые сильнее нас. Это происходит и с каждым усыновленным ребенком, он становится просто таким же, как мы, люди, имеющие свою семью, имеющие счастье не быть детьми из детского дома.

Вот что важно помнить, вот что важно говорить вслух. А те, кто говорят вещи противоположные, те просто лицемерят на самом деле и используют эти несчастья в своих служебных целях. Ну, вот я не знаю, люди типа, скажем, Астахова, который просто сделал карьеру на этом, который сделал себя так сказать важной политической фигурой на этом законе Димы Яковлева и так далее.

Я подчеркиваю, что считанных несколько человек в Государственной Думе проголосовали против или воздержались. Меньше десяти! Меньше десяти из четырехсот пятидесяти депутатов Государственной Думы нашли в себе силы противостоять этому закону подлецов.

Вот, это важная очень вещь, и давайте ее президенту Путину помнить. Понимаете? И помнить о том, что Семейный кодекс Российской Федерации по-прежнему на этом настаивает, никто его не отменял. И он ждет, этот Семейный кодекс Российской Федерации, так же, как и ждут сами эти дети, что появится возможность тех, которые никому не нужны в России, позволить усыновить, удочерить, взять под опеку иностранцам, которые могут этим детям предложить жизнь во всей ее полноте.

Был еще один сюжет, который мне кажется чрезвычайно важным, потому что это сюжет гораздо более широкий, чем та конкретная тема, которой он посвящен – то, что связано с этим знаменитым «Платоном». Речь идет о том, что, как выразилась наша коллега, которая задавала этот вопрос, вот дальнобойщиков подарили Ротенбергу.

В этой фразе, в общем, все правда. Действительно один из отпрысков одного из немногочисленных семейств, близких к президенту Путину, связанных с ним узами дружбы, сотрудничества, общего бизнеса и разными всякими другими узами, о которых, вероятно, мы узнаем позже, получил концессию. Вот этот самый человек по фамилии Ротенберг получил концессию.

Что такое концессия? Это когда государство предоставляет частной компании, частному лицу, предоставляет свои права в какой-то области. Например, говорит: вот тут вот растет лес – пожалуйста, можете этот лес срубить и использовать так, как считаете правильным. Или говорит: пожалуйста, можете вот из города А в город Б построить железную дорогу. Вот вы же ее строите, вы же ее эксплуатируете, вы же от нее получаете доход. Или вот можете здесь выкопать шахту или рудник на государственной земле и разрабатывать здесь полезные ископаемые.

Вот такую же точно концессию получила компания под названием «РТИТС», значительная часть которой принадлежит одному из отпрысков семейства этих самых Ротенбергов. И вот что говорит про это президент Путин. Президент Путин, глядя прямо в глаза человеку, который задал ему этот вопрос, говорит: все сборы, которые поступают от так называемой системы «Платон», все 100% идут не кому-то в карман, они идут 100% в дорожный фонд Российской Федерации, до последней копейки, и оттуда все эти сборы до последней копейки поступают на дорожное строительство в регионах Российской Федерации. Хочу, чтобы вы это услышали, — говорит президент Путин.

Мы услышали, но мы не поверили. Мы как-то спросили у себя: минуточку, а вот то, что мы знали до сих пор – это все неправда что ли больше, это теперь отменилось, нам все это показалось? Мы стали проверять, услышав это, то, что сказал президент Путин, про «до последней копейки в дорожный фонд» и так далее.

Мы проверили и убедились, что вот эта самая компания «РТИТС» на 13 лет получила эту концессию. За эти 13 лет предполагается собрать примерно триллион рублей, при условии что цены, так сказать, размер вот этих пошлин, которые будут платить, вот этого вот налога дорожного дополнительного, который будут платить водители грузовиков… пока вот таких грузовиков, ничто не мешает завтра причислить к контингенту, который должен платить, любые другие категории транспорта, включая легковые автомобили, такси, велосипеды, мотоциклы, инвалидные коляски – что угодно.

Потому что инфраструктура построена, стоят вот эти вот воротца вдоль дорог, которые фиксируют проезжающие под ними автомобили, снабженные этими самыми такими специальными коробочками, которые вот издают соответствующий сигнал и свидетельствуют о том, что машина проехала по этому месту.

С.Пархоменко: Какой папа? Откуда папа? Что ты нам включаешь этого папу? А то мы не помним, какой Турчак

Сегодня, по закону, вот такой класс машин, большегрузные автомобили, должны иметь эти коробочки. Завтра ничто не мешает одним росчерком пера, одной маленькой бумажкой заставить кого угодно другого иметь такую коробочку. А кто не будет иметь такую коробочку, тот будет платить штраф.

И поэтому когда мы обсуждаем с какими-нибудь таксистами или с какими-нибудь водителями чего-нибудь, что их это не касается, а касается только вот этих вот обнаглевших дальнобойщиков, полезно бывает напомнить этому таксисту, что ровно через пять минут, вот просто завтра он проснется, легко, и может обнаружить, что он теперь тоже должен, что ему теперь тоже нельзя стронуться с места, не имея такой коробочки. Я вас уверяю, это произойдет.

Пример, на который я опираюсь – это история с парковками в Москве, кстати, тоже упомянутыми президентом Путиным. Нам с вами много раз говорили о том, что парковки в Москве, — говорили нам сначала, — должны быть на особых, особенно загруженных исторических важных для города, неудобных для движения улицах в центре Москвы, которые по большей части будут внутри Бульварного кольца.

Потом, ну, пожалуй, мы раздвинем это до Садового кольца. Но никогда, никогда, — говорили нам, — платные парковки не шагнут за пределы Садового кольца. Потом оказалось, что они никогда не шагнут за пределы Третьего кольца, а все, что внутри Третьего кольца, то платные парковки. Теперь вот они вроде никогда не шагнут за пределы Московской кольцевой автодороги. Впрочем, как я понимаю, в некоторых случаях уже шагнули. И выяснилось, что все предыдущие обещания не стоят ни гроша, они все были устроены просто для того, чтобы кто-то не волновался.

Так вот, вернемся к этому самому «Платону» и к тому, что там все до последней копейки – президент хочет, чтобы мы это услышали, мы это услышали, но проверили. Так вот, триллион рублей, если это будет, как сегодня, вот по сегодняшним ценам и только сегодняшний контингент плательщиков, только большегрузные автомобили. Тогда за 13 лет триллион рублей, то есть в год примерно 770 миллиардов рублей будут собирать с этой системы. Из них 10,6 миллиардов рублей полагаются – по состоянию на сегодняшний день, ничто не мешает изменить эту сумму, просто взять одной бумажкой и изменить.

У нас что, суд что ли есть, куда можно пойти пожаловаться на это? Вы это имеете в виду? Так вот, по состоянию на сегодняшний день 10,6 миллиардов рублей полагается вот этой компании под названием «РТИТС», которой в значительной мере владеет отпрыск семьи Ротенбергов.

А дальше президент Путин говорит отличную вещь. Он говорит: что это значит, что они получают деньги из бюджета? – говорит он. Они получают это, как он утверждает, на ремонт этой системы (понимаете, на ремонт Провала, «чтобы не очень проваливался»). На ремонт этой системы, на поддержание ее в работоспособном состоянии, на развитие они получают эти 10 миллиардов.

Причем, да, кстати, уже сейчас записано, что половина из этих 10 миллиардов, 46%, подлежит ежегодной индексации, в зависимости от состоянии инфляции, рубля и всякого такого прочего. Так что, уже сегодня нас заранее предупредили, что на будущий год это уже не будет 10,6 миллиарда рублей, и так 13 лет подряд. Уже на будущий год эта цифра будет другая, она уже будет индексирована, даже по сегодняшнему решению. А что завтра можно принять еще одно решение, это уже неважно, никого не касается.

Так вот, и дальше президент Путин говорит: если кто-то считает, что эти расценки на содержание и на развитие завышены, пусть посчитают и предъявят, и это будет правильно, посчитать и предъявить. Это может быть проверено, в том числе и общественностью, и Счетной палатой, что чрезвычайно важно.

Хочется спросить у президента Путина, он зачем прикидывается вот этим, зачем он публично, при большом стечении народу и перед телекамерами делает вид, что он как-то не понимает простых вещей. Он не понимает, что порядок имеет значение. Не в смысле, чтобы везде был порядок, а порядок, в смысле, в каком порядке что делается, что сначала, что потом.

Скажите, пожалуйста, а как так получилось, что нужно сначала отдать в концессию этой некоторой компании, у которой чисто по случайности во главе ее стоит отпрыск одного из приближенных к его высокопревосходительству родов, а только потом начинать выяснять, а не дорого ли, случайно, а рационально ли они используют эти деньги. А может быть, можно дешевле? А может быть, можно лучше? А может быть, можно быстрее? А может быть, можно кое-где вообще бесплатно, а кое-где за деньги совсем небольшие, может быть, и не надо эти 10 миллиардов рублей?

С.Пархоменко: Иностранец может усыновить только такого ребенка, которого в России никто не хочет

Это мы выясним потом когда-нибудь, когда их поймают на этих растратах, может быть. Когда, может быть, Счетная палата попытается – а мы помним, как, например, Счетная палата попыталась разобраться в какой-то момент с 50-ю миллиардами долларов, потраченными на Олимпиаду. Когда задним числом вдруг откуда-то Счетная палата сказала: ой, слушайте, а ведь израсходовали-то как-то странно! А еще, я помню, был случай с Южной Осетией, когда Счетная палата вдруг обнаружила, что как-то деньги куда-то делись вдруг. С чего бы это?

Так вот, это выясняется когда-то потом. А вообще существует такой порядок, когда это выясняется сначала. Когда объявляется тендер и когда выясняется, а какие вообще компании способны выполнить эту работу, а сколько они за это хотят. А может быть, есть компании, которые сделают это за половину этой цены, или за четверть этой цены, или хотя бы на 5% дешевле. Может быть, мы сначала это выясним?

Может быть, мы будем выбирать ту компанию, которая получит эти многомиллиардные, реально многомиллиардные – умножьте 10,6 на 13. Такое несложное упражнение в арифметике. Даже не буду этого делать в прямом эфире, сделайте это сами. Сколько они должны получить за эти 13 лет, да еще при условии, что не будет никаких повышений, никаких индексаций, ничего этого вот не будет. Почему сначала выясняется, что это получает Ротенберг, а потом мы говорим, что, ну, в случае если Ротенберг с этим обойдется как-нибудь не очень хорошо, то тогда, может быть, мы подумаем, что с этим можно сделать? Может, сначала с этим что-то сделать, а потом (неразб.) Ротенберга?

Это называется, президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин включил дурочку. Он любит это последнее время. Вот он на протяжении этой пресс-конференции включал дурочку несколько раз. Например, он включал дурочку с Турчаком. Он, например, в какой-то момент – он, по-моему, это говорил даже дважды. Опять-таки, один раз, мне кажется, в ответе корреспонденту «Эха Москвы» Соломину, а другой раз в ответе корреспонденту Znak.com Винокуровой он говорил: подождите, это не тот Турчак. Там, кажется, его папа. Подождите, дайте разобраться, это неправильный Турчак.

Какой папа? Откуда папа? Что ты нам включаешь этого папу? А то мы не помним, какой Турчак. А то мы не помним, который именно из двух Турчаков является губернатором Псковской области и который именно из них организовал, как написано теперь, это содержится в следствии, в материалах следствия, на что совершенно правильно наш коллега Соломин указал президенту Российской Федерации Путину Владимиру Владимировичу, что в материалах следствия содержится указание на этого Турчака, не папу, а сына, как на организатора и заказчика избиения журналиста Кашина. Почему папа? Это называется включить дурочку.

Второй раз он включил дурочку – ну, это, впрочем, дурочка, которая включена Путиным не первым, она во включенном состоянии пребывает уже довольно долго – это дурочка про Чайку. Что это не тот Чайка. Да, конечно, вот в этом расследовании, которое опубликовал Фонд борьбы с коррупцией, там, конечно, какие-то Чайки упоминаются, но это какие-то не наши Чайки, это какие-то дети Чайки. А наш Чайка…

Минуточку, а вот эти дети Чайки откуда взялись? Не оттуда же ли, откуда взялся вот этот младший Ротенберг с «Платоном»? Это ведь та же история, правда? Так что, все-таки речь идет про этого Чайку – про этого Чайку, который прикрывает, про этого Чайку, который обеспечивает, про этого Чайку, благодаря которому его дети внезапно, и вообще разнообразные члены этого чайкинского клана внезапно сделались, вдруг откуда ни возьмись, потрясающими сверхэффективными бизнесменами. А все враги, соперники и конкуренты этих Чаек вдруг оказались совершенно не способны оказывать им какое бы то ни было сопротивление.

С чего это вдруг такое произошло? Это все-таки про этого Чайку, а не про детей Чайки. И это и есть конфликт интересов, это и есть искомое слияние между властью и криминальным миром. И президент Путин это знает, но включает дурочку. Правда, уже не первый, дурочка была в первый раз включена, собственно, самой пресс-службой Прокуратуры, которая заявила о том, что они не интересуются имуществом совершеннолетних детей сотрудников Прокуратуры. Это вот в этот момент дурочка была включена, и она не выключена до сих пор, так во включенном состоянии и пребывает. И так вот включенной приехала на пресс-конференцию главы государства.

Так что, мне кажется, что мы вправе относиться к этому тексту внимательно и мы вправе хорошо помнить, что сказано. Вот это то главное, чего не хватает и тем немногочисленным людям, которые в толпе клоунов там в Кремле пытаются задать какой-то содержательный вопрос, им не хватает вот этого важного навыка – уметь вспоминать, что сказано в прошлый раз, и уметь сравнивать то, что сказано, и то, что говорится в этот раз, с окружающей нас действительностью. И уметь, между прочим, что очень важно, задавать один и тот же вопрос.

В истории мировой прессы такие случаи были, когда снова и снова журналисты разных изданий опять и опять задавали один и тот же вопрос, до тех пор, пока не получали на него ответ. Вопрос о Чайке должен был быть задан на этой пресс-конференции столько раз, сколько потребовалось бы, для того чтобы получить на него ответ. Вопрос о детях, усыновление которых запрещено из соображений политической мстительности и из желания подлым образом прикрыть людей, которые пострадали от собственной жадности – вот что такое «закон подлецов» этот самый знаменитый. Вот вопрос об этом, о том, когда этот закон будет отменен, и когда те дети, которые не могут быть усыновлены на территории Российской Федерации, найдут свой шанс на жизнь – этот вопрос должен был быть задан столько раз, сколько потребовалось бы, для того чтобы получить ответ. К сожалению, этого не произошло, мне очень жаль. Мне очень жаль, что люди в зале не смогли там на месте сориентироваться должным образом.

И, наконец, есть еще одна история, которую я хотел пока просто упомянуть. Я произнес слово «из мстительного чувства», да? Вот этого вот – кто-то кому-то хотел отомстить. Вот сегодня произошла совершенно безобразная история, которая показывает, что чувство мелочной мести не чуждо российскому государству – это история с блистательным польским журналистом, который после тридцати лет почти работы в России был из России изгнан, Россией из России.

Я этого человека знаю, я не раз ему комментировал то, что в России происходит, давал ему интервью по самым разным поводам, помогал ему с чем-то, просил его помощи по разным поводам. Сегодня ему сказали о том, что он больше в России работать не будет. И, в общем, никто не скрывает, что это сделано из мести, из мести за то, что другой человек, хорошо известно какой, никто, в общем, особенно этого не скрывает, человек, который работает на… ну, то, что раньше называлось «Russia Today», вот на этот самый «Sputnik» — человек по имени Леонид Свиридов был объявлен не журналистом в Польше, вот ведь в чем дело. Его деятельность в Польше, этого самого Свиридова, была объявлена несовместимой с деятельностью журналиста. А деятельность Радзивиновича, вот этого самого Вацлава Радзивиновича, этого замечательного поляка, никто не попытался поставить под сомнение, что он работает здесь журналистом. К нему нет никаких претензий, никто не обвиняет его в том, что он занимается, я не знаю, разведкой, коммерцией или чем-нибудь еще.

Что происходит с этим Свиридовым? В одной минуте успею сказать. Этого Свиридова в 2003 году уже один раз выгоняли, правда, его выгнали из Чехословакии, из Чехии. Его выгнали из Чехии, он вынужден был переехать в Польшу. Вот теперь эта история называется «он опять сделал это», это уже второй случай в его истории.

И тогда в Чехии, и теперь в Польше этого человека обвиняют в том, что он никакой не журналист. Это делает служба безопасности польская, которая отказывается, как всегда в таких случаях, отказывается что-либо подробно комментировать. Польская пресса об этом много писала еще в октябре прошлого года, прошел целый вал, вот я посмотрел, публикаций про этого самого Свиридова. И тогда говорилось, что, в частности, что доказано, чем он занимается – он занимается лоббистской деятельностью в пользу разных крупных российских компаний, вербуя других польских журналистов на какие-то странные поездки в Россию с какими-то неочевидными неопределенными целями. Вот что это было.

В качестве мести за отрешение этого человека от журналистской профессии Вацлав Радзивинович был лишен аккредитации в Москве, российское государство мстит. Запомним ему это, российскому государству.

Это была программа «Суть событий», я Сергей Пархоменко. До будущей пятницы, всего хорошего, до свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире