'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 14 февраля 2014, 21:10

С. ПАРХОМЕНКО: 21 час и 10 минут в Москве, это программа «Суть событий», добрый вечер, я Сергей Пархоменко. Смотрите, как ни в чем не бывало, прям пятница пришла, неделя прошла с прошлой передачи, а до сих пор так и не нашлось, за что же такое я должен был бы перед вами всеми страшно извиняться, и за что меня тут будут как-то гонять по всему городу с криками, что я кого-то страшно оскорбил, чудовищно предал, отвратительно оклеветал или еще что-нибудь вроде этого. Ну, так, как это теперь положено, как это у нас заведено нашим замечательным антинародным режимом, назовем его так, который вот теперь придумал такую моду, теперь есть такая технология, которая была добыта из относительно недавних советских времен. Собственно, разработана она была еще в годы, наверное, 30-е, потом бурно расцвела сразу после войны, в начале 50-х годов, на излете сталинского режима, потом несколько раз к ней прибегали и в годы советские. Вот теперь снова пригодилась такая вот добыча врага народа из обыкновенного человека и решение при помощи истерических гонений на этого врага народа разного рода полезных задач: что-нибудь закрыть, от чего-нибудь избавиться, что-нибудь прибрать к рукам, кого-нибудь откуда-нибудь выгнать. Ну, в общем, как обычно, вот за этой вот дымовой завесой что-нибудь такое придумать.

Вот человека, который звонит мне с телефонного номера +7-965-517-26-08, +7-965-517-26-08… попрощаемся с ним, я отправляю его навсегда в черный список, и никогда больше ни один ведущий здесь не увидит того мата, которым он, я бы сказал, смазывает уже которую подряд мою программу. Я одну неделю потерпел, другую неделю потерпел, а теперь вот с этим человеком навсегда закончено. Всего хорошего, идите за новой сим-картой.

Да, у нас есть номер для смс-сообщений +7-985-970-45-45, +7-985-970-45-45 – это номер для смс-сообщений. Есть еще сайт www.echo.msk.ru – заходите, там есть кардиограмма прямого эфира, там есть прямая трансляция отсюда, из студии «Эхо Москвы», там есть возможность отправлять сюда ко мне, на экран передо мною, сообщения. В общем, много разных прекрасных возможностей дополнительно развлечься, слушая очередную программу «Эхо Москвы».

Ну, давайте поиграем, собственно, в эту игру. Я вот почти час сейчас буду разговаривать, а вы будете в моей речи искать что-нибудь такое, что потом станет поводом для огромной коллективной истерики и что потом произведет большой фурор где-нибудь в каких-нибудь «Вестях недели», где будут объяснять, какой я враг народа, злодей и враг государства.

Меня просят прокомментировать, конечно, что происходит вокруг Виктора Шендеровича, моего давнего друга и коллеги. Мы много лет знакомы и много раз сотрудничали на самых разных проектах еще в пору его работы на «НТВ». И я как-то очень старался способствовать изданию некоторых из его книг, замечательных книг, замечу.Он прекрасный прозаик, у него замечательные рассказы, кстати, и чудесные пьесы, и некоторые из них даже идут в театрах в России. По-моему, какую-то я видел, объявление о скорой премьере, и в Москве. Вот. Так что, конечно, я не могу пройти мимо этой истории.

Мы с вами видим государственную травлю живого человека, мы видим с вами, что государство, вооружившись теми инструментами, которые у него есть, а именно всякими лояльными ему средствами массовой информации, в том числе очень большими, в том числе федеральными телеканалами, создает для человека невыносимые условия здесь для жизни, его непрерывно оскорбляет, непрерывно на него клевещет, привлекает самые разные силы для того. У меня сегодня, например, в Фейсбуке был, надо сказать, довольно печальный разговор с одним моим знакомым, который является высокопоставленным руководителем одной влиятельной еврейской организации в России, который вот удивительным образом зачем-то разрешил использовать себя, свое имя и авторитет этой самой организации в одной совершенно отвратительной передаче на некоем второстепенном канале. Я у него спросил, зачем он это сделал как-то, и, ну, это же ужасно стыдно, участвовать в государственнойтравле. Он на это мне сказал, что он не согласен с Шендеровичем, что у него есть другая точка зрения на освещенные Шендеровичем исторические события, и он бы по-другому оценил эти параллели.И, в общем, все это было бы очень уместно, то, что он мне сказал, и все это было бы очень… имело бы отношение к делу, если бы речь не шла о травле, если бы вот эти совершенно возможные и совершенно естественные в разных людях с разными образованиями, с разными точками зрения, с разными бэкграундами, с разным набором книжек, которые они прочли – ну, в общем, в разных людях бывают разные люди, в этом нет ничего удивительного. Так вот, не было бы в этом ничего странного, если бы этот человек только что не принял бы участия в травле, где на одной стороне государство, а на другой стороне человек. И всякий человек, который принимает участие в травле, вне зависимости от того, согласен он с Шендеровичем или он по-другому относится к тем параллелям, о которых говорил Шендерович… А он провел, напомню, прямые параллели между Олимпиадой, которая происходит сейчас в России, и Олимпиадой, которая происходила в пору нацистского режима в Германии, нашел там какие-то сходства, которые ему показались важными и содержательными.

Так вот, всякий человек, который принимает участие в травле, должен понимать, что он является орудием в руках государства, которое ведет себя бесчеловечно, бессовестно, бесчестно, решает свои собственные проблемы. И в этой ситуации, когда мы говорим «государство», мы все-таки должны иметь в виду, что мы сейчас говорим о совершенно конкретных людях. Ну, например, о тех людях, которые украли очень много денег на этой Олимпиаде. И им очень важно, чтобы люди сейчас от этого отвлеклись, чтобы они были заняты другим, чтобы они обсуждали разные другие сюжеты, а не то, что они украли. Они надеются таким образом уйти от ответственности. Вот и все, это очень просто. Ну вот.

Что касается Олимпиады, ну, я довольно подробно говорил на прошлой неделе об этом, давайте я вас просто отошлю к этой своей предыдущей передаче. И скажу только, что моя позиция по-прежнему такова, и моя позиция заключается в том, что очень глупо обсуждать, что было бы лучше, вот эта Олимпиада в России в Сочи или вообще никакой Олимпиады. Ну, так вопрос, слава богу, не стоит, перед нами нет такого выбора, вот эта Олимпиада или обойдемся без Олимпиад. Нет, выбор заключается в другом: вот такая Олимпиада, с колоссальными кражами, злоупотреблениями, с огромным количеством разнообразных обманов, с выяснением, что полутора триллионов рублей, которые на это были потрачены, и большая часть которых была просто украдена, недостаточно, и теперь нужно 7 миллиардов долларов ежегодно просто для того, чтобы поддерживать это странное… даже не скажу… это городом-то не назовешь, вот это вот странное такое нагромождение объектов, которое было построено в этом месте. Причем, кстати, как выясняется сейчас, совершенно вне того города, который собирались осыпать золотым дождем и превратить в самое счастливое место на земле. Выяснилось, что Сочи как был довольно помоечным местом, так ровно он им сегодня и остается. А олимпийский комплекс построили вне этого города, и инфраструктуры самого города Сочи это, в общем, не сильно коснулось. Наоборот, сегодня наблюдается совершенно поразительная история, что после такого количества денег, которые были вкачаны в этот регион, там резко упали цены на недвижимость, что, в общем, о чем-то свидетельствует.

Так вот, давайте с вами выбирать между этой Олимпиадой и другой тоже Олимпиадой, которая могла быбыть, если бы деньги не были украдены. Давайте все-таки вот эти вещи сравнивать. Давайте сравнивать не сегодняшнюю действительность с отсутствием действительности как таковой, а просто сравнивать нечто хорошее с чем-то плохим, вот и все. Никто не против Олимпиад, и все рады наблюдать за спортивными состязаниями, но вопрос просто в том, что скрывается за этим театром, что находится там за кулисами.

Ну, а возвращаясь к Шендеровичу, я скажу, что вот сегодня вышло заявление русского ПЕН-центра. Это чрезвычайно влиятельная в мире организация, ПЕН-центр. В России, к сожалению, голос ее слышен не очень громко, существенно менее громко, чем во многих других странах, где вот это объединение писателей в защиту прав человека, в защиту свободы творчества, в защиту свободы слова – это, собственно, важнейшие задачи, которые перед ПЕН-центрами стоят – там этот голос звучит гораздо громче.

Тем не менее, вот здесь мы видим вышедшее сегодня заявление, на мой взгляд, очень взвешенное, и разумное, и точное, и, в общем, решительный текст, где говорится, что в последнее время у нас в стране все более отчетливо проявляется чрезвычайно опасная тенденция ограничения конституционных прав граждан. Вот так писатели это характеризуют, как ограничение конституционных прав граждан. И я сегодня, собственно, воспользовался этой формулировкой, вот, например, когда спорил с этим своим знакомым, которого здесь упоминал, я ему сказал: вы понимаете, что вашими руками осуществляется ограничение конституционных прав граждан? И это не преувеличение, это не демагогия, это не какие-то звонкие барабанные слова, которые не имеют никакого отношения к действительности. Имеют.

Потому что то, то вы видите перед глазами, историю про давление на «Эхо Москвы» через вот этот мотив травли Шендеровича, историю с телеканалом «Дождь», которая благополучно продолжается, и, собственно, ситуация там усугубляется, и с каждым днем становится все более и более трудно себе представить, что телеканал «Дождь» сможет существовать… и вполне вероятно, мы с вами таки увидим в ближайшее время либо закрытие телеканала «Дождь», либо, по существу, насильственный переход его в какие-то другие руки вот под этот, так сказать, шумок, под шумок, который был устроен в связи с этим опросом по поводу ленинградской блокады. Вот вам и вся и история, вот вам и смысл произошедшего. Пока вы спорили про ленинградскую блокаду, они закрыли телеканал «Дождь», или, во всяком случае, поставили его на грань закрытия, или на грань присвоения, они собираются взять его себе. В этой ситуации это проще гораздо. С чем, собственно говоря, останетесь?

Ну, вот я на этой неделе дважды записывался для двух программ, одна из них будет сегодня в 10 часов вечера, а другая, по-моему, в воскресенье, в 6 часов вечера. Для двух программ на Общественном телевидении. Должен вам сказать, что я был удивлен уровнем ведущих.И я давно отвык от того, что ведущие бывают готовы к разговору, что они бывают хорошо подготовлены, что они хорошо ориентируются в сюжете, что они говорят о существе дела. Я очень надеюсь, что все это останется в этих программах, не будет вырезано. Но на меня посещение этого телеканала произвело очень хорошее впечатление. Боюсь это сказать вслух, потому что мне кажется, что каждое лишнее слово, которое я сейчас скажу по поводу Общественного телевидения, оно… это будет еще один гвоздь в его крышку гроба. Потому что, ага, раз есть люди, которым оно нравится, раз появилось новое место, где может звучать какой-то человеческий голос, давайте закроем. Вот с «Дождем» почти уже справились. И я думаю, что мы с вами как-то должны наблюдать за тем, что там происходит дальше. Вот.

Так вот, заявление русского ПЕН-центра, который определяет это именно так, как ограничение свободы слова и права на распространение и получение информации как часть ограничения конституционных прав граждан. И они упоминают и демагогические комментарии на государственных телеканалах, они называют это отвратительным и глубоко безнравственным, эту спланированную провокацию. В общем, хороший текст, почитайте его, он есть в интернете, и достать его достаточно просто. И подписи под ним очень впечатляющие: там и Битов, и Улицкая, и Алексей Симонов, и Борис Акунин, Арканов, Гандлевский, Ерофеев, Иртеньев, Кенжеев, Кибиров, Ким, Ольга Кучкина, Майя Кучерская, Евгений Попов, Лев Рубинштейн. Я так выборочно читаю, просто, ну, знакомые какие-то фамилии, которые что-то мне говорят. Вот Варвара Горностаева тоже мне хорошо знакома. Лев Тимофеев, Маргарита Хемлин, Татьяна Щербина, Михаил Эпштейн и еще добрых два десятка фамилий. Хороший список, сильный, серьезный. Так что вот, голоса звучат, а защитить мы с вами не можем, потому что государство демонстрирует здесь свои зубы, демонстрирует силу. И, конечно, на это нормальный человек не может нормальным образом, так сказать, хладнокровно, безразлично реагировать. Может либо человек очень недальновидный, которому по-прежнему кажется, что это его не касается, либо люди циничные, которые надеются, что они смогут этим воспользоваться.

Вот смотрите, какой замечательный такой этюд произошел за последнее время. Я сегодня, готовясь вот к этой программе, собирал, там, разный материал и нашел одну чудесную запись в одном знакомом блоге. Я вам прочту кусочек, а вы попробуйте догадаться, кто это. Вот человек пишет, пишет он это шесть с половиной лет тому назад, в тот день, когда принималось решение о том, что Олимпиада будет в Сочи, когда заседал Международный олимпийский комитет в Гватемале и вот состоялось финальное голосование, в результате которого вот был такой итоговый выбор между корейским городом и российским городом Сочи. Так вот, человек пишет шесть с половиной лет тому назад. «Хочу завтра проснуться, — пишет он, — и узнать, что Олимпиада будет в Сочах. И тогда аццкий эколог-экстремист vkuzn, — это такой человек, vkuzn, — проиграет мне бутылку коньяка. Интересно вообще, что должен такого построить Путин, чтобы его поддержала даже «либеральная общественность». Мне кажется, заяви он, что на деньги ООН в России будет построена самая большая детская больница, мы услышим вопли: нам не нужна детская больница, пусть ее делают в Австрии, а то у нас все деньги разворуют и природу испортят», — пишет этот блогер шесть с половиной лет тому назад. Ужасно знакомая манера, правда? Вот что-то в этом такое… ну, вот есть какая-то специфическая интонация, которую мы хорошо узнаем. Мы много последнее время читаем вот таких текстов. Ну, догадались? Да, правильно, это пишет Алексей Навальный.Шесть с половиной лет тому назад он вот так относился к этому событию. Он говорил: «Хочу завтра проснуться и узнать, что Олимпиада будет в Сочах».

И очень многие тогда хотели завтра проснуться и узнать, что Олимпиада будет в Сочах. Они проснулись наутро, узнали, что Олимпиада в Сочах, очень порадовались. А дальше началось все то, что началось. И сегодня эти люди относятся к истории про то, что Олимпиада в Сочах, немножко по-другому. И Алексей Навальный относится к этому по-другому. Вот что нужно было за эти шесть с половиной лет сделать, чтобы из человека, как вы видите, так сказать, очень позитивно и, я бы даже сказал, благодушно настроенного к этим событиям, из человека очень умеренного, из человека оптимистичного, из человека, который, что называется, готов к диалогу и который готов быть благодарным… ну, как? Вы нам дарите Олимпиаду в Сочах – это же прекрасно! Давайте мы как-то возьмем эту Олимпиаду в Сочах и сделаем из нее для нас для всех праздник в Сочах. Вот чтобы из этого человека сделать того Алексея Навального, которого мы знаем сегодня, человека, очень жестко настроенного по отношению к власти, человека, который поставил свою свободу, в некотором роде и свою жизнь и жизнь своей семьи на то, чтобы этот режим не мог вот таким образом распоряжаться нами с вами, и нашими с вами надеждами, и нашими с вами какими-томечтами, и чтобы все это, в конце концов, прекратилось. Вот от одного Навального до другого Навального всего за шесть с половиной лет. Каким способом? Ну, вот таким, ну, вот надо было украсть полтора триллиона, для того чтобы получить такого Навального. Нужно было систематически организовывать вот этот марионеточный суд и эту декоративную, совершенно цирковую Думу, для того чтобы получить вот такого Навального, который не рассчитывает больше на то, на что он мог рассчитывать шесть с половиной лет тому назад, которому больше не на кого надеяться, кроме как на себя. Вот из не Навальных превращаются в Навальных. Сколько таких Навальных мы по стране заполучили? Этот просто самый известный, этот просто пишет хорошо, и этот оказался талантливым журналистом, потому что, ну, в сущности, то, что он делает – это журналистика, конечно.

Поэтому, вот видите, одни, там, обвиняют его в том, в частности, что, вот, тогда он думал по-другому, а сейчас он думает иначе. Ну да, правда, он тогда думал по-другому, а сейчас иначе, но только почему, что для этого было сделано? Вы видите, что для этого было сделано. И давайте мы будем с вами выбирать не между тем, чтобы проснуться завтра и узнать, что Олимпиада не в Сочах, пусть она будет в Сочах, как сказал тогда Навальный, а чтобы она не была вот такой ценой, чтобы она не превращала людей вот в людей, которые таким образом, как он, и как я, не скрою, относятся к тому, что делает российская власть. Мы ей не верим, мы ее опасаемся, несомненно, мы видим в ней нечто бесчеловечное и давящее на нас.

Вот, давайте я на этом месте прервусь и продолжу через 3-4 минуты, после новостей, во второй половине программы «Суть событий», со мною, Сергеем Пархоменко.

НОВОСТИ

С. ПАРХОМЕНКО: 21 час и 35 минут в Москве, это вторая половина «Суть событий», я Сергей Пархоменко. Номер для смс-сообщений — +7-985-970-45-45, +7-985-970-45-45. Сайт www.echo.msk.ru – заходите, там можно и слушать радио, и смотреть радио, ну, в виде трансляции отсюда, из студии, там есть кардиограмма прямого эфира, там есть возможность тоже отправлять сюда ко мне сообщения. Так что, заходите, не пожалеете.

Ну, знаете, чтобы закончить какой-то олимпийский сюжет в этой моей программе, я говорил об Олимпиаде перед перерывом и о том, как она, ну, в некотором роде перековывает людей, сколько она дала пищи тем людям, которые критически настроены. Критически в таком, философском смысле слова, то есть, так, что способны оценивать то, что происходит вокруг них, критически настроены к окружающей действительности. Сколько она дала им аргументов для того, чтобы начать относиться к российскому государству по-другому и к людям, которые этим государством управляют.

Так вот, про Олимпиаду, конечно, ну, один из самых ярких сюжетов, который происходит там сейчас на наших глазах – это вот история с Евгением Плющенко и с фигурным катанием. Ну, если уж как-то совсем не внедряться в подробности… а то, знаете, иногда видишь, как комментаторы, которые всю свою жизнь там провели в этом сюжете, они как-то совсем запутываются в мелких деталях, и суть события каким-то образом от них ускользает. История очень простая. Евгений Плющенко захотел участвовать в еще одних Олимпийских играх. Он для этого задействовал разного рода связи, которые у него были, в том числе связанные, там, с его довольно интересной женой, одной из самых таких заметных каких-то светских львиц в России. И благодаря этому вот развернул некоторую такую интригу, в итоге которой оказался в сборной по фигурному катанию, в обход тех реальных спортивных результатов, которые были продемонстрированы несколькими наиболее заметными российскими фигуристами-одиночниками. Он совсем-совсем сейчас не первый в этой иерархии, есть люди, которые выступали в последнее время существенно лучше, которые показывают результаты очень впечатляющие и перспективные, которые, вполне возможно, в будущем могли бы сделаться очень успешными и видными мастерами этого вида спорта, но у них нет таких связей.Поэтому они на Олимпиаду не поехали, а он поехал, несмотря на то, что было совершенно очевидно, что физические его кондиции этого делать не позволяют. Было совершенно очевидно, что он не может полноценно выступать на протяжении всей олимпийской программы. Она довольно длинная и состоит не из одного выступления, а из целой серии разных видов: произвольной программы, такой, сякой, и первенство в командном зачете и так далее.

Это специалистам было совершенно очевидно, и очень много было комментариев, я сам видел их собственными глазами и слышал собственными ушами, и читал, и в интернете, и на том же самом телеканале «Дождь» об этом шла речь довольно подробно, о том, что, скорее всего, дело будет обстоять так: Плющенко выступит один раз, после чего объявит себя травмированным, и на этом все закончится, Россия останется без этого участника своей сборной команды.

Так ровно оно и произошло. Был сыгран небольшой спектакль, было как-то продемонстрировано ужасное несчастье, а на самом деле это совершено прогнозируемая, абсолютно планируемая ситуация. Ну, знаете, в разных видах спорта это бывает, когда есть в физическом смысле не совсем кондиционный спортсмен, но, тем не менее, хотят, чтобы он выступил. Ну, вот, скажем, в футболе это довольно частая ситуация, когда в командах есть игроки, про которых известно, что этот человек 90 минут матча бегать не может. Ну, так бывает. Ну, не надо его выпускать на все 90 минут матча, нужно его выпустить сначала, а потом заменить. Или, наоборот, подождать немножечко, а в решительный момент, незадолго до конца второго тайма, его выпустить. И это бывает… ну, не скажу, что это безумно часто, но, в общем, регулярно это случается. Есть игроки, которые сезон за сезоном существуют в таком виде. А вот в фигурном катании так неполучается, и вот эта вот заранее запланированная замена в связи с физической некондицией, она обходится чрезвычайно дорого.

Что в этой истории кажется мне неприятным? Самое начало этой истории, а именно история про политическую интригу, история про то, что для того, чтобы оказаться в этом положении, Плющенко вынужден был задействовать разные другие аргументы, разные, так сказать, возможности, находящиеся за пределами спорта: его связи, его знакомства, его отношения, его влияние, его жену, там, еще чего-то. Ну, в общем, все это вместе не имело никакого отношения к фигурному катанию. Это нехорошо, это неприятно. Особенно неприятно вот это начало этой истории в совокупности с концом этой истории, а именно с тем, что выясняется сейчас относительно дальнейших планов Плющенко, из которых, например, следует, что он, несмотря на ужасное-ужасное несчастье, которое постигло его на этой Олимпиаде, например, совершенно не собирается отменять свое коммерческое турне. Намечено большое количество его выступлений, и почему-то как-то его травмы не мешают этим выступлениям, и ничего такого уж особенно невероятного тут с ним не случилось.

Впрочем, знаете, стоит как-то чуть-чуть порыться просто в своей собственной памяти, ну, и теперь еще, конечно, интернет с его возможностями поиска тоже создает некоторые дополнительные возможности, для того чтобы понять, что, ну, все-таки мы с вами имеем дело не просто с каким-нибудь видом спорта, а мы с вами имеем дело с фигурным катанием. А этот вид спорта, признаться, известен как занятие такое, я бы сказал, довольно грязное, несмотря на всю свою внешнюю праздничность, и такую какую-то миловидность, и на такую, казалось бы, близость к искусству и так далее.

Ну, много приходилось читать и слышать разных разговоров на тему о том, что это вот вечная судьба тех видов спорта, в которых результаты очень трудно фиксируются технически. Ну, вот со стрельбой как-то проще: вот или попал, или не попал. Вот есть дырка в мишени на этом месте – всякий может подойти и увидеть. Или с большинством видов легкой атлетики: ну, вот пробежал – измерили секундомером, как быстро он пробежал. Прыгнул – измерили сантиметровой лентой, как высоко он прыгнул или как далеко он прыгнул, или как далеко он метнул что-нибудь. И, собственно, все. И это все абсолютно очевидно, это все совершенно объективно. А есть виды спота, где есть вот очень большой мотив субъективности. И это все очень способствует возникновению разнообразных интриг, возникновению разнообразной, там, специальной подковерной борьбы и всякой такой межпартийности там внутри. Причем это свойственно всему миру.

Ну, вот, если помните, была относительно недавно, в 2002-м году, была колоссальная совершенно история, в которой тоже задействованы были российские фигуристы, когда в Соединенных Штатах был арестован такой довольно известный в авторитетных кругах бизнесмен по имени АлимжанТохтахунов, который обвинялся в том, что он подкупил судью, одну француженку, которая должна была быть судьей на крупных международных соревнованиях, а именно на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити. И, собственно, эта судья его и выдала, она в какой-то момент не выдержала этого позора, и с ней случилась некоторая такаяистерика, и она призналась в том, что она находится вот внутри этого сговора, и что она коррумпирована, и что ей заплатили за то, чтобы она поддержала в какой-то момент российскую пару фигуристов, в обмен на то, что некий российский судья поддержит французскую пару фигуристов. И вот тогда произошел такой обмен, и в результате этого вот эта самая французская пара, где, кстати, была наша с вами соотечественница, речь шла о Авербухе… с кем же он танцевал, Авербух? Нет, там на том конце была – вот, нашел – Марина Анисина и ГвендальПейзера – если помните, была такая пара. Вот эту пару должен был поддержать российский судья, а французский судья должен был поддержать Ирину Лобачеву и Илью Авербуха. Вот в этом был обмен. Все это делалось за деньги, все это делалось… ну, там много было всяких мотивов, почему Тохтахуновв это во все влез и почему он в этом во всем участвовал. Была такая история.

А еще была чуть раньше другая знаменитая американская история о войне между двумя очень влиятельными и знаменитыми тогда американскими фигуристками. Была Тоня Хардинг, которая систематически проигрывала, хотя была очень хороша… она, например, изобрела, там, некоторые рекордные прыжки во много-много оборотов, которые до сих пор считаются очень редкими и сложными. Вот эта Тоня Хардинг, она воевала со своей соотечественницей по имени Нэнси Керриган. И дошла до того, что она подговорила своего то ли мужа, то ли бывшего мужа, то ли какого-то бойфренда, ну, в общем, некоторого молодого человека подговорила, чтобы тот нанял здоровенного костолома. Он нанял здоровенного костолома, и костолом явился на тренировку американской сборной с такой раздвижной полицейской телескопической металлической дубинкой и попытался этой дубинкой сломать ногу этой Нэнси Керриган. Сломать не сломал, но повредил ее довольно сильно. Врезал ей, там, по коленке, и она несколько недель лечилась. После этого она все равно участвовала в Олимпийских играх, и все, в общем, кончилось более или менее счастливо.Но вот была такая история, когда выяснилось, что одна фигуристка, очень известная, наняла – ну, чуть не сказал, убийцу, он, конечно, убивать не должен был, но он должен был покалечить – наняла человека, который должен был избавить ее от соперницы.

Ну, вот так устроено фигурное катание, и в нем в этом смысле, может быть, даже и хорошо, что в этой истории с Плющенко как-то никого не заказали и никому ногу не сломали большой железной дубинкой. Как-то мы еще, можно считать, легко отделались по этой части.

И в самых разных видах спорта этого немало, вот такого рода интриг и историй. К сожалению, вот современный спорт устроен так: есть виды спорта, которые тяжело изуродованы действительностью. Есть такие, типа велосипедного спорта и тяжелой атлетики, которые совершенно раздавлены допингом. Есть виды спорта – ну, например, спортивная гимнастика – которые напрямую сопряжены с очень жестоким обращением с детьми. По существу, речь идет о насилии над детьми, об эксплуатации детей. Об этом очень много говорят, потому что для этого вида спорта важно, чтобы спортсмен был маленький, чтобы он был просто небольшого размера.Поэтому там дети, и начинается это все с очень раннего возраста, и их ожесточенно и цинично эксплуатируют в этом виде спорта.

Так что, разные возникают ситуации, и, к сожалению, современный спорт перестал быть таким радостным, прозрачным, каким-то веселым трогательным событием, которое нам всем хочется в этом во всем видеть. А уж люди, которые на этом делают вот такие деньги, которые мы видим, и люди, которые используют спорт как прикрытие для просто воровских комбинаций, они, конечно, к этому ко всему только добавляют.

Вот такая невеселая получилась спортивная страничка в этой моей программе, ничего не могу поделать. Смотрите, я тут читал, пока суть да дело, читал те смс-сообщения, которые мне приходят, и вижу несколько удивительным образом сообщений, которые посвящены одной и той же очень локальной небольшой истории, но совершенно потрясшей некоторую часть московского общества на этой неделе, и в частности Московский университет. Вот Александр пишет мне, спрашивает у меня, известно ли мне о подделке тысяч подписей преподавателей МГУ в пользу школы №1306. Такое, почти зашифрованное сообщение.

А дело вот в чем. Действительно, произошел совершенно колоссальный скандал в Московском университете, и скандал этот заключается в том, что есть некоторая школа, которой руководит дама по имени Елена Спорышева, я ее хорошо знаю в том смысле… ну, я ее никогда в жизни не видел, но хорошо ее знаю потому, что она один из фигурантов вот этих самых диссернетовских расследований. У нас есть экспертиза, которая показывает, что она защитила очень странную диссертацию, полную разнообразных удивительных заимствований, каких-то поразительных совпадений с чужими текстами.

Так вот, она умудрилась добиться некоторого разрешения на застройку и построить непонятно что: то ли новое школьное здание, то ли какое-то здание рядом с этой школой, которое могло бы быть использовано в каких-то других коммерческих целях.И для того, чтобы можно было оформление этих документов закончить, была фальсифицирована процедура – ну, в Москве есть такое – такого открытого обсуждения строительного проекта.Когда осуществляется какой-то вот большой строительный замысел, то, по процедуре, полагается собрать людей, которые могут быть так или иначе к этому причастны, как-то чьи интересы здесь могут быть затронуты, и спросить их мнение. Здесь, поскольку строительство идет на территории Московского университета, то высказаться должны были сотрудники Московского университета.

Так вот, были… кто-то раздобыл списки нескольких факультетов Московского университета и просто чохом фальсифицировал фамилии, фальсифицировал их согласие. И вот существуют списки, они довольно широко ходят в интернете, фотографии с них, где тысячи фамилий людей, которые никогда в жизни не участвовали в этом собрании, никогда в жизни не оставляли свои подписи, никогда в жизни ничего такого не обсуждали, никогда в жизни ни на что такое не соглашались, а между тем, вот их фальшивые подписи.Видно, что несколькими одинаковыми почерками, там, собственно, 5-6 человек, по всей видимости, было, которые подписывались за все эти тысячи людей. Ну, совершенно это та же самая технология, как при сборе фальшивых подписей перед выборами. Собственно, видимо, наняли такую же точно контору, которая и осуществила вот этот вот немудрящий сервис.

Действительно, огромная грязная история. Я абсолютно уверен, что она будет иметь какие-то последствия, я думаю, что люди, которые это организовали, просто сядут в тюрьму в какой-то момент. Но показывает уровень, я бы сказал, освинения того, что происходит сегодня в российской образовательной и научной среде. Вообще на этой неделе эти темы, которые обычно составляют какой-то маленький кусочек моих программ в виде такой специальной постоянной рубрики, посвященной «Диссернету», все это как-то довольно сильно вылезло на поверхность и стало довольно большой историей.Прежде всего потому, что вышло большое интервью министра образования и науки, очень странное интервью господина Ливанова, где он битым словом сказал, что вот то, что, например, делает «Диссернет», который занимается систематическими расследованиями в области разных мошенничеств и злоупотреблений в области науки… я думаю, что вы понимаете, что все это вышло гораздо-гораздо шире, чем просто разговор о диссертациях.Речь идет о состоянии этой среды, о состоянии этой отрасли, если хотите, вот этой образовательной и научной отрасли, важнейшей для любой страны, несомненно, важнейшей для России. Так вот, господин Ливанов сказал, что ему эта работа не нужна, она вредная, он ее поддерживать не хочет, потому что знающие люди и так все знают, а, собственно, вот обойдемся без вас как-то, вы нам только мешаете и только нас тут всех дискредитируете. Вот примерно что сказал господин Ливанов.

Ну, на это пришлось ему отвечать.И вместо того, чтобы объяснять ему, что он вот здесь неправ, здесь неправ, здесь неправ и здесь неправ, мы поступили по-другому. «Мы» – это вот сообщество «Диссернет», все это было опубликовано за моей подписью, но понятно, что я говорил от имени этого сообщества.Мы опубликовали информацию о том, что вот в самом конце прошлого года, 31 декабря 13-го года… удивительная дата, правда? Вот почему это надо делать 31 декабря? Ну, ладно, бог с ним, не будем задумываться над этим, хотя некоторые догадки имеются. 31 декабря 13-го года были опубликованы списки новых экспертных советов. Экспертные советы – это такие высшие, такие арбитражные что ли, если хотите, надзорные органы, составленные собственно из ученых, предполагается, что очень авторитетных ученых, уважаемых, которые должны… в каждой науке есть свой экспертный совет на каждую отрасль науки: свой, там, в философии, свой в филологии, свой по математике, свой по физике, по химии, по истории, по экономике, по социологии, праву.Ну, вот по любой отрасли науки есть свой экспертный совет, который должен решать разные спорные вопросы, рассматривать всякие апелляции, называть правых и виноватых, и вообще это такие высшие жрецы вот в храме этой конкретной науки.

Так вот, мы обнаружили, что в этих вновь назначенных – вновь назначенных! – экспертных советах огромное количество наших хороших знакомых, которых мы знаем по экспертизам «Диссернета».И это чаще всего не те люди, которые сами воровали диссертации, а которые помогали другим, те, кто работали в этой фальшиводелательной индустрии. Потому что, вы же понимаете, что для того чтобы защитить вот такую фальшивую диссертацию, для того чтобы украсть ученое звание, нужно, грубо говоря, двое: нужен тот, кто покупает, и тот, кто продает. Нужна вторая сторона, которая предлагает эту услугу.

Так вот, мы обнаружили множество этих людей, которые систематически занимались такого рода, я бы сказал, бесчестным бизнесом, обнаружили их в составе этих экспертных советов и сообщили об этом открыто письменно. Реакция была очень неожиданная, потому что выступил господин Филиппов, глава Высшей аттестационной комиссии, ну, вот в этом деле, в том, что касается так сказать научной аттестации, диссертаций и прочего, второй человек после Ливанова, и совершенно неожиданно сказал: да, а чо вы нам не сказали? А что, вот как-то… где вы раньше были? Почему вы нам не дали эти сведения? Это было совершенно поразительно.Можно подумать, что мы обязаны им давать эти сведения! А сами посмотреть? А на сайт, например, к нам зайти? А просто самим внимательно изучить?

Не надо только рассказывать, что все это произошло случайно, что все эти люди каким-то удивительным чудом там собрались. Совершенно очевидно, что это подход, совершенно очевидно, что это часть некоторой стратегии. А стратегия заключается в том, что мы ворошить не будем, мы не будем вот ни с чем этим сейчас разбираться.

В общем, короче говоря, сегодня, не далее как сегодня большой материал формально на официальном бланке был отправлен в Высшую аттестационную комиссию на имя господина Филиппова, был передан в их канцелярию, зарегистрирован, входящий номер был получен и так далее. Сообщество «Диссернет» вручило информацию о нескольких экспертных советах, в частности, о двух советах по экономике и одном совете по праву, вручило Высшей аттестационной комиссии.

Надо заметить, что эта реакция Высшей аттестационной комиссии, она произошла потому, что на эту тему внезапно высказался не кто-нибудь, а Научный совет при Министерстве образования и науки. Это вообще поразительная совершенно история, чтобы научный совет при министерстве высказывался в осуждение действий самого этого министерства. Это, конечно, надо было дожить, это вот в данном случае господин Ливанов, он совершенно побил рекорд, такого не удавалось никому до него. И этот Научный совет высказался очень тоже отчетливо и как-то понятно на эту тему и сказал о том, что это странная постановка вопроса, что как-то с одной стороны объявляется непримиримая борьба со всеми этими фальсификациями, а с другой стороны назначаются все эти люди внутрь этих экспертных советов. И почему-то «Диссернет», состоящий из энтузиастов, состоящий из людей, которые занимаются этим просто исходя из какого-то своего гражданского чувства, оказывается той организацией, которая проделывает эту работу вместо министерства, которое обязано ее проделывать. И которое мало того, что не делаетее, но еще и объявляет такую работу вредной. Поразительная история, правда?

Ну, особенно все это забавно смотрелось на фоне совершенно конкретной истории.Многие из вас, наверное, уже слышали, что последним таким ярким красивым фигурантом публикации сообщества «Диссернет» оказался господин Митволь. Ну, вот тот самый Митволь, вы его знаете, который впервые прославился, когда он закрывал газету «Новые известия» и выгонял на улицу, там, Игоря Голембиовского, замечательного, советского еще главного редактора «Известий», вместе со всей его командой. И, ну, потом много было всяких прекрасных историй: он, там, боролся с банями Аллы Пугачевой, и потом он был совершенно гомерическим префектом Северного округа столицы.По-моему, минут 10 он был этим префектом, но за это время он успел много интересного там навалять. В частности была, помните, чудесная история про «Антисоветскую» шашлычную? Ну, в общем, поройтесь на слово «Митволь» — найдете огромное количество всяких историй.

Ну, вот выяснилось, что, во-первых, у него есть две свои диссертации, которые битком набиты совершенно поразительными какими-то ломтями чужого текста.И, собственно, я вот который день уже задаю господину Митволю разными способами этот вопрос: скажите, откуда ворованный текст в ваших диссертациях? Откуда? Вопрос, я задаю вопрос. Откуда взялся у вас этот ворованный текст? Вы его сами туда засунули? Или вам его кто-нибудь туда воткнул, пока вы спали? Как это произошло? Ответьте на вопрос. Нет, господин Митволь боится отвечать на этот вопрос, вместо этого выдумывает какие-то небылицы, у него какие-то мальчики кровавые, какие-то миллионы украденных долларов в глазах немедленно, но лишь бы вот не отвечать. Но проблема же заключается в том, что господин Митволь как раз вот из этих, вот из тех, которые вошли в эти экспертные советы.Потому что есть еще по меньшей мере 9 других диссертаций, на которых он был или научным руководителем, или оппонентом, которые оказались фальсифицированы. ДЕ-ВЯТЬ. ДЕ-ВЯТЬ. Вы как думаете, это может быть случайностью?

Ну, вот все это опубликовало сообщество «Диссернет», в ответ мы услышали огромное количество всяких ругательств, оскорблений, разнообразных воплей, абсолютно абсурдных, безумных каких-то театральных обвинений и всякого прочего. Ну, мы доведем, конечно, эту историю до конца и мы в какой-то момент его заставим ответить, откуда вот это все ворованное взялось в том, к чему он имел отношение, и в его диссертациях, и в диссертациях, которыми он командовал.

Вот такая история, вот так эта частная, казалось бы, тема оказывается вдруг, ну, некоторым таким большим событием и показывает, что, собственно, происходит в этой очень важной для нас для всех сфере, с которой всем нам еще предстоит много раз иметь дело. Не самим, так детям нашим. Не детям, так внукам. Это все нас очень касается.

Это была программа «Суть событий», я Сергей Пархоменко.Будем надеяться, что в будущую пятницу мы с вами встретимся опять. А я всю неделю буду извиняться за то, что я наговорил в минувший час. Всего хорошего, до свидания, счастливых выходных.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире