'Вопросы к интервью
С. ПАРХОМЕНКО: 21 час и 11 минут в Москве, это программа «Суть событий», я Сергей Пархоменко. Добрый вечер. Как обычно по пятницам, обсуждаем с вами события недели, как состоявшиеся события недели, так и предстоящие нам события недели – вот это, пожалуй, тот самый случай. Я думаю, вы тоже не сомневаетесь, что главное событие этой недели еще впереди, оно состоится в воскресенье и будет продолжаться до глубокой ночи, а может быть, даже до самого понедельника, когда мы, наконец, узнаем результаты первого тура голосования по выборам мэра Москвы. Я думаю, что, действительно, для нас, живущих в Москве, это вещь чрезвычайно важная, и это очевидно. А вот что не очевидно, но я лично тоже в этом уверен – что она не менее важна и для не москвичей, потому что действительно здесь в Москве совершается некоторое очень важное действие, происходит некоторое событие, которое касается, несомненно, всей страны, и осуществляется прорыв, который для всей страны чрезвычайно важен. Ну, подробнее несколько позже об этом.

А пока напомню, что номер для смс-сообщений – +7-985-970-45-45, +7-985-970-45-45. Телефон для прямой связи со студией – 363-36-59, 363-36-59, телефон прямого эфира «Эха Москвы». Через некоторое время надеюсь в этот раз его все-таки включить. Есть еще сайт www.echo.msk.ru – как обычно, заходите, там множество разных дополнительных возможностей: можно смотреть видеотрансляцию из студии, можно участвовать в «Кардиограмме прямого эфира», один раз в минуту голосуя за или против того, что вы слышите. Можно отправлять сообщения сюда ко мне на экран, точно так же, как и по смс. Они приходят вперемешку, тут все в одну колонку встают, и те, которые из интернета, и те, которые по телефону смс пришли. И можно, собственно, радио тоже слушать там, на сайте. Вот.

Ну что же, давайте я начну с вопросов, которые приходили мне по интернету, тем более что вот они по большей части касаются ровно того, что меня на сегодняшний день интересует. А впрочем, нет, нет, не так. Давайте я начну все-таки с одного важного объявления, которое я обязан сделать, тем более что оно такое, совсем свежее, горячее. И мне кажется, что важно, чтобы те, кто сейчас меня слушают, были бы в курсе этих событий.

Дело в том, что я буквально 5 минут тому назад, то есть за 2 минуты до начала этой программы, получил письмо по электронной почте от координатора, с которым я связан с тех пор, как я сообщил о своем желании быть членом избирательной комиссии с правом решающего голоса. Это тот человек, из одной из вот волонтерских таких общественных организаций, которые занимаются наблюдениями за выборами, который откликнулся на эту мою просьбу, позвонил мне, и дальше был моим каким-то попечителем-координатором, и помогал мне подавать эти документы, и давал мне всякие советы. И кончилось это дело тем, что я действительно сделался членом избирательной комиссии с правом решающего голоса. И с тех пор время от времени он пишет мне и еще большому количеству таких же, как я, вот этих вот вновь рекрутированных независимых членов избирательных комиссий, сообщает разную оперативную информацию, вот в последнее время всякие полезные телефоны для связи и всякое такое прочее.

И вот он пишет мне 2 минуты тому назад следующее: «Теперь о плохом, — ну, это не начало письма, поэтому… вот в середине он пишет, — МГИК сегодня выступил с разъяснением, что: а) если кандидат выдвинут непарламентской партией…» То есть, это кандидат не от «Единой России» (такого кандидата у нас нет на московских выборах), не от «КПРФ», не от «Справедливой России», не от «ЛДПР». Это вот… собственно, больше парламентских партий у нас нет. Так вот. «Если кандидат выдвинут непарламентской партией, то на один участок может быть выдано либо направление от кандидата, либо направление от партии, но не оба вместе». Как мы с вами понимаем, это касается наблюдателей, которые выдвинуты от «РПР-ПАРНАС» и Алексея Навального или от «Яблока» и Сергея Митрохина. Вот МГИК сообщает, что или – или, или такой наблюдатель на участке, или сякой наблюдатель на участке. «Б) направления члена избирательной комиссии с правом совещательного голоса должны быть подписаны лично кандидатом, а не его доверенными лицами. Это разъяснение, конечно, незаконно, но от этого не легче».

Ну, что я должен здесь сказать? У меня не было времени проверить степень законности этих заявлений, вот лично у меня, за те 2 минуты, которые прошли с момента получения этого письма. И я вот уже должен был идти в студию, я не имел возможности проштудировать московский избирательный кодекс и понять, насколько это законно. Пока, мне кажется, у меня есть общее предположение, что не существует никакого разделения в законе на партии парламентские и партии непарламентские с точки зрения прав их кандидатов. Если кандидат выдвинут от партии, то все кандидаты равны. По-моему, это противоречит духу закона. Еще раз скажу, я должен в этом специально убедиться.

Но, в любом случае, мы с вами понимаем, что законно это или незаконно это, завтра и послезавтра избирательные комиссии будут поступать в соответствии с этим распоряжением Московской городской избирательной комиссии. И втолковать им, что это незаконно, если это действительно незаконно, будет абсолютно невозможно. Поэтому придется наблюдателям и членам избирательных комиссий с правом совещательного голоса каким-то образом быстро на это отреагировать. Собственно, на это есть сегодняшняя ночь и завтрашний день. Поэтому я об этом говорю.

И вот что сообщает этот самый мой координатор: «Всем членам комиссии с правом совещательного голоса, чьи документы подписаны не лично кандидатом, надо их переполучить. По моей информации, — пишет он, — кандидаты прямо сейчас сидят и подписывают эти стопки. А как именно их будут раздавать – пока неясно». Что это означает? Пожалуйста, свяжитесь с вашим координатором. Я думаю, что у каждого из вас есть такой же человек, как у меня, который вам писал, что-то такое сообщал на эту тему. Пожалуйста, сейчас же напишите ему, позвоните ему, напишите ему смску, спросите у него, что делать, куда надо ехать за этими новыми подписанными лично кандидатом удостоверениями. И поступите так, как он вам скажет. Если придется ехать ночью – езжайте ночью. Если вам скажут завтра рано утром – езжайте рано утром. Не откладывайте этого на последний момент.

Следующая история. Во всех случаях, когда 2 наблюдателя шли от кандидата и его партии, скажем, от Навального и от «ПАРНАС» – ну, я от себя добавлю, то же самое касается Митрохина и «Яблока» («Яблоко» – у нас тоже непарламентская партия) – одно из этих направлений надо перевыдать из другого источника. Ну, вы знаете, что такое «из другого источника». В принципе, направления могут быть получены, ну, в крайнем случае, от средства массовой информации, хотя при таком… наблюдатель от средства массовой информации обладает несколько меньшими правами в некоторых случаях, чем наблюдатель от партии или от кандидата. Ну, или, может быть, посмотрите, может быть, на вашем участке нет полного комплекта наблюдателей. Например, раньше вы были наблюдателем, скажем, от «Яблока», а теперь окажется, что уже один есть наблюдатель от Митрохина, но зато, скажем, нет на вашем участке наблюдателя от «ЛДПР» – такое бывает. Или, скажем, нет от «Справедливой России» – такое тоже бывает. Выясните это через своего координатора. Вот это очень важное и последнее, буквально только что поступившее сообщение.

Еще раз скажу: у меня не было возможности проверить законность этих требований, но, к сожалению, мы с вами должны отдавать себе отчет, что спорить по поводу этой законности нам предстоит уже после выборов. Может быть, придется судиться на эту тему. Может быть, придется устраивать какие-то большие расследования по этому поводу. Но сейчас уже мы с вами не успеем это выяснить.

Меня тут почему-то поправляют: «Собянин идет не от партии». Ну, я знаю, что Собянин идет не от партии, я поэтому ровно и сказал, что у нас нет на этих выборах представителя «Единой России». У нас есть независимый народный кандидат Собянин, назовем это так (смеется). У нас есть Навальный — «РПР-ПАРНАС». У нас есть Митрохин — «Яблоко». У нас есть кандидат от «КПРФ», кандидат от «Справедливой России», кандидат от «ЛДПР». Ну, вот, собственно, так это устроено. И, по всей видимости, два кандидата и две партии, «РПР-ПАРНАС» и «Яблоко», и, соответственно, Навальный и…

Вот пришел Венедиктов, который мне рассказал эту историю. Видимо, у него есть какая-то дополнительная информация. Леш, ну, ты сядь, скажи сам. Ну, чего мы будем передавать друг другу?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Официально: доверенные лица имеют право подписывать направления. Московская городская избирательная комиссия клянется и божится, что никакой инструкции по этому поводу, что только кандидат, не выпускала.

С. ПАРХОМЕНКО: Отлично! Очень хорошо! Очень хорошо, да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас мы разбираемся с…

С. ПАРХОМЕНКО: … непарламентскими партиями, да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Там история в другом. Насколько я понимаю, если кандидат идет от партии, вот, скажем, от «КПРФ» идет Мельников…

С. ПАРХОМЕНКО: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: … то либо от «КПРФ», там, сколько, либо от Мельникова. Не может быть и Мельников, и «КПРФ» суммарно.

С. ПАРХОМЕНКО: Нет, именно так, но только у меня информация еще худшая. Она… там говорится только о непарламентских партиях. Мол, Мельникову и «КПРФ» можно…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нельзя.

С. ПАРХОМЕНКО: … быть одновременно двоим, а, там, скажем, Митрохину и «Яблоку» нельзя, потому что это непарламентская партия.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Смотри…

С. ПАРХОМЕНКО: В общем, все это надо уточнить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас непарламентских партий…

С. ПАРХОМЕНКО: Две.

А. ВЕНЕДИКТОВ: … на сегодняшний день 74.

С. ПАРХОМЕНКО: Да, но кандидатов 2.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кандидатов. То есть, от кого кандидат? То есть, речь идет об «РПР» и «Яблоке», я правильно понял?

С. ПАРХОМЕНКО: Да, конечно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, я пошел уточнять…

С. ПАРХОМЕНКО: Есть два дискриминированных кандидата…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Значит, доверенные лица, еще раз, имеют право подписывать направления – это МГИК, это Московский горизбирком…

С. ПАРХОМЕНКО: Но подожди секундочку, речь идет не о наблюдателях, а о членах УИК с правом совещательного голоса. Вот такая у меня информация.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это я, честно говоря…. я про наблюдателей.

С. ПАРХОМЕНКО: С правом совещательного голоса.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я про наблюдение, я не по УИК, извини…

С. ПАРХОМЕНКО: Да-да-да, вот. Ну, просто есть еще такое как бы, есть тоже такой участник избирательного процесса…

А. ВЕНЕДИКТОВ: По-моему, уже давно сформированы УИКи…

С. ПАРХОМЕНКО: Конечно, сформированы. Но дело в том, что они сформированы… вот я, например, давно сформирован, потому что я с правом решающего голоса, я член УИКа. А еще… и вот эти люди могут появляться в последний момент.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Понятно. Пойду разбираться.

С. ПАРХОМЕНКО: Пожалуйста, да, я буду продолжать общаться, да. Ну, в общем, как видите, сюрпризы вот такие в последнюю секунду. Очень, честно говоря, это неприятно, но ничего, постараемся разобраться. Видите, как-то все, кто только можно, к этому подключились и некоторого дополнительного драматизма в эту программу принесли. Ну вот, так что, ну, как видите, сама жизнь нас заставляет концентрироваться исключительно на этих проблемах.

Давайте я все-таки вернусь теперь к вопросам, которые мне пришли через интернет, через наш сайт. Ну, прежде всего, очень приятный такой даже не вопрос, а послание от человека, который подписался Михаилом Геннадиевичем: «Уважаемый Сергей Борисович, с вашей легкой руки буду в составе участковой комиссии номер 1517 в Марьино в воскресенье. Пожелайте удачи в вашей передаче мне и тысячам добровольцев, которые, как и вы, потратят выходные на общественное благо». Да, друзья, желаю вам всем удачи. И самому себе желаю удачи. И, кстати, хочу всем сказать, что, правильно здесь написано, в эти выходные, а не в один только этот выходной воскресенье. Помните, пожалуйста, все члены избирательных комиссий, что завтра, в субботу, на вашем избирательном участке произойдет так называемая репетиция. Она начинается обычно с утра, часов в 9. Если вам до сих пор не позвонили и не позвали вас на эту репетицию, не дожидайтесь приглашения, идите завтра на избирательный участок к 9 часам утра и участвуйте в этой репетиции. Это вещь полезная. Со всеми там познакомитесь, на все посмотрите, везде сориентируетесь и как-то будете чувствовать себя увереннее. Потому что, конечно, для новичка информации огромное количество. Я вот сидел на прошлой неделе на четырехчасовой лекции, совершенно, надо сказать, очумел там от объема того, что нужно запомнить, что нужно иметь в виду, от количества всяких цитат, которые надо помнить наизусть, и так далее и так далее.

Идите завтра на эту репетицию. И вот дальше пишет мне этот самый Михаил Геннадиевич: «4 марта прошлого года был наблюдателем. У нас Путин набрал 46%, — хорошо, что не 146. — 14 исков я подавал в рамках вашего проекта vsevsud.org». Да, действительно, был такой проект, я еще чуть ниже о нем напомню. Действительно, на протяжении нескольких месяцев я участвовал в группе людей, которые помогали людям подавать иски по поводу нарушения их избирательных прав, многие сотни и тысячи таких исков были поданы.

Я вот буквально каждую передачу получаю какой-нибудь либо вот такой вопрос, либо множество всяких смсок, либо какую-нибудь реплику, там, в Фейсбуке или в Живом Журнале, где разного рода ядовитые люди с плохой памятью пытаются меня упрекнуть в том, что я вот здесь когда-то обещал завалить суды исками, и куда это все делось, вот как-то вы все совершенно не отвечаете за ваши слова и так далее. Этот проект был, он работал очень интенсивно, и он закончился, на минуточку, важнейшим результатом: он закончился Конституционным судом, вердикт которого обязал суды принимать иски по разного рода судебным нарушениям. Ведь проблема после – ну, это уже довольно давно продолжалось – после наших последних выборов, и в том числе выборов 11-го года, и в том числе выборов 12-го года, заключалась не в том, что суды как-то неправильно решали и как-то неправильно судили, а в том, что суды отказывались принимать к рассмотрению жалобы на разного рода избирательные нарушения. Что дало возможность разным людям типа Чурова говорить: «А что такого-то? Никто в суд даже не подал. Даже вообще никаких исков и нету. Никаких процессов не идет, никто ничего не опротестовывает. Что еще вы хотите?»

Так вот, эти иски были поданы, и люди в суды обращались в огромных количествах и в массовом порядке, но только суды систематически по всей стране отказывались принимать эти иски к рассмотрению еще до всякого решения. И вот Конституционный суд под давлением граждан, под давлением тех, кто все-таки не оставил это дело, не бросил его, а таки пришел и, так сказать, двигал эти самые свои судебные иски и, в конце концов, обратился в Конституционный суд и добился слушания в Конституционном суде, Конституционный суд заявил о том, что такая позиция судов незаконна. Суды обязаны рассматривать эти дела. Суды обязаны принимать эти иски к рассмотрению. Суды обязаны уважать право граждан на защиту в суде своих избирательных прав, своего голоса от покражи, от злоупотреблений с этим голосом.

Так что, результат был, и результат этот, на мой взгляд, достаточно эффективный. И вот человек пишет, что 14 исков подал ровно в рамках вот этого проекта при помощи этого сайта. «Одним словом, — пишет Михаил Геннадиевич, — через митинги и шествия к гражданскому обществу». Да, Михаил Геннадиевич, я с вами совершенно согласен. И, действительно, как-то шлю лучи солидарности и симпатии всем тем, кто вместе со мной будет в эти выходные работать на избирательных участках в разных качествах: в качествах наблюдателей, в качествах члена избирательной комиссии с правом совещательного голоса, с правом решающего голоса. Это очень нужное дело, очень правильная работа, очень тяжелая. Будет нелегко, собирайтесь, несите с собой бутерброды, имейте с собой бутылочку воды, чтобы не отвлекаться, чтобы никто вас с участка не погнал. Ну, в общем, готовьтесь к какой-то серьезной работе.

Что еще по поводу?.. Совсем осталось у меня немного времени. Да. «Опять будете о московских выборах талдычить целый час или ради разнообразия смените тему?» Буду, буду обязательно талдычить. И, несомненно, вас тоже к этому же позову.

«Допустит ли власть второй тур на московских выборах?» Ну, знаете, я уже говорил, что у нас сложилась такая парадоксальная ситуация на этих выборах, что есть два, собственно, человека, которые хотят второго тура. Одного такого человека зовут Алексей Навальный… ну, я имею в виду, так сказать, непосредственных участников этих выборов и людей, непосредственно влияющих на эти выборы. Конечно, таких людей многие тысячи, я абсолютно убежден, сотни тысяч. И, более того, я даже надеюсь, что и существенно больше миллиона в Москве тех, кто хотят сейчас второго тура и кто пойдут голосовать завтра.

Так, пришел опять Венедиктов. Осталось полминуты.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я знаю.

С. ПАРХОМЕНКО: 45 секунд.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Один от кандидата, любой. И один от партии.

С. ПАРХОМЕНКО: Одновременно?

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, два.

С. ПАРХОМЕНКО: Одновременно…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, как? Один от наблюдателя… тьфу, один от кандидата, и один от партии.

С. ПАРХОМЕНКО: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Два практически от тех, кто выдвинул кандидата.

С. ПАРХОМЕНКО: Да. Скажи пожалуйста твой статус на этих выборах. Ты, собственно, в качестве кого мне сейчас это говоришь?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я руководитель Общественного штаба по наблюдению за голосованием и подсчетом голосов.

С. ПАРХОМЕНКО: Вот я прошу сейчас всех председателей участковых избирательных комиссий Москвы иметь это в виду.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Им завтра еще раз, им завтра пойдет официальное разъяснение еще раз…

С. ПАРХОМЕНКО: Прекрасно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это недопонимание. А по второму вопросу работаем.

С. ПАРХОМЕНКО: Спасибо, да, давайте и про второй вопрос. Еще есть полчаса передачи – может быть, успеем (смеется). Леша, спасибо большое.

Да, вот на этой пока немножко более мажорной ноте я прерываюсь на новости. 3-4 минуты новостей, и мы с вами вернемся сюда ко мне в программу «Суть событий» со мною, с Сергеем Пархоменко. Новости.

НОВОСТИ

С. ПАРХОМЕНКО: 21 час 35 минут в Москве. Это программа «Суть событий», вторая ее половина. Я Сергей Пархоменко. Номер для смс – +7-985-970-45-45, +7-985-970-45-45. Сайт www.echo.msk.ru. Заходите, можно отправлять сообщения сюда, ко мне на экран, можно участвовать в голосовании «Кардиограммы прямого эфира», смотреть прямую трансляцию из эфира и даже слушать радио – ну, в общем, масса всяких прекрасных возможностей.

Я, конечно, читал ваши смски на протяжении этих новостей. И вот что мне пишут, Артак пишет: «Сергей, а вот сейчас по «ТНТ» в «Камеди клабе» сидит Собянин. Вся передача крутится вокруг него. Такие смелые ребята из «Камеди» феерят, такой вот случайный гость в молодежной программе. Кстати, и сам С.С.С., — то есть, Сергей Семенович Собянин, — шутит вовсю, прямо душка». Ну, что вам сказать? Это и есть фальсификация выборов. На вопрос о том, будут ли на этих выборах фальсификации, мы с вами уже можем ответить утвердительно, потому что часть этих фальсификаций произошла. Точнее, часть злоупотреблений. Эти злоупотребления были связаны с совершенно очевидным неравенством доступа кандидатов к средствам массовой информации. Это выразилось и в совершенно каких-то криминальных вещах. Вы знаете, скажем, что целый ряд компаний информационных, всякие радиостанции, сайты и так далее, которые заключали контракты, например, со штабом Алексея Навального о публикации его рекламы и всяких его рекламных роликов, просто вернули деньги и отказались сотрудничать, вопреки своим обязательствам.

Но есть более простые вещи. Действительно, один из кандидатов – и не станем с вами скрывать, фамилия этого кандидата Собянин, а зовут его Сергей Семенович – не вылезал, например, с канала «ТВЦ», который принадлежит Москве и который считается, так сказать, подмэрским каналом. Просто торчал там бесконечно, бесконечно фигурировал в разного рода программах федеральных телеканалов. И, несомненно, никакого паритета здесь не было. Есть страны на свете, где за этим умеют следить очень внимательно. Ну, вот я много раз рассказывал о Франции и о специальном таком французском ведомстве под названием CSA (Conseil supérieur de l'audiovisuel), который… просто с секундомером люди точнейшим образом замеряют появление всех кандидатов во время любых выборов. Скажем, во время парламентских выборов они меряют каждого кандидата от той или иной партии. Не знаю, там, человек пошел на футбол, и его показали, как он сидит на трибуне и болеет за любимую команду – значит, вот эти вот 5 секунд записываем. Человек прокомментировал что-то в информационной программе – записываем. Человека показали, как он голосует, сидя на скамье парламента – записываем. Я не знаю, человек сходил в театр и сообщает о своих впечатлениях – записываем. Всякое появление в телевизоре, на телевизионном экране считается участием в, так сказать, в воспитании избирателя, оказанием на него воздействия. В Москве и вообще в России не просто никто за этим не следит, а происходит совершенно осознанное последовательное систематическое злоупотребление. И вы знаете, что, скажем, на прошлых парламентских выборах были даже заявления, которые подписывали разного рода известные наши медийные, так сказать, персоны о том, что происходит вот такой вот вопиющий перекос.

Это все происходит и в Москве сейчас. Мы это видим. Ну, что на это мы можем сказать? Мы как избиратели это про себя отмечаем. Мы на наших внутренних счетах эту косточку переносим с одной стороны на другую. И знаем, что у нас есть один из кандидатов, который не гнушается такого рода злоупотреблениями. Мы с вами отдаем себе в этом отчет. Ну, и те из нас, которые проголосуют осознанно, те из нас, которые проголосуют как-то с пониманием, которые проголосуют памятливо, отдавая себе отчет во всем том, что произошло в последнее время, вообще в том, что происходило в последние годы, они это соображение тоже учтут. Вот все, что я могу и хочу сказать по этому поводу.

«Шулера будут передергивать карты на каждом шагу. Удачной вам игры!» — пишет мне этот самый наш слушатель по имени Поплоп. Я, по-моему, уже несколько раз его цитировал в своих программах. Да как вам сказать? Не игра это вовсе. Это, в общем, довольно серьезное столкновение, довольно серьезная работа, которая нам всем предстоит.

Вот, очень важный вопрос от Дмитрия из Москвы: «Я не регистрировался наблюдателем, но являюсь сознательным гражданином. Что надо делать, если увижу явное нарушение на участке? Скажем, явных карусельщиков». Первое: зафиксируйте все, что вы видите. Сейчас у каждого из нас фактически в кармане есть мобильный телефон, а на мобильном телефоне почти любом есть камера, хоть плохонькая, хоть какая-нибудь. Сфотографируйте.

Опять пришел Венедиктов! Явление третье Венедиктова в мою программу. Здравствуй, Леша! Как я рад тебя видеть!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ты меня достал.

С. ПАРХОМЕНКО: Я его достал! Он приходит, а я достал!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, видишь ли, то, что ты… значит, сначала. То, что ты сообщаешь, является грязной провокацией одной партии. Но не «РПР-ПАРНАС».

(смех)

С. ПАРХОМЕНКО: А какой же?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не буду говорить, да… потому что действительно одна из партий парламентских как раз вот это вбросила, вот эти две вещи. Значит, завтра будет официальное разъяснение МГИКа, но МГИК божится и клянется, что ничего подобного.

С. ПАРХОМЕНКО: Прекрасно. Какое мы с тобой хорошее сделали дело.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да. Единственная просьба действительно о том, что у нас шесть кандидатов – это значит, 12 как минимум наблюдателей, еще наблюдатели от других. Надо просто представлять, чтобы там на участке был бы воздух.

С. ПАРХОМЕНКО: Ну, на каждом… каждая избирательная кампания… я это теперь знаю по себе, потому что в моей избирательной комиссии я такой человек. Есть один член избирательной комиссии, которому поручают быть таким хостес. Знаешь, как в ресторане.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это реально много в помещении…

С. ПАРХОМЕНКО: Да, принимать, принимать, так сказать…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Посчитай сам, это же математически. Просто на это обращают внимание…

С. ПАРХОМЕНКО: Да-да-да. Это максимум 12 человек.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но при этом партия плюс кандидат, да?

С. ПАРХОМЕНКО: Будет человек в избирательной комиссии, который будет за ними следить, их, так сказать, рассаживать и приводить в порядок.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И вторая история: подпись кандидата и подпись доверенного лица – в общем, это одно и то же. И в этой связи, значит, члены комиссий с совещательным голосом… лучше, конечно, чтобы это был кандидат, но не запрещается и доверенное лицо. Завтра МГИК выпустит более подробное разъяснение.

С. ПАРХОМЕНКО: Прекрасно, прекрасно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, вот та информация, которую пустила одна из парламентских партий…

(смех)

С. ПАРХОМЕНКО: И которая пришла вот таким кружным путем к нам через моего координатора…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, Сереж, ну, очевидно, да, что очень нервная почва, очень горячая. Поэтому, просто надо спокойно разъяснять. Потому что, вот я говорю, я общался – изменений не было. Меня попросили назвать письмо, назвать дату вот того, что ты сказал. Значит, у них в базе этого нет, нет письма…

С. ПАРХОМЕНКО: Ну, пусть перестрахуются, пусть сделают такое заявление.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Здесь единственная, повторяю, вот просьба – чтобы толкучка… значит, там, сколько у вас членов комиссии? Плюс, там, может быть, от 15, получается, до 25 наблюдателей, да?..

С. ПАРХОМЕНКО: Подожди, 6 человек – значит, 12 наблюдателей…

А. ВЕНЕДИКТОВ: 12, плюс ассоциации разные, плюс СМИ, дорогой мой…

С. ПАРХОМЕНКО: Ну, СМИ, да. Нет, плюс СМИ, конечно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Плюс ассоциации наблюдателей, которые от разных СМИ. Мы же знаем…

С. ПАРХОМЕНКО: Нет, они от СМИ.

А. ВЕНЕДИКТОВ: … количество постоянных людей…

С. ПАРХОМЕНКО: Немало будет, да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: … есть некая…

С. ПАРХОМЕНКО: Ну, вот я знаю, что, например, на моем участке всего-навсего…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пока.

С. ПАРХОМЕНКО: … 4 наблюдателя будет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, и нормально.

С. ПАРХОМЕНКО: Нормально.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Просто вот, значит, МГИК завтра выпустит, и мы, безусловно, передадим, будем это в новостях передавать, но я просто хочу успокоить всех наблюдателей всех кандидатов, потому что я работаю на стыке всех штабов шести, что вот так.

С. ПАРХОМЕНКО: Отлично, очень хорошо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Поэтому у тебя еще есть время…

С. ПАРХОМЕНКО: Добрые вести.

А. ВЕНЕДИКТОВ: У тебя еще есть время поговорить, как говорит Юлия Латынина, о Месопотамии.

С. ПАРХОМЕНКО: Месопотамии, о Мя-со-потамиии (смеется). Да. Ну что же, вот, давайте считать, что этот инцидент на момент нашей программы исчерпан. Посмотрим, как будет дело. Ждем завтра действительно заявления от Московской городской избирательной комиссии. Очень хорошо, что вот успели мы с Алексеем Венедиктовым… ей-богу, не репетировали и не собирались разыграть эту, значит, прекрасную историю. Я возвращаюсь к тому, что я говорил.

Значит, первое что должен сделать человек, увидевший какие-то нарушения на выборах своими собственными глазами – постараться их зафиксировать. Сфотографировать с помощью мобильного телефона. Записать звук от этого. Почти в любом мобильном телефоне есть маленькая программка, такой диктофон как бы примитивный. Запишите. Будет плохо слышно – ничего страшного. Попробуйте уточнить, кто это, что это, выяснить какие-то имена и так далее.

Дальше, главное. Позовите немедленно, привлеките внимание кого-то из избирательной комиссии. Там почти наверняка будет вот примерно такой же псих, как я, какой-нибудь, какой-нибудь, что называется, вновь рекрутированный, вновь назначенный и внимательно следящий за происходящим член избирательной комиссии. Будут наблюдатели, формальные такие, что называется, с удостоверением, зарегистрированные наблюдатели. Позовите их, покажите им, привлеките их внимание. Есть полиция почти всегда поблизости. Привлеките, потребуйте, чтобы они появились, потребуйте, чтобы они вмешались, разобрались, составили протокол и так далее и так далее. Помните, что вполне возможно, что вам предстоит разбираться на эту тему в суде.

Вот это… тут я возвращаюсь к последнему финальному сюжету моей вот предыдущей половины программы. У нас есть с вами право, у каждого из нас есть право отстаивать свои избирательные права в суде. Конституционный суд подтвердил это право, Конституционный суд обязал суды принимать к рассмотрению наши с вами жалобы на разного рода нарушения. Конституционный суд, к сожалению, несколько ограничил наше право, тем, что, вопреки тому, что написано в законе… я продолжаю на этом настаивать, потому что я просто хорошо в этом законе теперь разбираюсь. Я абсолютно уверен, что Конституционный суд тоже это отлично знает, но из каких-то других, возможно, политических соображений, предпочел забыть об этом обстоятельстве: что закон не ограничивает права на подачу в суд своим собственным избирательным участкам. То есть, грубо говоря, всякий российский гражданин может оспаривать в суде нарушение, которое произошло где угодно в России, если речь идет о выборах по тому же самому участку, так сказать, избирательному округу. Ну, грубо говоря, если мы выбираем президента, мы по всей стране выбираем одного общего президента. Поэтому даже нарушение, происходящее на Камчатке (а я, предположим, нахожусь в Калининградской области) меня тоже касается, президент у нас будет общий. Если речь идет о выборах мэра, я голосую, не знаю, на Тверской улице, а нарушение происходит в Марьино, оно меня тоже касается, потому что мы все выбираем одного общего мэра.

Конституционный суд ограничил нас в этом. И Конституционный суд сказал: извольте жаловаться на то, что произошло на том самом участке, где вы сами голосовали, потому что, — говорит Конституционный суд, — вы обязаны беспокоиться о своем собственном голосе. Вот ваш голос покоится на дне избирательной урны на вашем участке, а не в Марьино. Поэтому вот если тут что не так, судитесь.

Ну, хорошо, ладно, пусть будет так, давайте. Значит, если вы, уважаемый Дмитрий, написавший мне из Москвы, увидели что-то своими глазами на своем участке, фиксируйте, фиксируйте и думайте о том: завтра я окажусь перед лицом судьи. Встану и буду говорить: «Ваша честь, я был свидетелей того-то и того-то». Что я ему предъявлю? Какие у меня будут доказательства? Что я при этом вижу? Вот это вот важнейшая совершенно вещь, о которой, несомненно, нужно помнить всякий раз, когда вы видите какие-то нарушения.

Но здесь я как-то поработаю немножко опять аналитиком, а не просто советчиком-консультантом бесплатным. Действительно, мы внимательно наблюдаем, все вот люди, которые пишут о выборах, которые пытаются анализировать выборы, которые пытаются в них вот в разных формах участвовать (например, быть членами избирательных комиссий и так далее), мы наблюдаем за тем, как происходит подготовка. У нас складывается такое впечатление, что если на этих выборах будут нарушения… а риск велик, потому что действительно появление на этих выборах второго тура – это абсолютная катастрофа для огромного количества разного рода начальников в Москве. Они смертельно этого бояться. Я вот прервался на перерыв на том месте, где я говорил о том, что есть, собственно, два человека, которые хотят второго тура – это Алексей Навальный, а второй – это Владимир Путин. Потому что, я думаю, ему совершенно не нужно – сколько бы он ни говорил противоположное, но в душе-то он это понимает – ему совершенно не нужно иметь в Москве человека, который триумфально выиграл в первом туре, потому что он сам не выиграл в первом туре, потому что он сам на выборах в марте 12-го года получил в Москве очень немного, всего 27 с небольшим процентов голосов москвичей. Он получил, если помните, там, 49 с небольшим процентов. Вру, 46 с небольшим процентов при явке 58,1. Здесь явка, несомненно, будет выше. А если дело кончится первым туром, значит, победитель заведомо получил больше 50%. Умножим одно на другое и получим цифру существенно большую, чем у Путина в марте 12-го года. Путину это не нужно.

Так вот, поэтому вполне возможно, что людям, которые хотели бы помочь действующему московскому мэру и которые сами боятся за себя, за свои собственные шкуры, возможно, их как-то будут держать за шиворот и не дадут им осуществить здесь никаких подтасовок. Но возможно, что и нет.

Так вот, складывается такое впечатление, что если на этих выборах будут существенные нарушения, существенные фальсификации и подтасовки, помимо тех, которые уже произошли… а еще раз с вами скажем, что многие произошли на этапе еще избирательной кампании. Они касаются средств массовой информации, они касаются разного рода проблем с агитацией, которые возникали по ходу дела.

Вы знаете, что один из кандидатов, а именно Сергей Собянин, воспользовался, ну, точнее его штаб воспользовался абсолютно незаконно персональными данными москвичей, воспользовался теми базами данных о прописке, о регистрации москвичей, которые по служебной надобности имеются в распоряжении Московской мэрии. Вот мэрия про каждого из нас знает, где кто прописан, разумеется. И вот именно благодаря этому огромное количество москвичей получили персональные письма от Собянина, хотя они не давали права кандидату Собянину распоряжаться их именами, фамилиями, адресами, прописками и всем остальным.

Точно так же со всех сторон раздаются сообщения о том, что пожилым людям, видимо, по вот списку таких действительно серьезно пожилых людей, там, в районе, скажем 30-го года рождения и так далее, систематически и массово раздают разного рода подарки сейчас. Вот именно сейчас, именно в эту минуту. И раздают их, что называется, со смыслом и с большим намеком. Но в этом есть, я бы сказал, признак некоторого такого, как ни странно, специального неуважения к этим людям. Считается, что это такие уже дряхлые старики, они так плохо соображают, что если им сейчас выдать банку растворимого кофе, шоколадку и коробку зефира, то они от восторга немедленно побегут проголосовать за Собянина. Вот мне, честно говоря, ужасно было обидно за мою родственницу тетю Беллу, которая тоже получила такой подарок. Она дама весьма рассудительная, совершенно как-то отдающая себе отчет в том, что происходит вокруг. А, по-моему, ее просто держат за дуру, что называется, в этих самых московских начальственных кабинетах и почему-то считают, что сейчас она, как-то задрав штаны, побежит за Собяниным за эту шоколадку. Вот. Все это, конечно, нарушения, и все это, несомненно, использование служебного положения в своих личных политических целях.

Так вот, если нам с вами предстоит увидеть, за исключением этих нарушений, еще и нарушения собственно на выборах, похоже, что это будет главным образом то, что называется ночной фальсификат, то есть манипуляции с итогами выборов. Избирательная комиссия после всех мучительных перипетий, всех наблюдателей, членов с совещательным голосом, членов с решающим голосом, всей этой беготни, всех этих бесконечных взаимных подозрений и взаимных упреков, всего этого смятения, всех этих подсчетов выясняет, наконец, как проголосовали люди на участке. И заполняет протокол об итогах выборов. И этот протокол отправляется наверх, он отправляется в территориальную избирательную комиссию, и там эти данные вносят в единую информационную систему ГАС «Выборы». На этом этапе эти данные можно исказить. И это происходит тихо, это происходит ночью, это происходит в закрытом кабинете. Это имеет, я бы сказал, очень незрелищный, непубличный характер. И это очень надежный, очень эффективный вид нарушений. И, скорее всего, речь будет идти именно об этом. Скорее всего, вся игра будет идти в ночи, тогда, когда появятся первые результаты и когда станет понятно, что вот как-то ситуация сомнительная и что дело, там, колеблется вокруг этих самых вожделенных 50%, предположим. Вот тогда, я очень боюсь, что называется, рука дрогнет у целого ряда московских начальников и они начнут себе позволять всякое, тем более что опыт у них большой, этого очень много происходило на последних президентских выборах.

Я был участником проектов… вы, наверное, помните, была такая «Лига избирателей», и эта «Лига избирателей», в частности, осуществила чрезвычайно интересный проект под названием «Сводный протокол», который как раз этим самым и занимался: он занимался тем, что собирал первоначальные варианты протоколов, вот те первые данные, которые были получены непосредственно после подсчета голосов, их фиксировал, их собирал в единую базу данных, а потом сравнивал с тем, что получилось как бы в итоговых результатах, которые были опубликованы на сайтах Центризбиркома. Разница в ряде случаев была очень большая, очень заметная, голоса в массовом порядке воровали. Вполне вероятно, что то же самое будет происходить сейчас.

Сопротивляться этому можно только одним способом: очень тщательно и очень решительно добывать официальные, зафиксированные, заверенные копии протоколов на избирательных участках. Как только протокол изготовлен, немедленно довольно большой круг людей имеет право изготовить ему заверенную копию. Это все члены… точнее, каждый член избирательной комиссии с решающим голосом, каждый член избирательной комиссии с совещательным голосом, каждый зарегистрированный наблюдатель, каждый представитель средств массовой информации, который предъявил здесь, на этом участке, свое редакционное удостоверение и свое редакционное задание. Люди имеют право требовать эти копии, нужно требовать эти копии, нужно их иметь, помня, что, вполне возможно, завтра вам придется предъявить их, для того чтобы оспорить те искаженные результаты, которые зарегистрированы по вашему участку. Поэтому я обращаюсь сейчас ко всем: пожалуйста, отриньте на время всю свою стеснительность, все свое смущение и решительно, твердо требуйте этих заверенных копий. Вы имеете на это полное право. Вы абсолютно уверенно можете заявлять это председателям избирательных комиссий на тех участках, где вы в этот момент окажетесь.

И вторая история. В Москве будет работать система под названием «СМС-ЦИК». Это вещь очень полезная. Она полезна не только для удовлетворения любопытства. Система заключается в том, что всякий человек, у которого в руках оказалась вот такая копия протокола, может определенным образом на определенный номер послать смску, и эта информация автоматически попадет в единую базу данных и дальше будет как бы суммирована по всем таким пришедшим участкам. И очень многие средства массовой информации… в частности, я знаю, что телеканал «Дождь» собирается этим заниматься. Так вот, в этих средствах массовой информации буквально в режиме реального времени будут сообщать о том, как вот движутся цифры по мере появления вот этих вот смсок с разных участков. Чем больше будет отправлено таких смсок… пусть эти сведения дублируют друг друга. Вот если у вас есть на участке пять сознательных членов участковой комиссии, и еще пять наблюдателей, и еще четыре журналиста, и вы все отправите свои смски с одними и теми же цифрами – ничего страшного, очень хорошо. Тем надежнее оно будет, потому что наверняка кто-нибудь из вас там в спешке ошибется, опечатается и так далее. Все только лучше, если вы отправите.

Выясните, пожалуйста, за оставшиеся сутки, завтра, с помощью интернета… таких возможностей много, много кто опубликовал эти сведения в Фейсбуке. Я, например, опубликовал. Но я уверен, что не я один, очень много разного народу: в Фейсбуке, в Живом Журнале, на разных информационных сайтах, на сайте «Голоса», на сайте «Гражданина наблюдателя», на сайте «Росвыборов», на сайте «Лиги избирателей». Слава богу, все эти организации на этих выборах, я уже это говорил, работают все вместе, рука об руку. Так вот, пожалуйста, выясните это, найдите эти телефоны за завтрашний день, зарегистрируйте свой телефон. Помните, что там есть такая особенность: нужно зарегистрировать заранее свой номер телефона. Найдите эти разъяснения и сделайте это. И отправляйте, участвуйте в этом самом «СМС-ЦИКе».

Смотреть… ну, смотреть, например, на «Дожде». Я знаю, что там очень большие проблемы, «Дождь» последние несколько дней – телеканал «Дождь», я имею в виду – находится под чудовищной дидос-атакой. Я нисколько не сомневаюсь, что эта атака будет во много раз усилена с утра в день голосования. Я, думаю, что, кстати, и с «Эхом» будет происходить что-нибудь подобное, потому что, конечно, систематически на все вот такие средства массовой информации, которые объективно, полно и оперативно освещают выборы, в такие, в ответственные моменты страшно давят. Но каждый раз появляются какие-то запасные способы контакта. Например, я знаю, что телеканал «Дождь» организовал себе специальный такой видеоканал просто на Ютьюбе. Заходите туда. Ну, Ютьюб не забьют, Ютьюб не задидосят, он слишком мощен, никто с ним не справится. Поэтому там наверняка можно будет это видеть. Да и сейчас, я думаю, если вы зайдете на сайт телеканала «Дождь», наверняка там уже сейчас вывешены всякие запасные адреса и запасная информация о том, где можно видеть трансляцию телеканала «Дождь». А телеканал «Дождь» очень внимательно будет и активно работать с этим самым «СМС-ЦИКом», там даже будет организована такая программа под названием «Народный избирком», который раньше, чем формальный, официальный избирком, будет сообщать результаты. Так вот, я думаю, что «Дождь» будет много об этом говорить. Поэтому заранее, пожалуйста, посмотрите, где вы собираетесь на это на все смотреть.

Ну, и в последнюю минуту, которая мне осталась, я скажу следующее. Друзья мои, пожалуйста, отдайте себе отчет, что сегодняшнего дня не должно было быть. Вот люди, которые собирались устраивать абсолютно марионеточные, абсолютно контролируемые, абсолютно фальсифицированные, абсолютно карманные выборы, люди, которые придумали эту вольную прогулку для Сергея Семеновича Собянина, для того чтобы его как-нибудь переназначить и приподнять его, так сказать, курс персональных политических акций в сегодняшнем российском истеблишменте, эти люди не знали, что получатся настоящие выборы. А они, в общем, получились. Они получились, несомненно, прежде всего, благодаря Алексею Навальному и его штабу. Но не только благодаря ему, благодаря нам, потому что мы серьезно все к этому отнеслись. Не должно было быть такой ситуации, в которой мы с таким трепетом и таким волнением ждем этого воскресенья и собираемся в нем участвовать. А мы, конечно же, собираемся.

Что касается вашего кандидата – выбирайте любого, но не сидите дома. Чем выше явка на этих выборах, тем больше шансов, что выбор будет настоящим, тем больше шансов, что ваш голос не будет украден. И помните, что сами эти выборы – это колоссальный совершенно прорыв, и ваше участие в них – это шаг в завтрашний день и в завтрашнюю новую российскую историю. Не пропустите эту возможность.

Это была программа «Суть событий», я Сергей Пархоменко. Всего хорошего, счастливо вам в субботу и воскресенье. Встретимся через неделю, уже зная, что с нами произошло. Счастливо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире