'Вопросы к интервью
МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ

КСЕНИЯ ЛАРИНА: Вот человек спел и вышел из микрофона, ушел. Спел так замечательно, встал и ушел. Герард Васильев у нас сегодня в гостях, звезда оперетты, не только московской, а советской. Вот даже так сказала. Не только российской. Добрый вечер, здравствуйте.

ГЕРАРД ВАСИЛЬЕВ: Добрый вечер.

К. ЛАРИНА: Спели мы с Вами «Веселую вдову». Это веселая карточка Герарда Васильева? Да?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Ну, это трудно сказать у меня все мои роли – визитные карточки, все они самые любимые.

К. ЛАРИНА: Трудно выбрать. Я, кстати, почему мы так замешкались, потому что мы очень так нервно начинали с чего начать, смотрели, какую нам поставить музыку. Хочется побольше сегодня послушать музыки. И нашим слушателям мы это обещаем. Кроме этого я Вам хочу пообещать, что будут и обязательно Ваши вопросы. Напомню и номер смс +7 985 970-45-45. И есть вопросы, которые пришли на наш интернет сайт. Я еще раз напомню, что сегодня у нас в гостях народный артист России Герард Вячеславович Васильев, звезда оперетты, защитник оперетты, пропагандист. Несет оперетту в массы, возвращает ее. Мне кажется, что уместно сегодня поговорить вообще о том положении, в котором очутилась любимая Ваша оперетта, поскольку есть опасения, что культура, жанр под названием мюзикл очень сильно ее потеснил. Так ли это? Нет?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Абсолютно нет. И в доказательство этому прозвучал в июле месяце конкурс молодых артистов оперетты, который мы с моей женой, актрисой Московского театра оперетты Жанной Жердер провели. Это конкурс проходил в ДК, во дворце культуры Московского института инженеров транспорта, теперь он называется университет инженеров путей сообщения. Вот так. Приехало 60 человек молодых актеров из разных концов нашей все равно необъятной родины. И продемонстрировали хорошее и владение жанром, и самое главное, любовь к этому жанру, потому что, в общем-то, сейчас. И вообще, я полагаю, как всегда, все определяет молодежь, за ними будущее. И они доказали, что этот жанр спокойно существует и радует зрителей.

К. ЛАРИНА: А он как-то развивается? Пишут оперетты новые? Не пишут.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Пишут, пишут.

К. ЛАРИНА: Да что Вы?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Вот в мае месяце, да, в Московском театре оперетты, ну, вообще каждый год в наших театрах играются премьеры, а вот весной этого года Жанна опять же написала по киносценарию Евгения Шварца, специальная редакция была для театра оперетты мюзикл «Золушка», можно называть мюзикл, можно называть опереттой. Прекрасную музыку написал Андрей Семенов, премьера состоялась, имела успех. Поэтому авторы пишут. И наши как бы ведущие театры страны, ну, к которым я отношу, кроме Московского театра оперетты еще Санкт-петербургский театр музыкальной комедии и Свердловский театр музыкальной комедии, и Омский музыкальный театр. Постоянно ставятся заново написанные оперетты.

К. ЛАРИНА: Но, тем не менее, давайте все же признаете, что Вы возглавляете фонд по сохранению оперетты.

Г. ВАСИЛЬЕВ: По сохранению лучших традиций и развитию жанра.

К. ЛАРИНА: Значит, есть проблема.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Конечно, не спроста.

К. ЛАРИНА: Ну, сохранять надо.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Но фонд был несколько лет тому назад нами с Жанной сделан. И больше по существу этой проблемы как бы не существовало, во всяком случае, для нас, но в разговорах в средствах массовой информации, вот так же, как и сегодня, понимаете, это имело место. И поэтому мы решили…

К. ЛАРИНА: Что имело место? Т.е. опять мы виноваты?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Имело место принижение, утапливание…

К. ЛАРИНА: Так, так, так.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Больше того, кто-то считал, что мюзиклы – вообще это нечто современное, что мюзиклы заменят оперетту, что были такие лихие головы, которые считали, что это все за счет того, что они принизят оперетту, они станут немножко повыше.

К. ЛАРИНА: Что Вы стесняетесь. Нет, давайте все-таки потеснился жанр оперетты. Конкуренция стала очень высокая, согласитесь. Потому что если раньше мы имели только оперетту, если говорить о музыкальном театре, о легком жанре.

Г. ВАСИЛЬЕВ: И музыкальную комедию советскую.

К. ЛАРИНА: Это, по сути, та же самая советская оперетта.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Конечно.

К. ЛАРИНА: Вы там больше разбираетесь во всех этих нюансах, но для нас это была оперетта и оперетта. Музыкальная комедия – она и так оперетта. А сегодня-то у нас есть и рок-опера, и мюзикл, и все, что угодно. И все поют и пляшут.

Г. ВАСИЛЬЕВ: И все замечательно.

К. ЛАРИНА: И «Фабрика звезд».

Г. ВАСИЛЬЕВ: И когда однажды наши знакомые, ну, как бы мастер парикмахерского салона случайно попала в театр оперетты, и потом прозвучал такой отзыв: ой, это замечательно, гораздо лучше, чем боулинг. Вот, видите, оказывается, кто с кем конкурирует.

К. ЛАРИНА: Ну, подождите, а премьеры часто случаются в театре оперетты? Премьера оперетт?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Конечно. Да, бесспорно, да. Бесспорно. И вот наш конкурс показал…

К. ЛАРИНА: А вот что поют на конкурсе? Вот нынче что они выбирают?

Г. ВАСИЛЬЕВ: На конкурсе? В условиях конкурса…

К. ЛАРИНА: «Цветы роняют…»

Г. ВАСИЛЬЕВ: И это поют. И, между прочим, замечательно поют. И это поют и на немецком языке. И поют другие арии на французском языке. И эти ребята, которые этим всем владеют, они, бесспорно, имеют успех. Понимаете, наверное, сейчас по моему напористому разговору, у меня очень хорошее настроение. Я могу говорить что-то невпопад, потому что мы победили на этом конкурсе. Жанр доказал…

К. ЛАРИНА: Он сейчас в июле прошел, да?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Да, в июле месяце, совсем недавно.

К. ЛАРИНА: Сколько он длился, простите?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Длился он, сколько. 7 дней, наверное. Мне сейчас трудно… Был первый тур, на котором ребята исполняли арию венских и неовенских композиторов Легара, Штрауса, Кальмана и других. Арию или дуэт. И арию или дуэт композитора советского периода. Мы так определили. На втором туре надо было исполнять арию или дуэт французского композитора и опять же по выбору. На третьем туре можно было что-то повторить и обязательно арию или дуэт композитора советского периода.

К. ЛАРИНА: А почему советского?

Г. ВАСИЛЬЕВ: А как Вы определите вообще Далуханян, Кара Караев, Дунаевский, Милютин…

К. ЛАРИНА: С тех пор ничего не написали?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Вы правы, задавая такой вопрос.

К. ЛАРИНА: Советское время кончилось, сколько лет назад? 17 лет назад.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Вы знаете, поскольку для меня жанр или произведение того периода не кончились, и для меня это время сохранилось. Честное слово…

К. ЛАРИНА: Это же шизофрения. Как это у Вас…

Г. ВАСИЛЬЕВ: А вот я не заметил, как мы оказались где-то в другом времени…

К. ЛАРИНА: Подождите, все равно мы говорим. Вы говорите «советская оперетта». Вы должны исполнить арию…

Г. ВАСИЛЬЕВ: Нет советского периода. А сказать русского композитора…

К. ЛАРИНА: 17 лет ничего не написали в России.

Г. ВАСИЛЬЕВ: А разве сказать «русского композитора» возможно?

К. ЛАРИНА: Ну, сейчас-то у нас все-таки не советская страна.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Но те же самые композиторы, которые родились… Или Андрей Семенов, молодой человек, он все равно родился еще в Советском…

К. ЛАРИНА: Но он не советский композитор.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Как?

К. ЛАРИНА: Он российский композитор. Но он не советский.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Ну, пусть будет российский. А Кара-Караев какой? Он же не российский композитор.

К. ЛАРИНА: Вы определяете сразу период. Я почему так привязалась, простите, что я так привязалась.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Да, да, пожалуйста.

К. ЛАРИНА: Потому что я хочу понять, развивается этот жанр или не развивается.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Развивается.

К. ЛАРИНА: Если Вы назвали вот три тура. Первый тур они поют венских композиторов, второй тур они поют французских, а третий они поют, что там можно повторить, как Вы сказали, и какой-нибудь фрагмент из оперетты советского периода.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Композитора советского периода…

К. ЛАРИНА: Т.е. российская оперетта не присутствует, ее нет.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Молодые люди сейчас на самом деле не пишут.

К. ЛАРИНА: Так с этого и началось. Поэтому Герард Васильев возглавляет фонд по сохранению и развитию жанра оперетты.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Хорошо, вот вообще ребята… Когда у нас вообще не стало Советского Союза, в каком году?

К. ЛАРИНА: В 1991 году.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Вот, значит, кто родился в 92-м году, они еще не стали композиторами. А все, кто родились до этого, для меня композиторы советского периода. Не смотря на то, что они… Сколько им лет-то, они еще…

К. ЛАРИНА: Ладно, не буду Вас больше мучить. Самое время, чтобы мы с Вами послушали фрагмент из оперетты советского периода. Это у нас что? Как раз «Севастопольский вальс». Это советский период?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Оперетта, которая прошла по всем музыкальным сценам страны.

К. ЛАРИНА: Слушаем?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Да.

К. ЛАРИНА: Кто поет?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Я пою.

К. ЛАРИНА: Вы один поете?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Конечно, это ария.

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ

К. ЛАРИНА: Мы тут поспорили, пока шла эта замечательная ария из Севастопольского вальса. Заговорили про советскую оперетту, вспомнили еще одну оперетту «Товарищ любовь» по пьесе Тренева «Любовь Яровая». Вот поспорили, потому что у меня почему-то осталось в памяти, что Ярового убивает его жена Любовь Яровая в конце. А Герард Васильев утверждает, что он сам застрелился.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Да, мы просто говорим о разных версиях. Я говорю о музыкальной версии, о версии Музыкального театра оперетты и Юрия Рыбчинского.

К. ЛАРИНА: Ну, давайте спросим. Товарищи дорогие, Вы у нас все знаете, дорогие слушатели, наш спор разрешите. И значит, давайте вспомним все-таки, чем кончилась эта трагическая история. Сам застрелился Яровой или его убили его партийная жена?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Просто многих смущает многочисленные версии. Потому что была версия Малого театра, было два варианта фильма.

К. ЛАРИНА: Телевизионных спектакля, да. А вот скажите, все-таки это тоже для меня загадка. Все-таки оперетта считается таким жанром веселым, комедия. Традиционно. Но почему-то мы именно, наверное, в советский период ухитрялись сделать переложить на жанр оперетты очень серьезные вещи.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Мюзикл «Вестсайдская история»?

К. ЛАРИНА: Ну, мюзикл все-таки он не является комедией. Да, мюзикл – это музыкальный спектакль. А оперетта осталась у нас музыкальная комедия. Правда же?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Поэтому иногда авторы затруднялись, как называть произведение. Потому что ведь в опере очень часто убивают. Есть веселые оперы, а есть чаще всего…

К. ЛАРИНА: С трагическим финалом.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Великие, трагические, невероятные. И поэтому музыкальный жанр, он должен охватывать все стороны человеческой жизни, человеческой души, поэтому это естественно. Другое дело, что очень трудно было определить, музыкальная, героическая драма там, еще как-то попытались назвать.

К. ЛАРИНА: А что было переложено еще на музыку из советских пьес?

Г. ВАСИЛЬЕВ: А вот мне повезло, я играл Сирано, был такой спектакль «Неистовый гасконец», музыка Кара Караева.

К. ЛАРИНА: Ну, это же да.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Значит, Михаила Ярового и Михаила Кречинского, казалось бы. Но это один из первых как бы советских мюзиклов. Причем замечательный мюзикл Александра Колкера. И редакция пьесы была прекрасно сделанная Кимом Рыжовым. Вот удивительный был такой дуэт— содружество. Вообще дуэт – это хорошее дело. Поэтому не зря же в оперетте так часто встречаются дуэты. Дуэты ссоры, дуэты любви.

К. ЛАРИНА: Ой, а «Сильву» Вы пели?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Бесспорно, да, это была…

К. ЛАРИНА: «Помнишь ли ты…» (напевает)

Г. ВАСИЛЬЕВ: Роль Эдвина в «Сильве» это была моя первая роль в Новосибирском театре музыкальной комедии. А вот уже когда через сезон был приглашен Московский театр, то уже я Эдвина спел несколько позже. Потому что фрак, который был мне сшит в ленинградском доме моделей, остался в Новосибирске, и пока я не сшил фрак, я не вышел на сцену в Москве уже в такой роли.

К. ЛАРИНА: Ну, раз мы про дуэты заговорили, давайте откроем маленькую тайну. У нас есть рояль в кустах, что называется. Мы решили после перерыва, после новостей пригласить в нашу студию еще и замечательную супругу Герарда Васильева, Жанну. Она там сидит нас слушает. Даже не предполагает, что мы ее хотим позвать. Жанночка, мы Вас приглашаем, наверное, минут через 5 мы за Вами зайдем. И Вы к нам сюда придете обязательно.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Просто мы всегда вместе. А последние 4 года очень часто бываем втроем. Потому что с нами всегда сынишка. Нет, мы его оставим там, он будет смотреть мультики.

К. ЛАРИНА: Ему есть, что делать. Все-таки очень просят нас объяснить, в чем разница между опереттой и мюзиклом. Вы можете это объяснить?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Ну, это если серьезно, то это может быть глубокое, теоретическое исследование, а если просто, житейски, по-человечески, то разница лишь в том, что оперетта и мюзикл – это сестра и брат. И вся разница и больше ничего.

К. ЛАРИНА: И все?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Конечно.

К. ЛАРИНА: Еще водевиль мы забыли, кстати. Водевиль – это ж тоже оперетта. Или нет? Или не очень?

Г. ВАСИЛЬЕВ: А как угодно можно назвать.

К. ЛАРИНА: Делайте, что хотите. Хорошо. Герард Васильев у нас в гостях. У нас сейчас новости, потом продолжим нашу программу. Вот уже в расширенном составе.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Продолжаем нашу программу, напомню, что здесь в студии народный артист России Герард Васильев. Мы хотели пригласить еще сюда его замечательную супругу, певицу Жанну Жердер, певицу, актрису. Но она не одна, как Вы уже поняли, она там не одна, она не может оставить на попечение сотрудников радиостанции «Эхо Москвы» такого замечательного четырехлетнего товарища.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Ну, он такой принципиальный.

К. ЛАРИНА: Он спокойный, но строгий. Я бы так сказала. Видимо, он маме сказал: мама, никуда ты не пойдешь. Со мной пришла, со мной уйдешь. Это называется.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Он вообще сказал, пап, я хочу, чтобы ты сидел рядом со мной.

К. ЛАРИНА: Ну, раз мы про Жанну вспомнили, мы, во-первых, сейчас услышим фрагмент еще из одного спектакля, где Вы вдвоем поете. Но все-таки немножечко расскажите о том, как Вы встретились-то. Вы ее услышали, увидели и сошли с ума.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Вот видите, невольно так получилось, что мы встретились, уже проработав в театре 10 лет. И играя в одних спектаклях, имея даже любовные сцены. Ну, нормальные, товарищеские отношения.

К. ЛАРИНА: Т.е. Вы познакомились в театре.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Ну, конечно, да. А однажды так случилось, что мы вместе играли спектакль «Принцесса цирка». Я играл Мистера Икса, Анри, а Жанна играла Теодору Вердье. Ну, и после этого спектакля мы объяснились и стали жить вместе.

К. ЛАРИНА: Прямо сразу? Так это происходит?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Почти да.

К. ЛАРИНА: Т.е. 10 лет Вы работали, у Вас были товарищеские отношения. Я просто перевожу это сейчас, Вы услышите, как это звучит.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Вы удивлены. Я вижу Ваше непосредственное удивление.

К. ЛАРИНА: 10 лет у Вас были товарищеские отношения. А потом Вы сыграли спектакль «Принцесса цирка».

Г. ВАСИЛЬЕВ: Про любовь, да.

К. ЛАРИНА: И после спектакля стали жить вместе.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Да.

К. ЛАРИНА: Вот как бывает. Все очень быстро.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Потому что оперетта – это романтический жанр.

К. ЛАРИНА: Ну, а продукцию, как Вы понимаете, любви мы можем предъявить Вам, он здесь у нас находиться. Совершенно замечательно. Ну, во-первых, давайте, сейчас мы послушаем фрагмент из оперетты… Что там?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Дуэт из оперетты.

К. ЛАРИНА: А что мы слушаем? Откуда?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Дуэт Теодоры и Мистера Икс из оперетты Кальмана «Принцесса цирка».

К. ЛАРИНА: А это прямо оттуда мы слушаем. Прекрасно. Вот как раз это музыка семьи. Я так понимаю.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Да.

К. ЛАРИНА: Это Ваша любимая, наверное, оперетта семейная.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Ну, вообще мы очень любим Кальмана. Кстати, в этом году исполняется 125 лет со дня рождения этого самого, можно сказать, русского композитора, потому что…

К. ЛАРИНА: Самого любимого.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Потому что именно Кальман, его произведения чаще всего ставятся на сцене российских театров.

К. ЛАРИНА: Самый популярный композитор.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Да, если взять еще несколько популярных композиторов, то все равно их произведения вместе взятые ставились меньше, чем только его оперетты.

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ

К. ЛАРИНА: Ну, вот пока шла музыка, мы разговаривали с Герардом Васильевым и о том, где воспитывают таких героев. Конечно же, в Суворовском училище. Действительно вот Вы про это сказали, что характер оттуда у Вас, да?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Конечно, да.

К. ЛАРИНА: А в чем он заключается, вот Ваш характер? Это что такое? Характер Васильева – это?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Да, нет, конечно, самому о себе трудно говорить, потому что вообще человека надо судить не по его словам, а по его поступкам. А о своих поступках говорить невозможно. Об этом могут говорить только товарищи по работе, друзья.

К. ЛАРИНА: Давайте тогда по-другому спрошу? Чему Вас научило Суворовское училище?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Солдат должен быть и один в поле воин. Это прежде всего. Во-вторых, чувство локтя, ответственности, готовности помочь товарищу. Потому что физические данные – это хорошо, их можно даже и развивать, но развивать только в том случае, когда ты воспитан, как говориться, трудоголиком. Когда ты любишь, умеешь трудиться, ставить перед собой определенные задачи. И их выполнять, достигать. Вот и все, по-моему.

К. ЛАРИНА: Для меня, конечно, это загадка, как может совмещаться практически военное образование и такая звездная артистическая карьера. Потому что в отличие от среды воинской, от армейской все-таки театр – это искусство компромисса, прежде всего. Это нужно умение и зависимость. Вот Вы говорите, как это может быть. Такая уж зависимая профессия. И настолько надо задавить все свои амбиции и ждать, ждать, ждать. И что-то терпеть, терпеть, терпеть.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Мне этого не приходилось делать, потому что как раз, наоборот, на своем жизненном пути, актерском пути я очень часто отказывался от ролей. Мне не надо было ждать. У меня как бы ну судьба такая. Я в этом не виноват. Судьба.

К. ЛАРИНА: Повезло.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Закончив Ленинградскую консерваторию, я уехал в Новосибирск. Провалившись на 3-м туре в стажерскую группу Большого театра. Уехал в Новосибирский театр музыкальной комедии и через год получил два предложения – в Ленинградский театр Музкомедии и в Московский театр оперетты. Выбрал Москву совершенно не по карьерным не по каким обстоятельствам. Скорее всего, по семейным, потому что в Ленинграде я оставил свою первую семью. И мне не хотелось возвращаться туда, потом разрываться между оставленной семьей, новой семьей, работой. Это не годиться. И ничего бы из этого хорошего не получилось. Поэтому, приехав в Москву стал получать роли. Кстати, тут есть одна запись. Меня, кстати, пригласили на определенную роль, на роль такого положительного героя с отрицалочкой. Героя с отрицалочкой. Вот спектакль «В ритме сердца» музыка Андрея Петрова, класс, в общем. Все здесь есть. Баллада о Дон-Кихоте и Санчо Панса. Мы, конечно, наверное, послушаем. Поставим следующий номер. И все, потом пошли роли. Да, конечно, Георгий Павлович Ансимов, в то время главный режиссер и хурдук театра, он мне давал и почти бессловесные роли, так, чтобы я не зазнавался, не заносился, которые я с удовольствием, рядом с мастерами сцены работал. И, в общем, они мне принесли большую пользу.

К. ЛАРИНА: А в училище выступали в качестве певца, вокалиста?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Ну, конечно, ну, во-первых, в армии все поют. Во-первых, это строевые песни надо исполнять. Конечно, во-первых, я был запевала и в Суворовском училище, и в курсантском училище имени Верховного Совета нашем московском, конечно, всегда звучало: «Васильев, запевай». И я пел.

К. ЛАРИНА: Но все-таки для меня это загадка. Вот мало того, что зависимая профессия актерская, принято считать, что это и не мужская вовсе профессия, а женская. Что мужчинам там особенно сложно.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Смотря, как к этому относиться.

К. ЛАРИНА: В этой профессии заложены исключительно какие-то женские качества. Т.е. необходимо хорошо выглядеть, всем нравиться, быть обаятельным.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Ну, обаятельный это, наверное, от природы у актера.

К. ЛАРИНА: А нравиться режиссерам?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Зачем нравиться, если нравишься, так нравишься. А стараться не надо. Во-вторых, хорошо выглядеть для мужчины – это не значит, что хорошо должно выглядеть лицо. Мужчину шрамы украшают. И когда случалось, что кто-то меня упрекал, что я плохо выгляжу или не отдыхаю, лишние в течение месяца нет ни одного выходного дня, то сын Володя говорил матери: ну, что ты к нему пристаешь. Мужественное, морщинистое лицо.

К. ЛАРИНА: На самом деле мы по радио сейчас говорим. Я обязана сказать, хоть передо мной и не женщина, а мужчина, что когда вот посмотришь на год рождения и посмотришь в лицо этому человеку, это две вещи несовместные опять. Абсолютно. Это просто неприлично так выглядеть…

Г. ВАСИЛЬЕВ: Вы знаете, я очень люблю в последнее время выступать вместо телевидения по радио. Потому что уже на телевидении я считаю, что это антиреклама для меня, а на радио…

К. ЛАРИНА: Да, ладно. Не кокетничайте.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Честное слово. Может быть, в этом чуть-чуть женское какое-то проявление кокетства, да.

К. ЛАРИНА: Вот, артистическое кокетство.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Но на самом деле…

К. ЛАРИНА: А форму Вам приходилось надевать в каких-то ролях? Форму военную?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Конечно, а как же? А Михаил Яровой?

К. ЛАРИНА: Яровой как раз. Белогвардейская, она стройнит.

Г. ВАСИЛЬЕВ: А Дмитрий Аверин в «Севастопольском вальсе». Вы знаете, когда я одевал форму, что-то появлялось.

К ЛАРИНА: Там морской офицер какой-то естественно.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Хоть я и не был морским офицером, но все равно. Понимаете, это особое ощущение. Я форму очень люблю. И вообще в душе все равно я никакой не артист, а просто военный человек. Потому что когда я слышу марши, то я как боевой конь подтягиваюсь, и мне хочется маршировать. Ну, во всяком случае, я в это время могу одеть костюм на два размера меньше.

К. ЛАРИНА: Давайте послушаем сейчас как раз фрагмент из «Товарища любовь», но хочу Вам сообщить, дорогой товарищ Яровой, что наши слушатели утверждают, что его все-таки жена убила, офицера Ярового в пьесе Тренева.

Г. ВАСИЛЬЕВ: В одной из версий Тренева. Согласимся.

К. ЛАРИНА: Да, да, да, он сам раскаялся.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Но в музыкальной редакции… Он сам застрелился, потому что он был не из тех, кто предавал присягу, а он присягал царю и отечеству. И не из тех, кто уезжал, покидал родину.

К. ЛАРИНА: Слушаем.

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ

К. ЛАРИНА: Вот как раз тот самый, последний его.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Выстрел, да.

К. ЛАРИНА: Ария Ярового из оперетты «Товарищ любовь». Ну, замечательные стихи. Я, честно говоря, может быть, слышала когда-то, но естественно уже и не помню, как это все выглядит. Я помню, Шмыга же Любовь Яровую пела. Вместе со Шмыгой Вы это делали.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Татьяна Ивановна, да.

К. ЛАРИНА: Да, да. Сейчас, пока шла музыка, Герард Вячеславович, конечно же, что может делать такой мужчина, расхваливал свою жену естественно. Говорил, какая она замечательная. Она одна делает и то, и это, и пятое, и десятое. И ребенка воспитывает…

Г. ВАСИЛЬЕВ: И воспитывает своего сына.

К. ЛАРИНА: За мужем ухаживает. Обеспечивает ему прекрасную и замечательную, я надеюсь, гармоничную жизнь в доме. Да?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Да.

К. ЛАРИНА: Но при этом еще помогает ему, как боевая подруга. Вместе работают в фонде, вместе журнал выпускают. Про журнал мы не сказали. Журнал называется «Оперетта-лэнд», да? Ну, это уникальный журнал. Я, правда, напрашиваюсь, уже несколько раз напрашивалась, чтобы мне его присылали. Он раз в месяц выходит?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Раз в два месяца.

К. ЛАРИНА: Я только первый номер видела, который когда он только появился. Совершенно замечательный. И учитывая, что об этом жанре нам никто не рассказывает. А ведь здесь звезд в истории оперетты, вот это уж точно, не меньше, чем в любом другом виде искусств.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Совершенно верно. И мы о них пишем.

К. ЛАРИНА: Забытых звезд, между прочим, колоссальных, даже вспомнить вот наши знаменитые фильмы, оперетты, а какие там замечательные. А комические какие замечательные артистки. Чудо чудное. Это я все за Вас рассказала. Повторяйте теперь про жену. Что мы еще про Вас добавим про Жанну? Жанну можно увидеть на сцене театра?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Конечно.

К. ЛАРИНА: В каких спектаклях?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Она поет Теодору в спектакле «Принцесса цирка», Розалинду в «Летучей мыши», Ганну Главари в «Веселой вдове». Вот Сильву в «Королеве чардаша». Она поет ведущие партии.

К. ЛАРИНА: Несколько вопросов от наших слушателей в конце уже программы. Надежда спрашивает: «Будете ли Вы принимать участие в новых спектаклях театра оперетты и не хотели бы Вы попробовать себя в режиссуре?»

Г. ВАСИЛЬЕВ: Ну, в режиссуре мы не пробуем, а постоянно что-то делаем. И играть в том числе, конечно же, буду в новых спектаклях.

К. ЛАРИНА: Ничего не сказали, т.е. конкретных планов пока не расскажите.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Пока еще не известно. У нас есть планы театральные, но кто как будет занят, еще никто не знает, посмотрим.

К. ЛАРИНА: Елена спрашивает: «Я Ваша поклонница. Недавно Вы мне подписали книгу на конкурсе. Хотела бы узнать можно ли будет еще в Москве увидеть Ваш спектакль «Свадьба Кречинского». Существует ли он на аудио или в видео записи?»

Г. ВАСИЛЬЕВ: К сожалению, спектакль «Свадьба Кречинского» в Московском театре оперетты уже много лет не идет. Потом мы с Жанной сделали этот спектакль в антрепризе нашей, свозили его в Японию. Имели там достойный успех. Потом мы сыграли его здесь в «Меридиане», свозили в Смоленск. Но он очень объемный, тяжелые декорации на большую сцену. Поэтому сейчас его импресарио не берут в прокат. И потом там очень тяжелые актерские работы. Поэтому увидеть этот спектакль вряд ли в ближайшие годы удастся.

К. ЛАРИНА: Жалко.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Но надеюсь, потому что декорации сохраняем. Костюмы сохраняем. Все в порядке.

К. ЛАРИНА: Я еще, судя по вопросам. Здесь очень много вопросов от профессионалов в области оперетты. Я так понимаю, что жанр еще уникален тем, что он сохранил понятие амплуа актерского.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Совершенно верно.

К. ЛАРИНА: Все размыто. А у Вас существует.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Да, на многие из этих вопросов наши радиослушатели могут получить ответ, читая наш журнал, который продается в киоске в Московском театре оперетты.

К. ЛАРИНА: Ну, вот про амплуа. «На данный момент, — пишет нам Елена, — существует конкурс имени Курочкина, который проходит в Екатеринбурге. Какой был смысл в создании еще одного конкурса? Конкурс в Москве превратился в конкурс только вокалистов, где, например, простакам и субреткам вообще делать нечего. Планируются ли какие-то изменения в этой области?»

Г. ВАСИЛЬЕВ: А вообще почему делать нечего? Были простаки и субретки. Просто было объявлено, что можно исполнять арию или дуэт. А раз дуэт, то значит, либо дуэт героев-любовников, либо простаков. И просто ребята еще не решились, но уже по тем результатам, которые были на этом конкурсе, понятно было, что на следующий год, а конкурс будет проводиться каждый год именно в июле месяце, ребята приедут, обязательно приедут.

К. ЛАРИНА: А самый гениальный простак в оперетте это кто?

Г. ВАСИЛЬЕВ: Ну, замечательные простаки вообще существовали почти в каждом театре. В Московском театре были такие выдающиеся простаки, как Владимир Шишкин и Николай Кузьмич Каширский. В Свердловском театре отец Жанны Эдуард Жердер. И потом Водяной, Михаил Водяной из Одессы. В каждом театре есть свои…

К. ЛАРИНА: А Володин – замечательный совершенно актер, которого мы знаем по кино.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Конечно, да.

К. ЛАРИНА: Тоже же простак из оперетты.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Да, да. Как-то он стал популярным, уже будучи не молодым, поэтому он уже не был простаком, кроме того он, по-моему, никогда и не играл Бони, вот таких фрачных простаков. Володин – это легенда. И вот о таких людях мы пишем в своем журнале.

К. ЛАРИНА: А на журнал можно подписаться, наверное.

Г. ВАСИЛЬЕВ: И можно подписаться, да. Я думаю, что сейчас не время говорить, как это делать, подписку. А, просто приобретя этот журнал, там есть и талон подписки.

К. ЛАРИНА: Я потом отдельно скажу нашим слушателям в следующей передаче, обязательно скажу всякие…

Г. ВАСИЛЬЕВ: Во всяком случае, число подписчиков у нас растет.

К. ЛАРИНА: Как и число зрителей, я надеюсь.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Судя по обратной связи. Потому что нам пишут, благодарят, выносят свои предложения по содержанию журнала.

К. ЛАРИНА: Ну, мы должны уже заканчивать, я уже вывожу нашу последнюю арию. Еще одну телеграмму прочту от Полины. «Самый лучший театр музыкальной комедии был Свердловский. Там играл отец Жанны. Великолепный актер, там прошло мое детство, и родилась моя любовь к оперетте». Вт видите, как замечательно.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Но вот видите, это очень приятно слушать. Но вообще театры музыкальной комедии, в каждом городе, где они существовали и существуют, там их любят и посещают.

К. ЛАРИНА: Ну, что же, мы завершаем нашу встречу, Герард Васильев и Жанна Жердер, Вы сейчас услышите их уже в мюзикле «Целуй меня, Кэт». Это уже мюзикл, больше, чем оперетта.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Конечно.

К. ЛАРИНА: Спасибо Вам огромное. И надеюсь, до встречи. Спасибо.

Г. ВАСИЛЬЕВ: Всего доброго, до свидания.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире