'Вопросы к интервью
02 апреля 2007
Z Успех Все выпуски

Алёна Свиридова


Время выхода в эфир: 02 апреля 2007, 21:07

ПЕСНЯ

КСЕНИЯ ЛАРИНА: Ну, я надеюсь, что Вы узнали этот голос замечательный. Вот нам даже слушательница наша уже пишет: «Алена Свиридова – это единственная певица, которую я слушаю и люблю за стиль и волшебный голос», — пишет нам Ольга. Хорошее начало?

АЛЕНА СВИРИДОВА: Спасибо. Спасибо, Оля.

К. ЛАРИНА: Добрый вечер. Здравствуйте.

А. СВИРИДОВА: Добрый вечер, дорогие друзья.

К. ЛАРИНА: Мы слушаем сегодня музыку из нового альбома, который мы еще не можем даже купить, потому что его еще нет. Да? Он должен вот-вот.

А. СВИРИДОВА: Он есть теоретически, вернее практически, но его еще нет в продаже.

К. ЛАРИНА: Ну, вот я спросила у Алены, как называется альбом. Она мне ответила, я сейчас эту песню послушала и подумала, что вот это «тело над душой» вообще было бы классно. Между прочим.

А. СВИРИДОВА: Да, а я решила, поскольку все-таки весна, назвать альбом вот «Целоваться!» вот с восклицательным знаком.

К. ЛАРИНА: А тело над душой? Нет, вот душой и телом – какое-то дурацкое выражение. А вот телом и душой, что-то в этом есть загадочное.

А. СВИРИДОВА: Знаешь, Ксения, на самом деле, мне вот эта фраза, она мне приснилась.

К. ЛАРИНА: Телом и душой?

А. СВИРИДОВА: Да. Вот я навсегда с тобой телом и душой. Я проснулась и пошла записала. И потом вот написала всю песню.

К. ЛАРИНА: Ну, вот стоит отметить, что все песни написаны одним автором.

А. СВИРИДОВА: Ну, да.

К. ЛАРИНА: И слова, и музыка, и исполнение. Т.е. практически авторская песня, по сути.

А. СВИРИДОВА: Ну, в принципе, как я люблю шутить, я – композитор музыки и поэт слов.

К. ЛАРИНА: Молодец. Вот тут мы с Димой Маликовым встречались, он представлял свой альбом музыки…

А. СВИРИДОВА: Инструментальной.

К. ЛАРИНА: Инструментальной. Да. «Пианомания». И, конечно, тут все мы заслушались. И народ так оценил таланты. И такой следующий этап. Я так чувствую, что скоро произойдет в твоей жизни и такое.

А. СВИРИДОВА: И такое? Инструментальная музыка?

К. ЛАРИНА: Конечно.

А. СВИРИДОВА: Ну, я вообще в инструментальной музыке немножко уже попробовала себя. Это музыка для кино. Я написала уже музыку к двум кинофильмам. И в принципе это очень интересная работа.

К. ЛАРИНА: К каким, к художественным?

А. СВИРИДОВА: К художественным, да.

К. ЛАРИНА: К каким?

А. СВИРИДОВА: Телевизионным.

К. ЛАРИНА: А мы видели это?

А. СВИРИДОВА: Ну, наверное, видели, я не знаю. Это, во-первых, один ремейк «Человека-амфибия».

К. ЛАРИНА: Понятно. Ты там пела сама.

А. СВИРИДОВА: Я там пела. И поскольку в старом-то фильме музыку писал Андрей Петров, потрясающий композитор…

К. ЛАРИНА: Намба, намба, намба.

А. СВИРИДОВА: Да. Намба, намба. то мне пришлось не ударить лицом в грязь. Я очень старалась. Мне хотелось, чтобы это получилась очень красивая музыка. Ну, по-моему, получилась вот музыка действительно такая очень романтическая, прямо вся океаническая, морская, лирическая, какая угодна.

К. ЛАРИНА: И тем более, стихи, к которым ты неравнодушна. Океаническая.

А. СВИРИДОВА: Да.

К. ЛАРИНА: А второе?

А. СВИРИДОВА: И еще один фильм – это тоже такой новая интерпретация «Снежной королевы» современная. Ну, как лирик я тоже выступила по полной программе.

К. ЛАРИНА: Молодец. Мы сегодня тоже еще послушаем музыку. Но я хотела отметить одну вещь еще. Как хорошо, что есть Живой Журнал. Вот раньше надо было перелопачивать сотни всяких интервью, искать в интернете какие-нибудь ссылки, где, чего сказал твой герой. А сегодня открываешь его ЖЖ, и прекрасно все, как на ладони. Ты прекрасно понимаешь, о чем ему хочется говорить, о чем ему не хочется говорить. Что ему интересно сегодня, вот в этот день, в конкретный, в сегодняшний день, что интересно Алене Свиридовой. Вот я залезла в Живой Журнал, тем более, мы дружим в этом пространстве с Аленой. И была так очень приятно удивлена, когда увидела темы, которые мне тоже интересны. Серьезные темы есть, к которым чуть позже, может, мы вернемся. А пока я бы хотела поговорить про что? Алена, про эту уникальную страсть к путешествиям. Какое-то такое вообще бешенство риска, которое вот в тебе существует. И это чувствуется, и это видно по всему. Даже по фотографиям, которые ты делаешь. Вот откуда это взялось?

А. СВИРИДОВА: Ну, Жюль Верн, конечно же. Конечно, Жюль Верн.

К. ЛАРИНА: Не пионерское детство?

А. СВИРИДОВА: Ну, пионерское детство, оно было позже, а вот Жюль Верн был совсем рано. Я еще когда училась, ну, наверное, там в 1 классе, мне папа «Таинственный остров» рассказывал, как сказку. И моя первая толстая книжка – вот был «Таинственный остров». После букваря, после таких вот детских книжечек я взяла вот этот талмуд такой здоровенный с испугом, что я такое никогда не смогу прочесть. И вот прочитала с таким упоением. Потом я перечитывала неоднократно. И, конечно, у меня полное собрание сочинений Жюль Верн. И я мечтала. Я читала это на уроках, под партой. И, конечно, я была вся там.

К. ЛАРИНА: А первое путешествие далеко?

А. СВИРИДОВА: Первое путешествие? Ну, в принципе у меня путешествий хватало в детстве. Потому что у меня все родственники жили не в том городе, где я. На Кубани, в Крыму.

К. ЛАРИНА: Т.е. страну всю объездила уже тогда.

А. СВИРИДОВА: Ну, не совсем всю. Но вот юг. Меня мама взяла с собой на Кавказ, вот на Эльбрус мы с ней поехали. И я была тогда в таком маленьком возрасте, ну, наверное, ну, не знаю, мне, наверное, лет 8 было. Я помню, с собой брала куклу и долго им шила снаряжение. Там рюкзак был у куклы. Чуть ли не палатку. И вот мне тоже казалось, это так здорово. А моя мама, она ходила в эти походы, когда была студенткой. И вот потом повезла меня смотреть туда.

К. ЛАРИНА: А байдарки? Т.е. азы альпинизма уже были известны, да?

А. СВИРИДОВА: Ну, нет, наверное, не азы альпинизма, а азы вот этого путешествия пешком. Что можно вот идти. Что умный в гору в результате пойдет. Все уже, потому что это интересно, а не будет ее обходить.

К. ЛАРИНА: Т.е. какой-то азарт, он был.

А. СВИРИДОВА: Азарт, да. Азарт. И вот что же там за поворотом, что же там дальше.

К. ЛАРИНА: Ну, а чего умела то? Вот я тебе говорю, байдарки были?

А. СВИРИДОВА: Нет, байдарок не было.

К. ЛАРИНА: Умеешь ты на байдарках сейчас? По горным рекам.

А. СВИРИДОВА: Ну, пару раз был такой равтинг, ну, в туристическом таком исполнении. Ну, это не особо опасно, мне кажется. Такой профессиональные байдарочники, это уже такое совсем экстремальное.

К. ЛАРИНА: Так, а на веревках в гору?

А. СВИРИДОВА: На веревках в гору тоже нет. Без веревок дело обходилось. Ну, Вы знаете, я, может быть, не то, что совсем такой вот экстримал, которому нужно…

К. ЛАРИНА: Острые ощущения бесконечно испытывать.

А. СВИРИДОВА: Да, вот такие острые ощущение. Наверное, ночевать на отвесном склоне я вряд ли буду. Я просто это могу представить себе.

К. ЛАРИНА: Ну, ты же, я почитала тебя. Что вот отельный, пляжный отдых – это не мое.

А. СВИРИДОВА: Ну, да, вот такое совсем баклажанное, совсем это не мое. Потому что нужна какая-то действительно высшая цель. Вот когда мы летели на край света. Вот более удаленной точки от Москвы я просто, ну, ее не существует. Дальше будет уже только ближе. Это королевство Тонго. Для того чтобы плавать с китами. И вот мы там целую неделю болтались и вот с ними плавали постоянно. И это, конечно, было такое…

К. ЛАРИНА: А где это находится то?

А. СВИРИДОВА: Это за Новой Зеландией. И, в общем, летели мы туда двое суток, конечно, такой экстремальный перелет. И вот когда ты вот ныряешь и видишь, как плывут киты, их там несколько. Как они танцуют под водой, как они вот что-то там общаются, потому что у них просто какой-то китовый балет. Что они этим хотят сказать, не известно. Но то, что они сами подплывают к кораблю, им тоже интересно посмотреть, кто, кого это принесло. Потому что там, ну, очень мало людей, которые туда попадают. Вот ради этого стоит ехать. Ради этого стоит двое суток лететь.

К. ЛАРИНА: Очень многие вещи зафиксированы в книжке «Чемоданное настроение» у Алены Свиридовой. И, кстати, вот могу всем сказать, что эту книгу писала сама. Это видно по тому, что человек пишущий. И видно это, опять же, как пишет в интернете. Это очень важно понимать, что сама.

А. СВИРИДОВА: Друзья, какой вот ужас, на самом деле, мы должны оправдываться…

К. ЛАРИНА: А, как же, у всех негры.

А. СВИРИДОВА: Я сама писала и порвать на себе пиджак. Я сама пою…

К. ЛАРИНА: И пою сама.

А. СВИРИДОВА: Порвать на себе пиджак. И вообще тогда у меня не осталось бы гардероба.

К. ЛАРИНА: Какой-то старомодный человек Вы, Свиридова. Сейчас так не модно, не принято.

А. СВИРИДОВА: Не принято рвать на себе пиджак?

К. ЛАРИНА: Не принято петь самой, не принято писать самой стихи, музыку. Не принято.

А. СВИРИДОВА: А что принято?

К. ЛАРИНА: Что-то у нас принято… Пиар Пиарович Пиаров. Все.

А. СВИРИДОВА: Ну, я просто этим занимаюсь, потому что это доставляет мне колоссальное удовольствие. Вот я для удовольствия этим занимаюсь. Потому что мне интересно этим заниматься. Мне интересно что-то там понять в себе. Когда я пишу, у меня вдруг возникают какие-то вопросы, которые просто так, наверное бы, не пришли в голову. А так они вдруг приходят, и я же сама начинаю на них отвечать, думать, а что же интересно вот получится. А если зайти сюда, на эту проблему посмотреть, а если вот с другой стороны.

К. ЛАРИНА: Алена, а вот за границу, когда первый раз в жизни попала, помнишь?

А. СВИРИДОВА: За границу, да, помню. Меня мама отправила в пионерский лагерь в Германскую Демократическую Республику. Причем в возрасте я была в подростковом. И именно вот в это лето на меня вдруг стали обращать внимание мальчики. Вот до этого они на меня не обращали, только как там на дружка, а тут вдруг табунами поскакали. И в Германии да еще. В общем, какое-то у меня было просто феерическое ощущение от этой поездки. Куча поклонников. Я чувствую себя просто звездой. Да еще гитара там была. А я там пела песни. Ну, в общем, я вкусила славы в полной мере.

К. ЛАРИНА: А немецкий?

А. СВИРИДОВА: Немецкий? Ну, в общем, как-то что-то мы общались. Во всяком случае, я уже знала английский.

К. ЛАРИНА: Ну, это в совсем детском возрасте. А в таком сознательном, когда крышу сносит. Не было такого больше?

А. СВИРИДОВА: Ну, тогда, на самом деле, снесло крышу капитально. Потому что слишком большое было отличие от Советского Союза.

К. ЛАРИНА: Даже ГДР, да.

А. СВИРИДОВА: Даже в ГДР. Потом была первая поездка уже в Бундос, что называется. Там снесло крышу от другого. Вдруг я поняла, насколько я там не нужна. Вот мы так поехали и купили телевизор, как все приличные, советские люди. И я вот понимаю, вот мы тащим эти коробки, и даже такси не берем, потому что деньги экономим, чтобы деньги на другое что-то хватило. И вот идут какие-то школьники и хохочут, показывают на нас пальцами. И я думаю: какой ужас, какой ужас. Никогда в жизни больше. Поэтому когда там какие-то велись разговоры. Ну, вообще, это было принято там куда-то уехать, потому что у нас тут плохо, а там, там, видите ли, хорошо. Я говорю: там плохо. Мы там никому не нужны. Это ужас реально.

К. ЛАРИНА: До сих пор такое ощущение, что мы там никому не нужны?

А. СВИРИДОВА: Просто так не нужны. Как и везде. Как и не нужны в другом городе. Как и в Москве я была просто так никому не нужна. Мы должны что-то из себя представлять. Тогда ты нужен везде.

К. ЛАРИНА: Ну, а сегодня все-таки ощущение, как гражданина России, оно другое? Вот у тебя. Когда ты уезжаешь куда-нибудь? В отличие от советского состояния.

А. СВИРИДОВА: Да, конечно, оно другое. У меня чувство гордости.

К. ЛАРИНА: Есть все-таки.

А. СВИРИДОВА: Да, есть чувство гордости. Я вдруг себя ощущаю посланцем нашей страны. И мне нравится быть как бы вот таким рафинированным, эдаким Фандориным в юбке. вот такой образ я в себе культивирую за границей. И все так радуются. Говорят: Вы русская. Неужели? Как здорово. Как здорово.

К. ЛАРИНА: Кстати, интересно, я не знаю, согласишься ты со мной или нет. Раньше вот при совке, когда уезжаешь, то всегда с удовольствием там поддерживаешь разговоры, которые вот связаны с советской властью, вот что это такое. С удовольствием ты там отрываешься и говоришь наконец-то можно тут с кем-то поделиться, сказать, какой это кошмар и ужас. А сегодня другое ощущение совсем. Сегодня, как только начинает кто-нибудь говорить плохое, вдруг в тебе взыгрывает это чувство какое-то патриотизма (откуда взялось?), да, начинаешь защищать. Начинаешь объяснять, что нет, на самом деле, все не так. Не так, как бы Вам хотелось, дорогие.

А. СВИРИДОВА: Ну, в принципе, да. Ну, у меня, хотя, кстати, отношение именно плохое не к советской власти, как ни странно. У меня было плохое отношение вот к нашей какой-то советской убогости. Вот она была какая-то. Вот мы какие-то убогие. Вот такие несчастные все были. Это ужасно. Но сейчас я понимаю. Что не власть это. Это не власть. Это наше, я даже не знаю, как это объяснить. Но, может быть, конечно, власть нас задавила.

К. ЛАРИНА: Задавила, конечно. Система, которая сделала, люди там такие. Вот мы такие при такой системе. А при другой мы другие. Мы же все время сравниваем, говорим про то, какие там лица у людей на улицах. Там, не знаю, в Америке или в Европе, открытые, да. И какие мы всегда…

А. СВИРИДОВА: Ну, я думаю, у них больше позитива. А у нас больше агрессии, к сожалению, а она до сих пор осталась. У нас, может быть, стало меньше убогости, но не намного. Вот иногда попадаются такие экземпляры, что хочется просто стыдно становится.

К. ЛАРИНА: Мрачноватый взгляд на мир, на все существует.

А. СВИРИДОВА: Ну, в основном, да. Люде не открыты, но как-то у нас это пока еще не принято. Мы все в позе вот в этой оборонительной стоим. Все ждем, откуда-то оплеуха какая-то свалится. Ксения, мы просто совсем недавно поехали на конюшню. Взяли с собой ребенка. Ребенок выходит из детской комнаты и говорит: я поеду в каске.

К. ЛАРИНА: А сколько ему?

А. СВИРИДОВА: Три года. А каска у него такая, ну, строительная, игрушечная каска. Я говорю: вот тебе раз. Зачем тебе на конюшне каска? Он говорит: ну, а вдруг кирпич на голову упадет? Я говорю: где же ты его возьмешь, этот кирпич?

К. ЛАРИНА: (Смех). Вот настоящий советский человек.

А. СВИРИДОВА: Он говорит: ну с дома вдруг упадет. Ну, в общем, похохотали. Он в каске и поехал. Представляете.

К. ЛАРИНА: Абсолютно. вот правильно, правильно. Ребенок правильно мыслит. Знает, где живет.

А. СВИРИДОВА: Ребенок ощущает атмосферу. Ну, я думаю, что мы все в каске до сих пор.

К. ЛАРИНА: Ну, давай вернемся к музыке. Чтобы мы до новостей успели послушать еще одну вещь. Что мы сейчас хотим послушать?

А. СВИРИДОВА: А вот там что по порядку стоит у нас. Песня…

К. ЛАРИНА: А, «Целоваться».

А. СВИРИДОВА: Песня «Целоваться». Да, друзья…

К. ЛАРИНА: Лирическое настроение, да.

А. СВИРИДОВА: У нас такое хулиганское настроение, даже.

К. ЛАРИНА: Ну, что «Целоваться»? И Лене Свиридовой.

А. СВИРИДОВА: «Целоваться». Да.

К. ЛАРИНА: Давайте.

ПЕСНЯ

К. ЛАРИНА: Ну, я как-то совсем другое себе представляла. Название такое «Целоваться». Я думала, что сейчас там лирика какая-то тихая. На самом деле, вон какое хулиганство. Это я уже сказала Алене, пока мы слушали, такое продолжение стилистики овечки бедной. Да?

А. СВИРИДОВА: Ну, да.

К. ЛАРИНА: Целоваться надо весело.

А. СВИРИДОВА: Целоваться, конечно, отличное занятие для веселья.

К. ЛАРИНА: А первый поцелуй?

А. СВИРИДОВА: А, кстати, первый поцелуй был, по-моему…

К. ЛАРИНА: В пионерском лагере.

А. СВИРИДОВА: Пассивный был, т.е. когда меня поцеловали, в детском саду.

К. ЛАРИНА: Ну, это не считается. Такой взрослый.

А. СВИРИДОВА: Взрослый в трудовом лагере было такое. После, кажется, 8-го класса.

К. ЛАРИНА: Лет в 15, наверное.

А. СВИРИДОВА: Ну, да, вот в 15 лет. Точно.

К. ЛАРИНА: Ну, по любви?

А. СВИРИДОВА: Да. Я поцеловалась с мальчиком, который мне нравился со второго класса.

К. ЛАРИНА: И дальше что было?

А. СВИРИДОВА: А ничего. Ну, такая была жирная галочка. «Я сделала это» называется.

К. ЛАРИНА: А кто умел целоваться? Мальчик или ты?

А. СВИРИДОВА: Кто умел целоваться? Ну, мальчик естественно.

К. ЛАРИНА: Мальчик уже умел.

А. СВИРИДОВА: Ну, конечно, ощущения феерические все-таки от первого поцелую.

К. ЛАРИНА: Есть что вспомнить. Ну, вот об этом и песня. Я здесь все-таки вижу. Там есть лирическая песня. «Падал снег» точно лирика.

А. СВИРИДОВА: Очень лирическая.

К. ЛАРИНА: «Том бо ля нэже»?

А. СВИРИДОВА: Ну, практически.

К. ЛАРИНА: Мы это послушаем. Просто смотрю на список, который у меня перед глазами. То, что мы сегодня услышим. Т.е. это вот такой ответ товарищу Адамо. Тоже наша мелодия, из нашего поколения. Мы ее любили в отрочестве…

А. СВИРИДОВА: Ну, да, безусловно. Но я не знаю, там несколько другое. Но не будем. Песню надо слушать, а потом уже ее… Ну. и даже не надо обсуждать, мне кажется. Если она либо затрагивает твою душу, либо тогда, если не затрагивает, наши слушатели просто ее переключают, к сожалению, на другую.

К. ЛАРИНА: А, кстати. Дорогие слушатели, я же про Вас забыла. Вы же имеете возможность вмешаться в драматургию нашего разговора. Поэтому SMS напомню номер. +87 985 970 45 45. Телефоны прямого эфира, которые, конечно же, будут использованы в этой программе в отличие от предыдущей, конечно, обязательно. 783-90-25 и 783-90-26. Мы здесь, мы живы, мы в прямом эфире, мы, это Алена Свиридова, моя сегодняшняя гостья, и ведущая эфира Ксения Ларина. Сейчас у нас новости, потом продолжим.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Алена Свиридова у нас в гостях. Мы говорим о тонкостях воспитания. Кстати, как воспитывать мужчину? Ты уже знаешь.

А. СВИРИДОВА: Мужчин?

К. ЛАРИНА: У тебя же мужчина растет. Два. Один мужчина большой, второй маленький.

А. СВИРИДОВА: Маленьких можно воспитывать, больших уже не рекомендуют.

К. ЛАРИНА: Ну, большой получился мужчина?

А. СВИРИДОВА: Ну, большого мужа, да, начали то с малолетства воспитывать. Уже когда к тебе попадают большими, тогда лучше даже не экспериментировать.

К. ЛАРИНА: Не браться. Ну, как, действительно. Опыт есть уже? Поделись. Вот что нельзя делать? А что можно.

А. СВИРИДОВА: Нельзя? Нужно уважать личность, во-первых. Уважать личность. Потому что собственное мнение и вообще осознание себя личностью происходит достаточно рано. И вот это нужно уважать всегда. И тогда тебе платят доверием, и всеми такими позитивными вещами. Не нужно просто так запрещать: вот нет и все. Нужно объяснять, почему нет, как-то подвести базу. Вот тогда тоже доверяют. И в принципе вот с младшим сейчас всегда можно договориться. Со старшим я была более радикальна. Потому что была молода, глупа, соответственно радикальна. Вот, а с младшим вообще нет никаких проблем.

К. ЛАРИНА: А у тебя в этом смысле счастливое было детство? Тебя понимали?

А. СВИРИДОВА: Ну, в принципе, если учесть, что это было советское время, то мне еще очень повезло с родителями. У меня мама была таких очень широких взглядов.

К. ЛАРИНА: Либеральных.

А. СВИРИДОВА: Либеральных, да. Мне даже, честно говоря, давали рубль и отпускали в бар. И даже я там могла выпить шампанского. Кстати, в старших классах школы, там 9-й, 10-й, и соответственно мне даже не было вот никакого резона ее не слушать. Вот маму. Она была авторитетом таким. И собственно говоря, вот я очень много оттуда взяла для воспитания собственных детей.

К. ЛАРИНА: А ты помнишь себя хорошо вот в этом детстве?

А. СВИРИДОВА: Я вообще всегда очень хорошо помню. Это помогает…

К. ЛАРИНА: А с какого возраста?

А. СВИРИДОВА: Ну, наверное, вот так где-то с 4-х. Вот это мне помогает и детей воспитывать. И с детьми вообще с любыми общаться. И в принципе относиться, наверное, более терпимо к чужим недостаткам. Потому что они некоторые носят возрастной характер исключительно.

К. ЛАРИНА: Да, хорошо когда возрастной. Хорошо, когда это проходит. Надежда существует.

А. СВИРИДОВА: У умных проходит. У умных проходит. У дураков, к сожалению, не проходит.

К. ЛАРИНА: Вот надо умных воспитывать. Обязательно, чтоб был умный, книжки читал. Я вот не случайно сказала так в полушутку, что так старомодная Свиридова. Старомодная. У меня вот возникает ощущение, что какой-то вот уже другой жизни на сегодняшний день, вот не знаю, как ты себя чувствуешь в сегодняшнем пространстве шоу-бизнеса. Оно же совсем другое. Оно не такое, каким было, когда ты начинала. Когда ты пела «Розового фламинго» или лирическая, красивая песня с этим с Верником, клип-то красивый такой…

А. СВИРИДОВА: А. «Никто никогда».

К. ЛАРИНА: Да. «Никто никогда».

А. СВИРИДОВА: Как я себя чувствую?

К. ЛАРИНА: Совсем другое было время.

А. СВИРИДОВА: Может быть, да. Но понимаете, у меня всегда такая была история. Я не знаю, хорошо это или плохо. Где-то хорошо, где-то плохо. Я такая самостийная и незалежная. Я ни к какой группировке и не к каким кланам, абсолютно ни от кого не завишу. Надо мной нет продюсера, надо мной нет никого. Я сама себе хозяин. Этого, наверное…

К. ЛАРИНА: Продюсера нет?

А. СВИРИДОВА: Нет. И был в самом начале. Но, к сожалению, это быстро закончилось. Я. честно говоря, всегда тосковала по сильному плечу, на которое можно переложить там ответственность за работу. Я вынуждена делать это все сама.

К. ЛАРИНА: Подожди, кто-то же концерты устраивает.

А. СВИРИДОВА: Ну, это не продюсер. Концертом занимается концертный директор, который находится под моим началом. Он занимается своей работой.

К. ЛАРИНА: Т.е. ты за все отвечаешь все равно.

А. СВИРИДОВА: Но отвечаю за все я. Если что-то у меня не получается, я сама дура, извините, за слово. Но у меня не на кого. Не кого винить. Я могу винить только себя во всем. Соответственно я делаю много ошибок. Я не очень хороший бизнесмен. У меня это как раз не сильная черта моей натуры, поэтому я где-то пробуксовываю. Где-то просыпаю, где-то что-то недоделываю. Потом себя начинаю есть, какая я там плохая. Но с другой стороны, когда мне все надоедает, я могу сказать: а, не поехать ли мне, всех денег не заработаешь. Я поэтому могу сорваться и вообще без всяких как бы угрызений совести могу куда-то смыться.

К. ЛАРИНА: Никаких обязательств таких вот нет.

А. СВИРИДОВА: Ну, да. Ну, разве что перед музыкантами, которых нужно обеспечивать работой.

К. ЛАРИНА: А все-таки, вот мне бы хотелось, чтобы ты попробовала сформулировать. Вот в чем сегодня изменилось время вот для тебя, как для артистки? Вот в чем оно другое?

А. СВИРИДОВА: Исчез эксперимент. Как бы поделились сферы влияния. Это на самом деле стал какой-то шоу-бизнес, где люди зарабатывают большие деньги. Зарабатывают, прежде всего. И все направленно именно на зарабатывание денег. Поэтому берутся практически всегда проверенные уже там на Западе какие-то модули. У нас не придумываются какие-то ни передачи, ни музыка, ничего. У нас просто покупается в лучшем случае, покупается готовый формат…

К. ЛАРИНА: Или воруется.

А. СВИРИДОВА: Или воруется в худшем случае. Как правило, музыку все воруют, пойди, докажи. Это все делают достаточно легко и запросто. Ну, с программами там уже посерьезней. Там покупают. Поэтому я считаю, что у нас сейчас такой застой по части каких-то мыслей. У нас что хорошее, у нас все содранное. Можно всегда указать первоисточник, откуда драли, кто с хорошим слухом, это делает легко. Никто не хочет рисковать. Никто не хочет делать что-то новое, а вдруг оно не пойдет. Вот то, что идет, вот продается эта колбаса, давайте, мы ее будем продавать. Мы не будем экспериментировать. А все-таки искусство, оно требует риска и эксперимента. И тогда оно развивается. Либо вложение в этот риск и эксперимент, т.е. люди сознательно пытаются делать что-то новое. И ну, как бы навязывают рекламой это новое народу. Новый музыкальный стиль. Вот его не было, и вдруг он появился. Ну-ка сейчас мы его продвинем. Продвинем, потом будем на нем зарабатывать деньги. Вот по началу вот это идет чистый эксперимент, полный эмоции, души, порывов, потом превращается в коммерцию. Ну, и так, собственно говоря, продолжается и дальше.

К. ЛАРИНА: А публика в этом не виновата? Есть доля вины, как ты думаешь?

А. СВИРИДОВА: Я считаю, что наша публика виновата. Потому что она очень всеядная. Она ест, вот дали, она и съела. Вот как в столовке. А что, больше нечего. Для того, чтобы иметь возможность выбирать нужно иметь как-то больше что ли достоинства. Ну, вот знает, что вот эти артисты работают, например, под фанеру. Никого это не беспокоит.

К. ЛАРИНА: Все равно собирают, платят деньги скромные.

А. СВИРИДОВА: Все равно. Да, платит деньги им, не понимаю почему. Ну, вот загадочная русская душа. Наверное, я всегда себе говорю, когда мне что-то вот вижу откровенно вот анти профессиональное…

К. ЛАРИНА: Антихудожественное.

А. СВИРИДОВА: Ничего. Анти, анти, анти. Думаю, а народ-то ест. Народ ест. Ну, думаю, раньше на ярмарках всегда пользовался популярностью аттракцион – бородатая женщина. Ну, вот, собственно говоря, я все такие вещи, говорю, ну, бородатая женщина Действительно, интересно посмотреть на бородатую женщину.

К. ЛАРИНА: Ну, так бородатая женщина, она может вызвать интерес один раз. Вот пришел, посмотрел, увидел, да, с бородой и все.

А. СВИРИДОВА: Ну, вот оказывается…

К. ЛАРИНА: Но она же бородатая женщина, она как бы воспроизводится. Опять бородатая женщина, и опять бородатая женщина, и опять бородатая женщина.

А. СВИРИДОВА: Ну, это как помните у Шарикова. Куда пойдем? В цирк, конечно. Куда еще?

К. ЛАРИНА: Давай, послушаем еще песню.

А. СВИРИДОВА: Так что бородатая женщина у нас не умрет никогда.

К. ЛАРИНА: У нас не бородатая женщина. У нас Алена Свиридова здесь в студии.

А. СВИРИДОВА: Да, слава Богу, не бородатая.

К. ЛАРИНА: У нее все настоящее. Кстати, между прочим. У нее свои губы, своя грудь, свои ногти, и свои зубы.

А. СВИРИДОВА: Ура, даже нет маникюра, кстати.

К. ЛАРИНА: Молодец. Давай, послушаем свою родную песню, которую сами написали сами и поем. Какую?

А. СВИРИДОВА: Хорошо бы, чтобы не только сами слушали, хотелось бы.

К. ЛАРИНА: Какую мы берем? «Найду тебя»?

А. СВИРИДОВА: Ну, там прямо по списку. Вот «Найду тебя». Все девушки все ищут, ищут, но находят периодически.

К. ЛАРИНА: А потом послушаем благодарных зрителей или слушателей.

А. СВИРИДОВА: Хорошо. О'кей.

ПЕСНЯ

К. ЛАРИНА: Вот песня, которая запомнится точно. Она очень мелодичная, красивая вещь. «Найду тебя» называется. Напомню, эта песня. Ее хочется увидеть, Алена.

А. СВИРИДОВА: Да, ну, хорошо.

К. ЛАРИНА: В смысле увидеть ее в виде какого-то сюжета.

А. СВИРИДОВА: Да, Ксюша. А Вы смотрели давно телевизор? Где вот там можно сейчас увидеть? Вот сейчас увидеть очень проблематично.

К. ЛАРИНА: Понятное дело.

А. СВИРИДОВА: Потому что сузилось какое-то пространство для показа, например, музыкального материала. Даже вот по МузТВ, МТВ, там гораздо больше каких-то передач, каких-то шоу, нежели конкретно там музыки, вот по спутнику…

К. ЛАРИНА: Ну, почему. Клипы я тоже там вижу какие-то. Там какие-то десятки, двадцатки без конца. Они показывают. Другой вопрос…

А. СВИРИДОВА: Но не так часто.

К. ЛАРИНА: Для меня это ротация такая. Я там вижу пять, шесть фамилий, вот они все время возникают, вот мальчики и девочки. Т.е. понятно, что Вас там нет. Вернее мне не понятно, но там нет Свиридовой и уровня Свиридовой исполнителей. Ваших товарищей по цеху.

А. СВИРИДОВА: Ну, потому что МТВ – это молодежный канал, они рассчитывают на пионеров и школьников. Они сами об этом как бы говорят. Мы уже вышли из этой категории, к сожалению.

К. ЛАРИНА: Ну, а кто публика тогда твоя? Кто публика твоя, Богушевской, Саши Скляра? Ну, можно того же Макаревича, ни бабушки же и дедушки, правда?

А. СВИРИДОВА: Ну, нет. У нас широкий охват аудитории. Я думаю, что те люди, которые читают книжки, о чем-то думают, что-то представляют, имеют богатое воображение.

К. ЛАРИНА: Я не знаю, Леша Кортнев, мне кажется, что у него тоже другая аудитория, не та, которая смотрит МТВ, другая, интеллектуальное искусство.

А. СВИРИДОВА: Понимаете в чем дело. У нас даже нет такого радио, например, такого формата. Вот у нас есть прекрасное радио «Монте-Карло». Я практически всегда его слушаю в машине. Вот там та музыка, которая мне нравится, но на иностранном языке. На английском, французском, немецком, испанском, каком угодно. А на русском языке нет такого формата, вот в который вписались бы там все остальные. Потому что либо совсем такой махрово-попсовый. Вот если ты совсем чуть-чуть выходишь за эти рамки, то, собственно говоря, места тебе нет.

К. ЛАРИНА: Или там есть глухое ретро какое-нибудь совсем.

А. СВИРИДОВА: Ну, или глухое ретро, но глухое ретро, оно и крут глухое ретро, то, что было написано 10-15 лет назад.

К. ЛАРИНА: А то и больше.

А. СВИРИДОВА: И ты пишешь новые песни, ну, и поешь их на концертах. На концертах ты их поешь, вот это, собственно говоря, то, что радует.

К. ЛАРИНА: Ну, согласна, вот мы про это говорили, пока шла песня, что сегодня такое время, что везде наблюдаем вот такое упрощение во всех видах искусства. И в литературе, и в кино, на телевидении. Если мы приписываем к этому ведомству.

А. СВИРИДОВА: Да, это правда.

К. ЛАРИНА: И в театре могу сказать, да, безусловно, безусловно. Сегодня это сложные вещи. Они как-то не приветствуются. С ними сложно. Со сложными вещами. Шаг вправо шаг влево, это риски, как ты сама сказала. Если у нас рынок, то уж будьте любезны, дайте мне гарантию.

А. СВИРИДОВА: Ксюш, а мы сейчас не похожи на таких двух бабушек, которые…

К. ЛАРИНА: Поворчать, поворчать, поворчать.

А. СВИРИДОВА: Которые, «А в наше время, в наше время». Ну, действительно, время, какое есть, такое оно и есть.

К. ЛАРИНА: Ну, я уверена, что это пройдет.

А. СВИРИДОВА: Я тоже уверена, что это пройдет. Не такие уж мы дурные, как нм хотят сказать.

К. ЛАРИНА: Другое, что просто нужно продержаться, а не идти на поводу…

А. СВИРИДОВА: Нам бы день простоять, нам бы ночь продержаться.

К. ЛАРИНА: Прекрасно я понимаю, что искушений масса. И для тебя, в том числе. Вот искушений масса, вот поменять все в своей жизни.

А. СВИРИДОВА: Нет, не получается…

К. ЛАРИНА: И быть не Аленой Свиридовой. А Алена Ласточка. Алена Ласточка сегодня выступает.

А. СВИРИДОВА: Ласточка?

К. ЛАРИНА: И делаешь вся черная, черная. Стрелки на глазах. Черных парик…

А. СВИРИДОВА: Нет, если бы я радикально меняла имидж…

К. ЛАРИНА: Большая грудь. Декольте.

А. СВИРИДОВА: Я бы пошла все-таки в такие оторвы типа Пинк.

К. ЛАРИНА: Я не знаю. Пинк пойдет у нас сегодня.

А. СВИРИДОВА: Не знаю…

К. ЛАРИНА: Пинк, а она у нас сегодня нужна?

А. СВИРИДОВА: Нужна, конечно. Мне кажется, это очень позитивная такая, классная, энергичная, энергетическая, хулиганская, девичья музыка.

К. ЛАРИНА: Это у нас Шнур такую занимает нишу.

А. СВИРИДОВА: Нет, Шнур все-таки более брутальный. У Шнура мне не нравится единственная как бы история, вот такая эстетика треников, пива, воблы, ну, вот такого чего-то совка. Не знаю, вот я его ненавижу априори вот эту вот стилистику. Я всегда против нее боролась. Мне нравится что-то более рафинированное. Прости. Шнур…

К. ЛАРИНА: Эстетское.

А. СВИРИДОВА: Да, эстетское. Не близка я к этому образу.

К. ЛАРИНА: Итак, способы пережить это гнусное время. От Алены Свиридовой. Рецепты. Заниматься чем-нибудь.

А. СВИРИДОВА: Способы? Много чего хорошего происходит. И есть очень хорошие фильмы. Есть очень хорошие книжки. Есть масса хороших выставок. Вообще мир настолько большой, открытый…

К. ЛАРИНА: Можно самой написать книгу.

А. СВИРИДОВА: Самой можно написать книжку. Да. Друзья, кстати, пользуясь случаем. Не так часто это выпадает. Например, чтобы можно было так открыто пропагандировать свою книжку. Книжка называется «Чемоданное настроение», Она очень веселая. Она очень написана легко, смешно, о путешествиях, о всяческих историях, которые там происходили. О всяческих таких психологических, непростых, но опять же не очень сложных взаимоотношениях. О том, что думают девушки, о том, что думают мужчины, как они вместе с собой, друг с другом, вернее, взаимодействуют, и вообще что из этого всего выходит. Все мои друзья, которые читали книжку, ужасно хохотали, и потом мне все время звонили и цитировали. И продолжают звонить и цитировать в удобных для этого моментах.

К. ЛАРИНА: А там есть какой-то иллюстративный материал?

А. СВИРИДОВА: Нет. Иллюстраций нет.

К. ЛАРИНА: А почему? Ты же сама фотографируешь. Могла бы сама…

А. СВИРИДОВА: Потому что это художественная книжка. Туда нельзя вот просто поставить фотографию Алены Свиридовой. Это же не вот отчет о путешествиях. Это художественная литература.

К. ЛАРИНА: Т.е. это проза.

А. СВИРИДОВА: Да, это проза. Там можно было что-то нарисовать, или сделать какой-то коллаж, но не больше, но не вставить фотографию. Вот я там с Макаром, вот там я с этим. А вот я с этим.

К. ЛАРИНА: А вот какую рыбу я поймала.

А. СВИРИДОВА: Да, а вот эту рыбу я бы поймала. Сразу бы это все убило напрочь. Это больше даже предвкушение полета, нежели сам полет.

К. ЛАРИНА: Ну, она продается?

А. СВИРИДОВА: Она продается. Сейчас, кстати, вышла, третий тираж, что говорит об успешности.

К. ЛАРИНА: Могла бы привезти, ведущей подарить. Дорогой Ксении от Алены.

А. СВИРИДОВА: Классическая история — сапожник без сапог.

К. ЛАРИНА: Нет да?

А. СВИРИДОВА: Нет, ни одной.

К. ЛАРИНА: А чего же мы ее рекламируем, если ее всю уже купили?

А. СВИРИДОВА: Нет, у нас нет, просто мы уже все выгребли. Все, что было дома. А издательство обещает прислать завтра или послезавтра для нужд…

К. ЛАРИНА: Я жду. Я должна поделиться впечатлениями с публикой.

А. СВИРИДОВА: Ксюш, обязательно передам с надписью.

К. ЛАРИНА: Буквально несколько звонков давай успеем, чтобы не обижать наших слушателей, которые звонят. Напомню, 783-90-25, 783-90-26 – телефоны прямого эфира. А в этом прямом эфире Вас поджидает Алена Свиридова собственной персоной. Але, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте, Алена, здравствуйте, Ксения. Очень приятно, спасибо за такую встречу. Алена, Вы в ноль шестом году были в жюри конкурса «Народный артист».

А. СВИРИДОВА: Да, было такое.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Очень хорошо Вы там судили. Очень грамотно.

К. ЛАРИНА: Справедливо?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Очень справедливо. Бескомпромиссно. И там были замечательные артисты. Вот победил Амарху Барху.

А. СВИРИДОВА: Да, очень хороший молодой человек.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Прекрасный мальчик. Арина Девятова, Ангелина Сергеева, Паша Мочалов. А еще в ноль пятом году был конкурс «Секрет успеха», где победил Володя Саповский…

К. ЛАРИНА: Как Вы все знаете, как Вы следите за этим.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Да, я меломанка.

К. ЛАРИНА: Да, ну, давайте, уже спросите чего-нибудь.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Да, так вот я хочу спросить. Почему эти замечательные ребята, их нигде нет? И они нигде не поют. А поют только вот Королева…

К. ЛАРИНА: Ну, Королева, не надо обижать ветеранов сцены. Не надо. Пусть поет и Королева, пока поет. Как раз Королева сегодня, я считаю, пусть она будет на фоне того что по существует.

А. СВИРИДОВА: Что пройдет, то будет мило.

К. ЛАРИНА: Где люди действительно с голосами? Они же есть.

А. СВИРИДОВА: Где люди с голосами.. Да, есть. Вот единственный недостаток конкурса «Народный артист», я считаю, что ребятам не дали реализоваться, как авторам. Потому что, как правило, пробиться все же человек, который имеет какой-то репертуар. Если он его пишет сам, у него больше козырей. Если он зависит от композитора, тогда, к сожалению, он вынужден ходить с протянутой рукой. Попадет композитор в него, не попадет. Напишет он ту самую песню, которая прославит этого певца. Я считаю, что ну это должно случиться. Дальше уже идет элемент везения, но своих талантливых артистов мы знаем в лицо. И надо сказать, что конкурс был реально очень честный. Просто подписываюсь.

К. ЛАРИНА: Ну. я сейчас смотрю, я не знаю. смотришь ты или нет «Секрет успех», там, где Валерия судит, Гаркалин, Валерий Гаркалин и Тигран Киасаян.

А. СВИРИДОВА: К сожалению, не попадалось мне.

К. ЛАРИНА: Тоже на Российском канале. Я просто вижу, что они соблюдают этот принцип. Хранят его, эту традицию. Сюда идут люди с голосами. Т.е. это не конкурс ужимок и прыжков.

А. СВИРИДОВА: Это не конкурс фанеры. Это конкурс вот сейчас. Если у тебя сейчас вдруг не хватает вдруг спортивного азарта, ты можешь спеть плохо, и ты можешь вылететь, как вот и было, вдруг человек как бы вроде все у него хорошо, а что-то психологически не сложилось, он плохо выступил.

К. ЛАРИНА: Но жалко, что это все потом исчезает. Потому что вот те ребята видно, что они талантливы. Но будущего у них нет, вот период этого конкурса и все.

А. СВИРИДОВА: У них есть будущее, но, к сожалению, они слишком зависимые, как и хорошие, допустим, актеры. Ведь это очень зависимая профессия. Они зависят от того, пригласят их в фильм, или не пригласят.

К. ЛАРИНА: Напишет ли драматург пьесу.

А. СВИРИДОВА: Напишет ли драматург пьесу, да, снимет ли режиссер, утвердят ли их продюсеры. И сколько талантливого народа вот просто мается, и плачет горючими слезами на кухне оттого, то нет работы.

К. ЛАРИНА: Опят ворчу. Давайте позитиву.

А. СВИРИДОВА: Нет, дело в том, что я считаю, то это нормально. Потому что вся жизнь борьба. У верблюда два горба. Вот поэтому. И поэтому нужно бороться. Нужно не сдаваться…

К. ЛАРИНА: Жюль Верн заиграл.

А. СВИРИДОВА: Нужно, если в одну дверь тебя выперли, ты должен искать обязательно вторую, третью, четвертую и на восьмой, или десятой, даже на двадцатой ты найдешь тот выход. Сто процентов. Подписываюсь.

К. ЛАРИНА: Это еще не финал. У нас еще есть время для звонка. Але, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Игорь, Москва.

А. СВИРИДОВА: Здравствуйте, Игорь.

ИГОРЬ: Очень рад Вас слышать, Алена. Я не являюсь таким Вашим системным поклонником, но когда Вас вижу, всегда с удовольствием слушаю…

А. СВИРИДОВА: Случайный поклонник.

ИГОРЬ: Ну, так, знаете, вот Вы последнее время частенько появляетесь в эфире «Жизнь прекрасна». Поэтому как раз это вот та площадка, где «Народный артист» этот присутствует.

А. СВИРИДОВА: Да.

ИГОРЬ: И Чумаков, и Панайотов, вот все эти замечательные ребята. Как вот человек, смотрящий со стороны, мне кажется, что там хорошая атмосфера на этой площадке.

А. СВИРИДОВА: Да, именно поэтому я там часто появляюсь. Там реально приятно находиться.

ИГОРЬ: Она там не то, чтобы клубная, но камерная.

А. СВИРИДОВА: Домашняя.

К. ЛАРИНА: Территория, свободная от фонограммы, там все время написано.

А. СВИРИДОВА: Да, это правда.

ИГОРЬ: Да, ну, от Вы там исполняли «Милорд». Мне запомнилось. А последний выпуск был «Скрипач на крыше». Степан Мезенцев вот прекрасный такой скрипач, аккомпанировал. А вот как Вам кажется, может быть, вот в этом… Я, кстати, хотел бы всем слушателям «Эхо Москвы» порекомендовать. Очень хорошая программа. Вот там нестандартные вещи, экспромт присутствует, поют хором…

К. ЛАРИНА: Спасибо.

А. СВИРИДОВА: Ну, вообще, да. Знаете, она поднимает настроение. Это воскресная передача. Спасибо Вам за теплые слова. Я считаю, что она очень удачная. И вот это такая хорошая трибуна. Чтобы что-то сделать, и даже реализовать, что вот как-то не реализовано. Мне негде петь песню «Милорд», например. Потому что ну как-то это не моя песня. Ну, вот на этой передаче я могу ее спеть…

К. ЛАРИНА: Это по-французски?

А. СВИРИДОВА: Да. И так. И эту песню могу, в общем. То, что я всегда хотела спеть, а на этой передаче как раз таки свои мечты и реализовываю.

К. ЛАРИНА: Ну, и еще у нас есть возможность все-таки записывать музыку на диск. Это разве плохо?

А. СВИРИДОВА: Нет, это неплохо.

К. ЛАРИНА: Это прекрасно.

А. СВИРИДОВА: Тем более что студия у меня практически дома. Не нужно никуда далеко ездить.

К. ЛАРИНА: Ни от кого не зависит, вот молодец.

А. СВИРИДОВА: Вот как пришла к тебе муза.. А муза пришла, если ты сел за рояль. Ты час поиграла, а на второй час она уже точно стучится.

К. ЛАРИНА: А рояль какой?

А. СВИРИДОВА: Ну, в смысле я так называю. Пианино у меня. Белорусское, между прочим.

К. ЛАРИНА: А я думала у меня рояль огромный.

А. СВИРИДОВА: Но все-таки студия у меня в подвальном помещении, и нельзя ставить рояль в подвальном помещении.

К. ЛАРИНА: А пианино белорусское?

А. СВИРИДОВА: Да, белорусское.

К. ЛАРИНА: Хорошего качества?

А. СВИРИДОВА: Вы знаете, очень хорошего качества. Я просто такой фанат в данном случае. И, кстати, очень вкусное белорусское молоко сегодня куплено на рыке с большим удовольствием, так что… В Белоруссии висит плакат: купляйте белорусское…

К. ЛАРИНА: Молодец, я надеюсь, что Лукашенко передадут, что сегодня говорила Алена Свиридова.

А. СВИРИДОВА: Ну, Вы знаете, я прожила там очень много. Я очень люблю Белоруссию, там есть масса очень положительных моментов.

К. ЛАРИНА: Нет, тут никто не говорит. О чем мы говорим. Что ты. Значит, Ален, у меня такое сообщение. Мы не успеваем послушать «Том бо ля неже», но давай, я сделаю так. Мне можно оставить этот вот?

А. СВИРИДОВА: Можно, конечно. Конечно. Ксюша, да.

К. ЛАРИНА: Я бы попозже сегодня у меня будет. Я еще буду сегодня выступать здесь в эфире. Можно я свой эфир закончу сегодня этой песней?

А. СВИРИДОВА: Можно.

К. ЛАРИНА: Т.е. ты мне это оставляешь. Хорошо, тогда внимательно слушайте эту песню в 22 часа 55 минут, дорогие друзья. Услышите песню «Падал снег», который написала для Вас Алена Свиридова. Альбом, будем считать, называется, «Целоваться!» Появится скоро. Ну, я думаю, что мы к нему еще вернемся, когда он появится. «Чемоданное настроение» приобретайте и покупайте. Я жду презент от Алены Свиридовой…

А. СВИРИДОВА: Обязательно.

К. ЛАРИНА: И желаю ни пуха, ни пера во всем.

А. СВИРИДОВА: Ну, нельзя такие слова в эфире говорить. Вы все поняли, куда, чего. Большое спасибо всем, кто нас слушал, мне было очень приятно. Ксюш, спасибо.

К. ЛАРИНА: Спасибо, Алена.

А. СВИРИДОВА: И всех с весной поздравляю.

К. ЛАРИНА: Счастливо.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире